Libmonster ID: BY-2507

"Мы двинулись по берегу речки дальше и вскоре наткнулись на Огромное дерево... Приблизились мы к Дереву ярдов на сорок и вдруг почувствовали, что из него кто-то глянул: глянул и уставился, и все смотрит, все смотрит - вроде он фотограф и хочет нас снять и наводит свой аппарат на резкость. Как только мы заметили, что на нас так уставились, мы бросились бежать и помчались налево, но Взгляд не отставал, и мы метнулись направо, но тогда и Взгляд повернулся направо и опять фокусирует, а мы его не видим; только чувствуем - Взгляд, а перед нами - Дерево. Глянули мы еще раз на это Странное Дерево, которое фокусирует., и ну удирать: бросились в лес что есть духу и без оглядки. Но едва мы помчались что есть духу и без оглядки, мы услыхали Голос и на секунду обернулись - нам показалось и послышалось, что 120 человек залезли в пустую цистерну и орут, - а в это время из дерева выдвинулись Руки и показали, чтобы мы сейчас же остановились. Мы поняли сигнал, но сразу отвернулись и помчались прочь, и тогда Голос сказал: "Дальше - ни шагу; Ко мне - бегом!" - и мы снова побежали, но не к Дереву, а в чащу. Но голос загремел и раскатился по лесу и приказал нам остановиться, и мы остановились: мы догадались, что это - Устрашающий Голос" 1 .

Эмос Тутуола

Писать об Эмосе Тутуоле невероятно трудно, практически невозможно. Но не писать и не говорить о нем было бы неправильно и несправедливо. Не будет преувеличением сказать: сегодня это крупная величина мировой литературы. Однажды познакомившись с его произведениями, читатель уже не может найти себе покоя: он постоянно ищет того, кто обсудил бы с ним прочитанное.

О Тутуоле в России написано немного. Причина такого "немногословия" в том, что даже опытнейшие литературоведы-африканисты не находят слов для описания того действа, которое нам представляет Тутутола.

Трудно согласиться со многими из тех комментариев, которыми сопровождались русские переводы книг Тутуолы. Так, например, В. Ивашева в своей книге "Литература стран Западной Африки" писала, что "произведения Тутуолы ... в действительности -сказочные циклы" 2 . Издатели книги Тутуолы "Приключения Симби" прямо называют ее "сказкой" 3 .

То, что ряд сюжетов в книгах Тутуолы схожи с фольклором народа йоруба, отмечали многие литературоведы. Это подтверждает и нигерийский автор данной статьи, кстати, также принадлежащий к народу йоруба. Известный российский литературовед-африканист В. Бейлис писал, что книги Тутуолы "...строятся на заимствованиях из мифологического и сказочного эпоса народа йоруба, образуя переходную стадию между фольклором и литературой" 4 . В. Вавилов также отмечал: "Тутуола впитал сказки йоруба. (Отметим, что одна из самых заметных черт фольклора йоруба - это гротеск, то есть причудливое сочетание фантастического и реального, прекрасного и отталкивающего, когда, например, смерть может стекать на землю каплями, словно ткань, вывешенная на просушку; или бог швыряет камень сегодня - и убивает птицу вчера и т.п.)" 5

Что ж, подмечено верно. Хотя, на наш взгляд, авторы делают неправильные выводы из правильно подмеченного. В. Бейлис прямо заявлял: сравните сказки йоруба, опубликованные на русском языке в книге "Четырнадцать сотен каури", с произведениями Тутуолы - и Вы увидите знакомые сюжеты 6 . Но ведь Тутуола - йоруба! Он - из того мира, где происходили (и происходят до сих пор) те события, о которых народ складывал и складывает мифы и сказки.

Однако внимательный читатель, безусловно, увидит, что произведения Э. Тутуолы - совсем не то, что сказки народа йоруба. Нигерийский публицист А. Аканджи писал: "Тутуола - не просто рассказчик, но поэт-творец, произведения которого незабываемы" 7 . Присоединяемся к мнению нигерийского автора, знающего сказки своего народа (он ведь тоже йоруба) и понимающего Тутуолу все же лучше, чем иностранцы.

Впрочем, сам Тутуола писал: "Я родился в очень бедной семье и начал писать ради денег. Я пересказываю сказки и разные историйки, что слышал в детстве. Но я плохо помню их, часто пе-

стр. 75


ревираю... У меня духи ездят на автомобилях, а призраки говорят по телефону. Что поделаешь, я не умею так рассказывать, как наши старики" 8 .

Казалось бы, все ясно - и что тут обсуждать? Но, на наш взгляд, не все так просто. Тутуола - великий мастер гротеска. Он просто смеется над своими незадачливыми "комментаторами", как и в своих книгах, он играет с читателем. Тутуола вроде бы признает правоту своих оппонентов и ... тут же обезоруживает их. Каждую из новых книг Тутуолы сопровождают хвалебные комментарии, восторженные отклики, превосходные степени. И одновременно рецензенты и критики признаются, что книги Тутуолы не поддаются рациональной оценке, традиционным литературоведческим комментариям. Но, спрашивается, - почему?

Никто до сих пор не объяснил, почему другие авторы, в один ряд с которыми ставят Тутуолу (все они - "пересказчики" фольклора), не стали ТАКИМИ знаменитыми, как он? Почему никто из "пересказчиков" фольклора и народного эпоса не создал хотя бы что-то подобное тутуоловским произведениям? "На Западе посчитали важным, чтобы книги Тутуолы были проинтерпретированы настоящим психоаналитиком. А пока специалисты не брались за это, критики, как могли, по-дилетантски, сами занялись такой интерпретацией" 9 . Не хочется вслед за В. Бейлисом называть уважаемых литературоведов дилетантами, но, к сожалению, они не выдержали весьма сложного экзамена - умения не измерять Иной мир своими мерками. А произведения Тутуолы определенно принадлежат Иному миру.

Тем удивительнее, что биография Э. Тутуолы проста и "элементарна". Сам он писал: "Родился я в городе Абеокута в 1920 году, а когда мне исполнилось семь лет, мой дядя забрал меня от отца и отдал своему другу, в семье которого я стал слугой". Во время второй мировой войны Эмос Тутуола служил в Западно- Африканском воздушном корпусе, а после демобилизации пытался начать свое собственное дело, но не смог из-за отсутствия денег и кого-либо, кто мог бы ему помочь 10 .

Размышляя о творчестве Э. Тутуолы, чехословацкий исследователь Владимир Клима писал: "Даже если фрейдистская интерпретация текстов Тутуолы и будет успешна, все равно она не отвечает на главный вопрос - об источнике его вдохновения. Такие произведения искусства, как книги Тутуолы, не могут быть насильственно включены в совершенно иную систему идей, что особенно часто происходит с выдающимися произведениями литературы" 11 .

К сожалению, все последние годы общественное мнение о произведениях Тутуолы у нас формировали два литературоведа, и далеко не всегда с их "анализом" можно согласиться. Так, В. Вавилов писал, что талант Тутуолы "ограничен", а интерес к его книгам даже среди самих нигерийцев "весьма ограничен" 12 . Эти высказывания вызывают сожаление. По произведениям Эмоса Тутуолы сняты фильмы, поставлено несколько спектаклей, написаны музыкальные произведения и даже опера - это ли не свидетельство широкого общественного признания и большой популярности писателя в своей стране и за ее пределами.

Огромный интерес представляют книги Э. Тутуолы как исторические и этнографические источники. Его произведения буквально переполнены народными пословицами, описанием традиций и историческими свидетельствами. Из его работ мы узнаем о том, что письменность языка йоруба (сейчас она целиком основана на латинской графике) раньше была чрезвычайно оригинальной. Вот что пишет об этом Тутуола:

"...Давным-давно, когда йоруба и слыхом не слыхивали о белых, они использовали особые знаки, вроде нынешних писем. Вот некоторые из них. Если ракушки каури связывали друг с дружкой выпуклой стороной, это означало: "Я хочу тебя видеть". А если в ответ посылали те же два каури и еще длинное перо, то получалось: "Жди меня". Если же ракушки связывали спинками, это имело такой смысл: "Не хочу тебя знать!", а если к ним прикладывали еще одну ракушку, то выходило "Да я тебя тоже!" Но если отправителю присылался в ответ уголек, то его следовало понимать как вопрос: "А почему, собственно, ты не желаешь меня знать?" и проч., и проч., в том же духе" 13 .

В текстах Тутуолы содержится огромный объем информации о традиционной религии йоруба. Так, при описании посещения героем дворца Одудувы (прародителя всех йоруба) можно, например, выделить такой эпизод: боги молятся своим богам. После этого невольно испытываешь желание почитать специальную литературу и побольше узнать об этой религии. Кстати, в наших библиотеках можно найти немало работ на русском языке, посвященных религии йоруба.

Хотя Тутуола писал свои книги на английском языке, практически на каждой странице можно найти новые слова, придуманные автором; по существу, он стал создателем нового лексикона! Между тем, сознательное "изобретение" Тутуолой новых слов многие чванливые англичане, а наряду с ними иные российские критики восприняли как плохое знание Тутуолой английского языка!

Однако тексты "неграмотного" и "плохо знавшего" английский Тутуолы столь изящны, что читать "бегло" просто нельзя - надо насладиться каждым эпизодом, каждой литературной деталью. Прочтите, к примеру, это: "Стены дворца были из живых перелетных птиц, а окна, двери и крыша - из певчих птиц другой породы. Перышки у них были из чистого золота, а лапки и клювы совсем белые... Музыканты, что подыгрывали птицам, походили на бесплотных ангелов, и казалось: тронь их рукой - схватишь пустоту..."

Российскому читателю повезло, что большинство книг Тутуолы, переведены выдающимся литератором Андреем Кистяковским. Неординарность его переводов признана всеми. Между прочим, сам Кистяковский никогда не комментировал Тутуолу - он его просто понимал.

Тексты Тутуолы поражают своей простотой. Они читаются "на одном дыхании", но редкий читатель осилит стостраничную книгу за несколько часов. Для многих прочтение этих ста страниц растягивается на недели (а для российского автора данной статьи чтение растягивалось по-

стр. 76


рой на месяцы!). Легкость текста обманчива. Часто приходится прерывать чтение и думать над тайным смыслом слов автора. Необходимо остановиться, отдышаться...

Разве это просто - соединить трагедию и искрометный юмор, прошлое и настоящее, невероятную точность и полную абстракцию, реальность и фантастику? И все это Тутуола умудряется соединить нередко всего в одной строчке! Впрочем, заметить это можно только, если останавливаешься в чтении на каждой строке.

Отделить реальность от фантазии у Эмоса Тутуолы очень сложно, если вообще это возможно. Его произведения демонстрируют не просто призрачность грани между реальностью и фантазией, а полное отсутствие такой грани, и от этого порой становится не по себе.

Почему практически все произведения Эмоса Тутуолы эмоционально напряжены? Ответить на этот вопрос не просто. Ключ к ответу лежит в следующем: сам вопрос "почему" в принципе неприменим к тому миру, в котором живет и о котором пишет Тутуола. Важная часть этого мира - феномен времени, неизменно присутствующий в книгах Тутуолы. Автор мастерски манипулирует временем: даже прошлое у него - это не возврат назад, а движение вперед. Тутуола рассказывает о событиях точно - до минуты, фиксируя, как и когда они происходят, одновременно пренебрегая целыми годами. Манипулирование временем у Тутуолы не просто изящно, но гармонично и естественно, ибо события в его книгах происходят вне времени и вне пространства.

Некоторые литературные критики называют талант Тутуолы "опасным" 14 . Впрочем, эта часть литературоведов путает причину со следствием. В действительности опасна недооценка реальности, а не талант человека, показавшего нам, если можно так выразиться, реальную реальность. Многим кажется, чю Тутуола производит некие эксперименты с сознанием, психологические, если не психиатрические опыты. На самом деле, как не парадоксально это звучит, Тутуола описывает только то., что произошло с ним в реальности. Но реальность эта часто оказывается фантастической. Согласитесь, практически каждый может назвать один-два эпизода в своей жизни, когда действительность была "на грани фантастики".

Магия текстов Тутуолы в том, что там нет ни одного лишнего слова. Все - квинт-эссенция. Попробуйте сделать "выжимку" из этих текстов - не получится: необходимо все! Магия этих текстов еще и в том, что они абсолютно непредсказуемы. Попробуйте спрогнозировать, чем закончится или как продолжится тот или иной эпизод. Какой бы фантазией вы ни обладали, вы не сможете этого сделать. Каждая строка таит не просто неожиданное, а именно непредсказуемое продолжение. Вот пример. Попробуем проверить?

"...На четвертый вечер односельчане опять собрались перед моим домом. Всем подали пальмового вина, а потом все плясали и веселились. Потом я попросил их замолчать и обратился к ним с такими словами:

- Я очень рад увидеть снова вас всех. Спасибо, что пришли, не ожидал, что сегодня придет столько народу - на девяносто процентов больше, чем пришло вчера. Однако когда я увидал, сколько вас пришло сегодня, я испугался. А знаете чего?"

Продолжите - чего мог испугаться старейшина деревни?..

"...А испугался я вот чего -слишком уж вас много; где, думаю, взять досок на гроб каждому, как придет его смертный час. А потом смекнул, что ведь не каждому нужен гроб. Кого растерзают или пожрут дикие звери, кое-кому предстоит утонуть или сгореть дотла в огне, кого похитят, а сколько еще попадут в колодцы! Всем им гробы ни к чему!" Тут мои слушатели ужасно раздосадовались, начали бить себя ладонями в грудь и утверждать, что они не утонут, не сгорят, не будут похищены злоумышленниками или съедены дикими зверями, а умрут у себя дома и примут обряд захоронения в гробах. Подождав, когда всеобщий шум немного утихнет, я предложил собравшимся понять меня правильно и вспомнить, что никто на земле не знает, как и когда он умрет, а если это кому-нибудь известно, пусть расскажет мне сейчас об обстоятельствах своей будущей смерти. Ответом мне было молчание, которым слушатели хоть уклончиво, но честно подтвердили мою правоту. Потом они немного выпили и сплясали, а затем я начал рассказ о своем четвертом путешествии".

Тутуолу не раз обвиняли в том, что он не обращается в своих произведениях к социальным проблемам, но это не так. Только не всякий может разглядеть социальную направленность его текстов. Социальные проблемы - это все следствие червоточин души, а об этом Тутуолой написано очень много. Правда, опять-таки, нелегко рассмотреть эти черты и черточки людских душ в книгах Тутуолы, но ведь в этом тоже проявляется мастерство автора. Возьмите, например, разговор героя (а это сам автор!) с царицей Алмазного города:

"Царица полюбопытствовала, что мне у них надо.

Я признался, что ищу сокровища, хочу отвезти их в родную деревню. И мне очень радостно оказаться в ее городе: ведь у нее во дворце много алмазов, будет что захватить домой.

Услышала Царица эти слова и разгневалась.

- Удивляюсь, - говорит, - на род людской. Почему вам всегда мало того, что дает всевышний?

- Так уж создан человек, - ответил я".

Известный исследователь культуры йоруба Улли Бейер 15 , сравнивая Тутуолу с другим нигерийским писателем Даниэлем Фагунвой, писал: "Тутуола никогда не морализирует, он никогда не сентиментален. Фагунва же никогда не упускал случая почитать мораль и побудить читателя к совершенствованию" 16 . Конечно же, Тутуола тоже совершенствует своего читателя. Но делает это более изящно, чем кто-либо другой. Прямое морализаторство, несравненно менее эффективно, чем то, что делает Тутуола: он ставит своего читателя в своеобразный тупик, из которого он - читатель - должен выбраться сам, задавая себе множество вопросов.

Чтение произведений Тутуолы способствует расширению эрудиции. Так, чтобы понять многие из его высказываний или приводимые в текстах пословицы йоруба, читателю необходимо где-то разыскать дополни-

стр. 77


тельную информацию о быте и нравах этого африканского народа. Не все смогут оценить и юмор Тутуолы, скажем, когда он приводит пословицу "Вор украл горн. Где он собирается трубить в него? В мире этих белых или на небесах?" Понять это можно только, если знать, что речь идет о горне, в который играют только для царя 17 . Таких примеров можно привести очень много.

Внутренняя духовная сила тутуоловских текстов ярко проявляется, например, в следующих строчках его книги:

- "...Избавлюсь ли я от этих мук? - с тоской спросила Симби свое сердце.

- Конечно, избавишься, - шепнуло сердце.

- А когда же это будет? - промолвила она горестно.

- Очень скоро.

- Что-то не верится.

- Надо верить, - сказало сердце".

Возможно, что Тутуолу нельзя просто читать так, как мы привыкли читать книги: сидя в кресле или лежа в кровати, на ночь. Как не вспомнить, что невероятно сложные стихи всемирно известного сенегальского философа и поэта Леопольда Сенгора необходимо читать под музыку африканских инструментов - коры, африканской флейты, балафона. Сенгор сам указывает в своих текстах, в сопровождении какого музыкального инструмента нужно читать его стихи. Возможно, такой же подход необходим к текстам Тутуолы. Скажем, книгу "Путешествие в город мертвых" (в одном из русских переводов - "Любитель пальмового вина") можно понять, только попробовав пальмовое вино, - и это не шутка! Но Тутуола, в отличие от Сенгора, не дает на этот счет никаких рекомендаций. То ли мы должны догадаться об этом сами, то ли для писателя-йоруба это слишком естественно, что он просто забыл нам это сообщить.

Читая и перечитывая Тутуолу внимательно и долго, обязательно обсуждая его произведения (желательно - с кем-нибудь из йоруба), наконец, начинаешь понимать смысл его фразы из книги "Симби и Сатир Темных Джунглей", которая на языке йоруба звучит так:

"Emi to ba se nkan ti aiye о se ri, yo ri nkan toji ori yi!" - "Кто совершит небывалое, увидит невиданное!"

...Тутуола, действительно, совершил небывалое в мировой литературе. Увидит ли с его помощью российский читатель невиданное? Уверены, что да. Но для этого потребуется некоторое напряжение мысли и духа. Итак, в добрый путь!

-----

1 Из книги Эмоса Тутуолы "Путешествие в город мертвых".

2 Ивашева Л., Литература стран Западной Африки. Проза, М., 1967, с. 171.

3 Тутуола А., Приключения Симби, М., Художественная литература, 1968.

4 Тутуола А., Путешествие в город мертвых, М., Наука, 1973, с. 84 (послесловие В. Бейлиса).

5 Тутуола А., Избранные повести, М., Радуга, 1988, с. 10 (предисловие В. Вавилова).

6 См.: послесловие Бейлиса к книге "Путешествие в город мертвых", с. 86.

7 Black Orpheus, (Ibadan), October 1958, p. 53.

8 См.: Нагибин Ю., Из Нигерийской тетради, // Новый мир, 1970, N 12.

9 Послесловие В. Бейлиса, с.82.

10 Tutuola A., My life and activities, // Tutuola A., The Palm-Wine Drinkard, Grove Press Inc., New York, 1953, p. 129.

11 Klima V., Tutuola's Inspiration, // Czechoslovak Academy of Sciences. Archiv Oriental'ni, [Вып.] 35, 1967, p. 557.

12 Вавилов В. Н., Роль фольклора в становлении нигерийского романа, // Фольклор и литература народов Африки, М. Наука, 1970, с. 346.

13 См., например, "Palm-Wine Drinkard, Opera by Kola Ogunmola".

14 См., например, статью И. Куликова "Опасный дар" ("Независимая газета", 2000, 12 октября). А в статье В. Шпакова "Энцефалограмма Другого", опубликованной в питерской "Смене", автор пишет: "Книга Тутуолы важна как энцефаллограмма Другого мира, который и любопытен, и опасен одновременно".

15 У. Бейер был редактором (совместно с Абиолой Иреле) известнейшего журнала по африканской культуре "Черный Орфей", выходившего в 60-х годах XX века в Ибадане (Нигерия).

16 Beier U., "Fagunwa. A Yoruba novelist", // Black Orpheus, (Ibadan), N 17, June 1965, p. 54.

17 "Black Orpheus", N 4, October 1958, p. 52.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ГОРОД МЕРТВЫХ

Э. ТУТУОЛА

Когда прохожие попричитали и ушли, я встал и пошел по дороге к Смерти. Я отшагал миль тридцать, но никого не встретил и сначала удивился, а потом испугался; я брел по дороге и боялся все больше, а потом вдруг понял, что уже пришел.

Пришел я, значит, к Смерти, но дома ее не было: она работала неподалеку в бататовом огороде. Я поднялся на веранду, увидел барабан и стал в него колотить для приветствия Смерти. Но едва Смерть услышала мой приветственный стук, она заговорила и сказала так: "Кто это стучит там - живой или мертвый?" И я ей ответил: "Стучит живой".

Как только Смерть услышала, что я живой, а не мертвый, она страшно разволновалась и ужасно раздосадовалась и приказала барабану связать меня веревкой. И вот я почувствовал, что я уже связан, да так крепко-накрепко, что не могу продохнуть.

Понял я, что связан и не могу продохнуть, и скомандовал бататам потолще связать саму Смерть, а бататам потоньше я посоветовал ее сечь. Как только я им это приказал и посоветовал, бататовые стебли взялись за работу - которые потолще, те всю ее повязали, а которые потоньше, - стали ее сечь: они ее секли, и секли, и секли. Смерть заметила, что ее секут, и секут, и секут, и скомандовала барабану поскорей меня развязать, и вот я почувствовал, что могу продохнуть, и отсоветовал стеблям потоньше ее сечь, а стеблям потолще приказал ее развязать, и Смерть вошла в дом, потом вышла на веранду, встретила меня у порога и пригласила в гости. Немного погодя, она принесла еду, мы вместе поели и приступили к беседе. И вот мы стали беседовать и поговорили так: Смерть спросила, откуда я пришел, и я ответил, что из недалекого города; тогда Смерть спросила, зачем я пришел, и я ответил, что много о ней слыхи-

стр. 78


вал, и мне очень захотелось познакомиться с ней лично; а Смерть сказала, что убивает людей.

Смерть показала мне свой дом и огород, и показала скелетные кости людей, и показала мне много кой-чего еще, и я заметил, что у плиты вместо дров лежат кости, а стаканы, тарелки и разные прочие миски сделаны из человеческих скелетных костей.

Никто из людей рядом со Смертью не селился, даже дикие звери обходили ее дом, а птицы не подлетали к ее огороду, - и вот она вела уединенную жизнь, и все комнаты в ее доме стояли пустые.

Когда пришла ночь, и я захотел лечь спать, Смерть дала мне широкое черное покрывало и отвела в отдельную громадную комнату, но кровать в этой комнате была из костей, и мне стало страшно на нее смотреть, а спать тем более, да и не собирался я в ней спать, потому что знаю я эти смертные штуки.

И вот на кровати я спать испугался и залез под кровать, но и там я не спал: меня пугали человеческие скелетные кости, я лежал и боялся, но из-под кровати не вылезал. Когда время подошло к двум часам пополуночи, я понял, что начинается смертная штука: в комнату осторожно пробралась Смерть, и в руках она держала тяжеленную дубину. Смерть подкралась к кровати, под которой я лежал, да как стукнет по кровати изо всех своих сил, а потом еще три раза как саданет, как ахнет - и тихохонько, на цыпочках, стала уходить: она думала, что я спал на этой кровати, а еще она думала, что убила меня насмерть.

Наутро я нарочно поднялся первый, в 6.00, и отправился к Смерти, но когда она увидела, кто ее будит, ей сделалось так страшно, что она тут же вскочила и даже не пожелала мне доброго утра.

И вот подступила следующая ночь, я снова залез под костяную кровать, но никаких штук в этот раз уже не было, и в два часа ночи я вылез из-под кровати, вышел на дорогу, прошел четверть мили, остановился и вырыл Ловчую Яму, чтобы она (Смерть) могла в нее провалиться. После этого я аккуратно прикрыл Яму сеткой, вернулся в дом и залез под кровать, и, пока я проделывал штуку для Смерти, она спокойно спала и ни о чем не узнала.

Утром я поднялся по-обычному, в шесть, и, как у нас повелось, отправился к Смерти; я разбудил ее и сказал, что мне пора уходить, и пусть бы она меня немного проводила; и вот Смерть встала, и мы пошли по дороге, но, когда мы добрались до Ловчей Ямы, я сказал, что устал, и сел у дороги, а Смерть захотела понежиться в пыли, легла на дорогу и провалилась в Яму. Я вскочил, мигом закатал ее в сеть, положил сверток на голову и двинулся к городу.

Я нес Смерть на голове, а она дрыгалась и дергалась и пыталась вырваться или убить меня до смерти, но я ей ничего такого не позволил, добрался до города и пошел к старику, который просил, чтобы я принес ему Смерть. Он сидел в своем доме, и я его окликнул и сказал, что принес ему Смерть, как договорено. Старик услыхал, что я доставил ему Смерть, выглянул из окна и страшно ужаснулся: он закричал, чтобы я немедленно волок ее обратно, а сам стал запирать все окна и двери, но, прежде чем он успел со всех сторон запереться, я швырнул ему Смерть под самую дверь - сетка порвалась на миллион кусков, а Смерть вскочила и стала озираться.

Старик и его жена повыпрыгнули из окон, а все люди в городе повыскочили из домов, и помчались кто куда, и исчезли из виду. (Старик думал, что Смерть убьет меня насмерть - ведь от нее никто не уходил живым, -но я-то знал эти смертные штуки.)

Я вытащил Смерть из ее собственного дома, и у нее не стало постоянного жилья, и теперь она бродит и скитается по свету, и мы о ней слышим то здесь, то там.

Вот как я доставил Смерть старику, который хотел, чтобы я ее принес, прежде чем он расскажет про упокойного винаря.

Но старик не смог рассказать про винаря, хотя и говорил, что обязательно расскажет, как только я принесу в его дом Смерть; он не успел исполнить своего обещания, потому что ему пришлось спасаться от Смерти. И я ушел, ничего не узнав.

Я скитался четыре месяца и опять пришел в город, небольшой, но с огромным и знаменитым базаром. Как только я добрался до этого города, я отправился к главному в городе старейшине, и он тут же приветливо пригласил меня в дом и приказал накормить меня и вволю напоить. Я поел и выпил пальмового вина - я много его выпил, но потом выпил еще, а потом я выпил его вместо воды, как если бы я нашел упокойного винаря.

Когда я поел и в удовольствие выпил, хозяин спросил меня, кто я такой. "Отец Богов Всенасветемогущий", - сказал я в ответ, и он ослаб от страха. Немного погодя, он пришел в свои силы и тихо спросил, чего я хочу. Я объяснил ему, что хочу найти винаря, который умер, свалившись с пальмы, и поэтому скитаюсь по лесам да чащобам. А хозяин сказал, что он мне поможет.

Старейшина сказал, что обязательно мне поможет, как только я отыщу его пропавшую дочь, которую утащил Зловредный Зверь.

Он сказал, что, раз я Всенасветемогущий, мне ничего не стоит отыскать его дочь, а потом, когда я приведу ему дочь, то он объяснит мне, где искать винаря, я и винаря своего легко найду. Раз уж я такой Всенасветемогущий.

Мне очень хотелось найти винаря, но где дочь моего хозяина, того я не знал.

Я решил было отказаться и не искать его дочь, которая ушла неизвестно куда, но вспомнил про свое всенасветемогущество, и мне стало совестно, и я согласился. И вот, значит, в том городе был знаменитый базар, и каждые пять дней туда сходились все люди, которые жили в окрестных селениях, и Дремучие Духи из ближайших чащоб, и Зловредные Звери неизвестно откуда. В четыре часа базар закрывался, и все расходились -кому куда надо: люди уходили в окрестные селения. Дремучие Духи - в ближайшие чащобы, а Зловредные Звери - неизвестно куда. Дочка старейшины продавала всякую мелочь, и незадолго до того, как ее увели с базара, ей было назначено выйти замуж, и отец разрешил ей выбрать мужа самой, но она никого не хотела выбирать, и тогда он отыскал хорошего человека, а она отказалась на него смотреть. И отец оставил ее в покое.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Культура-литература-искусство-САМЫЙ-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ-РЕАЛИСТ-ТВОРЧЕСТВО-НИГЕРИЙСКОГО-ПИСАТЕЛЯ-ЭМОСА-ТУТУОЛЫ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. МЕЗЯЕВ, Максвелл БОЛАДЖИ (Нигерия), Культура, литература, искусство. САМЫЙ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИСТ. ТВОРЧЕСТВО НИГЕРИЙСКОГО ПИСАТЕЛЯ ЭМОСА ТУТУОЛЫ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 11.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Культура-литература-искусство-САМЫЙ-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ-РЕАЛИСТ-ТВОРЧЕСТВО-НИГЕРИЙСКОГО-ПИСАТЕЛЯ-ЭМОСА-ТУТУОЛЫ (date of access: 23.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. МЕЗЯЕВ, Максвелл БОЛАДЖИ (Нигерия):

А. МЕЗЯЕВ, Максвелл БОЛАДЖИ (Нигерия) → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
В ПОИСКАХ СЕРОВОДОРОДНОГО ПОЯСА. Нехватка кислорода (гипоксия) в загрязненных водоемах тревожит население всех промышленно развитых стран планеты. Но насколько она угрожает всему Мировому океану?
10 hours ago · From Елена Федорова
Проблемы разведки и добычи углеводородов в странах АСЕАН
11 hours ago · From Елена Федорова
А. А. ГРОМЫКО: ЭПИЗОДЫ
Yesterday · From Елена Федорова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЮВА В СЕРЕДИНЕ 1960-х гг. И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ АСЕАН
Yesterday · From Елена Федорова
Фруктоеды и цветочницы. КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
Yesterday · From Елена Федорова
Обстановка в Южно-Китайском море и спор вокруг архипелага Наньша: историческая ретроспектива и актуальные соображения
Yesterday · From Елена Федорова
ДРЕВНИЕ КУЛЬТУРЫ ФИЛИППИНСКОГО АРХИПЕЛАГА: КЛЮЧЕВЫЕ СЮЖЕТЫ И ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЙ
Yesterday · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Культура, литература, искусство. САМЫЙ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИСТ. ТВОРЧЕСТВО НИГЕРИЙСКОГО ПИСАТЕЛЯ ЭМОСА ТУТУОЛЫ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android