Libmonster ID: BY-1738

Языковые контакты, возникающие в сфере соприкосновения носителей различных языковых систем, - одно из наиболее древних явлений, сопровождающих историю человечества. Это явление порождает целый ряд проблем, представляющих интерес для самых разных областей гуманитарного знания - лингвистики, психологии, культурологии, социологии, социальной антропологии и др.

В данном обзоре рассматриваются основные проблемы и направления в изучении контактов славянских языков и языка идиш, интерференции языковых структур, возникшей в процессе многовекового славянского влияния на идиш.

Идиш, язык ашкеназских евреев, язык-сплав (по терминологии М. Вайнрайха [1. P. 180]), сложившийся из трех компонентов - иврито-арамейского, славянского и германского более тысячи лет назад. Это один из старейших литературных европейских языков. Базовую грамматическую и лексическую основу составляет германский компонент, который объясняет независимость и продолжительное развитие этого языка, а также факт его зарождения в рейнской области. Общая история идиша выглядит как непрерывный процесс обогащения, начиная с того времени, когда евреи восприняли средневековый верхненемецкий, и последующего, по мере миграции евреев на восток Европы, приращения западных и восточных славянских языков и диалектов.

Взаимодействие языка идиш с его славянским окружением и проблемы, связанные с этим явлением, вызывали определенный интерес как у славистов, так и у лингвистов, занимающихся изучением еврейской цивилизации. Этот интерес закономерен, поскольку идиш в силу исторических особенностей своего развития много веков находился в тесном контакте с различными славянскими языками, и это не прошло бесследно ни для идиша, ни для этих языков.

Уже во второй половине XIX в. появляется несколько работ, свидетельствующих о формировании научного интереса и подходов к изучению взаимовлияния в идише и славянских языках, - это исследования А. Гаркави [2], Л. Винера [3; 4], И. Тавийова [5] и С. Дубнова [6].

Начиная с 1910-х годов XX в. можно говорить о продолжении этой тенденции и росте академической активности в среде исследователей идиша и его языковых контактов со славянским окружением.


Сорокина Анна Юрьевна - преподаватель Центра библеистики и иудаистики РГГУ.

стр. 78

Это связано с несколькими историческими фактами, которые, несмотря на всю разноплановость, тем не менее, способствовали созданию предпосылок к устойчивому развитию еврейской филологической науки. В 1908 г. в Черновцах прошла конференция, посвященная языку идиш и идеологическим проблемам выбора национального языка евреев. Итогом конференции стало провозглашение идиша одним из национальных языков и официальный отказ от пренебрежительного термина "жаргон". Участники конференции и идеологи идишизма способствовали становлению и развитию центров исследования языка идиш в разных странах мира.

После Октябрьской революции в России новое руководство страны в значительной степени способствовало развитию национальных культур, так называемому культурному строительству, в рамках которого осуществлялось и языковое строительство. Были организованы еврейские отделения и кафедры в институтах, университетах, академиях, открывались школы и техникумы.

В 1925 г. в Вильно был создан еврейский научно-исследовательский институт ИВО (YIVO - Yidiser Visnsaftlexer Institut) - первая научно-исследовательская организация, занимающаяся системной академической и просветительской деятельностью. Институт возглавил Макс Вайнрайх, крупный ученый, благодаря усилиям которого состоялось введение исследований в области идиша в европейский научный контекст (см. [7]).

Отчасти благодаря политическому противостоянию СССР и западного мира в области еврейских исследований сформировались две школы, западная и советская. Советская школа представлена учеными из академических центров Минска, Москвы, Киева. Это такие исследователи, как М. Гитлиц [8], Т. Гутмане [9], Й. Иоффе [10], А. Ландау [11], М. Квитни [12], М. Шульман [13], Г. Шкляр [14] и др. Западные ученые работали, в основном, в Вильно и Варшаве. Обозначим это время - 1920 - 1930-е годы - как первый период изучения славяно-идишеких контактов.

Второй период - с конца 1940-х до начала 1970-х годов, научные центры - Бостон (Гарвард), Нью-Йорк, Йельский университет, Лондон, Иерусалим. Из исследователей можно отметить М. и У. Вайнрайхов [15; 16], Р. Якобсона [17], Х. Бланка [18], М. Херцога [19], Э. Станкевича [20] и др. Это поколение основателей ИВО, перебравшееся, хотя и не полностью, из Европы в Америку, Великобританию, Израиль, а также их ученики и последователи. В Советском Союзе иудаикой в целом и этой темой в частности в данный период практически не занимались. Исключение составляет работа М. Х. Фридберга "К вопросу о влиянии семитических и славянских языков на синтаксический строй идиш", вышедшая в Ленинграде в 1972 г.

Третий период - 1970 - 1980-е годы. В эти годы проблема славянского слоя в языке идиш изучалась особенно подробно такими учеными, как С. Бирнбаум, М. Бжезина, П. Векслер, Б. Чопек, Д. Голд, А. Гринберг, В. Свобода, Л. Талми и др.

И последний период - с 1990-х годов и по настоящее время. Основные центры - Йельский университет, Варшава, Иерусалим; ведущие специалисты - Э. Станкевич [20], Э. Геллер [21], П. Векслер [22].

Исследователи, изучавшие проблему языковых контактов идиша с окружающими славянскими языками в конце XIX - начале XX в., а также ученые, которых мы относим к первому периоду, чаще всего просто фиксировали случаи употребления славизмов в еврейской речи, хотя и были попытки некоторой классификации этих заимствований.

стр. 79

Также предпринимались попытки определить, сколько лексических единиц, восходящих к славянским языкам, присутствует в языке идиш, какой процент составляет германский компонент, семитский и романский. Этому посвящены работы И. Тавийова, Л. Винера, Й. Иоффе [3; 4; 5; 10]. На основе анализа 400 страниц поэтического и прозаического текста классиков еврейской литературы и еврейской прессы 1910 - 1920-х годов И. Иоффе в статье "Славянский элемент в идише" [10] сделал вывод о том, что германские заимствования составляют 80 - 82%, а 18 - 20% - славянские и семитские.

Й. Иоффе, однако, не ограничился простым подсчетом лексических единиц. Его работа - по сути первое основательное лингвистическое исследование славянского компонента в идише, в рамках которого он рассмотрел и лексическую составляющую (включая заимствования и случаи калькирования), проанализировал пути приобретения и адаптации идишем интернационализмов и иностранных слов, изучил самые различные вопросы морфологии, прежде всего словообразование, впервые затронул проблему славянского влияния на фонетику идиша (палатализация, шипящие, беглые гласные). Статья Й. Иоффе - результат десятилетней работы. Именно в ней были намечены основные аспекты проблемы, направления, которые в дальнейшем разрабатывались учеными.

Вслед за Й. Иоффе попытку исследовать славянское влияние в идише в лексике и морфологии предпринял лингвист А. Ландау [11]. Проанализировав еврейские глаголы, он разделил их на четыре группы. К первой группе Ландау отнес глаголы типа  (зацепить), ко второй - славянские глаголы с германскими префиксами. Среди глаголов второй группы различаются глаголы с префиксом far-: farplonten,  zix (путать, сбивать, заблудиться) и глаголы с префиксом ojs-: ojsštexeven (выменять). К третьей группе относятся глаголы с германской основой и славянским префиксом: dogejn (дойти), а к четвертой - германские глаголы с германскими префиксами, но представляющие собой кальки с каких-либо славянских языков: ojslernen (выучить).

Хотелось бы напомнить ситуацию 1910 - 1920-х годов в среде исследователей идиша. Это период острой полемики относительно статуса славянского компонента еврейского языка. Пуристы, например X. Житловский [23], считали, что славянские слова должны быть "изъяты" из идиша, ибо они грубы и классики еврейской литературы, И. -Л. Перец, например, никогда бы не употребили слова prost (просто), но сказали бы ajnfax (германизм) или pošet (гебраизм). Идишисты, выступавшие в защиту славянского компонента, настаивали на том, что он является вполне естественным для еврейского языка. Советские ученые в этом вопросе противопоставляли себя западным, в том числе и пуристам, олицетворявшим для них не просто буржуазную науку, но науку, которая активно борется против Советского Союза, против пролетарской культуры, против "советского" идиша (с его значительным количеством явных русизмов в лексике, сокращений, построенных по образцу русского языка) как составляющей этой культуры.

Академические исследования в области иудаики велись в нескольких научных центрах в Москве, Минске и Киеве. В Киеве и Минске были созданы институты еврейской пролетарской культуры, впоследствии реорганизованные в секцию Института национальных меньшинств Академии наук Белоруссии и Кабинет по изучению советской еврейской литературы языка и культуры в Киеве. Среди ученых, которые занимались проблемой славянского слоя в идише, стоит отметить М. Гитлица и М. Шульмана. М. Гитлиц является автором нескольких фундаментальных работ о славянском влиянии в идише. Большой научный ин-

стр. 80

терес представляет его кандидатская диссертация [8], в которой он исследовал славянское влияние в идише в области лексики и отчасти в морфологии. В качестве материала М. Гитлиц использовал респонсы, пинкосы (еврейские цеховые книги, деловые письма, актовые и протокольные книги), а также труды еврейских просветителей - маскилим (Маркузе, Лефина, Вольфзона и др.). М. Гитлицу также принадлежит оценка ситуации с изучением славянского элемента в идише; он отмечал, что хотя в последнее время и появились работы по этому вопросу, но они носят "почти исключительно формально-описательный характер без исторического подхода и без всякой связи с развитием языка в целом" [8. С. 1]. Гитлиц первым предпринял попытку создания системного подхода в описании славянского влияния в идише и оценку его роли в процессе становления языка в целом. Он использовал большой лексический и словообразовательный материал, заложил методологические основы для будущих исследователей.

Среди работ других советских ученых довоенных лет можно назвать статьи, посвященные славизмам в творчестве Менделе Мойхер Сфорима и Шолом-Алейхема, а также украинско- и белорусско-еврейским взаимовлияниям [12; 13; 14].

После Второй мировой войны появилось несколько работ по исследованию фонологии идиша и славянскому влиянию в фонетике таких исследователей, как Р. Якобсон, Дж. Братковски [24]. Р. Якобсон сделал вывод о том, что система фонем идиша обязана своему восточному лингвистическому окружению целым рядом "важных странностей": 1) появляются мягкие согласные - I'alke, I'ulke, goten'u, mot 'e; 2) оппозиция сильные-слабые согласные меняется на оппозицию звонкие-глухие; 3) диалектная утрата начального [h] или наоборот; 4) появление в диалектах гортанного звука в качестве звонкой пары глухому щелевому [х]; 5) появление в некоторых диалектах r в таком же качестве; 6) появление новых шипящих фонем, аффрикаты  и звонкого щелевого  [š] (пары) - aš,  zumen, šušken; 7) совпадение в диалектах всех шипящих и свистящих согласных или же смешение обеих групп - šušken/susken; 8) диалектная разница между [i] и [y] - zin/zyn; 9) диалектная утрата оппозиции по краткости и долготе [17. С. 82 - 83].

В области морфологии большинство работ посвящено глаголу. О славянском влиянии на еврейский глагол писали такие исследователи, как И. Шиппер [25], Л. Талми [26], Э. Станкевич [20] и П. Веклер [27]. Это, в основном, работы, касающиеся глагольных суффиксов и глагольной префиксации.

Лексикологии и этимологии различных слов еврейского и славянского происхождения посвящены работы многих ученых разных лет. Безусловно, интересна работа Л. Винера, напечатанная в 1893 г. в "American Journal of Philology" [3] и опубликованная в русском переводе в "Живой старине" двумя годами позже [4]. В этой работе Винер проанализировал материал нескольких лексикографических источников - "Словарь белорусского наречия" И. И. Носовича (СПб., 1870), "Малоруско-Німецький Словар" Е. Желеховского и С. Недільского (Львів, 1886), "Srownik  Polskiego" M.C. Линде (Lwów, 1854 - 1860), "Толковый словарь живого великорусского языка" В. Даля (СПб.; М., 1880 - 1882, изд. 2-е) - и составил небольшой словарь еврейских слов в "русских" наречиях. Словарь насчитывает 41 статью, изобилует примерами из различных диалектов.

Определенный вклад в изучение истории идиша и славянского влияния на него внес современный израильский ученый П. Векслер. Работой, в значительной мере подводящей итоги его деятельности в области лингвистики, стала монография "Идиш - 15 славянский язык", опубликованная в 1991 г. [22].

стр. 81

Основная идея монографии состоит в следующем. Огромный вклад в развитие и формирование славянского характера идиша внесли лужицкий и полабский. Именно лужицкий (Векслер называет его "еврейско-сорбский") язык является причиной огромного количества славянской лексики в идише. Согласно его теории, этот язык объясняет многие спорные вопросы истории идиша, например особенности его диалектного разделения, и мог бы пролить свет на некоторые моменты славянской лингвистической истории.

П. Векслер предполагает, что евреи в землях Чехии, Белоруссии и Украины развивали варианты местных языков до прихода евреев из Германии, говорящих на идише, в XII-XIII вв. Ученые, которые исследовали и исследуют лингвистическое поведение славян и евреев, проживавших на смежных территориях до наплыва говорящих на идише, так и не смогли прийти к единому мнению. Векслер считает, что многие ученые совершенно игнорируют влияние византийской культуры и христианства в IX-X вв. в Моравии и Богемии. Также нельзя упускать из виду возможность еврейско-славянского языкового союза в различные исторические периоды. Именно это могло бы объяснить значительный славянский компонент в идише.

В другой своей работе, посвященной исследованию роли языка идиш в славянской лингвистической истории [28], П. Векслер обращает внимание на то, что евреи продвигались по Европе на протяжении длительного периода времени, вступая в контакт со славяноговорящими общинами. Евреи впервые повстречали славян на Балканах и Крымском полуострове не ранее VI-VII столетия. Евреи, пришедшие в Европу, в большинстве своем говорили на еврейско-греческом с элементами еврейско-арамейского, но в эллинистической европейской диаспоре еврейско-греческий уступал место еврейско-латинскому и иным еврейско-романским ответвлениям (испанскому, каталанскому, провансальскому, итальянскому), идишу и еврейско-славянскому.

Важность еврейско-славянских языковых контактов также подтверждается событиями на украинских землях, где в VIII-XVII вв. использовалось не менее девяти еврейских языков: еврейско-греческий, еврейско-хазарский, карайтэ, язык крымчаков, восточный еврейско-славянский, идиш, еврейско-испанский, возможно, разговорный еврейско-арамейский и, безусловно, письменный иврит. Взглянув на географию и хронологический размах, можно ожидать, что еврейские языки оказали влияние на формирование местных славянских языков. В тот момент, когда немецкие и славянские диалекты оказались в один хронологический период на одной территории, славянское влияние на многочисленные германские диалекты оказалось намного меньше, чем на идиш. На самом деле, еврейские языки не одинаково подвергались славянскому обогащению. Если сравнить славянский компонент в западных диалектах идиша (идиш, на котором говорят в Австрии, Швейцарии, Эльзасе и Голландии) с немецкими диалектами, мы обнаружим, что многие славизмы западного идиша не отмечены в германских диалектах, а те, что появляются в обоих, относятся к более раннему периоду в истории развития языка идиш, чем в немецком. Объяснением этого явления могут послужить два факта: а) территория Германии, где использовались славянские языки, была исторически более масштабная, чем мы представляем ее в наше время; б) евреи (а не немцы) из славянизированных частей Германии мигрировали на неславянские земли западной Германии. Также возможно, что сравнительно более высокая восприимчивость к славянизации германских евреев обусловлена поглощением ими маленькой, но культурно

стр. 82

значимой западной славяноговорящей еврейской общины лужицких и южнополабских земель в X-XIII столетиях.

Работа Векслера вызвали неоднозначную реакцию в научном мире. Э. Станкевич в своей рецензии на монографию Векслера [29] пишет, что автор имеет крайне незначительное количество исторических записей того периода, который он исследует. Оппоненты Векслера полагают, что он заблуждается, предпочитая верхний лужицкий чешскому в качестве источника славянизмов-реликтов, таких, как trejbern "удалять жилы мяса, чтобы сделать его кашерным", proven "справлять, праздновать" в идише. Эти слова встречаются в кнаанейских текстах, т.е. текстах, написанных языком евреев, проживавших на славянских землях. Исторические и лингвистические материалы о восточноевропейском еврействе, которыми мы располагаем, проясняют, что евреи из Явана (Византии) двинулись на славянские территории не ранее IX-X вв. Они впитали язык, который на самом деле можно обозначить как "еврейский общеславянский". Это можно утверждать на основе глосс XI-XIII столетий, встречающихся в комментариях к Пятикнижию и Талмуду еврейского ученого и философа Раши. На этом же основании можно предположить существование западного и восточного кнаанейского, с доминирующим старочешским компонентом и инославянскими окончаниями. Недостаток поздних кнаанейских текстов указывает на то, что этот язык перестал существовать к XIV-XV вв., когда на его место пришел язык евреев, проживавших на германских землях, - ашкеназ (вероятно, не только в результате массового наплыва германских евреев, но также из-за всеобщей германизации богемских городов). Кнаанейский язык богемских евреев не исчез бесследно, многие слова нашли свое место в идише, и, более того, они характеризуются фонетическими чертами старочешского (конечная x в nebex, ej в prejdik, la в zlate). Никто до Векслера не приписывал происхождение этого компонента не только чешскому, но и любому другому славянскому языку. Недостаток исторических записей, минимальные фонологические различия между средневековыми славянскими языками и способность идиша интегрировать эти элементы из различных славянских источников не позволяют идентифицировать славянские элементы идиша с отдельно взятым языком. Векслер не приводит ни исторических, ни социолингвистических аргументов, чтобы оправдать свое заявление, что так называемый еврейско-сорбский был основным языком восточноевропейского еврейства.

Аргумент, что славянские элементы в идише представляют лингвистический субстрат, потеряет силу, если мы вспомним, что большинство из них встречается в местных языках. Они являются адстратом для евреев, говорящих на идиш, и источником постоянного обновления. Согласно Векслеру, наука до сих пор не нашла причин уникального положения ивритского компонента. По его мнению, гебраизация идиша находит объяснение в том, что говорящие на еврейско-сорбском пытались защитить свой язык от немецкого. Станкевич отрицает данное положение, подчеркивая, что во время, когда германизация таких западнославянских языков, как полабский и серболужицкий стала угрожать еврейской национальной самоидентификации, они предпочитали переходить на lošn kojdeš, святой язык, т.е. древнееврейский, тем более что обладателями последнего - немецкие евреи были представителями того же вероисповедания.

Комментируя статью Векслера, П. Глассер утверждает, что она имеет некоторое количество неоднозначных черт [30]. Векслер представляет свою теорию так, как будто бы она уже была доказана. Опровергая теорию Векслера, Глассер приводит следующие доводы. Слово kaše на идише означает "каша", а в сорбском - "канализа-

стр. 83

ционная вода". Зато в чешском, словацком, польском, украинском и русском языках значение этого слова либо "каша", либо нечто, имеющее к этому отношение (крупа, однородная масса). Следовательно, верхнелужицкий является менее вероятным источником, чем, например, русский. Слово trejbern на идише означает "удалять жилы мяса, чтобы сделать его кашерным". Верхнелужицкое trejbic значит "очищать землю для возделывания". В чешском есть слово tribit "чистить перья, просеивать", что гораздо ближе по значению к trejbern. Более того, утверждение о том, что германо-язычные евреи были незнакомы с понятием trejbern ранее и поэтому были вынуждены позаимствовать название для него из верхнелужицкого, не обязательно истинно. Факт заимствования термина не означает, что понятие было неизвестным прежде.

В заключение рецензии П. Глассер пишет: "Если даже Векслер продемонстрировал, что некоторое количество слов в идише перешло из верхнелужицкого ipjate, xrejn, zejde), то все равно ему не удалось доказать, что идиш произошел из этого языка" [30. P. 220].

Стоит отметить, что провозвестником идей Векслера в этом вопросе явился российский исследователь А. Гаркави [2], полагавший, что евреи Польши и Руси с древних времен говорили на некоем славянском наречии и продолжали употреблять это или эти наречия вплоть до XVI - первой половины XVII в. Известный еврейский историк С. Дубнов считал, что подобные работы искажают историческую перспективу, противоречат документальному материалу [6].

К сожалению, мы не обладаем никакими достоверными свидетельствами раннего периода развития языка и можем полагаться только на данные сравнительного языкознания. Тем не менее, лингвисты располагают значительным материалом в виде источников, относящихся к более позднему и современному периодам. Учеными уже привлекались для анализа такие памятники, как пинкосы, респонсы, цеховые книги, деловые письма, актовые и протокольные книги, словари польского, белорусского, украинского и русского языков, пресса, современная исследователю, данные, полученные в результате этнолингвистических экспедиций, произведения художественной литературы, поэтические и прозаические. Представляется перспективным изучение этнолингвистического материала, полученного в ходе экспедиционных исследований 2003 - 2008 гг. на Украине (Подолия и Буковина). В этом регионе в некоторой степени сохранилась живая традиция идиша и пока еще есть возможность зафиксировать этнолингвистические данные в области лексики, фразеологии, паремиологии и др.

Лингвистические вопросы, связанные с изучением славянского влияния в идише не могут быть решены силами одной лишь иудаики. Необходимо также привлекать научные средства славистики, германистики, семитологии.

Изучение славяно-еврейских языковых контактов способно обогатить как славистику, так и иудаику, объяснить многие моменты в лингвистической истории соседствующих языков, проблемы лингвистического взаимовлияния, отразившиеся в лексике, связанной с обрядами и бытом, как славянских народов, так и евреев. Данная тема представляет интерес для исследователей самых разных направлений и должна занять свое место в лингвистической науке XXI в.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Weinreich M. Di gešixte fun der jidišer šprax. New York, 1973. Vol. 2.

2. Гаркави А. Об языке евреев, живших в древнее время на Руси и о славянских словах, встречаемых у еврейских писателей // Труды Восточного Отдела Императорского Русского Археологического Общества. СПб., 1865.

стр. 84

3. Wiener L. On the Judaeo-German Spoken by Russian Jews // American Journal of Philology. 1893. N 14.

4. Винер Л. Еврейско-немецкие слова в русских наречиях // Живая старина. 1895. Вып. 1. Отдел 2.

5. Taviov I.H. Ha-yesodot ha-slaviim  // Ha-šiloah. 1904. Vol. XXX. N 2.

6. Дубнов С. М. Разговорный язык и народная литература польско-литовских евреев в XVI и первой половине XVII в. // Еврейская старина. 1909. Вып. 1.

7. Weinreich M. Le Yiddish comme objet de la linguistique generale. Vilno, 1937.

8. Гитлиц М. М. Проблема славянского слоя в языке идиш. Л., 1935.

9. Gutmans Т. Cum gojrl fun pojlisn rz in yidis // Yidise filologie. Warszawa, 1926. N 4 - 6.

10. Joffe J.A. The Slavic Element in Yiddish // Pinkes fun Amopteyl fun Yivo. New York, 1927 - 1928.

11. Landau A. The Slavic Elements and Influences in Yiddish // Filologisse sriftn in jidis. Wilno, 1928. N2; 1929. N3.

12. Kvitni M. Slavicisms in Mendele's Works // Di yidiše šprax. Kiev, 1927. N 7.

13. Šulman M. Slavizmen in der leksik fun jidiš //Am spraxfront. Kiev, 1938. N 2.

14. Šklyar H. Yiddish-Byelorussian Linguistic Parallels // Lingvistiše zamlung. Minsk, 1933. N 1.

15. Weinreic M. Yiddish, Knaanic, Slavic: the Basic Relationship // For Roman Jacobson. The Hague, 1956.

16. Weinreich U. Yiddish Blend with a Slavic Element // Word. 1955. N11.

17. Jacobson R. The Yiddish Sound Structure in Its Slavic Environment // Yidise sprakh, YIVO. New York, 1953. Vol. 13. (репринт: YudaA. Yofebukh YIVO. New York, 1958).

18. Blanc H. The Yiddish Language: A Survey of Its Slavic Element. Boston, 1948.

19. Herzog M. Yiddish un the Ukraine: isoglosses and historical inferences // The Field of Yiddish. The Hague, 1969.

20. Stankiewicz E. The Slavic Determinant in Yiddish Morphology // Jews And Slavs. Jerusalem; St. Petersburg, 1993. Vol. 1.

21. Geller E. Jidysz-jezykzydowpolskich. Warszawa, 1994.

22. Wexler P. Yiddish - the Fifteenth Slavic Language // International Journal of the Sociology of Language. 1991. Vol. 91.

23. Zitlovski X. Dos yidiše folk un dos yidise šprax // Fraynd. СПб., 1904.

24. Bratkowski J. Dialectological Studies of Slavic Influence in Yiddish. New York, 1975.

25. Shipper I. Romanise un slavise haspoes, Slavise sufiksen // Yidise filologie. Vilno, 1924. N 4 - 6.

26. Talmy L. Borrowing Semantic Space: Yiddish Verb Prefixes between Germanic and Slavic // Proceedings of the Annual Meeting of the Berkeley Linguistic Society. Berkeley, 1982.

27. Wexler P. Slavic Influences in the Grammatical Functions of the Three Yiddish Verbal Prefixes // Linguistics. The Hague, 1964. N 7.

28. Wexler P. The Role of Yiddish in Recovery of Slavic Linguistic History // Welt der Slaven. Munich, 1985. N 30.

29. Stankiewicz E. Comment on P. Wexler's "Yiddish - the 15th Slavic Language" // International Journal of the Sociology of Language. 1991. Vol. 91.

30. Glasser P. Comment on P. Wexler's "Yiddish - the 15th Slavic Language" // International Journal of the Sociology. 1991. Vol. 91.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/К-ПРОБЛЕМЕ-СЛАВЯНО-ЕВРЕЙСКИХ-ЯЗЫКОВЫХ-КОНТАКТОВ-В-СЛАВИСТИКЕ-И-ИУДАИКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Ю. СОРОКИНА, К ПРОБЛЕМЕ СЛАВЯНО-ЕВРЕЙСКИХ ЯЗЫКОВЫХ КОНТАКТОВ В СЛАВИСТИКЕ И ИУДАИКЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 02.07.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/К-ПРОБЛЕМЕ-СЛАВЯНО-ЕВРЕЙСКИХ-ЯЗЫКОВЫХ-КОНТАКТОВ-В-СЛАВИСТИКЕ-И-ИУДАИКЕ (date of access: 13.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Ю. СОРОКИНА:

А. Ю. СОРОКИНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
39 views rating
02.07.2022 (42 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БОГЕМСКИЙ ВОПРОС НА РУБЕЖЕ 1870-1880-х ГОДОВ: ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Catalog: История 
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
ВСПОМИНАЯ ДОМОКОША КОШАРИ (к 100-летию со дня рождения историка)
Catalog: История 
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
Алексей Иванов о игровых автоматах в онлайн казино Беларуси
Catalog: Лайфстайл 
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
К ИСТОРИИ КОРОНАЦИИ НИКОЛАЯ I В ВАРШАВЕ (1829 год)
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
АДОЛЬФ ПАТЕРА (1836-1912). К ВОПРОСУ О РУССКО-ЧЕШСКИХ НАУЧНЫХ СВЯЗЯХ. К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕШСКОГО УЧЕНОГО
4 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ЦЕРКОВЬ И СЛАВЯНСКИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ. РОЛЬ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ"
6 days ago · From Беларусь Анлайн
КРИЗИС В ПОЛИТИКЕ НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ И АКТИВИЗАЦИЯ ЮГОСЛАВИИ НА ЕВРОПЕЙСКОЙ АРЕНЕ В СЕРЕДИНЕ 1960-х ГОДОВ
6 days ago · From Беларусь Анлайн
К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕНГЕРСКОГО ИСТОРИКА ДЮЛЫ СЕКФЮ (1883-1955)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
в статье исследуется соотношение таких понятий как самостоятельность воинского начальника и обязанность его безоговорочного подчинения старшему воинскому руководителю. Указанную дилемму автор решает в пользу наделения командиров на местах всей полнотой власти и не-допущения без существенной необходимости вторжения в их деятельность должностных лиц вышестоящих органов военного управления. Автор вычленяет правомочие воинского должностного лица на каждом уровне иерархии управления. В силу принципа единоначалия, исходя из иерархичной структуры военной организации у каждого воинского должностного лица существует своя сфера компетенции (подчиненное подразделение или направление деятельности), в которой он обязан принимать решения и воплощать их в жизнь.
6 days ago · From Евгений Глухов
БЫЛ ЛИ ПЕРЕВОДЧИК СИМЕОНОВОЙ ЭПОХИ ПРЕСВИТЕР ГРИГОРИЙ МОНАХОМ?
8 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К ПРОБЛЕМЕ СЛАВЯНО-ЕВРЕЙСКИХ ЯЗЫКОВЫХ КОНТАКТОВ В СЛАВИСТИКЕ И ИУДАИКЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones