Libmonster ID: BY-1776

Рассматриваются основные направления исторической политики в современной Польше, неоднозначный подход к празднованию годовщин некоторых исторических событий, в частности восстания 1863 г., Дня независимости 11 ноября. Анализируются различия в исторической политике основных политических партий: "Гражданской платформы" и "Право и справедливость" в контексте политической борьбы.

Main directions of historical policy in modern Poland and ambiguous approach to some anniversaries of the historical events (1863 uprising or November 11 independence Day, for example) became the subject of the present study. It also analyzes some existing differences in the historical policy of the main political parties: "Civil platform" and "Law and Justice" in political struggle context.

Ключевые слова: Польша, историческая политика, восстание 1863 г., День независимости 11 ноября, Д. Туск, Б. Коморовский, Я. Качиньский.

Строки Ю. Словацкого "Шли, крича, Польша, Польша...", написанные в XIX в. часто приводятся в разном контексте современными польскими авторами: историками, социологами, публицистами, политиками. Слова классика польской литературы вполне соответствуют нынешней польской действительности, особенно, если вспомнить их продолжение: Бог, взглянув с небес на идущих поляков, спросил: "А какая Польша?". Поиски ответа на этот вопрос содержатся, в частности, в проводимой в стране исторической политике.

Термин "историческая политика" приобрел особую популярность в Польше с середины 2000-х годов, будучи позаимствованным из немецкого общественно-политического дискурса. Понятие исторической политики связано с проблемой исторической памяти, привлекшей внимание ученых в 20-е годы XX в., и приобретшей особую популярность в 80-е годы того же века. В Польше исследование исторической памяти связано, прежде всего, с именем Н. Ассородобрай, которая еще в 60-е годы XX в. использовала термин "историческое сознание". Серьезная роль в изучении данной проблематики принадлежит также Б. Шацкой, продолжившей дело Ассородобрай, а также таким польским исследователям, как Р. Траба, А. Новак, М. Чихоцкий, З. Краснодебский, Е. Едлицкий, Л. Нияковский. Перечисленные авторы отнюдь не являются единомышленниками, а проблемы исторической памяти и исторической политики относятся к числу наиболее спорных и неоднозначных.

Если рассматривать историческую политику как фактор формирования исторического сознания, то следует признать тесную взаимосвязь означенных понятий.


Лыкошина Лариса Семеновна - д-р ист. наук, главный научный сотрудник ИНИОН.

стр. 45

Общим местом является констатация факта, что историческое знание отличается от исторического сознания. Для последнего весьма характерны элементы селективности и эмоциональная окрашенность. Очевидно, что любое государство заинтересовано в том, чтобы историческое сознание максимально соответствовало интересам правящей элиты. В качестве инструмента для достижения этой цели и используется историческая политика. Сколько бы ни говорилось о неправомерности таковой, можно констатировать, что историческая политика существует в любом государстве и даже декларативный отказ от нее тоже означает определенную историческую политику.

После 1989 г. в Польше, по сути, сформировалось два основных направления исторической политики: либеральное и консервативное. Причем не историки, а скорее публицисты, СМИ и определенные политические силы определяют облик исторической политики. Главным адептом необходимости активной исторической политики в нынешней Польше является партия "Право и справедливость" (ПиС) и ее лидер Я. Качиньский, представляющие консервативное направление1. Соответственно в период пребывания этой политической формации у власти2, именно консервативное направление было определяющим. В программе ПиС, принятой в 2004 г., содержалось положение о необходимости исторической политики. Причем идеологи ПиС исходили из того, что до них исторической политики не было, а была скорее политика "национальной амнезии", которую проводили, в частности, "первый некоммунистический премьер" Т. Мазовецкий с его "политикой жирной черты", президент А. Квасьневский, выдвинувший лозунг "выберем будущее", А. Михник и его либеральная "Gazeta Wyborcza". Предлагаемая ПиС версия исторической политики основана на отказе от "критического патриотизма", восходящего к идеям Я. Ю. Липского, и, как полагает Р. Траба, опирается на ценности "этнического патриотизма" XIX в. [1].

Покойный президент Л. Качиньский огромное внимание уделял исторической политике. Именно он был инициатором создания Музея Варшавского восстания, поддерживал деятельность Института национальной памяти3. Я. Качиньский, позиционируя себя наследником дела брата, настаивает на своей версии исторической политики, которая должна утверждать положительный, духоподъемный образ польского народа. Я. Качиньский предлагает даже создать при польских посольствах своеобразные "антидиффамационные центры", которые отслеживали бы и быстро реагировали на все попытки опорочить польскую историю и вообще образ Польши, усматривая прекрасный образец такого рода политики в деятельности Израиля.

По мысли идеологов ПиС, пока у власти остаются антипольские правительство и президент, нужно создавать некое параллельное, альтернативное общество со своей прессой, своей системой образования, своей идеологией. Примечательно, что в последней все более отчетливо видны следы идеологии Романа Дмовского. В документах ПиС апелляция к духовному наследию эндеции очевидна. Катего-


1 Следует отметить, что в 2003 г., когда ПиС активно поддерживала идею обновления государства, "моральной революции", укрепления патриотизма, приоритет этих ценностей отстаивала и "Гражданская платформа" (ГП).

2 ПиС преобладала в сейме в 2005 - 2007 гг. В 2005 - 2010 гг. Лех Качиньский был президентом Польши.

3 Институт национальной памяти (ИНП) был создан в 1998 г. на базе Главной комиссии по расследованию преступлений против польского народа. ИНП финансируется из государственного бюджета. Главу ИНП назначает и отзывает сейм. В рамках института функционируют Бюро предоставления и архивирования документов, Бюро общественного образования, Люстрационное бюро. ИНП занимается сбором и обработкой документов органов государственной безопасности периода ПНР, расследованием нацистских и коммунистических преступлений, образовательной деятельностью. Главный офис ИНП находится в Варшаве. В 11 городах открыты отделы Института, в семи городах - делегатуры. Институт осуществляет масштабную издательскую деятельность.

стр. 46

рия народа, рассматриваемая как некая высшая непререкаемая ценность, которую надо защищать от "чужих" и от "врагов", ставится во главу угла. Причем главные враги внутри самой Польши: это нынешнее руководство страны.

Для борьбы за воплощение в жизнь своих идей ПиС располагает достаточно мощными средствами, прежде всего серьезной интеллектуальной базой, в частности, в виде различного рода исследовательских центров. В Варшаве действует Институт Собеского, возглавляемый П. Шаламахой, некогда работавшим в правительстве ПиС. Формально Институт не связан ни с какой политической партией. Но в реальной жизни его сотрудники и эксперты разрабатывают для ПиС программные документы, проводят экспертизы. В Кракове создан Ягеллонский институт, возглавляемый профессором В. Рошковским - историком и экономистом, связанным с ПиС, в Люблине институт им. Казимира Великого. ПиС поддерживает одна из наиболее популярных в стране газета "Rzeczpospolita", "Gazeta Polska", праворадикальный еженедельник "Uwazam Rze". "Право и справедливость" широко представлена в Интернете не только на своем официальном сайте, но и в Твиттере, на многих сайтах и в блогах. Одна из самых консервативных польских партий едва ли не успешнее всех других пользуется новейшими техническими средствами4. Главным объектом исторической политики в нынешней Польше является период социализма, но это не означает, что другие исторические периоды остаются вне поля влияния ее адептов.

Понятие "историческая политика" включает комплекс мер, целенаправленно применяемых государством и политическим классом для формирования в обществе желательного (и отнюдь не всегда объективного) образа прошлого. Для достижения этой цели используются и финансовые рычаги, и контроль над СМИ и системой образования, и воздействие на общественное сознание посредством различного рода символических акций, в частности соответствующим образом организованных и эмоционально насыщенных праздничных мероприятий.

Именно последний аспект вопроса представляется особенно интересным и показательным в нынешней Польше в связи с организацией празднования в последнее время годовщин некоторых памятных дат. В эти дни особенно отчетливо проявились как отсутствие единства польского политического класса5 и общества в целом, так и стремление различных политических сил проводить свою "историческую политику", использовать историю для достижения политических целей.

В 2013 г. исполнилось 150 лет со дня Январского восстания 1863 г., события, вызывающего противоречивые суждения и споры как в прошлом, так и в наши дни. Кратко суть полемики можно выразить, вспомнив слова песни, популярной в годы восстания: кто-то видел главное в том, что "пошли наши в бой", а кого-то страшно раздражало, что "пошли наши в бой без оружия" (слова из одной и той же песни). "Что же идти-то, коль нет оружия. Сколько можно упиваться своими поражениями!" - с горечью вопрошают и в наши дни многие поляки, комментируя в Интернете многочисленные материалы, посвященные восстанию. "Свобода не завоевывается без крови!" - спорят с ними другие.

В январские дни 2013 г., размышляя о событиях 1863 г., некоторые поляки вспомнили о чехах, которые без восстаний и кровопролития стали независимым государством. Так, известный польский социолог Р. Марковский в радиоинтервью


4 Следует заметить, что ПиС пользуется поддержкой значительной части польского общества (по крайней мере 1/3), а рейтинги Я. Качиньского в последнее время неуклонно растут и в настоящее время (осень 2013 г.) опережают рейтинги главы правящей партии Д. Туска.

5 Как известно, политическая элита Польши, а также польское общество в целом в настоящее время расколоты. В качестве противоборствующих выступают две политические силы: правящая партия "Гражданская платформа" во главе с премьером Д. Туском и во многом поддерживающий ее президент Коморовский, и с другой - "Право и справедливость" во главе с Я. Качиньским. Обе стороны представляют свое видение ситуации в стране, в том числе и в плане исторической политики.

стр. 47

заметил, что восстаний в Польше слишком много и он охотно поделился бы ими с чехами. Ему симпатична позиция Швейка, который сидел в пивной и пережидал, когда пронесутся мимо "все эти сумасшедшие" как с одной, так и с другой стороны. Конечно же, Марковский получил гневную отповедь: публицист П. Семка резонно заметил, что "переждать" не всегда удается и "пивные тоже горят" [2].

В межвоенной Польше участники восстания были окружены заботой государства: им платили пенсии, из ветеранов было сформировано специальное воинское подразделение, военные первыми отдавали им честь. А что нынешние поляки знают о восстании? Сохранилась ли память о нем? По данным социологов двое из трех поляков не знают, когда восстание началось, 31% не знает, как закончилось; 53% респондентов думают, что поражением, 11% - победой; 70% не знают, кто руководил восстанием. Только 17%, демонстрируя знание истории, правильно называют имя диктатора восстания Ромуальда Траугутта, 8% полагают, что восстанием руководил Костюшко, а 4% - Пилсудский. Почти половина респондентов не уверена в том, что восстание было нужно [3].

Но в отличие от многих соотечественников польский президент Б. Коморовский (как известно, историк по образованию, да еще и писавший диплом о Пилсудском) вслед за Первым маршалом твердо уверен в целесообразности и значимости восстания. Более того, как Пилсудский верил в то, что Январское восстание породило легионы и 1918 г., принесший свободу Польше, так и Коморовский верит в то, что Варшавское восстание (1944) породило 1989 г. и демократическую революцию в стране. Недаром в дни празднования юбилея восстания, проходившего под патронатом Коморовского, польский президент возложил венок к памятнику Польскому подпольному государству и Армии Крайовой, акцентируя тем самым связь между Январским восстанием и польским сопротивлением в годы Второй мировой войны [4].

Для Коморовского чрезвычайно важен мотив единения в период восстания поляков разных сословий и разных вероисповеданий, мотив совместной борьбы всех народов Речи Посполитой против общего врага - России. Для президента, древний род которого имеет литовские корни, особенно значимым представляется, что "Январское восстание явилось последним историческим аккордом той прекрасной многоязычной симфонии, которую веками исполняло польско-литовское государство. На повстанческих знаменах, печатях и гербе Национального правительства последний раз были вместе Белый орел, Погоня и Михаил Архангел" [5].

Но в настоящее время не у всех народов бывшей Речи Посполитой эти слова президента Польши вызывают умиление. Правда, в Литве 2013 год был объявлен годом Январского восстания, а вот в Белоруссии ситуация далеко не столь однозначна. Оппозиция призывала праздновать юбилей, усматривая в восстании славную страницу борьбы за национальную независимость, а официальный Минск отнесся к этому событию без особого энтузиазма. Так что "симфония" звучит не очень гармонично.

Коморовский полагает, что 150 лет - срок достаточный, чтобы забыть все распри, все споры между лидерами восстания, среди которых были, как известно, "красные" и "белые", т.е. умеренное и радикальное крыло. Тем более, что кто к какому лагерю относился, знают сейчас лишь профессионалы. Для остальных же все участники восстания стали "красно-белыми".

Акцентируя важность памяти о единении участников восстания, президент в ходе торжеств не раз напомнил соотечественникам, что за свободу Польши боролись не только представители разных национальностей, но и разных вероисповеданий, в том числе и иудейского.

Январские торжества в память о восстании 1863 г. наглядно показали реальный контекст, в котором польские политики пытаются реализовывать свое видение истории. Стремясь разрядить обстановку, Коморовский предложил отказаться от

стр. 48

термина "историческая политика", заменив его на более мягкий и примиряющий термин "историческая память", предполагающий стремление к примирению и взаимоуважению, к толерантности [6].

Достичь этих высоких целей в расколотом польском обществе весьма непросто. Ведь даже юбилей восстания стал поводом для новых залпов "польско-польской войны", уже не первый год идущей в стране и особенно обострившейся после трагической гибели президента Л. Качиньского. Я. Качиньский, исходя из своего видения истории, пытается создать некую "другую", "настоящую", Польшу. В День независимости 11 ноября 2012 г. лидер "Права и справедливости" в Кракове провел свой марш: подобно Коморовскому он с группой единомышленников почтил память Иоанна Павла II, Пилсудского и Леха Качиньского, похороненного на Вавеле, возложив цветы к их памятникам и произнеся при каждом возложении слова, соответствующие моменту.

В январские дни 2013 г. Качиньский организовал свое празднование юбилея восстания: "Право и справедливость" провела свои памятные мероприятия, открыла свои выставки и организовала свои научные конференции, аргументируя свою позицию тем, что "глава польско-российского кондоминиума" (как подчас называют Туска его политические противники) не согласился даже признать 2013 год годом Январского восстания, а его партия "Гражданская платформа" заблокировала принятие соответствующего решения сеймом6.

В сейме все необходимые памятные акции были реализованы: жертв восстания почтили минутой молчания, приняли постановление, подготовленное "Правом и справедливостью", в котором отмечался антироссийский и национально-освободительный характер восстания, и совместная борьба всех народов Речи Посполитой. Премьер Туск, выступая в сейме, особо подчеркнул роль восстания как "фундамента польского видения независимости", отметив при этом "трагический баланс" восстания, приведшего к многочисленным жертвам [7].

Но защитники исторической памяти из лагеря "Права и справедливости" не верят Туску, считают, что он просто боится раздражать Россию, да и вообще боится взрыва народного негодования, ведь после Варшавского восстания через тридцать с небольшим лет возникла "Солидарность", а после "Солидарности" тоже прошло уже тридцать три года...

В высказываниях по поводу восстания 1863 г. Я. Качиньский особенно подчеркивал значимость той моральной революции, которая восстанию предшествовала. Именно моральная революция, по мнению главы "Права и справедливости", нужна сейчас полякам, ибо только она позволит избавиться от антипольского правительства Туска и создать "настоящую" IV Речь Посполитую взамен неудавшейся ныне существующей III Речи Посполитой.

Эпатирующий общество Я. Паликот, глава собственной партии "Движение Я. Паликота", в январские дни 2013 г. выступил с традиционных для него антикатолических позиций, призвав "покончить с догматом о том, что Католическая церковь всегда была на стороне Польши" [8]. Паликот убежден, что церковь всегда отстаивала только свои собственные интересы и интересы Ватикана, а если некоторые ксендзы и поддержали восстание, то сделали это по принуждению. А польские социал-демократы вообще считают, что нечего упиваться столь давней историей, надо объявить 2013 год годом Эдварда Терека, столетие которого как раз совпадает с этой датой. Ведь именно при Тереке, в 70-е годы XX в., Польша


6 Соответствующее постановление еще в 2012 г. принял сенат. Сенаторы, возглавляемые Б. Борусевичем (который так же, как и президент Коморовский и премьер Туск историк по образованию) почти единогласно приняли данное решение: лишь двое воздержались при голосовании. Против же выступил только один независимый сенатор - К. Кутц, считающий, что в истории следует искать события, придающие энергию и бодрость ныне живущим поколениям, а не упиваться мартирологией.

стр. 49

достигла больших успехов, а уровень жизни поляков заметно повысился. Негоже отдавать историю на откуп "Праву и справедливости", считает глава польских социал-демократов Л. Миллер, заявляющий, что "у нас тоже есть свои герои!"

Новые, непривычные для поляков, склонных скорее к торжественно-мартирологическому видению истории, мотивы празднования внес Коморовский в организацию акций, связанных с Днем конституции и Днем флага (2 мая 2013 г.). Президент пытался придать торжествам неофициальный, веселый характер, призывая поляков не забывать, что "праздники для того и существуют, чтобы их праздновать". Но позитивный и несколько "облегченный" настрой президента не встретил однозначного одобрения польского общества.

Судя по реакции пользователей Интернета, не всем полякам понравился и шутливый тон президентского видения празднования Дня конституции. Шоколадный орел как символ Польши и розовые, а не красно-белые цвета листовки с шутливыми, но вполне патриотическими стихами, разбрасываемыми над Варшавой, смутили сердце ни одного поляка.

За умиротворяющим и объединяющим стремлением к утверждению "исторической памяти" польского президента нельзя не увидеть и настоящую "историческую политику". Правда, она имеет скорее не внутреннюю, а внешнюю направленность. Коморовский в дни исторических торжеств, в частности отмечая юбилей Январского восстания, неоднократно подчеркивал общее прошлое поляков, литовцев, белорусов - одним словом всех народов, некогда входивших в состав I Речи Посполитой, призывая не забывать эту общность и выражая надежду на то, что она поможет проведению общей политики в настоящем, общему стремлению к европейской интеграции.

Пожалуй, наиболее ярко разное видение сущности нынешней Польши и сути исторической политики проявилось в дни празднования Дня независимости 11 ноября. Наиболее бурно эту дату праздновали в 2011 г. Некогда Е. Гедройц, редактор издаваемого в Париже в годы социализма и очень популярного среди оппозиционно настроенной польской интеллигенции журнала "Kultura", говорил, что польская политика управляется "двумя гробами": Пилсудского и Дмовского, акцентируя внимание на той особой роли, которую играет история в общественном сознании поляков. Время двух самых известных политиков межвоенной Польши, по-разному представлявших польскую независимость, давно миновало, но (с известной долей условности) можно сказать, что спор между ними все еще продолжается, принимая, конечно, современное обличье и обретая новые нюансы.

В соответствии со сложившейся традицией, 11 ноября 2011 г. были и речь президента, и возложение венков к могиле Неизвестного солдата, и призывы к единству и патриотизму. Многие варшавяне в это день не смогли сдержать слез. Но, скорее, не от чувства радости и умиления, а от слезоточивого газа, примененного полицией во время столкновения участников и "групп поддержки" двух акций, проходящих в этот день: "Марша независимости" и "Цветной независимой".

Среди нескольких тысяч участников марша были представители Национально-радикального лагеря, Всепольской молодежи (истоки обеих организаций восходят к достаточно радикальному направлению Национальной демократии), многочисленных патриотических и католических организаций, сторонники консервативной "Gazety Polskiej", активисты "Солидарных 2010", свято верящих в то, что президент Л. Качиньский погиб в апреле 2010 г. в результате происков России. Были ветераны Армии Крайовой и многие жители столицы, стремящиеся отметить этот праздник скорее под патриотическими, чем под какими-либо другими знаменами. В колоннах шли участники групп исторической реконструкции в костюмах разных эпох, символизирующие славные страницы польской истории, были и некоторые политики и журналисты, симпатизирующие правой идее. Шли в колонне и футбольные фанаты, вряд ли слишком озабоченные патриотическими идеями.

стр. 50

Незадолго до 11 ноября организаторы марша заявляли, что они выведут на улицы столицы 11 тысяч патриотов, разделяющих национально-радикальные, консервативные, правые взгляды и стремящиеся к созданию Польши "свободной как от социализма, так и от демолиберализма". Марш был вполне законный, мирный и согласованный с властями. Путь его пролегал через центральные улицы города к памятнику Р. Дмовскому Однако дойти до памятника участникам марша не удалось: путь им преградили сторонники другой акции - "Цветная независимая", проходящей в этот день в Варшаве под эгидой левых и антифашистских организаций, объединившихся в Соглашение 11 ноября, еще в преддверии праздника уведомивших общественность о своей готовности противостоять "коричневому шовинизму".

Акция "Цветной независимой" носила подчеркнуто наднациональный, мульти-культурный характер (отсюда и название "цветная", "разноцветная независимая", а не польская красно-белая) и проходила в виде концерта на одной из варшавских площадей. Но песни и музыка не смогли умиротворить некоторых решительно настроенных групп варшавской молодежи, готовых вступить в бой скорее ради самого боя, чем ради идей.

День независимости не стал днем торжества демократии и плюрализма. Более того, он стал днем погромов и уличных боев. Столкновения националистов и левых (при всей условности этих определений) происходили 11 ноября и в предыдущие годы, но никогда прежде они не носили столь яростный характер: итогом противостояния стало более 200 задержанных полицией, десятки раненых, разбитые кинокамеры и машины телевизионщиков.

Основной "движущей силой" погрома были не левые интеллектуалы и не идейные наследники Дмовского. Они не кидали камни и не били противников палками по голове. Это делали группы футбольных фанатов, анархисты, экстремисты из языческого объединения "Задруга" и просто хулиганы, ищущие повод поиграть мускулами. Но их действия стали следствием идейного противостояния левых и правых. Не все читают Маркса или Дмовского, но практически все пользуются Интернетом и видят расклеенные плакаты. Антифашисты и левые еще в 2010 г. грозились заблокировать ставший уже традиционным марш правых. Накануне праздника город был заклеен плакатами с надписью "блокировали, блокируем и будем блокировать". И хотя блокада по мысли организаторов должна была носить мирный характер, в Интернете были предусмотрительно размещены инструкции о том, как вести себя в случае столкновений с полицией. Инструкции пригодились: антифашисты действовали достаточно жестко: в ход пошли и палки, и камни, и баллончики с газом и пульверизаторы с краской ("пусть варшавяне знают, что "меченые краской" - фашисты!" - объясняли они позже свои действия). Сами борцы с фашизмом не стремились к излишней популярности: их лица были нередко скрыты масками. Интересно, что в ряды польских антифашистов влились их соратники из Германии, которые вели себя очень активно и по-боевому, не стесняясь применять силу. Потесненные с варшавских улиц немецкие борцы с фашизмом нашли приют в редакции журнала "Krytyka Polityczna", вокруг которого объединяются польские левые интеллектуалы, во главе с С. Сераковским. Но в этот день левые показали, что они способны применить против политических противников не только интеллектуальную силу, но и нечто более грубое: во всяком случае, когда их немецкие единомышленники покинули редакцию, полиция обнаружила там и кастеты, и палки. Правые обвинили именно журнал в том, что польский "марш независимости" был атакован немцами. Возмущенный Я. Качиньский потребовал выдворения редакции из арендуемого ей здания в самом центре Варшавы. Но сами левые категорически отрицают свою причастность к появлению немцев в Варшаве, доказывая, что антифашисты всей Европы всегда готовы проявить солидарность. За журнал "Krytyka Polityczna" вступилась вся

стр. 51

польская интеллектуальная элита: с открытыми письмами в ее защиту выступили и писатели, и кинематографисты во главе с А. Вайдой, и художники.

В противостоянии с "Маршем независимости" приняли участие известные польские политики: Я. Паликот, триумфально вошедший в польский сейм последнего созыва главным образом благодаря своему откровенному антиклерикализму, социал-демократ Р. Калиш, ветеран демократической оппозиции С. Блюмштайн.

События этого дня очень напоминали обстановку в стране в межвоенный период, столкновение сторонников разных политических сил, действовавших в то время. С тех пор прошло уже много лет, и многое изменилось в мире. Нынешние правые отнюдь не всегда готовы стать под знамена Р. Дмовского. Уж если и заявляют о своей приверженности к кому-то из политиков II Речи Посполитой, то только к Ю. Пилсудскому. Именно он кумир и президента Коморовского, и премьера Туска, и Я. Качиньского. Нет в нынешней Польше оснований для реального антисемитизма (в разжигании которого обвиняют Дмовского), так как практически нет евреев. Нет и реальной угрозы фашизма. Вряд ли можно говорить и о реальной угрозе польской национальной идентичности со стороны "врагов польского народа" и "врагов костела", к которым причисляют представителей сексуальных меньшинств, иммигрантов, атеистов. Но нет, вместе с тем, единого и сплоченного польского народа. Страна разделена, что в полной мере продемонстрировали последние президентские и парламентские выборы. Идет "польско-польская война" скорее между сторонниками модернистской и проевропейской концепции развития и приверженцами консервативной, национально-католической концепции.

В день празднования очередной годовщины Дня независимости 11 ноября 2012 г. вопрос вновь приобрел остроту. Правда, не в той степени, как это было в 2011 г. Праздник прошел значительно спокойнее, хотя не обошлось без раненых, арестов, столкновений с полицией и просто уличных драк. Но масштаб был не тот. Не стоит думать, однако, что поляки обрели сплотившую народ национальную идею. Просто в этот день было как бы несколько праздников, разведенных при помощи сил правопорядка во времени и в пространстве.

Самым мирным и спокойным был марш президента Бронислава Коморовского, который не ограничился традиционным возложением венков к могиле Неизвестного солдата, а избрал другой сценарий: возглавил колонну в несколько тысяч варшавян, принявших лозунг президента "Свобода прекрасна, она принадлежит всем нам". Многие из единомышленников президента со значками с надписью "Я иду с Бронеком" приняли участие в марше, особый колорит которому придавали группы исторической реконструкции и чудом сохранившийся танк времен польско-советской войны 1920 г. Маршрут движения колонны вполне соответствовал избранному лозунгу. Марш прошел по Королевскому шляху (т.е. центральными улицами Варшавы) от памятника Пилсудскому на площади его имени до памятника Начальнику государства у Бельведера. Под звуки "Первой бригады" - марша легионов Пилсудского президент и потомки маршала возложили цветы к его монументу.

На пути следования марш независимости делал остановки у памятников заслуженных поляков, во время которых произносились речи и звучала музыка: у памятника "примасу тысячелетия" С. Вышиньскому, и лидеру крестьянского движения межвоенной Польши В. Витосу, и Главному коменданту Армии Крайовой С. Гроту-Ровецкому, и премьеру Польши И. Падеревскому, подписавшему Версальский договор, и, наконец (что случилось впервые в истории страны), у памятника Р. Дмовскому. Более того, Б. Коморовский выразил сожаление, что в Варшаве нет памятника И. Дашиньскому, представляющему польскую социалистическую мысль.

стр. 52

Идиллии, однако, не было. Пафос единения во имя Польши пытались сбить группы противников президента, на каждой остановке марша разворачивавшие транспаранты с упреками по поводу слишком мягкого отношения главы польского государства к абортам, потворству сексуальным меньшинствам, низкопоклонству перед Евросоюзом. Не обошлось, конечно, и без смоленской темы и обвинений в покушении на жизнь Л. Качиньского. Тем более, что буквально накануне Дня независимости отмечался день памяти смоленской катастрофы (что происходит 10 числа каждого месяца) и Я. Качиньский вновь призывал биться за правду до конца и разоблачить заговор. Главу ПиС не остановило даже недавнее высказывание З. Бжезинского, призвавшего отказаться от "вздорных бредней о покушении" в связи в появившейся в газете "Rzeczpospolita" статье о якобы найденных следах взрывчатых веществ на обломках разбившегося самолета. Качиньский уверен, что обретение правды близко, как никогда, а измена нынешних польских руководителей очевидна. В связи с Днем независимости Качиньский еще раз напомнил соотечественникам, что независимость не продается, хотя не преминул заметить, что надо решительно противостоять попыткам ЕС урезать польский бюджет, ведь деньги положены полякам, хотя бы потому, что у них такая трагическая история.

Лидер ПиС отмечал День независимости в Кракове. У него был свой марш и свои герои: подобно Коморовскому он с группой единомышленников почтил память Иоанна Павла II, Пилсудского и Леха Качиньского, возложив цветы к их памятникам и произнеся соответствующие слова.

По-своему отмечали праздник польские националисты, считающие этот праздник своим, хотя в межвоенной Польше именно они обвиняли Пилсудского во всех смертных грехах и никоим образом не приветствовали празднование 11 ноября. В 2012 г. радикально настроенным националистам трудно было в бою доказать свою любовь к Польше: не на кого было обрушить праведный гнев, ведь их политические противники уже завершили празднование. Тем не менее, вопреки недавно принятому закону, группы решительно настроенной молодежи применяли пиротехнику, нашли повод столкнуться с полицейскими и с попавшими под горячую руку гражданами, в результате чего более 100 человек было арестовано. В колоннах националистов были разные люди: и вполне солидные и серьезные сторонники идеи национального развития Польши, и радикальные Всепольская молодежь и Национально-радикальный лагерь. "Роман Дмовский - освободитель Польши", - скандировали участники марша.

Нынешнее польское руководство радикальных националистов никоим образом не устраивает. На транспарантах были обвинения и угрозы в адрес Туска и Коморовского, обещания "не забыть Смоленск". Звучала "Рота" (польская патриотическая песня на слова М. Конопницкой, написанная в 1908 г. и очень популярная в свое время).

Р. Винницкий, лидер Всепольской молодежи, по завершении марша заявил о создании Национального движения, с целью ликвидации нынешней III Речи Посполитой, как воплощения предательства "круглого стола" (как известно, именно в результате соглашений "круглого стола" в 1989 г. произошла смена политического и экономического строя в Польше, но и по сей день немало поляков считают это соглашение преступным сговором с коммунистами). Винницкий полагает, что нынешняя Польша - колония Евросоюза, а политика властей антинациональна и с ней надо решительно бороться, ибо среди властной элиты нет достойных лидеров, даже Я. Качиньский не может рассматриваться в качестве такового, ведь он не использовал свой шанс, отдал власть и не сумел изменить Польшу.

Национал-радикалы настроены более решительно, чем Всепольская молодежь. Организация во время своих акций выдвигает требования, далекие от просвещенного национализма, требуя вернуть Польше Львов и Вильнюс, расправиться с

стр. 53

сексуальными меньшинствами так же, как "Гитлер с евреями". Лидер национал-радикалов П. Холехер твердо обещает, что в случае их победы "не будет никакой жирной черты" и все получат по заслугам.

Роман Гертых (ныне уже несколько подзабытый польский политик, несколько лет назад возглавлявший националистическую партию "Лига польских семей", бывший министр образования при президенте Л. Качиньском) весьма резко отозвался о своих недавних политических единомышленниках, назвав, в частности, Национально-радикальный лагерь "антисистемными сопляками", недостойными и произносить имя Дмовского (семья Гертыхов традиционно поддерживала национальных демократов, а дед Романа, Енджей, был близким другом и единомышленником Дмовского). Сам тезка идеолога польского национализма в День независимости шел под другими знаменами, присоединившись к президентскому маршу.

Националисты с большим интересом относятся к венгерскому опыту, успеху националистической партии "За лучшую Венгрию", стараясь во всем подражать своим единомышленникам.

В этот день по Варшаве прошел и еще один, собравший несколько сотен сторонников марш под лозунгом "Фашизм не пройдет". Собравшись у памятника Героев варшавского гетто, члены "Соглашения 11 ноября" (объединяющего антифашистов, сторонников равенства сексуальных меньшинств, некоторые профсоюзные организации, анархистов) прошли по своему маршруту с антинационалистическими и антифашистскими лозунгами, скандируя иногда нечто провокационное, типа "Словацкий тоже был геем". Без уличных столкновений не обошлось, но они были весьма незначительны.

Польские антифашисты не являют собой некий идейный и организационный монолит. Это несколько группировок, весьма немногочисленных (в целом по стране речь может идти о нескольких сотнях участников движения). Они отнюдь не были в центре внимания СМИ и общественности вплоть до прошлого года, когда вместе с боевиками из немецкой Антифы и польскими левыми, связанными с "Krytykoi Polityczna" спровоцировали массовые беспорядки в Варшаве. Некоторые польские антифашисты решительно не хотят, чтобы их называли Антифа, считая эту организацию левацкой, других же Антифа никоим образом не отталкивает.

Так что же праздновали поляки 11 ноября? К какой цели шли по Варшаве, да и по другим городам Польши колонны демонстрантов? Совершенно очевидно, что для некоторых политических сил в Польше 11 ноября отнюдь не праздник, а суровые будни политической борьбы, когда можно заявить о себе и погрозить кулаком правящей элите.

Конструктивной представляется позиция польского президента, который пытается отдать должное всем борцам за независимость страны, невзирая на разницу политических взглядов. Польша, как и любая другая страна, нуждается именно в таком подходе к прошлому, когда история остается историей, не превращаясь в орудие современной политической борьбы. Особенно примечательно, что Б. Коморовский, никогда не проявлявший симпатий к идеологии национальной демократии, отметил и заслуги Романа Дмовского, тем самым если и не выбив оружие из рук своих политических оппонентов, то серьезно это оружие притупив.

Таким образом, проявления исторической политики, как празднование исторических годовщин в современной Польше, свидетельствуют о том, что на вопрос Словацкого: "Какая Польша?" ныне живущие поляки так и не нашли общего ответа. Возможно, это нормально для демократического государства, но некоторые крайние формы плюрализма видения истории и современности не могут не вызывать тревоги.

стр. 54

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Траба Р. Польские споры об истории в XXI веке // http://polit.ru/article/2010/02/03/traba/

2. Semka P. Piwiarni tez plona. // http://www.rp.pl/artykul/976640-Piwiarnie-tez-plana-html

3. Powstanie? A kto wygral? // http://wyborcza.pl/2029020,76842,13271641.html.

4. Komorowski B. List prezydenta na uroczystym odslonieciu pomnika w Lublinie // http://www.prezydent.pl/ aktualnosci/wypowiedzi-prezydenta/inne/art,434,list-prezydenta-na-uroczystym-odslonieciu-p omnika-w-lublinie.html

5. Komorowski B. List prezydenta na obchodach rocznicy Powstania Styczniowego we Lwowie // http:// www.prezydent.pl/aktualnosci/wypowiedzi-prezydenta/inne/art, 436,list-prezydenta-na-obchodach-rocz nicy-powstania-styczniowego-we-lwowie.html

6. Komorowski B. Wywiad prezydenta dla TVP Historia // http://www.prezydent.pl/aktualnosci/wypowie-dzi-prezydenta/wywiady/art,170,prezydent-w-t vp-historia-o-znaczeniu-powstania-styczniowego.html

7. Tusk D. Powstanie Styczniowe "fundamentem mysli niepodleglosciowej" // http://www.rp.pl/artikul/ 972762.hhnl?print=tak&=0

8. Palikot J. Powstanie styczniowe // http://palikot.blog.onet.pl/2013/01/22/powstanie-styczniowe/


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ОБ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-ПОЛИТИКЕ-В-КОНТЕКСТЕ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-В-СОВРЕМЕННОЙ-ПОЛЬШЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. С. ЛЫКОШИНА, ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 15.08.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ОБ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-ПОЛИТИКЕ-В-КОНТЕКСТЕ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-В-СОВРЕМЕННОЙ-ПОЛЬШЕ (date of access: 04.10.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. С. ЛЫКОШИНА:

Л. С. ЛЫКОШИНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
50 views rating
15.08.2022 (50 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
И КАТАЛИЗАТОР, И СОРБЕНТ
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
СОЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТРОПИЧЕСКИЕ ВУЛКАНЫ И КЛИМАТ АРКТИКИ
Catalog: География 
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
Фейерверки и пиротехника во время свадебных церемоний
Catalog: Лайфстайл 
18 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТАЙНЫ "ТРЕТЬЕЙ ПЛАНЕТЫ"
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"МЕДИЦИНСКИЕ ПРОФЕССИИ" ВОДЯНОЙ СТРУИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"БЛАГОСЛОВЕННЫЙ, ВЕЛИКОДУШНЫЙ ДЕРЖАВ ВОССТАНОВИТЕЛЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ, НРАВЫ. Как мне выразить любовь свою...
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА - ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ЗЕМЛИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"СЛАВНЫЙ БЫЛИННЫЙ БОГАТЫРЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones