Libmonster ID: BY-2623

На протяжении всей своей истории и до сегодняшнего дня США являются ареной не только множества межнациональных и межрасовых противоречий и конфликтов, но и попыток данные противоречия сгладить, организовать стабильное, взаимоприемлемое сосуществование представителей разных этносов и рас. Учитывая множественные миграционные процессы, проходящие в настоящее время как в России, так и во многих других странах мира и приводящие к смешению на одной территории народов, придерживающихся разных культурных норм, исповедующих разные религии, подчас имеющих те или другие исторически сложившиеся претензии друг к другу, изучение американского "плавильного котла" - отношения белых и черных американцев - сейчас актуально как никогда.

Афроамериканцы - общность, начало формирования которой положил ввоз рабов из Африки на территорию сегодняшних США в XVII-XIX вв. В руки работорговцев попадали представители множества различных племен Западной Африки, говорившие на разных языках и принадлежавшие к разным культурным традициям. Естественно, попав в Америку и став рабами, они практически полностью утеряли связи с родным континентом, переняли язык и восприняли в той или иной степени культуру своих хозяев. После отмены рабовладения в США чернокожее население, обретя свободу, оказалось неотъемлемой частью государства, власти и рядовые граждане которого в большинстве своем относились к нему с презрением и неприязнью.

Даже в 1950-х гг. мир, окружавший среднего афроамериканца, выглядел примерно так: "...Постоянно чувствовал себя неуютно и пристыженно из-за цвета своей кожи. Я никак не мог отвязаться от этих переживаний, они не давали мне покоя. Преследовавшие меня негативные эмоции рождались из распространенного в системе представления о том, что белые дети - "умницы", зато черные - сплошные "тупицы". Открыто об этом не говорили, но всегда давали понять. Любое положительное явление, которое можно было обозначить словом "хорошо", неизбежно ассоциировалось с белым цветом, даже в сказках, что нам давали читать в младших классах. "Негритенок Самбо", "Красная шапочка", "Белоснежка и семь гномов" словно говорили нам, кто мы есть. [...] Мы, дети негров, по отношению к белым продолжали чувствовать что-то похожее на странную смесь ненависти и восхищения. [...] Густые африканские волосы - это плохо, зато прямые волосы - это замечательно; светлое было лучше, чем темное" [Ньютон, 2003, с. 37 - 39].

В этих условиях естественным актом своего рода "экзистенциальной самообороны" для обладателей черной кожи было формирование собственной, афроамериканской национальной идентичности. С конца XIX в. велась активная борьба за написание слова "Negro" с большой буквы, начали появляться детские игрушки в виде чернокожих кукол и т.п. В речах чернокожих деятелей начала XX в. все чаще можно было

стр. 74

услышать о "расе", "народе", "нации", "национальности". Вообще, с началом XX в. связаны развитие и оформление различных афроамериканских идейных течений, активизация афроамериканской общественной жизни. В 1914 г., например, выходило 398 периодических изданий чернокожих, в том числе 249 газет [подробнее см.: Нитобург, 1979]. Это совпало с общемировым процессом конца XIX - начала XX в. - формирования национального самосознания у многих народов мира. Для афроамериканцев, как и для многих народов, оказавшихся под культурным и экономическим контролем белых, было характерно желание завоевать культурную и духовную независимость, но свои поиски в этом направлении они вели, отталкиваясь от господствующих в то время представлений - т.е. создавали не что-то принципиально отличное от белой западной культуры, а своего рода "европоцентризм наоборот" [подробнее см.: Зарождение идеологии..., 1973].

При создании собственной картины мира, трактовке истории своего народа для афроамериканцев, естественно, было и остается до сих пор важно дать оценку своему прошлому. И прошлому не только американскому, но и африканскому. Когда речь заходит о временах, предшествовавших трансатлантической работорговле, афроамериканцы сталкиваются примерно с таким набором вопросов: Почему Европа смогла получить контроль над Африкой? Почему так получилось, что миллионы африканцев стали товаром для работорговцев? И вообще, что представлял собой черный континент столетия назад? Можно ли сравнивать Европу и Африку того времени в категориях "хуже-лучше"?; где настоящая родина американских чернокожих - в США или в Африке? Нужно ли переносить африканские традиции в повседневную жизнь афроамериканцев?

Ответы на эти вопросы нужны не только афроамериканским идеологам, они серьезно интересуют тех, кто изучает общественную жизнь чернокожих США. По мнению этнографов, то, что один народ (в данном случае - афроамериканцы) думает о другом (о народах Африки), многое говорит о нем самом, помогает понять его. "Открытие двойственного характера этнических представлений, - пишет отечественный этнолог Н. А. Ерофеев, - заставило изменить взгляд на те ошибки и искажения, которыми полны этнические образы, а также на перспективу отделения в них правды от вымысла... Более того, наличие ошибок, предвзятостей и искажений в этнических представлениях теперь уже не выглядит недостатком. Оно - пусть это звучит парадоксом - даже увеличивает ценность: изучая эти искажения, мы получаем доступ в глубины национальной психики, в первую очередь того народа, который создает эти мифические образы" [Ерофеев, 1983, с. 47].

В связи с широтой данной темы автор, ограниченный рамками статьи, не претендуя на полноту анализа, попытается продемонстрировать эти образы на нескольких ярких примерах, не выстраивая хронологию их развития, а лишь по ходу дела упоминая о многочисленных связях афроамериканского национального самосознания с соответствующими идеями африканских, афрокарибских, афроевропейских теоретиков и практиков черного национализма.

В России на данный момент нет работ, специально посвященных анализу представлений афроамериканцев о своем африканском прошлом. Но так как эта тема чрезвычайно важна для понимания афроамериканских общественных процессов, она затрагивалась как российскими авторами, занимающимися расовым самосознанием чернокожих за пределами США (например, в работах Н. С. Сосновского и М. Ю. Френкеля), так и американистами нашей страны. В советской России из-за противостояния СССР и США афроамериканцы и их идейные течения были популярной темой отечественной американистики - в них видели "слабое звено" линии фронта политического противника. Об общественной жизни афроамериканцев писали такие историки, как И. А. Геевский, В. С. Григорьев, Р. Ф. Иванов, А. П. Королева, А. Н. Кузьмин, Л. Н. Митрохин,

стр. 75

Э. Л. Нитобург, Н. В. Сивачев, О. В. Филановская, Д. Е. Фурман, А. И. Шаскольский, В. К. Шацилло и др.

Общей чертой практически всех советских исторических работ, посвященных афроамериканской общественной жизни, является, с одной стороны, очень тщательный разбор всех форм угнетения и притеснения, которым подвергались афроамериканцы, с другой - стремление оценить все афроамериканские движения с точки зрения марксизма-ленинизма в системе "хорошо-плохо". Такой подход был изначально односторонним и - в этом смысле - ущербным, так как ни в малейшей степени не раскрывал суть афроамериканских общественных процессов. Яркий пример - работа Л. Н. Митрохина [Митрохин, 1974], в которой проработка огромного информационного массива сочетается с замалчиванием достаточно широко известных фактов афроамериканской истории (например, в жизнеописании Малькольма Икс не упомянут его хадж в Мекку).

В посперестроечной России, с одной стороны, спал интерес к афроамериканской истории, с другой - открылись возможности для значительно более свободных исследований [см., например: Нитобург, 1995]. Образы африканского прошлого у афроамериканцев стали привлекать внимание российских ученых. Так, определенные пересечения с темой настоящей статьи есть в кандидатской диссертации О. Г. Новикова "Формирование идеологии афроамериканского движения "Власть черным" в 50-е-60-е гг. XX века", защищенной в 2003 г. в Институте Африки РАН. Кроме того, на фоне общего повышенного внимания к исламу и исламизму в последнее время в нашей стране появился некоторый интерес к исламским движениям в афроамериканской среде [см.: Мусульмане в публичном пространстве Америки, 2005; Ястребов, 2005].

Если говорить о работах афроамериканских общественных деятелей и ученых, то практически все они - от сторонников полного размежевания с белыми (яркий современный представитель - Х. Р. Мадибути) до приверженцев интеграции чернокожих в американское общество (Д. Дж. Дикерсон) - видят Африку прошлых столетий высокоразвитым в технологическом и культурном отношении регионом, который белые европейцы колонизовали лишь при помощи коварства и обмана. Мнения, отличные от этого, единичны. В частности, можно назвать К. Р. Ричбурга, чернокожего журналиста, автора книги "Из Америки", описавшего жизнь в нынешней Африке и поблагодарившего в ней работорговцев прошлого за то, что он - афроамериканец.

Такое единство в превознесении прошлого Африки среди афроамериканской интеллигенции прежде всего продиктовано полемикой с большинством белых американских ученых и политиков конца XIX и до середины XX в. В США постоянно выходили работы, идейно оправдывающие и рабство чернокожих, и деятельность Ку-Клукс-Клана, представлявшие белых в целом расой более развитой, чем черные. Кроме того, черные интеллектуалы справедливо исходят из того, что на всемирную историю нельзя смотреть только через призму европоцентризма.

Правда, альтернативой "белой истории" становится практика публикации неточных, непроверенных данных - лишь бы они служили делу прославления прошлого черной расы. Оправдывается это тем, что, дескать, современная историческая наука тотально "выбелена" и потому нельзя работать по ее канонам. Н. С. Сосновский считает: "Культурный национализм как разновидность утопического сознания основан на историческом мифе. Примечательно, однако, что, несмотря на разделяемый теоретиками культурного национализма релятивизм относительно объективности исторического знания, они обычно не имеют духа признать отличие собственных построений от исторической науки. Цель подобной историографии - создание обращенной в прошлое утопии времени, и, как всякая утопия, образ Золотого века выполняет в общественном сознании определенные необходимые функции" [Сосновский].

О духе, в котором рассматривается афроамериканцами история Африки, можно судить из двух цитат, приведенных ниже. Обе эти цитаты обнаруживают полное идейное

стр. 76

единство, хотя автор первой - Х. Мадюбути - один из самых бескомпромиссных черных расистов Америки, а автор второй - Д. Дикерсон - сторонница интеграции чернокожих в общество США.

"Если же мы спросим, сколько африканцев (черных) было убито во время евразийской торговли черными рабами, немногие, если вообще кто-либо (исключая историков-дилетантов), может назвать точную цифру. [...] Да, рассуждения о цифрах, тем более в таких масштабах, можно посчитать либеральным эскапизмом. Но разговор о том, кого мы потеряли, напрямую касается нашего сегодняшнего порабощения и экономической отсталости. Мы потеряли величайших независимых мыслителей - тех, кто предпочел смерть для себя и своей семьи порабощению, - мы потеряли ученых, учителей, докторов, религиозных лидеров, ремесленников - тех, кого посчитали "слишком умными" для порабощения и, следовательно, "потенциальными бунтовщиками". Мы потеряли женщин и мужчин, чья преданность своему народу была для них важнее жизни в качестве рабов. Тех, кто отказался подчиняться "дьяволам с Запада". Мы потеряли женщин, которые были в силах задушить своих грудных детей, а затем ночью молча остановить свое собственное дыхание, чтобы не подчинить себя сексуально и духовно как иноземным врагам, так и своим собственным братьям, ставшим предателями. Евразийская работорговля нанесла черной расе такой ущерб, чтобы мы так никогда и не смогли подняться. Самое нашу душу, дух наших предков, суть нашего существования, смысл жизни были содраны с нас, как лев сдирает шкуру с пойманной антилопы" [Madhubuti, 1978, р. 15].

"Европа не восприняла от Африки ничего, "кроме рабства" - так думают эти белые, говоря, что у Африки нет ни искусства, ни культуры, ни знаний, что Африка ничего не дала человечеству. Они верят, что десятки тысяч лет африканцы бегали голыми, в грязи, позволяли гиенам и обезьянам воспитывать своих детей, не умели разговаривать и делать любые виды записей, пока не придумали ритуалы. Они могут поверить, что человек появился в Африке, но считают, что он оставил родной континент, когда мигрировал по планете, "чистым листом", не взял с собой никаких навыков. Иначе образ "святой" Европы был бы подпорчен. Следовательно, не было такой эпохи, в которой не было "бремени белого человека". Но как же человек выжил до и после того, как покинул Африку, без каких либо знаний, культуры?

[...] Ничего не хотящие знать воспринимают свой недостаток знаний об Африке, колыбели жизни, как подтверждение своих идей. Остается удивляться, а что же тогда в Африке делает столько археологов?

Настолько сильно было отвращение к черным, что ранние белые "ученые" замалчивали факт существования письменности в суданской Африке. Первые тексты американских рабов были написаны на арабском - этой африканской латыни. Белым было неприятно признавать существование имеющих письменность мавров - тогда они начали утверждать, что мавры - не черные, а "смуглые". Таким же образом как черные женщины изображаются распутницами, ответственными за свое собственное сексуально угнетенное положение, так Африка изображается лишенной интеллекта, что делает, в частности, возможным замалчивать и отрицать существование суданской африканской интеллектуальной традиции. Дистанцируясь от активной роли в работорговле, белые говорят, что ничего не знали о внутренних районах Африки. Так откуда же они могли знать, были ли там распространены знания или нет?" [Dickerson, 2004, р. 109 - 110].

В текстах афроамериканцев, содержащих подобные идеи, обычно речь идет о Египте, Карфагене и цивилизациях Западной Африки. Во всех случаях делаются попытки показать цивилизующую роль, которую эти регионы играли при взаимодействии с Европой, влияние именно представителей негроидных народов на успехи этих государств прошлого.

стр. 77

Если говорить не об интеллектуалах, а о средних афроамериканцах, то формирование представления о своем африканском прошлом упирается для них в доставшуюся "в наследство" от столетий рабства и десятилетий сегрегации слабую образованность большей их части. Вот что в 1990-х гг. писала наша чернокожая соотечественница Л. О. Голден: "Я была поражена, насколько они [афроамериканцы. - А. Л.] не знают африканскую историю, в то же время пытаясь принять африканскую культуру, сохранив параллельно блага американского общества. Хотя они страстно желают в первую очередь быть африканцами, а американцами - во вторую, весь их жизненный опыт, образование и манеры - американские в двух-трех поколениях. Некоторые пытаются одеваться в национальные костюмы, часто смешивая мужскую и женскую одежду, а также виды причесок. [...] Только некоторые американцы, как я обнаружила во время лекций в американских университетах, понимают, что Африка - это многоаспектное явление. Американцы часто воспринимают Африку как единообразный континент. Несмотря на то, что в Африке живут представители шести расовых типов (и не все они - черные), 1600 наций и этнических групп, а также находится более пятидесяти стран - каждая со своей историей, культурой, религией, языками и музыкальными стилями. Когда бы я ни говорила на лекциях о древней (и продолжающейся до сих пор) арабской работорговле, которая, по сути, сравнима с трансатлантической, неизбежно я получала ответ: "Но они нам никогда не говорили". Когда я спрашивала, кто эти "они", ответом было - "белые"" [Golden, 2002, р. 185 - 186].

