BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

ПРЕДИСЛОВИЕ

О советском разведчике Зонтере Ике Рихардовиче, он же Рихард (Ика Рихардович) Зорге (1895- 1944), работавший в Китае и Японии под псевдонимами Рамзай, Флерис, Леонард, Инсон, написано много книг и статей(1). Однако источниковая база исследований, посвященных Зорге, была ограничена японскими, немецкими и американскими материалами: советские источники были недоступны.

В настоящей публикации все документы, за исключением N 45, приводятся впервые. Их первоисточником послужило "Дело Зорге", хранящееся в Главном Разведывательном Управлении (ГРУ) Генштаба Российской армии, часть которого была недавно рассекречена. Несколько новых штрихов к биографии Зорге удалось добавить с помощью материалов, обнаруженных в архиве Коминтерна в Российском государственном архиве социально- политической истории (РГАСПИ). Свет на загадку разоблачения Зорге проливают документы японской контрразведки (токко), разысканные историком Ватабэ Томия.

До середины 60-х годов в СССР не существовало ни одной открытой публикации о группе Зорге, и лишь стечение обстоятельств, побудившее руководство страны дать указание признать разведчика "своим", наградить его посмертно и начать выпуск книг и статей, приоткрыло для русскоязычного читателя историю одной из самых удачных резидентур советской разведки.

В 1964 г. в ГРУ была создана комиссия под руководством А.Ф. Косицына с целью изучения материалов по делу Зорге. Все те, кто был причастен к работе с Зорге, составили справки- воспоминания, фрагменты из которых приводятся в данной публикации.

Разумеется, точки зрения на жизнь и деятельность Зорге высказывались весьма различные, что видно по приведенным документам. Публикация не преследует цель подтвердить или опровергнуть тот или иной взгляд на роль Зорге в истории. Цель настоящей публикации - не превознести или принизить личность Зорге; мы стремимся по возможности объективно и аргументировано рассказать о том пути, который прошел этот неординарный и чрезвычайно одаренный человек.

В 30-е годы советская разведка (мы пользуемся этим термином в собирательном его значении) была всеведуща и непобедима, возрождаясь, как птица Феникс, после


1 См.: Будкевич С.Л. "Дело Зорге". М., 1969; Колесником М.В., Колесников М.С. Рихард Зорге. М., 1971; Волков Ф.Д. Подвиг Рихарда Зорге. М., 1981; Мадер Ю. Репортаж о докторе Зорге. Берлин, 1988; Тюремные записки Рихарда Зорге. Предисловие и комментарии А.А. Прохожева. - "Новая и новейшая история", 1994, N 4-5, 6; 1995, N 2; "Дело Зорге". Токио, "Материалы по новейшей истории" [Гэндайси сире], ч. 1, т. 1-3, 1962, ч. 4, т. 24, 1971 (на японском языке); Каваи Тэйкити. Дело Зорге: записки из тюрьмы [Дзоругэ дзикэн гокутюки]. Токио, 1975 (на японском языке); Ватабэ Томия. Клеймо лжи [Ицуварино ракуин]. Токио, 1993 (на японском языке). Deakin F.W., Starry G.R. The Case of Richard Sorge. London, 1966; Johnson Ch. An Instance of Treason (Ozaki Hotsumi and the Sorge spy ring). Stanford, 1990, p. 145; Whymant R. Stalin's Spy, Richard Sorge and the Tokyo espionage ring. London-New York, 1996.

стр. 118


каждого провала, становясь еще более разветвленной и крепко угнездившейся. Главным фактором, обеспечивавшим ее мощь, была приверженность многих людей идее коммунизма. Все самое значительное в истории было создано бескорыстно. Советская разведка не была исключением: люди работали за идею коммунизма и мировой революции, защищая СССР - "отечество трудящихся всего мира".

Зорге также работал не ради денег. Он с сарказмом напомнил об этом сотруднику резидентуры ГРУ B.C. Зайцеву, когда тот на встрече в Токио завел разговор о денежной премии для Рамзая.

Зорге подчинялся приказам Центра и оставался в Японии до ареста в октябре 1941 г., хотя и считал, что его группа выполнила свои функции в этой стране, о чем и докладывал в Москву. С конца 1939 г. Зорге слал в Центр сообщения о том, что состояние здоровья радиста М. Клаузена угрожающее, что он сам и один из его ближайших соратников слишком долго безвыездно живут в Японии, что это вызывает недоумение у иностранцев, что Центр не сообщает им даже предположительно об их будущем, что заставляет их быть уклончивыми при расспросах.

Уже с середины 1939 г. Зорге перестал получать конкретные задания из Центра, что отрицательно сказалось на его настроении. Однако при всей его самостоятельности, Зорге нельзя назвать недисциплинированным человеком.

Следует сказать о подозрительности, с которой относились к Зорге и его донесениям в Москве начиная со второй половины 30-х годов. Общепринятым ее объяснением является неоднократная смена руководящего состава ГРУ вследствие сталинских "чисток". Зорге был официально зачислен в 4-е Управление РККА при Я.К. Берзине (П. Кюзисе), а казнен японцами при Ф.И. Голикове. Все предыдущие руководители внешней разведки были расстреляны; а от двоих из них - Я.К. Берзина и С.С. Урицкого Зорге лично получал задания. Таким образом, налицо была связь с "врагами народа". Среди друзей Зорге был и К.М. Римм(2), соратник по работе в Китае, расстрелянный как "враг народа" в 1938 г., и Алекс - другой "враг народа", расстрелянный в 1937 г. резидент ГРУ в Шанхае Л.А. Борович(3), через которого в Москву шли материалы Рамзая, и многие другие включая шефа международного отдела Коминтерна И.А. Пятницкого. В этой связи интересны не подтвержденные документами и отрицавшиеся ранее официальными источниками глухие слухи о том, что в конце 30-х годов Зорге все же было предложено вернуться "отдохнуть" на Родину. Зорге знал о массовых репрессиях, как по западным данным, так и из информации, полученной от перебежчика Г.С. Люшкова(4). Понимая, какая участь его ожидает, если он вернется в


2 Римм Карл Мартынович, 1891 года рождения, уроженец Старо-Акценской волости Веросского уезда Лифляндской губернии, эстонец, член ВКП(б), образование высшее, сотрудник разведуправления РККА, полковник. Арестован 11 декабря 1937 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР 22 августа 1938 г. по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 22 августа 1938 г. Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 1 июня 1957 г. К.М. Римм реабилитирован. См. список N 19 лиц, расстрелянных в г. Москве, места вероятного захоронения которых находятся в районе пос. Бутово и совхоза "Коммунарка", N 1799. - Справка Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ.

3 Борович (Розенталь) Лев Александрович (1884-1937). О Л.А. Боровиче см.: Порецки Э. "Тайный агент Дзержинского". М., 1996, с. 362; Горбунов Е. Дело Алекса лежит на дне "Аквариума". - "Общая газета", 1997, N2.

4 Люшков Генрих Самойлович, начальник управления НКВД по Дальневосточному краю, 13 июня 1938 г., прихватив с собой шифры радиосвязи, списки личного состава и оперативные документы, перешел советско-манчжурскую границу и обратился за политическим убежищем к японцам. Опытный чекист, пользовавшийся доверием Сталина и Ежова, Люшков, работая с 1920 года в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД, хорошо знал порядки и нравы советской спецслужбы. Этот высокопоставленный работник органов госбезопасности активно участвовал в "чистке" государственного, партийного и военного аппарата и понял, что и его ждет расстрел, когда, на Дальний Восток выполнять указание Сталина "разобраться с Блюхером" прибыли Мехлис и Фриновский (Российский государственный военный архив, далее - РГВА, ф. 33978, on. 3, д. 1084, л. 38). Люшков знал, что он, не подав своевременного сигнала в Москву о "вредительской деятельности" Блюхера, обречен на расправу. Загадочным образом накануне своего ухода за границу Люшков сумел организовать выезд своей семьи в Финляндию. Перебежчик активно сотрудничал с японской разведкой. Из ряда источников, о которых стало известно из книги японского исследователя Е. Хияма "Планы покушения на Сталина" и из других материалов можно сделать вывод, что в Японии накануне войны рассматривался план ликвидации советского лидера с помощью Люшкова. - Волкогонов Д.А. Троцкий. М., 1994, т. 2, с. 196.

стр. 119


СССР, Зорге, сославшись на ценность поступавшей информации и невозможность его отсутствия на месте в такое тревожное время, вежливо отказался от предложения "отдохнуть". Центр счел такое непослушание подтверждением своих худших подозрений в отношении Рамзая, урезал финансирование его резидентуры и перестал посылать курьеров. Лишь исключительно важные сведения, которые сообщал Зорге, не дали Москве окончательно "разобраться" с Рамзаем и его группой.

Мы не располагаем документальными подтверждениями версии, которую излагает В. Суворов в книге "Ледокол"(5). Бывший 1-й заместитель начальника ГРУ А.Г. Павлов, комментируя Суворова, сказал: "В руководстве приняли решение о расформировании группы Зорге и отзыве его в СССР, которое вскоре было отменено"(6). Жена одного из руководителей ГРУ и Коминтерна О. Куусинена А. Куусинен(7), посланная в Японию Берзиным, вспоминала о встрече с Зорге в ноябре 1937 г., когда Зорге вызвал ее и сообщил, что "получил приказ о возвращении в Москву всех нас, включая его самого; мне (А. Куусинен - А.Ф.) следовало прибыть во Владивосток и ждать дальнейших указаний. Основания для такого приказа ему были неизвестны. Если приказ будет категоричным, он готов ему подчиниться, но в любом случае ему понадобится время по крайней мере до апреля, - судя по всему, он хотел, чтобы в моем отчете в 4-е Управление было отражено, что подобный отзыв порвет все его связи, налаженные с таким трудом"(8).

Таким образом, попытка Москвы отозвать Зорге в высшей степени вероятна. Действовал стереотип: разведчика-нелегала вызывали в Москву, арестовывали, выдвигали ложные обвинения и расстреливали.

Недоверие Центра к Зорге и, следовательно, добываемой им и его группой информации было вызвано сложными причинами. Все началось еще тогда, когда Зорге работал в Коминтерне.

Одной из уникальных особенностей советской внешней разведки, как политической, так и военной, было активное взаимодействие с иностранными коммунистическими партиями. Германия в этом смысле явилась одним из первых полигонов такого взаимодействия. "Германский Октябрь" 1923 г. не состоялся, но из кризиса в Германии советская


5 Суворов В. "Почему Сталин не верил Рихарду Зорге?" -Ледокол, М., 1992, с. 303-314.

6 В интервью автору предисловия 31.03.1994 г.

7 Куусинен Айно (1886-1970), родилась в Финляндии, в 1922 г. переехала в Москву, в том же году вышла замуж за Отто Куусинена (секретарь Исполкома Коминтерна 1921-1939 гг.). С. 1924 г. работала в Коминтерне; в 1931-1933 гг. командировывалась в Америку. В 1934 г. перешла в военную разведку к Берзину, который направил ее в Японию, где она жила под именем Элизабет Хансон (псевдоним - Ингрид) и несколько раз встречалась с Зорге, не входя формально в его группу, но используя ее технические возможности для передачи сообщений в Центр. Через год ее отозвали; как объяснил муж, Сталин планировал назначить ее на место А.М. Коллонтай послом СССР в Скандинавских странах, поскольку та "скомпрометировала себя приверженностью меньшевикам и дружбой с Троцким". Айно отказалась. Новый начальник ГРУ Урицкий осенью 1936 г. вновь послал ее в Японию, но через год с небольшим ее отозвали в Москву. 1 января 1938 г. в гостинице "Метрополь" ее арестовали сотрудники НКВД. На следствии из нее пытались выбить показания о том, что О. Куусинен - английский шпион. Ничего не подписав, Айно получила 8 лет воркутинских лагерей. Освободившись, некоторое время жила на Северном Кавказе, но в 1940 г. была вновь арестована и 4 года провела в лагере в Потьме. Выйдя на свободу в октябре 1955 г., она еще 10 лет до смерти О. Куусинена жила в СССР, а затем получила разрешение на выезд в Финляндию, где и провела остаток лет. Японской контрразведке был известен псевдоним "Ингрид" и ее имя, однако вопросов о ней Зорге на следствии не задавали. Причина, вероятно, была в том, что Айно была близкой подругой одного из членов японской императорской фамилии, а следствие старалось избегать даже намека на вовлеченность членов императорского двора в деятельность советской разведки.


8 Куусинен А. Падшие ангелы революции. Воспоминания о сталинской эпохе [Какумэй-но дадэнситати]. Токио, 1992, с. 175-176 (на японском языке).

стр. 120


разведка извлекла максимум выгоды, отобрав для себя ряд активных и способных людей, среди которых был и Зорге.

Предложение работать в Коминтерне и переехать в Москву было сделано Зорге в августе 1924 г.; с 15 декабря 1924 г. немецкий коммунист работал в Москве в Информ-отделе Исполкома Коминтерна (ИККИ). В конце июня 1925 г. Зорге попросил перевести его в отдел Агитации и пропаганды ИККИ, желая участвовать в более активной, "живой" работе.

Зорге, благодаря своим способностям и энергии, быстро выдвинулся и стал привлекаться руководством ИККИ к обсуждению важных вопросов. Уже с середины 1926 года он участвовал в заседаниях Секретариата и Президиума ИККИ(9). Любопытная деталь: на заседаниях с участием Зорге трижды присутствовал И.В. Сталин: 25 октября 1926 г., 6 апреля 1927 г., 27 сентября 1927 г.

Трения Зорге с руководством начались с его переходом в Отдел международных связей ИККИ. Судя по всему, он решил действовать по собственному усмотрению, считая себя полномочным представителем Коминтерна. В Москве, однако, придерживались другого мнения. Для начальства Зорге был излишне инициативным, чересчур самостоятельным. Зорге не получал поддержки, на которую рассчитывал; задерживались даже выделенные ему денежные средства, о чем он с недоумением и обидой сообщал в Москву.

Во второй половине 1927 г. Зорге выехал на работу в Скандинавию, но уже к концу 1928 г. он своей активностью стал вызывать в Центре неприкрытое раздражение. Однако у Зорге все еще были серьезные покровители в ИККИ - Д.З. Мануильский и И.А. Пятницкий; ему удалось побывать в Англии. Судя по всему, там он снова "вмешивается в политические дела", что привело к его задержанию полицией. Это сыграло решающую роль и, после двукратного откладывания решения о том, где ему надлежит работать, 16 августа 1929 г. Зорге был исключен из списка работников Западноевропейского Бюро и откомандирован в распоряжение ЦК ВКП(б).

Во время пребывания в Англии первая жена Рихарда Кристина познакомила его с К.М. Басовым, резидентом ГРУ в Германии. Басов был первым, кто оценил выдающиеся способности Зорге; резидент сообщил Берзину о перспективном молодом человеке, которого можно привлечь к разведывательной работе. 31 октября 1929 г. Зорге был освобожден от работы в ИККИ и сразу же принят в 4-е (Разведывательное) Управление Генштаба Красной Армии.

Оставался ли Зорге сотрудником Коминтерна, формально числясь за ГРУ, или окончательно стал военным разведчиком(10)?

Судя по телеграммам из Японии 1939-1941 гг., Рамзай работал на ГРУ. Это легко объяснимо: какого рода прокоммунистическую деятельность можно было проводить в Японии - стране, где даже намек на малейшую революционную активность жестоко подавлялся? Другое дело - Китай, где шло брожение, назревали широкие народные выступления и, на взгляд Москвы, вот- вот должна была произойти пролетарская революция.

Однако получаемую от Рамзая многоплановую информацию использовали различные учреждения - в СССР военные и политические организации не были автономны и подчинялись ЦК ВКП(б), Политбюро ЦК и лично Сталину. Соответственно, в случае необходимости можно было задействовать различные партийные, военные, чекистские, дипломатические структуры, органы Коминтерна. Такая централизация власти и


9 Осенью 1926 г. Зорге было поручено выступить с докладом на Секретариате ИККИ о выполнении ранее принятых решений. В 1925-1926 гг. он часто публиковал статьи в журнале "Коммунистический Интернационал", в которых одним из первых ставил вопрос о возрождении германского милитаризма в противовес господствовавшему в то время взгляду на Германию как "жертву Версаля".

10 А.А. Прохожев в предисловии к "Тюремным запискам Рихарда Зорге" объясняет "неопределенность в описании организации, на которую работала резидентура Рамзая, и стремление всячески выделить Коминтерн и ЦК ВКП(б) как основных потребителей добываемой информации" страхом Зорге перед тем, что его следственное дело могло быть передано из министерства внутренних дел и министерства юстиции в военную полицию "Кэмпэйтай" - Новая и новейшая история, 1994, N 4-5, с. 144.

стр. 121


взаимопроникновение структур были очень удобны для разведывательной деятельности СССР, а также затрудняли работу контрразведок других стран. Тем не менее, ГРУ отрицает всякую причастность Зорге к системе Коминтерна с 1930. г.

Начальник Разведупра Берзин по достоинству оценил Зорге. По свидетельству секретаря Берзина Н.В. Звонаревой, "у них с Зорге сложились хорошие и теплые отношения, они понимали друг друга"(11).

Берзин направил Зорге в Китай. Задачи работы Зорге в этой стране до сих пор полностью не ясны. По мнению некоторых работников ГРУ, это было нечто вроде "стажировки" перед более серьезной работой. В Китае в то время и так существовала обширная сеть резидентур ГРУ и НКВД, действовали сотрудники Коминтерна(12). Тем более, у Зорге не было специального военного образования, в связи с чем он работал вместе с выпускником военной академии им. М.В. Фрунзе Риммом и его женой Любовью Ивановной, радисткой-шифровалыцицей, которые были легализованы как Сельман и Луизе Клаас, богатые владельцы магазинов и ресторана в Шанхае. Центр также рекомендовал Зорге опираться на помощь американской журналистки Агнес Смедли. Та оказала ему неоценимую услугу, познакомив с Одзаки Хоцуми, корреспондентом газеты "Осака Асахи", который стал его основным источником информации по Японии во время работы в Токио.

Документально подтвержден эпизод, когда Зорге пришлось снова поработать на Коминтерн. 15 июня 1931 г. были арестованы сотрудники Отдела международных связей ИККИ, руководители Дальневосточного бюро в Шанхае супруги Руэгг (Нуленс), настоящие имена которых - Я.М. Рудник(13) и Т.Н. Моисеенко-Великая. В середине 1932 г. Москва предприняла попытку с помощью Зорге спасти их(14).

Уже к 1932 г. у Зорге была эффективная и разветвленная организация, около десятка источников военной и политической информации. Однако, в конце 1932 г. возникло впоследствии не подтвержденное подозрение, что Зорге попал под разработку китайских спецслужб.

После непродолжительного пребывания в Москве в 1933 г. Рамзай был направлен в Японию. Не сохранилось документов, фиксирующих цели создания, общие задачи и план организации токийской резидентуры. Это, разумеется, не означает, что Зорге был послан в неизвестность и действовал на свой страх и риск. В 1933 г. у него было по крайней мере две встречи с Берзиным, причем оба раза они проговорили до утра. Интересно, что перед приходом Зорге Берзин попросил Звонареву обеспечить, "чтобы никто не шатался по коридорам" в момент прихода Зорге - не хотел, чтобы его видели даже сотрудники ГРУ.

1933-1935 годы Зорге посвятил подготовительной и организационной деятельности в Японии.

В октябре 1934 г. шанхайский резидент Абрам, поддерживавший курьерскую связь с резидентурой Рамзая, сообщил письмом Центру, что Рамзай в разговоре с выезжавшим к нему курьером (беспартийным), обсуждая политику Коминтерна, высказывал политически неверные взгляды. Трудно сейчас понять, чем руководствовался этот


11 Из беседы с автором предисловия 24 марта 1994 г.

12 Полковой комиссар в отставке Б. Гудзь, работавший в Восточном отделе в 1936-1937 гг. и участвовавший в операции "Рамзай", вспоминал: "Алекс был в курсе принципиальных установок в руководстве разведки по операции, обладал большим опытом в разведывательной работе и поэтому мог бы совместно с Зорге обсуждать те или иные неотложные проблемы и принимать по ним решения. Он имел полномочия ... корректировать работу Зорге в рамках поставленных перед ним задач. На него была возложена не просто живая связь транзитного характера, но и роль ответственного руководителя, рекомендации которого имели силу указаний Центра". - Горбунов Е. Дело Алекса лежит на дне "Аквариума".

13 См. о нем: Порецки Э. Указ. соч., с. 382.

14 Подробнее о деле супругов Нуленс см.: Litten F.S. The Noulens Affair. - "The China Quaterly", London, 1994, N 138, p. 492-512.

стр. 122


курьер, составляя политический донос, но так или иначе это был "сигнал о неблагонадежности" Зорге.

Многие разведчики-иностранцы идеализировали СССР, видели в нем общество социальной справедливости, единственную альтернативу фашизму и империализму. Эти люди не представляли себе, что такое советская система в действительности. Однако Зорге, почти 5 лет проживший в Советском Союзе, хорошо знал, что на самом деле происходит в СССР. Тем не менее он остался убежденным коммунистом-интернационалистом. Советская реальность не заставила его пересмотреть жизненные идеалы, но наложила на него свой отпечаток: он стал угрюмым, нервным, издерганным, много пил(15). Похоже, Зорге реально оценивал ситуацию в СССР при сталинском режиме, но ему просто некуда было деваться. Когда в ноябре 1935 г. А. Куусинен находилась в Москве в промежутке между своей первой и второй поездками в Японию, ей удалось встретиться с Н. Виртаненом, одним из нелегалов ГРУ в Китае, который рассказал ей, как незадолго до ее прибытия, в августе 1935 г. он случайно встретил в Москве вызванного туда Зорге, с которым был давно знаком. В гостинице "Новомосковская" они провели приятный вечер. "Зорге много пил и рассказывал о себе с большой откровенностью. Ему было уже невмоготу шпионить на русских, но он не знал, как вырваться, как начать новую жизнь. Он чувствовал, что в СССР ему быть опасно, а вернувшись в Германию он рискует быть арестованным гестапо. Все его маневры между двух огней могли окончиться крахом, и не оставалось никакого другого пути, кроме как вернуться в Японию"(16).

С середины 1937 г. у Сталина конкретизируется намерение произвести "чистку" в вооруженных силах. 27 сентября 1937 г. уже бывший начальник разведуправления Красной Армии комкор С.С. Урицкий писал К.Е. Ворошилову: "1 мая 37 г. после парада у Вас на квартире вождь сказал, что враги будут разоблачены, партия их сотрет в порошок, и поднял тост за тех, кто, оставаясь верным, достойно займет свое место за славным столом в Октябрьскую годовщину"(17).

Это было сказано о "врагах партии" в присутствии многих военных руководителей, которым наверняка стало ясно, что страшные времена наступают и для них. Хотя, некоторые, в частности преемник Урицкого в должности начальника разведупра И.И. Проскуров, все еще пребывали в уверенности, что лично их это не коснется. Незадолго до ареста Проскуров как о большом достижении докладывал: "Репрессировано больше половины личного состава разведки"(18).

12 июня 1937 г. по обвинению в "военно-фашистском заговоре" была расстреляна группа высокопоставленных военных во главе с маршалом М.Н. Тухачевским. Репрессии в армии приобрели колоссальные масштабы. 13 июня 1938 г. бежал за границу генерал НКВД Люшков. Японцы не имели специалистов для допросов офицеров такого уровня и пригласили представителя германской военной разведки и контрразведки - абвера. Люшков критиковал политику Сталина, рассказывал о своих антикоммунистических настроениях, о дислокации советских войск на Дальнем Востоке и на


15 Тема пьянства Зорге, развивавшаяся многими западными и замалчивавшаяся советскими авторами, интересна не сама по себе: пьянство - показатель душевного состояния Зорге. В 1933- 1935 гг. в характере Зорге начали проявляться черты цинизма: он стал "колючим" в общении, терял чувство юмора, заменяя его иронией и сарказмом. Злоупотребление Зорге алкоголем было следствием того тяжелого, беспросветного положения, в котором он пребывал на протяжении многих лет. Пьянство было реакцией на глубокое одиночество, полную неуверенность в своей дальнейшей судьбе на фоне обоснованной, но все же чрезмерной уверенности в своих возможностях. По воспоминаниям друга Зорге принца Ураха, "выпивая, он проходил все состояния пьяницы: экзальтированность, слезливую униженность, агрессивность, паранойю и мегаломанию, делириум, ступор и серое одиночество похмелья, которое можно было развеять лишь новой порцией алкоголя". В то же время чрезмерное употребление алкоголя было и частью "легенды", маскировки разведчика. Как писал американский журналист, часто проводивший с Зорге время в барах, "он намеренно создавал образ плэйбоя, почти гуляки, что было полной противоположностью фигуры умного и опасного разведчика". - Whymant R. Op. cit., p. 181.

16 Куусинен А. Ук. соч., с. 161-162.

17 Военные архивы России, вып. 1, 1993, с. 35.

18 РГВА, ф. 33987, on. 3, д. 122, л. 125-126.

стр. 123


Украине, о кодах, применявшихся в военных сообщениях, и об оппозиционно настроенной группе офицеров Дальневосточного округа. Запись допросов Люшкова составила несколько сотен страниц. Зорге, сперва не придавший большого значения инциденту с перебежчиком, сфотографировал лишь половину отчета абвера. Москва же чрезвычайно заинтересовалась этими материалами, и Зорге в январе 1939 г. переслал пленку в Центр. Однако основное содержание показаний Люшкова Рамзай радировал в Центр еще в конце лета 1938 г. Некоторые зарубежные исследователи(19) усматривают здесь связь с расстрелом 9 ноября 1938 г. маршала В.К. Блюхера. Зорге напоминал Сталину о Блюхере в записке от 14 декабря 1937 г. Отмечая недооценку японцами военной мощи СССР, он писал: "Ведутся, например, серьезные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях"(20). Это сообщение могло сыграть свою, пусть и не решающую роль в судьбе маршала.

Для новых руководителей разведки Зорге был человеком неизвестным, а в свете "компрометирующих" материалов еще и вызывавшим подозрения. В японском отделении восточного отдела ГРУ по отношению к Зорге сложились две группы, первая из которых (Покладок, Рогов, Воронцов) не верила Зорге, а вторая (Кисленко, Сироткин, Зайцев) доверяла ему(21). Отмены принятого в апреле 1937 г. решения об отзыве Рамзая из Токио добился исполняющий обязанности начальника разведуправления С. Г. Гендин, переведенный на эту должность из НКВД. Он смог если не защитить Зорге, то сохранить его резидентуру, несмотря на сильные подозрения, что сведения. передававшиеся Рамзаем - дезинформация. Резидентура была сохранена, но к ней был приклеен ярлык "политически неполноценной", "вероятно вскрытой противником и работающей под его контролем". Доклады Гендина руководству начинались так: "ЦК ВКП(б) тов. Сталину. Сов. секретно. Представляю донесение нашего источника, близкого к немецким кругам в Токио. Источник не пользуется полным нашим доверием, однако некоторые его данные заслуживают внимания"(22).

Насколько же значимы были донесения Зорге для принятия советским руководством политических решений? На сообщение Рамзая о близившемся нападении Германии на СССР Центр не прореагировал(23). Ставился под сомнение даже общепризнанный тезис о том, что именно сообщение Зорге о решении Японии не выступать против СССР позволило в 1941 г. снять с Дальнего Востока свежие дивизии, которые были так нужны под Москвой. П.А. Судоплатов, один из руководителей разведки советских органов безопасности, занимавшийся тайными операциями за рубежом, считал, что главную роль в этом деле сыграла агентура в Манчжурии, сообщившая о слабости японской Квантунской армии, малом количестве танков и самолетов(24).


19 Johnson Ch. Op. cit., 145; Whymant R. Op. cit? p. 105.

20 О подготовке Германии к войне. - Известия ЦК КПСС, 1990, N 3, с. 214.

21 В записке на имя генерал-полковника Х.Д. Мамсурова от 7 октября 1964 г. B.C. Зайцев писал: "После ознакомления с делами отделения, я поделился своими впечатлениями о резидентуре "Рамзая" с начальником отделения тов. Поповым П.А. и начальником отдела тов. Кисленко А.П. Последние мне заявили, что я молодой работник в разведке, и мне еще рано делать такие выводы, так как личность "Рамзая" пока не ясно изученная, и является загадкой кто он, дезинформатор или двойник".

22 О подготовке Германии к войне. - Известия ЦК КПСС, 1990, N 3. С. 213.

23 В день нападения Германии на Советский Союз, Зорге, находясь в баре токийского отеля "Империал". "пришел в состояние мрачной агрессивности". Между 7 и 8 часами вечера он подошел к телефонному аппарату и вызвал резиденцию германского посла. "Эта война проиграна!" - крикнул он оторопевшему Отту. Вилли и Анита Моор, а также другие "столпы" германской общины в Токио были шокированы телефонными звонками Зорге с тем же пророчеством. Супруги Моор позвонили Отту и обменялись с ним негодующими замечаниями: "Разумеется, Зорге пьян, но здесь он зашел слишком далеко". Подруга Зорге, музыкант Эта Гарих-Шнайдер, вспоминала, как Рихард восклицал: "Если кто и уничтожит Гитлера, то этим человеком буду я!" - Whymant R. Op. cit., p. 181.

24 Из личной беседы П.А. Судоплатова с автором предисловия, состоявшейся 3 ноября 1993 г.

стр. 124


Насколько группа Зорге и его соратники X. Одзаки, Е. Мияги и Б. Вукелич были независимы в своей деятельности? При всей формальной подчиненности указаниям Центра, они не являлись простыми исполнителями команд Москвы(25). Были ли санкционированы Центром намеренные утечки информации, устроенные Зорге(26)?

Можно допустить, что ГРУ дало команду на продвижение этих сведений по журналистским каналам. Однако все сведения, связанные с подготовкой нападения Германии на СССР, распространялись либо вопреки указаниям Центра, либо просто в обход его. Удивительно, что никто из высокопоставленных чинов иностранных посольств или корреспондентов в Токио также не придал должного значения информации первостепенной важности(27).

Следует добавить, что не все сообщения Зорге доходили до Центра. Дело в том, что сперва шифровку текстов осуществлял он сам, а радист получал лишь группы цифр. Но после серьезной автокатастрофы, временно приковавшей Зорге к постели, он обучил Клаузена шифру и с тех пор передавал ему для отправки оригиналы текстов телеграмм. Это, безусловно, высвободило немало времени, но нарушило один из постулатов разведки: каждый член группы знает лишь свой сектор работы(28). Клаузен же, судя по его показаниям(29), в последние полтора года до ареста передал в Москву едва ли половину того, что получал от Зорге, а то, что шло в эфир, нередко сокращал.

18 октября 1941 г. японская контрразведка арестовала Зорге и его радиста


25 Документально зафиксировано предложение Зорге влиять на принятие стратегических решений японским правительством. В телеграммах Рамзая N 110, 111, 112, 113 от 18 апреля 1941 г. говорится: "Рамзай просит директив. Отто [Одзаки] имеет некоторое влияние на Коноэ и других лиц и может поднимать вопрос о Сингапуре, как острую проблему. Поэтому он запрашивает о том - заинтересованы ли мы, чтобы толкать Японию на выступление против Сингапура". Рамзай сообщал, что имеет некоторое влияние на германского посла Отта и может подталкивать, или сдерживать его от оказания давления на Японию в вопросе ее выступления против Сингапура.

26 Например, Рамзай дезинформировал Берлин о численности советских войск на Дальнем Востоке, используя для этого германского военного атташе Ф.-Ю. фон Петерсдорфа, который постоянно обращался к Зорге за консультациями. Аналогичные сведения Зорге "подкинул" и в японский генштаб, который не сразу заметил снятие с дальневосточной границы многих советских дивизий. Через Вукелича агентство "Гавас-Токио" первым сообщило о заключении пакта Молотова-Риббентропа в августе 1939 г.; оно же рассылало материалы о поражении японских войск у реки Халхин-гол и у озера Хасан. Вукелич пытался сообщить Г.О. Томпсону, корреспонденту агентства "Юнайтед Пресс", о планах захвата японцами Сингапура, но его отказались даже выслушать. - Мадер Ю. Указ. соч., с. 173-174.

27 Дж. Ньюмэн, корреспондент газеты "Нью-Йорк Гералд Трибьюн", основываясь на информации от Вукелича, сумел опубликовать в номере от 31 мая 1941 г. маленькую заметку под заголовком "В Токио ожидают, что Гитлер двинется на Россию", за которую получил нагоняй от редакции и был осмеян коллегами в Токио. Когда Ньюмэн попытался сообщить американскому послу в Токио Дж. Греву о содержании встречи Гитлера и министра иностранных дел Японии Мацуока в Берлине, посол отказался отослать из комнаты слугу- японца и Ньюмэн не решился что-либо сказать (см. рассказ Дж. Ньюмэна, опубликованный в вечернем выпуске газеты "Асахи симбун" 29 ноября 1993 г.). Глава токийского бюро агентства "Гавас" Р. Гиллэн, начальник Вукелича, знал о его знакомстве с Зорге и о том, что Зорге - один из самых информированных людей в Токио и поэтому не возражал против их отношений, даже когда началась война. В мае 1941 г. Гиллэн сообщил о близящейся агрессии Германии против СССР лично послу Франции в Японии Арсену-Анри, а вечером 2 июля передал послу результаты совещания японского правительства в присутствии императора. Приблизительно в 16-17 часов того же дня он узнал от Вукелича, а тот от Зорге, которому сообщил Одзаки, что Япония решила придерживаться Договора о ненападении с СССР и продвигаться на юг, но посол отказался верить услышанному. Он не послал в министерство иностранных дел Франции ни одного сообщения журналиста, на что, вероятно, надеялись Зорге и Вукелич, так как знали, что Гиллэн частным образом информировал как французского посла, так и военного атташе полковника Тибо, который был в дружеских отношениях с британским военным атташе. - Johnson Ch. Op. cit., p. 241-242.

28 Однако, судя по показаниям Клаузена, "в конце 1937 г., или в начале 1938 г. Зорге получил разрешение из Москвы и с тех пор поручил мне всю работу по зашифровке и расшифровке" - Дело Зорге. Указ. соч., ч. 3, т. 3,с. 103.

29 Там же, с. 109.

стр. 125


Клаузена. Почему и как была раскрыта резидентура, неясно до сих пор. Официальная японская версия: арестованный 27 июня 1940 г. деятель японской компартии Ито Рицу на допросе упомянул имя женщины Китабаяси Томо, одно время симпатизировавшей коммунистическим идеям; та, после задержания, назвала имя знакомого ей Мияги Етоку(30), члена группы Зорге, а тот выдал всех остальных. Эта версия отвергается как зарубежными исследователями, так и работниками ГРУ. Ито Рицу не имел ничего общего с организацией Зорге, хотя и был знаком с Одзаки Хоцуми еще по Китаю; вряд ли он имел повод считать Китабаяси Томо разведчицей. Да и даты здесь не сходятся(31). В контрразведке имелся "Список коммунистов японского происхождения, проживающих в США" из 481 имени. Там фигурируют почти все те, кого назвал в своих показаниях Мияги Етоку, в частности и Китабаяси Томо. Есть и две фамилии Мияги, но без имен. Вероятно, один из двух Мияги был членом группы Зорге(32).

Говорить о пеленгации японцами радиосеансов Клаузена можно также лишь с оговорками. Работу его станции зафиксировали еще в 1937 г. и бросили все силы на определение места передачи, но Клаузен был изобретателен и умело уходил от противника. У японцев еще не было мобильных пеленгаторов, и они ни разу не смогли подобраться к передатчику ближе, чем на 2 км. Позже Клаузен вспоминал, что на допросах ему предъявляли целые ворохи посланных им телеграмм, так и не расшифрованных японцами.

Германская тайная полиция - гестапо вплоть до провала Зорге не располагала конкретными материалами о связи Рамзая с советской разведкой и о его прежней работе в Коминтерне(33). В полном неведении об истинной деятельности Зорге были также и немецкие общины в Токио и в Шанхае. Арест Зорге вызвал шок в германском посольстве в Японии и в министерстве иностранных дел рейха. В Берлине с недоумением восприняли арест Зорге и долго считали, что это была провокация японских властей.

Не исключено, что роковую роль в судьбе Рамзая сыграло принятое в 1939 г. в Центре решение связать Зорге с сотрудниками ГРУ, работавшими под прикрытием советского посольства в Токио. В 1940 г. Клаузен несколько раз получал деньги от сотрудника консульской службы С.Л. Будкевича, а затем - от второго секретаря B.C. Зайцева. С последним встречался и Зорге. С января 1939 г. и вплоть до ареста 18 октября 1941 г. таких встреч было 14(34).

Выстроить цепочку теперь было совсем не трудно: Е. Мияги раз в неделю приходил в дом к X. Одзаки давать уроки живописи его дочери и раз в неделю - в дом Зорге учить того японскому языку. Контакты Зорге с Клаузеном и Вукеличем были еще более частыми. Ядро группы, таким образом, вырисовывалось четко. Контрразведке


30 Мияги Етоку родился в Японии в 1903 г.; в 1919 г. уехал в США. В 1925 г. окончил художественную школу в Сан-Диего. В 1926-1933 гг. содержал ресторан в г. Лос-Анджелес. В 1926 г. совместно со своими друзьями организовал группу по обсуждению социальных проблем - общество "Пробуждение". В 1929 г. вступил в "Общество пролетарского искусства". С 1931 г. член Коммунистической партии США.

31 В ходе допросов он мог рассказать, что Т. Китабаяси ранее состояла в коммунистической партии. Вторично ее имя всплыло во время допросов ее племянницы Аояги Кикуе, арестованной в июне 1941 г. по делу о подпольной левацкой организации. Однако члены группы Зорге находились под наблюдением еще за несколько месяцев до этих событий. Об этом писал Каваи Тэйкити в книге "Дело Зорге, записки из тюрьмы". Зорге, Одзаки и Мияги заметили за собой слежку еще в октябре 1940 г. - Ватибэ Т. Указ. соч.. с. 81-82.

32 См. об этом: Ватибэ Т. Указ. соч., с. 93-97.

33 Досье о предыдущей деятельности Зорге было обнаружено в одном из берлинских архивов только после его ареста. - Мадер Ю. Указ. соч., с. 190.

34 Ранее связь осуществлялась либо по радио, либо с помощью курьеров в Шанхае и Гонконге. Но, в связи с событиями в Китае и сложностью прохождения пограничного и таможенного контроля, передачи фотопленок и денег стали проводить в Японии. Сперва встречи назначались в театрах, но затем Зайцев стал приходить в бюро Клаузена и к нему домой. С этого момента группа Зорге была обречена. Центр грубо нарушил правила конспирации, что неизбежно влекло за собой разоблачение группы Рамзая японской контрразведкой. Шпиономания в Японии тех лет была развита. Контроль за немногочисленными иностранцами, в особенности за советскими представителями, был тотальным.

стр. 126


оставалось лишь определить, в пользу какой страны шел шпионаж. На этот вопрос появление в цепочке связей Зорге советского "дипломата" Зайцева дало однозначный ответ.

Зорге арестовали прежде всего как советского агента - в этом японцы были уверены. Будь у них хоть тень сомнения, считай они, что он работал на Германию, и его бы не тронули даже при наличии контактов с прокоммунистическими источниками: существовал специальный протокол об обмене информацией между Германией, Японией и Италией.

Наконец, фатальными могли стать связи с членами коммунистического движения(35).

Уже 21 октября 1941 г. ГРУ приступило к "локализации провала". Под видом человека, желавшего снять квартиру, в дом Клаузенов пришел сотрудник советского посольства. Удача сопутствовала ему: японские контрразведчики, оставленные в засаде именно на такой случай, вышли в тот момент перекусить. Оставленная в качестве приманки Анна Клаузен(36), сразу понявшая ситуацию, быстро выставила его за дверь, сказав: "Идите, идите! Здесь случилось большое несчастье"(37).

Е. Мияги и М. Клаузен стали давать показания сразу. Первый вел себя крайне экзальтированно, выпрыгивал в окно, пытался покончить с собой, но затем сообщил, что "принадлежит к японскому отделу компартии Америки и получил приказ от вышестоящих сотрудников организации работать в Японии на мировую революцию". Клаузен повел себя недостойно(38). В своих показаниях он неоднократно говорил о том, что "был одурманен коммунистической пропагандой", что его "шпионская деятельность была ошибкой".

Зорге сначала все отрицал, но вскоре его ознакомили с признаниями Клаузена и Вукелича. Все основные члены группы Зорге дали подробные показания. В 1963 и 1971 гг. в Японии в серии "Материалы по новейшей истории" вышли 4 объемистых тома документов по делу Зорге. В них детально излагаются биографии участников событий, их связи, рабочие контакты, шифровальные коды, содержание переданных сообщений. Попытки оправдать поведение Зорге, как это делал Я.Г. Бронин(39) в мемуарах, написанных для ГРУ(40), не вполне убедительны. Зорге, Клаузен и все


35 "Агентам 4-го Управления давались строгие инструкции не контактировать с местными компартиями и с известными деятелями левого толка. Зорге знал это правило, но следовать ему было непросто. Шпионаж в таком замкнутом обществе, как японское, мог проводиться лишь с помощью местных людей. Учитывая к тому же шпиономанию 30-х годов, следует признать, что на Советский Союз в Японии были готовы работать лишь убежденные коммунисты, на большинство из которых в полиции имелись досье". - Whymant R. Op. cit., p. 248.

36 Раутман-Валениус-Клаузен Анна (1899-1978). До замужества с Максом Клаузеном носила фамилию первого мужа-финна - Валениус. При оформлении брака с Клаузеном была зарегистрирована как финка и в дальнейшем получила германское гражданство. 2 марта 1936 г. была отправлена в Шанхай, откуда муж перевез ее в Японию. В группе Зорге работала как курьер, отличалась особой выдержкой и мужеством.

37 Уже после войны, в Москве, Анна, отвечая на вопрос о том, как она узнала в пришедшем русского, сказала, что это было вовсе не сложно, учитывая плохо уложенные волосы, мешковатые брюки с пузырями на коленях и плохой английский язык.

38 Вдова Вукелича Ямасаки Есико вспоминала рассказ адвоката мужа Асанума о том, что "Клаузен рыдал, всячески ругал Зорге, говорил все, только чтобы спасти свою жизнь, в то время как на меня и даже на следователей большое впечатление произвели Зорге и Вукелич, их спокойствие, собранность и уверенность в правоте своего дела".

39 Бронин Яков Григорьевич - резидент ГРУ в Шанхае. С конца 1933 г. направлял Зорге курьеров за почтой; передавал его отдельные телеграммы; вел с Зорге переписку по спецшифру, предоставленному Центром. Зорге имел его шанхайский конспиративный адрес на случай срочных сообщений. Бронин арестован в Китае в мае 1935 г. и обменен на арестованного в СССР Цзян Цзинго, сына Чан Кайши, известного в СССР как Н.В. Елизаров.

40 "Зорге в этих "мемуарах" говорит только о людях, уже известных следствию; он не сообщает никаких фактов, которые были бы новы для следствия и которые, следовательно, могли бы ухудшить положение людей, арестованных по делу. Больше того: там, где Рамзаю кажется, что следствие не обладает достаточно определенными уликами, он пытается запутывать следы, отвести внимание полиции". - Записка Я.Г. Бронина. Архив ГРУ.

стр. 127


остальные рассказали главное; детали и нюансы не имели решающего значения. Резидентура Рамзая была уничтожена полностью; второй раз создать в Японии что-либо подобное было невозможно.

Почему же Зорге признался? Вот мнение прокурора Есикава: "Причина признания Зорге в том, что он считал свой арест запоздавшим. Он верил, что его группа и так закончила свою деятельность"(41). Точка зрения П.А. Судоплатова иная: "Это вина его непосредственных руководителей: они не дали инструкции, как вести себя в случае провала. Я читал некоторые протоколы допросов Зорге и удивлен - как он мог пойти на такие достоверные признания? Ведь что такое тюрьма для разведчика - тоже поле битвы. Может быть он и почувствовал себя брошенным, но это не должно было быть неожиданностью. От провала никто не застрахован никогда"(42). Проведший в заключении в СССР более Ю лет, генерал Судоплатов мог допустить такую жесткую оценку. Мы же не считаем себя вправе осуждать ни Зорге, ни Клаузена, ни кого бы то ни было из группы Рамзая.

Зорге не терял надежды на помощь Москвы. По воспоминаниям следователя Охаси, он был уверен, что С.А. Лозовский(43), которого Зорге хорошо знал лично по совместной работе в Германии во Франкфурте-на-Майне, вступит в контакт с японским посольством в Москве для его освобождения. Но Зорге ошибался: Москва отреклась от него(44).

6 ноября 1944 г. в советское посольство в Токио на празднование годовщины Октябрьской революции неожиданно приехал министр иностранных дел Японии Сигэмицу Мамору. Он был приторно любезен, говорил о "дружбе Японии и СССР". Возможно, тогда еще существовал последний шанс спасти Зорге, но в тот вечер о нем не было произнесено ни слова. Ранним утром 7 ноября 1944 г., когда в далекой Москве войска РККА готовились к праздничному параду на Красной площади, в токийской тюрьме Сугамо были повешены Зорге и Одзаки.

А. Г. Фесюн, кандидат исторических наук

ДОКУМЕНТЫ

N 1(45)

Т. Освальду

[?]

22.IV.1927

О Зорге. Ему не сидится и не работается у нас. Он хочет скорее выехать, а мы затрудняемся его послать на самостоятельную работу, ибо опыта практической работы у него почти нет. Самое лучшее было бы, если бы они дали ему возможность


41 Hearings before the Committee on Un-American Activities. House of Representatives, 82nd Congress, 1st Session. 1951. August; p. 1138 (далее - Hearings).

42 Из личной беседы П.А. Судоплатова с автором предисловия, состоявшейся 3 ноября 1993 г.

43 Лозовский Соломон Абрамович (1878-1952). В 1921-1937 гг. - генеральный секретарь Профинтерна, член ИККИ. В 1939-1946 гг. - на дипломатической работе: заместитель наркома иностранных дел, замначальника Совинформбюро. Расстрелян по "делу" Еврейского антифашистского комитета. Реабилитирован посмертно.

44 Японский генерал-майор Томинага Кедзи, взятый в плен в Манчжурии и помещенный в одну камеру с арестованным после войны советской контрразведкой одним из руководителей "Красной Капеллы" офицером ГРУ Л.З. Треппером, рассказывал ему: "Трижды мы обращались в советское посольство в Токио с предложением обменять Зорге на арестованного японца. И трижды мы получали один и тот же ответ: "Человек по имени Зорге нам неизвестен"" - Треппер Л.З. Большая игра. М., 1990, с. 327.

45 Пронумерованные документы без указания места их хранения представляют собой рассекреченные материалы из "Дела Зорге", находящегося в архиве ГРУ. Документы N 1-4 - единственные доступные для исследователей, которые дают представление о разведывательной деятельности Зорге в Коминтерне. Комментарии к документам составлены автором предисловия.

стр. 128


мучиться практически работать в Орготделе. Если же они этого не хотят, или станет вопрос о жалованья для него, то выясните следующее: будут ли они возражать, если он поедет в Ваше распоряжение и будет работать под Вашим руководством. Ответ пришлите возможно скорее.

(Михаил)(46)

N2

19 декабря 1927

1. Я прибыл 17.12 в Стокгольм. От Освальда никаких новостей с тех пор, как он находится в О [ело]. По телефону я спрашивал в О., но он оттуда уже уехал. Наверное, он не приедет в Стокгольм].

2. Наши друзья здесь ничего не знали о том, что я приеду, и - с какими заданиями. Боюсь, что то же самое будет в Копенгагене. Попрошу вас сделать что-то относительно Копенгагена.

3. Чтобы мой приезд сюда был не напрасен, я останусь здесь до, или после праздников. За это время я буду информировать о самых важных вопросах в той мере, в которой могу в течение 14 дней. Затем я поеду в Копенгаген и буду там некоторое время.

4. Я буду здесь работать над следующими вопросами: разделение труда в аппарате ЦК; работа отделов; отдел профсоюзов, агитации и пропаганды - они только что созданы и начинают работать; вопрос о руководстве вообще, районы, области, коммуны; работа нескольких функционеров в Ст.; подготовка вероятно скоро начинающих борьбу за повышение заработной платы в цехах бумажной индустрии: подготовка к конференции профсоюзов в конце января; работа в самых важных цехах заводов в Ст. и вопрос заводских газет.

5. Так как Освальд уже подробно информировал по вопросу Устава, наши друзья должны получить сообщение о том, что Освальд будет с ними подробно говорить об этом. А мне ничего не остается, кроме того, чтобы начать работать по этим вопросам, но ничего не предприму, пока не буду точно от вас информирован. Общую информацию от вас я получил, но мне кажется, что этого еще не хватает. Обращаю ваше внимание на то, что я в данный момент лишь информирую о некоторых поставленных вопросах, может быть из-за нехватки времени я занимаюсь в основном вопросом разделения труда в ЦК и его отделах вообще. Краткое сообщение по этим вопросам я смогу передать потом. Сейчас пройдут собрания по вопросу об оппозиции. Основываясь на своих самых свежих сведениях по этому вопросу, я буду информировать товарищей в ЦК.

Флерис(47 )N3

Заметки к отчету(48)

После того, как я узнал, что у вас некоторые удивляются, что я в течение шести недель уже потратил двести долларов, а некоторые удивляются еще больше тому, что я к настоящему времени потратил почти пятьсот, я всем им рекомендую хорошенько посмотреть отчет. Вы можете убедиться, что я указал там лишь деньги,


46 Освальд - псевдоним заместителя начальника Отдела международных связей ИККИ, который координировал работу в Германии. Михаил - условное имя Пятницкого. - Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф. 495, on. 19, д. 206, л. 25.

47 Флерис - псевдоним Зорге. - РГАСПИ, ф. 495, on. 19, д. 211, л. 6.

48 Заметки к отчету Зорге.

стр. 129


потраченные на билеты, и зарплату, а не для телеграмм и прочих нужд, средства на которые, по правилам, я мог бы указать в отчете. Далее, должен сказать, что одно путешествие от Москвы до Осло через Берлин, как и путешествие от Осло до Берлина и обратно [...] к сожалению, оба путешествия стоили свыше ста долларов. Если в итоге кто-то имеет что-то против моей поездки из Москвы в Осло, то этим людям следовало бы подумать об этом заранее и приложить все усилия, чтобы эта поездка вообще не состоялась, или запретить ее(49).

N4

20 ноября 1928

Дорогие друзья, по приглашению фирмы Радио-Веб я приехал в Берлин, чтобы докладывать [...J однако, смею обратить ваше внимание на то, что неудача этого предприятия заключается лишь в том, что человек не получил в Берлине необходимые ему средства. Во время моей поездки 5 октября 28 года [...] ему было дано задание поговорить со мной о моем существовании, об объеме и о путях, что мы действительно и обсудили. В связи с этим, было договорено, что при моей первой поездке в Скандинавию обслуживание будет организовано так же, как и раньше, но этот господин не согласился с тем, что мой переезд в Берлин произойдет сразу [...] Далее, на этом основании я получил 200 минус 18, то есть 182 доллара, которые я при поездке через Берлин, через Копенгаген уже, разумеется, все потратил. Можно в любое время проконтролировать мой отчет. Уверяю вас, что, когда я ежедневно беру у других 3-5 крон только потому, что эти деньги будут переданы только в Берлине, это сказывается очень нехорошо на моих действиях и возможностях. Большая часть моих задач в связи со съездом состоит в том, что я должен бывать на различных окружных съездах, чтобы там помогать в подготовке, но сейчас это совершенно исключено, так как я боюсь проехаться даже на трамвае из-за финансовой ситуации. Поэтому я попросил бы срочно телеграфом передать мне эти деньги в пути, иначе я потеряю здесь все возможности работать. Кроме того, прошу расследовать - отчего задание, данное этому господину, не выполнено, подчеркиваю, что это случается уже второй раз за время моих поездок в Скандинавию.

Леонард(50)

N5

т. Пятницкому Относительно работы т. 3[орге]

1) Ни мне, ни т. Сирола(51) неизвестны и поэтому непонятны планы путешествий т. 3. В свое время было условлено, что он должен работать в Норвегии, можно согласиться чтобы он время от времени наезжал в Данию и может даже в Швецию, но на ближайшие месяцы такие поездки по моему ненужны, т. Сирола такого же мнения. т. Зорге по моему должен ехать в Нор[вегию] и там остаться, как было условлено.

2) Что касается предложения о его поездке в А[нглию] я высказываюсь против. Он слишком слаб для Ан[глии] и не сможет удержаться, чтобы не вмешиваться в политические] дела. Для А. это совершенно неприемлемо.

б/ХП[1928]

Б. Васильев(52)


49 РГАСПИ, ф. 495, on. 19, д. 211, л. 2.

50 Леонард - псевдоним Зорге. - Там же, л. 3.

51 Сирола Ю. К. - уполномоченный секретариата ИККИ.

52 РГАСПИ, ф. 495. on. 19, д. 211, л. 4. Васильев Б.А. (1889-?) - в 1925-1926 гг. политсекретарь, заместитель заведующего Восточного отдела ИККИ. С 1926 г. - заместитель заведующего, с 1929 г. -заведующий Орготделом ИККИ. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

стр. 130


N6

Телеграфировал относительно предложения Зорге. Он действительно очень серьезно намерен перейти на работу к нам. С теперешним его хозяином у него очень неопределенное положение, и уже почти целый месяц, как [он] не получал никаких указаний относительно своего будущего. Сидит также без денег. Он достаточно известный работник [...] и нет надобности останавливаться на его характеристике [...]. Владеет нем., англ., фр., русск. языками. По образов. - доктор эконом. Если его положение решится в пользу нас, т.е. теперешний хозяин не будет держать его, то он лучше всего подойдет для Китая. Туда он может уехать, получив от некот. здешних издательств поручения по научной работе(53).

N7

1. Подтверждаем получение Вашего письма от 9.9.29 г. со всеми приложениями.

2. Зорге по сообщению его хозяина должен приехать в ближайшее время сюда. По приезде пускай зайдет к нам, мы лично с ним переговорим(54).

N8

Зорге получил телеграмму, в которой разрешают ему поехать в Москву для переговоров. Причем, обратно он должен вернуться за свой счет. Как видно, хотят уволить его. Он зайдет к Вам и поставит вопрос о переходе на работу к нам. Я наводил справки - чем вызвано такое поведение в Коминтерне по отношению к нему. Получил некоторые намеки, что он замешан в правую оппозицию. Но все-таки, все знающие его товарищи отзываются о нем очень хорошо. Если Вы возьмете его, то самое целесообразное будет - послать в Китай(55).

N9

1. Подтверждаем получение Вашего письма от 16.9. с. г.

2. Зорге у нас был. Ведем переговоры об его использовании на Востоке(56).

N10

ТЕЛЕГРАММА д. 19/1 РАМЗАЮ

Высказываемся против официальных шагов Тасс из его страны по делу больных. Пусть Айзеке попробует получить интервью с больными. Просьба выяснить у Фишера через Лию, как положение больных в Сучоу.


53 Письмо в Центр от 9.9.1929 г., отправленное, очевидно, из Берлина.

54 Письмо Центра от 14.9.1929 г.

55 Письмо в Центр от 16.9.1929 г.

56 Письмо Центра от 21.9.1929 г. Зорге хотели уволить из Коминтерна за его связь с "право- троцкистскими элементами" или из-за личной неприязни со стороны вышестоящих сотрудников. Вероятны оба варианта: Зорге был человеком незаурядным, ищущим, всегда раздражал начальство. Сильный характер и горячий темперамент, безусловно, не способствовали его превращению в слепое орудие проведения "генеральной линии" партии. Однако 20 октября 1929 г. Зорге прошел "чистку" на партсобрании в ИККИ с резолюцией "считать проверенным". Во время "чистки" Зорге признал свои "временные колебания", но заявил, что "активно боролся в немецком клубе против троцкистов" и не был во фракции Рут Фишер, а только "голосовал вместе". - РГАСПИ, ф. 546, on. 1, д. 112, л. 54, 60-63.

стр. 131


Малей прибыл. Вильгельму денег из Европы не пошлем; повторяем - не пошлем. На вашу [телеграмму] от б января. Пауль в Швейцарии не мог быть обнаружен. Постараемся повести кампанию в прессе против кит. палачей и их пособников -швейцарцев и англичан.

8.1.32.(57)

N11

РАМЗАЮ

Выясните и примите меры к освобождению больных в теперешний переходный период, когда у властей полный хаос. Сообщите возможности(58).

N12 РАМЗАЮ

Мы за освобождение жены с тем, чтобы она пока осталась в Сеттльменте для связи с ним.

Высылаем из Швейцарии адвоката Винцента. Продолжаем настаивать, что именно Рюгги. Утверждаем, что фото из Берна фальсифицированы. Кампанию в прессе усиливаем. Сообщите, есть ли надежда в теперешний переходный период вырвать обоих больных?

29.1.32.(59)

N13

Сов. секретно

Начальнику 4 Управления Генштаба РККА Тов. Берзину

Прошу прилагаемую при сем телеграмму в Шанхай отправить вашим шифром.

Пятницкий 8.VII. 32(60)

N 14

Шанхай

РАМЗАЙ от МИХАИЛА

На N 201

Должны ли арестованные отказаться от всякой юридической помощи и от каких-либо показаний - нам трудно дать ответ. Пусть все три адвоката предложат арестованным метод, как они должны себя держать, если вы, интересующиеся этим процессом, будете с этим согласны. Мы против превращения процесса в политическую демонстрацию как нами дано было уже вам указание. Повторяю: цель процесса -освобождение арестованных.

29.VII.32(61)


57 Там же, ф. 495, on. 19, д. 217а, л. 9. Приводимые в телеграмме имена - псевдонимы агентов Коминтерна в Китае. Условное слово "больные" означает арестованные. Речь идет о руководителях бюро ИККИ в Шанхае супругах Руэгг (Нуленс), арестованных в 1931 г.

58 Там же, оп. 19, д. 217 а, л. 24.

59 Там же, л. 19.

60 Там же, л. 150.

61 Там же, л. 183.

стр. 132


N15

23.IX.32

РАМЗАЮ от МИХАИЛА

1) Винценту предлагаем остаться до окончательного перевода больных в новое место. Об отъезде пусть нас запрашивает.

2) Удобно ли поручить ведения закулисных переговоров непосредственно Агнес [Смедли]? Сумеете ли их контролировать?

3) 1000 амов [долларов США] было послано из Голландии в середине августа. Получил ли их Винцент? Деньги ему на обратный путь переведем.

4) Ребенка надо оставить в Шанхае, чтобы иметь возможность выяснить действительную судьбу родителей. Можно ли будет влиять и контролировать воспитание?

5) Поездка Фишера в Европу из-за дела больных излишня(62).

N16

ТЕЛЕГРАММА

РАМЗАЮ лично от МИХАИЛА

С декабря по январь мы здесь передали вашим 30000 американских] долларов для передачи друзьям. Сообщите, сколько вы всего получили и сколько точно вручили местным друзьям.

3.V.32(63)

N17

Михаилу. Неясно, о каких 3000 долларах идет речь если это касается 3000 дол. полученных через меня в счет молодежи тогда эта сумма уже давно полностью внесена. Юлиус.

2/VI. (Курт)(64)

N18

ТЕЛЕГРАММА

ВИНЦЕНТУ от МИХАИЛА

Шанхай

На телеграмму от 24 июля. Деньги 80000 мексов [мексиканских долларов] будут переведены вам сейчас же как друзья будут за" пределами Китая. Сообщите через какой банк и на какой адрес деньги перевести когда потребуется.

Настоящие документы друзей будут посланы. Рекомендуем направить их маршрутом на Владивосток морем на иностранном (не английском) судне. Друзья должны заявить, что они едут транзитом через СССР домой.

29.VI.32.(65)


62 Там же, л. 232. Из Харбина в Шанхай были направлены связные О. Браун и Г. Зиблер, которые ехали раздельно и каждый везет по 20000 долларов США для передачи Зорге, который, в свою очередь, должен был платить адвокату супругов Нуленс. По некоторым данным, на всю операцию было выделено 100000 долларов США. С передачей денег, подтверждением получения, запросами и ответами явно происходила большая неразбериха. Винцент - агент Коминтерна.

63 РГАСПИ, ф. 495, on. 19, д. 217а, л. 84.

64 Там же, л. 111.

65 Там же, л. 132.

стр. 133


N19

ТЕЛЕГРАММА

ВИНЦЕНТУ от МИХАИЛА

На вашу от 30.VI-32 г. Деньги будут переведены тотчас же, как от вас будет сообщение о выезде друзей из Китая. Сомневаемся, предпримет ли Ф[ишер] что-либо и тогда, когда деньги будут в Шанхае. Думаем, что он играет на авось: оправдают -тогда он получит деньги. Осудят - он ограничится получением гонорара. Нельзя ли предпринять шаги в этом направлении помимо него? Главные условия должны остаться - выплата денег только после отъезда обоих из Китая. Если думаете, что Ф. действительно предпримет нужные шаги, а без наличия денег в Шанхае он откажется от этих шагов, то разрешаем Рамзаю удержать 16 из 20 тысяч амов [долларов США], которые он получит, или уже получил от своего патрона для наших нужд. В этом случае мы еще раз повторяем, что мы не согласимся с выдачей всей суммы, или даже части ее, если они будут уплачены Ф. или кому-либо другому до отъезда друзей из Китая.

4.VI-32 (66)

N20

КУРТУ от МИХАИЛА

Шанхай

Получили ли все 20000 ам. долларов посланные через Рамзая? Китайские друзья сидят без денег. Сколько вы им дали из двадцати тысяч? Жду немедленного ответа на эти вопросы. Деньги скоро получите.

26.VIII.32(67)

N21

РАМЗАЮ от МИХАИЛА

Запросите Винцента, почему Фишеру даны 500 амов [долларов США], когда ему следовало дать 450 амов, которые были посланы отдельно от Вилли. Пусть Винцент сообщит, сколько он израсходовал на телеграммы и поездки.

19.Х.32(68)

N22

С. Секретно

МИХАИЛУ

Посылаю Вам материал от Юлиуса с нашей почтой. Одновременно мы хотели бы обратить Ваше внимание на следующие вопросы. До сих пор мы поддерживали связь с больными и адвокатом. Теперь, когда Ваш аппарат вновь улучшается, т.е. снова развивается - нам кажется, что настало время, когда Ваши люди могут перенять эту работу. Это не потому, что мы не желали бы этого делать, но потому, что наши дела


66 Там же. л. 145.

67 Там же, л. 202.

68 Там же, л.237.

стр. 134


не так хороши, чтобы мы легкомысленно загружали себя еще этой связью. То же самое относится к газете, которая возникла здесь по нашему предложению ["China Forum"] и, как Вы сами можете судить, очень хорошо развивалась. К сожалению, мы должны констатировать, что не получаем никакой помощи от прежних Ваших уполномоченных и что здешний ферейн также совершенно не интересуется этим делом, предоставляя попросту нам самим возиться со всем этим. Вы понимаете, что [это] для нас здесь означает. Мы здесь бедные маленькие техники. У нас нет квалификации выступать как политические контролеры. Таким образом мы не в состоянии взять на себя ответственность, особенно в условиях, когда здесь давно уже из Ваших людей имеется достаточно квалифицированных людей. Мы просим настойчиво освободить нас и от всей этой сверх-нагрузки. Не потому, что мы ленимся (Ману[ильский?] когда-то это утверждал обо мне, но это неправда), а потому, что наше положение не позволяет нам больше заниматься еще этими связями. Я уже по крайней мере достаточно скомпрометирован. Мы удивляемся очень, что Вы на наше предложение использовать для газетной работы в интернациональном масштабе А[гнесс Смедли] (женщина) не реагируете. (Роберт знает ее лично очень хорошо). Напротив, Вы посылаете сюда уйму людей, которые частью не очень применимы и нуждаются в годе-другом для того, чтобы начать что-нибудь понимать в здешних условиях, если им суждено вообще чему-нибудь выучиться. Почему это? А. могла бы на основании нашего предложения сделать в три раза больше и это обошлось бы в три раза дешевле. В этой связи, хотим обратить внимание на то, что помощь с ее стороны необходима с тем, чтобы вернуть ей каким-нибудь образом деньги, которые ей следует получать от "Москоу Ньюс" и за перевод ее книги у себя дома. А. в настоящее время без занятий, пишет новую книгу и сидит без денег. Дома же в Центре для нее лежит много денег, которые ей, однако, не послали. Мы просим очень посодействовать в Ваших собственных интересах, чтобы она получила деньги.

Май 1932

Рамзай(69)

N23 РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА

Вх. N 2921. Москва, тов. Берзину Шанхай, 3 сентября 1932 г.

Связь с адвокатом и все дело с больными становится лишней угрозой для нашей безопасности. Местные же друзья достаточно окрепли и могут перенять все эти дела в свои руки. Просим переговорить с Михаилом и дать друзьям соответствующую инструкцию.

[Резолюция на телеграмме] т. Климову

1. Дайте Михаилу.

2. Нам уже давно следовало освободиться от этого обслуживания 4/1.Х.32 [подпись неразборчива]

N24 РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА

Вх. N 3258

Москва, тов. Берзину

Шанхай, 10 октября 1932 г.

От кит[айского] источника узнали, что Нанкин якобы обнаружил след военного шпиона. Подозревают будто бы одного немца и еврея. На основании наших старых


69 Там же, д. 573, л.13.

стр. 135


грехов(70) и слухов среди местных немцев полагаем, что круг подозрений вокруг Рамзая все больше смыкается. Просим срочно сообщить, должен ли Рамзай непременно выждать прибытия замены, или же он может уехать независимо от прибытия последнего. N 310

[Резолюции на телеграмме]

т. Попов

Сообщите Рамзаю о немедленном выезде без замены. 11/Х-32 [подпись неразборчива] Пусть едет, не дожидаясь замены, иначе сгорит. 11/Х.32 Берзин

N25

декабрь 1936 г.

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СССР Маршалу Советского Союза Тов. Ворошилову

Докладываю:

В течение двух с лишним лет, в качестве неофициального секретаря германского военного атташе в Токио ведет работу в чрезвычайно трудных условиях наш работник, член ВКП(б) ЗОНТЕР Ика Рихардович(71).

Этот товарищ все время снабжает нас материалами и документами о японо-германских отношениях [...]

Вместе с ним работает в качестве радиста т. КЛАУСЕН Макс, который беспрерывно, в тяжелых агентурных и технических условиях поддерживает с нами радиосвязь.

Следует отметить, что оба эти товарища в критический момент событий 26.2.36 г. в Токио поддерживали с нами бесперебойную радиосвязь и держали нас в курсе всего происходящего.

В настоящее время работа этих двух товарищей (ЗОНТЕР Ика Рихардович и т. КЛАУСЕН Макс) приобретает особое значение, но на почве длительной работы в тяжелых условиях, на почве длительного отрыва от Советского Союза у них чувствуется большая моральная усталость. Заменить их в данное время невозможно. Для пользы дела необходимо продлить работу этих товарищей, закрепив их на тех позициях, на которых они находятся.

Прошу Вашей санкции на награждение этих товарищей орденами "Красной Звезды", что ими безусловно заслужено и явится для них стимулом для дальнейшей напряженной работы в особых условиях.

Начальник Разведывательного

Управления РККА

Комкор

С. Урицкий(72).


70 Обратим внимание на слово "грехи", относящееся к "шанхайскому периоду". Оно будет часто встречаться и в посланиях Зорге в Центр (самокритично), и в документах, составленных в Москве (осудительно).

71 Зорге, член Коммунистической партии Германии (КПГ), переведенный в ВКП(б) в 1925 г., поступил на работу в военную разведку уже после того, как принял советское гражданство.

72 Судя по этой записке, просьбы о замене шли в Москву и раньше, но не имели результата. Предложение Урицкого наградить Зорге и Клаузена орденами не было принято. Генерал Проскуров в июне 1939 г. распорядился выдать им лишь единовременную денежную премию. К началу 40-х годов в Японии была почти полностью ликвидирована разведсеть НКВД. Корреспондент ТАСС в Токио Лаги и его предшественник Ромм были вызваны в Москву и расстреляны. В ноябре 1937 г. были репрессированы военный атташе полковник Ринк, а также разведчики Голкович и Юренев. Таким образом, единственным источником разведданных по Японии оставался Зорге.

стр. 136


N26

4.6.1939 г.

РАМЗАЙ-ЦЕНТРУ

У меня такое впечатление, что лучший период моей работы здесь на месте уже прошел совсем, или, по крайней мере, на долгое время. Пока не будет иметь место новая ориентация, или полная реорганизация, ничего добиться нельзя будет. Вернейшим я считаю - новые начинания с новыми силами. Мы постепенно становимся использованными, ненужными в отношении наблюдательных учреждений и важных лиц.

Фрицу(73) в его работе пока везет. Связь и его легализация очень хороши. Однако и здесь я могу повторить мою старую просьбу еще раз: посылайте новых людей, по меньшей мере в качестве помощников, которые после смогут служить заменой. Это же не дело, что практически всю работу ведут я и Фриц. Мы должны были много лет тому назад получить помощь, которая бы потом развилась в смену и привлекла бы новых помощников. Не забывайте, что я уже 6 лет здесь живу и 9 на Дальнем Востоке, с очень непродолжительным пребыванием дома. Тяжелый несчастный случай год тому назад я преодолел, тем не менее девять лет вне [дома] дают себя чувствовать все больше и больше.

Пожалуйста, передайте Кате(74) привет от меня. Я очень сожалею, что так долго обнадеживаю ее своим приездом. Однако ответственность за это, дорогой директор, несете Вы сами.

Мы есть и остаемся Ваши старые, верные и послушные сотрудники. Тысячу приветов всем вам там, дома.

СПРАВКА

Генерал И. И. Проскуров(75) приказал:

Основательно продумать, как компенсировать отзыв Рамзая.

Составить телеграмму и письмо Рамзаю с извинениями за задержку с заменой и изложением причин, по которым ему необходимо еще поработать в Токио.

Рамзаю и другим членам его организации выдать единовременную денежную премию.

N27

1940 г.

РАМЗАЙ-ЦЕНТРУ

Дорогой директор!

Получил Ваше указание - остаться здесь приблизительно еще на год. Как бы сильно мы ни стремились отсюда домой, мы, конечно, выполним ваше указание и будем


73 Клаузен (Кристиансен) Макс-Готфрид-Фридрих (1899-1973). Член КПГ с 1927 г.. моряк торгового флота, коммерсант; служил в германской армии рядовым в первую мировую войну; привлечен к работе в ГРУ в 1928 г. С 1929 по 1931 гг. - радист в шанхайской резидентуре Зорге, а с конца 1931 г. по июнь 1933 г. - резидент в Мукдене. В 1933 г. отозван в Москву, работал инструктором в радиошколе Центра, а затем отчислен и отправлен в Республику немцев Поволжья, где работал механиком на машинно-тракторной станции. В 1935 г. был возвращен в разведку и направлен по просьбе Зорге в Токио.

74 Максимова Екатерина Александровна - вторая жена Зорге. Они поженились в 1933 г. Ее сестра, принявшая немецкую фамилию мужа - Гут, была арестована в 1942 г. в Свердловске "за то, что немка". На допросах у нее выбили признание в шпионаже в пользу Германии. Она назвала свою сестру Екатерину и рассказала, что та замужем за немцем. Екатерина была арестована, привезена в Свердловск и принуждена к признанию в шпионаже. В это время ее сестра повесилась в камере, не выдержав душевных и физических мук, но перед смертью отреклась от своих показаний. Екатерину перевезли в Москву, где она на суде также все отрицала. Решение суда гласило: выслать Максимову на 5 лет в Красноярск. В 1943 г. она заболела. По больничным записям, произошло кровоизлияние в мозг и паралич дыхательных путей, что привело к смерти 28 мая 1943 г. - Из "Дела" Е.А. Максимовой в НКВД.

75 Проскуров Иван Иосифович (1907-1941). В 1940 г. был начальником Разведуправления РККА. Расстрелян в. Куйбышевской тюрьме в октябре 1941 г. по личному приказу Берии.

стр. 137


продолжать здесь работу. С благодарностью принимаем выданную Вами особую сумму для отдыха и отпусков. Единственная трудность состоит в том, что нелегко будет получить отпуск. Если мы пойдем в отпуск, то это сейчас же понизит нашу информацию.

N28

22.7.1940г.

РАМЗАЙ-ЦЕНТРУ

Господину директору

[...] К сожалению, мы все должны признать тот факт, что Фриц страдает столь серьезной сердечной болезнью, что не приходится более рассчитывать на его выздоровление и, тем более, на возвращение его былой работоспособности. Лечащий врач заявил мне, что даже при полном изменении его образа жизни и работы он сомневается, чтобы Фриц прожил более двух лет. Для нас это обозначает, что если даже его выздоровление и в дальнейшем будет прогрессировать, он все же будет не в состоянии выполнять в старом объеме свою воздушную и легальную работу. Поэтому вопрос о его ассистенте должен быть поставлен в такой плоскости, чтобы последний мог его разгрузить не только на время болезни, но сумел бы по его указанию здесь твердо легализоваться и одновременно постепенно принять на себя всю работу Фрица. Необходимо, чтобы Фриц самое позднее в начале будущего года после передачи своего легального дела и воздушной работы, мог бы поехать домой для серьезного лечения и отдыха.

[...] Жигало(76) находится здесь 6 лет без перерыва, это является здесь в смысле времени для иностранца максимумом. Для того, чтобы не возбудить подозрения, он должен, в крайнем случае, съездить на родину "в отпуск". Сюда же следует добавить, что благодаря европейской войне Жигало лишился своей прекрасной легализации и должен сейчас подыскивать себе что-то новое, что может быть осуществлено только после поездки на родину. Так что мы предлагаем разрешить поездку Жигало в Европу.

[...] Я уже сообщал Вам, что до тех пор, пока продолжается европейская война, я, само собой разумеется, останусь на своем посту, конечно, если это Вам желательно. Но так как по мнению здешних немцев война скоро кончится, то я все чаще вынужден отвечать на вопрос своих высокопоставленных друзей немцев, а также иностранцев: что я, собственно, думаю в будущем делать. Учитывая, что вообще не так-то просто в один прекрасный день исчезнуть, не вызвав подозрения своих немецких друзей, я


76 Вукелич Бранко (1904-1945). Журналист, участник движения за независимость Хорватии, член Коммунистической партии Франции. Зорге, установив в конце 1933 г. связь с Вукеличем, в письме Центру от 7.1.1934 г. дал ему следующую характеристику: "Жигало, к сожалению, очень большая загвоздка. Он очень мягкий, слабосильный, интеллигентный, без какого-либо твердого стержня. Его единственное значение состоит в том, что мы его квартиру, которую мы ему достали, начинаем использовать, как мастерскую. Так что он в будущем может быть для нас полезен лишь как хозяин резервной мастерской". Как подчеркивал бывший начальник японского отделения ГРУ М.И. Сироткин, "Вукелич, которого Зорге склонен был считать мягкотелым и легковесным представителем богемы, не пошел ни на какие сделки со своей совестью, не пытался искать снисхождения и расположения противника, и был предельно ограничен в своих показаниях. Вероятно, Вукелич проявил под давлением гораздо больше мужества, чем кто-либо другой, потому что даже в сохранившихся материалах и отчетах следователей, которые имеются у нас полностью, ему уделено мало места. Его ранняя смерть в тюрьме вызывает предположение о применении пыток. Когда он умер, ему шел только 41-й год, и в протоколе не говорится, что перед арестом его физическое состояние было ниже среднего. Вполне возможно, что он упорно отказывался отвечать на вопросы, что вызывало соответственные меры принуждения." (Сироткин. М.И. "Опыт организации и деятельности группы Рамзая"). Сироткин составил объемный труд - более 500 страниц. Эта работа заслуживает публикации, однако пока из нее рассекречены лишь 92 страницы. Судьба автора труда трагична: в 1938 г. его арестовали и принудили назвать себя японским шпионом, а также выбили показания, что он якобы выдал группу Зорге японцам. Сироткина приговорили к длительному заключению и он дожил до реабилитации.

стр. 138


считаю весьма целесообразным, чтобы Вы мне сообщили, чего Вы ожидаете от меня по окончании войны. Это значит, что я хотел бы, господин директор, чтобы Вы мне ответили на следующие вопросы: могу ли я рассчитывать сразу же по окончании войны вернуться в Центр, где бы я мог, наконец, остаться и закончить раз и навсегда свое цыганское существование. Не забывайте пожалуйста, что мне уже между делом стукнуло 45 лет, что из них на службе у Вашей фирмы я провел свыше 17 лет за границей, а перед тем на службе у другой фирмы я провел еще 5 лет в путешествиях. Наступает уже время дать мне с моим опытом осесть на какой-нибудь работе в Центре, если же Вы не в состоянии дать мне сейчас твердое обещание, что по окончании войны я сразу же смогу уехать домой, то я прошу вас указать мне срок, скажем, например, три месяца, или в крайнем случае полгода после окончания войны, после которых наступит конец. Я должен знать эту общую границу времени, ибо очень часто мне задают вопрос о моих дальнейших планах как газета, представителем которой я являюсь, так и посол и другие вышеупомянутые друзья. Газета хочет это знать, чтобы заблаговременно позаботиться о преемнике; издательство, на которое я работаю, хочет знать, когда я закончу для них книгу. А посольство, наконец, хочет об этом знать, так как оно и в будущем надеется работать со мной, т.к. придает моей работе большое значение. Чем известнее и солиднее мне удастся здесь легализоваться, тем труднее становится мне делать уклончивые ответы на вопросы о моих будущих планах по окончании войны. Мои ответы должны быть уклончивыми, так как я вынужден отказываться от любой связи, выходящей за пределы ограниченного времени, чтобы наиболее незаметно суметь в один прекрасный день исчезнуть из поля зрения всех моих легализационных связей.

[...] Прошу не забывать, что я тоже живу здесь безвыездно в течение 7 лет и что я ни разу как другие "порядочные иностранцы" не выезжал отсюда через каждые 34 года в отпуск, что этот факт, наряду с моей бесперспективностью на будущее может произвести как на иностранцев, так и на немцев дурное впечатление и даже показаться подозрительным(77).

N29

На протяжении последних 5 лет существования резидентуры в аппарате Центра неоднократно составлялись "справки-доклады" на резидентуру "Рамзая". В каждой из этих справок, а качестве исходной основы для сомнений в полноценности резидентуры, неизменно фигурирует перечень шанхайских "грехов" "Рамзая" и, если не высказывается прямо, то явно сквозит осуждение руководства Центра, "легкомысленно" направившего "Рамзая" в 1933 году в Токио после его ошибок и промахов в Шанхае.

"Рамзай" направлялся на нелегальную работу в Токио примерно через год после отзыва из Шанхая, где он, работая около 2-х лет (1929-32) в качестве нелегального резидента, допустил ряд ошибок, главным образом в смысле нарушения норм и правил конспирации, в результате чего оказался под угрозой расшифровки.

Упреки, которые ему можно предъявить, связаны лишь с его ошибками и личными проступками в Шанхае: пренебрежением требованиями конспирации и излишне разгульным личным поведением - злоупотреблением пьянством, участием в скандалах и драках во время попоек в барах и ресторанах(78).


77 Центр отвечал, что замены или страховочной группы послать пока не представляется возможным и указывал, что в связи со сложной обстановкой в мире информация крайне необходима, что придется потерпеть, призвал держаться.

78 Таким образом, появились дополнительные основания в случае необходимости поставить сведения Зорге под сомнение. Пока, правда, остаются не выясненными "факты нарушения норм и правил конспирации" - Сироткин М.И. Опыт организации и деятельности группы Рамзая.

стр. 139


N30

Он [Зорге] утверждал, что линия Коминтерна, начиная с 1929 г. (т.е. с тех пор, как исчезли из руководства правые) построена на пассивной тактике удержания наличного, а так как "наличное" сводится, главным образом, к существованию СССР, то вся политика Коминтерна построена на задаче помощи социалистическому строительству в СССР, при чем соответствующим образом ограничивается активность компартий на Западе. Он критиковал недостаточную активность нашей внешней политики, наше вступление в Лигу Наций.

Это высказывание "Рамзая" свидетельствовало о том, что в оценке политики Коминтерна он занимал явно неустойчивую позицию, уклоняясь вправо от линии партии, недооценивая роль и значение СССР, как базы мирового коммунистического движения, и одновременно выдвигая "ультра-левые" требования активизации коммунистического движения Запада(79).

N31

Дорогой Рамзай.

В порядке политической информации, о которой Вы меня просили, посылаю Вам это письмо.

Только на днях закончился процесс троцкистско-зиновьевской террористической банды, скатившейся до последней степени падения - до роли агентов гестапо [...] их пример должен служить предостережением каждому, отходящему от генеральной линии нашей партии, не изжившему своих разногласий с партией, и показать, что логика борьбы против партии приводит с неизбежностью в стан злейших врагов трудящихся, в стан самого разнузданного фашизма(80).

N32

ЗОРГЕ ИКА РИХАРДОВИЧ

Немец. Подданство немецкое. Род. в Баку в 1895 г., жил и воспитывался с раннего детства в Германии. Член КПГ с 1919 г., член ВКП(б) с 1929 г. С. 1929 г. по 1933 г. -нелегальный резидент в Шанхае. С 1933 г. - нелегальный резидент в Токио. В 1935 г. приезжал в СССР на один месяц.

Политически совершенно не проверен. Имел связь с троцкистами. Политического доверия не внушает(81).

N33

Весьма характерен элемент двойственности в отношении Центра к резидентуре. Информационные материалы, поступающие от "Рамзая", получают в большинстве случаев высокую оценку, но, когда по заданию руководства составляются "справки о личном составе и деятельности резидентуры", то исполнители-авторы этих справок не


79 Из письма в Центр шанхайского резидента Абрама в октябре 1934 г. Странно, но неустойчивость политических взглядов Рамзая не нашла отражения в его характеристиках, содержащихся в многочисленных "справках на резидентуру". Хотя, как свидетельствует А. Куусинен, уже в 1935 г. к Зорге относились неоднозначно. Когда она вернулась в Москву в декабре 1935 г. после первого пребывания в. Японии, встречавший ее майор Сироткин заговорил о Зорге. По словам майора, отчеты Зорге были неясными, в них отсутствовала определенность. Затем Сироткин сказал: "Только между нами. Сейчас такая неразбериха. Даже п верхах не знают, чего хотят". - Куусинен А. Указ. соч., с. 160.

80 Вероятно, Зорге сперва искренне желал разобраться в том, что происходит и просил Москву дать разъяснения. 31 августа 1936 г. он получил это письмо Центра с прозрачным намеком на свое коминтерновское прошлое.

81 Справка на Зорге, составленная в сентябре 1937 г.

стр. 140


решаются отказаться от наложенного на резидентуру штампа политического недоверия" и, вопреки здравой логике, не считаясь с реальными результатами деятельности резидентуры, - подводят под этот штамп свои выводы и заключения. При этом, за отсутствием каких-либо убедительных обоснований для таких выводов, каждый раз используются все те же ссылки на выводы по шанхайскому провалу, утверждение из заключения Покладока (1937 г.) о "несомненности дезинформации" и прочие домыслы и предположения из предыдущих справок. [...]

Установившееся в течение последних 4-х лет предвзятое отношение к "Рамзаю", как к "двойнику" неизбежно привело к резкому понижению качества руководства резидентурой со стороны Центра. Раз резидент "двойник", то резидентура работает под контролем противника и рано или поздно бесспорно обречена на провал. Пока она существует, надо ее использовать по мере возможности, но нет смысла тратить усилия на ее укрепление или развитие(82).

N34

ИСТОКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО НЕДОВЕРИЯ ИНСОНУ Докладная записка от 11 августа 1941 г.

1. В течение продолжительного времени ИНСОН [Зорге] работал под руководством бывших руководящих работников Разведупра, оказавшихся врагами народа. Отсюда вытекает вывод: если враги народа продались сами иноразведкам, то, спрашивается, почему же они не могли выдать ИНСОНА? Так, например, бывший начальник 2-го отдела КАРИН являлся немецким шпионом и он выдал, по его словам, некоторых наших секретных агентов в Китае. В бытности КАРИНА начальником отдела ИНСОН работал в Японии. Начальник японского отделения ПОКЛАДОК являлся японским шпионом.

2. Бывший начальник японского отделения (после ПОКЛАДОКА) СИРОТКИН оказался также японским шпионом. СИРОТКИН показал органам НКВД, что он выдал японцам ИНСОНА со времи его источниками. На одном из допросов СИРОТ-КИНА в НКВД присутствовал полковник ПОПОВ(83).

По показанию СИРОТКИНА, он выдал ИНСОНА в конце 1933 г., и с этого времени ИНСОН начинает работать плохо, жалуется на усталость, усиленно просится отозвать его домой. Почти весь 1940 г. ИНСОН настаивает на возвращении в СССР.

3. По записям врагов народа видно, что у ИНСОНА имеется жена, которая живет в Берлине, она знает, что он коммунист и где он находится [...]

В 1935 г. к ИНСОНУ Центром был направлен радист ФРИЦ - личность также весьма темная. Известно только, что он сербский офицер, женат на русской белогвардейке и больше ничего. Радиодело знает хорошо, срывов связи не было.

У ИНСОНА нет истории о прошлой работе до партии, как он работал в партии, как попал в партию, а затем в Разведупр.

ИНСОН является секретарем одной ячейки фашистов в немецком посольстве в Токио. Но когда спрашиваешь ИНСОНА, почему он не поступает на официальную службу в посольство, всегда следует ответ: "Вы знаете мое прошлое, поступающие на работу в немецкие учреждения тщательно проверяются гестапо, это может меня погубить".

Вопрос ИНСОНА не новый, неоднократно ставился на обсуждение. Основной вопрос: почему японцы или немцы не уничтожат его, если он выдан им, как советский разведчик? Всегда делается один вывод: японцы или немцы не уничтожают ИНСОНА с той целью, чтобы отправить его к нам для разведывательной работы.


82 Анализ М.И. Сироткина. Покладок - начальник японского отделения восточного отдела 4-го управления Генштаба Красной Армии.

83 Заместитель начальника восточного отдела ГРУ. Особо ретиво выискивал среди военных разведчиков "врагов народа". После смерти Сталина уволен из ГРУ, умер в безвестности.

стр. 141


Информацию ИНСОНА необходимо всегда сопоставлять с данными других источников и общим переживаемым моментом международного положения, а также тщательно ее анализировать и критически к ней относиться. ИНСОН весьма самолюбив и большого мнения о себе, что необходимо учитывать при руководстве им [...]

Начальник 4 Отдела РУ ГШ КА генерал-майор КОЛГАНОВ(84)

N35

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА

Вх. N 8908, 8907

По телеграфу Начальнику разведуправления Генштаба Красной Армии

Токио, 30 мая 1941 года

Берлин информировал Отт [посла Германии в Токио], что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня. Отт на 95% уверен, что война начнется. Косвенные доказательства, которые я вижу к этому в настоящее время, таковы:

Технический департамент германских воздушных сил в моем городе получил указания вскоре возвратиться. Отт потребовал от ВАТ [военного атташе], чтобы он не посылал никаких важных сообщений через СССР. Транспорт каучука через СССР сокращен до минимума.

Причины для германского выступления: существование мощной Красной Армии не дает возможности Германии расширить войну в Африке, потому что Германия должна держать крупную армию в Восточной Европе. Для того, чтобы ликвидировать полностью всякую опасность со стороны СССР, Красная Армия должна быть отогнана возможно скорее. Так заявил Отт.

N30,31 -РАМЗАЙ

N36

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА Вх. N 10216

По радио

Начальнику разведывательного управления Генштаба Красной Армии

Токио, 20 июня 1941 года

Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна. Германское военное превосходство дает возможность разгрома последней большой европейской армии, также хорошо, как это было сделано в самом начале... (искажение) потому, что стратегические оборонительные позиции СССР до сих пор еще более небоеспособны, чем это было в обороне Польши.

Инвест [X. Одзаки] сказал мне, что японский генштаб уже обсуждает вопрос о позиции, которая будет занята в случае войны.

Предложения о японо-американских переговорах и вопросы внутренней борьбы между Мацуока с одной стороны и Хиранума с другой - застопорились потому, что все ожидают решения вопроса об отношениях СССР и Германии.

N 143 - РАМЗАЙ


84 Такова была позиция Центра в августе 1941 г., когда уже шла Великая Отечественная война, когда подтвердились донесения Зорге о нападении Германии на СССР.

стр. 142


N37

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА Вх. N 18058

По радио-телеграфу

Начальнику разведывательного управления Генштаба Красной Армии

Токио, 11 сентября 1941 года.

Германский посол Отт потерял всякую надежду на выступление Японии против СССР. Сиратори (бывший посол Японии в Италии, в данное время работает в МИД) сказал Отту, что если Япония начнет войну, то только на юге, где они смогут получить сырье - нефть и металлы. На севере они (предполагаются немцы) не смогут получить достаточно помощи.

Один из друзей В. Морского флота сказал Паула [морской атташе германского посольства в Токио], что выступление Японии против СССР больше не является вопросом. Моряки не верят в успех переговоров Коноэ с Рузвельтом и подготавливаются к выступлению против Тай и Борнео. Он думает, что Манила должна быть взята, а это означает войну с Америкой.

N 87 - ИНСОН

N38

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА Вх. N 18054

Радио-телеграф

Начальнику разведуправления Генштаба Красной Армии

Токио, 14 сентября 1941 года.

Источник Инвест выехал в Манчжурию. Он сказал, что японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году, но вооруженные силы будут оставаться в Манчжурии на случай возможного выступления будущей весной, в случае поражения СССР к тому времени.

Инвест заметил, что СССР может быть абсолютно (слово неразборчиво) свободен после 15 сентября.

Источник Интери [Е. Мияги] сообщил, что один из батальонов 14 пех. Дивизии, который должен быть отправлен на север, остановлен в казармах гвардейской дивизии в Токио.

Из писем офицеров и солдат, получаемых из пограничной линии в секторе Ворошилов, известно, что они оттянуты в район Муданьцзян.

N 86. ИНСОН

N39

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА Вх. N 18063

По радио-телеграфу

Начальнику разведывательного управления Генштаба Красной Армии

Токио, 14 сентября 1941 года.

По мнению посла Отт, выступление Японии против СССР теперь уже вне вопроса. Япония сможет выступить только в случае, если СССР перебросит в большом масштабе свои войска с Дальнего Востока.

стр. 143


В различных кругах начались резкие разговоры об ответственности за мобилизацию в большом масштабе и по поводу содержания огромной Квантунской армии, которые несомненно принесут стране большие экономические и политические затруднения.

N 90 - ИНСОН

N40

Весной 1941 года Китабаяси Томо приехала в Токио из США. Мы получили информацию, что она занимается шпионской деятельностью. Мы приказали полиции начать расследование. Китабаяси переехала в Вакаяма. Мы не могли собрать против нее никаких улик. Но в октябре 1941 года мы получили определенную информацию и арестовали Китабаяси. Она отрицала, что является шпионкой, но сказала, что есть некий Мияги Етоку, приехавший из Америки, который занимается некоей шпионской деятельностью(85).

N41

Непосредственным началом арестов по этому делу послужили результаты допросов человека по имени Ито Рицу - члена Комитета по подготовке восстановления японской коммунистической партии. Однако, было бы совершенно неверным считать, что аресты явились исключительно следствием показаний этого одного человека. Действия по линии внутреннего наблюдения, полицейский надзор, усердие и богатый опыт следователей, проницательные истолкования, - все это вместе взятое и привело к аресту группы коминтерновских шпионов(86).

[Зубной врач] Тагути [Угэнта] переехал в столицу с Хоккайдо, чтобы вести совместное дело с Ямана Масаеси; они поселились в доме Курицуми в квартале Сака района Ецуя в конце 1939 года; в феврале следующего 1940 года по просьбе Мияги [Етоку] они стали помогать ему в сборе информации(87).

N42

Эта тройка - Тагути, Ямана и Курицуми, представляла собой ахиллесову пяту организации Зорге. Это было то самое слабое звено, через которое мог внедриться провокатор. Все они были задержаны в ходе Инцидента 15 марта(88)..., имена этих "неблагонадежных" имелись в полиции. ... К моменту ареста Мияги Етоку предварительное следствие было уже закончено(89).


85 Как говорил на слушаниях Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности бывший прокурор по делу Зорге Есикава: "Быть может, все дело именно в той определенной информации, которую японская контрразведка получила в октябре 1941 г."? - Hearings, p. 1135.

86 Архив Т. Ватабэ. "Секретная записка о недавних арестах [участников] коммунистического движения" (далее - "Секретная записка"). Документ составлен в марте 1943 г. предположительно начальником 2 отделения 1 отдела "Токко" Миясита Хироси.

87 "Секретная записка", с. 7.

88 Речь о массовых арестах японских коммунистов 15 марта 1928 г., когда по всей Японии было задержано около 1600 чел., конфискованы документы и списки членов японской компартии.

89 Комментарий к "Секретной записке", с. 7. - Архив Т. Ватабэ.

стр. 144


N43

РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА

Вх.N21102 По телеграфу

Начальнику разведывательного управления Генштаба Красной Армии

Токио. 30 октября 1941 года

По имеющимся сведениям - пять дней тому назад арестованы Инсон и Жигало за шпионаж, в чью пользу неизвестно. Данные проверяю.

29 октября встречался с Изопом, который сказал, что Инсона давно не видел и не знает, где он. Об аресте Изопу мы ничего не сказали. Есть опасность, что Жигало, если он арестован даже не по нашей работе, может раскрыть всю Инсоновскую фирму. Если данные подтвердятся, Изопа поставлю в известность

N 311(90).

N44

Через неделю [после ареста] Зорге, наконец, сознался. Он написал на листке бумаги по-немецки: "Я являюсь коммунистом-интернационалистом с 1925 года и по сей день" [...] Затем он снял пиджак, встал и крикнул: "Это первый раз, когда меня переиграли!" [...J

Я лично присутствовал на допросах в роли свидетеля, и довольно часто, чтобы проследить за тем, что не применяются пытки и другие жестокие методы(91).

N45

Совершенно секретно

ИККИ

товарищу Димитрову

В дополнение нашего N 1/4/33 от 7/1-1942 года сообщено, что один из арестованных немцев в Токио некий ЗОРГЕ (ХОРГЕ) показал, что он является членом коммунистической партии с 1919 года, в партию вступил в Гамбурге.

В 1925 году был делегатом на конгрессе Коминтерна в Москве, по окончании которого работал в Информбюро ИККИ. В 1930 году был командирован в Китай. Из Китая выехал в Германию и для прикрытия своей работы по линии Коминтерна вступил в члены национал- социалистической партии.

После вступления в национал-социалистическую партию через Америку выехал в Японию, где являясь корреспондентом газеты "Франкфуртер Цейтунг" вел коммунистическую работу. В Токио поддерживал связь с советскими сотрудниками ЗАЙЦЕВЫМ и БУТКЕВИЧЕМ.

Прошу сообщить, насколько правдоподобны данные сведения.

ФИТИН 4 января 1942 г.(92).


90 По разъяснениям работников ГРУ, вторая часть этой телеграммы - результат недоразумения. Речь должна идти о встрече М.И. Иванова с женой Клаузана (Изопа), а не с ним самим.

91 Из воспоминаний прокурора Есикава. - Hearings, р. 1138, 1144, 1150. Методы силового воздействия не применялись лишь к Зорге, Клаузенам и Одзаки.

92 Официальные сообщения об аресте группы Зорге и следствии по делу были предельно скупы - всего несколько коротких заметок в газетах. После окончания следствия в бюллетене министерства внутренних дел Японии появилось краткое сообщение, дезориентировавшее советскую сторону. Анкета в личном деле Зорге заканчивалась фразой: "По данным НКВД, расстрелян японцами в 1942 году". Приводимый в этой связи запрос начальника ИНО НКВД П.М. Фитина в Коминтерн свидетельствует о том, что личность Зорге

стр. 145


N46

После [нападения] на Перл-Харбор Зорге, вероятно, счел, что в интересах Японии держать его в целости и сохранности. И, действительно, так оно и было. Именно по той причине, что японцы рассматривали его как предмет торговли с Москвой, они отказались выдать его Германии. Когда Риббентроп просил о передаче Зорге в Берлин (где того, без сомнений, ожидал расстрельный взвод), японцы ответили отказом(93).

была неизвестна даже самым высокопоставленным офицерам советской разведки. В свете этого становится ясно, что с советской стороны никто не мог и упомянуть о том, чтобы попробовать выручить Зорге. Но японцы об этом не знали и откладывали уже объявленную казнь, полагая, что СССР может предпринять шаги, направленные на спасение жизней своих людей. - РГАСПИ, ф. 495, on. 73, д. 188, л. 7 (Опубликовано в "Независимой газете" 16 октября 1992 г.).


93 Вскоре после ареста Зорге просил младшего следователя Охаси: "Пожалуйста, передайте Сергею [B.C. Зайцеву] в советском посольстве, что Рамзай содержится в Токийском доме предварительного заключения". Разговор проходил без свидетелей, и Охаси не решился сообщить о нем своему руководству. -Whymant R. Op. cit., p. 299.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ПО-ДЕЛУ-ЗОРГЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО "ДЕЛУ ЗОРГЕ" // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ПО-ДЕЛУ-ЗОРГЕ (date of access: 29.05.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
7 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
9 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
9 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО "ДЕЛУ ЗОРГЕ"
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones