Libmonster ID: BY-2475

Что является сегодня визитной карточкой современной Японии? Это уже не икебана, не чайная церемония и даже не компьютеры или роботы, а покорившие весь мир японские мультипликационные фильмы - аниме, популярные комиксы - манга, самобытный японский рок и поп-музыка, именуемые теперь как "J-rock" и "J-pop", оригинальная и актуальная в наши дни японская мода и пр. - все, что принято относить к сфере так называемой "массовой культуры".

На поприще массовой культуры, которая в послевоенные годы постепенно стала неотъемлемой частью мирового культурного пространства, Япония долгие годы была далеко не самым сильным и авторитетным игроком, если не принимать во внимание, конечно, налаженное в Японии массовое производство первоклассных телевизоров, стерео- и видеомагнитофонов и т. д., которые помогли познакомить жителей многих стран с героями голливудских лент, собранием диснеевских мультфильмов и другими атрибутами западной массовой культуры.

О самой же современной культуре Японии в мире знали мало. В последние годы, как бы стремясь разрешить это противоречие, японцы познакомили мир с интереснейшей и своеобразной массовой культурой, гармонично сочетающей в себе опыт многовековых традиций и все новейшие достижения, пришедшие извне. Эта культура не только широко процветает на японской почве, но и привлекает к себе большое внимание из-за рубежа.

НОВЫЙ ВЫЗОВ

Во второй половине XX в. Япония совершила впечатляющий экономический рывок, вслед за ним последовал новый - культурный. Наверное, только Япония сегодня оказалась способной дать достойный ответ США на продолжительную культурную гегемонию в области массовой культуры - американскому джазу, мультипликации Диснея, засилью Голливуда в мировом кинематографе и т. д.

Японская анимация и комиксы нашли своих приверженцев - "фанов" - по всему миру и вошли в международный лексикон. Новые поколения молодых американцев, европейцев и азиатов выросли не на "Микки-Маус" и "Том и Джерри", а на японской мультипликации - так называемых "аниме", начиная с лент "Могучий Атом" (Astroy-Boy), "Красавица-воин Сейлор Мун" (Sailor Moon)*, "Дракон Болл" (Dragon Ball) и т. д. Число клубов "фанов аниме", одноименных страниц в Интернете достигло огромных цифр, а такие "аниме-хиты", как "Акира" (Akira) и "Призрак в доспехах" (Ghost in the Shell), появившиеся на видео, принесли миллионные прибыли их создателям. Детский сериал "Покемоны" (Pokemon Monsters) с успехом шел на телеэкранах 65 стран.

Японские видеоигры "Уличный боец" (Street Fighter), "Финальная фантазия" (Final Fantasy) и другие занимают лидирующее положение среди других образцов этой продукции и пользуются самой большой популярностью среди ее основных потребителей - детей школьного возраста. Такие товары культурной индустрии, как игрушки "тамагочи", "покемоны" и другие совсем недавно наводнили буквально все страны.

Не меньшей популярностью пользуются сегодня и японские комиксы - "манга", которые переводятся на многие языки мира и читаются с большим интересом во многих странах. Влияние манга, ее рисунка и эстетики находят отражение даже в западной моде и графическом дизайне.

Япония сегодня занимает одно из первых мест в мире по объему кинопродукции, которая в последние годы стабильно получает мировое признание на престижных международных кинофестивалях. Японская телепродукция также проникла на телеэкраны Европы и Америки, не говоря уже о странах Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, где японские теледрамы и сериалы стали неотъемлемой частью местного телевидения.

Японские рекламные ролики, различные эстрадные и шоу-группы завоевывают все больше поклонников за пределами Японии, особенно среди молодежи, а музыкальное изобретение жителей Страны Восходящего Солнца "караоке" теперь уже навсегда покорило весь мир. Японские популярные певцы с огромным


* В России шел под названием "Луна в матроске".

стр. 93


успехом выступают в Гонгонге, Китае и других странах, где местные звукозаписывающие фирмы делают свои аранжировки японских популярных песен. Известный японский музыкант Тэцуя Комуро создает саунд-треки для многих голливудских фильмов. Вокалистка Мива Есида красуется на обложках журнала "Тайм", женские группы "Shonen Knife" и другие имеют своих многочисленных поклонников во многих странах мира.

На Тайване и в Гонконге тинейджеры подражают в одежде идолам японской эстрады и телезвездам, а также моделям японских молодежных журналов, таких как "Non-No". Сплетни о представителях японской богемы - Такуя Кимура и Норико Сакай переполняют местные азиатские газеты.

Даже в Южной Корее, где особенно сильны антияпонские настроения как отголоски на колониальное господство Японии в этой стране (1910 - 1945), весьма велика тяга к японской массовой культуре, особенно среди молодежи. Вместе с тем японская музыка, комиксы, журналы мод в основном циркулируют здесь как "андеграунд".

Одним словом, японская массовая культура сегодня весьма актуальна не только внутри страны, но и во многих странах мира, активно влияет на умонастроения и ценностные ориентации, в особенности молодежной среды. Наряду с автомобилями, электроникой и другими товарами она превратилась в важную статью экспорта Японии.

В чем причина столь острой актуальности японской массовой культуры в мире?

ЯПОНСКИЙ ФЕНОМЕН МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Современная массовая культура Японии остро реагирует, по крайней мере, на два основных импульса, отражающих современное состояние японского общества, включая его духовную составляющую. Прежде всего, современная Япония - общество с высокоразвитой экономикой и технологией, с высоким уровнем образования и потребления, с высокими социальными достижениями. Как и другие высокоразвитые страны, она пребывает в том состоянии, которое социологи определяют понятием "массовое общество" с его производной - психологией "массового человека", формировавшейся на фоне стремительного развития новых форм жизни в послевоенное время под воздействием процессов урбанизации, бюрократизации, информатизации, роста социальной мобильности. И как следствие этих процессов здесь, как и в других странах, все более четко заявляют о себе три важнейшие негативные социальные тенденции западных цивилизаций.

Первая - аксиологическая трансформация, т. е. отказ от духовных ценностей в пользу материальных. В социальном смысле это ведет к укреплению индустрии потребления и формированию менталитета потребителя, ограниченного кругом чисто материальных, бытовых и чувственных интересов при все более угасающих культурных устремлениях.

Вторая тенденция - нарастание индивидуализма, вызывающего укоренение личного интереса и личного блага вопреки интересам общества.

Третья тенденция - вытеснение истинной духовной культуры "массовой культурой".

Еще с начала 1960-х гг. специалисты с тревогой заговорили об активном проникновении в японскую действительность образцов массового искусства Запада, об "американизации" японской культуры. Речь шла, прежде всего, о чисто количественном проникновении в Японию образцов американской культурной индустрии через каналы массовых коммуникаций, кино, литературу. Улицы Токио наполнились юношами и девушками с выкрашенными в невероятные цвета волосами, одетыми, по понятиям того времени, в чудовищные наряды. Американские программы стали постоянно транслироваться по телевидению, американские фильмы наводнили японский киноэкран. Повсюду - на концертных площадках, в многочисленных барах - зазвучал американский джаз, уступивший впоследствии место тяжелому року. И эти явления "людям, приехавшим в Японию на десять-пятнадцать дней, кажутся настолько всеохватывающими, что они покидают Японию, уверенные в гибели японской культуры. Даже такой человек, как Чарли Чаплин, побывав в Японии, сказал, что там "много кока-колы и всего, что с этим связано"1.

Все это - неотъемлемые атрибуты внешнего облика современной Японии, и в этих процессах Япония очень сходна с другими развитыми странами мира. Но, будучи современным высокоразвитым обществом и разделяя с ведущими государствами все проблемы массового общества, Япония сохраняет много традиционных черт, делающих весьма своеобразным как сам процесс развития массового общества, так и порожденной им массовой культуры. Японской общество всегда оставалось и остается исконно японским, эта страна с богатыми культурными традициями никогда не порывала со своим прошлым. Культурное влияние Европы и Америки на Японию все-таки остается в значительной степени поверхностным. Как показывает исторический опыт этой страны, там всегда старались перенимать из-за рубежа то, что отвечало японским традициям, отвергая все то, что им противоречило.

Весь парадокс состоит в том, что массовая культура по своей природе не только не противоречит национальным художественным устоям, а, напротив, имеет в японской среде достаточно благодатную почву для своего широкого распространения. Это обусловлено как национальным менталитетом, основанным на принципе так называемого группового сознания, так и на традиционных формах коллективной художественной деятельности.

Распространенность коллективных форм эстетического поведения подтверждают многочисленные примеры из жизни современных японцев. Это и совместные любования природой, всевозможные праздники, конкурсы как профессионалов, так и любителей, и, конечно же, традиционные поэтические турниры, которые проходят в Японии ежегодно, начиная с XIV в. Кстати говоря, поэзия всегда была в этой стране одним из излюбленных видов народного искусства. Сложение хайку (трехстишие с чередованием слогов 5 - 7 - 5) является в современной Японии массовым видом

стр. 94


искусства: кружки любителей хайку существуют практически во всех городах.

Понятие "массовая культура" имеет двойной смысл. По своему буквальному значению такая культура претендует быть культурой масс. Но то, что якобы демократично, доступно для понимания масс, в реальности имеет ярко выраженный коммерческий смысл. Массовая культура сама создает свой рынок для потребителей этой культуры, закрепляет тот или иной тип продукции, на которую формируется постоянный спрос. Вместе с тем, массовая культура - это не обязательно только произведения уровня китча, искусства "второго сорта". Главное условие ее функционирования - создание такого культурного подтекста, в котором любое содержание легко типизируется и оказывается легко доступным для восприятия.

В отличие от традиционной японской культуры, не всегда доступной для понимания широкому кругу читателей или зрителей, японская массовая культура, построенная по мировым канонам этого жанра, при всем своем ярко выраженном национальном колорите обладает универсальностью, обеспечивающей ей "доходность" даже в аудитории, весьма далекой от японской культуры. Особенно успешным является продвижение японской массовой культуры в странах, близких в историческом и геополитическом отношении к Японии.

В целом по эффективности воздействия массовой культуры Япония пока еще в какой-то степени отстает от европейской и особенно от американской. Однако Япония, в отличие от США, - страна древняя, обладающая развитой культурой и многовековыми традициями, и посему массовая ее культура оказывается гораздо более развитой и многогранной, чем в США.

СМЕШЕНИЕ ЖАНРОВ И СТИЛЕЙ

Массовая культура - понятие весьма широкое, спорное, с весьма размытыми границами, что определяет множественность и неоднозначность подходов и точек зрения на ее сущность и формы ее функционирования. Достаточно сказать, что сегодня в условиях стремительного вторжения массовой культуры в различные сферы жизни японского общества мы можем одновременно с этим говорить о четко проявляющих себя признаках ее распада на более мелкие сегменты - субкультуры.

Взять, к примеру, такой ее огромный пласт, как молодежная культура, которая сама по себе - огромное культурное пространство, весьма своеобразное, изолированное и в значительной степени автономное. В свою очередь, в японской молодежной культуре выделяется достаточно большое число субкультур. Это, к примеру, так называемые "кристаллисты" (курисутарудзоку) - своеобразная "золотая молодежь", привыкшая к дорогим автомобилям, модной одежде, избравшая местом времяпрепровождения самые фешенебельные районы Токио. Следующая градация - "ростки бамбука" (такэнокодзоку), более демократичная, хотя достаточно богатая прослойка молодежной "тусовки". Название это происходит от популярного магазина на самой оживленной молодежной улице японской столицы - Харадзюку, где, собственно, и произрастает эта молодая "поросль". Их экипировка - яркий эпатирующий всех "прикид", часто стилизованный под китайские и другие национальные костюмы, а когда-то любимое занятие - рок-н-ролл в городских парках. И это - далеко не весь мир молодежной японской культуры со своими загадочными странами - субкультурами, которые любят описывать в своих романах модные современные японские писатели.

Встречная тенденция японского культурного пространства, как, впрочем, и всего современного индустриального мира, - это размывание когда-то четко выделяемых границ между элитарной и массовой культурой, массовой и популярной, массовой и традиционной и т. д., которые обозначились еще в начале XX в. Возможно, именно поэтому некоторые исследователи указывают на необходимость введения понятия "срединной культуры", которое должно прийти на смену "массовой культуры"2. В этой связи возникает правомерный вопрос: является ли этот процесс новым культурным явлением XXI в., или же само разделение культуры на строго очерченные классическими критериями сферы с самого начала было лишь уделом теоретиков, но не отражением реальной действительности?

В Японии, так же как и в других восточных культурах, вообще нет четкого разграничения между понятиями "массовая" и "популярная" культура, во всяком случае, в терминологии. Если в английском языке мы называем "массовой" именно популярную (popular) культуру, а именно этот термин используется для определения "массовой культуры", то в японском языке дело обстоит противоположным образом. Слева, полностью соответствующего понятию "популярная культура", практически подобрать невозможно, если, конечно, исключить прямое заимствование из английского. По установившейся традиции ему соответствует сочетание слов "тайсю бунка", что в буквальном переводе означает "массовая культура".

Еще один смысл, вкладываемый в понятие "массовая" или "популярная" культура - это культура "народная" (минею бунка - в буквальном переводе "культура масс" или "демократическая культура"). Однако мы не можем признать, что масскульт - некоторое простое напластование на народной культуре. Понятие "народная культура" указывает, во-первых, на ее неспециальный характер (самодеятельность, народное творчество). А во-вторых, на связь с традиционной культурой. Фиксация традиции, безусловно, связана с этносом. Поэтому в рамках цивилизационного устройства современного мира "традиционная культура" в "массовую культуру" не включается. Хотя понятно, что производство "массовой культуры" не может обойтись без архитипов традиционного мышления, без вырабатываемых веками традиционных ценностей, без усвоения многими поколениями эстетических предпочтений.

Ряд теоретиков настаивает даже на том, что по законам массовой культуры может функционировать и элитарное искусство, если речь, в частности, идет о классической музыке, транслируемой по радио для широкой аудитории.

стр. 95


НЕМНОГО ОБ ЭЛИТАРНОМ

Самая известная смысловая оппозиция - это "элитарная культура" - "массовая культура". В истории культуры Японии всегда четко обозначалась так называемая элитарная культура - культура господствующих классов, которая дошла до наших дней. Это, в первую очередь, культура придворной аристократии, явившейся создателем и хранителем церемониального искусства - торжественных танцев "бугаку" и сопровождающей их музыки "гагаку". Этот вид музыки и хореографического искусства оказался вне общего курса развития музыкального и театрального искусства Японии. Его не затронули ни театральные новшества XIV - XVI вв., связанные с творческой активностью утверждавшегося воинского сословия, ни революционные перемены в этой сфере, связанные с выходом на социальную арену третьего сословия, ни судьбоносные события XX в.

В настоящее время главным патроном этого вида искусства по-прежнему остается японский императорский двор, синтоистские и буддийские храмы, а сценической площадкой служат различного рода церемониальные и ритуальные мероприятия. Правда, в последние годы, придворные артисты, работающие при Управлении императорским домом, все чаще стали стремиться к самостоятельной творческой деятельности и выступать с сольными концертами не только в различных городах Японии, но и за рубежом с популярными концертными программами, включающими и песни из репертуара группы "Битлз", и шлягеры из современных фильмов. И в этом можно убедиться, посетив концерты известного японского музыканта Тоги Сигэки, который по популярности может поспорить со многими идолами японской эстрады.

Другой образец элитарной японской культуры - это театр Ноо, считавшийся церемониальным искусством воинского сословия - самураев. Еще задолго до наших дней, в годы эпохи Эдо (1603 - 1867), спектакли театра Ноо из высоких стен замков сегуна, куда приглашались лишь почетные гости, постепенно переместились на улицы в широкие народные массы. И одной из основных причин этого явления стала банальная коммерция.

Обычно это были бенефисные спектакли, сборы от которых шли актерам. Каждый актер Ноо один раз в жизни мог рассчитывать на такой спектакль. По этому случаю специально сооружалась временная сцена на открытом воздухе. Вокруг сцены устраивали крытую галерею для знати, а внутри этого замкнутого пространства располагались стоячие и сидячие места для простых зрителей.

Спектакль начинался ранним утром и закачивался поздним вечером. Такие бенефисные представления продолжались несколько дней. Например, бенефис выдающегося актера Хосё Томоюки, состоявшийся в Эдо (старое название Токио) в 1848 г., продолжался 15 дней. В нем участвовало около 200 актеров, спектакли собрали 60 тыс. зрителей3.

Но редкие встречи с народом не меняли существа ситуации. Театр Ноо оставался церемониальным театром правящего сословия самураев. Включение искусства Ноо в актив духовной жизни городских сословий пошло по другому пути. Театр горожан Кабуки начал заимствовать различные элементы из арсенала художественных средств театра Ноо. Традиции этого театра органически врастали в единый общенациональный комплекс японского традиционного театра. Они живы и сейчас как культурные ценности далекого прошлого, подобно картинам и скульптурам, хранящимся в музеях. Такая устойчивость специфически японского вкуса, по-видимому, в какой-то мере связана с досовременной структурой японского общества.

Сегодня же само понятие "элитарная культура" в Японии начинает видоизменять свое значение, вернее, ориентацию на прошлое. Его вектор развития направлен в иное временное и художественное пространство - модернизм. Апеллируя ко вкусам элиты, оно опирается на различные направления авангардистского искусства, доступного только ограниченному кругу своих поклонников, переживающего интенсивный процесс превращения авангарда в искусство ширпотреба, поскольку "элитарная культура" уже в значительной степени утратила свою самобытность и поменяла свою главную ориентацию на прошлое.

ИСТОКИ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ: ОДНА ИЗ ВЕРСИЙ

Из неоднозначности понимания сущности массовой культуры проистекают недостаточно четкие определения исторических обстоятельств ее возникновения. Одни культурологи считают ее исключительно детищем современной научно-технической революции и связывают ее появление с развитием средств массовой информации, другие ищут ее непосредственные истоки либо в XIX в., либо в феодальном обществе, либо даже в античном мире.

В годы средневековья многие японские храмы соединяли в себе черты синтоистской и буддийской религий. Здесь часто устраивались театрализованные зрелища для привлечения верующих, особенно в дни праздников. Для обслуживания этих представлений при храмах состояли профессиональные танцовщицы и музыканты. Их иногда отправляли в поездки по стране, во время которых они, переезжая с места на место, устраивали представления с целью сбора пожертвований на нужды храма.

В период феодальной раздробленности и смуты единственными зрелищными искусствами для простого народа были ритуальные танцы в храмах, народные танцы во время праздников, нечастые представления театра Ноо для широкой публики, устраивавшиеся во время сбора пожертвований на храмы, и эпизодические представления бродячих актеров.

Однажды на рубеже XVI - XVII вв. храмовая танцовщица провинции Идзумо по имени Окуни выступила в Киото под открытым небом с танцем-молитвой (нэмбуцу-одори). Она начала, как было принято, нараспев повторяя: "Человек смертен. Деньги - прах. Почитайте Будду", и в паузах позванивала колокольчиком, как бы совершая установленный ритуал. Однако постепенно ее движения приобрели откровенно эротический характер, весьма далекий от

стр. 96


религиозного контекста. Успех этого выступления был мгновенным и шумным. Все хотели видеть необыкновенный танец-молитву с неожиданной сменой характера и содержания.

Окрыленная успехом, Окуни начала постепенно расширять программу своих выступлений. Нередко Окуни появлялась на сцене в мужском костюме с двумя самурайскими мечами за поясом и изображала страстную любовь к куртизанке. Ее партнером выступал мужчина, одетый в женское платье. Экстравагантность зрелища вполне отвечала подлинному значению слова "кабуки", которое состояло из двух частей "кабу" - песня и танец и "ки" - артистка, куртизанка (в XIX в. этот иероглиф был заменен на другой с таким же звучанием, но означавший умение, мастерство).

На представления труппы Окуни собирались тысячи горожан, все выступления происходили под открытым небом.

Именно тогда театральные представления стали называть "сибай" (на траве). Сейчас этим словом в Японии называют любое театральное представление, но сначала оно относилось только к театру Кабуки.

Представления имели огромный успех у горожан и еще больший у самураев, которым наскучили благопристойные пьесы театра Ноо. Во время спектаклей среди поклонников искусства Кабуки нередко возникали различного рода конфликты - выкрики в адрес любимой актрисы, драки из-за соперничества или ревности и т. д. Так что у правительства было достаточно оснований рассматривать этот театр как источник разложения общества. Начиная с 1629 г. были приняты жесткие меры сначала для ограничения, а затем для запрещения женского Кабуки и устранения женщин со сцены и постепенной замены женских трупп сначала юношескими, а затем, раз и навсегда, - мужскими.

ЯПОНСКИЙ РЕНЕССАНС

По-видимому, наиболее убедительной выглядит аргументация тех, которые усматривают истоки массовой культуры именно в феодальном обществе.

Идентичные процессы, сейчас уже принято говорить "омассовления культуры", присущи всем странам, где зарождался и креп новый - "средний класс". Для Японии - этот период определяется временными границами периода Эдо, который совпал с правлением династии военных правителей - сегунов Токугава (1603 - 1967).

Культура этого периода отличается особым демократизмом и удивительным сочетанием художественного и функционального. Ее творцами и героями и основными потребителями стали самые широкие слои зарождавшегося в недрах японского феодального общества так называемого "среднего класса" - горожан, в среде которых формировалась и развивалась молодая буржуазия.

Особенно выделяется в эдосском периоде эпоха "Гэнроку" (1688 - 1704) - "золотой век" японской городской культуры, которую часто называют японским Ренессансом. Наиболее ярким символом японской эпохи Возрождения стало понятие "укиё", духом которого пронизана вся городская культура этого периода.

Понятие "укиё" - эстетический код этой эпохи, своеобразный ключ к ее пониманию. В первоначальном буддийском толковании "укиё" - изменчивый, бренный мир, житейская суета, часто переводят также как "плывущий мир". Дзэн-буддизм учил о непостоянстве и недолговечности не только человеческой жизни, но каждой вещи, каждого объекта, составляющего призрачное и мгновенное Бытие. Поэтому повседневный мир оказывался "плывущим" - в нем не было ничего устойчивого и прочного.

В несколько ином иероглифическом написании "укиё" - это современные нравы и обычаи простого народа. Ряд исследователей применительно к этой эпохе считают наиболее точным эквивалентом понятию "укиё" слово "похоть" - настолько были сильны чувственные мотивы в жизни и в искусстве горожан того времени.

Испокон веков секс всегда занимал очень важное место в японской культуре. Литература Японии, начиная с периода Хэйан (794 - 1186), была буквально

стр. 97


пропитана чувственностью. Тем не менее, в изобразительном искусстве этой эпохи мы находим мало примеров обнаженных тел. Дело в том, что в Японии издавна человеческая плоть считалась естественным продолжением природы. Чувству стыда в европейском понимании этого слова всегда была противопоставлена его естественная суть, что тесно связано с синтоисткими верованиями и обрядами. Древние японские мифы полны сексуальных эпизодов, среди которых самый известный - миф о возникновении японских островов как плода любви двух богов Идзанаги и Идзанами. "В японской культуре не было в отношении секса сознания первородного греха, как это имело место в христианских культурах", - пишет японский культурантрополог Т. Ёнэяма4.

Энергичные, активные представители зарождавшейся тогда буржуазии, обладавшие реальным богатством, но лишенные политических прав, самоутверждались в мире удовольствий и развлечений - "укиё". Это был мир мимолетных наслаждений, театров и ресторанов, балаганов и состязаний борцов "сумо", домов свиданий, общественных бань и т. д.

Особое место в этом потоке развлечений занимали так называемые "веселые кварталы" с их постоянными обитателями: куртизанками, гейшами, актерами, танцовщицами, музыкантами, певцами, сказителями, шутами, мелкими торговцами. Они становились своеобразными центрами новой, яркой и полнокровной городской культуры, вокруг которых формировались и развивались новые жанры литературы, музыки, изобразительного и театрального искусства.

Выдающийся бытописатель того времени - прославленный драматург Тикамацу Мондзаэмон сделал героями театральных подмостков реальных людей - простых горожан. Тикамацу много писал и для театра Кабуки, который можно по праву назвать театром горожан, поскольку его развитие связано с зарождением молодой буржуазии и укреплением ее позиций в жизни японского общества. И как отражение этих процессов - на сцену Кабуки переместилась вся жизнь горожан с их семейными и социальными конфликтами, с яркими картинками жизни "веселых кварталов" и эротическими сценами, а также зрелищ, щекочущих нервы, жутких историй с привидениями и со страшными кровавыми сценами убийств.

Другим популярным среди горожан времяпрепровождением являлось чтение книг. С подключением интеллектуальной активности третьего сословия круг читателей и писателей резко расширился. Вместе с тем искусство литератора, которое стало высоко цениться с наступлением нового времени, в описываемую эпоху рассматривалось как развлекательное средство. И хотя некоторые из писателей поднимались в своем творчестве до истинных художественных высот, большинство литераторов того времени довольствовались лишь безбедным существованием и данным им прозвищем "гэсакуся" (авторы развлекательных книг), ничуть не стыдясь потакать вкусам читателей.

ПРАРОДИТЕЛИ СОВРЕМЕННОЙ КОМИКС-КУЛЬТУРЫ

Особую популярность в средневековой Японии получил литературный жанр "куса-дзоси", выделившийся из примитивного жанра "эхон" - книг с картинками. Сущность "куса-дзоси" заключается в том, что эта литература представляет собой рассказ в картинках, который привлекает к себе читателя не столько текстом, сколько иллюстрациями. После того как в качестве иллюстраций к ним стали использовать изображение сцен из театра Кабуки, резко усилилась тенденция к утрате их самостоятельного характера как произведений художественной литературы. На смену "куса-дзоси" пришел их новый осовремененный вариант - "ёмихон".

Чтобы читателю было легче ориентироваться в этом разнородном потоке развлекательного чтива, близкие по характеру книги выделялись в своеобразные серии цветом обложек: в красных - книги для детей, в черных и голубых - пересказы сюжетов пьес театров Кабуки и Дзёрури, повествования о былых ратных подвигах самураев, рассказы о привидениях и чудесах, в желтых - юмористического содержания. Причем картинки определяли успех книг не меньше, чем текст.

Распространению "историй в картинках" всегда способствовали сложность и неоднозначность японской письменности, что обусловило определенную синкретичность японского искусства, объединяющего живопись с литературным творчеством. Это позволяло японским писателям и художникам изобразить мир, недоступный лишь для одного вида искусства, ибо они взаимно дополняли друг друга.

Практически сразу же после появления японской прозы появились и ее иллюстрированные пересказы (э-хон), в которых текста было немного, а основную роль играли иллюстрации. Такие рукописные произведения древности большей частью свертывались в трубку и имели много сходства с картинами в виде горизонтальных свитков - "эмакимоно". Такая форма живописи позволяла передать изображение непрерывно развертывающегося пейзажа, что имело достаточно яркий - своего рода кинематографический - эффект.

Этот вид японского искусства

стр. 98


можно назвать "повествовательной живописью"5 и отнести это определение как ко многим жанрам литературы и живописи средневековой Японии, так и ко многим образцам современной японской культуры. Все эти особенности в дальнейшем воплотятся в знаменитых японских манга и аниме.

Быстрое распространение грамотности6 и расширение круга читателей вызывало необходимость частого переиздания книг. Переизданий было больше, чем новых публикаций. К концу XVII в. в Японии развилась настоящая издательская промышленность. Ее отличало наличие крупных издательских домов, профессиональных писателей и книжных иллюстраторов. В условиях широкого распространения грамотности и культурного расцвета городов, чтобы удовлетворить возросшую читательскую аудиторию, книги часто выпускались десятитысячными тиражами. В середине XVIII в. получили широкое распространение библиотеки, которыми могли воспользоваться те, кто не имел возможности приобрести книжные новинки.

Одним из интересных участков издательской деятельности Японии периода Токугава (1603 - 1867) был выпуск своеобразных газет - листков с новостями, которые назывались "каварабан" (оттиск с глиняной доски). Печатались они с обожженных глиняных досок, которые были дешевле деревянных и легче в работе, поскольку написание текста на сырой глине с последующим обжигом требовало меньше времен и квалификации.

Первые образцы "каварабан" представляли собой грубые листки бумаги размером 24x12 см, с небрежно написанным, далеко не каллиграфическим почерком, текстом. В дальнейшем крупные книжные лавки, которые были по традиции и издательствами, стали печатать более пространные и лучше оформленные варианты таких листков со сплетнями из жизни "веселых кварталов" и с сообщениями о скандальных парных самоубийствах куртизанок и их возлюбленных. После вмешательства правительственных чиновников тематика новостей несколько изменилась. Листки стали сообщать о стихийных бедствиях, несчастных случаях и благородных поступках, а затем приобрели и политическое содержание и продолжали выпускаться вплоть до появления настоящих газет.

Но еще в большей степени история развития японской печати связана со становлением жанра японской гравюры "укиё-э" и "нисики-э", который представляет собой, пожалуй, наиболее яркий и масштабный пласт японской городской культуры эпохи Эдо. Возникшая на стыке живописи и ремесла, японская гравюра имела все признаки массовой культуры: доступность, дешевизна, популярность. Первоначально в самой Японии она не считалась произведением искусства, а лишь дешевой забавой. Она стоила очень дешево и имелась в изобилии. Ею оклеивали стены, ширмы, раздвижные перегородки и двери, использовали в качестве упаковочного материала при отправке в Европу ящиков с чаем и керамикой. Кстати, многие из европейских коллекций попали в Европу именно таким путем.

В отличие от европейской авторской гравюры, "укиё-э" была результатом коллективного творчества. Художник рисовал черно белую основу и обозначал раскраску отдельных деталей, резчик переносил картину на доску, а печатник подбирал цвета и переносил изображение на бумагу. На протяжении двухсот лет развивалась техника гравюры от черно-белой до многоцветной, получившей также название "парчовые картины".

Гравюры "укиё-э" издавались в самых разнообразных формах: в виде книжных иллюстраций, художественных альбомов и отдельных листов, которые часто объединялись в диптихи, триптихи и серии, а также в виде свитков с зарисовками из театральной жизни и т. д. Изображение куртизанок и актеров театра Кабуки, японских пейзажей и сценок из городской жизни принесли мировую известность японским художникам, среди которых Китагава Утамаро, Кацусика Хокусай, Андо Хиросигэ, Тосюсай Сяраку и другие.

Менее известны у нас в стране японские эротические гравюры того времени - так называемые "сюнга", что в переводе означает "весенние картинки". А ведь эти, порой непристойные, рисунки были особенно любимы горожанами и пользовались массовым спросом. Эти произведения массового искусства, ценившиеся в те времена совсем невысоко, сейчас превозносятся как высочайшие художественные образцы.

"Подобно джазу - музыке игорных и публичных домов в Новом Орлеане, некоторые "укиё-э" или "картинки плывующего мира" переместились из "веселых кварталов" в сферу искусства, однако для этого потребовалось немало времени"7.

Крупнейший художественный талант того времени - знаменитый художник Кацусика Хокусай, работавший практически во всех жанрах гравюры и особенно успешно в жанре пейзажа, прославился, в первую очередь, как выдающийся график. Именно ему приписывается появление термина "манга" (буквально, странные или веселые картинки, гротески), который в дальнейшем закрепился за обозначением комиксов. Хокусай придумал его в 1814 г. для серии своих путевых зарисовок или, как он называл, "рисунков из жизни". За всю довольно долгую творческую жизнь

стр. 99


художником было создано в общей сложности 15 томов "Манга" ("Книга набросков"), причем три из них увидели свет уже после смерти автора.

Однако прообраз современной манга имеет еще более древнюю историю. В древних захоронениях японских правителей археологи находят рисунки, чем-то напоминающие по содержанию и структуре современные комиксы. Некоторые исследователи возводят родословную жанра "манга" к VII в.8 Однако большинство специалистов первым японским комиксом считают "Веселые картинки из жизни животных и птиц" ("Тёдзюгита"), созданные в XII в. буддийским священником и художником Какую (другое имя - Тоба, 1053 - 1140). Это четыре бумажных свитка, на которых изображена последовательность из черно-белых нарисованных тушью картинок с подписями. Картинки повествовали о животных, изображающих людей, и о буддийских монахах, нарушающих устав. Сейчас эти свитки считаются священной реликвией и хранятся в монастыре, в котором жил подвижник Какую.

После "открытия" Японии спустя два с половиной века мирной изоляции страны от внешнего мира и особенно после реставрации императорской власти Мэйдзи в страну прибыло много европейских художников, оказавших большое влияние на работавших в жанре "манга" японских художников.

В 1863 г. появилась японская версия журнала "Punch" (издавалась "японизировавшимся" англичанином Ч. Виргманом). Рисунки, публиковавшиеся в этом журнале, пользовались большим успехом и стали объектом подражания и копирования для многих японских живописцев. Вслед за этим был изобретен даже специальный термин "понти-э", обозначавший карикатуры в европейском стиле. В 1877 г. начинает выходить журнал "Тоба-э" (картинки в стиле Тоба), издаваемый французом Жоржем Биго, жившим в Японии. Оба издания были рассчитаны на расширявшиеся поселения иностранцев в Японии и выходили на английском и французском языках.

Со временем японские живописцы и графики осваивают технику европейских изданий: "облачка" для речи (speech balloons) и т. д. В 1902 г. в Японии появилась первая "комическая" полоска с диалогами в ней (так называемые - panel strip) - первооснова современных комиксов, ее еще называют comic strip - отсюда и название "комикс".

Однако чисто японские комиксы - манга - не пользовались успехом вплоть до конца Второй мировой войны. Именно 50-е гг. XX столетия ознаменованы стремительным развитием в Японии современной массовой культуры, уникальность которой состоит в ярко выраженном национальном колорите.

Таким образом, несмотря на то, что массовая культура представляет собой своеобразный феномен социальной дифференциации современной культуры, некоторые функциональные и формальные аналоги можно встретить в истории Японии с древних времен. Отсюда можно строить предположение, что основу современной японской массовой культуры формируют три основных составляющих: древняя фольклорная и религиозная культура, феодальная культура японского Возрождения XVIII - XIX вв. и, наконец, средства массовой информации, появившиеся в Японии в конце XIX в. благодаря восстановившимся контактам со странами Запада.

При этом не вызывает сомнения, что точкой отсчета в появлении и развитии массовой культуры Японии в современном понимании этого слова следует считать все-таки конец XIX - начало XX в.

(Окончание следует)


1 Музыкальная жизнь. 02. 09. 1987, N 17, с. 3.

2 http://anthropology.ru

3 Гришелева Л. Д. Формирование японской национальной культуры. М., 1986, с. 157.

4 Yoneyama Toshinao. Sex // seventy-seven keys to the civilization of Japan. Osaka, 1985, с 293.

5 Данный термин встречается в работе Манченкова Д. Т. "Повествовательная живопись средневековой Японии и ее влияние на современную массовую культуру Японии (на примере феноменов манга и ранга) - http://trubnikovann.narod.ru

6 К середине XIX в. в Японии было около 45% грамотных мужчин и 15% грамотных женщин, что примерно соответствовало уровню грамотности в странах Запада. - Гришелева Л. Д. Указ соч., с. 152.

7 http://www.japon.ru

8 Miyao Shigeo. Manga. Tokyo, 1983, с. 101.

О чем писал журнал 30 лет назад

"...Не секрет, что именно к традиционной идеологии апеллируют определенные круги, пытающиеся ныне оживить столь опасные прежде всего для самой японской нации милитаристско-шовинистические настроения".

Г. Свиридов. Литературный портрет самурая ("Азия и Африка сегодйя", 1977, N 6)


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/МАССОВАЯ-КУЛЬТУРА-ЯПОНСКОЕ-ПРОЧТЕНИЕ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. КАТАСОНОВА, МАССОВАЯ КУЛЬТУРА. ЯПОНСКОЕ ПРОЧТЕНИЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 03.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/МАССОВАЯ-КУЛЬТУРА-ЯПОНСКОЕ-ПРОЧТЕНИЕ (date of access: 23.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. КАТАСОНОВА:

Е. КАТАСОНОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
В ПОИСКАХ СЕРОВОДОРОДНОГО ПОЯСА. Нехватка кислорода (гипоксия) в загрязненных водоемах тревожит население всех промышленно развитых стран планеты. Но насколько она угрожает всему Мировому океану?
10 hours ago · From Елена Федорова
Проблемы разведки и добычи углеводородов в странах АСЕАН
11 hours ago · From Елена Федорова
А. А. ГРОМЫКО: ЭПИЗОДЫ
Yesterday · From Елена Федорова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЮВА В СЕРЕДИНЕ 1960-х гг. И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ АСЕАН
Yesterday · From Елена Федорова
Фруктоеды и цветочницы. КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
Yesterday · From Елена Федорова
Обстановка в Южно-Китайском море и спор вокруг архипелага Наньша: историческая ретроспектива и актуальные соображения
Yesterday · From Елена Федорова
ДРЕВНИЕ КУЛЬТУРЫ ФИЛИППИНСКОГО АРХИПЕЛАГА: КЛЮЧЕВЫЕ СЮЖЕТЫ И ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЙ
Yesterday · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА. ЯПОНСКОЕ ПРОЧТЕНИЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android