Незнание - естественный путь к несоответствующим действительности суждениям. Таковые суждения могут быть диаметрально противоположными. Например, выступая на олимпиаде в начале своей блестящей спортивной карьеры (спорт вообще для афроамериканцев играет более важную роль, чем для большинства других народов), известнейший боксер Мухаммед Али (тогда еще - Кассиус Клей) на вопрос советского журналиста о положении чернокожих в США ответил так: "Смотри сюда, коммуняка! Америка - лучшая страна в мире, в том числе лучше твоей. Я уж лучше буду жить в Луисвиле, потому что, по крайней мере, мне не надо драться со змеями и аллигаторами и жить в глиняной хижине". "Я ничего не знал о России, и очень мало об Африке, которую я представлял по фильмам о Тарзане", - через много лет оправдывался Мухаммед Али в своих воспоминаниях [Muhammad Ali, 1975, р. 63].

Но подобные представления об Африке и не слишком высокое о ней мнение распространены среди афроамериканцев и сегодня. Популярнейший в афроамериканской общине и в целом в США баскетболист Мэджик Джонсон известен тем, что во время выступления в телешоу в ответ на сомнения в его интеллектуальных способностях спросил: "Вы думаете, я из Африки?". Черный мэр иллинойского Ист Сент-Луиса, отправляясь с визитом в Заир, повез с собой из США емкость с кровью, дабы при несчастном случае ему не "перелили обезьянью кровь". Африканским иммигрантам в США афроамериканские собратья нередко задают вопросы вроде: живут ли в Африке люди в домах или нет? часто ли им приходится убегать от тигров? [Dickerson, 2004, р. 153]. С. А. Дьюф в статье "Западноафриканский парадокс" пишет: "Обвинение, которое практически все респонденты слышали в свой адрес, звучит как проклятие: "Вы нас продали!". Это глубоко ошибочная трактовка, воспроизводящаяся в школах, СМИ и высших учебных заведениях и распространяющая на всех африканцев - в том числе и современных - коллективную вину за работорговлю" [Дьюф, 2005, с. 371].

Однако подобные настроения легко могут сменяться на совершенно противоположные. Так, тот же Кассиус Клей через несколько лет после упомянутого выше столь лояльного американскому строю заявления круто изменил свои идейные позиции и вступил в "Нацию ислама". Для так называемых черных мусульман африканцы - это совсем не "дикари из глиняных хижин, сражающиеся со змеями и аллигаторами". Российскому читателю, интересующемуся общественной жизнью США, исламского мира

стр. 78

или чернокожих из разных частей света, более или менее знакома мифология "Нации ислама" - смена членами организации "рабских имен и фамилий" сначала на "икс" (символический акт осознания утери африканских корней), а потом - на мусульманские имена; их идеи о том, что в древности миром правили чернокожие "азиатские люди", создавшие невероятную по мощи цивилизацию, но злой гений ученого-генетика Якуба, выведшего в результате экспериментов 59999 "белых дьяволов", привел к ее крушению.

Заслуживает внимания отрывок из автобиографии Малькольма Икс о том, как он вступал в "Нацию ислама", изучал ее идеи, отбывая десятилетнее тюремное заключение. Малькольм Икс писал, что хотя утверждение о том, что "белый человек - это дьявол", звучит очень странно, но что весь жизненный опыт американской черной бедноты, афроамериканских заключенных приводит к такому мнению [Autobiography of Malcolm. .., 1975, p. 169 - 191]. Более чем через 40 лет после Малькольма Икс наш соотечественник Дмитрий Старостин, проведший пять лет в американских тюрьмах, писал: "В нью-йоркской тюрьме я не встречал сколько-нибудь серьезной расовой вражды. Хотя здесь есть подпольные организации белых и черных расистов ("арийские братья", "пятипроцентники"), они редко прибегают к практическим действиям и больше напоминают клубы по интересам" [Старостин, 2003, с. 161 - 162].

Жителям нашей православно-атеистической державы непросто представить себе религиозную терпимость, имеющую место в США. В Америке ни к человеку, создающему свою религиозную структуру, ни к последователям экзотических культов не относятся как к общественно опасным психическим больным. Слово "секта" в США не бранное. В результате в США возникает и существует множество религиозных групп самого разного толка. Афроамериканцы состоят в десятке относительно крупных протестантских церквей, есть афроамериканцы-католики [подробнее см.: Нитобург, 1995], есть ряд недружелюбно настроенных к белым объединений "черных христиан" и "черных иудеев". В трансформированном виде сохранилось африканское язычество. Афро-латиноамериканская "Сантория" - синкретический культ, в котором духи природных стихий африканского племени йоруба сосуществуют со святыми католического пантеона, имеет своих приверженцев и в США, где в эту и в подобные ей религиозные структуры также вовлечены и афроамериканцы1.

Однако "черный ислам" занимает особое место во всем этом многообразии верований. Сведения об африканских рабах-мусульманах, ввозившихся в США, отрывочны. И очевидно, что подавляющее большинство их было полностью христианизировано. Если какие-то исламские веяния и сохранились к моменту отмены рабства, затрагивали они ничтожное меньшинство афроамериканцев. Интерес к исламу среди чернокожих постепенно развивался с 1910 - 1930-х гг., начиная с забытого ныне "Мавританского Храма Наук" и вполне активной сегодня "Нации ислама".

К мусульманской традиции эти организации имели очень далекое отношение: помимо экстравагантных представлений вроде рассмотренного выше мифа о генетике Якубе или (тоже характерной для "Нации ислама") сакрализации "летающих тарелок" им было свойственно явное агрессивное неприятие белой расы (притом что большинство мусульманских народов - не негроиды). Кроме того, объявление основателя "Нации ислама" Фарда воплощением Аллаха, а Элайджи Мухаммеда - пророком - святотатство для традиционных мусульман. Исламские теологии рассматривают "Нацию ислама" как культ, имеющий гораздо больше общего с христианством, но деформировавший христианское видение мира и декорировавший свои построения в псевдоисламском духе. Весьма характерно, что один из программных текстов наиболее радикаль-

1 Можно привести в пример ироничный текст "Voodoo" группы известного афроамериканского рэпе-ра Айс-Ти "Body Count" // http://www.geocities.com/SunsetStrip/Club/9364/exindex.html

стр. 79

ной в отношении неприятия белых группы, отколовшейся в 1960-х гг. от "Нации ислама" - "Нации ислама пяти процентов"2 - носит название "Почему мы не мусульмане?". Такая вот немусульманская исламская нация [подробнее см.: Islam in the Mix...].

Но псевдоислам дал толчок к распространению среди чернокожих американцев ислама настоящего. Ислам идеально подошел для самоопределяющегося афроамериканского самосознания - монотеистическая религия, с одной стороны, близкая христианству (что важно потому, что практически весь имеющийся культурный багаж афроамериканцев - именно христианский), а с другой - по многим вопросам (как теологическим, так и современным политическим) находящаяся в конфронтации с христианством (религией белых американцев). Опять же никто не отрицает глубины и мощи мусульманской культурной традиции, присоединиться к которой лестно и почетно для самоутверждающегося национального самосознания.

До "Нации ислама" интерес к мусульманству проявлял создатель "черного национализма" Эдвард Блайден. Оставаясь христианином, он выдвинул тезис о том, что ислам - это "африканское христианство". Религия, наилучшим образом приспособленная к специфике Черного континента. Так как христианство в Западную Африку принесли белые колонизаторы, к тому же сами постоянно нарушавшие его принципы и пытавшиеся с его помощью доказать превосходство белых над черными, то ислам - как раз та монотеистическая религия, которая должна консолидировать черную расу. Это объясняет известный парадокс уже афроамериканской истории - то, что "необычный" христианин М. Гарви оказался общепризнанным предшественником "необычной" мусульманской организации "Нация ислама" [Френкель, 1997, с. 118 - 131].

"Нация ислама" постепенно налаживала связи с мусульманскими организациями за границей, а также с мусульманскими иммигрантами в США. Вот один пример: "Абдунасер прибыл в Фишкиллскую тюрьму с огромным мешком мусульманских книг и палестинским флагом, нарисованным на простыне (флаг, правда, отобрали во время обыска). Он сделался завсегдатаем тюремной мечети. Его приняли как подарок судьбы: американские мусульмане-негры в большинстве своем знают по-арабски только "Салям алейкум" и об исламском богослужении имеют примерно такое же представление" [Старостин, 2003, с. 164].

Сейчас в США 7 млн. мусульман, и большинство из них - афроамериканцы. Афро-американские мусульмане называют себя "билалианами" по имени первого муэдзина ислама - чернокожего сподвижника Мухаммада - Билала [Ястребов, 2006, с. 129 - 130]. О масштабах влияния на жизнь США афроамериканского ислама говорит хотя бы тот факт, что для Америки не редкость, когда в десятке самых популярных песен месяца оказывается сразу несколько хитов афроамериканских мусульманских рэперов [Islam in the Mix...].

"Нация ислама" пережила два больших раскола, когда в случае с Малькольмом Икс - заметная часть, а в случае с Валласом Дин Мухамадом - подавляющее большинство членов организации переходили в традиционный ислам. Ныне она во главе с Луисом Фараханом остается яркой религиозной и политической силой в США. Но и Фарахан все настойчивее ищет поддержку в среде традиционного ислама [см.: Давидсон, 2002, с. 51 - 71].

Исходя из этой тенденции, мусульманские религиозные и политические деятели за пределами США начинают рассматривать афроамериканских мусульман как "инструмент действенного влияния исламской уммы на своего главного врага - Соединенные Штаты Америки" [Ястребов, 2006, с. 133]. Но конечно же интерес афроамериканцев к

2 Известна также как "Нация ислама Богов и Земель", потому что всех черных мужчин ее члены считают богами, а всех черных женщин - символами, воплощающими нашу планету.

стр. 80

Африке используется не только противниками США. Например, существует проект формирования межафриканских миротворческих вооруженных сил из афроамериканцев, дабы миротворцы были одного цвета кожи с участниками африканских гражданских войн. Весьма вероятно, что если такие силы будут сформированы, то США удастся значительно увеличить свое влияние на Африканском континенте [Вишневский, 2001, с. 57 - 65].

В дискуссиях о прошлом афроамериканцев немалую роль сейчас играет проблема репараций. Уже длительное время многие афроамериканские общественные организации выступают за то, что Америка должна выплатить репарации афроамериканцам за годы рабства. В пример приводятся репарации, выплачиваемые американскими властями индейцам и выплаченные американцам японского происхождения. Кроме того, в этом контексте постоянно вспоминают немецкие выплаты Израилю за Холокост. В связи с последними у афроамериканцев возникает целый ряд претензий. Вот наиболее типичные из них: евреев во Второй мировой войне убили только шесть миллионов, а Африка во время трансатлантической работорговли потеряла 100 миллионов человек; евреев не уничтожали и двух десятилетий, а в США мы были столетия низведены до положения скота; за отрицание Холокоста в Европе можно попасть в тюрьму, а преступления белых против африканцев в колониальную эпоху - почему-то дискуссионный вопрос и т.п.

Противники выплаты репараций, во-первых, ссылаются на соучастие африканцев в трансатлантической работорговле, а во-вторых, на то, что сегодня, в результате притока иммигрантов и межнациональных браков, не так и много прямых, "чистых" потомков как рабовладельцев, так и рабов. На это афроамериканцы отвечают, что не требуют репараций со всех белых американцев, а требуют репараций с правительства США, не обеспечившего во время и после Реконструкции достойное существование бывшим рабам (так называемая проблема сорока акров и мула), реализацию поправок к Конституции США, утверждавшим расовое равенство. Также репараций требуют с банков, страховых компаний, других фирм и корпораций, которые действуют с XVIII-XIX вв. и так или иначе были замешаны в работорговле, с властей городов и штатов, где в прошлом проходили массовые линчевания. Если попытки получить деньги с властей особым успехом пока не увенчались, то бизнес-структуры, в чьем прошлом дотошные американские юристы находят связь с рабовладельцами, обычно приносят афроамериканцам извинения и соглашаются на финансирование тех или иных культурных, гуманитарных и прочих программ, направленных на развитие афроамериканской общины [подробнее см.: Williams].

Интересный аспект формирования национального самосознания афроамериканцев - создание образа "черного воина". В связи с этим стоит процитировать известного антрополога Роже Кайуа: "Нация - это множество людей, воюющих вместе, а война, в свою очередь, есть высшее выражение воли нации к существованию" [Кайуа, 2003, с. 284]. Афроамериканские военные достойно проявили себя во всех войнах, которые вела армия США, а также в Войне за независимость и в Гражданской войне. Однако багаж, который чернокожие воины вынесли из всех этих сражений, - скорее отрицательный. Война за независимость и Гражданская война являются для американских чернокожих символами несбывшихся ожиданий. А участь черных солдат американской армии вплоть до второй половины XX в. - расовая сегрегация во время службы и весьма вероятное линчевание по возвращении с войны домой. Именно этим, несмотря на то что успехи афроамериканских военнослужащих занимают видное место в работах большинства афроамериканских историков, объясняется потребность создать совсем другой образ "черного воина". Один из вариантов ее удовлетворения - возвеличивание Нэта Тернера и других, менее известных черных лидеров вооруженной антирабовладельческой борьбы (например, банд беглых рабов).

стр. 81

В этом же русле следует рассматривать ревностное отношение афроамериканцев к боксерским поединкам с участием своих братьев по крови. Чернокожая певица Лина Хорн описывала поражение Джо Луиса от символа нацистской Германии Макса Шмелинга 22 июня 1935 г. следующим образом: "Джо был непобедимым негром, тем, кто противостоял белому и победил его своими кулаками... Но в ту ночь он был только еще одним негром, который получил трепку от белого". Драматург Мая Ангелоу писала, как чернокожая беднота Арканзаса переживала конец встречи: "Это был не просто какой-то негр на ринге, это был нокаут нашему народу. Это был еще один суд Линча, еще один негр, висящий на дереве. Еще одна изнасилованная женщина. Избичеванный и изуродованный черный мальчик. Это были охотничьи собаки, которые идут по следу человека, бегущего через илистое болото. Это была белая женщина, дающая пощечину своей служанке за то, что та была небрежна" [Симонович, 2000, с. 167].

Во многих мифах об африканском прошлом присутствует утверждение, что когда-то белые были в рабстве у черных, и описывается, как же жестоко черные обращались с белыми [Сосновский]. "В конце концов, критически анализируя падение Африки, - пишет американский исследователь М. Каренга, - можно сделать вывод: она и не пала. Отдельные империи, государства, нации и этнические группы были колонизованы. Говорить об Африке так, как будто это была осознающая себя политическая общность, а не просто географический объект - континент, объединяющий разные народы и культуры, - значит игнорировать реальность. [...] Не было никакого африканского правительства или столицы. Африка была континентом в себе, но не осознающим себя. Только с подъемом панафриканизма африканцы начали ощущать себя общностью. Европейцам разобщенность была на руку, но если покорение и колонизация заняли 400 лет, то этот проект практически развалился менее чем за 70. Так что надо ставить вопрос иначе: не почему Африка пала, а какие факторы привели к покорению и колонизации африканских обществ" [Karenga, 1988, р. 67 - 69].

Все эти животрепещущие для афроамериканцев вопросы из прошлого их исторической прародины неизбежно порождают интерес к африканским воинским традициям. На этой почве появились афроамериканские боевые искусства. Легенды о их происхождении чаще всего исходят из того, что среди ввозимых на территорию США рабов было немало и африканских воинов, которые, даже будучи в рабстве, сумели передать следующим поколениям свои познания. По крайней мере, историческим фактом является то, что американские рабовладельцы ради собственного развлечения устраивали поединки между рабами с разных плантаций. По преданию, отсюда берут начало боевые системы джейлхаус рок - вид рукопашного боя, распространенный в наше время среди заключенных-афроамериканцев, и кикинг-энд-кнокинг, также практикуемый миссисипскими чернокожими. Сведения о происхождении и правилах этих боевых систем носят очень отрывочный характер.

Есть и ряд совсем недавно появившихся стилей. Ква асилиа авита санаа - "на основе боевых искусств"3 (другое название не короче - африкан кимарехани кутиа кивули нгуми - "афроамериканский бокс"), ее создатели называют "попыткой сохранить боевые искусства древних африканских воинов"; эта же система помимо спортивной и прикладной составляющей, по мнению ее создателей, "может стать источником просветления". Есть учебный курс АКЕРУ, который предполагает изучение африканской философии, культуры, боевых искусств, африканских и афробразильских танцев. Есть каму нджиа - "молчаливый путь", являющий собой смесь африканских танцев и боевых искусств разных народов мира. В боевой системе киунго нджа мконо - "связь рук" - часто используются блоки и удары близко расположенными друг к другу руками. По-

3 Здесь и далее перевод с суахили А. С. Балезина.

стр. 82

мимо прикладного значения это, по мнению толкователей данной системы, символизирует скованные руки черных рабов.

На привычный для современного западного человека лад африканские боевые искусства были переработаны в афроамериканских системах купигана нгуми ("борьба на кулаках") и мшинди вита сана ("победитель боевых искусств") [martialtalk.com]. Еще одна подобная система предполагает использование египетских боевых традиций, "появившихся восемь тысяч лет назад" [combat4u.com]. Надо отметить, что все эти стили практикуют не только чернокожие граждане США. Несмотря на то что созданы они афроамериканцами и используются в них элементы боевых стилей самых разных стран, их создатели предпочитают давать им названия на африканских языках.

Особняком в этом ряду стоит Федерация черного карате, объединяющая афроамериканцев, занимающихся различными восточными единоборствами. Появилась она в 1960-х гг. из-за случаев дискриминации черных в среде занимающихся боевыми искусствами американцев. В ее рядах есть бойцы очень высокого уровня. Федерация черного карате сотрудничала с известным актером и практиком боевых искусств Брюсом Ли. Какое-то время СМИ по ошибке называли ее "Федерацией карате черных пантер". Залы Федерации черного карате нередко оказывались объектами пристального внимания и репрессий со стороны правоохранительных органов, хотя официально Федерация выступает против мафиозных группировок и экстремистских идеологий и своей первичной задачей декларирует пропаганду здорового образа жизни среди афроамериканской молодежи. Клубные цвета Федерации - красно-зелено-золотые, на ее сайте долгое время находились (сейчас их почему-то убрали) ссылки на тексты Маркуса Гарви, а также программный текст, рассказывающий о том, что именно Африка - родина боевых искусств, африканцы входят в число лучших воинов на земле, корни бокса находятся не в Греции, а в Египте, а первые свидетельства об оформившихся боевых системах относятся к Центральной Африке [bkfinternational.com].

Представляется, что альтернативой "черному национализму" для афроамериканцев, в большинстве своем до сих пор находящихся внизу американской общественной иерархии, могла бы стать левая идея с ее интернационалистическим пафосом, призывом к солидарности на основе классовых, социальных (а не национальных) интересов. Однако национальный вопрос стоит во главе угла и для афроамериканских левых. У. Дюбуа, крупнейший афроамериканский общественный деятель и ученый, стоявший на леводемократических позициях, был также виднейшей фигурой панафриканизма. Другой известный идеолог американских черных левых, марксист С. Л. Р. Джеймс - борец за права черных в Африке, Англии, на Карибах и в США, ставил интересы чернокожих никак не ниже, чем цели всемирной пролетарской революции [подробнее см.: Grisby, 1987, р. 305 - 313]. Афроамериканский народный кумир Малькольм Икс, в последние годы перед своей гибелью стоявший на социалистических позициях - выходец из "Нации ислама". Легендарные заступники черной бедноты - "Черные пантеры", идейно в основном апеллировавшие к Мао Цзэдуну и Францу Фанону, воспринимали афроамериканское население как "внутреннюю колонию империалистических США" и были не против создания на территории одного из штатов афроамериканского государства. Более ранний пример - Африканское кровное братство, которое, несмотря на название, являлось организацией, в первую очередь защищавшей интересы американских чернокожих рабочих, - в конце концов влилось в Коммунистическую партию США [подробнее см.: Grisby, 1987, р. 89 - 94]. Характерно название программного текста Лоренсо Комбоа Эрвина, в прошлом члена "Черных пантер", а ныне - лидера черной левацкой организации "Черная автономия", - "Анархизм и черная революция". Петр Кропоткин и Маркус Гарви для него - это представители практически одной идейной традиции [Ervin].

стр. 83

Конечно, афроамериканские левые понимали неизбежность и необходимость коалиций с белыми американскими левыми, но они постоянно держались за свои, строго расовые структуры, видя в этом залог возможности решения специфических афроамериканских проблем. Национальная ориентация также существенно уменьшала их критику афроамериканской буржуазии или, например, многих, очевидно диктаторских (но зато независимых от белых), африканских режимов. В случаях же, когда афроамериканские левые вынуждены критиковать каких-либо своих собратьев по расе, они нередко начинают обвинять тех в подражании белым.

В заключение несколько слов о том, чем может быть полезно изучение афроамериканских образов африканского прошлого для российских исследователей. Во-первых, у многих коренных народов России в последние десятилетия появилась тенденция считать, что нынешняя российская историческая наука изучает историю исключительно с точки зрения русских. Во-вторых, именно сейчас историки России пытаются возобновить регулярное сотрудничество с историческими школами стран, образовавшимися после распада СССР. И большая их часть воспринимает свои страны как бывшие колонии, а Россию - как бывшую метрополию - страну, использовавшую их ресурсы и подавлявшую их национальные культуры. Ну а для любого исследователя, изучающего общественную жизнь США, представление о том, каким черные американцы видят свое африканское прошлое, - ключ к лучшему пониманию многих политических, культурных, религиозных процессов, инициируемых афроамериканцами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Вишневский М. Л. США и страны Африки // Африка в современном мире и российско-африканские отношения. М., 2001.

Давидсон А. Б. Антирасистский расизм? // Новая и новейшая история. 2002. N 2.

Дьюф С. А. Западноафриканский парадокс // Мусульмане в публичном пространстве Америки: надежды, опасения и устремления. М., 2005.

Ерофеев Н. А. Этнические представления как предмет исследования // Расы и народы. Ежегодник. М., 1983.

Зарождение идеологии национально-освободительного движения (XIX - начало XX в.). М., 1973.

Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. М., 2003.

Митрохин Л. Н. Негритянское движение в США: идеология и практика. М., 1974.

Мусульмане в публичном пространстве Америки. М., 2005.

Нитобург Э. Л. Негры США. М., 1979.

Нитобург Э. Л. Церковь афроамериканцев в США. М., 1995.

Ньютон Х. Революционное самоубийство. М., 2003.

Симонович Л. Олимпизм и новый мировой порядок. Белград, 2000.

Сосновский Н. С. Культура Растафари // http://www.margenta.ru/lirics.shtml

Старостин Д. Американский Гулаг: пять лет на звездно-полосатых нарах. М., 2003.

Френкель М. Ю. Общественная мысль Британской Западной Африки во второй половине XIX века. М., 1977.

Ястребов А. Путь к нации, путь к исламу. Краткая история "черного ислама" в США // Исламская интеллектуальная инициатива XX века. М., 2006.

Autobiography of Malcolm X as told to Alex Haley. N. Y., 1975.

Dickerson D. J. The End of Blackness. N. Y., 2004.

Ervin L. K. Anarchism and Black Revolution // http://lemming.mahost.org / abr/

Golden L. My Long Journey Home. Chicago, 2002.

Grisby D. R. For the People. Black Socialist in the United States, Africa and the Caribbean. San Diego, 1987.

Islam in the Mix: Lessons of the Five Percent // http://comp.uark.edu/@-tsweden/5per.html

Karenga M. Introduction to Black Studies. Los Angelos, 1988.

Madhubuti H. R. Enemies: the Clash of Races. Chicago, 1978.

Muhammad Ali. The Greatest. My Own Story. N. Y., 1975.

Williams B., The Case for Slavery Reparations // http://news.minnesota.publicradio.org/features/200011/13_williamsb_reparations/

http://www.bkfinternational.com/history.htm

http://www.combat4u.com/egyptian african.htm

http://www.martialtalk.com/forum/showthread.php?t = 12661


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ОБРАЗЫ-АФРИКАНСКОГО-ПРОШЛОГО-И-САМОСОЗНАНИЕ-АФРОАМЕРИКАНЦЕВ-В-XX-в

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Л. ЛИТИНСКИЙ, ОБРАЗЫ АФРИКАНСКОГО ПРОШЛОГО И САМОСОЗНАНИЕ АФРОАМЕРИКАНЦЕВ В XX в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.07.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ОБРАЗЫ-АФРИКАНСКОГО-ПРОШЛОГО-И-САМОСОЗНАНИЕ-АФРОАМЕРИКАНЦЕВ-В-XX-в (date of access: 14.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Л. ЛИТИНСКИЙ:

А. Л. ЛИТИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
Yesterday · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
3 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
3 days ago · From Ales Teodorovich

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ОБРАЗЫ АФРИКАНСКОГО ПРОШЛОГО И САМОСОЗНАНИЕ АФРОАМЕРИКАНЦЕВ В XX в.
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android