Libmonster ID: BY-2603

(Пособие по транскрипции). М.: Муравей, 2002. 263 с.

В основе рецензируемой монографии известного специалиста по исторической фонетике, фонологии и письменности языков Восточной Азии Л. Р. Концевича1 лежит переработанный и дополненный вариант инструкции по передаче китайских имен собственных и терминов, подготовленный автором для Академии наук СССР в 1980-е гг. Публикация в начале нового столетия книги о китайских словах в русских текстах не случайна и своевременна. Для сегодняшнего Запада вообще и для России в частности характерно своеобразное увлечение Китаем, китайской философией, культурой, искусством, языком, иероглифической письменностью. В различных изданиях на русском языке - не только научных, но и массовых - появилось много китайских имен собственных и терминов. Китайские слова попадают в российские публикации из источников неодинакового уровня - как западных, так и выпущенных не только и не столько в континентальном Китае, сколько в экономически развитом Гонконге (Сянгане) и на Тайване с их длительным опытом публикации материалов на английском языке - и часто произвольно записываются средствами кириллической графики. Ситуация осложняется также тем, что китаеязычный ареал Азии, включающий континентальный Китай, Тайвань, Гонконг (Сянган), Макао, Сингапур, а также страны Южных морей с их значительными китайскими общинами, не является лингвистически однородным, что закреплено в региональных законодательных актах.

В континентальном Китае более чем полувековые усилия по распространению единого наддиалектного средства общения - национального языка путунхуа, в основе которого лежит пекинский диалект (фонетика) и шире - северные диалекты (лексика и грамматика), привели к гораздо более скромным результатам, чем аналогичные усилия на Тайване. Тем не менее в 2001 г. в КНР вступил в действие интеграционный по своей направленности закон о языке и письменности, который вместо реально использующихся в повседневной жизни диалектов разных групп провозглашает путунхуа базовым устным языком государственных и образовательных учреждений, публичных выступлений и сферы обслуживания. На Тайване, где, напротив, большая часть населения говорит на южных диалектах, но при этом владеет национальным китайским языком, подготовлен либеральный дезинтеграционный закон о языке, уравнивающий в правах доминирующие на острове диалекты и "государственный язык" гоюй - аналог путунхуа на континенте. Особая лингвистическая ситуация и соответственно законодательные акты характерны для Гонконга (Сянгана). Здесь вплоть до возвращения этого района КНР наблюдалось устное


1 Л. Р. Концевич - автор около 300 работ по корейскому языкознанию, истории культуры и истории корееведения. См., например: Концевич Л. Р. Корееведение. Избр. работы. М.: Муравей-Гайд, 2001, 640 с; Хунмин чонъым (Наставление народу о правильном произношении)/ Исслед., пер. с ханмуна, примеч. и указ. Л. Р. Концевича. М.: Вост. лит-ра, 1979. 459+72 с. (Памятники письменности Востока, LVIII); Ким Бусик. Самгук саги (Исторические записи Трех государств). Т. 3 / Изд. текста, пер. с ханмуна, вступ. статья, коммент., прил. под общ. ред М. Н. Пака и Л. Р. Концевича. М.: Вост. лит-ра, 2000. Он является составителем и публикатором работ Е. Д. Поливанова по восточному языкознанию (1991), А. А. Холодовича по средневековому корейскому языку (1986), Ю. Н. Мазура по грамматике корейского языка (2001), а также автором переводов нескольких сборников корейской классической литературы и др. - Ред.

стр. 195


двуязычие: практически все население говорило на кантонском диалекте и по-английски, устная форма путунхуа воспринималась как иностранный язык [Завьялова, 2005, с. 157 - 167].

Вопреки прогнозам прошлого столетия китайская иероглифическая письменность не только сохранилась, но и неожиданно укрепилась в эпоху информационных технологий. Параллельно с конца XIX в. для китайского языка были разработаны и приняты - наряду со многими неофициальными - законодательно оформленные алфавитные системы. Особое место среди них занимает латинизированная пинъинъ цзыму, официально одобренная V сессией Всекитайского собрания народных представителей первого созыва в 1958 г. и в 1970-е гг. принятая в качестве международной системы латинизированной передачи китайских слов (пиньинь цзыму можно перевести как "фонетический", или "транскрипционный", алфавит, в рецензируемой монографии эта система именуется "китайский фонетический алфавит", КФА)2. Подробная информация о соответствующих решениях и официальных документах, в том числе Международной организации по стандартизации (ИСО), в рецензируемой монографии содержится на с. 14 - 15; в приложении на с. 101 - 104 в книге помещен перевод "Ханъюй пинъинъ фан'анъ" ("Проект фонетического письма для китайского языка").

В 2002 г., уже после выхода в свет книги Л. Р. Концевича, на Тайване впервые была принята новая официальная система записи китайских слов латинскими буквами - тунъюн пинъинъ ("общеупотребительная транскрипция"), которая приблизительно на 80% совпадает с континентальной пиньинь цзыму, все же отличаясь от нее рядом черт. Употребление тунъюн пиньинь ограничено пока официальными публикациями и выборочно топонимами на указателях. До 2002 г. на Тайване были официально признаны только алфавиты, созданные до 1949 г. в Китайской Республике: чжуинъ цзыму, который графически сконструирован из элементов иероглифов и до сих пор используется в тайваньских школах, и "романизированный алфавит для государственного языка" гоюй ломацзы. В 1984 г. достаточно сложная в исходном варианте система гоюй ломацзы с буквенным обозначением тонов была несколько упрощена, но на практике китайские имена собственные в тайваньских изданиях (а также в Гонконге) всегда передавались латинскими буквами в английской системе Уэйда-Джайлса (подробнее об истории создания гоюй ломацзы в ее классическом варианте, а также чжуинъ цзыму в ранее использовавшихся западных латинизированных системах записи китайских слов см. с. 141 - 154 рецензируемой монографии).

Одна из основных задач, поставленнных в книге Л. Р. Концевичем, - дать практические рекомендации по единообразному написанию русских слов в китайских текстах, вне зависимости от того, из какого источника эти слова заимствованы и в какой исходной латинизированной системе представлены. Практические рекомендации предваряют два теоретических раздела.

В первом сформулированы общие принципы передачи китайских слов средствами русского кириллического письма и русской орфографии в системе так называемой традиционной русской транскрипции (ТРТ), разработанной акад. В. П. Васильевым в 1867 г., окончательно оформленной в "Китайско-русском словаре" арх. Палладия (П. И. Кафарова) и П. С. Попова в 1888 г. и обновленной в трудах проф. Е. Д. Поливанова и других ученых после реформы орфографии в 1917- 1918 гг. (о различиях дореволюционной и послереволюционной системы ТРТ ср. с. 17 - 18; подробнее о достоинствах и недостатках ТРТ идет речь в приложении на с. 96 - 100). Запись в ТРТ может быть, во-первых, основана непосредственно на чтениях китайских слов в иероглифической записи, как известно, непосредственно не соотнесенной со звучанием значимых единиц; во-вторых, осуществляться с записи в различных алфавитных системах, как официальных, так и неофициальных, иногда даже диалектных, которые с конца XIX в. использовались для китайского языка (последние, к примеру, могут встречаться в английских текстах при передаче гонконгских и тайваньских антропонимов).

Второй раздел включает сведения по китайской фонетике и фонологии. В основе описания - в расчете на российского читателя - лежит европейский принцип: от латинских букв пиньинь цзы-


2 Китайский термин пиньинь цзыму ("фонетический", "транскрипционный" алфавит) не совсем удачен. Как известно, все алфавитные системы, в отличие от иероглифических, соотнесены с фонетическими единицами языка - фонемами, слогами (ср. слоговые японские алфавиты катакана и хирагана), иногда отражают фонетические особенности тех или иных звуков. Кроме того, пиньинь цзыму - это не только алфавит в виде перечня используемых латинских букв, но и система записи китайских слогов этими буквами, и совокупность правил (пока недостаточно разработанных) слитно-раздельного написания слогов.

стр. 196


му и записываемых ими звуков (табл. 1, с. 18 - 21) к соответствиям между пинъинъ цзыму и ТРТ (табл. 2, с. 22 - 25) и, наконец, к структуре и составу китайских слогов (табл. 3, с. 26 - 27).

Транскрипция в системе международного фонетического алфавита (IPA) в рецензируемой книге иногда не совпадает с принятой в КНР и западных работах. В отдельных случаях варианты, приведенные в книге, не совсем точны (ср., например, наличие слогообразующего гласного в составе финали [iau] на с. 20), но чаще всего несовпадения обусловлены разной традицией обозначения тех или иных звуков в российской и зарубежной синологии. Приведу наиболее характерный пример. В национальном китайском языке и большей части диалектов два ряда начальнослоговых смычных и аффрикативных согласных противопоставлены друг другу не по признаку глухости/звонкости, как в русском языке, а по признаку придыхательности/непридыхательности. Непридыхательные согласные, реально глухие слабые (lenis) могут в той или иной степени озвончаться в интервокальной позиции (ср. русское слово "папа", которое в произношении китайцев может звучать как "паба"), в то время как придыхательные всегда остаются фонетически глухими. В большей части, хотя и не во всех алфавитных системах, китайские непридыхательные согласные обозначаются буквами для звонких, придыхательные - буквами для глухих (ср. б-, д- и т.п. в отличие от непридыхательных n-, т- в записи ТРТ; b-, d- в отличие от непридыхательных p-, t- в системе пиньинь изыму). В записи IPA в отечественных работах по китайской фонетике и в рецензируемой книге непридыхательные согласные представлены как звонкие с диакритическим знаком [0]. В то же время в китайских и западных работах даже в системе IPA эти звуки обычно даны как просто глухие, в отличие от соответствующих глухих придыхательных; ср. [p] и [p'], [t] и [t'] и т.п.

Впрочем, для тех российских читателей, которые хотят просто правильно писать китайские слова, вне зависимости от того, как именно они произносятся в китайском языке, подобные расхождения в фонетической характеристике не являются существенными (хотя Л. Р. Концевич справедливо считает нужным все же обратить внимание на особое употребление и чтение некоторых букв в системе ТРТ, не свойственные русскому языку, с. 27 - 29). Гораздо более важным для понимания особенностей фонетической системы китайского языка в целом и механизмов записи китайских слов средствами алфавитного письма может оказаться анализ структуры и состава слога, представленный на с. 26 - 34 (см. табл. 3 на с. 26 - 27).

Известно, что в русском и во многих других языках мира минимальной величиной, имеющей значение, может быть отдельный согласный или гласный звук - фонема. В изолирующих языках Азии, которые называют также "слоговыми" ("силлабическими", "моносиллабическими"), в этой роли обычно выступает слог - "морфосиллабема" (термин А. А. Драгунова [Драгунов, 1962]), "слогоморфема", "слоговая морфема". Морфемы, большие и особенно меньшие по длине, чем слог, являются здесь исключением, границы слога и морфемы, как правило, совпадают между собой. Как и в большей части прочих изолирующих языков, за каждой слогоморфемой в китайском языке закреплен один из смыслоразличительных тонов - особая регистровая или контурная мелодическая характеристика слога; место и качество ударения при этом являются фонологически несущественными. На письме слогоморфеме и соответственно слогу почти всегда соответствует иероглиф.

Фонетически (с. 25 - 34) в максимальном варианте современный китайский слог состоит из четырех компонентов: начальнослоговой согласный, последующий неслогообразующий гласный (медиаль), слогообразующий гласный (централь) и конечный неслогообразующий элемент. В минимальном варианте слог состоит из слогообразующего гласного (в диалектах - сонанта). В качестве конечного неслогообразующего элемента в путунхуа могут выступать гласные, а также сонанты -n и -n (нь и н, п и ng соответственно в ТРТ и пиньинь цзыму), в южных диалектах -т. Во многих диалектах - не только южных (с. 34), но и северных - на конце слога возможна гортанная смычка в слогах так называемого "входящего" тона; в части южных диалектов допустимы также конечные имплозивные согласные -р, -t, -к, которые могут быть отражены в традиционном написании некоторых имен собственных (например, "Сунь Ятсен").

Хотя в качестве минимального означающего морфемы в китайском языке, как правило, выступает слог, внутри слога на фонологическом уровне все же могут быть выделены: 1) начальнослоговой согласный (шэнму в китайском языкознании, инициаль в западной синологии) и 2) прочая, преимущественно вокалическая, часть слога (юнъму и финаль соответственно). Внутри финали относительную фонологическую самостоятельность обнаруживают медиаль и рифма (юнъ.) Существование фонологической границы между инициалями и финалями, а также

стр. 197


между медиалями и рифмами внутри финали подтверждается, в частности, некоторыми морфонологическими процессами в диалектах (например, чередованиями) и системой рифм в поэзии [Завьялова, 1996, с. 33 - 36]. Фонологическое строение китайского слога в итоге можно представить в виде следующей схемы:

Поскольку в каждой позиции в слоге употребляются звуки только из определенного ограниченного набора, общее число слогов в изолирующих языках сравнительно невелико. В пекинском диалекте и путунхуа без учета тоновых различий их насчитывается немногим более четырехсот. Слоги могут быть легко заданы списком или таблицей, где по вертикали располагаются инициали, по горизонтали - финали, на пересечении - слоги (там, где они реально возможны; не все инициали сочетаются со всеми финалями). Экономичный и наглядный "табличный" способ описания фонетических систем - один из наиболее распространенных в китайском языкознании, как традиционном, так и современном. Используется он и в книге Л. Р. Концевича, например: таблицы инициалей и финалей в записи пиньинь цзыму (с. 102), чжуинь цзыму (с. 151 - 152), а также сводные таблицы инициалей и финалей в записи китайскими официальными латинизированными алфавитами и системами, созданными для китайских слов в английском, французском и немецком языках (всего 12 систем с учетом ТРТ, с. 157 - 164).

Важнейшую часть рецензируемой монографии составляют также разнообразные справочные таблицы (их перечень приведен на с. 6). Они, в частности, позволяют легко перейти от китайского слога, записанного в наиболее распространенных в современных словарях и текстах на английском языке системе пиньинь цзыму и английской системе Уэйда-Джайлса, к слогу в записи ТРТ. Идентифицировать любой китайский слог, который зафиксирован латинскими буквами в текстах на разных языках, созданных в разное время (если речь не идет о диалектных вариантах), можно при помощи сводного "Алфавитного индекса китайских слогов в латинских транскрипциях", помещенного в табл. 11 (с. 167 - 227).

Обширный раздел книги посвящен орфографии имен собственных, которые обычно и составляют большую часть китайских слов в иностранных текстах. В нем впервые детально представлена ономастика по важнейшим группам объектов. Многие соответствующие правила (употребления разделительных знаков и кавычек, переносов в русском тексте) применимы также к китайским словам вообще и по сути дела могли бы быть выделены в отдельный раздел.

Наиболее сложной в китайском языке является проблема определения границы слова и связанные с ней правила слитного или раздельного написания тех или иных сочетаний слогов (слогоморфем). Как известно, в древнекитайском языке слово было представлено одним односложным корнем, в современном - возможны слова, состоящие из одной, двух и более слогоморфем/слогов (корней и аффиксов). Тем не менее, слово в китайском и других изолирующих языках занимает не такую важную позицию, как в русском языке. Наряду со словами европейского типа в китайском имеется много сочетаний слогоморфем меньшей степени связанности, различить слово и словосочетание иногда бывает достаточно трудно [Касевич, 1986, с. 117].

Графически современный китайский текст ничем не отличается от древнего или от текста на архаичном письменном языке (вэнъянъ), позиции которого в Китае оставались достаточно сильными вплоть до 1940-х гг. Пробелы между иероглифами такие же, как пробелы между словами, все иероглифы следуют друг за другом на одинаковом расстоянии. По этой причине в русских и прочих европейских текстах любые китайские слова долгое время было принято писать по слогам - раздельно или через дефис. В последние десятилетия в алфавитных системах (в том числе пиньинь цзыму) слоги внутри слова по возможности пишутся слитно, хотя, как это справедливо отмечает Л. Р. Концевич (с. 37), в плане восприятия отдельного китайского слова в иноязычном тексте его написание по слогам, через дефис или слитно в конечном счете оказывается несуще-

стр. 198


ственным. Тем не менее введение в русских текстах определенного набора правил для унификации написаний китайских слов (с. 37 - 43) представляется важным и необходимым.

Впервые в отечественной синологии в книге Л. Р. Концевича подробно изложены те правила, которые связаны с типологическими особенностями уже не столько китайского, сколько русского языка. В соответствующих разделах представлены способы образования прилагательных и существительных от китайских имен собственных, правила склонения последних, спорные случаи согласования в роде и числе (с. 87 - 94). Поскольку фонологически существенным в китайском языке является мелодическая (контурная и/или регистровая) характеристика каждого слога (тон), а не динамическое или иное выделение слога внутри слова, правила расстановки ударения в китайских словах для каждого их типа определяются в русском языке традицией (см. основные акцентные модели китайских слов, приведенные на с. 93 - 94).

Книга Л. Р. Концевича затрагивает не только перечисленные выше проблемы, но также весь комплекс практических и теоретических вопросов, связанных с унификацией написания китайских слов в русских текстах. В основе монографии - сводный анализ почти полуторавекового опыта использования традиционной русской транскрипции, усовершенствованной поколениями российских ученых. Содержащиеся в книге рекомендации, на протяжении многих лет разрабатываемые автором, окажутся полезными широкому кругу специалистов и неспециалистов - всех тех, кто по роду своей деятельности связан с Китаем, хочет писать и читать об этой стране, изучать китайский язык.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Драгунов А. А. Грамматическая система современного китайского разговорного языка. Л.: Изд-во ЛГУ, 1962.

Завьялова О. И. Диалекты китайского языка. М.: Научная книга, 1996.

Завьялова О. И. Китаеязычный ареал Азии в эпоху информационных технологий 11 Проблемы Дальнего Востока. 2005. N 1.

Касевич В. Б. Морфонология. М.: Наука, 1986.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Л-Р-КОНЦЕВИЧ-КИТАЙСКИЕ-ИМЕНА-СОБСТВЕННЫЕ-И-ТЕРМИНЫ-В-РУССКОМ-ТЕКСТЕ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. И. ЗАВЬЯЛОВА, Л. Р. КОНЦЕВИЧ. КИТАЙСКИЕ ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ И ТЕРМИНЫ В РУССКОМ ТЕКСТЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 02.07.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Л-Р-КОНЦЕВИЧ-КИТАЙСКИЕ-ИМЕНА-СОБСТВЕННЫЕ-И-ТЕРМИНЫ-В-РУССКОМ-ТЕКСТЕ (date of access: 14.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. И. ЗАВЬЯЛОВА:

О. И. ЗАВЬЯЛОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
Yesterday · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
3 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
3 days ago · From Ales Teodorovich

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Л. Р. КОНЦЕВИЧ. КИТАЙСКИЕ ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ И ТЕРМИНЫ В РУССКОМ ТЕКСТЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android