Libmonster ID: BY-1124

Под понятием "кожевенный рынок" ниже подразумевается торговля кожевенным сырьем, служащим исходным материалом для выделки "голых" (без сохранения волосяного покрова) кож, кожевенными полуфабрикатами (выделанными кожами) и изделиями из них.

Кожевенные товары, вследствие обширных сырьевых ресурсов и постоянной потребности в них со стороны отечественных промышленников, заграничных фирм, армии и населения с давних пор являлись важными предметами российской внутренней и внешней торговли. Отечественный кожевенный рынок через систему общегосударственных ярмарок, губернских и уездных торгов охватывал всю страну. Одним из звеньев этой системы в XIX - начале XX в. являлась Нижегородская ярмарка, проходившая ежегодно с 15 июля до 25 августа.

С первых лет существования ярмарки торговля кожевенными товарами велась в Сырейном, Козловом, Сапожном, Черевичном, Рукавичном общем, в Мурашкинском рукавичном, Богородских рукавичном и шорно-сыромятном, Московском и Ярославском шорных, Арзамасском, Мурашкинском, Богородском, Городецком, Катунском, Спасском (Тубанаевском) кожевенных и Татарском общем рядах. Часть таких товаров сбывалась непосредственно с пришвартованных к пристаням судов1.

Сведения, содержащиеся в дошедших до нас ежегодных отчетах о торговле на Нижегородской ярмарке, дают возможность говорить о разнообразии всех видов кожевенных товаров. В первой половине XIX в. торговцы сырьем предлагали здесь до 13 сортов невыделанных кож. Из них в количественном отношении самые крупные партии приходились на дешевые русские и степные овчины, в собственно кожевенном производстве используемые в основном для изготовления рукавиц. Их доставляли из центральных и поволжских губерний, Калмыкии и степей Казахстана (через Оренбург). Кроме того, овчины на рукавицы, наряду с мерлушками (шкурами ягнят) для шубного производства в Нижний Новгород привозили купцы из Персии и Бухары. Шкуры лошадей, быков, коров, телят для изготовления обуви и других изделий заготавливались в самой Нижегородской губернии, а в большей степени поступали из Казани и Самары, куда они доставлялись с территории Среднего и Нижнего Поволжья, Пермской губернии и Сибири.

В большом количестве сырье на ярмарке скупалось государственными подрядчиками в казну для выполнения заказов на изготовление вещей для армии, а также московскими купцами для продажи в Западную Европу. Первоначально сырые кожи крупных животных продавались и в Бухару. Однако ближе к середине XIX в. с ярмарки туда стали отправлять только выделанный товар. Кроме того, крупное и мелкое сырье приобретали владельцы кожевенных заведений Нижегородской и других гу-


Ледров Сергей Михайлович - кандидат исторических наук, главный редактор нижегородской областной газеты "Школа".

стр. 145


берний2. Выделанных кож в продаже на Нижегородской ярмарке в первой половине XIX в. насчитывалось не менее 15 сортов, среди которых выделялись: яловичные (белая, черная и красная юфть), конские, бычьи (подошвенные), телячьи (выростки и опойки), цветные сафьяны из шкур овец и коз, особо мягкие замша и лайка. В большом количестве ими торговали промышленники из Нижегородской губернии, Москвы и Казани, а также Владимирской, Вятской, Костромской, Оренбургской, Симбирской губерний. Закупались выделанные кожи преимущественно для российских промышленников и ремесленников. И только красная юфть, которую выделывать в мире нигде, кроме как в России, в то время не умели, поставлялась на экспорт в Западную Европу и Бухару. Причем уже в дореформенный период ярмарочная торговля юфтью осуществлялась по образцам. "Покупающий большие партии берет на ярмарке небольшое количество юфти, уговаривается в цене и в назначенный срок посылает на заводы за товаром, который принимается по сличению с образцами, купленными на Нижегородской ярмарке", - писал в 1846 г. П. И. Мельников3.

Не менее разнообразно на Нижегородской ярмарке были представлены изделия из кожи: экипажи, чемоданы, рукавицы, перчатки, обувь, головные уборы, бумажники, портупеи, тюфяки, подушки, конская упряжь. Вещи для высших сословий привозились из Москвы. Предметы для простого люда - из Казани, Нижегородской, Тверской, Костромской, Ярославской, Владимирской губерний. Расходились они по всей России.

В целом же в первой половине XIX в. на нижегородском кожевенном рынке преобладал привоз выделанных кож, то есть полуфабрикатов. В 1820 г., по неполным данным, различных кожевенных товаров в Нижний Новгород было доставлено на 337 тыс. рублей серебром. Почти 2/3 стоимости их привоза составляли выделанные кожи, 15% - сырье, 22% - шорные изделия, рукавицы и обувь. В 1850-е годы на полуфабрикаты приходилось от 53 до 61% стоимости всех кожевенных товаров. В 1860 г. последних было привезено уже на 3,03 млн. рублей, в т.ч. на 374 тыс. руб. сырых кож, на 1,83 млн. руб. - выделанных и на 823 тыс. руб. готовых изделий4. Тогда через Нижегородскую ярмарку продавалось около 8% кож, выделываемых на предприятиях крупной и мелкой (кустарной) кожевенной промышленности России (по официальной статистике, в 1860 г. общая сумма производства в этой отрасли составляла 22,3 млн. рублей). Однако в общем ярмарочном товарообороте, составившем в 1860 г. 102,7 млн. рублей, на долю кожевенных товаров приходилось лишь 3%. По стоимостной оценке они занимали пятое место среди других групп отечественных товаров, привозимых в Нижний Новгород (после тканей, металла, пушнины и хлеба)5.

Еще в первой половине XIX в. кожевенный рынок на Нижегородской ярмарке был связан с европейскими рынками, деятельность которых оказывала влияние на торговлю в Нижнем Новгороде. В 1835 г. продажа кож на ярмарке не осуществлялась до тех пор, пока не были получены достоверные известия о результатах кожевенных торгов в Италии6.

Улучшение путей сообщения в конце XIX - начале XX в. способствовало расширению прямых связей кожевенных промышленников с источниками сырья и рынками сбыта. Вместе с тем сохранила свое значение и Нижегородская ярмарка, как место встречи заготовителей сырья с его переработчиками и потребителями кожаных изделий. Наиболее динамично на Нижегородской ярмарке в пореформенный период и в начале XX в. развивалась торговля кожевенным сырьем. Ежегодный привоз невыделанных кож на нее рос так: в 1866 г. - 356,7 тыс. штук, в 1899 г. - 2,558 млн. штук, в 1913 г. - 7 млн. штук7. В количественном отношении привоз сырья увеличился в 20, а в денежном - в 40 раз.

В среднем приблизительно половину (по количеству) кожевенного сырья, привозимого в Нижний Новгород в конце XIX - начале XX в., составляли овчины. От 1/4 до 1/3 привоза сырья занимали кожи телят. На шкуры взрослого крупного рогатого скота и лошадей приходилась примерно 1/5 часть привоза. В меньшем количестве привозили шкуры коз, верблюдов и лосей. Как и в первой половине XIX в., на Нижегородскую ярмарку поступало в основном отечественное кожевенное сырье. В виде исключения следует упомянуть о привозе в 1879 г. из Лондона и Гамбурга 150 тыс. штук невыделанных шкур крупных животных, заготовленных в Индии и Африке8.

Рынок кожевенного сырья на Нижегородской ярмарке был тесно связан с Тюменской и Ирбитской ярмарками, а также с сырьевыми рынками Степного края (в Оренбурге, Троицке, Петропавловске, Семипалатинске), которые оказывали влияние на ход торговли невыделанными кожами в Нижнем Новгороде. Объемы привоза сырья на них были также значительными, однако его география была ограничена азиатской частью страны и уступала географии связей Нижегородской ярмарки, на которую сырье поступало со всей России.

стр. 146


Развитию торговли сырыми кожами на Нижегородской ярмарке и превращению последней в крупнейший всероссийский и один из крупных международных рынков сырья способствовало несколько обстоятельств. Важную роль играло удобное географическое положение города у слияния Оки и Волги, благодаря чему доставляемые водою с востока невыделанные кожи "имели в Нижнем свой естественный перевалочный пункт"9, где они перегружались на железнодорожный и гужевой транспорт для отправки непосредственно на отечественные кожевенные заводы, а также к Рижскому и Петербургскому портам - на экспорт. Вместе с тем открытие движения по Сибирской и Ташкентской железным дорогам упростило не только прямые закупки заводчиками сырья в местах его заготовки, но и привело к увеличению поставок сырья из отдаленных районов Сибири, Казахстана и Средней Азии на Нижегородскую ярмарку. Кроме того, в Нижнем Новгороде не существовало столь жестких ограничений относительно мест хранения сырых кож, как это было в Москве.

Превращение Нижнего Новгорода в центр сосредоточения кожевенного сырья со всех регионов Российской империи привлекало сюда не только "внутренних" покупателей, но и крупнейших отечественных экспортеров и представителей иностранных фирм. Нижегородская ярмарка в конце XIX - начале XX в. превратилась в один из главных центров продаж сырых кож за границу, что, в свою очередь, стало дополнительным стимулом увеличения привоза сырых кож в Нижний Новгород.

80% экспортного сырья на ярмарке закупалось для Северной Америки, остальная часть шла в Германию и другие европейские страны. Все это еще сильнее связывало нижегородский кожевенный рынок с положением дел в мировой кожевенной промышленности. В 1908 г. стоимость кожевенного сырья здесь уменьшилась из-за слабого спроса его в США, где разразился экономический кризис10.

В 1913 г., по данным ветеринарного надзора, в период ярмарки в Нижний Новгород было привезено 10,1 млн. штук сырых кож (в это число помимо собственно ярмарочных товаров включены и транзитные грузы, поэтому оно больше приведенных выше данных, собранных методом опроса продавцов). Из них на экспорт было закуплено 3,9 млн. штук - около 40% кожевенного сырья, сосредоточенного в Нижнем Новгороде, в том числе 2/3 опойков, половина шкур жеребят и коз, не менее 40% конских шкур, около трети овчин и верблюжьих шкур и 25% шкур коров и быков. Общая стоимость партий экспортного сырья составляла 9,4 млн. рублей. Всего же в том году из России за границу было вывезено 2,55 млн. пудов невыделанных кож на 36,13 млн. рублей11. Через Нижегородскую ярмарку, по стоимостной оценке, тогда прошло не менее 26% всего экспортного кожевенного сырья.

Остальная часть сырья, доставленного в Нижний Новгород в 1913 г., поступила на российские кожевенные предприятия. Привоз выделанных кож на ярмарку за 1866 - 1892 гг. (соответственно: 1,01 млн. штук на 2,16 млн. руб. и 400 тыс. штук с 74,5 тыс. пудов на 2,22 млн. рублей12) существенно не изменился. За последующие годы имеются только денежные показатели их привоза. В 1913 г. общая стоимость выделанных кож на ярмарке составляла 6,84 млн. рублей. Однако реально рос не столько привоз кож, сколько цены на них. Если на рубеже XIX-XX вв. одна яловичная или одна конская кожа (в зависимости от сортности каждого вида) стоила от 4 до 7 рублей, то перед первой мировой войной - 9 - 12 рублей. Выделанные кожи коров и лошадей преобладали на ярмарке. За ними по значимости числились опойки, выростки, полукожники, подошвенные кожи, сафьяны, лайка и замша. В начале XX в. из Москвы стал поступать хром. Каждый сорт имел несколько разновидностей. В 1905 г. москвичи привезли на ярмарку крупные кожи 17 наименований, а богородские промышленники только черной юфти доставили 17 сортов, а также 2 сорта полувала и еще 6 сортов других кож13.

Закупались выделанные кожи на Нижегородской ярмарке для промышленных заведений Москвы, Петербурга и их губерний, продавались покупателям из Казани, с Дона, Кавказа, Украины. В конце XIX в. продолжались поставки кож в Западную Европу, Персию и Бухару. Однако ввиду быстрого совершенствования технологии кожеобработки в западных странах российская юфть перестала пользоваться большим спросом у заграничных покупателей, поэтому экспорт ее с Нижегородской ярмарки резко сократился.

Заправилами нижегородского кожевенного рынка были крупные московские фирмы. В конце XIX - начале XX в. на их долю приходилась примерно 1/3 всего ярмарочного привоза выделанных кож. Через москвичей связи с ярмаркой поддерживали и кожевенные промышленники Санкт-Петербурга, которые в Нижний Новгород сами ездили редко (наиболее крупный привоз из северной столицы был в 1911 г. - на 700 тыс. руб.). Торгово-посредническая деятельность московских купцов на ярмарке была очень активной. Помимо своих и петербургских товаров они

стр. 147


скупали кожи, привезенные в Нижний Новгород из других мест, и тут же перепродавали их вновь. Так, в 1913 г. выделанной продукции москвичи доставили на 2 млн. рублей, а скупили кож на ярмарке на 3 млн. рублей14.

На втором месте по ярмарочному привозу выделанных кож находились промышленники Нижегородской губернии, хотя в целом их удельный вес в конце XIX - начале XX в. сократился с 40% до 22%. Вызвано это было ростом междуярмарочных закупок кож на местных предприятиях. И особенно на заводах села Богородского - центра кожеобработки всероссийского масштаба, - в окрестностях которого были проложены Московско-Нижегородская и Ромодановская железные дороги. По ним местная продукция направлялась покупателям напрямую, минуя ярмарку. В результате, если в 1895 г. богородчане доставили в Нижний Новгород кож на 1,05 млн. руб., то в 1913 г. привезенная из Богородского продукция оценивалась лишь в 350 тыс. рублей. В начале XX в. в Нижегородской губернии более тесные связи с ярмаркой сохраняли сельские промышленники из Тубанаевки (в 1913 г. на их долю приходилось 12,5% ярмарочного привоза выделанных кож), Катунок и Городца. Эти села располагались на Волге или недалеко от нее, а выхода к железнодорожным магистралям не имели, поэтому доставка товаров осуществлялась по-прежнему по речному пути до Нижнего Новгорода.

Постоянными участниками ярмарки были и вятские промышленники, на чью долю приходилось в среднем 14,5% привозимых кож. В начале XX в. интерес к нижегородскому рынку стали проявлять поставщики подошвенных кож, отличавшихся особым качеством, из Польши и Прибалтики. Если еще в 1900 г. привоз оттуда обозначался как "незначительный", то в 1911 г. он оценивался в 1,6 млн. руб. (18% всего ярмарочного привоза)15. В меньших объемах выделанными кожами в Нижнем Новгороде торговали промышленники из Тобольской и Пермской губерний, городов Казани, Уфы, Сарапула, Ярославля, Шуи. Импортная продукция поступала из Персии (сафьян) и Средней Азии (сыромятные и дубленые бараньи кожи).

Связи с ярмаркой продолжали поддерживать все основные центры отечественной кожевенной промышленности. Здесь формировались цены на выделанные кожи, определялась конъюнктура рынка полуфабрикатов. Однако наибольшую роль в сбыте такой продукции Нижний Новгород играл только для некоторых из ближайших к нему сельских промышленных центров. Кожевенные заводчики с. Богородского и г. Арзамаса сбывали на ярмарке лишь 25% своей продукции. Вятские же промышленники везли в Нижний Новгород не более 20% кож, московские - 10 - 15%. Из Польши - 8 - 10%. Оптовые закупки выделанных кож в России в конце XIX - начале XX в. осуществлялись в основном напрямую в местах их производства. На самой Нижегородской ярмарке в целом сбывалось лишь около 4% такой продукции, наполовину меньше, чем в середине XIX в.: в 1891 г. на всех официально учтенных крупных и мелких кожевенных предприятиях России было выделано кож на 47,24 млн. руб., а на ярмарку в том году их поступило лишь на 1,86 млн. руб.; в 1908 г. соответствующие показатели составляли 109,62 млн. руб. и 4,38 млн. рублей16.

Во второй половине XIX в. Нижегородская ярмарка играла значительную роль в торговле изделиями из кожи. В 1891 г. таких товаров на нее было доставлено на 4,91 млн. рублей, что составляло 17,4% стоимости всех кожаных изделий, изготовленных тогда в России. По ценности и географии привоза в этом сегменте нижегородского кожевенного рынка более всего выделялась обувь. В том же 1891 г. ее было доставлено на 4,52 млн. рублей17.

Обувью в Нижнем Новгороде торговали преимущественно москвичи, поставлявшие около 60% ее привоза. Кроме изделий столичных мастеров московские торговцы скупали обувь, сшитую в с. Кимры Тверской губернии. Обувь на ярмарку также привозили купцы из Арзамаса, Кунгура, Сарапула и Варшавы. Особо учитывалась "азиатская" обувь из Казани для народов Поволжья и Средней Азии, объем торговли которой возрастал: в 1896 г. "азиатской" обуви было привезено на 180 тыс., а в 1913 г. - уже на 700 тыс. рублей. Это объяснялось особым значением Нижегородской ярмарки в торговле с Востоком. Однако развитие прямых коммерческих связей и рост числа магазинов в стране изменили роль Нижегородской ярмарки и в торговле обувью. В 1913 г. ее сюда было доставлено только на 3,1 млн. рублей, а всех вещей из кож - на 4,2 млн. рублей18.

В начале XX в. ярмарка стала прежде всего местом установления цен и рекламы на обувь. Москвичи, закупавшие обувь в местах производства на 10 млн. рублей, везли в Нижний Новгород не более 15% этого объема. Сарапульцы, изготовлявшие обувь на 3 млн. рублей, доставляли на ярмарку всего 1/10 ее часть. И только обувщики из Казани продавали здесь около 30% своего товара. В начале XX в. обуви в России производилось в среднем на 238,8 млн. рублей в год19. В Нижний Новгород привозилось чуть более 1% ее производства.

стр. 148


Следующими по значимости кожаными изделиями на ярмарке были рукавицы. Ими торговали преимущественно предприниматели из двух ведущих центров отечественного рукавичного производства - нижегородских сел Юрина и Богородского, а также из села Шереметева Казанской губернии, городов Казани, Кунгура, Вятки, Кузнецка. Общий количественный привоз этого товара увеличился почти в 14 раз: с 268 тыс. пар в 1866 г. до 3 млн. 670 тыс. пар в 1910 году20. Для сравнения скажем, что в начале XX в. ежегодная продукция всей мелкой шубно-рукавичной промышленности страны (а изготовлением рукавиц занимались преимущественно мелкие предприниматели) оценивалась в 3,7 млн. рублей. Ведущее место в торговле рукавицами на ярмарке заняли юринцы. В 1909 - 1910 гг. они привозили их до 2 млн. пар. Богородские мастера доставляли тогда рукавиц до 750 тыс. пар. В начале 1910-х годов рынок оказался перенасыщен этим товаром. Из-за теплых зим спрос на рукавицы упал, и в 1912 - 1913 гг. весь их ежегодный привоз на ярмарку составлял около 1,5 млн. пар. Стоимость шорных изделий, привозимых на ярмарку в конце XIX - начале XX в., увеличилась со 100 тыс. до 800 тыс. рублей21. Традиционными поставщиками шорно-седельного товара являлись московские и богородские промышленники. Первые привозили предметы для городской упряжи (12 наименований) - в начале XX в. в среднем на 300 - 450 тыс. рублей ежегодно; вторые - упряжь для крестьянских лошадей (14 наименований) - на 200 - 350 тыс. рублей в год.

С совершенствованием товарно-денежных отношений в стране изменялись и формы торговли кожевенными товарами на Нижегородской ярмарке. Помимо наличного расчета все большую популярность приобретал кредит. В начале XX в. в кредит на ярмарке продавалось до 80% выделанных кож, 60% обуви, 80% шорных изделий. Сроки кредита определялись от трех до девяти месяцев22.

Следует отметить и такое широко распространенное в конце XIX - начале XX в. явление, как торговля по образцам. По образцам на Нижегородской ярмарке сбывали не только кожи, но и изделия из них, в частности обувь. В 1911 г. стоимость обуви, привезенной из Кунгура, оценивалась в 25 тыс. рублей, а заказов по образцам торговцы получили на 100 тыс. рублей. Каждую пятую сделку заключали по образцам московские поставщики обуви23.

Сравнение стоимости привоза всех трех видов кожевенных товаров свидетельствует о возрастании роли торговли сырьем. Если в середине XIX в. на ярмарке преобладала торговля выделанными кожами, а доля сырья не превышала 11%, то в 1890-е годы этот показатель увеличился примерно в 4 раза. В начале XX в. нижегородский кожевенный рынок был сырьевым уже наполовину. В 1906 г. стоимость всех ярмарочных кожевенных товаров оценивалась в 12,11 млн. рублей, в том числе сырых кож - в 5,69 млн. руб., в 1913 - соответственно 24,79 млн. руб. и 13,73 млн. рублей.

Показательна также динамика значимости торговли кожевенными товарами в общем товарообороте ярмарки. За вторую половину XIX в. доля их удвоилась. В начале XX в. произошло ее новое удвоение. В 1910 - 1913 гг. средний ярмарочный товарооборот равнялся 190 млн. рублей, из них на кожевенный рынок приходилось 25,89 млн. руб., то есть 13,6%. Кожевенные товары на ярмарке по стоимости привоза занимали уже третье место, уступая лишь текстилю и пушнине.

Последние годы существования дореволюционной Нижегородской ярмарки совпали с периодом первой мировой войны, которая оказала значительное влияние на ход всей ярмарочной торговли и в особенности на кожевенный рынок. Кожи животных в силу своей значимости для изготовления предметов армейского обмундирования и кавалерийских принадлежностей являлись "стратегическим" товаром. Особую активность на кожевенном рынке государство проявляло в периоды осложнения международной обстановки и военных действий. Например, еще в 1877 г. привоз кожевенных товаров на Нижегородскую ярмарку, по сравнению с прошлогодним, сократился на 40%, что явилось следствием больших закупок по казенным подрядам прямо на заводах - шла Русско-турецкая война. То же самое наблюдалось в 1905 г. во время Русско-японской войны24.

На начало первой мировой войны в первую очередь отреагировал сырьевой рынок на ярмарке, в значительной степени ориентированный на торговлю с заграницей (в первую очередь с США и Германией). Сокращение коммерческих связей с Западом вследствие военных действий привело к резкому уменьшению торговых сделок. Если в 1913 г. на экспорт ушло примерно 40% привезенных в Нижний Новгород сырых кож, то в 1914 г. - лишь 4,4%. "Нижегородская ярмарка без заграничных закупок кожевенного сырья - нечто небывалое и странное", - заметил по этому поводу наблюдатель25.

Российская промышленность экспортные сорта сырья выделывала в меньших объемах. В результате чего за годы войны произошло затоваривание: к началу 1917 г.

стр. 149


запасы опойков, 2/3 которых в довоенный период шло на экспорт, в России составляли 13 - 14 млн. штук, в том числе 6 - 7 млн. штук хранилось на складах в Нижнем Новгороде. Опоек был единственным видом кожевенного сырья, имевшимся на ярмарке в избытке. Свободная торговля им для отечественных потребителей продолжалась до осени 1917 года.

Крупное кожевенное сырье в основном стало использоваться на выполнение государственных заказов и закупалось централизованно еще до ярмарки. В результате если общий привоз кожсырья в Нижний Новгород за три первых военных года уменьшился в 3,2 раза, то привоз невыделанных шкур крупного рогатого скота - в 6,7 раза. Но и те небольшие объемы сырья, что доходили до ярмарки, подвергались реквизициям и в свободную торговлю почти не поступали.

В первую мировую войну претерпели изменение пути доставки крупного сырья на Нижегородскую ярмарку. Ранее оно поступало с востока - по Волге. Но в 1915 г., по словам современников, наблюдалось "небывалое явление": 275,6 тыс. штук яловичных кож было доставлено с запада - с мест боевых действий - по железной дороге26.

Снижение оборотов ярмарочной торговли выделанными кожами наметилось еще в 1913 г., когда из-за боевых действий на Балканах и роста напряженности в отношениях между европейскими державами российское интендантское ведомство увеличило прямые закупки выделанных коровьих и конских кож, вследствие чего их привоз на Нижегородскую ярмарку уменьшился соответственно на 25% и 40%. На следующий год эта тенденция усилилась. Интендантство закупило товар в основном в междуярмарочный период. В 1915 г. привоз дубленых кож составил всего 1/3 часть довоенного уровня. Богородские промышленники отсутствовали совсем. Москвичи, вятские и тубанаевские заводчики торговали только мелкими сортами кож. В целом спрос со стороны частных покупателей на выделанные кожи, вследствие уменьшения их привоза, значительно превышал предложение. По словам одного продавца, в 1915 г. весь такой товар на ярмарке "подобрали дочиста"27.

Товарный голод вызвал резкий скачок цен. Причем цены на выделанные кожи росли быстрее, чем на сырье. Осенью 1915 г. на некоторые сорта кожи были установлены фиксированные цены. Свободная торговля ими прекратилась. Поэтому состояние кожевенного рынка на ярмарке следующего года наблюдатель описал так: "Почти полное запустение... Сделки с крупными товарами проходили скрытно и о них ничего не известно"28. В 1917 г. на ярмарку рискнули приехать лишь три продавца из Вятки, которые с трудом добились разрешения на торговлю кожаными лоскутами и стельками.

Замерла и торговля кожаной обувью. Главные ее поставщики - Москва и Кимры - были заняты выполнением военных заказов. Для гражданского населения обуви в войну выпускалось мало. Цены на нее в 1915 г. выросли в среднем на 80%. В 1916 г. из-за отсутствия на ярмарке покупателей из Средней Азии вследствие Джизакского восстания резко сократился спрос на "азиатскую" обувь. Практически прекратился привоз шорных изделий из Москвы. Немного торговали ими только богородские промышленники. Единственным товаром из кожаных изделий, торговля которым в 1914 - 1916 гг. сокращалась медленнее всего, являлись рукавицы из бараньих кож. Это было вызвано тем, что главные поставщики рукавиц - промышленники из с. Юрина Васильсурского уезда Нижегородской губернии не были привлечены к обработке крупного сырья и, сохранив свою специализацию, продолжали поставлять рукавицы не только в казну, но и в свободную продажу. И лишь после того как юринские предприятия в первом полугодии 1917 г. частично прекратили работу из-за нехватки сырья и рабочих рук, общее поступление рукавиц на Нижегородскую ярмарку резко уменьшилось.

Таким образом, кожевенный рынок на Нижегородской ярмарке за период XIX - начала XX в. претерпел значительные изменения. Первоначально в общем товарообороте крупнейшей ярмарки страны его вес был небольшим. Однако уже в первой половине XIX в. он постепенно становится важным связующим звеном между отечественной кожевенной промышленностью и потребителями кожевенных товаров. Тогда это был в первую очередь рынок выделанных кож (полуфабрикатов) и изделий из них.

Во второй половине XIX - начале XX в. кожевенный рынок стремительно растет "вширь": за 1860 - 1910 гг. общая стоимость привозимого сырья, выделанных кож и изделий из них увеличилась в 9 раз: с 3,03 млн. рублей до 27,32 млн. рублей. Причем темпы развития кожевенного рынка в 4,5 раза превышали темпы роста всего ярмарочного товарооборота. Кожевенные товары вошли в тройку наиболее распространенных ярмарочных товаров. Изменился и характер самого нижегородского кожевенного рынка. Он стал прежде всего крупнейшим рынком сырья всероссийского и

стр. 150


международного значения, превратился в место установления цен и заключения сделок на поставку товаров по образцам, выполняя тем самым роль крупной кожевенной биржи. Связь с ярмаркой (правда, в разной степени) продолжали поддерживать все основные центры отечественной кожевенной промышленности. Так продолжалось до первой мировой войны, в период которой ослабление торговых связей с Западом и активное вмешательство государства в процесс распределения главных видов кожевенных товаров привели к резкому сокращению свободной торговли ими на Нижегородской ярмарке. В результате в 1917 г. кожевенный рынок на ней перестал функционировать вовсе и продолжил свое развитие уже на советской Нижегородской ярмарке в период нэпа.

Примечания

1. Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО), ф. 489, оп. 286, д. 335, л. 6, 14 об.; д. 376, л. 1; д. 377, л. 4 об., 7.

2. МЕЛЬНИКОВ П. И. Нижегородская ярмарка в 1843, 1844 и 1845 годах. Н. Новгород. 1846, с. 26.

3. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 377, л. 4 об. -8 об.

4. Подсчитано по: Ведомость о товарах, бывших в привозе и продаже на Нижегородской ярмарке в 1860 году. - Отдел рукописей Нижегородской государственной областной универсальной научной библиотеки (ОР НГОУНБ). Шифр 370892.

5. БОГОРОДИЦКАЯ Н. А. Нижегородская ярмарка. Н. Новгород. 1991, с. 22.

6. На Нижегородской ярмарке в 1835 году. - Журнал мануфактур и торговли. 1836, N 7, отдел III, с. 18.

7. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1232, л. 125 об.; Отчет о ходе торговли на Нижегородской ярмарке за 1899 год. Н. Новгород. 1900, с. 97, 98; Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 150, 152 - 161.

8. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1528, л. 143.

9. Отчет о ходе торговли... за 1898 год, с. 62.

10. Отчет о ходе торговли... за 1909 год, с. 125; за 1908 год, с. 106.

11. Отчет о ходе торговли... за 1914 год, с. 161, 162; Россия, 1913 год. СПб. 1995.

12. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1232, л. 134 об. -135 об.; д. 1736, л. 71 об.

13. Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 164; Отчет о ходе торговли... за 1905 год, с. 100, 101.

14. Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 176.

15. Отчет о ходе торговли... за 1911 год, с. 148 - 149.

16. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб. 1895, т. XV, с. 573, 575; ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1719, л. 40, 40 об.; КАФЕНГАУЗ Л. Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. - 30-е годы XX в). М. 1994, с. 114; Россия, 1913 год. СПб. 1995, с. 54 - 55; Отчет о ходе торговли... за 1908 год, с. 112.

17. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1719, л. 40 об.; Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, с. 575.

18. Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 184.

19. Отчет о ходе торговли... за 1909 год, с. 145; КАФЕНГАУЗ Л. Б. Ук. соч., с. 114; Россия, 1913 год, с. 54 - 55.

20. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1232, л. 135 об.; Отчет о ходе торговли... за 1910 год, с. 159.

21. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1232, л. 141 об.; Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 190.

22. Отчет о ходе торговли... за 1909 год, с. 132; Отчет о ходе торговли... за 1911 год, с. 158.

23. Отчет о ходе торговли... за 1911 год, с. 154; Отчет о ходе торговли... за 1910 год, с. 154.

24. ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 1488, л. 59 об.; Отчет о ходе торговли... за 1905 год, с. 98.

25. Отчет о ходе торговли ... за 1914 год, с. 162.

26. Отчет о ходе торговли... за 1915 год, с. 214, 315.

27. Отчет о ходе торговли... за 1913 год, с. 167; Отчет о ходе торговли... за 1915 год, с. 239, 240, 241.

28. Отчет о ходе торговли... за 1916 год, с. 178.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Кожевенный-рынок-на-Нижегородской-ярмарке-в-XIX-начале-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. М. Ледров, Кожевенный рынок на Нижегородской ярмарке в XIX - начале XX в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 08.12.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Кожевенный-рынок-на-Нижегородской-ярмарке-в-XIX-начале-XX-в (date of access: 17.10.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. М. Ледров:

С. М. Ледров → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
213 views rating
08.12.2020 (313 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
LIFE IN KEEPING WITH THE TIMES
Catalog: Разное 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
"I'VE ALWAYS TIED IN LIFE WITH SCIENCE"
4 days ago · From Беларусь Анлайн
GAS ANALYZER SENSORS BY OPTOSENSE COMPANY
Catalog: Физика 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
SQUARE FUEL ASSEMBLIES FOR WESTERN DESIGN REACTORS
Catalog: Физика 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
BEYOND THE PALE OF POSSIBLE: HUMAN GENOME PROJECT
Catalog: Медицина 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
INNOVATION PORTFOLIO
11 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
UNIFIED NETWORK FOR CLIMATE MONITORING
Catalog: Экология 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: Физика 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
"RADIOASTRON" BRINGS DEEP SPACE CLOSER
17 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Кожевенный рынок на Нижегородской ярмарке в XIX - начале XX в.
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones