BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-711

Share with friends in SM

Документальная база, дающая советскому читателю возможность ознакомиться с драматической ситуацией 1939 г., сравнительно невелика. Это прежде всего сборники, выпущенные МИД СССР1 . Однако сегодня они едва ли могут удовлетворить растущий интерес нашей общественности, особенно если учесть, что фундаментальное издание "Документов внешней политики СССР" остановилось на 1938 годе, а упомянутые сборники, к сожалению, обходили проблематику советско-германских отношений.

Известно, сколь сложно было переплетение "политических нитей" в тогдашней Европе, которая медленно, но верно вползала в войну. Подготовка Германия и держав "оси" к агрессии, попытки создания заслона этой агрессии и связанные с этим многомесячные переговоры, наконец, стремление Германии избежать "войны на два фронта" путем сближения с СССР - этот клубок не распутан полностью до сего дня.

За послевоенные годы в Англии, США, Франции и ФРГ появились публикации, основанные на материалах немецких, британских и иных архивов. Еще больше документов в самих архивах, в значительной части открытых для исследования. Ниже печатается не претендующая на полноту подборка как опубликованных в ФРГ, Англии и США, так и некоторых неопубликованных советских и английских материалов, дающих представление о событиях, происходивших в апреле - июне 1939 года.

Как известно, после захвата Германией Чехословакии (15 марта) и Клайпеды (22 марта) в Европе начался новый период активных попыток создания фронта противодействия агрессии2 . В марте 1939 г., после того, как Англия поставила перед СССР вопрос о возможных мерах против агрессии, СССР предложил немедля созвать совещание заинтересованных стран - СССР, Англии, Франции, Польши, Румынии и Турции. Однако западные державы быстро отказались от собственной инициативы.

Начало апреля стало важнейшей вехой в развитии европейской ситуации: 3 апреля Гитлер отдал приказ о подготовке операции "Вайс" (план нападения на Польшу). Германо-польские отношения обострялись, подготовка Германии к войне становилась все очевиднее. Именно в этой обстановке Советский Союз внес новое, исключительно важное предложение: заключить военный союз Англии, Франции и СССР. В ноте наркома иностранных дел СССР М. М. Литвинова от 17 апреля предлагались конкретные меры, ставшие основой для переговоров трех стран. Увы,


1 СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (сентябрь 1938 г. - август 1939 г). Док. и м-лы. М. 1971.; Документы и материалы кануна второй мировой войны 1937 - 1939. Тт. 1 - 2. М. 1981.

2 По этой теме есть ряд советских исследований (см., напр., Сиполс В. Я. Внешняя политика Советского Союза. 1936 - 1939 гг. М. 1987; его же. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. М. 1989; Овсяный И. Д. Тайна, в которой война рождалась. М. 1975; История второй мировой войны 1939 - 1945. В 12-ти тт. Т. 3. М. 1975).

стр. 87


они оказались затяжными. К апрелю относится и ряд акций германской дипломатии, нацеленных на поиск путей реализации замысла Гитлера, предусматривающего изменение германо-советских отношений. Осуществлялись активные секретные контакты между Германией и сторонниками "мюнхенской политики" в Лондоне.

Сложность ситуации состояла в том, что все эти действия шли на "параллельных курсах". Именно поэтому для публикации документов взят хронологический порядок, помогающий ощутить эту "параллельность". В публикацию включены документы, касающиеся в первую очередь англо- советских и германо-советских отношений того периода, поскольку материалы не германо-английским контактам сравнительно шире известны советскому читателю по "архиву Дирксена" (по публикации 1948 г.) и материалам вышеупомянутых сборников 1971 и 1981 годов. Однако эти контакты постоянно надо иметь в виду, поскольку они оказывали значительное воздействие на принятие политических решений.

Источниками для публикации послужили: фонды английского государственного архива (Public Record Office - PRO), в котором хранятся материалы кабинета министров Великобритании и его комитетов (фонд CAB) и Форин оффис - английского министерства иностранных дел (фонд FO 371); из последнего фонда нами использована коллекция западногерманского исследователя др-а И. Плеттенберг. Ряд документов Форин оффис включен в официальную публикацию "Документы британской внешней политики" (Documents of British Foreign Policy - DBFP). Немецкие документы заимствованы из многотомного сборника "Акты немецкой внешней политики", подготовленного английскими, французскими и американскими исследователями по материалам министерства иностранных дел Германии, захваченных союзными войсками (Akten zur deutschen auswartigen Politik. 1918 - 1945. Serie D. (ADAP). Оригиналы этих документов сейчас находятся в Политическом архиве МИД ФРГ. Наконец, с любезного разрешения Историко- дипломатического управления МИД СССР публикуются некоторые записи бесед и другие документы советских дипломатов из Архива внешней политики СССР (АВП СССР), которые подготовлены Политиздатом к печати в двухтомном сборнике "Год кризиса (сентябрь 1938 г. - сентябрь 1939 г.)".

Публикация и введение Л. А. БЕЗЫМЕНСКОГО; переводы М. А. Коробочкина, Г. Я. Рудого, А. Л. Безыменской.

В подборку включены два материала, ранее опубликованные в сборнике "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны" (М. 1971), дающие представление об общем направлении политики СССР и Германии.

ЗАЯВЛЕНИЕ НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР М. М. ЛИТВИНОВА3

Мы еще пять лет тому назад осознали опасность для дела мира со стороны фашистской агрессии. Мы не имели никаких оснований опасаться обращения этой агрессии в первую очередь против нас, а наоборот, были уверены, что она будет направлена раньше всего против творцов Версальского и Сен- Жерменского актов и государств, возникших и расширившихся на основе этих пактов. Мы считали, однако, фашистскую агрессию общей опасностью, для борьбы с которой необходимы общие усилия и сотрудничество всех неагрессивных стран. С этой целью мы вступили в Лигу наций, видя в ней аппарат такого международного сотрудничества и коллективной организации безопасности. В течение пяти лет мы не переставали делать разные предложения по укреплению Лиги и приданию ей действенной силы. Мы предлагали систему региональных пактов, региональные совещания, применение


БЕЗЫМЕНСКИЙ Лев Александрович - кандидат исторических паук, политический обозреватель журнала "Новое время".

3 Заявление было сделано 23 марта 1939 г. М. М. Литвиновым министру внешней торговли Великобритании Р. Хадсону во время визита последнего в Москву 23 - 25 марта 1939 года.

стр. 88


к агрессорам предусмотревши: уставом Лиги санкций и готовы были участвовать и участвовали в таких санкциях независимо от того, задевались ли наши интересы отдельными случаями агрессии. После аннексии Австрии вам сжало ясно, что Германия скоро бросится на другие среднеевропейские государства, и мы поэтому предложили тогда немедленное совещание заинтересованных государств. В разгар судетского конфликта мы предлагали Франции и Чехословакии совещание генеральных штабов и совершенно недвусмысленно заявляли о своей готовности выполнить наши обязательства в отношении Чехословакии на предусмотренных договором условиях, т. е. при оказании помощи Чехословакии также и Францией.

Все эти наши предложения игнорировались Англией и Францией, которые, отвергая принципы Лиги, вступили на путь индивидуальных разрешений отдельных проблем не путем сопротивления агрессии, а капитуляцией перед ней. Несмотря на ясно наметившийся блок Германии, Италии и Японии, Англия и Франция отклоняли какие бы то ни было совещания миролюбивых стран под предлогом, что это может быть истолковано агрессивными странами как блок против них. Такая политика Англии и Франции завершилась мюнхенской капитуляцией, которая создала нынешнее положение в Европе, которое, по- видимому, не нравится и Англии.

Советский Союз больше, чем какая-либо другая страна, может сам позаботиться о защите своих границ, но он и теперь не отказывается от сотрудничества с другими странами. Он мыслит себе это сотрудничество только по пути действительного общего сопротивления агрессорам. Базой такого сотрудничества должно быть признание агрессии в качестве единой проблемы, требующей общих действий независимо от того, задевает ли она в том или ином случае интересы того или иного из участников сотрудничества. Должно быть признано, что агрессия, как таковая, происходит ли она в Европе, Азии или на другом континенте, требует общих мер борьбы с нею. Исходя из факта существования агрессивного блока, не следует отрицать необходимость совещаний и конференций и соглашений антиагрессивных государств. Конъюнктурные, необязательные и необязывающие совещания, от случая к случаю, могущие лишь служить средством в дипломатической игре того или иного государства и порождающие лишь недоверие, нами отвергаются. Мы мыслим себе сотрудничество как в рамках Лиги, так и вне ее, если в Лиге окажутся государства, мешающие борьбе с агрессорами, или же, если это будет диктоваться необходимостью привлечения США, не состоящих в Лиге. Ввиду безрезультативности наших прежних многочисленных предложений мы новых предложений сейчас выдвигать не намерены и ждем инициативы со стороны тех, которые должны показать чем-нибудь, что они становятся действительно на путь коллективной безопасности. В частности, мы всегда готовы были и теперь готовы к сотрудничеству с Великобританией. Мы готовы рассмотреть и обсудить всякие конкретные предложения, базирующиеся на указанных выше принципах.

СССР в борьбе за мир, с. 271 - 272.

ИЗ РЕЧИ ГИТЛЕРА ПЕРЕД ВЫСШИМИ ВОЕННЫМИ РУКОВОДИТЕЛЯМИ ГЕРМАНИИ4

Наше нынешнее положение следует рассматривать с двух точек зрения:

1) фактическое развитие за период с 1933 по 1939 гг.;

2) общее положение Германии, которое на протяжении длительного периода остается неизменным.

За период с 1933 по 1939 гг. - успехи на всех участках. Колоссальное улучшение нашего военного положения.


4 Речь была произнесена на совещании 23 мая 1939 г., на котором присутствовали Геринг, гросс-адмирал Редер, генералы Браухич, Кейтель, Мильх, Гальдер, Боденшатц, контр-адмирал Шнивиндт и несколько офицеров. Протокол вел подполковник Шмундт.

стр. 89


Наше положение в окружающем мире осталось неизменным.

Германия была исключена из круга могущественных государств. Равновесие сил было установлено без участия Германии.

Выдвижение Германией жизненно важных для нее претензий и ее вступление в круг могущественных государств нарушают это равновесие. Все претензии рассматриваются как "вторжение".

Англичане больше боятся экономической угрозы, чем обыкновенной угрозы силой.

80-миллионная масса разрешила духовные проблемы. Необходимо решить и экономические проблемы. Ни один немец не может обойти вопрос о создании необходимых для этого экономических предпосылок. Для решения данных проблем требуется мужество. Принцип, в соответствии с которым путем приспособления к обстоятельствам стремятся уйти от решения проблем, не должен иметь места. Наоборот, необходимо обстоятельства приспосабливать к потребностям. Без вторжения в иностранные государства или захвата иноземного имущества это невозможно.

Жизненное пространство, соразмерное с величием государства, является основой для любой власти. Некоторое время можно отказываться от него, однако, потом так или иначе, приходится решать эту проблему. Мы перед выбором: подъем или падение. Через 15 - 20 лет решение вопроса станет для нас вынужденной необходимостью. Ни один из немецких государственных деятелей не может более уходить от этого вопроса.

В настоящий момент мы находимся в состоянии национального подъема, равно как и два других государства; Италия и Япония.

Имевшееся время было хорошо использовано. Все шаги последовательно преследовали намеченную цель.

По истечении шести лет положение следующее:

За небольшими исключениями, национально-политическое объединение немцев осуществлено. Достичь новых успехов без кровопролития уже нельзя.

Определение границ - дело военной важности.

Поляки - наш извечный враг, Польша всегда будет стоять на стороне наших противников. Несмотря на соглашение о дружбе, в Польше всегда думали о том, чтобы использовать против нас любую возможность.

Дело не в Данциге. Для нас речь идет о расширении жизненного пространства и обеспечении снабжения, а также о решении балтийской проблемы. Продовольственное снабжение можно обеспечить только из районов с невысокой плотностью населения. Плодородие и немецкое солидное ведение хозяйства в громадных размерах увеличат излишки продукции.

В Европе нет иных возможностей.

Колонии: предупреждение от принятия в качестве подарка колониальных владений. Это - не решение продовольственной проблемы. Блокада!

Если судьба заставит нас столкнуться с Западом, то в этом случае будет хорошо иметь обширную территорию на Востоке. В ходе войны мы в еще меньшей мере сможем рассчитывать на рекордные урожаи, чем в мирное время.

Население негерманских областей не несет военной службы и поэтому должно использоваться как рабочая сила.

"Проблему Польши" невозможно отделить от проблемы столкновения с Западом.

Внутренняя устойчивость Польши по отношению к большевизму - сомнительна. Поэтому Польша является сомнительным барьером против России.

Быстрое достижение победы в войне с Западом остается под вопросом, так же как и позиция Польши.

Польский режим не выдержит давления России. В Победе Германии над Западом Польша усматривает угрозу для самой себя и попытается лишить нас этой победы.

Поэтому польский вопрос обойти невозможно; остается лишь одно решение - при первой подходящей возможности напасть на Польшу.

О повторении чешского варианта нечего и думать. Дело дойдет до борьбы. Задача в том, чтобы изолировать Польшу. Ее изоляция имеет решающее значение.

стр. 90


Поэтому фюрер должен резервировать за собой право на окончательный приказ о начале действий. Нельзя допустить одновременного столкновения с Западом (Францией и Англией).

Нет уверенности в том, что в ходе германо-польского столкновения война с Западом исключается; тогда борьбу следует вести в первую очередь против Англии и Франции.

Принципиальная установка: столкновение с Польшей, начиная с нападения на нее, может увенчаться успехом только в том случае, если Запад будет исключен из игры.

Если это невозможно, то тогда лучше напасть на Запад и одновременно покончить с Польшей. Нюрнбергский документ L 79

СССР в борьбе за мир, с. 411 - 413.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ 5 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА

"...Польша.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ5 сказал, что накануне утром он два часа беседовал с полковником Беком. Полковник Бек выразил готовность от лица своего правительства заключить между Польшей и нашей страной соглашение о взаимодействии в случае прямого нападения на одну из сторон6 . Это соглашение поставит нас в отношении Польши в такое же положение, как и Францию. Было достигнуто согласие, что в любом случае это соглашение будет действовать в течение промежуточного периода вплоть до окончания официальных переговоров...

...МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ затем обратился к позиции России. Совершенно ясно, что полковник Бек настроен резко отрицательно насчет любых дружеских отношений с Россией, кроме торговых соглашений и пактов о не нападений. Премьер-министр попытался убедить полковника Бека, что возможность получать военное снаряжение из России была бы полезна для Польши, но полковник Бек не ответил на это предложение. Он недвусмысленно дал понять, что если Великобритания и Франция установят с Россией более тесные отношения, ему прядется сделать публичное заявление о том, что Польша в этом не участвует. По его мнению, Германия не будет возражать против франко-польского соглашения, но формирование любой комбинации держав при участии России вызовет взрыв.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ добавил, что с точки зрения полковника Бека, хотя Польша и стремится избежать войны, Германия знает, что война с Польшей - серьезная перспектива. По его мнению, германскую агрессию скорее всего может спровоцировать только тесная связь Польши с Россией.

Затем обсуждалось положение с военными материалами в Польше. Министр иностранных дел сказал, что полковник Бек оптимистически отозвался о производстве вооружений в Польше.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР сказал, что он спрашивал полковника Бека, сможет ли Польша поддерживать выпуск военных материалов на должном уровне в течение долгой войны, и что останется Польше после того как ее ресурсы исчерпаются, кроме как получать военные материалы из России. На это полковник Бек ответил в том смысле, что он в данный момент не хотел бы принимать никакого решения по этому вопросу и что, по его мнению, лучше отложить этот вопрос до того, как придет время его решать, чем заключать соглашение, которое, несомненно, приведет к взрыву.

Премьер-министр попросил членов кабинета учесть, что хотя результаты переговоров с полковником Беком ни в коем случае нельзя считать неудовлетворитель-


5 Э. Галифакс.

6 Министр иностранных дел Польши Ю. Бек посетил Лондон 4 - 5 апреля и вел переговоры с Галифаксом и премьер-министром Н. Чемберленом. Договор, о котором шла речь, был заключен лишь 25 августа.

стр. 91


ными, они не оправдали всех наших ожиданий. Общее мнение, принятое как либеральной, так и лейбористской оппозицией, состоит в том, что мы сейчас вернулись к политике коллективной безопасности. Они выдвигают план, согласно которому нам необходимо иметь соглашения с Турцией, Грецией, Румынией и, возможно, другими балканскими государствами, прибалтийскими государствами и Россией - по сути необходим большой союз против Германии...

Премьер-министр сказал, что он испытывает весьма значительное недоверие к России и у него нет уверенности, что мы получим от этой страны активную и постоянную поддержку. Мистер Хадсон сообщил, что хотя в России все относились к нему дружелюбно, у него возникло впечатление, что если от России и можно ожидать помощи, то небольшой, за исключением оборонительных задач7 . Если это так и если договор, включающий Россию, скорее всего вызовет взрыв, то вопрос о заключении любого соглашения с Россией потребует дальнейшего серьезного обдумывания...

PRO FO 371/3016, pp. 153 - 159.

ТЕЛЕГРАММА ПОЛНОМОЧНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ СССР В ГЕРМАНИИ А. Ф. МЕРЕКАЛОВА В НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР 18 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА8

Был принят Вайцзекером. Вручил ему ноту и сделал заявление в связи с прекращением [заводами] "Шкода" выполнения договоров вследствие вмешательства ген. Баркгаузена. Заявление свелось к указанию на ненормальность создавшегося положения; ограничение, сделанное только по отношению к заказам советских организаций, является прямой дискриминацией и противоречит смыслу декрета рейхсканцлера от 22 марта, подтвердившего силу старых договоров Чехословакии. Отклонив попытку Вайцзекера перенести вопрос в плоскость коммерческих отношений торгового представительства со "Шкода", сославшись на прямое вмешательство германских военных властей, я просил срочно устранить ненормальности и обеспечить выполнение "Шкода" принятых обязательств. Высказав мысль о временности этих мероприятий, Вайцзекер обещал изучить вопрос и ответить, шутливо заметив: мол, каж можно сдавать пушки, когда вопрос стоит о воздушном пакте9 . Вайцзекер подтвердил, что три месяца идут переговоры с поляками о передаче Данцинга и проведении экстерриториальной автострады через польский "коридор", за это [немцы] предложили гарантию западной границы Польши. Германия ни на кого не хочет нападать. Все мобилизуются, даже Голландия, Бельгия, Швейцария. Германия не призвала никого сверх обычной нормы, хотя могла бы сделать в этом направлении очень многое. Англия создала нервную обстановку, навязывает гарантию мелким странам, которые этого не хотят. Последнее время советская печать ведет себя значительно корректнее английской. Германия имеет принципиальные политические разногласия с СССР. Все же она хочет развить с ним экономические отношения.


7 Имеются в виду беседы Хадсона в Москве.

8 Эта беседа А. Ф. Мерекалова в западной литературе часто интерпретируется чуть ли не как "первая инициатива" СССР по нормализации отношений с Германией. Как видно из текста, это далеко не так. Хотя Вайцзекер в своей записи сообщает, что "Мерекалов говорил о деле, которое его якобы интересует" (контакт со "Шкодой"), в действительности полпред пытался согласно указаниям М. М. Литвинова выяснить именно этот вопрос, других указаний в директиве не было. Далее, Вайцзекер в конце своей записи вложил в уста полпреда большой абзац об интересе СССР к улучшению отношений с Германией. Наконец (видимо, чтобы придать вес своей записи), статс-секретарь написал, что Мерекалов "впервые" пришел к нему. В действительности он раньше уже бывал у Вайцзекера. Эта беседа была проведена 17 апреля статс- секретарем по специальному указанию Риббентропа (см. ADAP. Bd. VI, S. 221 - 222).

9 Имелись в виду сообщения печати о возможности заключения соглашения между СССР, Францией и Англией.

стр. 92


ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КОМИТЕТА ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ 19 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА10 ...Затем возникла дискуссия о том, подготовил ли уже подкомитет начальников штабов оценку военного значения участия России в войне. После наведения справок выяснилось, что начальники штабов еще не подготовили ее. Все, что сделали начальники штабов, это довольно бегло обсудили этот вопрос в ходе анализа, проведенного ими 18 марта 1939 г., когда они были срочно созваны, чтобы дать ответ по поводу предполагавшегося германского экономического ультиматума Румынии.

Основная выдержка из протокола этого заседания, посвященная Россия, гласит: "Если СССР будет на нашей стороне, а Польша нейтральна, положение изменится в нашу пользу. Следует, однако, отметить, что с военной точки зрения СССР в настоящий момент является неизвестной величиной и начальники штабов не могут выработать весомого мнения в отношении масштабов ее военного участия в общем деле. Они думают, что она не предпримет никаких боевых действий за пределами своих границ, но окажет сильное сопротивление прямому вторжению на ее территорию, например на Украину. Если Россия будет нашим союзником, Германия окажется в трудном положении на Балтике, и появится возможность в значительной степени нарушить те поставки шведской железной руды, которые она получает по морю через Балтику. Сообщается, что боевые качества советского флота улучшились. Участие России в войне никак не изменит к лучшему ситуацию в Средиземноморье. На Дальнем Востоке выступление России на нашей стороне, вероятно, отсрочит, а может быть и предотвратит вступление Японии в войну против нас. Заботы Японии в Китае и возможность действий русских в Манчжоу-Го почти наверняка не позволят Японии провести крупномасштабные десантные экспедиции как против Сингапура, так и против Австралии и Новой Зеландии.

Возможно, целью России будет возвращение потерянных областей Бессарабии, но следует отметить, что коммуникации, ведущие из Юго-Западной России в Румынию, не подходят для крупномасштабных военных операций.

Если Польша будет нейтральной, Россия не сможет оказывать сколько-нибудь значительного давления на Германию действиями военно-воздушных сил. Более того, маловероятно использование людских ресурсов России для помощи нам на театрах военных действий вне территории Советского Союза".

Кроме этого, единственным сколько-нибудь ценным из недавно полученных документов, касающимся военной мощи России, является депеша посла его величества в Москве от 10 марта11 1939 г. Оценки атташе родов войск, приложенные к депеше, показывают, что русская армия очень ослаблена недавними репрессиями и ее наступательные возможности невелики. Однако можно ожидать, что она продемонстрирует хорошие качества, действуя в обороне. В отношении военно-воздушной мощи оценка была весьма пессимистической.

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ12 сказал, что, возможно, советскому флоту, если Россия будет нашим союзником, удастся сковать германский флот на Балтике. Тем самым советский флот сыграет довольно важную, хотя и не главную роль.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР сказал, что вся имеющаяся у него информация подтверждает точку зрения, что русские вооруженные силы в настоящий момент имеют небольшую военную ценность для наступательных действий. Министры иностранных дел нескольких государств высказывались в этом смысле, и их мнение подтвердили Р. С. Хадсон и сэр Перси Лорэн13 .

СЭР АЛЕКСАНДР КАДОГАН14 сообщил комитету, что московская телеграмма


10 Комитет по внешней политике - постоянный орган кабинета министров, в котором участвовали премьер-министр и министры иностранных дел, по делам колоний, координации обороны, по делам доминионов, внутренних дел, канцлер герцогства Ланкастерского, лорд-председатель Совета, президент торговой палаты.

11 Над строкой исправлено от руки "6 марта". Речь идет о докладе посла У. Сидса с оценкой состояния Красной Армии.

12 Лорд Чэтфилд.

13 Посол в Риме.

14 Постоянный заместитель министра иностранных дел.

стр. 93


N 6915 была передана нашему послу в Варшаве. Первой реакцией посла было, что о точки зрения польского правительства советские предложения будут весьма нежелательны. Если они станут известны, одного этого будет достаточно, чтобы поставить под угрозу любое предложение о сотрудничестве между Польшей и Россией.

Сэр Александр добавил, что у него мало надежды на возможность не допустить широкой огласки русских предложений. Следует заметить, что предложения передавались французскому правительству через советского посла в Париже.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ16 сказал, что его не радуют перспективы в отношении Восточной Европы. По его мнению, Польша не сможет оказать значительного сопротивления германскому вторжению и в любом случае вскоре исчерпает свои военные запасы. Мы не сможем ее снабжать и, похоже, Россия является единственным возможным источником снабжения Польши и других стран Восточной Европы военным снаряжением. Он считает крайне важным, чтобы начальников штабов попросили подготовить доклад о военном значении русской помощи...

...ПРЕМЬЕР-МИНИСТР подчеркнул, что нынешнее предложение Советов является предложением о конкретном военном союзе между Англией, Францией и Россией. Нельзя делать вид, будто такой союз необходим для того, чтобы малые страны Восточной Европы получили боеприпасы.

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ сказал, что, насколько он понимает ситуацию, главной слабостью Польши, помимо пополнения числа самолетов, будет сырье для производства военной продукции, например, железная руда, уголь и кокс.

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ ДОМИНИОНОВ17 предложил своим коллегам обсудить вероятные мотивы, стоящие за русским предложением. Весьма возможно, оно является просто попыткой подстроить нам ловушку. Если речь не идет о подобной махинации и если Советы искренне желают обуздать германскую агрессию, они, вероятно, будут снабжать Восточную Европу военным снаряжением независимо от того, будет военный союз существовать или нет.

С другой стороны следует признать, что такая крупная держава, как Россия, если у нее деловые намерения, может представлять немалую ценность с военной точки зрения. Это остается фактом, хотя ее техническое оснащение во многом несовершенно.

КАНЦЛЕР ГЕРЦОГСТВА ЛАНКАСТЕРСКОГО18 сказал, что в целом он пришел к выводу, что предложение русских не подразумевает искреннего желания помочь нам, поскольку г-н Литвинов должен не хуже нас понимать, каково будет воздействие этого предложения на наших вероятных союзников.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР сказал, что если наша точка зрения такова, то надо подумать, как сформулировать наш ответ. Это будет довольно нелегко, если мы не хотим нанести серьезную обиду...

PRO FO 371/23064, pp. 65 - 69.


15 Телеграмма N 69 излагала предложения М. М. Литвинова от 17 апреля, состоявшие из 8 пунктов: 1) заключение между Англией, Францией и СССР соглашения сроком на 5 - 10 лет о взаимном обязательстве оказывать помощь, включая военную; 2) обязательство помощи восточноевропейским странам в случае агрессии; 3) обязательство обсудить и установить формы военной помощи; 4) разъяснение Англии, что обещанная ею помощь Польще имеет в виду агрессию со стороны Германии; 5) уточнение характера союзного договора Польши и Румынии; 6) обязательство не вступать после начала войны ни в какие переговоры и не заключать мира с агрессором отдельно; 7) одновременное вступление в силу соглашения и военной конвенции; 8) необходимость переговоров с Турцией.

16 С. Хор.

17 Т. Инскип.

18 У. Моррисон.

стр. 94


КОММЕНТАРИИ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ К СОВЕТСКИМ ПРЕДЛОЖЕНИЯМ, ИЗЛОЖЕННЫМ В ТЕЛЕГРАММЕ ИЗ МОСКВЫ N 69

1. Это русское предложение чрезвычайно неудобно.

2. Оно фактически сводится к тому, что мы должны взвесить преимущество получения от России обязательства на бумаге вступить в войну на нашей стороне и невыгодность того, что нам придется открыто связать себя с Россией.

3. Данное преимущество по меньшей мере проблематично. Наше посольство в Москве направляет сообщения, которые свидетельствуют о том, что в то время как Москва, возможно, в состоянии обеспечить оборону собственной территории, она не смогла бы (даже если захочет) предложить полезную активную помощь за пределами своих границ. Данные, имеющиеся у нашей секретной разведывательной службы, говорят о том же. Мощь советской армии подорвана чистками; советские военно-воздушные силы, хотя и внушительны по численности, не отвечают современным требованиям; советский военно- морской флот, вероятно, не в состоянии сделать многое против германских ВМС в Балтийском море. Россия могла бы поставлять определенные виды сырья, но, за исключением воздушных перевозок, ее возможности в этом отношении ограничены неэффективностью ее транспортной системы.

4. Невыгодность открытого союза с Россией очевидна в случае с Польшей, которая заявила нам, что она совершенно определенным образом протестует против этого. То же можно сказать и о Румынии, хотя, возможно, в меньшей степени.

5. Помимо последствий заключения такого союза в соответствующих странах противника - Германии, Италии и Японии, которые получат возможность обыграть в своих странах угрозу "красной опасности", мы получили предупреждения из Португалии, Испании и Югославии о том, что связь с Советами обойдется нам потерей значительной доли симпатий. И, несмотря на то, что подобного затруднения не будет в отношениях с Турцией, дело будет, вероятно, обстоять именно так в отношениях с Грецией.

6. Первоначально, для того, чтобы добиться какого-то прогресса в ограничении экспансии Германии, мы предложили выступить с консультативной декларацией от имени четырех держав - Великобритании, Франции, Польши и Советского Союза. Польша категорически отвергла возможность выступления вместе с Советами с такой декларацией, и мы учли ее чувства в этом отношении, выступив с альтернативным предложением о том, чтобы Великобритания взяла на себя гарантии (совместно с Францией) защиты Польши и Румынии.

7. Скорее для того, чтобы успокоить наше левое крыло в Англии, чем для того, чтобы получить значительное военное преимущество, мы после этого запросили Советы, не могут ли они заявить, что в случае какого-либо акта агрессии против любого европейского соседа Советского Союза, которому эта страна окажет сопротивление, будет предоставлена помощь Советского правительства (если будет высказано такое пожелание), и она будет предложена таким образом, как покажется наиболее удобным.

8. Теперь Советское правительство выступило перед нами с этим предложением.

9. Пункт I, на первый взгляд, не является неприемлемым. Но он может иметь следующие последствия. Если на нас совершит нападение Германия, Польша, в соответствии со взаимными обязательствами о гарантии защиты, придет к нам на помощь, т. е. объявит войну Германии. Если Советы будут обязаны сделать то же самое, как они смогут выполнить свое обязательство, не направив войска (или самолеты) через польскую территорию? Именно это пугает Польшу.

10. Следует отметить, что советское предложение касается только Европы. Советское правительство не предлагает распространить соглашения о взаимной помощи на Дальний Восток.

11. В соответствии с пунктом 2 мы должны будем, согласно условиям, объединиться с Советами в любых действиях, которые мы предпримем для оказания помощи Польше и Румынии. Именно этого не хотят эти страны.

стр. 95


12. Кроме того, мы должны будем распространить наши собственные гарантии защиты на Латвию, Эстонию и Финляндию (если последняя будет включена в советское определение).

13. Пункты 3 и 4 логически вытекают из первых пунктов, и сейчас нет необходимости останавливаться на них. Первый предусматривает переговоры на уровне штабов. Последний фактически совпадает с нашими намерениями.

14. Пункт 5 представляет собой щекотливый вопрос, на котором мы стараемся настоять в наших переговорах с польским правительством: сейчас не принесет пользы, если Советское правительство попытаться вставить этот пункт в соглашение с французами или нами самими.

15. Пункт 6 вытекает из выше сказанного (У. Малкин19 находит его нежелательным).

16. В пункте 7, по-видимому, все излагается шиворот-навыворот или по крайней мере не так, как следует. Несомненно, вначале необходимо добиться соглашения в принципе о взаимной помощи, прежде чем вырабатывать методы его претворения в жизнь.

17. Пункт 8 на данном этапе скорее не уместен.

18. Может создаться впечатление, что, с практической точки зрения, имеются все доводы против того, чтобы принять советское предложение. Оно не обеспечит в значительной степени дополнительной безопасности: оно вызовет подозрения наших друзей и усилит враждебность наших противников.

19. Наши друзья, например, поляки, заявляют, что несмотря на то, что, отказавшись от декларации четырех держав20 , мы продемонстрировали свое понимание решительности их возражений против открытого союза с Советами, сейчас мы подписываем соглашение, которое означает, что когда мы придем на помощь Польше, мы автоматически и неизбежно повлечем за собой нежелательную помощь со стороны Советского Союза.

20. Но отказ от советского предложения сопряжен с большими трудностями. Мы заняли позицию, которая сводится к тому, что Советы читают нам нотации о "коллективной безопасности", но не делают никаких практических предложений. Теперь они выступили с таким предложением, и они будут поносить нас за то, что мы отвергли его. Можно быть уверенными в том, что левые в Великобритании максимально это используют.

21. Существует и другой риск (хотя я и думаю, что это маловероятно), который связан с тем, что если мы отвергнем это предложение, Советы могут пойти на какого-либо рода соглашение "о невмешательстве" с германским правительством.

22. Но мы пытаемся создать "фронт мира" в Европе, и в целом, по-видимому, лучше отказаться от предложения, которое может привести к отчуждению наших друзей и активизировать пропаганду наших врагов, не принеся взамен какого-либо реального материального вклада в укрепление нашего фронта. 19 апреля 1939 года21

PRO FO 371/23064, р. 74 - 77.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КОМИТЕТА ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ 25 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА

...МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ привлек внимание к докладу подкомитета начальников штабов22 ... и отметил, что единственным способом, с помощью которого Россия сможет оказать нам с Францией активную поддержку в европейской войне, помимо военной помощи нашим союзникам на восточном фронте, яв-


19 Юридический советник Форин оффис.

20 Речь идет об английском предложении от 21 марта о совместной декларации Англии, Франции, СССР и Польши, предусматривающем консультации об общем сопротивлении агрессии. Оно было снято Англией под нажимом Польши.

21 Автор - А. Кадоган.

22 См. ниже, с. 97 и далее.

стр. 96


ляются действия военно-морских сил на Балтике. Мы тоже сможем помочь России в войне, лишь направив наши корабли на Балтику, чего мы как раз и не хотим делать.

...ПРЕМЬЕР-МИНИСТР предположил, что в случае захвата Германией Румынии и Балкан мы сможем помочь России, отправив часть британских кораблей в Черное море.

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ отметил, что Германия в любом случае не сможет вести военно-морские операции в Черном море и ее усилия в этом районе ограничатся военными операциями на суше. Как указано на 3-й странице доклада, русские имеют на Черном море вполне достаточные военно- морские силы, чтобы обеспечить превосходство советского флота над любой вероятной группировкой вражеских сил на этом море. В случае участия России в войне это может обеспечить оказание русским определенной помощи Румынии морским путем, но, как указано далее в докладе, здесь имеются другие недостатки...

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ привлек внимание своих коллег к докладу подкомитета начальников штабов о военном значении России... Лорд Чэтфилд сказал, что он лично обсуждал этот доклад с начальниками штабов. Их взгляды, вероятно, можно подытожить следующим образом. Россия, являясь великой державой в других отношениях, в военном отношении представляет из себя лишь державу среднего уровня. С другой стороны, начальники штабов не могли отрицать, что помощь России во время войны даст его союзникам преимущества. Ее помощь будет иметь существенное, хотя и не очень большое, военное значение, и та сторона, на которой Россия примет участие в войне, несомненно с ее помощью сможет сражаться лучше.

Можно также поинтересоваться мнением французского штаба о военном значении России. Что касается военных действий на суше, то здесь важно установить, какие силы Советы смогут ввести в бой на польской территории или на польско-советской границе. По самой оптимальной оценке начальников штабов, Россия теоретически может мобилизовать сто пехотных и тридцать кавалерийских дивизий на русско-польской границе, но на практике ей удастся выставить на этой границе всего около тридцати дивизий. Россия почти не имеет возможностей обеспечивать действия своей армии в Польше. Помимо того, что на польской границе меняется ширина железнодорожной колеи, проходящие с востока на запад из России в Польшу железнодорожные линии в настоящее время не используются и находятся и плачевном состоянии. В целом военная помощь, которую может оказать Россия, отнюдь не так велика, как считают в определенных кругах.

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ КОЛОНИЙ23 подчеркнул, что тем не менее для ведения войны будет важно, чтобы Россия была на нашей стороне, а не нейтральной или на стороне Германии. В любом из двух последних вариантов Германия сможет получать из России сырье, а это существенно затруднит нам ведение экономической войны...

ВОЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ РОССИИ

Доклад подкомитета начальников штабов

Введение

1. На 43-м заседании 19 апреля 1939 г. комитет по внешней политике принял решение поручить начальникам штабов в срочном порядке подготовить оценку военной мощи России. Было предложено, чтобы эта оценка не содержала обзора аргументов за или против принятия русского предложения с военной точки зрения, но чтобы она была скорее посвящена выяснению, на основе имеющейся в распоряжении начальников штабов информации, военного значения и боеспособности советских армий, флота и ВВС в настоящий момент.


23 М. Макдональд.

стр. 97


2. Мы предваряем этот доклад тремя общими замечаниями, относящимися ко всем трем видам русских вооруженных сил.

3. Во-первых, русские вооруженные силы, несомненно, пострадали в результате недавней чистки. Установление политического контроля в вооруженных силах в результате привело к системе дублирования. Присущее русским стремление уклоняться от ответственности в условиях этой системы проявилось в полной мере и отразилось на дисциплине, которая раньше была хорошей, а теперь - посредственна. Более того, ее прямым результатом стало исчезновение немногих опытных командиров, имевшихся в СССР.

4. Во-вторых, в определенной мере вводит в заблуждение количественный состав вооруженных сил России. На бумаге эти цифры выглядят внушительными, но нельзя не принимать во внимание почти непреодолимых трудностей в обеспечении этих крупных сил на поле боя из-за недостаточных запасов и плохих коммуникаций. Далее в докладе мы раскроем этот пункт.

5. В-третьих, хотя это возможно и не совсем входит в нашу компетенцию, мы должны привлечь внимание к факту, что различные страны, в которых, как мы предполагаем в данном докладе, будут использоваться русские войска, могут не захотеть допускать русских на свою территорию. Это возможно, в меньшой степени относится к военно-воздушным силам, которые легче изолировать. В связи с этим, как нам кажется, сами русские не особенно хотят, чтобы их войска действовали в стране, где могут подвергнуться буржуазному влиянию. Подобная глубоко укоренившаяся неприязнь к коммунизму и, наоборот, вполне может свести на нет многие военные преимущества сотрудничества с Россией, на которые мы указываем24...

...Экономические аспекты

...38. Мы говорили о большом числе дивизий, которые Советы могут ввести в бой в начале войны. Следует, однако, отметить, что, несмотря на планы, согласно которым советская промышленность должна выпускать достаточно продукции для обеспечения с самого начала войны по меньшей мере 100 дивизий на поле боя и намного повысить выпуск продукции в случае полной мобилизации промышленности, огромным новым заводам, построенным с иностранной помощью и имеющемуся оборудованию позволили прийти в упадок. Для повышения выпуска продукции в чрезвычайных обстоятельствах не хватает квалифицированной рабочей силы. Управление производством безнадежно неэффективно и стало еще хуже из-за продолжающихся репрессий. По этим причинам, а главное из-за нынешнего состояния железных дорог, мы сомневаемся, что советское народное хозяйство сможет производить военные материалы в большем количестве, чем это необходимо для обеспечения боевых действий 30 дивизий на западном фронте.

39. Мы уже говорили о посредственном состоянии внутренних коммуникаций в России. Железные дороги работают на пределе пропускной способности и не смогут выдержать никаких дополнительных нагрузок. Если они смогут сыграть свою роль в мобилизации армии в первые несколько недель войны, то при этом придется остановить промышленное производство и другие важнейшие отрасли хозяйства в большей или меньшей степени. Через две или три недели мобилизацию придется прекратить или по крайней мере приостановить, чтобы избежать полной катастрофы в работе промышленности и жизни народа.

Через несколько недель после начала войны Советское правительство столкнется с тем, что пропускная способность железных дорог позволит осуществлять перевозки необходимых военных материалов для армий на западном фронте лишь за счет значительного уменьшения производства военной продукции.

40. Предполагалось, что Советы могут снабжать оружием другие союзные страны. Следует, однако, указать, хотя и не стоит переоценивать этого факта, что только в турецкой армии используется сколько-нибудь значительное количество совет-


24 Далее следуют оценки состояния советского военно-морского флота, сухопутных сил и ВВС.

стр. 98


ского оружия. Можно почти не сомневаться в том" что советская промышленность не сможет переключиться на выпуск тех образцов оружия, которые находятся на вооружении скажем Польши или Румынии.

41. В предыдущих параграфах мы показали, что конкретная помощь, которую Россия может оказать Румынии, Польше и Турции, как в виде военной поддержки, так и в виде поставок военных материалов, не так велика, как обычно считается. С другой стороны, сотрудничество России будет неоценимым в том плане, что тогда Германия не сможет рассчитывать на гигантские продовольственные и сырьевые ресурсы России и потому не сумеет долго выдерживать нашу экономическую блокаду.

Выводы

42. Можно подвести следующие итоги анализа военного значения русских вооруженных сил:

a) Русские военно-морские силы на Балтике в состоянии:

I. отвлечь значительные силы германского флота

II. препятствовать поставкам в Германию шведской железной руды

III. в случае надобности предоставить нам в пользование балтийские порты.

b) Русские военно-морские силы на Дальнем Востоке в состоянии: стать дополнительным фактором, удерживающим Японию от крупномасштабных операций против Австралии, Новой Зеландии или Сингапура.

c) Русская армия на Западе:

I. не в состоянии оказать материальную поддержку Польше

II. не в состоянии вести в Румынии или Турции боевые действия в таких масштабах, чтобы они могли существенно повлиять на общую обстановку

III. скорее всею окажет сопротивление немецкому наступлению через прибалтийские государства

IV. может сковать значительные германские силы на Западе, если будут захвачены Польша или Румыния.

d) Русская армия на Дальнем Востоке: будет оказывать сдерживающее влияние на Японию и может в какой-то степени помочь Китаю.

e) Русские военно-воздушные силы на Западе могут:

I. составить некоторую угрозу Германии и Италии, действуя с передовых авиационных баз в Польше, Румынии и Турции, если эти страны согласятся на действия советской авиации со своей территории

II. сковать на восточной границе Германии больше германских частей ПВО, чем предназначено для этой цели и в других случаях

III. оказать определенную помощь в укреплении противовоздушной обороны Польши.

f) Русские ВВС к востоку от Байкала будут оказывать сдерживающее влиянии на японцев, могут сковать часть японских ВВС и оказать ценную помощь Китаю.

g) Россия не сможет в сколько-нибудь значительном масштабе помочь нам или пешим союзникам военными материалами, но ее сотрудничество будет неоценимым, так как лишит Германию русских сырьевых ресурсов.

Подписали:

К. Л. Н. Ньюэлл

Горт

А. Б. Каннингхэм

Заместители начальников штабов

/за начальников штабов/

24 апреля 1939 г.

PRO FO 371/23064, pp. 253 - 264.

стр. 99


ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ 3 МАЯ 1939 ГОДА

"МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ напомнил коллегам о русском предложении трехстороннего пакта между Великобританией, Францией и Россией. Вкратце наша точка зрения состояла в том, что эта схема сопряжена с серьезными трудностями, и мы запросили Россию, готова ли она сделать одностороннее заявление о том, что в случае возникновения обстоятельств, при которых вступят в силу наши гарантии Польше и Румынии, она окажет им помощь в такие сроки и в такой форме, которые будут приемлемы для этих стран.

Министр иностранных дел сказал, что накануне он обсуждал этот вопрос с г- ном Уинстоном Черчиллем, который полностью поддерживает предложенный трехсторонний пакт. Высказанные г-ну Черчиллю аргументы о воздействии такого предложения на ряд других стран совершенно его не убедили.

Мои собственные взгляды, продолжал министр иностранных дел, остаются неизменными. Он считает, что трехсторонний пакт предложенного характера неизбежно приведет к войне. С другой стороны, он считает вполне справедливым предположение, что в случае отклонения нами русского предложения русские будут разгневаны. Кроме того, постоянно существует маловероятная возможность, что наш отказ от предложения России бросит ее в объятия Германии.

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ ДОМИНИОНОВ сказал, что Канада настроена решительно против любого союза с Россией, а генерал Херцог из Южной Африки по собственной инициативе прислал заявление в том же духе. Другие доминионы пока не высказали своего мнения.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ сказал, что Япония пока не поддается на уговоры "оси". Но если мы заключим пакт с Россией, это может сильно повлиять на ее позицию. Воздействие на Португалию и Италию также будет отрицательным. Стоит вспомнить, что многие в Европе, которая была намного ближе к коммунизму, чем наша страна, относятся к России резко враждебно. Оп добавил, что получил длинное письмо от кардинала Хинсли, выражающего озабоченность по этому поводу.

ВОЕННЫЙ МИНИСТР25 сказал, что хотя в настоящее время эта идея может показаться фантастической, естественная ориентация предполагает соглашение между Россией и Германией.

ПЕРВЫЙ ЛОРД АДМИРАЛТЕЙСТВА26 сказал, что заключение нашей страной пакта с Россией создаст для нас огромные трудности в Испании, - стране, имеющей для нас громадное стратегическое значение.

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ подтвердил эту точку зрения. С другой стороны, если Германии удастся заключить с Россией военный союз в какой-либо форме, это уменьшит риск того, что Япония заключит военный пакт с Германией.

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ КОЛОНИЙ сказал, что он в целом согласен с точкой зрения министра иностранных дел. В то же время, мы не желаем оскорбить Россию и надеемся, что в случае войны Россия будет на нашей стороне. Поэтому он спрашивает: нельзя ли сделать так, чтобы переговоры продолжались еще какое-то время?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР сказал, что пока никакого решения не требуется.

PRO FO 371123065, pp. 121 - 123.


25 Л. Хор-Белиша.

26 Граф Стэнхоуп.

стр. 100


ИЗ ЗАПИСИ БЕСЕДЫ ЛЕГАЦИОННОГО СОВЕТНИКА ИМПЕРСКОГО МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ Д-РА ШНУРРЕ27 С СОВЕТСКИМ ПОВЕРЕННЫМ В ДЕЛАХ В БЕРЛИНЕ Г. А. АСТАХОВЫМ 5 МАЯ 1939 ГОДА.

Сегодня во второй половине дня я пригласил советского поверенного в делах советника посольства Астахова к себе и сообщил ему, что мы заявили о своем согласии с запросом его посла от 17 апреля о ходе выполнения советских договоров о поставках с завода "Шкода". Соответствующие указания уже даны. Я просил его сообщить об этом своему правительству...

ADAP. Bd. VI, Ns 332, S. 355.

ПИСЬМО ВРЕМЕННОГО ПОВЕРЕННОГО В ДЕЛАХ СССР В ГЕРМАНИИ Г. А. АСТАХОВА ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. П. ПОТЕМКИНУ 12 МАЯ 1939 ГОДА.

...Из моих телеграфных сообщений и записей в дневниках Вы можете заметить, что немцы стремятся создать впечатление о наступающем или даже уже наступившем улучшении германо-советских отношений. Отбросив все нелепые слухи, фабрикуемые здесь немцами или досужими иностранными корреспондентами, можно пока констатировать как несомненный факт лишь одно - это заметное изменение тона германской прессы в отношении нас. Исчезла грубая ругань, советские деятели называются их настоящими именами и по их официальным должностям без оскорбительных эпитетов. Советское правительство называется Советским правительством, Советский Союз - Советским Союзом, Красная Армия - Красной Армией, в то время как раньше эти же понятия передавались другими словами, которые нет надобности воспроизводить. Это изменение тона - несомненный факт, который стоит отметить, так же как и то обстоятельство, что Розенберг28 совершенно не упомянул ни о СССР, ни о "большевизме" в своем последнем сугубо идеологическом выступлении.

При желании можно было бы причислить к числу симптомов улучшения такие моменты, как полное удовлетворение немцами наших претензий по поводу заказов у "Шкода". Тот факт, что директор отдела печати* (несомненно, не без указаний свыше) счел нужным чуть не час беседовать со мной, доказывая отсутствие у Германии агрессивных намерений в отношении нас, в то время как раньше разговоры в аусамте29 дальше непосредственных практических тем обычно не шли, тоже является некоторой новинкой.

Но, отмечая эти моменты, мы, конечно, не можем закрывать глаза на их исключительно поверхностный, ни к чему не обязывающий немцев характер. Печать может изменить тон в обратную сторону в любой момент, так как никакого принципиального отхода от прежней линии она не выявила, став лишь более сдержанной в отношении нас и корректной. Восстановить Прикарпатскую Украину будет (при немецких отношениях с Венгрией) тоже делом нетрудным. Слишком уж ясны мотивы, заставляющие немцев изменить тон в отношении нас, чтобы к этому можно было в данной стадии относиться достаточно серьезно.

Я думаю поэтому, что Вы не станете возражать, что я в ответ на некоторые заигрывания со стороны немцев и близких к ним лиц отвечаю, что у нас нет пока оснований доверять серьезности этого "сдвига", хотя мы всегда готовы идти навстречу улучшению отношений. Турецкому послу, настойчиво (и, вероятно, не без инструкции со стороны немцев) развивающему мысль о том, что немцы ищут по-


27 Заведующий восточноевропейской референтурой Отдела экономической политики МИД Германии.

28 А. Розенберг - руководитель Внешнеполитического ведомства национал-социалистской партии Германии.

* Браун фон Штумм, заведующий отделом печати МИД Германии.

29 Министерство иностранных дел Германии.

стр. 101


средника для улучшения отношений с нами, я ответил, что для этого посредника не нужны, так как немцы могут всегда использовать нормальные дипломатические каналы.

Прилагаю статью ["Берлинер] бёрзен-цайтунг", на которую директор отдела печати обращал мое особое внимание как на доказательство "нового тона" германской печати. Посылаемая вырезка дана мне в отделе печати, где произведены и пометки красным карандашом. Вам она будет тем более интересна, что Вы, если верить сообщениям германской печати, вели в Варшаве разговоры на тему, затронутую в этой статье.

Г. Астахов. АВП СССР, ф. 082. оп. 22, п. 93, д. 7, лл. 214 - 215.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КОМИТЕТА ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ 5 МАЯ 1939 ГОДА.

...Предложение России об "отказе от заключения сепаратного мира" 30 ...

...ПРЕЗИДЕНТ ТОРГОВОЙ ПАЛАТЫ31 предложил, чтобы в заключительную часть проекта телеграммы была включена формулировка в том духе, что если в результате помощи, оказанной Советским правительством согласно параграфу 10 предложений, Советы окажутся в состоянии войны, то Великобритания и Франция не оставят их в беде.

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ ДОМИНИОНОВ возражает против такого рода неограниченных обязательств в основном по тем же причинам, по которым он возражал против шестого пункта советских предложений о том, что мы, Франция и Советы после начала военных действий обязуемся не вступать ни в какие переговоры и не заключать мира с агрессорами отдельно друг от друга и без общего согласия всех трех держав.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ согласен, что мы практически сможем принять предложение президента Торговой палаты только в том случае, если будем готовы пойти дальше и принять русское предложение, упомянутое сэром Томасом Инскипом...

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ ДОМИНИОНОВ сказал, что он думает о тупиковой ситуации в ходе войны, когда в нашей стране может возникнуть сильное давление в пользу заключения нами сепаратного мира...

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ не может представить себе, что мы захотим заключить с Германией сепаратный мир, если, конечно, не окажемся на грани поражения. При любых других обстоятельствах войну необходимо вести до победы.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР предложил дать заверение в том, что если в результате декларации, сделанной Советским правительством, три державы окажутся в состоянии войны с агрессором, то ни одна из них не заключит мира и не начнет переговоры с агрессором без предварительной консультации с другими державами. Нельзя предугадать все возможные обстоятельства. Может быть, мы пожелаем заключить сепаратный мир, например, из-за посредничества президента Рузвельта...

...МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ... Пока нельзя сказать, какого политического курса будет придерживаться г-н Молотов. Он, лорд Галифакс, не может рассматривать этот вопрос как второстепенный. Наоборот, по его мнению, он имеет основополагающее значение. Если к несколько неточной и неопределенной односторонней декларации мы добавим твердое и конкретное трехстороннее соглашение об "отказе от сепаратного мира", мы изменим саму основу нашей политики, рискуя оттолкнуть наших друзей. На него произвели большое впечатление слова г-на Гафенку32 - "Если войны не избежать, нам все равно, кто будет помогать нам. Но если существует хотя бы пятипроцентный шанс на сохранение мира, то он не хо-


30 Имеется в виду 6-й пункт советского предложения от 17 апреля.

31 О. Стэнли.

32 Министр иностранных дел Румынии.

стр. 102


тел бы ставить его под угрозу, заключив союз со страной, которой он не доверяет".

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР в целом согласен с министром иностранных дел. Заключив трехстороннее соглашение об "отказе от сепаратного мира" мы вполне можем оказаться перед совершенно новой ситуацией. Помимо других соображений, невозможно предвидеть, какие изменения произойдут в политике русских в ближайшем будущем. Г-н Молотов может отречься от предложений, сделанных нам г-ном Литвиновым.

МИНИСТР КООРДИНАЦИИ ОБОРОНЫ заметил, что если в слухах о том, что смещение г-на Литвинова связано с его разногласиями с верховным командованием Советской Армии, которое, понимая военную слабость России, боится литвиновского курса на союз с Западом против Германии, есть какая-то доля правды, то вполне возможно, что его преемник предпочтет изоляционистский и даже прогерманский курс.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ сказал: не исключено, что г-н Молотов будет стоять за более тесные отношения с западными державами.

PRO FO 371/23065, pp. 203 - 207, 208, 211 - 212.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ ОТ 17 МАЯ 1939 ГОДА

...I. Международное положение. Россия.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ сказал, что члены кабинета должно быть видели телеграмму N 93 от нашего посла в Москве, сообщающую об ответе русского правительства на наши предложения33 . В этом ответе поднят очень широкий круг вопросов, которые обсуждались вчера вечером на заседании комитета по внешней политике. Кроме общих политических доводов против трехстороннего союза между нашей страной, Францией и Россией, необходимо принять во внимание два конкретных возражения. Первое из них состоит в том, что русское предложение игнорирует позицию четырех прибалтийских государств, которые с явной неохотой относятся к получению гарантий от России. Финляндия вообще не хочет получать гарантий ни от какой страны. Во-вторых, если мы расширим рамки наших предыдущих предложений, охватывающих только Польшу и Румынию, нам необходимо будет провести консультации с правительствами этих стран, что означает немалую задержку.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ отметил; ясно, что соглашение с Россией: должно быть достигнуто в ближайший момент. Он считает, что наиболее правильной линией будет указать на это русскому правительству и настаивать на соглашении, которое укрепит наш с Польшей и Румынией фронт мира ари минимальных проволочках. Как он считает, есть некоторая надежда, что их можно будет уговорить согласиться с подобным курсом, если мы будем готовы одновременно уточнить формы нашей будущей помощи. Это потребует проведения штабных переговоров... Последнее предложение русского правительства означает трехсторонний пакт между Великобританией, Францией и Россией о взаимной помощи, если одна из трех стран вступит в войну с Германией, Россия сможет оказать нам помощь лишь через Польшу и Румынию. С другой стороны, если Германия совершит прямое нападение на Россию через Балтийское море или через прибалтийские государства, то, согласно русскому предложению, мы должны будем прийти России на помощь. В целом, русское предложение значительно отличается от нашего предыдущего


33 Имеется в виду изложение текста памятной записки, врученной Молотовым Сидсу 14 мая (см.: Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. 2, док. 53, с. 86 - 87). В записке отвергались английские предложения об односторонней декларации СССР о гарантиях Польше и Румынии и поднимался вопрос о гарантиях Латвии, Эстонии и Финляндии. Кроме того, предлагалось заключение, трехстороннего пакта о взаимопомощи и конкретного соглашения о "формах и размерах" помощи.

стр. 103


плана, который предполагал скорее укрепление слабых участков нашего фронта, чем создание системы тесных союзов.

Он также считает, что заключение союза с Россией увеличит вероятность войны.

PRO FO 371/23066, pp. 105 - 108.

ПЕРЕГОВОРЫ С СОВЕТСКОЙ РОССИЕЙ

МЕМОРАНДУМ НАЧАЛЬНИКОВ ШТАБОВ

Общие соображения

1. В проблемах подобного рода стратегические и политические аспекты тесно взаимосвязаны. С широкой точки зрения, полномасштабная гарантия взаимной помощи между Великобританией, Францией и Советским Союзом может дать определенные преимущества. Это будет означать создание прочного и внушительного фронта против агрессии и если гарантии распространятся только на Европу, не возникнет большой опасности, что это вызовет враждебность Японии. Очень важным является также отношение держав, и особенно Испании. Начальники штабов уже высказывали свои взгляды на стратегическую важность избежания враждебности со стороны Испании. Однако является спорным вопрос о том, окажет ли полномасштабное соглашение с Советами более негативное влияние на позицию генерала Франко, чем менее определенное по форме соглашение того же рода. Искреннее присоединение России к делу противостояния агрессии может привлечь на нашу сторону некоторых колеблющихся.

2. Если нам не удастся добиться никакого соглашения с Советами, это, возможно, будет расценено как дипломатическое поражение, что серьезно отразится на военной ситуации тем, что немедленно поощрит Германию на новые акты агрессии и в конце концов толкнет СССР в ее объятия. Даже если этого не случится, нам несомненно нужно нечто большее, чем голый нейтралитет России - не только в плане возможности опереться на ее ресурсы, но и оказания помощи Польше и Румынии. Более того, если Россия останется нейтральной, она после окончания войны займет господствующее положение.

3. Теперь мы переходим к конкретным вопросам, поставленным перед нами министром координации обороны.

4. Начальников штабов спросили, важно ли с военной точки зрения, чтобы прибалтийские государства не были захвачены Германией. В целом, любая дальнейшая экспансия Германии серьезно отразится не только на положении во всей Европе, но и во всем мире. С военной точки зрения это также весьма нежелательно, поскольку подобной акцией Германия завершит окружение Польши с трех сторон, непосредственно приблизится к Ленинграду и превратит Балтику в немецкое озеро.

5. Тем не менее, начальники штабов считают, что военный ущерб от захвата Германией прибалтийских государств не настолько серьезен, чтобы оправдать наше вступление в войну, если не будет уверенности, что активно вмешаются все страны, составляющие восточноевропейский фронт, особенно Польша и Россия. Другими словами, если мы не будем уверены в том, что нападение Германии на Россию, как с моря, так и через прибалтийские государства без нарушения территориальной целостности Польши является операцией, сопряженной с гигантскими трудностями благодаря плохим коммуникациям, огромным расстояниям и неприспособленности Восточной Пруссии в качестве плацдарма для подобных операций. По мнению начальников штабов, шансы на то, что Германия попытается напасть на Россию через прибалтийские государства невелики, а шансов на то, что это нападение будет иметь успех - еще меньше. Начальники штабов считают, что в этих обстоятельствах мы мало, чем рискуем, если гарантируем русскую территорию в Европе от нападения. Исходя из этого начальники штабов считают, что с военной точки зрения мы приобретем больше, чем потеряем, предоставив России такого

стр. 104


рода гарантию в обмен на обязательство России прийти нам на помощь, если мы окажемся в состоянии войны с Германией (т. е. на Западе).

7. Русское предложение о том, чтобы мы дали гарантию странам Центральной и Восточной Европы, включая Латвию, Эстонию и Финляндию, - это совсем другое дело. Вполне возможно, Германия захватит сначала Литву, а потом Латвию и СССР ограничится объявлением войны Германии, не предпринимая никакого продвижения дальше своих границ. В таком случае, дав гарантии прибалтийским государствам, мы окажемся в следующем положении. Польша не будет участвовать в войне, Россия просто займет оборону на своей границе, и Франции и Великобритании придется вынести всю тяжесть германского наступления без каких-либо преимуществ, которые можно извлечь из войны на два фронта. Поэтому начальники штабов считают, что исходя из сугубо военных соображений нам следует отказаться от предоставления гарантий какому-либо из прибалтийских государств.

8. Мы исследовали вопрос о соотношении стратегического значения в ходе войны между Испанией как противником и Россией как союзником. Этот вопрос был поставлен перед нами в срочном порядке 10 мая, и мы ответили на него через несколько часов...

...Принимая во внимание следующие факты:

I) Истощенность Испании войной и отсутствие там в настоящее время политической стабильности;

II) тот факт, что на переговорах с Россией уже пройден немалый путь;

III) важность создания прочного восточноевропейского фронта; мы сейчас склоняемся к точке зрения, что опасение вызвать враждебность со стороны Испании должно стать препятствием для заключения пакта с Россией.

PRO FO 3,71123066, pp. 141 - 144.

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛОМ ГЕРМАНИИ В СССР ШУЛЕНБУРГОМ 20 МАЯ 1939 ГОДА

Посол начал с напоминания о советско-германских экономических переговорах, которые он и советник посольства вели некоторое время тому назад с тов. Микояном. Переданный т. Микояном проект торгового соглашения создал трудности, однако министерство в Берлине старалось найти решение вопроса, чтобы все же прийти к соглашению. Посол выразил надежду, что соглашение будет достигнуто, и сообщил о намерении своего правительства направить в Москву "знаменитого" Шнурре для переговоров с тов. Микояном. Я сказал послу, что о приезде Шнурре в Москву мы слышим не в первый раз. Шнурре уже выезжал в Москву, и его поездка все же была отложена. Экономические переговоры с Германией за последнее время начинались не раз, но ни к чему не приводили. Я сказал дальше, что у нас создается впечатление, что германское правительство вместо деловых экономических переговоров ведет своего рода игру; что для такой игры следовало бы поискать в качестве партнера другую страну, а не правительство СССР. СССР в игре такого рода участвовать не собирается.

Посол заверил меня, что речь не идет об игре, что у германского правительства определенные желания урегулировать экономические отношения с СССР, что пожелания т. Микояна справедливы, но их очень трудно выполнить из-за существующих в Германии затруднений с сырьем и рабочей силой. Германское правительство желает продолжать эти переговоры.

На это я ответил, что мы пришли к выводу, что для успеха экономических переговоров должна быть создана соответствующая политическая база. Без такой политической базы, как показал опыт переговоров с Германией, нельзя разрешить экономических вопросов. На это посол снова и снова отвечал повторением того, что Германия серьезно относится к этим переговорам, что политическая атмосфера между Германией и СССР значительно улучшилась за последний год, что у Германии нет желания нападать на СССР, что советско- германский договор действует и в Германии нет желающих его денонсировать. На вопрос Шуленбурга о том, что

стр. 105


следует понимать под политической базой, я ответил, что об этом надо подумать и нам и германскому правительству. Опыт показал, что сами по себе экономические переговоры между СССР и Германией ни к чему не привели, что указанное послом улучшение политической атмосферы между Германией и СССР, видимо, недостаточно. На вопрос посла, правильно ли он понял меня, что в настоящее время нет благоприятных условий для приезда Шнурре в Москву, я ответил, что экономическим переговорам должно предшествовать создание соответствующей политической базы.

Во время всей этой беседы видно было, что для посла сделанное много заявление было большой неожиданностью. Он всячески пытался заверить, что Германия серьезно относится и рассчитывает на заключение экономического соглашения с СССР. Посол, кроме того, весьма стремился получить более конкретные разъяснения о том, какая именно политическая база имеется в виду в моем заявлении, но от конкретизации этого вопроса я уклонился.

Кроме того, посол просил помочь в разрешении вопроса об освобождении и высылке из СССР в Германию 300 - 400 германских граждан, находящихся под арестом в СССР. Я ответил, что не совсем в курсе этого дела и дам указание своим помощникам заняться этим вопросом.

В. Молотов АВП СССР, ф. 96. оп. 1, п. 1, д. 2, с. 24 - 26.

ТЕЛЕГРАФНОЕ УКАЗАНИЕ СТАТС-СЕКРЕТАРЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВАЙЦЗЕКЕРА ПОСЛУ ГЕРМАНИИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ШУЛЕНБУРГУ ОТ 21 МАЯ 1939 ГОДА

С учетом достигнутого до настоящего времени результата установления Вами контакта с Молотовым, с нашей стороны необходимо теперь вести себя совершенно спокойно и выжидать, не захочет ли Советское правительство заговорить откровенно.

Прошу Вас впредь до получения иного указания действовать соответственно, однако каждый раз телеграфно докладывать все дошедшие до Вас служащие данной цели сведения и новости, а также Вашу оценку положении дел.

Вайцзекер ADAP. Bd. VI, N 414, S. 454.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПОСЛА ГЕРМАНИИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ФОН ДЕР ШУЛЕНВУРГА СТАТС-СЕКРЕТАРЮ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ФОН ВАЙЦЗЕКЕРУ ОТ 22 МАЯ 1939 ГОДА.

Москва. 22 мая 1939 г. N А 1023

Глубокоуважаемый г-н фон Вайцзекер!

В приложении к этому письму я имею честь переслать Вам копию записи моей беседы с г-ном Молотовым, состоявшейся 20 числа с. м. Я их прилагаю также к своему рапорту.

Г-н имперский министр Настоятельно рекомендовал мне крайнюю осмотрительность в беседе с г-ном Молотовым. Следовательно, я удовольствовался тем, чтобы сказать как можно меньше, тем более, что поведение г-на Молотова показалось мне довольно-таки подозрительным. Он, очевидно, считает возобновление переговоров политически недостаточным жестом с нашей стороны и, вероятно, ждет от нас более серьезных предложений политического толка. Нам надлежит соблюдать здесь чрезвычайную осмотрительность до тех пор, пока у нас не появится уверенность в том, что соответствующие предложения с нашей стороны нужны Кремлю не только для того, чтобы шантажировать с их помощью Англию и Францию. С другой

стр. 106


стороны, если мы хотим чего-либо добиться, то рано или поздно нам неизбежно придется что-то предпринять.

Здесь чрезвычайно трудно узнать что-нибудь о ходе англо-франко-советских переговоров. Мой британский коллега, которому, наверное, одному поручено заниматься здесь этим делом (когда я был у г-на Потемкина, доложили о его приходе), упорно молчит. Нейтральные дипломаты тоже не смогли ничего узнать.

Мой французский коллега уже давно отсутствует. Несколько дней назад советник посла и торгпред попросили у нас транзитную визу; они, кажется, тоже собираются покинуть Москву. Если сведения о том, что Франция берет на себя роль посредника в подготовке франко-британо-советского "союза", подтвердятся, то соответствующие переговоры будут проводиться не здесь, а в Париже.

Мой итальянский коллега считает, что Советский Союз откажется от своего права свободно вступать в любые переговоры только в том случае, если получит от Англии и Франции полноценный договор о союзничестве.

Многие здесь утверждают, - не знаю, верно ли это, - что Англия колеблется принять советские предложения по военному договору в основном из-за того, что она старается учитывать интересы Японии. Лондон опасается, что, обязуясь защищать все советские границы, они толкнут японцев в наши объятия. Если же Япония добровольно придет в наши объятия, то это сомнение у Англии отпадет.

С наилучшими пожеланиями и хайль Гитлер Ваш, глубокоуважаемый г-н фон Вайцзекер, покорный слуга

подп.: Шуленбург ADAP, Bd. VI, N 424, С. 464.

ПИСЬМО СТАТС-СЕКРЕТАРЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ПОСЛУ ГЕРМАНИИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ОТ 27 МАЯ 1939 Г.

Берлин, 27 мая 1939 г. Получено в Москве 2.6.39 г.

Глубокоуважаемый, дорогой граф Шуленбург!

На Ваше письмо от 22-го, мы первоначально ответили вчерашней телеграммой, которая Вас самого, вероятно, удивила гораздо меньше, чем господина Хильгера34 - свидетеля рождения совершенно иного указания. Поэтому чувствую себя обязанным сказать и слово объяснения. Мы здесь придерживаемся того мнении, что избежать англо-русской комбинации будет не так просто. Сегодня все еще существует довольно широкий простор для переговоров, дающий нам возможность, говоря более отчетливым языком, включиться в это дело тормозящим или препятствующим образом. Правда, вероятность успеха здесь оценивается весьма скромно, так что надо взвесить, уместен ли в Москве весьма откровенный язык или же оп, возможно, скорее вреден и даже мог бы вызвать гомерический хохот. При взвешивании этих соображений играло роль и то, что одно из звеньев всей цепи, а именно постепенный компромисс между Москвой и Токио, оценивается японцами как крайне проблематичный. Рим тоже был чрезвычайно сдержанным, и поэтому верх взяли отрицательные моменты задуманного и далеко идущего шага. Короче, все должно остаться, как в той инструкции, которая была дана Вам, и мы хотим лить посмотреть, сколь далеко Москва, с одной стороны, а Париж - Лондон - с другой, зашли в своих обязательствах по отношению друг к другу.

Сообщения и Ваши оценки положения, разумеется, здесь крайне желательны в любое время.


34 Советник немецкого посольства в Москве Г. Хильгер.

стр. 107


Наш запрос насчет возвращения в Берлин здешнего русского советского посла тоже имел значение лишь в рамках вышеописанной эв/ентуальной/ акции в Кремле.

Сердечные приветы и наилучшие пожелания. Хайль Гитлер! Всегда искренне Ваш Вайцзекер

P. S. Берлин. 30 мая 1939 г.

К написанным мною строкам я должен добавить, что тем не менее с согласия фюрера все же надлежит осуществить значительно модифицированное установление контакта с русскими, а именно - посредством того разговора, который мне поручено провести сегодня с русским поверенным в делах. Само собою разумеется, Вас будут держать в курсе дела по служебным каналам. Поэтому мне нет здесь нужды еще более углубляться в эту материю.

В. ADAP. Bd. VI, 446, C. 497 - 498

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ВРЕМЕННОГО ПОВЕРЕННОГО В ДЕЛАХ СССР В ГЕРМАНИИ СО СТАТС-СЕКРЕТАРЕМ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ ВАЙЦЗЕКЕРОМ 30 МАЯ 1939 ГОДА

Вайцзекер (статс-секретарь аусамта, по существу первый заместитель Риббентропа) пригласил меня к себе в аусамт 30 мая к 11 час. 30 мин. Начал он с вопроса об открытии в Праге отделения торгпредства (взамен торгпредства в Чехословакии). Этот вопрос, начал он, наталкивается на некоторые принципиальные соображения. Прежде чем давать согласие, германское правительство хотело бы звать, означает ли постановка вопроса об открытии отделения торгпредства наличие у Советского правительства намерения развивать экономические отношения в Праге. На эту тему говорил и Риббентроп, беседуя с фюрером. Как Вы помните, Мерекалов, беседуя в Вашем присутствии со мной о заказах у "Шкода", также подчеркивал, что от решения этого вопроса зависит и дальнейшее развитие экономических отношений. Правительство рейха учло это, разрешив вопрос о договорах со "Шкода" в положительном смысле. Сейчас правительство, естественно, хотело бы знать, намерено ли Советское правительство действительно расширять эти отношения.

Я заметил, что в настоящее время у нас имеется достаточно экономических дел в Чехии (не только у "Шкода"), чтобы оправдать существование там отделения торгпредства. (Я упомянул заодно о приемщиках, ожидающих визы в Москве, на что Вайцзекер ответил обещанием сделать все необходимое.) Советское правительство не намерено тратить деньги на содержание отделения, которое оставалось бы без дела. Экономических операций в Чехии на ближайшее время достаточно, что же касается дальнейшего, то это, я лично полагаю, будет зависеть от условий, которые будут ставить фирмы. Впрочем, если германское правительство интересуется вопросами о сроке, в течение которого нам понадобится отделение торгпредства, а также о наших дальнейших намерениях, то я могу запросить центр, так как мне самому об этом ничего не известно.

Вайцзекер, не дав мне развить эти аргументы (и другие, которые я имел в запасе) и дав понять, что вопрос об отделении торгпредства в Праге важен не сам по себе, но как повод к дальнейшим разговорам, продолжал:

- Все это нам важно знать потому, что, как Вам, вероятно, известно, возникла неясность и по вопросу о поездке Шнурре в Москву. Г-н Молотов заявил Шуленбургу, что развитие экономических отношений невозможно без улучшения отношений политических. Это, несомненно, противоречит тому, что мы слышали от г-на Мерекалова, стоявшего на той точке зрения, что экономические отношения могут развиваться сами по себе, независимо от политики. Это г-н Мерекалов заявлял нам не раз, и исходя из этого мы пошли на переговоры. Между тем сейчас мы

стр. 108


слышим обратное, и получается, что Советское правительство вообще отрицательно относится и к развитию экономических отношений, и к поездке Шнурре.

Я ответил, что содержание беседы Шуленбурга с т. Молотовым известно мне лишь отчасти, и я не берусь поэтому давать точную интерпретацию заявления наркома. У меня нет оснований утверждать, что т. Молотов безоговорочно отрицательно относится и к приезду Шнурре, и к торговым переговорам. Я готов запросить центр и тогда дать точное разъяснение. Но я должен отметить, что и Мерекалов в разговоре с Вайцзекером часто употреблял выражение "экономика есть конденсированная политика", тем самым устанавливая связь политики и экономики. Я лично на завтраке, который был дан Мерекаловым Шуленбургу, спрашивал последнего, не считает ли он, что начинающиеся переговоры связаны с улучшением политических отношений, на это получил от Шуленбурга ответ в том смысле, что он считает улучшение политических отношений возможным в результате этих переговоров. Наконец, само германское правительство установило юнктим (связь) между экономическими переговорами и международно-политической ситуацией, когда отказалось от первоначального намерения послать Шнурре в Москву, причем этот отказ был вызван отнюдь не экономическими мотивами, а целиком политическими (кампания англо-французской печати). Я подчеркнул, что мы не придавали предполагавшейся первой поездке Шнурре политического значения, но отказ германского правительства от нее был актом, несомненно, политическим, и это могло произвести на нас соответствующее впечатление.

Вайцзекер не скрыл своей неподготовленности к этому последнему доводу и ограничился повторением ссылок на заявления т. Мерекалова. Затем он сказал, что в целях полного выяснения советской точки зрения желательно, чтобы я запросил из Москвы точную интерпретацию заявления Молотова Шуленбургу, сообщив ее германскому правительству. Я обещал это сделать, повторив, что все сказанное мной носит лишь условный и предположительный характер, так как точных данных о содержании беседы в Москве у меня нет.

Затем, отложив в сторону карандаш, которым он делал пометки в своем блокноте, и подчеркнув, что отныне беседа переходит на неофициальные рельсы, Вайцзекер принялся развивать в весьма запутанной и оговорочной форме, с постоянным повторением "по моему личному мнению", свои соображения о советско-германских отношениях. Воспроизвести эту часть беседы в точности невозможно ввиду крайне осторожной формы высказываемых мыслей. В основном она сводится к следующему.

- До последнего времени отношения между СССР и Германией не были ни тесными (engherzig), ни навязчивыми (auftraglich). Но за последнее время наметились некоторые изменения. Тон германской прессы в отношении СССР уже не такой, как прежде. Поляки, пакт с которыми германское правительство аннулировало, так как они нарушили этот пакт, что разъяснил фюрер, пробовали создать впечатление, будто Германия имеет какие-то аспирации на Украине. У Бека прискорбно слабая память. Но германское правительство дало исчерпывающий ответ на эти попытки, ликвидировав Карпатскую Украину, Наконец, от нашего внимания, вероятно, не ускользнуло, что фюрер в последней речи не допустил никаких задевающих нас выражений. Эти моменты создают возможность дальнейшей нормализации отношений, и от Советского правительства зависит сделать выбор. "В нашей лавке (Вайцзекер пустил в ход сравнение, ранее высказанное Гитлером) много товаров. Одного товара мы не можем Вам предложить - мы не можем обещать, что будем симпатизировать коммунизму. Но и от вас не ждем никаких симпатий к национал-социализму, таким образом, по этой линии мы имеем полную взаимность". Но, помимо этого товара, имеется ряд других - развитие торговли, дальнейшая нормализация отношений и т. п., - и от СССР зависит сделать выбор. Вайцзекер не хочет специально касаться наших переговоров с Англией и участия СССР в политике "окружения" Германии, но он должен заметить, что если СССР хочет стать на сторону противников Германии, то германское правительство готово и к этому. Оно готово и к тому, чтобы быть противником (anch zur Gegnerschaft bereit).

По поводу этих высказываний Вайцзекера я сделал несколько замеча-

стр. 109


ний, оговорившись, что они также носят совершенно не официозный характер. Я указал, что отмеченные им признаки изменения говорят в лучшем случае лишь о сокращении негативных моментов, но ничего положительного не вносят. Римская формула "громко заявлять молчанием" устарела для теперешнего времени, когда даже сила торжественных и громких заявлений не всегда представляется убедительной. Гитлер ничего не сказал о нас в последней речи, но год с небольшим тому назад он подчеркнул, что Советский Союз является единственный страной, с которой он не хочет улучшения отношений. Мы никогда не считали, что идеологические расхождения должны непременно влечь порчу государственных отношений и допускали возможность сохранение на прежнем уровне наших отношений с Германией и после установления теперешнего режима. Имели же мы в течение десяти с лишнем лет хорошие отношения с фашистской Италией. Мы всегда были готовы к улучшению отношений, но в последнее время перестали говорить об этом, так как это было делом явно бесперспективным. В послемюнхенский период германское правительство пошло за ухудшение отношений с нами, начав лансировать слухи о походе на Украину, об экспансии на Восток и т. п. Об этом писали германские газеты, это заявляли многие ответственные политические деятели. Затем наступили осложнения с Англией и Францией, и эта тактика переменилась. Я тоже не хочу касаться наших переговоров с Англией, да я и не в курсе их, но хочу лишь напомнить, что еще до заключения пактов с Францией и Чехословакией Советское правительство предлагало в числе прочих Германии и Польше пакт взаимопомощи ("я этого не знал", - заявил было Вайцзекер, вовремя затем спохватившись). В общем, по моему впечатлению, выбор зависит не от нас, а от Германии.

Вайцзекер, не отводя ряда моих замечаний и даже как бы соглашаясь со многими из них, заметил между прочим, что одним из факторов, способствующих возможному изменению отношений, является устранение коммунистической опасности в Германии, так как это дает правительству большую свободу действий во внешней политике.

В ходе дальнейшей беседы я между прочим указал Вайцзекеру, что в Берлине за последнее время распускается много самых вздорных слухов о наших отношениях с Германией. Нелепость этих слухов очевидна (военный союз, Сыровы35 , посредничество), но самый факт появления их именно в Берлине заставляет нас задумываться над вопросом о первоисточнике этих слухов и о целях, какими руководствуются измышляющие их лица. Формулируя просьбу Вайцзекера о передаче в Москву пожеланий, я заметил, что предполагаю передать первые два вопроса, затронутые Вайцзекером, но последнюю часть беседы формулировать несколько затруднительно, поскольку Вайцаекер предупредил о не официозном ее характере. На это Вайцзенер поспешно заметил, что, конечно, надо передать все, так как он не стал бы говорить, если би не рассчитывал, что сказанное им будет доведено до сведения Советского правительства.

На этом беседа, продолжавшаяся около часа, закончилась.

Временный поверенный в делах СССР в Германии Г. Астахов АВП СССР, ф. 011, оп. 4, п . 27, д. 59, лл. 105 - 110.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ. 7 ИЮНЯ 1939 ГОДА

...Международная обстановка. Россия...

2. МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ сказал, что члены кабинета, должно быть, ознакомились с ответом Советского правительства на наши предложения (телеграмма N 114 из Москвы)36. Эта телеграмма и предполагаемое содержание ответа на


35 Имеются в виду слухи о поездке в Москву бывшего чехословацкого премьер-министра Я. Сыровы.

36 Имеется в виду советский ответ на предложение дать одностороннюю гарантию Польше и Румынии и другим странам.

стр. 110


нее обсуждались на заседании внешнеполитического комитета в понедельник 5 июня. Самым важным моментом, вероятно, является желание Советского правительства решить спорные вопросы в связи с гарантиями путем перечисления стран, на которые будут распространяться наши гарантии. Это предложение связано с двумя сложностями. Во-первых, многие из указанных стран не желают, чтобы их упоминали в этом списке. Во-вторых, в списке государств, представленном Советским правительством, отсутствуют Голландия и Швейцария. Таким образом, согласно этому предложению мы должны дать гарантии всем соседним с нами странам. В отношении взаимности, таким образом, первоначальная позиция переменилась.

Однако факт остается фактом. Советское правительство считает, что для него может возникнуть угроза, если одно из соседних прибалтийских государств откроет Германии "черный ход", и считает, что мы должны попытаться пойти навстречу этой точке зрения, не навязывая при этом наши гарантии государствам, не желающим их принять. Министр почти не сомневается, что эту проблему можно решить при наличии доброй воли с обеих сторон.

Внешнеполитический комитет также понял нежелательность дальнейшего урегулирования вопросов путем обмена телеграммами. Курс, встретивший наибольшую поддержку, состоит в том, чтобы сэр Уильям Малкин, юридический советник Форин оффис, отправился в Москву, чтобы дать объяснения по проекту [договора] и ответить на любые контраргументы советских представителей. Он, министр иностранных дел, высказал определенные опасения в связи с этим предложенном. В разгаре трудные переговоры с Польшей, необходимо составить окончательный проект договора с Турцией. Если послать сэра Уильяма Малкина в Москву, он может пробыть там две-три недели, а его главный помощник по юридическим делам болен. Поэтому ему пришлось заявить премьер-министру, что сэр Уильям необходим в Лондоне, и он попросил согласия премьер-министра на отзыв сэра Уильяма Сидса в Лондон для получения дальнейших инструкций. С согласия премьер- министра он вчера отправил сэру Уильяму Сидсу телеграмму в этом духе. Было также предложение одновременно пригласить сэра Эрика Фиппса37 для консультаций, чтобы избежать задержки в переговорах с французским посольством. Министр иностранных дел закончил ссылкой на телеграмму N 221 из Парижа, в которой излагается точка зрения посла Соединенных Штатов в Париже на переговоры с русскими. Она состоит в том, что русским необходимо соглашение с нами, но мы не достигнем его, если создадим у них впечатление, что мы с ними "носимся".

В ходе дискуссии министр иностранных дел пояснил, что точка зрения мистера Буллита38 , по его мнению, является хорошим аргументом против того, чтобы посылать в Россию министра. Он не считает, что отзыв сэра Уильяма Сидса вызовет проволочку.

PRO. FO 371.

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ СССР С СОВЕТНИКОМ ПОСОЛЬСТВА ГЕРМАНИИ В СССР Г. ХИЛЬГЕРОМ 17 ИЮНЯ 1939 ГОДА.

Г-н Хильгер. Я приехал сегодня в 4 часа. Из пяти последних дней четыре находился в спальном вагоне. Это добавочное доказательство в нашем искреннем желании договориться.

Тов. Микоян. Я верю в это.

Г-н Хильгер. Я был в Берлине два дня для того, чтобы уточнить Ваши предложения, которые я получил 8 июня. Я был у г-на Риббентропа вместе с графом Шуленбургом и получил задание сообщить Вам следующее: читает текст, заявляя, что у него только один экземпляр, и надеется, что г-ну Бабарину39 удастся записать.


37 Посол Англии во Франции.

38 Посол США во Франции У. Буллит.

39 Е. И. Бабарин - заместитель торгпреда СССР в Германии.

стр. 111


Тов. Микоян предлагает перепечатать текст, который читал г-н Хильгер, или же дать немецкий экземпляр.

Из ответа г-на Хильгера стало ясно, что он не хочет дать ни одного письменного текста, стараясь ограничиться чтением, однако в дальнейшем дает согласие перепечатать текст на машинке.

Далее г-н Хильгер сообщает, что ему лично поручено передать следующее: германское правительство имеет искреннее желание привести к положительному исходу переговоры, но оно также искренно надеется, что с советской стороны будут также сделаны усилия для создания равновесия обязательств обеих сторон. Германское правительство не может наперед сказать, что соглашение будет подписано, если последние Ваши предложения будут служить основой переговоров.

Тов. Микоян спрашивает, как сказано в документе, который он читал, наши предложения будут служить основой или предметом переговоров.

Г-н Хильгер проверил по тексту и сообщил, что там сказано - предметом переговоров, но он считает, что это одно и то же.

Тов. Микоян сказал, что сегодняшние переговоры произвели неблагоприятное впечатление и он думает, что переговоры на этой базе продолжаться не могут, дотому что опасность превращения переговоров в политическую игру остается и сейчас, а мы против игры. Мы подпишем соглашение на базе наших предложений.

Г-н Хильгер заявляет, что если переговоры будут прерваны, то ответственность надет на СССР, ибо Германия сделала все от нее зависящее. Германская сторона не может беспрекословно принять контрпроект, ибо хочет послать ответственного представителя г-на Шнурре для его обсуждения. Далее он стал убеждать, что никакой игры нет, что советская сторона ничем не рискует, если приедет г-н Шнурре и соглашение не будет подписано, так как не русские едут в Берлин, а немцы едут в Москву.

Тов. Микоян заявляет, что он передаст все это правительству и, если будет необходимость ответа, он сообщит.

Беседа продолжалась 20 минут.

Беседу записал Е. Бабарин

АВП СССР, ф. 0745, оп. 15, п. 37, д. 7, лл. 166 - 167.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/НА-РОКОВОМ-ПОРОГЕ-ИЗ-АРХИВНЫХ-МАТЕРИАЛОВ-1939-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

НА РОКОВОМ ПОРОГЕ (ИЗ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ 1939 ГОДА) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.10.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/НА-РОКОВОМ-ПОРОГЕ-ИЗ-АРХИВНЫХ-МАТЕРИАЛОВ-1939-ГОДА (date of access: 12.11.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
74 views rating
19.10.2019 (24 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
7 days ago · From Беларусь Анлайн
МАКС ВЕБЕР И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
7 days ago · From Беларусь Анлайн
МОИ ЗАМЕТКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
ЦИК СОВЕТОВ НАКАНУНЕ ПЕТРОГРАДСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. КИРЕЕВА. К. Н. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ
7 days ago · From Беларусь Анлайн
ПРОТОКОЛЫ ЦК КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Б. С. АБАЛИХИН, В. А. ДУНАЕВСКИЙ. 1812 ГОД НА ПЕРЕКРЕСТКАХ МНЕНИЙ СОВЕТСКИХ ИСТОРИКОВ
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НА РОКОВОМ ПОРОГЕ (ИЗ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ 1939 ГОДА)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones