BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-950

Share with friends in SM

Саратов. Саратовский государственный технический университет. 2012.408 с.

Монография кандидата исторических наук, доцента Саратовского государственного технического университета М. В. Ковалева представляет собой первый опыт всестороннего изучения пражского центра русской исторической науки в 1920 - 1930-е годы.

Автор прекрасно справился с трудностями, которые возникают при формировании документальной основы подобного исследования. Впечатляющая широта охвата разнообразных источников - результат поисков, проведенных М. В. Ковалевым как в московских (Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив литературы и искусства, Архив РАН, Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки), так и зарубежных архивах (Рукописное собрание Славянской библиотеки в Праге, Исторический архив Эстонии). Ковалев ранее выступал также и как публикатор наследия русских историков-эмигрантов.

Установка на максимальный, охват материала и тщательность его анализа реализована и в историографии. Автор начинает с историографических рефлексий самих эмигрантов, прослеживает изучение темы в чешской историографии, европейской, американской литературе и самым скрупулезным образом анализирует исследования, появившиеся в нашей стране. Преодолевая "цеховую" узость, Ковалев использует и имеющийся опыт изучения литературного быта русской эмиграции.

Стремление к концептуальной новизне проявляется в том, что он не довольствуется набором традиционных теоретико-методологических подходов. Эмигрантская тема вписывается прежде всего в контекст социальной истории науки, где на первый план выходит изучение "стиля жизни" ученых, "повседневности", которой они живут, "научного быта" и т.д. Ковалев использует и такие теоретические измерения, как "интеллектуальная история", "социальная память", идеи феноменологической школы.

Творческой удачей Ковалева представляется глава, посвященная различным аспектам социально-культурной адаптации русских ученых-эмигрантов в Праге. Чехословацкое правительство осуществляло программу помощи русским эмигрантам, целью которой было превращение Праги в "русский Оксфорд", преодоление изолированности пражского научного сообщества от мировой науки. Интересны связанные с этим наблюдения Ковалева о восприятии Праги эмигрантами из России как европейской провинции и влиянии "московской традиции" на формирование культурного облика пражской части русской диаспоры. Раскрыта и противоречивость контактов русских ученых с местной научной средой: с одной стороны, они не ставили перед собой задачу интеграции в нее, с другой - имелись примеры успешного русско-чешского научного сотрудничества. Ковалев обращает внимание на проблемы языковых трудностей и ментальных различий, которые осложняли приспособление к новой среде обитания.

Одна из глав исследования посвящена возникновению и деятельности Русской Академической группы, Русского исторического общества, многочисленных научно-исследова-

стр. 171

тельских учреждений и учебных заведений. Тема институализации русской исторической науки за рубежом, впервые затронутая в свое время В. Т. Пашуто, получила здесь развернутое освещение. Автор показал не только консолидирующую роль новых структур, но и обратил внимание на факт их довольно острой конкуренции. Как выясняется, она не только продолжала традицию дореволюционных споров в научной среде, но и обострялась теперь вследствие идейного и партийного противостояния. В эту часть работы вполне органично вписывается тема зарождения архивной культуры эмиграции.

При оценке результатов творческой деятельности русских историков-эмигрантов в Праге и характеристике этого интеллектуального наследства, в качестве отправной точки избрана евразийская доктрина, что представляется вполне логичным. Ведь именно в противостоянии евразийству, организационным центром которого стала Прага, большинство эмигрантских ученых уточняло собственное видение прошлого, настоящего и будущего России. Ковалев вполне обоснованно выступает против преувеличенных представлений о влиянии евразийцев на интеллектуальную жизнь русской диаспоры, которая выстраивалась главным образом как продолжение дореволюционной традиции. В то же время он не изображает евразийское наследство как нечто совершенно обособленное, не имеющее никаких корней в русской науке и общественной мысли дореволюционной эпохи.

Научно-историческое знание рассматривается в книге Ковалева как "специфический вид социальной памяти". Такой подход позволяет рассматривать, наряду с сугубо профессиональной деятельностью историков, их участие в разнообразных мемориальных акциях, которые также служили средством структурирования и закрепления исторической памяти русской эмиграции. Показано, как трактовали "пражские" историки узловые моменты русского исторического процесса, какими виделись им его "знаковые", как бы сказали сегодня, фигуры.

В этом, удавшемся в целом, научном труде имеются и уязвимые для критики или просто спорные места. Они видны главным образом в завершающей, третьей главе "Метаморфозы исторической памяти".

Как отмечалось, автор начинает главу с характеристики евразийства. Но евразийская историософия устремлена не столько в прошлое, сколько в будущее. Поэтому разработка темы евразийства в контексте "исторической памяти" выглядит не совсем уместной, инородной. Евразийскому наследию (да не только ему) было бы более естественно находиться в рамках понятия "историческое сознание", в котором есть место представлениям прошлого, настоящего и будущего.

Говоря об образах русского прошлого, которые создавались историками-эмигрантами, исследователь не раз именует их "местами памяти". Думается, что здесь имеет место отступление от того смысла, который обычно вкладывают в эту категорию. П. Нора подразумевал вполне осязаемые "места памяти", "пространство мест в наши дни", а не мифы старой национальной истории. Попытки расширить это понятие ведут к размыванию его первоначального смысла.

Очерк основных исторических проблем, получивших отражение в работах пражан, завершается соображениями о причинах того, почему они избегали обращения к событиям новейшей истории России, в частности к катастрофе 1917 года. "Недавнее прошлое еще не воспринималось как история, ибо было зафиксировано в живой памяти эмигрантов, - пишет Ковалев. - Изучением современности, как правило, занимались социологи, экономисты и правоведы, но не историки" (с. 324). Но как же в таком случае объяснить феномен появления (правда, не в Праге) уже в первой половине 1920-х годов капитальной "Истории второй русской революции" П. Н. Милюкова? А на исходе того же десятилетия - работы Г. П. Федотова "Революция идет"?

Автор противоречиво характеризует главную миссию русских историков, обосновавшихся в Праге. Они, утверждает Ковалев, "конструировали новый образ прошлого своей потерянной Родины" (с. 325). Но в чем могла заключаться эта новизна, если большинство их не приняло евразийства?

Упоминание о "глубоких метаморфозах" заставляет ожидать тщательного раскрытия сути тех перемен, которые произошли в сознании и творчестве историков-эмигрантов. В "Заключении" можно найти некоторые соображения на этот счет. Здесь говорится, в частности, об утрате веры в "закономерную об-

стр. 172

щественно-политическую эволюцию", о пробуждении "интереса к темам, которые могли внушать гордость за Россию, ее народ, и культуру", о начале размышлений "об исторических корнях пережитой катастрофы" (с. 328). Но эти суждения автора страдают все-таки приблизительностью, декларативностью и противоречивы. Ведь по его же словам, "система научных, культурных и бытовых ценностей русских историков-эмигрантов была ориентирована на код дореволюционной культуры" (с. 329).

Спорными представляются два императива, которые наиболее полно реализуются в заключительной главе: 1) вписать в пространство "научного быта" результаты творческой деятельности и 2) уравнять научно-историческое знание с другими способами фиксации исторической памяти. Первый лишает своего предмета "интеллектуальную историю" (право на ее существование автор, кажется, признает).

Второй ведет к недооценке внутренних факторов развития исторической науки, ее качественных отличий (решение проблем источниковедения, теоретико-методологическая рефлексия и т.д.).

Вообще стремление разом откликнуться на все более или менее свежие теоретические предложения вряд ли может дать в итоге вполне сбалансированный, органичный творческий результат.

Свою книгу саратовский историк посвятил памяти выдающегося американского русиста Марка Исааковича Раева. Право на этот ответственный, обязывающий жест давало ему не только имевшее место общение между ними. Оно подтверждается и высоким уровнем исследования. Возможность полемики с автором нисколько не снижает его.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/М-В-КОВАЛЕВ-Русские-историки-эмигранты-в-Праге-1920-1940-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. КИТАЕВ, М. В. КОВАЛЕВ. Русские историки-эмигранты в Праге (1920-1940 гг.) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.02.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/М-В-КОВАЛЕВ-Русские-историки-эмигранты-в-Праге-1920-1940-гг (date of access: 06.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. А. КИТАЕВ:

В. А. КИТАЕВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
97 views rating
19.02.2020 (290 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО ИСТОРИИ РОССИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ В ЗАГРАНИЧНОМ ПОХОДЕ РУССКОЙ АРМИИ (1813 - 1814 гг.)
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
О ПОЛИТИЧЕСКОМ СОЗНАНИИ РУССКОГО ОБЩЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Игровой ноутбук Lenovo — микс мощности и портативности
5 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 1
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 2
Русские контакты Д. Дидро: эволюция исследования проблемы
8 days ago · From Беларусь Анлайн
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
20 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
М. В. КОВАЛЕВ. Русские историки-эмигранты в Праге (1920-1940 гг.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones