BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-188
Автор(ы) публикации: К. Н. ТАРНОВСКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

История мелкой (по терминологии XIX - начала XX в. - кустарной) промышленности России1 в годы первой мировой войны практически не изучена. Сводного очерка на эту тему не существует, отсутствуют и исследования отдельных отраслей мелкой промышленности. Лишь в связи с историей всероссийских Земского и Городского союзов, опиравшихся при осуществлении своих заготовок прежде всего на мелкую промышленность, исследователи в той или иной мере затрагивали некоторые вопросы развития и регулирования последней. Я. М. Букшпан достаточно подробно рассмотрел историю Земгора и его взаимоотношения с царским правительством. На основании материалов Особого совещания по обороне он охарактеризовал итоги выполнения военных заказов Земгором с начала деятельности до 1 января 1918 г. Составленная им таблица позволяет судить, какие отрасли мелкой промышленности в наибольшей мере привлекали Земский и Городской союзы. Аналогичные сведения содержатся в обстоятельной статье А. П. Погребинского. Некоторые вопросы регулирования мелкой кожевенной промышленности, притом опять-таки в связи с деятельностью Земгора, изучены В. Я. Лаверычевым2 .

Однако не только Земгор привлекал мелкую промышленность к выполнению военных заказов. В не меньших масштабах этим занималось и правительство. Под его непосредственным руководством было создано несколько кустарных организаций по заготовкам для нужд армии и тыла. Однако они до сих пор не привлекали внимания исследователей. Цель данной статьи - в какой-то мере восполнить этот пробел.

Никаких сводных материалов по истории мелкой промышленности в годы первой мировой войны нет. Изучение наметившихся в то время тенденций развития данной отрасли народного хозяйства приходится поэтому вести путем исследования отдельных кустарных организаций. Краткие сведения о них содержатся в опубликованных Главным управлением землеустройства и земледелия (ГУЗЗ, с 1915 г. - министерство


1 К мелкой (не цензовой) промышленности относят заведения с числом менее 16 рабочих при наличии механического двигателя и менее 30 рабочих при его отсутствии, а также работающих на рынок или на скупщика одиночных производителей (по терминологии начала XX в. - кустарей и ремесленников) (см.: Воробьев Н. Я. Очерки по истории промышленной статистики в дореволюционной России и в СССР (Методы наблюдений и разработки). М. 1961, с. 66, и др.).

2 Букшпан Я. М. Военно-хозяйственная политика. М. -Л. 1929, с. 293; Погребинский А. П. К истории Союзов Земств и Городов в годы империалистической войны. - Исторические записки. Т. 12; Лаверычев В. Я. Из истории государственного регулирования военной экономики России в годы первой мировой войны. В кн.: Первая мировая война. 1914 - 1918. М. 1968.

стр. 18


земледелия) материалах отчетного характера3 . В архивных фондах ведомства (прежде всего Отдела сельской экономии и сельскохозяйственной статистики)4 , в ведении которого находились вопросы развития кустарной промышленности, нами обнаружена обширная оперативная переписка (справки, запросы, доклады, отчеты, деловые и личные письма), отражающая деятельность семи кустарных организаций. Ниже рассмотрена история трех из них.

* * *

До начала 1915 г. вопрос о мобилизации мелкой промышленности, то есть ее систематическом целевом использовании для нужд фронта и тыла, в правительственных кругах не поднимался. Но отдельные заготовительные операции были проведены Отделом сельской экономии по заданию военного ведомства еще осенью 1914 г. Они дали положительный результат в смысле как подготовки интендантского имущества (прежде всего теплого белья и перчаток), так и организации кустарного дела. В частности, именно в ходе выполнения заказа интендантства осенью 1914 г. оформилась так называемая Боровичско-Валдайская кустарная организация, объединившая артели кустарей с 5 тыс. вязальных машин. К зимней кампании 1915 г. она поставила интендантству свыше 1 млн. пар перчаток5 . Этот опыт показал правительству возможность осуществления весьма значительных заготовок силами кустарной промышленности под руководством Отдела сельской экономии, а для последнего опыт первых трех месяцев войны стал исходным при формулировании основных принципов и выработки конкретного плана мобилизации и организации мелкой промышленности.

Наряду с заготовками хлеба, продовольствия и фуража ГУЗЗ было привлечено в самом начале войны к заготовке предметов военно-технического снабжения и обмундирования для действующей армии. Организация и руководство этими заготовками возлагались на Отдел сельской экономии и сельскохозяйственной статистики6 , и соответственно член Совета главноуправляющего А. М. Терне, в ведении которого находилась кустарная промышленность, становился главноуполномоченным по заготовлению предметов обмундирования. "В тех губерниях, где были наиболее распространены в крестьянской среде промыслы, могущие предоставить нужные для армии предметы", - сказано в составленной ГУЗЗ справке по заготовке теплых вещей, - при земских управах образовывались особые комиссии. В помощь им откомандировывались специалисты Главного управления "по соответствующим отраслям кустарного производства"7 . Так возникло девять комиссий по заготовке полушубков и сапог при губернских и уездных земских управах и комиссия по заготовке теплых вещей для армии при Московском губернском земстве. Начав свою деятельность 15 августа 1914 г., комиссия к концу декабря поставила в Московский интендантский склад 239 тыс. пар перчаток, свыше 2 млн. штук фуфаек, около 1 млн. шт. рейтуз, а в другие интендантские склады - свыше 60 тыс. пар кожаных сапог и 38 тыс. полушубков8. Функции свои комиссия считала на этом законченными9 .


3 Главное управление землеустройства и земледелия. Обзор деятельности за 1914 г. Пг. 1915, с'. 143 - 144; Война и ведомство земледелия (Краткий обзор деятельности за 1914 - 1916 гг.). Пг. 1917.

4 ЦГИА СССР, ф. 395, оп. 2. Далее при ссылках на этот фонд указываются лишь номер дела и его листы.

5 Обзор деятельности за 1914 г., с. 143 - 144.

6 ЦГИА СССР, ф. 381, оп. 47, д. 598 (очерк деятельности ГУЗЗ за 15 месяцев войны).

7 5252 "б", л. 10.

8 Там же, лл. 2 - 7.

9 3252 "а", л. 129.

стр. 19


Почти все заготовки в первые три месяца войны проходили и заканчивались таким же образом. Имелось, однако, одно исключение. Операция по заготовке вязаных изделий в Боровичском и Валдайском уездах, где было заготовлено свыше 1200 тыс. пар перчаток из общего количества 1472 тыс. пар, полученных Отделом сельской экономии10 , явилась исходным моментом для проведения с согласия и под руководством Отдела системы целенаправленных мероприятий, приведших к созданию кустарной организации по поставке вязаных изделий для армии.

Вязальные машины начали применяться в Боровичском и Валдайском уездах в начале XX в. Появились и так называемые хозяйчики, то есть раздатчики пряжи и скупщики изготовленных изделий. Некоторые из них оборудовали мастерские и приглашали опытных вязальщиков из Москвы и Варшавы для обучения крестьян окрестных деревень. Впоследствии, когда количество вязальных машин в уездах достигло нескольких тысяч, роль "хозяйчиков", по оценке правления Новгородской губернской кассы мелкого кредита, стала "ярко отрицательной"11 . Заработок кустарей быстро снижался, в их среде крепло сознание необходимости борьбы с "хозяйчиками" посредством организации кооперативов. Инициатором выступило Абросимовсксе кредитное товарищество (Боровичский уезд). Объединенные им кустари-вязальщики быстро завоевали доверие и известность как поставщики различных вязаных изделий, а в начале 1914 г. получили заказ на шерстяные армейские перчатки от интендантства. В 1913 г. в том же уезде при участии губернского земства возникла первая кустарная трудовая артель в дер. Сутоках (Рядовская вол.), которой также удалось под гарантией губернского земства получить заказ от интендантства на перчатки. "Хозяйчики", по-видимому, спокойно относились к первым артелям вязальщиков, не усматривая в них серьезных конкурентов. Слишком неравны были силы. В Боровичском уезде насчитывалось до 20 скупщиков (из них 8 имели заведения с 50 и более вязальными машинами), в Валдайском - 3 (все - собственники заведений с 50 и более машинами) 12 . "И трудно было бы предсказать, во что бы вылилась их (артелей. - К. Т.) деятельность, - отмечается в докладе Новгородской губернской кассы, - если бы на втором году работы этих кооперативов не влилась неожиданно в среду кустарей Боровичского и Валдайского уездов новая свежая волна, вызванная войной"13 .

Так же, как и при организации поставок теплых вещей в Московской губ., Отдел сельской экономии через своего специалиста Н. А. Луковенко предложил Новгородской губернской земской управе принять на себя заготовку солдатских перчаток из пряжи и на средства Отдела. Управа, однако, отказалась: Новгородское земство в отличие от Московского не располагало собственными вязальными мастерскими и кустарной организацией. Монополистами здесь были местные "хозяйчики". Они крепко держали кустарей в своих руках, поставляя вязальные машины с рассрочкой платежа и при условии, что кустари будут работать исключительно на них; именно это обстоятельство являлось главным препятствием для размещения в Боровичско-Валдайском районе заказов на вязаные изделия для армии.

В Отделе сельской экономии было решено помочь кустарям выкупить машины в собственность и организовать кооперативы, "дабы иметь дело не с отдельными кустарями, а с общественною единицею, могущею


10 3373, л. 128; ЦГИА СССР, ф. 381, оп. 47, д. 598, л. 20.

11 Доклад правления губернской земской кассы мелкого кредита Новгородскому Губернскому земскому собранию очередной сессии 1916 г. по кустарной промышленности (далее - Доклад). Новгород. 1916, с. 7.

12 3264, лл. 79 - 79об.

13 Доклад, с. 8.

стр. 20


нести известную материальную ответственность"14 . С этими предложениями Луковенко был вновь командирован в Боровичско-Валдайский район. На этот раз он обратился в Боровичскую уездную земскую управу. Она поддержала план Отдела и взяла на себя "ближайшее наблюдение" за операцией. В этих целях создается комиссия при Боровичской земской управе по заготовкам на действующую армию, постоянным председательствующим которой стал член управы Н. А. Висленев. В распоряжение комиссии Отдел сразу же перечислил ссуду в 3 тыс. руб. для уплаты за машины. По-видимому, деньги выдавались кустарям при условии вхождения в артели. Во всяком случае, как отмечалось в записке Отдела, организация артелей кустарей- вязальщиков пошла успешно, а "соединением артелей в Союз было придано им единство действий и облегчено администрирование всего предприятия" 15 . Так, у Боровичской комиссии по заготовкам на действующую армию появился исполнительный орган - Боровичско-Валдайское кустарное и сельскохозяйственное товарищество с правлением в Боровичах и отделением на ст. Лыкошино (Николаевская ж. д.). Председатель правления В. В. Румянцев и представители от входящих в его состав артелей кустарей-вязальщиков были введены в состав Боровичской комиссии. Отдел оказал и техническую помощь в проведении заготовки. На средства Отдела и под руководством его специалистов были устроены красильня и три валяльные мастерские общего пользования (по условиям интендантства, перчатки после вязки должны быть сваляны)16 .

Успешность организационно-технических мероприятий Отдела сельской экономии в Боровичско-Валдайском районе объясняется и тем обстоятельством, что Отдел закупил на рынках Москвы, Варшавы и Лодзи всю наличную шерстяную и хлопчатобумажную пряжу. Кроме того, распоряжением Главного интендантского управления семь прядильных фабрик в Москве и тов-во Торнтона в Петрограде обязывались поставлять свою продукцию исключительно Отделу и лишь после выполнения его заказов отпускать пряжу другим потребителям17 . Наконец, в Петрограде, Москве и Гельсингфорсе Отдел закупил все имевшиеся в продаже вязальные машины с запасными частями и набором игл. Насколько можно судить по переписке, значительная часть машин направлялась в Боровичи18 . Другими словами, на время заготовки Отдел обеспечил себе монопольное положение на рынке сырья и оборудования.

В итоге Боровичская комиссия привлекла к заготовке вязаных изделий до 12800 кустарей Боровичского и Валдайского уездов, изготовивших с 12 сентября по 12 декабря 1914 г. свыше 1,2 млн. пар перчаток и около 10 тыс. вязаных фуфаек 19 . Был и еще один результат мобилизации кустарей-вязальщиков в Боровичско-Валдайском районе: это рост кооперативных тенденций. К концу первой заготовки в районе действовало уже не 2, а 12 кустарных трудовых кооперативов (3 - в Валдайском, 9-в Боровичском уезде), объединивших более 1 тыс. кустарей и образовавших Боровичско-Валдайское кустарное и сельскохозяйственное союзное товарищество. Заработок членов союзного товарищества поднялся с 60 - 80 коп. до 1 руб. 25 коп. за дюжину перчаток- обстоятельство, заставившее "хозяйчиков" повысить заработки неорганизованных кустарей. По оценке Новгородской губернской кассы мелкого кредита, товарищество "завоевало... почетное и видное положение на московском шерстяном рынке"20 .


14 3373, л. 136.

15 Там же.

16 Там же, л. 137; 3254, л. 1.

17 3252 "а", лл. 65, 121.

18 2998, лл. 77, 86.

19 3373, л. 138.

20 Доклад, с. 10 - 11.

стр. 21


Таким был опыт Отдела сельской экономии по привлечению кустарей к выполнению военных заказов, полученный в результате заготовительных операций сентября- декабря 1914 г. Его суть -в переходе от чрезвычайных операций к созданию организаций (как предпочитали тогда называть производственные объединения различных масштабов и типов). Этот опыт и был положен в основу выработки плана мобилизации мелкой промышленности в середине 1915 г., когда вопрос о всемерном ее привлечении был выдвинут в качестве неотложной задачи. В деле организации новых кустарных производств (и модернизации существующих). Отдел намечал два этапа. Первый - создание в кустарных районах должным образом оборудованных учебно-показательных и общего пользования мастерских для налаживания соответствующего производства. Второй - привлечение с помощью мастерских возможно большего числа кустарей к выработке изделий с предоставлением в их распоряжение более совершенного оборудования на льготных условиях, с рассрочкой платежа. "На этой стадии дела Отдел полагал бы крайне желательной организацию кустарей в трудовые артели, наличность которых сильно облегчила бы снабжение кустарей орудиями производства"21 . В итоге должен был сформироваться ряд кустарных организаций, находившихся в непосредственном ведении земств с решающим участием правительства в лице Отдела сельской экономии.

Новый тур переговоров Отдела сельской экономии с Главным интендантским управлением по вопросу о второй заготовке вязаных вещей для действующей армии начался весной 1915 г. Письмом от 26 апреля 1915 г. интендантство передавало Отделу исключительное право на заготовку шерстяных изделий для действующей армии, а отношением от 30 апреля определялись размер (3 млн. пар шерстяных перчаток) и сроки поставки (с 1 июня до 1 октября 1915 г.). Устанавливалось, что "приемка перчаток производится по качеству агентами Главного управления землеустройства и земледелия, подлежащие же чины Интендантского ведомства принимают их только счетом"22 . Уже 5 мая последовало согласие ГУЗЗ на проведение новой заготовки, а 19 мая товарищ главноуправляющего землеустройства утвердил доклад Отдела сельской экономии, в котором были изложены основные принципы новой заготовки.

Суть их состояла в передаче всего заказа интендантства кустарям Новгородской губ. "при посредстве Боровичского уездного земства" под руководством и наблюдением "образуемой при Управе особой комиссии под председательством Председателя Управы и в составе представителей от Главного управления землеустройства и земледелия, Боровичского уездного земства, Боровичско- Валдайского кустарного и сельскохозяйственного товарищества и других местных кустарных организаций". Уполномоченным ГУЗЗ в комиссии назначался специалист Отдела Луковенко23 . Боровичско-Валдайская организация, таким образом, становилась единственным исполнителем заказа Главного интендантского управления.

Для обеспечения и охраны монопольного положения организации специальная комиссия Отдела сельской экономии, как и в 1914 г., закупила всю имевшуюся на рынках Москвы и Варшавы шерсть24 . 12 июня последовало телеграфное распоряжение главного интенданта Д. С. Шуваева шерстевязальным фирмам о поставке шерстяной пряжи в июне, июле, августе и сентябре "исключительно для Главного управ-


21 3234, лл. 184 - 185об.

22 3261, лл. 125, 126 - 126об.

23 Там же, лл. 148 - 152.

24 Там же, л. 155.

стр. 22


ления землеустройства и земледелия, заготовляющего шерстяные перчатки для армии"25 . Наконец, 1 сентября в ответ на запрос департамент таможенных сборов министерства финансов известил Отдел, что в августе- октябре ему будет сообщаться "о каждом случае привоза из-за границы... игл для вязальных машин". Таким образом, отдел получил возможность реквизиции игл и использовал это преимущество26 .

22 мая 1915 г. официально начала действовать комиссия по заготовке перчаток. Для удобства управления и надзора территория Боровичского и Валдайского уездов делилась на два района. Специально выделенные члены правления Союзного товарищества следили за получением и распределением пряжи, изготовлением и отправкой готовых изделий, в каждом районе имелись уполномоченные комиссии (они же - члены правления Союзного товарищества) по технической части заготовки, которые наблюдали за вязкой, окраской, валкой, сушкой, сортировкой и упаковкой перчаток. Наконец, комиссия постановила использовать все имеющиеся в ее распоряжении вязальные машины для налаживания производства рейтуз. В этих целях устраивались мастерские в Боровичах - при вязальной учебно-показательной мастерской, в селах Посаде и Егле - при артельных организациях27 . Эти сведения характеризуют возросшую самостоятельность Боровичско-Валдайского кустарного и сельскохозяйственного товарищества в организационных и технических делах заготовки: если в 1914 г. она была налажена при активном содействии специалистов Отдела сельской экономии, то теперь эта помощь резко сократилась. Зато значительно возросло содействие Отдела в преодолении внешних факторов, препятствовавших работе на армию.

Пока Союзное товарищество налаживало производство изделий для военных надобностей, местные "хозяйчики" в довольно широких масштабах организовали производство вязаных вещей для частного спроса. Не желая упускать из рук прибыльное дело, они чинили всяческие препятствия расширению работ на армию. До войны за дюжину вязаных шерстяных перчаток кустари получали 60 - 70 коп. Боровичская комиссия с согласия интендантства стала платить по 1 руб. 20 коп. Чтобы не потерять вязальщиков, скупщики стали платить до 2 руб. -2 руб. 50 коп. Попытка комиссии прийти к соглашению с "хозяйчиками" и привлечь их к армейской заготовке на общих основаниях не привела к успеху - очень уж выгодной была рыночная конъюнктура. Потребовались меры запретительного характера. По прямому распоряжению военных властей новгородский и тверской губернаторы издали постановления, запрещающие под угрозой реквизиции запасов шерсти и высылки "в отдаленные места Сибири" повышать цены на кустарные изделия, установленные для нужд армии, производить работы на сторону, а также скупать перчатки28 .

На какое-то время "хозяйчики" притихли. Одни из них обратились с предложением своих услуг непосредственно в Отдел сельской экономии, другие - в Боровичскую комиссию. Тогда же выразили согласие на участие в заготовке кооперативы кустарей-вязальщиков Бежецкого и Новоторжского уездов Тверской губ. Висленев сообщал в Отдел 10 сентября, что от них можно получить до 300 тыс. пар перчаток29 . Отделу докладывали: "Для открытия в Тверской губернии вязальных работ по заготовке перчаток на армию Комиссией через посредство Боровичско-Валдайского союзного товарищества уже открыта контора на


25 Там же, л. 235.

26 3267, л. 2. Переписка о получении отделом игл см.: 3253.

27 3252, лл. 35-З6об.

28 3266, лл. 77 - 78; 3267, л. 29.

29 3267, л. 153.

стр. 23


ст. Лихославль и выслана пряжа для раздачи местным кустарям"30 . Одновременно усложнялась производственная структура Союзного товарищества. К середине августа 1915 г. были организованы рейтузные мастерские в Боровичах (53 машины, предполагалось поставить еще 20), Посаде (20), на ст. Лыкошино (10, предполагалось поставить еще 40) и Егле (20) 31 . По числу машин и работающих в мастерских кустарей мастерские Союзного товарищества не уступали заведениям наиболее крупных скупщиков.

В середине сентября, после окончания полевых работ, все звенья Боровичско- Валдайской организации по заготовке вязаных изделий на армию включились в работу. Заготовка производилась распоряжением Отдела сельской экономии при посредстве Боровичской уездной земской управы. Ее административным и контрольным органом была Комиссия по заготовкам на действующую армию. Исполнительный орган комиссии - Боровичско-Валдайское кустарное и сельскохозяйственное союзное товарищество и правления входящих в его состав товариществ (в скобках - число работающих) - Абросимовского (396), Большого Крестовского (750), Сутокского (1620), Денесинского (537), Реченского (900), Волоцкого (144), Егольского (240), Посадского (180), Щегринского (?), Хоромского (750), Сопкинского (360), Рютинского (240) и Боровичской вязальной артели (270) Новгородской губ. и товариществ Тверской губ. - Кузовинского (90), Замытского (?) и Микшинского (600), Денисовского (990), Тучевского (1212) и Вырецкого (300). К участию в заготовке Союзное товарищество привлекло также кустарей Крестецкого (в районе ст. Окуловки) и Старорусского уездов, входивших в состав Виленского кредитного товарищества.

Территория заготовки разделялась на три района (два в Новгородской и один в Тверской губ.) с уполномоченными и штатом сотрудников. Пряжа для изготовления изделий поступала от московских и петроградских фирм по заказам Отдела сельской экономии. Он же поставлял Союзному товариществу иглы для вязальных машин. Вязка рейтуз происходила в образованных Союзным товариществом мастерских в Боровичах, Валдае, на ст. Лыкошино и селениях Посаде и Егле. Мастерские были снабжены машинами, приобретенными Отделом сельской экономии в 1914 - 1915 гг. Новые вязально- красильные заведения в 1915 г. были оборудованы при Хоромском, Волоцком, Егольском и Реченском товариществах, только красильни - при товариществах Абросимовском, Сутокском, Б. Крестовском, Щегринском и Сопкинском 32 . На оборудование 4 валяльных и 9 красильных заведений было затрачено 30 тыс. руб., из которых 7 тыс. получено от Отдела в виде пособия (т. е. безвозмездно). Союзное товарищество имело отделения в Боровичах, Москве, на станциях Лыкошино, Лихославль и в Валдае. Штат служащих товарищества вырос до 60 человек.

Средства на заготовку были предоставлены Главным интендантским управлением Отделу сельской экономии и перечислялись в виде авансов Боровичской управе, а от нее - Союзному товариществу. Всего на вторую заготовку было израсходовано 910 тыс. руб., изготовлено и отправлено 3154 тыс. пар перчаток, более 196 тыс. шт. рейтуз, при общем расходе доставленной по заказам Отдела 20,9 тыс. пуд. пряжи на сумму около 1,4 млн. руб.33 . Заканчивая работы по второй заготов-


30 Там же, л. 72.

31 3266, л. 13.

32 Заводы в Абросимове и Б. Крестовском имели нефтяные двигатели, в Сутоках и Щегрине - турбины, в Сопках - наливные. колеса, остальные - конные приводы.

33 Составлено по данным Пояснительной записки Боровичской комиссии (3366, лл. 125 - 126об), справке о составе кустарных товариществ и артелей на август 1916 г. (3364, "п. 142) и доклада правления Новгородской губернской земской кассы мелкого кредита (с. 10 - 12). На таких же основаниях к теми же организациями ве-

стр. 24


ке, Боровичско-Валдайская организация ставила вопрос о немедленном переходе к следующей, указывая, что к 1 декабря 1916 г. организация могла бы изготовить свыше 4 млн. пар перчаток, 200 тыс. комплектов рейтуз и фуфаек (на имеющихся машинах, а с приобретением 300 новых - до 400 тыс. комплектов) 34 . Получив принципиальное согласие Отдела сельской экономии 35 , правление Союзного товарищества 10 декабря вошло в Отдел со специальным ходатайством. Напоминая о своей зависимости от московских фирм, правление находило "вполне своевременным... приступить по возможности немедленно к сооружению собственной шерстопрядильни" и просило оказать содействие в составлении проекта и сметы36 .

1916 год явился временем расцвета деятельности организации. Главное интендантское управление предоставило ей заказы на заготовление 3 млн. пар перчаток со сроком сдачи до 1 сентября 1916 г., затем на 2,5 млн. со сдачей до 1 января 1917 г. и еще на 1 млн. пар со сдачей до 1 февраля 1917 г. Кроме того, организация приняла заказ на изготовление 230 тыс. комплектов фуфаек и рейтуз37 . Судя по сохранившейся переписке, все эти заказы были выполнены своевременно. Изменения в структуре организации свидетельствовали о дальнейшем развитии ее технической оснащенности. Правление Союзного товарищества отказалось от помощи инструкторов Отдела сельской экономии по крашению, а когда встал вопрос об устройстве красильно-валяльного завода при Вырецком товариществе, само оказало ему содействие38 . В мае 1916 г. Союзное товарищество приступило к строительству шерстопрядильни в районе ст. Лыкошино, а осенью - к оборудованию механической мастерской для ремонта вязальных машин39 . В 1916 г. необходимая организации пряжа стала доставляться распоряжением камвольного отдела Комитета по делам суконной промышленности, кислота для окраски вязаных изделий - по раскладке Центрального бюро по серной кислоте Химического комитета при Главном артельном управлении, сахар для кустарей-вязальщиков - по нарядам Центрального бюро по закупке сахара в Киеве40 . Это свидетельствовало о включении организации в систему государственно-монополистического регулирования народного хозяйства, окончательно оформившуюся в конце 1915 - начале 1916 г.41 .

Усиление позиций Боровичско-Валдайской организации и Союзного товарищества как ее основы вызвало ожесточенное сопротивление "хозяйчиков". Как и в 1915 г., они играли на значительном разрыве цен казенного и частного рынков. В мае 1916 г. организация выплачивала кустарям уже до 1 руб. 90 коп. за вывязку дюжины перчаток. "Хозяйчики" стали платить кустарям до 5 руб. за дюжину. Руководители заготовки вновь обратились к военным властям с просьбой применить к дезорганизаторам заготовки меры чрезвычайного характера. Тогда "хозяйчики" подняли цены еще выше и "стали наделять своих рабочих сахаром, который они какими-то путями достают в значительных количествах". Союзное товарищество с помощью Отдела сельской


лась в Новгородской губ. и заготовка кожаных сапог. В 1915 г. входившими в Союзное товарищество 4 сапожными артелями с общим числом кустарей- сапожников свыше 1,2 тыс. человек было сдано около 50 тыс. пар сапог.

34 3255, лл. Юоб., 96 - 97об.

35 Там же, л. 14.

36 Там же, лл. 162 - 163об.

37 Там же, лл. 169 - 171; 3374, лл. 62 - 62об., 250 - 252; 3377, л. 174.

38 3377, лл. 62 - 62об.; 3367, л. 45.

39 3366, л. 25; 3377, лл. 4 - 4об.

40 3375, лл. 120, 131, 175.

41 О ней см. Тарновский К. Н. Особое совещание по обороне. 1916 г. - Журналы Особого совещания по обороне государства. 1916 год. М. 1977, вып. IV, с. 84Р-859.

стр. 25


экономии сумело организовать поставку сахара своим кустарям ("вследствие отсутствия мяса, - указывалось в связи с этим, - чай с сахаром - главный, а часто единственный предмет питания"). "Хозяйчики" в ответ на это назначили по 6 руб. за дюжину и стали предлагать кустарям выехать на время в Москву или Петроград, т. е. за пределы территории, на которой действуют обязательные постановления, и там выполнить работы для частного рынка42 . Тогда "главным начальникам подлежащих округов" были сообщены списки "хозяйчиков", которым следовало сделать последнее строгое предупреждение о прекращении дезорганизующей деятельности43 . "Хозяйчики" решили изнутри взорвать Союзное товарищество. Судя по сохранившемуся обращению его правления "К кустарям-вязальщикам", напечатанному типографским способом44 , "хозяйчики" пытались вызвать недовольство кустарей тем, что правление значительную часть прибыли направляло в капитальное строительство, соответственно уменьшая ту ее часть, которая выдавалась кустарям на руки.

Деятельность Боровичско-Валдайской организации в 1917 г. в сохранившейся документации Отдела сельской экономии (с июня - Кустарного отдела) отражена недостаточно. Известно лишь, что заготовка вязаных вещей велась, а Союзное товарищество устояло перед натиском "хозяйчиков" и продолжало строительство механического завода и шерстопрядильной фабрики. В переписи мелкой промышленности 1929 г. в Боровичском большом трикотажном гнезде учтена электростанция шерстопрядильного механического завода, расположенная на ст. Горбино, местонахождение же завода не указано. Зафиксированы в переписи и трикотажные гнезда в районе Лихославля с фабриками в селах Микшино и Вырец - в 1915 - 1916 гг. здесь действовали Микшинское и Вырецкое кустарные товарищества45 . Таким образом, наметившаяся в годы первой мировой войны тенденция перерастания мелкой промышленности в среднюю и крупную путем организации артельных мастерских и кооперативных фабрик реализовалась.

* * *

Начало работы по созданию Череповецкой кустарной организации по заготовке железнодорожных принадлежностей для нужд министерства путей сообщения (МПС) относится к июню 1915 г., когда Отделу сельской экономии был предложен Управлением железных дорог заказ на заготовку силами кустарей Уломского района железнодорожных костылей46 . Судьбами этого, некогда огромного железоделательного кустарного района, специализировавшегося на ручном откове различного рода гвоздей, Отдел интересовался еще в конце XIX столетия. Кустарное гвоздильное производство не могло выдержать конкуренции крупных проволочно-гвоздильных предприятий, организовавшихся в начале XX в. в синдикаты "Гвоздь" и "Проволока"47 и резко сокращалось. Выход из положения специалисты Отдела сельской экономии видели в изменении сортамента изделий уломских кустарей (переход от гвоздильного промысла к производству, в частности, железнодорожных скреплений), частичной механизации промысла (прежде всего внедрение ножных кузнечных молотов простейших конструкций) и ослаблении


42 3362, лл. 65 - 66, 129 - 130, 143 - 143об.; 3364, лл. 161 - 162об.

43 3365, лл. 49 - 49об.; 123 - 123об.

44 3366, лл. 164 - 164об.

45 Мелкая промышленность СССР по данным всесоюзной переписи 1929 г. Вып. третий. Гнезда мелкой промышленности. Справочник. М. -Л. 1932, с. 146, 158.

46 3564, л. 134.

47 См. Нетесин Ю. Н. Синдикаты "Гвоздь" и "Проволока" (1903 - 1914 гг.)- Исторические записки. Т. 70,

стр. 26


зависимости кустарей от местных скупщиков - "расковщиков" путем создания кооперативных организаций48 .

Однако до начала первой мировой войны работа в указанных направлениях почти не велась. Предоставление кустарям крупного заказа на костыли МПС принципиально меняло ситуацию: в распоряжение кустарных организаций поступали денежные средства (МПС назначило за пуд железнодорожных костылей 4 руб. 15 коп. и впоследствии значительно повысило цену); кустари снабжались за счет казны сортовым железом на льготных условиях; заявленная железнодорожным ведомством технология и точность заготовки требовала перехода от ручного к механизированному откову костылей с применением ножных молотов. И, соглашаясь на общее руководство заготовкой, Отдел сельской экономии выдвинул перед Череповецким уездным земством (согласившимся взять на себя руководство развитием костыльного дела) задачу не просто поставить четверть миллиона пудов рельсовых скреплений, но, опираясь на казенный заказ и содействие Отдела, модернизировать уломский кузнечный промысел в техническом (внедрение в производство ножных молотов) и организационном (кооперирование) отношениях.

Заготовка железнодорожных костылей в Уломском районе началась почти на год позднее, чем заготовка вязаных вещей Боровичско-Валдайской организацией, что, разумеется, сказалось самым неблагоприятным образом на всем ее ходе. Если материально-техническая база трикотажной заготовки к началу войны была налицо и пополнялась главным образом из-за границы, то оборудование для механизированного откова костылей нужно было еще изготовить, а затем научить кустарей пользоваться им. Пагубно отразились на деле самонадеянность и технико-экономическая неграмотность работников Череповецкого уездного земства, взявшегося за организацию заготовки: постройку частей ножных молотов "Оливер" и заготовку штампов для механического откова оно решило вести собственными силами в примитивной, заарендованной для этой цели литейной. В итоге к концу 1915 г. в распоряжении Комиссии по заготовке костылей для нужд казенных железных дорог не было ни одного молота, ни одного штампа, и Отдел сельской экономии вынужден был заказать молоты Торскому заводу в Муроме, а штампы - Балтийскому заводу в Петрограде. Провалилась и попытка комиссии провести показательные работы по откову костылей хотя бы в учебных целях и размерах: технический персонал комиссии "не сумел произвести установку... молотов, даже и тех двух, которые были прямо сняты с установки их на Путиловском заводе". Одновременно (и лишь тогда!) выяснилось, что имеющиеся в Уломском районе кузницы тесны для молотов "Оливер" и требуют коренного переоборудования49 .

Чтобы спасти дело от неминуемого провала, представитель Отдела сельской экономии Луковенко на заседании комиссии 16 декабря 1915 г. предложил "передать исполнительные функции по заготовке Череповецкому Союзному товариществу, располагающему возможностью немедленно приступить к действиям под общим руководством и с помощью состоящей при управе Комиссии", а для этого "передать товариществу в полное его ведение имеющиеся в распоряжении Комиссии за счет заготовки материалы, машины и вообще все обзаведения"50 . Однако Череповецкое уездное земство не смогло должным образом осуществить и "общее руководство" заготовкой; в июле 1916 г. над ним для наблюдения за ходом заготовки и расходованием денежных средств


48 Алов А. А. Гвоздарное производство в Новгородской, Тверской, Нижегородской и Пермской губ. В кн.": Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. VI. СПб. 1900.

49 Доклад, с. 25.

50 3257, лл. 24 - 24об.

стр. 27


была поставлена Новгородская губернская касса мелкого кредита51 . К этому времени Череповецкая организация располагала 40 комплектами ножных молотов "Оливер", установка которых в кустарных кузницах уже началась, а предварительные опыты по откову дали вполне приличные результаты52 . Структура организации: при ст. Суда Северной ж. д. располагался центральный склад, оборудованный узкоколейными секциями рельсового пути с резными и ремонтными пунктами53 и контрольной кузницей с ножным молотом для проверки штампов перед отправкой их в кузнечные районы. В организацию входили 5 кузнечных артелей: Кондашская (80 членов), Кисовская (40), Уломская (25), а с 1917 г. - Нелазская и Заболотская. Руководство организацией осуществлялось Комиссией по заготовке железнодорожных костылей для нужд МПС в составе председателя Череповецкой земской управы, члена правления. Новгородской губернской кассы мелкого кредита и уполномоченного Отдела сельской экономии Луковенко, располагавшей персоналом техников и инструкторов, командированными губернской кассой в Череповецкий уезд, канцелярией и конторой (в Череповце, с ноября 1917 - на ст. Суда). В Петрограде открывалась контора Череповецкого Союзного товарищества для заготовки железного лома на крупных предприятиях столицы - главного сырья для кустарного кузнечного промысла. Обязанности распорядителя по делам заготовки постановлением губернского земского собрания 1916 г. были передоверены уполномоченному Отдела сельской экономии Луковенко.

В конце 1916 г. в артелях были открыты образцовые кузницы, оборудованные ножными молотами "Оливер". Это обстоятельство позволило перейти к так называемому комбинированному откову костылей. В резном пункте на ст. Суда сортовое железо разрезалось на стержни и направлялось в артели для раздачи кустарям-кузнецам. Кустари при помощи железных прокладок-штампов выковывали из них полуфабрикат, который направлялся для обжима на молотах "Оливер" в образцовые кузни. Готовые костыли возвращались на склад, где разбирались по сортам, упаковывались, принимались представителем МПС - начальником участка службы пути в Череповце - и отправлялись по назначению. К 1 января 1917 г. Кондашская артель заготовила 80 тыс. шт. (1800 пуд.), Кисовская - 45 тыс. костылей (свыше 1 тыс. пуд.). Работа велась в 30 кузницах-костыльнях, где трудились до 100 кустарей. В образцовых кузницах отков вели 12 человек, в том числе 6 женщин. В связи с массовыми призывами в армию кустарей последнее обстоятельство имело весьма важное значение для развития организации.

Так, почти полтора года спустя началось практическое исполнение заказа на железнодорожные скрепления кустарями Уломского района. Руководители заготовки рассчитывали по мере установки и пуска в ход ножных молотов поднять месячное производство организации с 2,3 тыс. пуд. в январе до 80 тыс. пуд. в апреле 1917 г. с постепенным понижением расценок с 6 руб. 50 коп. до 4 руб. 65 коп. за пуд костылей54 . Одновременно велись работы для других управлений военного ведомства и заготовлялся металлический лом в Петрограде для приготовления изделий на рынок к началу навигации по Мариинской системе весной 1917 г. Учитывая все это, на становящуюся на ноги организацию ополчились местные скупщики-расковщики, в борьбу с которыми сразу же включился Отдел сельской экономии55 .

Однако главным препятствием для развития Череповецкой органи-


51 3380, лл. 2 - 2об.

52 Там же, лл. 20 - 21, 30 - 57.

53 Оборудование пунктов: локомобиль, нефтяной двигатель, пресс- ножницы для резки костыльного железа, станки сверлильный, строгальный, два токарных.

54 Доклад, с. 28 - 34; 3381, л. 146; 3564, л. 31.

55 3381, лл. 162 - 162об, 176 - 177об.

стр. 28


зации являлись отнюдь не скупщики, а общее состояние хозяйства страны. В 1915 г., когда начинались работы по костыльной заготовке, необходимый формирующейся организации металл (270 тыс. пуд.) был заказан Отделом сельской экономии обществу "Продамета" и поставлялся на ст. Суда ее контрагентами - Дружковским и Днепровским изводами56 . Поскольку работы по откову костылей затягивались, а "Продамета" показала себя исправным поставщиком, Отдел "по соображениям целесообразности" воздержался "от побуждения указанного общества к скорейшему исполнению заказа на железо", и к исходу 1916 г. в распоряжении организации имелась всего 31 тыс. пуд. сортового железа. К этому времени металла стало не хватать, его разверстывали между ведомствами по весьма урезанным нормам. Осенью 1917 г. положение еще более ухудшилось. Рост производства костылей приостановился, затем началось его сокращение. Как сообщалось в Отдел, с августа 1917 г. продукция организации не будет превышать 10 тыс. пуд. в месяц 57 .

250 тыс. пуд. железнодорожных костылей было заказано МПС кустарям Уломского района летом 1915 г. По июль 1917 г. включительно здесь было заготовлено немногим более 14 тыс. пуд. костылей, а к сентябрю в счет заказа МПС для нужд Северной ж. д. было принято 16,3 тыс. пуд. костылей58 . Итак, костыльная заготовка провалилась. Отсюда, однако, не следует, что провалился план модернизации и организации Уломского кустарного района.

Из относящихся к началу октября 1917 г. протоколов заседания Череповецкой комиссии по заготовке железнодорожных креплений видно, что в то время началась раздача кустарям в собственность ножных молотов "для установки в кустарных кузницах", "чем будет достигнуто проведение в жизнь кустарного района новых технических повышенных приемов производства изделий"59 . Продолжалась заготовка костылей для железных дорог, и были проведены опыты по выработке болтов на молотах типа "Оливер". Они, по-видимому, закончились успешно: правление комиссии постановило приобрести для Судских мастерских болторезный станок. Действовала контора Череповецкого союзного товарищества в Петрограде - в октябре она отправила водным путем из Петрограда на ст. Суда 115 тыс. пуд. металла. В организации велась заготовка 100 тыс. подков для Новгородской продовольственной управы и налаживалось изготовление плугов: отвалы для них делал из металла" организации Ярославский кооперативный сельскохозяйственный завод; мелкие поковки и сборку вели в кузнечных артелях; сложными поковками, а также работами, требующими механической обработки с помощью станков, занимались мастерские на ст. Суда60 .

Контуры "организованной Уломы" с головным предприятием на. ст. Суда, пятью артелями, снабженными механическими приспособлениями для кузнечных работ, собственным торговым аппаратом и производственными связями с кооперативными заведениями заводского типа обрисовываются достаточно определенно. Сформировался и управленческий аппарат организации - осенью 1917 г. в ведении Комиссии оказались не только вопросы костыльной заготовки, но и вся деятельность Череповецкой организации. Иными словами, Комиссия по заготовке железнодорожных скреплений стала техническим и распорядительным органом Уломского кустарного района 61 .


56 3379, л. 66.

57 3565, л. 126.

58 Там же, лл. 96, 98.

59 3543 "г", л. 2об. Стоимость молотов должна была погашаться в ходе поставок изделий, выполненных посредством этих молотов.

60 Там же, лл. 3 - 5. ,

61 Луковенко по-прежнему участвовал в работе комиссии, но только как представитель Кустарного отдела.

стр. 29


* * *

Попытки привлечения кустарей Павловского сталеслесарного района (Нижегородская губ., Горбатовский уезд, села Павлове, Тумботино, Ворсма) к производству хирургических инструментов делались "с момента мобилизации промышленности", то есть с весны - лета 1915 г.62 , но выделение данного производства в самостоятельную отрасль кустарного дела произошло скорее всего не ранее конца 1915-начала 1916 г., когда стало очевидным, что фабричное производство скальпелей, пинцетов, специальных ножниц и т. д. (поставленное в том же районе фирмой бр. Первовых) не может удовлетворить спроса на эти изделия63 .

Именно тогда кустарным производством хирургических инструментов заинтересовалось ветеринарное управление министерства внутренних дел. С помощью своего представителя Н. П. Уваркина оно в виде опыта наладило производство хирургических инструментов в двух кустарных артелях (Тумботино и Ворсма) и представило образцы их изделий на специальную выставку в Петрограде. Находя опыт удавшимся, ветеринарное управление имело в виду "принять на себя организацию и руководство настоящим делом" и 15 февраля 1916 г. обратилось в земледельческое ведомство и министерство торговли и промышленности за материальной помощью64 . Однако выставка в Петрограде явилась импульсом и для самостоятельных действий министерства земледелия. Во время выставки министр земледелия А. Н. Наумов поручил Уваркину представить свои соображения о развитии кустарного производства хирургических инструментов65 . В итоге было налажено сотрудничество министерства земледелия и ветеринарного управления МВД. Технико-экономическую сторону дела взяло на себя первое, подчеркнув, что "в предстоящей работе большое значение представит участие министерства внутренних дел, и в частности Ветеринарного управления"66 .

2 июня 1916 г. Отдел сельской экономии представил министру земледелия доклад "О мерах к развитию кустарного производства хирургических инструментов и о расходах по сему делу"67 . В нем испрашивалось разрешение на осуществление мероприятий, направленных на улучшение снабжения кустарей необходимыми материалами и орудиями производства, а также на "объединение отдельных кустарей в артели и артелей в Союз в целях установления единообразных цен на хирургические инструменты, совместной закупки необходимых материалов, получения заказов, распределения их по артелям, общего пользования станками и двигателями, удешевления путем потребительской организации стоимости прожития каждого члена артели". Кроме того, "Отдел "полагал бы весьма желательным" привлечение к работе Нижегородского губернского земства, участие которого "могло бы выразиться в организации при складе в с. Павлове продажи артелям и отдельным кустарям материалов и инструментов... в консультации земского технического и медицинского персонала, в предоставлении артелям помещения для склада хирургических инструментов в Нижнем Новгороде, в содействии артелям в получении дешевого кредита и сбыта в пределах губернии". Для "приведения в исполнение распоряжений Отдела" на службу приглашался по вольному найму нижегородский губернский ветеринарный инспектор Н. П. Уваркин.


62 См. Голицын Я. Павловское отделение Нижегородского губернского земского комитета. - Известия Главного комитета по снабжению армии, 1916, N 13, с. 28.

63 3401, лл. 109 - 110.

64 3400, лл. 33 - 34, 38 - 42.

65 Там же, лл. 19- 19об.

66 Там же, лл 35 - 37, 54, 70.

67 Там же, лл. 126 - 127.

стр. 30


Речь шла о создании еще одной кустарной организации на сходных с прежними основаниях. Общий расход по ее созданию определялся в 50 тыс. руб. единовременно и 15 тыс. руб. ежегодно. Наумов утвердил доклад в тот же день. Уже 9 июня последовал официальный запрос Отдела Нижегородскому губернскому земству о содействии новому делу (согласие последовало 21 июня) 68 , 12-го Уваркин известил, что "общий надзор" за технической стороной дела принял на себя инженер Нижегородского губернского земства Я. С. Голицын, в распоряжении которого находился штат инженеров и техников 69 , а 25 июня Путиловскому заводу была заказана инструментальная сталь ("на первое время" хотя бы 1 тыс. пуд.)70 .

Так, в середине 1916 г. началась деятельность кустарной организации по производству хирургических инструментов в Павловском сталеслесарном районе. О некоторых ее итогах к концу 1916 г. можно судить по отчету специалиста Отдела сельской экономии А. Д. Педашенко, командированного в декабре 1916 г. в Горбатовский уезд Нижегородской губ.71 . Он констатировал прежде всего рост артелей по производству хирургических инструментов - с 2 в начале года до 5 к маю. 3 из них действовали в с. Ворсма: Первая ворсменская (открыта в январе 1916 г.), "Дружба" (в марте) и "Успех" (в мае), одна в с. Грудцыне, в 5 верстах от Ворсмы (в мае), и еще одна - в с. Тумботино, в 6 верстах от Павлова и в 19 верстах от Ворсмы (в январе 1916 г.). Первые четыре артели готовили главным образом скальпели и пинцеты, а Тумботинская - только ножницы (хирургические и других образцов).

Средства правительства (57,8 тыс. руб.) более чем в 10 раз превышали паевой капитал артелей (5,7 тыс. руб.). Такое положение отражает не только полнейшую зависимость артелей от государства, но и начальную стадию их деятельности, когда они еще не приступили к погашению задолженности. Начальную стадию отражает и состояние производства. Первоначальную отковку кузнецы делают дома из артельной стали, опиловку напильником (обдирку) в общей мастерской, имеющейся у каждой артели. Помещения для мастерских у четырех артелей наемные и лишь у Тумботинской собственное (приобретено за 750 руб.). Плата за наем - от 120 ("Успех") до 240 руб. (Первая ворсменская и "Дружба"). Закалку опиленных инструментов производит за сдельную плату специалист-калильщик, не член артели. Что же касается последующих операций - шлифовки, полировки и никелировки, то они велись в общем для четырех ворсменских артелей помещении в с. Ворсме, нанимаемом вместе с необходимыми станками и двигателями у местного предпринимателя в здании его фабрики. Таким образом, положение артелей было неустойчивым, владелец фабрики мог отказать в помещении и оборудовании в любое время.

Необходимая инструментальная сталь поставлялась Путиловским заводом по заказам Отдела сельской экономии. За 1916 г. всеми артелями было произведено хирургических инструментов на 63,9 тыс. руб., в том числе по заказам учреждений (Земгор, военно-промышленные комитеты, Красный Крест, ветеринарное управление МВД)-на 34,5 тыс. руб. Сбыт продукции должным образом еще не был налажен: каждая артель имела своего представителя в Москве и Петрограде, а это обходилось дорого.

Находя, что после войны спрос на хирургические инструменты значительно уменьшится, Педашенко считал целесообразным не расши-


68 Там же, лл. 140, 143.

69 Там же, л. 154.

70 Там же, лл. 170, 171. В дальнейшем ее рассчитывали получать с заводов товарищества "Электросталь", учрежденного Н. А. Егоровым в Московской губ. (там же, л. 123).

71 3401, лл. 42 - 51.

стр. 31


рять их кустарное производство, а упорядочить существующее. Это должно было выразиться, во-первых, в устройстве двух артельных фабрик (в Ворсме и Тумботине) и, во-вторых, в дальнейшем развитии кооперирования производства: Педашенко высказался за слияние трех ворсменских артелей в одну и затем - за создание союза Ворсменской, Грудцынской и Тумботинской артелей. Для координации действий было образовано "Бюро кустарных трудовых артелей". Понимая необходимость обзаведения собственными фабриками, артельщики начали отчислять в запасной капитал артели 10% с каждого рубля дохода.

В указанных направлениях и пошло развитие кустарного производства хирургических инструментов. 6 марта 1917 г. А. М. Терне представил в министерство земледелия специальный доклад с ходатайством о выдаче артелям беспроцентной ссуды в 150 тыс. руб. сроком на 20 лет, причем до погашения ее фабрики с инвентарем будут служить министерству земледелия обеспечением ссуды. Ходатайство было удовлетворено. 17 мая 1917 г. последовало утверждение доклада Кустарного отдела о выдаче Тумботинской трудовой артели 50 тыс. руб. на устройство личильни (заведение с оборудованием для окончательной отделки- "лички" - лезвий режущих инструментов); ссуда выдавалась "через Союз трудовых артелей". 20 июня 1917 г. в списки обществ по Нижегородской губ. был занесен Устав Ворсменского союза артелей кустарей-металлистов, подписанный уполномоченными Ворсменско-Уваркинской, Грудцынской, Тумботинской, Булатниковской кустарных трудовых артелей и артели "Успех". Цели Союза - содействие входящим в его .состав кооперативным товариществам в осуществлении мероприятий технического, экономического и кустарно-просветительного характера и снабжения участников Союза орудиями и материалами72 .

Под контролем Отдела сельской экономии находилась также организация по производству метилового спитра и формалина. Возглавляло ее Костромское уездное земство, которое при весьма значительной финансовой поддержке правительства и техническом участии Нижегородского земства наладило ректификацию производимого кустарями Приветлужья древесного спирта на вновь отстроенном заводе по химической перегонке дерева73 . Рассчитывая на создание нескольких кустарных организаций, Отдел сельской экономии занимался развитием производства кос (с началом войны привоз кос в Россию из Австрии прекратился). Кустарное производство сельскохозяйственных машин и орудий в некоторых районах привело к созданию собственно кустарных организаций (в Камышинском уезде Саратовской губ., в районе Кусинского завода Уфимской губ.), в других ограничивалось строительством учебно-показательных мастерских (так, по- видимому, было поставлено плужное производство в Таврической и Харьковской губ.).

В ведении департамента земледелия министерства земледелия находилась конопляно-шпагатная организация. Здесь непосредственно соединялись сельскохозяйственное, собственно кустарное и промышленное производство: кустари Орловской, Пензенской и Саратовской губ. вели первичную обработку выращиваемой здесь конопли, а выделка аппретивного шпагата для сельскохозяйственных машин и различных веревочных изделий производилась в Орловской учебно-показательной мастерской, на фабриках в Бердянске иве. Спат при ст. Сарабуз (восточнее Евпатории).

Таковы некоторые данные о кустарных организациях правительственного ранга и уровня, созданных под контролем земледельческого ве-


72 Там же, лл. 127 - 129, 149, 160 - 170об.

73 Об устройстве химического завода. Доклад Костромской губернской земской управы (по Кустарному отделу) очередному губернскому земскому собранию сессии 1915 г. Кострома. 1916.

стр. 32


домства в годы первой мировой войны при самом активном участии земских учреждений. Их продолжение ("периферию военно-промышленной организации", по определению одного из руководителей Земгора74 ) составляли собственно земские кустарные организации, работавшие по заказам ведомств, военно-промышленных комитетов, учреждений Земского и Городского союзов.

В целом период первой мировой войны - четко очерченный этап в истории мелкой промышленности России, характеризующийся ее усиленным кооперированием, внедрением в кустарное производство различного рода двигателей, улучшенного механического оборудования, более совершенной технологии, повышением сложности и качества кустарной продукции. На базе этого развивался процесс все большего сближения мелкой кустарной промышленности с крупной капиталистической. Он имел свою внешнюю сторону - кустарные организации становились постоянными контрагентами крупных предприятий, составляя вместе с ними единый производственный комплекс, и свое внутреннее проявление - в кустарных кооперативах и районах возникали артельные мастерские (выходившие по своим характеристикам за рамки предприятий кустарного типа), а также артельные, союзные, земские и государственные фабрично-заводские заведения.

Эти процессы явились не только (даже не столько) результатом развития самой мелкой промышленности - они проходили под решающим воздействием правительственных учреждений, прежде всего земледельческого ведомства и его Отдела сельской экономии и сельскохозяйственной статистики. Воздействие это было разнообразным и шло по линии финансовой поддержки кустарной промышленности, снабжения ее улучшенным оборудованием и сырьем, оказания технической помощи, обучения кустарей, их "обсоюзивания". Следствием такого разностороннего вмешательства в дела кустарной промышленности было участие представителей Отдела в руководящих органах кустарных заготовительных организаций, притом не только с наблюдательными, но и распорядительными функциями.

Все это позволяет определить возникшие в годы первой мировой войны кустарные организации по заготовке различных изделий как государственно- капиталистические кооперативные принудительные объединения, включенные в систему государственно-монополистического регулирования военного производства, окончательно сложившуюся в начале 1916 г. Именно с того времени кустарные организации стали получать все необходимое для своего функционирования через регулирующие органы: металл - через Металлургический комитет, сахар - через Центральное бюро по закупкам сахара, пряжу - через Камвольный отдел Комитета по делам суконной промышленности и т. д. Другой стороной процесса включения кустарных организаций в систему государственно-монополистического регулирования был разрыв связей кустарей с торгово-ростовщическим капиталом и его агентами, разрыв, который, хотя и отвечал интересам кустарей, носил, однако, во многом принудительный характер, то есть происходил при самом активном участии государства. Связи кустарей с торгово-ростовщическим капиталом прекращались по линии производственной (выданные ростовщиками в кредит машины и оборудование выкупались кустарями за счет авансов, предоставленных государством), снабженческо-сбытовой (распределение сырья и отправка готовых изделий пошли мимо "хозяйчиков", через специально созданные государственные и кооперативные институты) и финансовой (государство не скупилось при назначении цены заготовляемых изделий, приходило на помощь авансами и ссудами). В схватке государства с "хозяйчиками" применялось и внеэкономическое, адми-


74 Известия главного комитета по снабжению армии, 1916, N 13, с. 6.

стр. 33


нистративное воздействие - система запретов, штрафов, конфискация сырья и оборудования, угроза высылки в отдаленные губернии. Взятые вместе, указанные меры по включению кустарных организаций в систему государственно-монополистического регулирования и их разрыву с торгово- ростовщическим капиталом означали преобразование мелкотоварного уклада (организующая сила - торгово-ростовшический капитал) в мелкокапиталистический (организующая сила - капитал индустриальный).

Итоги предпринятых усилий по привлечению мелкой промышленности к выполнению военных и тыловых заказов неоднозначны - наряду с несомненными удачами (Боровичско-Валдайская организация) имели место задержка в налаживании производства и явные срывы (заготовка костылей). Последнее обстоятельство объясняется как общей технико-экономической отсталостью страны и условиями военного времени, так и особенностями проведения царским правительством военно-экономической мобилизации тыла. Пагубное влияние запоздалого начала этой мобилизации на его конечные результаты, что было уже отмечено в литературе75 , просматривается и на примере мелкой промышленности. Неблагоприятно в целом отразилось на мобилизации кустарной промышленности и стремление проводить ее непременно при посредстве земских учреждений в ущерб самостоятельности и инициативе кустарных кооперативных организаций. Активная роль буржуазно- помещичьего государства в схватке с торгово-ростовщическим капиталом, его выступление на стороне кустарей и кустарных организаций отнюдь не означали поддержку прогрессивного капитализма. В объективно неизбежном столкновении кустарей с ростовщиками государство не только защищало свои интересы (в годы первой мировой войны это проявилось с полной очевидностью), но и всемерно поддерживало буржуазно-помещичий капитализм и реакционно-бюрократические методы регулирования, предполагавшие отстранение трудящихся и их организаций от самостоятельного участия в данном деле. Применительно к кустарной промышленности это выразилось в поддержке государством руководящего положения земства даже в тех случаях, когда со всей определенностью выявлялась его беспомощность (Череповецкая организация) или когда за ним оставалось, по сути дела, лишь номинальное руководство (Боровичско- Валдайская организация).

Создание кустарных организаций и включение их в систему государственно- монополистического регулирования народного хозяйства вместе с тем не привело к потере кустарями средств производства. В массе своей они оставались трудящимися, непосредственными производителями, что и обеспечивало возможность их включения после победы социалистической революции в социалистический способ производства. Имелись и материально- организационные предпосылки такого включения в виде кустарных организаций и аппарата по обеспечению (регулированию) их деятельности. Необходимым условием для использования этих предпосылок, для функционирования кустарных организаций в новых социально-экономических условиях являлась их очистка от земских "надстроек", проводимая Советской властью наряду и одновременно с реформированием центральных регулирующих учреждений, или, иными словами, замена реакционно- бюрократического регулирования революционно-демократическим.


75 Сидоров А. Л. Экономическое положение России в годы первой мировой войны. М. 1973.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ОРГАНИЗАЦИИ-МЕЛКОЙ-ПРОМЫШЛЕННОСТИ-В-РОССИИ-В-ГОДЫ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

К. Н. ТАРНОВСКИЙ, ОРГАНИЗАЦИИ МЕЛКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В РОССИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 21.02.2018. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ОРГАНИЗАЦИИ-МЕЛКОЙ-ПРОМЫШЛЕННОСТИ-В-РОССИИ-В-ГОДЫ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (дата обращения: 15.12.2018).

Автор(ы) публикации - К. Н. ТАРНОВСКИЙ:

К. Н. ТАРНОВСКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
96 просмотров рейтинг
21.02.2018 (296 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СИМПОЗИУМ "ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОВРЕМЕННОСТЬ"
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КОНГРЕСС ВИЗАНТИНИСТОВ
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ КОНЦА XV - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В. В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Каталог: Философия 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СТРАТЕГИЯ УСКОРЕНИЯ И НОВАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Каталог: Социология 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПЕТРОГРАДСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС
Каталог: Экономика 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
35 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
35 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОРГАНИЗАЦИИ МЕЛКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В РОССИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK