Libmonster ID: BY-1404
Author(s) of the publication: А. И. Рупасов, А. Н. Чистиков

Share this article with friends

В 1927 г. в Финляндии вышли мемуары Ялмара фон Бонсдорфа, бывшего во время гражданской войны в Финляндии военным губернатором на Аландских островах. Есть в них один любопытный эпизод. 20 марта 1918 г., вспоминал Бонсдорф, в Мариехамн из Стокгольма на канонерке прибыли пассажиры, трое из которых следовали в Або, а затем - в Петроград. Один из прибывших - небольшого роста полноватый господин с еврейского типа лицом - предъявил паспорт на имя представителя советского правительства в Лондоне Льва Каменева, двумя другими были Йозеф Савицкий и Стефан Вольф. Всем им требовалось разрешение на продолжение своей поездки.

Появление на островах большевиков, чье правительство поддерживало "красных финнов", озадачило губернатора, поразмыслив, он решил известить о случившемся генерала Карла Густава Маннергейма, а русских до получения ответа из ставки задержать. Ответ пришел через два дня: русских арестовать, держать под строжайшей охраной и при удобном случае переправить в Вааса. Наиболее подходящим местом для содержания задержанных являлась построенная еще в 1784 г. уездная тюрьма в Кастельхолме - небольшой одноэтажный дом, внешне мало похожий, особенно в представлении русских революционеров, на тюрьму и носивший непривычное для подобных заведений название - "Белый медведь". Здесь арестованным пришлось провести около месяца, прежде чем их перевели в Вааса. По всей видимости, "гостям" пришлось довольствоваться камерой на четырех человек с двухъярусными лежаками, покрытыми тюремными полосатыми шерстяными одеялами и соломенными тюфяками 1 .

Но почему Каменев оказался на Аландах? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вернуться к событиям конца 1917 - начала 1918 года.

Оставив пост председателя ВЦИК, Каменев вошел в состав брестской делегации, заключившей перемирие на фронте, а затем и в состав делегации для ведения переговоров о мире. Нелишне заметить, что один из виднейших деятелей партии большевиков был лишь членом делегации, в то время как главой ее был назначен менее известный А. А. Иоффе. Обладай последний необходимыми для дипломата качествами, такое назначение удивления не вызывало бы. Но этих качеств ни в Брест-Литовске, ни позднее в Берлине, где он находился в качестве советского полпреда, Иоффе не проявил. Может быть, некоторую ясность вносят


Рупасов Александр Иванович - научный сотрудник филиала Института российской истории РАН, Санкт- Петербург.

Чистиков Александр Николаевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник того же филиала.

стр. 125


в это размышления М. Н. Покровского, также бывшего членом той делегации. В дневниковых записях он отмечал, что раз дело шло к тому, чтобы "тянуть" переговоры, а при удобном случае и "разорвать" их, то собственно деловая сторона переговоров не могла интересовать большевиков. "Мир считали лежащим в кармане. Чтобы поднять вещь, валявшуюся на полу, нет нужды в больших талантах. В то же время человек более или менее крупный, талантливый, при наклонности к интриге (а кто же из партийных лидеров к ней не наклонен, более или менее?) легко мог себе приписать честь находки и использовать свое участие в переговорах для конкуренции с "вождями", - писал Покровский. - Все это побуждало отправить в Брест людей, которые конкурентами Ленина и Троцкого ни в коем случае выступить не могли бы" 2 . Но стоило вопросу о заключении мира превратиться в самый острый вопрос, вокруг которого развернулась ожесточенная внутрипартийная борьба, как персональный состав делегации сразу же изменился.

К тому же по вопросу о заключении мира Каменев стоял на отличных от Ленина позициях. Выступая на III Всероссийском съезде советов, он заявил, что только успешные социалистические революции на Западе могут спасти революцию в России, и не считал допустимым подписывать мирный договор с Германией и ее союзниками 3 . Иметь в этот сложный момент рядом с собой еще одного противника, к тому же честолюбивого и совсем не радикального большевика, склонного к достижению компромиссных решений по внутренней политике, Ленин не захотел.

Вот почему, когда в большевистском правительстве возникла идея посылки своих эмиссаров по странам Западной Европы, кандидатура Каменева была предложена в числе прочих. Ему было поручено посетить Англию и Францию. По сообщениям советской прессы Каменеву вменялось в обязанность осведомить правительства и народы союзных стран о ходе мировых переговоров, однако газета "Наш век", в противовес, утверждала, что подобные миссии ориентированы не столько на правительственные круги, сколько на "непосредственные сношения с демократическими и рабочими организациями". Кстати, сам Каменев по возвращении в Россию фактически подтвердил последнюю версию. Выступая на съезде советов Северной области 3 августа, он сообщил, что должен был ознакомить английских и французских рабочих с истинным положением дел в Советской России. А спустя несколько дней на заседании Петросовета он сделал существенное уточнение, заявив, что его целью было "сказать нашим братьям о том, что то унижение, которое испытывает Россия от натиска империализма, относится также и к западному пролетариату, который слишком долго пробуждается" 4 . Иными словами, один из лидеров большевиков стремился подтолкнуть рабочих Англии и Франции к революции в своих странах.

Все же мы можем рассматривать миссию Каменева более широко, чем он трактовал ее в публичных выступлениях, ибо в данном случае на первое место выступали лишь митинговые цели. Наиболее полно задачи поездки Каменева в Западную Европу отражены в телеграмме главы французской военной миссии в России генерала Нисселя от 31 января. Они сводились к следующему: оценить настроения в социалистических партиях воюющих стран, собрать информацию об общественном настроении в отношении большевиков, выяснить степень готовности европейского пролетариата к мировой социалистической революции, определить момент, когда последняя станет возможной, разъяснить английскому и французскому правительства внешнюю политику большевиков и, наконец, рассказать о проблемах, возникших на Брест-литовских переговорах.

Сама поездка Каменева стала возможной уже только потому, что в Лондоне и Париже какое-то время существовала надежда, что новые российские власти не пойдут на заключение сепаратного мира с Германией. Вместе с тем там имелось опасение и, как выяснилось, вполне резонное, что эмиссары большевиков воспользуются пребыванием в этих странах для ведения коммунистической агитации. На подобные мысли наводило недавнее пребывание во Франции советского дипкурьера Э. Хольцмана. Последний, прибыв в Париж, на встречах с французскими социалистами и русскими политэмигрантами заявлял, что цель его поездки - созыв конференций в Париже и Лондоне для объяснения большевистской политики западноевропейским профсоюзным лидерам. Учитывая эти обстоятельства, Кэ д'Орсе направил Форин офис в начале февраля сообщение: "Правительство республики предприняло необходимые меры для того, чтобы внимательно наблюдать за

стр. 126


гг. Каменевым и Залкиндом по их прибытии во Францию. Если окажется, что они занимаются какого-либо рода деятельностью, противной общим интересам союзников, и их действия во время войны порождают беспорядки и уныние во Франции, то будут предприняты энергичные меры к тому, чтобы немедленно остановить такое поведение".

В начале февраля 1918 г. Л. Б. Каменев и И. А. Залкинд, которому предстояло из Франции направиться в Швейцарию, выехали из Петрограда. Они еще не прибыли в Англию, а опасения французов уже стали подтверждаться. После долгого и трудного пути (задержка с отъездом из-за перерыва в движении поездов по Финляндской железной дороге, обстрел поезда на территории Финляндии, вынужденная пешая прогулка в несколько верст с багажом) Каменев и Залкинд появились в Стокгольме. Здесь 13 февраля Каменев дал интервью одной из шведских газет, в котором (по донесению французского посла) "не скрывал, что он и его друзья едут в Англию и Францию для того, чтобы вызвать революцию. Он добавлял, что высвободившиеся в результате мира с Россией германские войска окажут должное давление на Западном фронте на благо мира". Посол, надеясь все же на возобновление военных действий между Россией и Германией, рекомендовал разрешить Каменеву приехать во Францию, а затем "изолировать и не позволять шуметь" 5 .

Заявления Каменева вызвали беспокойство и в английском министерстве иностранных дел: смысл направленного министром лордом Кейвом 14 февраля меморандума в Форин офис сводился к тому, что если последний будет продолжать настаивать на разрешении русским приехать в страну, то он, лорд Кейв, позаботится о том, чтобы те побыстрее переехали во Францию. Но в ответном послании Кейва предостерегли от принятия каких-либо оскорбляющих представителя большевиков акций: Каменев пока еще оставался персоной грата. Даже донесение английской разведки от 16 февраля из Норвегии о том, что русские везут с собой 2 млн. руб., предназначенных для ведения пропаганды в странах Антанты, не изменило позиции лорда Бальфура. Надежда на возобновление военных действий на Востоке еще оставалась.

Однако как только стало ясно, что большевики пойдут на заключение мира, Форин офис изменил свою политику и пытался задержать отплытие Каменева из Бергена. Но телеграмма опоздала. 23 февраля Каменев находился уже на пути в Абердин. На запрос министерства внутренних дел, что делать с багажом Каменева, набитым, по имевшимся сведениям, пропагандистской литературой, из Форин офис ответили: "Если на багаже печати правительства России и его несет курьер, то он может быть задержан, но вскрыт только в присутствии г-на Литвинова или его агентов. Если, с другой стороны, он является собственностью господина Каменева или багажом, который может быть вскрыт в таможне, - он не обладает дипломатическим иммунитетом".

Не сведущие в тонкостях международного права Каменев и Залкинд заявили большую часть багажа как свою собственную - и он сразу был унесен полицией. При личном досмотре Каменев лишился выписанного на Лондонский банк чека на 5 тыс. ф. ст., у Залкинда было изъято 10 тыс. франков. Сведений о досмотре багажа Каменева нет, зато в багаже Залкинда были найдены копии чертежей 30 русских кораблей, доклад о перемещении английских подводных лодок на Балтике, два пистолета, ружье, пропагандистские материалы. Возможно, угрозы Каменева, что к английским подданным в России будут применены репрессии, возымели некоторое действие. Хотя ему помешали связаться с Петроградом, но не заключили в тюрьму, а пообещали побыстрее переправить во Францию. "Интересно посмотреть, как французы обойдутся с этими людьми. Вероятно, не слишком снисходительно", - с иронией заметил начальник одного из департаментов Форин офис Дж. Грегори 6 .

В Лондоне за большевистскими эмиссарами было установлено тщательное наблюдение. Каменеву позволили побеседовать только с младшими чиновниками и офицерами разведки. Ни с членами правительства, ни с британскими социалистами и рабочими Каменеву встретиться не удалось. Ожидали ли лидеры большевиков и советское правительство такого результата? Неужели они всерьез считали возможным ведение Каменевым революционной агитации при полном попустительстве со стороны английских и французских властей? И снова напрашивается мысль о намеренном удалении Каменева из России, тем более, что он поехал не в государства Четверного союза, забастовки в которых всколыхнули в Петрограде надежды

стр. 127


на приближающиеся революции, а в Англию и Францию, в которых подобных признаков перемен не было.

Тем временем в Париже пришли к выводу о нежелательности присутствия Каменева и Залкинда на французской земле. 26 февраля во французские дипломатические миссии ушли телеграфные распоряжения. Послу в Стокгольме было запрещено выдавать въездные визы представителям советской России. Посол в Лондоне был уведомлен о запрете на въезд Каменева и Залкинда во Францию. Однако .на следующий день чиновники Кэ д'Орсэ узнали, что в Англии все готово к отъезду большевистских эмиссаров в Гавр. Немедленно префект гаврской полиции, французский посол в Саутгемптоне и посол в Лондоне получили приказ задержать их отъезд, а если это случилось, то принять меры к их возвращению в Англию.

Не впущенные во Францию, Каменев и Залкинд через несколько дней были вынуждены по требованию английских властей покинуть и Англию. 11 марта они прибыли в Берген, оттуда выехали в Швецию. Здесь их дороги разошлись. Залкинд через Германию отправился в Швейцарию, а путь Каменева через Аландские острова лежал на родину. Однако встреча с Бонсдорфом сделала этот путь тернистым и на редкость продолжительным.

На свой неожиданный арест Каменев отреагировал достаточно бурно. Ссылаясь на свою дипломатическую неприкосновенность, он потребовал предоставить ему возможность известить о происшедшем свое и финляндское правительства. (Какое правительство - сенат в Вааса или Совет народных уполномоченных в Гельсингфорсе - имел в виду Каменев, сказать трудно). Бонсдорфе не выполнил это требование, но отправил 24 марта телеграмму Каменева Маннергейму, своему непосредственному начальнику. Кроме протеста по поводу незаконного ареста, в ней содержался прозрачный намек на то, что, возможно, именно он, Каменев, будет заниматься урегулированием советско-финляндских отношений в специально созданном после заключения Брест- Литовского мирного договора комитете. Отношения между Советской Россией и Финляндией в тот момент были крайне сложными: с сенатом в Вааса приходилось общаться не напрямую, а при посредничестве Германии. Поэтому вторая телеграмма, за которую с Каменева попросили 5 руб. 28 коп., была послана не в Петроград, а в Стокгольм А. Балабановой: "Телеграфируйте моей жене, что я здоров". Определенно Каменев рассчитывал, что эта скудная информация дойдет и до советского правительства (через находившегося в столице Швеции В. В. Воровского). Одновременно он потребовал, чтобы в известность был поставлен министр иностранных дел Германии Р. фон Кюльман, но получил отказ.

Можно представить себе удивление губернатора, когда на следующий день после отправки телеграммы Балабановой он был удостоен визита тайного советника К. Рицлера из посольства Германии в Стокгольме и замещающего командующего германскими частями на Аландах адмирала X. Мерера капитана Туиссана. Они выразили беспокойство германского правительства арестом Каменева и настаивали на его освобождении. Бонсдорф отказался, сославшись на приказ Маннергейма.

Внешнеполитические симпатии Маннергейма были определенно не на стороне Германии, а его отношение к заключенному в Берлине договору с Финляндией и последующей высадке на территории страны германского экспедиционного корпуса было, мягко говоря, сдержанным. Поэтому германская сторона, впрочем, как и советская, решили действовать через официальных представителей финляндского сената за границей: Э. Йельта в Берлине и А. Грипенберга в Стокгольме. 26 марта советский представитель передал Грипенбергу письмо для его правительства. В тот же день Йельт сообщил в Вааса, что Германия считает арест Каменева ошибочным. Узнав о случившемся, Дания через своего представителя в Стокгольме указала финнам на то, что арест Каменева может повлечь роковые последствия для дипломатов в российской столице. Грипенберг в телеграмме сенату упрашивал склонить Маннергейма к освобождению Каменева, подчеркивая, что получить какую-либо выгоду от ареста нереально. Сам генерал думал иначе: 29 марта он заявил, что Каменев не будет освобожден, пока Россия не выведет оставшиеся войска из Финляндии и не перестанет посылать своих солдат на помощь "красным финнам". Может быть, именно этим была вызвана телеграмма Ленина Зиновьеву от 1 апреля, в которой он потребовал вынесения советом комиссаров Петроградской трудовой

стр. 128


коммуны формального постановления об отзыве русских красногвардейских отрядов, "хотя и в незначительном количестве, но вновь проникших в Финляндию вопреки воле советских властей" 7 .

Стремясь побыстрее вызволить "красного Льва" из лап "Белого медведя", Народный комиссариат иностранных дел действовал не только через Германию. Официальное представление было сделано всем послам союзных и нейтральных держав. А 27 марта на первой странице петроградской "Красной газеты" появилось сообщение: "Всем, всем, всем!", подписанное председателем совета комиссаров Петроградской трудовой коммуны Зиновьевым и комиссаром по иностранным делам коммуны А. А. Иоффе. В нем, в частности, говорилось: "Мы решительно требуем освобождения Л. Б. Каменева и заявляем, что если финляндские белогвардейцы не освободят немедленно Л. Б. Каменева... они должны будут считаться со всеми последствиями, вытекающими из произведенного ими акта насилия". События показали, что это не было простой угрозой.

В начале апреля Совнарком постановил назначить Каменева послом Советской России в Австрии, рассчитывая, видимо, на то, что новый статус последнего сыграет положительную роль. Скорее всего, решение СНК было довольно неожиданным для австрийцев, ибо только в конце мая Вена согласилась признать его как посла и пообещала запросить правительство Свинхувуда о причинах ареста Каменева. Йельт, получивший 29 мая аудиенцию у австрийского кайзера Карла, на ироническую реплику последнего о назначении "какого-то Каменева" послом в Вену спросил: не считает ли его величество необходимым, чтобы Каменев был быстрее освобожден? Карл ответил не раздумывая: "Нет, нет, вовсе нет". Может быть, переориентировка России на Австрию была еще вызвана тем, что в конце марта - начале апреля заместитель министра иностранных дел Германии Буше от имени своего правительства заявил, что Германия "не имеет никакого касательства к аресту Каменева на Аландских островах и поэтому отклоняет от себя всякую ответственность за это" 8 .

Однако эти усилия не принесли должного эффекта. Каменев по-прежнему оставался в тюрьме, а Финляндия выдвигала все новые требования. Ее сенат поставил условием освобождения Каменева проведение мирных переговоров между Финляндией и Советской Россией. Пикантность ситуации заключалась в том, что Россия не считала себя в состоянии войны с Финляндией, поэтому речь могла идти лишь о переговорах (они действительно были необходимы), но не о мирных переговорах. В это же время с новым предложением выступил и Маннергейм, предложив обменять Каменева на лидеров "красных финнов" Маннера, Токоя и Сиролу. Как справедливо замечает М. Энгман, это было неприемлемо для Москвы, ибо финских политиков при возвращении в страну ожидал смертный приговор 9 .

Дипломатическая горячка первых дней после ареста Каменева постепенно прошла. Сообщения прессы об этом событии были вытеснены другими. Единственная информация, появлявшаяся в мае на страницах газет, была посвящена обсуждению, в какой тюрьме содержится Каменев. Сведения об этом были противоречивыми. 3 мая "Красная газета" сообщала, что Каменев находится в гельсингфорской тюрьме, через две недели "Известия" уверяли читателей, что он "переведен из Оландов в Вазу" (Вааса). Подобные неясности отличали и июньские номера газет. Бонсдорф пишет о том, что после месячного пребывания в Кастельхолме Каменев был переведен в Вааса. Согласно найденным финским историком Я. Паавалайненом документам, в июне - вплоть до начала июля - Каменев находился в Оулу. Тюремные власти разрешали шведскому консулу приносить заключенному еду, некоторые вещи, а также письма. Но все передачи предварительно проверялись 10 . Последним местом пребывания Каменева в Финляндии была тюрьма в Улеаборге.

Пока Каменева переводили из тюрьмы в тюрьму, в самой Финляндии полностью изменилась ситуация: гражданская война закончилась победой "белых финнов". Однако влияние Маннергейма на политику страны резко упало, а роль Германии во внешней и внутренней политике Финляндии усилилась. В этих условиях шансы на освобождение Каменева как будто бы возрастали. Возможно, какие-то контакты по этому поводу с Германией также оживились. Но более действенной оказалась другая тактика, принятая большевиками.

На заседании ЦК партии большевиков от 19 мая рассматривался, в частности, вопрос о положении в Финляндии. По поводу Каменева в протоколе заседания записано: "По отношению к т. Каменеву принять самые энергичные меры по его

стр. 129


освобождению, держать заложниками видных белогвардейцев, сообщив об этом в Финляндию". Тем самым подтверждаются сведения, опубликованные в газете "Наш век", относительно проекта взятия заложниками петроградских финнов в ответ на арест Каменева. Вероятно также, что первые аресты были проведены незадолго до заседания ЦК, ибо далее события убыстрились. 30 мая совет комиссаров Северной области утвердил на своем заседании ответ Зиновьева Свинхувуду. В нем выражалось согласие "немедленно освободить всех задержанных финнов в Петрограде, сторонников правительства Свинхувуда, при условии признания принципа взаимности, т. е. обязательного и немедленного освобождения т. Каменева и всех остальных задержанных в Финляндии русских граждан". А через неделю, 6 июня, министр иностранных дел Финляндии О. Стенрот известил германского посла в Гельсингфорсе фон Брюка о согласии своей страны освободить Каменева, если советское правительство гарантирует безопасность финских граждан в России и позволит выехать тем из них, которые этого пожелают. Своеобразный способ решения конфликта был найден, но прошло еще немало времени, прежде чем он разрешился окончательно 11 .

24 июня через немцев советские власти дали понять финнам, что они прежде всего заинтересованы в освобождении четырех человек - Каменева, Савицкого, Вольфа и К. Кованько. Последний был официальным представителем советского правительства в Финляндии. Но сенат не признал его в качестве официального лица, и Кованько был арестован по обвинению в помощи "красным финнам".

Финская сторона в ответе от 28 июня указала на принципиальное несогласие с такой постановкой вопроса. По мнению финнов Россия делала условием освобождения безвинно арестованных граждан Финляндии освобождение человека, поддерживавшего восставших против законных властей. Однако понимая необходимость достижения компромисса, финны согласились на предложение советской стороны. В свою очередь они выразили желание вернуть на родину арестованных в Петрограде уполномоченного по эвакуации финских семейств из России полковника Б. Хелениуса, художника капитана Х. Бакманссона, таможенника Т. Берлунда и др.

После выяснения позиций стороны могли контактировать уже без посредничества Германии. С финской стороны для ведения переговоров был назначен государственный советник В. Тавастшерна, с русской - Г. В. Чичерин. Они подготовили список лиц, подлежащих обмену, а также проект соглашения, подписанный 23 июля 1918 г. в Петрограде. Соглашение вступало в силу с момента подписания его в Москве представителем Совета Народных Комиссаров РСФСР и германской дипломатической миссии. Подписанное 29 июля Чичериным и Рицлером соглашение было передано по телеграфу Зиновьеву. В нем говорилось о немедленном освобождении всех арестованных по политическим причинам русских граждан в Финляндии и финских - в России. В первую очередь на родину возвращались Каменев, Савицкий, Вольф и Кованько 12 .

В связи с заключением соглашения председатель петроградской ЧК М. С. Урицкий 1 августа направил распоряжение соответствующим советским органам: "Согласно договору между Россией [и] Финляндией [об] обмен[е] арестованных русских [и] финляндских граждан освободите всех финнов, [задержанных по] обвинению [в] шпионаже, организации белой гвардии, других политических преступлениях". На следующий день радиостанция посыльного судна "Кречет" приняла радиограмму из Гельсингфорса, адресованную Чичерину и Зиновьеву. В ней сообщалось об освобождении Каменева и Кованько и о решении финляндского правительства выпустить остальных арестованных русских граждан. Обмен арестованными предполагалось провести в Куоккала [Репине] под наблюдением норвежского консула в Выборге 13 .

3 августа, сразу же после освобождения, Каменев прибыл на съезд советов Северной области, проходивший в Петрограде. Делегаты встретили его аплодисментами, а С. Равич по поручению президиума Петросовета преподнесла узнику финляндских тюрем букет красных роз.

Примечания

1. HAKALA P. Haktander av Kamenev pa Aland 1918. - Historia bland oar och skar. Historicus seminarium i egentliga Finland och pa Aland 22 - 26.05.1986, S. 79, 85; JARVENPAA-LITHEN L. Е. Kronohaktet Vita Bjorn 1784 - 1975. Alands landskapstyrelse. 1986, S. 17.

стр. 130


2. Первые шаги большевистской дипломатии. (Дневниковые записи акад. М. Н. Покровского). - Вестник РАН, 1993, т. 63; N 2, с. 156 - 157.

3. СМИРНОВ Н. Н. III Всероссийский съезд Советов. Л. 1988, с. 101.

4. Красная газета, 29.1, 4.VIII.1918; Наш век, 20.1.1918; Петроградская правда, 8.VIII.1918.

5. DEBO R. К. Litvinov and Kamenev - Ambassadors Extraordinary: The Problem of Soviet Representation Abroad. - Slavic Review, 1975, Vol. 34, N 3, p. 475 - 476.

6. Ibid, p. 476 - 479.

7. HAKALA P. Op. eit., S. 85 - 90; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 50, с. 54 - 55.

8. HJELT EDV. Vaiherikkailta vuosilta. Muistelmia. Osa 2. Sotavo udet ja oleskelu Saksassa. Helsinki. 1919, S. 126; Красная газета, 2.IV.1918.

9. ENGMAN M. State terrorism as diplomasy. Aspects of Finnish- Soviet Relations 1918 - 1920. - Studia Baltica Stockholmiensia, 1991, N 8, p. 67.

10. PAAVOLAINEN J. Vankileirit Suomessa 1918. Helsinki. 1971, S. 71.

11. Известия ЦК КПСС, 1989, N 4, с. 147; Наш век, 28.III.1918; Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), ф. 143, оп. 1, д. 31, л. 192об. - 193; д. 130, л. 35.

12. HAKALA P. Op. cit., S. 93 - 97; Документы внешней политики СССР. Т. I. М. 1957, с. 413 - 414.

13. ЦГА СПб, ф. 143, оп. 1, д. 64, л. 12 - 14.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/МИССИЯ-Л-Б-КАМЕНЕВА-В-ЗАПАДНУЮ-ЕВРОПУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. И. Рупасов, А. Н. Чистиков, МИССИЯ Л. Б. КАМЕНЕВА В ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 20.05.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/МИССИЯ-Л-Б-КАМЕНЕВА-В-ЗАПАДНУЮ-ЕВРОПУ (date of access: 12.06.2021).

Publication author(s) - А. И. Рупасов, А. Н. Чистиков:

А. И. Рупасов, А. Н. Чистиков → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
79 views rating
20.05.2021 (23 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОБСУЖДЕНИЕ ЖУРНАЛА "НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ" В ЕЛЕЦКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ им. И. А. БУНИНА
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА НОВОГО ВРЕМЕНИ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ТЕРРОР: СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ НЕИЗБЕЖНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕВОЛЮЦИЙ? ИЗ УРОКОВ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVIII В.
Yesterday · From Беларусь Анлайн
Н. С. ХРУЩЕВ И РЕАБИЛИТАЦИЯ ЖЕРТВ МАССОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ДЕЛО СЛАНСКОГО
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
А. Л. ШАПИРО. РУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО 1917 ГОДА
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
А. В. ЧУДИНОВ. РАЗМЫШЛЕНИЯ АНГЛИЧАН О ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ: Э. БЕРК, ДЖ. МАКИНТОШ, У. ГОДВИН
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
АР. А. УЛУНЯН. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГРЕЦИИ. ИСТОРИЯ - ИДЕОЛОГИЯ-ПОЛИТИКА. 1956 - 1974; его же. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГРЕЦИИ. ИСТОРИЯ И ПОЛИТИКА. 1975 - 1991
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
ВЕСЬ ВЕК НА ЛАДОНИ (РАЗМЫШЛЕНИЯ О КНИГЕ ДЖОНА ГРЕНВИЛЛА "ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В XX ВЕКЕ")
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
ОБРАЗ ВРАГА В СОЗНАНИИ УЧАСТНИКОВ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МИССИЯ Л. Б. КАМЕНЕВА В ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones