Libmonster ID: BY-1122

Share this article with friends

Смерть Сталина, разоблачение "культа личности" на XX съезде КПСС, хрущевская "оттепель" сказались на освещении первостепенных для советских историков событий 1917 года. В целях координации работы в Академии наук СССР был создан Научный совет по истории Октябрьской революции. Деятельность его длится полвека, и она заслуживает детального освещения.

Состоявшееся 24 октября 1957 г. обсуждение доклада А. Л. Сидорова, директора Института истории АН СССР, на юбилейном заседании Ученого совета Института, а затем и дискуссия 18 ноября 1957 г. на открытии только что созданного Научного совета АН СССР по проблеме предпосылок революции 1917 г. свидетельствовали о наметившейся потребности существенно изменить подход к ее исследованию. Работа, которая началась как эмпирическое исследование экономических предпосылок Октября, потребовала новых методов осмысления этого феномена. Ряд историков, участвовавших в этой работе, в основном ученики Сидорова, подвергли критике концепцию сталинского "Краткого курса".

На этой основе стал создаваться Научный совет по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции". По одним сведениям, он был образован в 1958 г. (так указано в его отчете, подписанном председателем Совета И. И. Минцем и ученым секретарем Совета А. П. Ненароковым1), точнее, постановлением Президиума АН СССР от 28 февраля 1958 г. N 111 (как сказано в одном из отчетов другого ученого секретаря Совета, В. И. Миллера2). Е. Н. Городецкий также считал, что этот Совет был создан в 1958 году3. Но другие сотрудники Совета, В. Е. Иллерицкий и Ю. И. Кораблев, полагали, что он возник на основе постановления Президиума АН СССР от 6 декабря 1957 года4.

6 декабря 1957 г. на заседании Президиума АН СССР был заслушан доклад академика И. И. Минца "Великая Октябрьская социалистическая революция и ее всемирно-историческое значение" и содоклад председателя Экспертной комиссии5 академика М. Б. Митина, в котором, в частности, отмечалось, что доклад не содержит перспективного исследовательского плана; вместо него представлен список работ, которые готовились в Институте истории АН СССР и некоторых других учреждениях; к тому же не намечена перспектива совместной работы всех научных учреждений по данной тематике и пр. Для руководства и координации работ по данной проблеме предлагалось утвердить Научный совет, в который должны были войти И. И. Минц (как "руководитель проблемы"), А. Е. Иоффе (ученый секретарь), Д. А. Баевский, Э. Н. Бурджалов, С. П. Валк, А. И. Васильчикова, Л. С. Гапоненко, Г. Н. Голиков, А. А. Дризул, Ю. И. Жюгжда, З. Ибрагимов, В. Каменская, С. М. Короливский, С. Н. Покровский, И. М. Разгон, И. М. Саат, П. Н. Соболев, Н. И. Супруненко, А. Л. Фрайман, Г. В. Хачапуридзе, О. П. Чаадаева, Ф. В. Чебаевский, Д. А. Чугаев. Президиум все же одобрил проект, поручив Минцу, Митину и К. В. Островитянову в двухнедельный срок отредактировать его с учетом высказанных


Исхаков Салават Мидхатович - доктор исторических наук, ученый секретарь Научного совета РАН по истории социальных реформ, движений и революций.

стр. 146


замечаний. Отделению исторических наук было поручено представить на утверждение Президиума АН СССР новый состав Научного совета по проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции и ее международное значение" и план подготовки к 50-летию Октябрьской революции6.

17 - 18 декабря 1957 г. на координационном совещании по истории советского общества в Отделении исторических наук АН СССР Минц сообщил о создании специального Научного совета, на который возложена задача организовать подготовку многотомного труда о революции и установлении советской власти на территории всей страны7. Таким образом, Совет формально уже имелся, но его состав не был утвержден академическим руководством.

28 февраля 1958 г. Президиум АН СССР утвердил состав Научного совета, который получил несколько иное, чем предлагалось, название: "История Великой Октябрьской социалистической революции" при Отделении исторических наук АН СССР, из 29 человек, в том числе: И. И. Минц (председатель)8, П. Н. Соболев (заместитель председателя), А. Е. Иоффе (ученый секретарь); члены: Д. А. Баевский, Л. С. Гапоненко, Г. Н. Голиков, З. Ибрагимов, И. М. Разгон, И. М. Саат, Н. И. Супруненко, Д. А. Чугаев, М. А. Ташлиев и др.9 Состав был интернациональным. На Научный совет возлагалось руководство научно-исследовательской работой в этой области, согласование планов научных учреждений, устранение дублирования, определение первоочередных проблем и т.п. В апреле 1958 г. состоялась первая сессия Научного совета, в ней приняли участие более 300 представителей научных учреждений10. В перечне проблем для разработки истории Октября 1917 г. и гражданской войны в России, одобренном Научным советом в 1958 г., значилось 83 работы11.

8 сентября 1961 г. академический статус Совета был повышен до Научного совета при Отделении исторических наук по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" (председатель И. И. Минц), а Научный совет "Общие закономерности и особенности развития России в эпоху империализма" (председатель А. Л. Сидоров) был реорганизован в его секцию12, что означало попытку административным способом приструнить вольнодумствующих историков; но это, как показало дальнейшее, не получилось.

Между тем в январе 1962 г. на совещании главных ученых секретарей академий наук, состоявшемся в Варшаве, было принято решение о создании международной Проблемной комиссии многостороннего сотрудничества академий наук социалистических стран "История Великой Октябрьской социалистической революции". Эта комиссия работала на базе Научного совета, сосредоточив свое внимание на международном значении Октября 1917 года.

Сессии, конференции и симпозиумы, проводимые Советом13, стали трибуной для дискуссий, подведения итогов исследовательской работы, определения ближайших задач, определенной формой планирования и координации деятельности как научных институтов и кафедр, так и отдельных ученых, а также содействовали подготовке молодых специалистов. Функции Совета со временем расширились и состояли в следующем: подведение итогов изучения истории Октябрьской революции как в СССР, так и за рубежом; координация и планирование исследований; ориентация ученых на создание фундаментальных "обобщающих" трудов. Решения по этим вопросам принимались к исполнению как в масштабе страны, так и в регионах. Скоро, по свидетельству одного из активистов Совета Е. Н. Городецкого, стало ясно, что решение этих задач невозможно без создания на местах опорных организаций, и были учреждены региональные секции Совета. Важнейшей задачей считалось создание в сравнительно сжатые сроки (пять-шесть лет) крупных коллективных трудов по истории Октябрьской революции в Белоруссии, на Дальнем Востоке и Дону, в Закавказье, Казахстане, Молдавии, Поволжье, Прибалтике, на Северном Кавказе, в Сибири и Средней Азии, на Украине и Урале. Для этого создавались мобильные научные коллективы, объединявшие историков из различных институтов, городов и республик. В ходе такой совместной работы выявлялись пробелы в изучении истории революции, выдвигались новые задачи. В первое десятилетие своей работы Совет провел 30 научных мероприятий.

Первое совещание международной комиссии состоялось в 1963 г. в Москве с участием ученых 11 стран. В дальнейшем сессии и координационные совещания этой комиссии проводились в Берлине, Будапеште, Бухаресте, Варшаве, Ленинграде, Москве, Софии, Улан-Баторе. Проведение международных конференций по истории Октябрьской революции способствовало развитию сравнительно-исторического изучения истории Октября14.

В 1971 г. в своем годовом отчете Совет опубликовал перечень основных, с точки зрения его руководства15, перспективных направлений исследований - фактически план, рассчитанный примерно на десятилетие16.

Между тем с конца 1950-х годов в работах ряда историков наметился пересмотр трактовки событий 1917 г. и их предыстории, что после окончания хрущевской "оттепели" вызвало реакцию

стр. 147


"верхов", и в результате в 1974 г. подверглась упразднению секция Совета, занимавшаяся изучением предпосылок Октябрьской революции. Поводом послужило то, что в ряде публикаций17, по мнению академического и партийного руководства, были допущены "ошибки и путаница в вопросах методологического характера". Хотя Совет не редактировал эти работы и не рекомендовал их к печати и ответственность за их подготовку лежала на сидоровской секции Научного совета, оправдывался в отчете перед Президиумом АН СССР И. И. Минц. Были приняты "специальные меры" для усиления контроля за деятельностью данной секции и ее печатной продукции18. Эти меры административного характера коснулись наиболее заметных участников осужденного "нового направления". Важным шагом было отстранение в 1974 г. от должности директора Института истории СССР АН СССР члена-корреспондента АН СССР П. В. Волобуева. Эта коллизия являлась отражением явления более широкого свойства, которое спустя годы получило свою заслуженную оценку.

Противники "нового направления" расценивали отнесение России ко "второму эшелону" капиталистического развития как ревизионизм, отрицание наличия социальных и экономических предпосылок Октябрьской социалистической революции, отмечает австралийский исследователь Р. Марквик. В то же время работы критиков этого направления были отмечены печатью псевдопатриотического приукрашивания предреволюционного самодержавного государства. Стремление представителей "нового направления" дать более объективное освещение причин революций 1905 и 1917 гг. означало "отказ от того шовинизма, которым было окрашено историческое сознание со времен Сталина. Действительно, борьба с имперским великодержавием сталинских времен была существенным стимулом появления исторического ревизионизма после XX съезда КПСС. Капитуляция перед этим шовинизмом, напротив, означала бы благостное согласие с обновленным русским национализмом брежневских времен"19. Эти "патриотические" силы устроили настоящий административный разгром, блокировали научный поиск, положили конец творческим дискуссиям, реставрировали старые догматические стереотипы и "единственно верные" постулаты. Как отмечает Г. Д. Алексеева, поднявшаяся на этой волне генерация историков имела недостаточно высокий уровень профессиональной подготовки, стремилась сделать карьеру путем устройства на руководящие места в научном аппарате, а не путем больших творческих достижений. В научных коллективах прививались "деловые" отношения с элементами холуйства перед сильными мира сего и неуважения по отношению к тем специалистам, которые по научному уровню были намного выше их20.

В 1975 г. был опубликован новый список тем (более 120) - в качестве приложения к статье Минца об итогах и задачах изучении истории Великого Октября21. В отчете о работе за 1977 г. он, в частности, писал: "Работа Научного совета явно переросла его организационные рамки... С каждым годом работа все увеличивается... Все это требует создания института, который бы взял на себя разрешение этих задач и координацию исследований в области изучения истории Великого Октября и последующих социалистических революций... Вопрос о создании Института поставлен мною в ЦК КПСС". Письмо Минца к генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу об Институте истории Октябрьской революции, подобном Институту истории Великой революции во Франции, не получило поддержки. Партийные инстанции указывали на опасность того, что такой институт не сможет обойти Л. Д. Троцкого, Л. Б. Каменева, Г. Е. Зиновьева, Н. И. Бухарина и А. И. Рыкова22.

К концу 1980-х годов, за двадцать лет работы, Совет, объединивший деятельность более 600 историков Октября и гражданской войны, провел 30 всесоюзных конференций, сессий и симпозиумов, 30 республиканских и региональных научных конференций и совещаний23.

Развернутую информацию о них содержат не только отчеты, опубликованные в академических журналах, но и ежегодные отчеты Совета, рассылавшиеся в его секции, а также в библиотеки, научные учреждения и вузы, вместе с обзорами вышедшей в том или ином отчетном году научной литературы. На годичных пленарных заседаниях Совета обсуждались отчеты о работе за истекший период, предложения бюро Совета о планах работы на последующий год, а также научные доклады, посвященные актуальным проблемам истории революции и гражданской войны. С 1971 г. Совет стал издавать в Москве информационный бюллетень Проблемной комиссии24 "История Великой Октябрьской социалистической революции". В бюллетенях (всего вышло 22 номера) публиковались материалы конференций, симпозиумов, краткие научные сообщения, рецензии на новые исследования, информация, хроника.

В плане на 1986 - 1990 гг. было отмечено 264 работы, в том числе 183 индивидуальных и 38 коллективных монографий, 3 сборника статей, 8 томов хроники Великого Октября и 28 документальных публикаций.

За 30 лет Советом было проведено около 130 научно-организационных мероприятий, т.е. их количество в период с 1977 до 1987 г. увеличилось, но за это же десятилетие отчетливо проявилась тенденция резкого сокращения интереса к проблемам история Октября и гражданской войны, число

стр. 148


специалистов по данной тематике сократилось25. В этих условиях бюро Совета выступило в 1983 г. с инициативой разработки истории вооруженной интервенции в Советскую Россию в 1917 - 1920 гг., и вскоре пленарное заседание Совета решило, что главной задачей на 1984 - 1987 гг. следует считать подготовку цикла соответствующих монографий, охватывающих все части страны, оказавшиеся под ударами интервентов.

Число международных мероприятий, проводимых Проблемной комиссией, в 1981 - 1985 гг. по сравнению с 1976 - 1980 гг. также сократилось, несмотря на расширение проблематики. Совет предпринял шаги по налаживанию сотрудничества с исследователями из капиталистических стран. Группа сотрудников Совета приняла участие в подготовке создания новой международной организации. На заседании оргбюро (Ленинград, 5 - 9 октября 1984 г.)26 цель проектируемой Международной комиссии по истории Октябрьской революции усматривалась в том, чтобы войти в структуру Международного комитета исторических наук (МКИН) и тем самым получить новые возможности общения со специалистами из буржуазных стран27, что было позволено "инстанциями", исходившими из интересов идеологического противоборства.

Координационная деятельность Совета почти за тридцать лет характеризовалась прежде всего формированием и выдвижением таких тем, которые, с точки зрения партийного руководства, в наибольшей степени отвечали потребностям идеологической борьбы, критике буржуазной историографии. Совет концентрировал внимание советских историков на обосновании закономерности Октябрьской революции, продвигал изучение революционных сил, строительства Советского государства, разгрома непролетарских партий, вооруженной интервенции.

Начавшаяся в 1985 г. "перестройка" создала немалые трудности для советских историков Октября, поставила, в частности, перед руководством Совета сложную задачу, как осуществить собственную "переделку". Первое время в руководстве Совета считалось, что для этого достаточно заявить о том, что советским специалистам необходимо изжить такие недостатки в освещении истории Октября, как неполнота, схематизм, безликость, сухость и серость изложения, а самому бюро - слабую работу как органа коллективного руководства, увлечение количеством научных конференций в ущерб их качеству и пр.

Первое заседание созданной по инициативе советских историков Международной комиссии состоялось во время XVII Международного конгресса исторических наук (Штутгарт, август 1985 г.). С докладом "Историография Великой Октябрьской социалистической революции" на заседании выступил С. С. Хромов (директор Института), который рассказал о планах советских историков в изучении Октября 1917 г. в свете начавшейся в стране "перестройки"28. Президентом Комиссии на этом заседании был заочно избран Минц29, генеральным секретарем-Хромов30. В состав Комиссии вошли и зарубежные исследователи, участвовавшие в ее создании, - Д. Гайер, П. Дьюкс, Ф. Мучи, А. Рабинович. Принятие данной Комиссии в состав МКИН в качестве его внутренней организации состоялось во время конгресса. Это событие стало явлением, скорее, в международной научной жизни, но практически не отразилось на деятельности Научного совета внутри СССР.

В статье Минца и материалах "круглого стола", проведенного 5 декабря 1986 г. Советом, был очерчен круг вопросов в свете задач "перестройки" в исторической науке31. 16 января 1987 г. Минц записал в своем дневнике, что "подготовил материал о перестройке работы Научного совета"32. В ходе общей реорганизации системы Научных советов Отделения истории 15 октября 1987 г. минцевский совет был преобразован в Научный совет "Исторический опыт Великого Октября и последующих социалистических революций", а 28 января 1988 г. бюро Отделения истории продолжило реорганизацию: Совет получил название Научный совет по комплексной программе "Исторический опыт Великого Октября"33; она была выделена из более широкой программы "Революции и социальный прогресс"34. Несмотря на очередную перемену названия, Совет по-прежнему вел работу по изучению теоретико-методологических проблем истории Октябрьской революции, империализма в России и предпосылок социалистической революции, революционного творчества масс, организаций трудящихся, классов, партий, армии и флота и других традиционных для советской науки об Октябре 1917 г. тем.

Ситуация стала меняться после того, как И. И. Минц сложил с себя обязанности руководителя Совета (постановление бюро Президиума АН СССР 10 июня 1988 г.); он стал почетным председателем, а возглавил Совет член-корреспондент АН СССР П. В. Волобуев. 30 июня 1988 г. на первом заседании бюро Совета состоялось обсуждение проекта комплексной программы. С докладом выступил Минц, который начал с заявления, что в 1987 г. подал заявление об уходе с поста председателя Совета. Его, однако, попросили остаться в связи с 70-летием Великого Октября. В 1988 г. он вновь подал в отставку. "Мне предложили: не останетесь ли вы почетным председателем после стольких лет работы над этой проблемой? Между нами говоря, я, - сказал далее Минц, - не знал, с чем это

стр. 149


кушают, я вспомнил, как Михаил Николаевич Покровский по поручению ЦК рассматривал список будущих членов академии и по поводу одного, имевшего звание "почетного академика", написал в резолюции: "Чести много, а денег платить ему не будут". Почетным председателям в Академии наук, оказывается, не положено платить, но тем не менее я договорился с товарищем Кораблевым Юрием Ивановичем, который будет продолжать нашу работу, что я сохраню непосредственное участие", прежде всего в разработке истории интервенции. Один из участников продолжительного заседания, А. В. Игнатьев, ознакомившись с документами по составу Совета, сказал: "У меня такое впечатление, что Научный совет формируется абсолютно по-старому, также, как он формировался в прошлые годы. То есть, вероятно, в аппарате35 Научного совета опросили каких-то людей, составили предварительный список, передали в бюро Отделения, [которое] утвердило и бюро Научного совета, и состав Научного совета... Мне кажется, что можно было бы этот предварительный список прежде чем посылать его в Отделение, показать членам старого бюро Научного совета, чтобы они могли высказать свои предложения и, может быть, кого-то внести, может быть, кого-то исключить и т.п. Но сейчас дело сделано, бюро утверждено, состав Научного совета тоже утвержден. Что-нибудь еще можно сделать? Мне кажется, что сегодня что-то еще можно сделать. У нас не утвержден председатель Научного совета. Мне кажется, что было бы правильно, если бы кандидатуру на должность председателя Научного совета рассмотрело бы бюро Научного совета прежде чем его утвердит Отделение... по какому-то нашему представлению". Критически оценил состав бюро Научного совета и А. Я. Манусевич; он предложил избрать в бюро не 41, а 15 - 18 человек, способных вести систематическую работу. Сложившаяся практика, когда работу бюро подменяет аппарат Совета, "несовместима с той ролью и обязанностями, которые лежат на бюро Научного совета", они "не могут быть передоверены группе товарищей, являющихся штатными сотрудниками Научного совета... Когда состав бюро был немногочисленным и когда оно в большинстве собиралось регулярно раз в месяц, каждый чувствовал себя участником и ответственным за то, что делается в Совете. Сейчас этого нет... нет демократического порядка формирования бюро". Что касается проекта комплексной программы, то после бурных прений было решено переработать проект и представить его в бюро Отделения истории АН СССР к 1 ноября 1988 года.

15 сентября 1988 г. бюро Отделения истории АН СССР назначило председателем Совета П. В. Волобуева и решило восстановить прежнее название Научного совета - "История Великой Октябрьской социалистической революции", что и было одобрено Президиумом АН СССР. При новом председателе стало меняться теоретическое направление исследований, продолжался поиск нового подхода; были реформированы состав бюро и организационная деятельность Совета. Изменение общего подхода потребовало создания новой программы, работа над которой началась с сентября 1988 года.

Одна из традиций Совета - проведение историографических конференций каждые 10 лет, в год, следующий за юбилеем Октября 1917 года. Анализ исследований, вышедших за такой период, позволяет не только оценить сделанное, но и определить направление дальнейших исследований36.

Чтобы наметить новую программу исследований, Совет провел в октябре 1988 г. "круглый стол", в работе которого приняли участие историки из 23 городов, представлявшие свыше 20 научных и учебных заведений37; в ноябре 1988 г. во Фрунзе состоялась большая (четвертая) международная научная конференция на тему "Великий Октябрь и последующие социалистические революции в новейшей исторической литературе". К концу декабря 1988 г. была разработана программа исследований до 2000 г., ставившая задачу отойти от привычных, традиционных подходов и побудить исследователей к переосмыслению, казалось бы, решенных проблем, показать историю страны в эпоху революции, обновить исследовательскую тематику.

Между тем с 1989 г. история Октября 1917 г. оказалась в центре общественного внимания. В многочисленных газетных и журнальных публикациях революция представала как нарушение естественного развития страны по капиталистическому пути, которое без революции привело бы Россию в ряды наиболее развитых держав с высоким уровнем жизни населения, политическими и социальными свободами. (Такой подход резко контрастировал с тем, как в 1989 г. во всем мире отмечалось 200-летие Великой Французской революции. В Москве в Институте всеобщей истории были проведены международные конференции, посвященные этой революции, а также 30-летию Кубинской революции, 10-летию Сандинистской революции в Никарагуа и др.) Гражданская война в России, как правило, изображалась теперь как бессмысленное братоубийство, ответственность за которое ложилась главным образом на большевиков и советскую власть.

2 февраля 1989 г. бюро Совета обсудило и одобрило проект комплексной программы исследований по истории Октябрьской революции. Речь в ней, по существу, шла о возврате к ранее суще-

стр. 150


ствовавшим (до разгрома "нового направления") тематическим и хронологическим параметрам исследований; программа ориентировала на изучение периода с рубежа XIX-XX вв. до окончания гражданской войны, то есть российского революционного цикла начала XX в. в целом. Тем самым Совет расширил сферу своих интересов, научная тематика стала разнообразнее. История Октябрьской революции стала рассматриваться шире, исходя из того, что первая (1905 - 1907 гг.), вторая (Февральская) и третья (Октябрьская) революции имели глубокую внутреннюю связь; Совет тем самым двигался от 1917 г. к 1905 году.

Особое внимание при этом было уделено роли межэтнических отношений и национальной политике в первые годы Советской власти. Научная конференция, состоявшаяся в Казани в мае 1989 г., была посвящена теме "Национальные и интернациональные формирования Красной армии в период гражданской войны". Научный совет продолжал координировать исследовательскую работу, готовил и проводил конференции, симпозиумы, "круглые столы", также обеспечивал работу Международной комиссии по истории Октябрьской революции, участвовал в других формах международного сотрудничества по ее изучению. 21 - 24 сентября 1989 г. в Вене прошло заседание Бюро МКИН, посвященное программе очередного, XVII Международного конгресса исторических наук. Были утверждены темы, в частности, заседания Международной комиссии по истории Октябрьской революции: "Советы и общественные организации в Октябрьской революции"; "Политические деятели Октябрьской революции"38.

23 - 25 октября 1989 г. совместно с Академией общественных наук при ЦК КПСС Совет провел Всесоюзную конференцию по теме "Социалистическая революция в России: теоретические и методологические аспекты изучения"39, в ноябре 1990 г. - совместно с ИМЛ при ЦК КПСС - конференцию "Система политических партий России: возникновение, эволюция, исторические судьбы". Одновременно Совет подготовил биографический справочник "Политические деятели России 1917 года" (вместо 4-го издания энциклопедии "Великой Октябрьской социалистической революции", которое готовилось к ее 75-летию)40. В результате пересматривались оценки большевиков во главе с В. И. Лениным, раскрывались их ошибки, просчеты, проявления насилия; больше внимания уделялось другим политическим партиям и их лидерам.

В условиях, когда в обществе шли дебаты о том, можно ли было избежать гражданской войны, почему она оказалась столь длительной и столь кровопролитной, Совет (совместно с ИМЛ) в декабре 1989 г. провел "круглый стол" на тему "Гражданская война 1917 - 1922 гг.: народный подвиг или народная трагедия?" (подготовленный соответствующий сборник материалов не удалось издать). Совет, несмотря на резкое сужение его "географических" рамок из-за бездействия большинства его секций, по мере возможности проводил свои конференции и вне Москвы. Под эгидой Совета в ноябре 1989 г. в Калининском университете состоялась конференция "Общественные организации в политической системе России 1917 - 1918 гг."41; в мае 1990 г. в Архангельске на базе Поморского педагогического университета при поддержке Совета прошла конференция "Гражданская война в России: Новые подходы"; в июне 1990 г. в Тамбове состоялась конференция "Городские средние слои России начала XX в.: социальный облик, политическая ориентация, региональные особенности" (организована совместно с Тамбовским пединститутом).

Всего в 1990 г. Совет совместно с рядом учреждений провел, как и в прежние годы, 4 конференции, тесно связанные с реализацией комплексной программы. Уходили в прошлое традиции одностороннего освещения истории революции, когда противостоящие ей силы либо совсем не рассматривались, либо в лучшем случае отодвигались на дальний план, традиции апологетических оценок большевизма, идеологической ангажированности в трактовке революционной истории. Все очевиднее выступала объективная роль классовой войны, вызвавшей огромные человеческие жертвы и материальные разрушения, трагедию народа. Подобные масштабные кризисы были в центре внимания мировой исторической науки.

О признании международным научным сообществом непреходящей актуальности проблемы соотношения революции и реформы, их ключевой роли в развитии общества свидетельствует включение ее в программу XVII Международного конгресса исторических наук в Мадриде (27 августа - 2 сентября 1990 г.). Перед конгрессом был проведен в Москве "круглый стол" по этой теме42 и выпущен реферативный сборник43. На конгрессе МКИН состоялось заседание Международной комиссии по истории Октябрьской революции с докладами Е. Г. Гимпельсона, Трукана, Хромова. Волобуев в докладе "Перестройка и новые подходы к изучению Октябрьской революции"44 охарактеризовал направления пересмотра ее истории в советской историографии и основные дискуссионные проблемы, он высказался за расширение исторических рамок исследования, поскольку, как ему представлялось, Октябрь 1917 г. являлся третьей, завершающей волной революционного процесса, охватившего период от рубежа XIX и XX вв. и до 1921 г., то есть до перехода от гражданской войны к нэпу45. После

стр. 151


обсуждения Комиссия приняла план работы по следующим направлениям: 1. Россия на рубеже XIX - начала XX в. Альтернативы исторического развития. 2. Революция 1905 - 1907 годов. 3. Небольшевистские демократические партии в революции 1917 года. 4. Гражданская война в России: противоборствующие стороны, последствия. 5. Революции и реформы в истории России 1900 - 1920-х годов. Комиссия избрала Волобуева своим президентом46, а Г. З. Иоффе - генеральным секретарем.

Новые веяния были заметны на годичном собрании Совета в марте 1991 года47. Перед участниками (их было свыше 100 из 18 городов России, а также из Ашхабада, Бишкека, Еревана, Киева, Минска, Ташкента, Тбилиси) с докладами выступили: Волобуев ("Октябрьская революция и современность"), В. П. Булдаков ("Октябрьская революция как социокультурный феномен"), С. В. Тютюкин ("Исторические корни Октябрьской революции") и др. 18 июня состоялось первое заседание дискуссионного клуба, организованного Советом, по теме "Меньшевики в 1917 году". 20 июня бюро Отделения истории АН СССР утвердило Волобуева руководителем программы "Революция и реформа: их роль в историческом развитии общества". Но планы и деятельность Совета были вскоре серьезно скорректированы.

27 августа 1991 г. состоялось заседание Совета о перспективах его работы в связи с недавними событиями (19 августа 1991 г.) в жизни страны. Волобуев предложил изменить название Совета на "Совет по истории российских революций", что встретило поддержку ряда членов Совета, однако прозвучали и другие варианты. В итоге было решено переименовать его в Совет по "Истории революций в России". В тот же день Волобуев информировал Отделение истории АН СССР о том, что в связи с расширением проблематики исследований, стремлением создать комплексное представление о сущности революционных процессов в XX в., учитывая перспективные планы Отделения истории АН СССР и актуальность данной проблематики, Научный совет АН СССР по проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" пришел к решению о переименовании. Новое название Совета - "История революций в России" было утверждено Отделением истории АН СССР.

Под эгидой Совета 4 - 6 сентября 1991 г. в Архангельске состоялся симпозиум по теме "Противники революции: к изучению проблемы", 19 ноября в Москве - второе заседание дискуссионного клуба Совета на тему "Этносоциальный фактор в российском революционном процессе". В 1991 г. при содействии Совета появились сборник статей, который отражал разнообразие мнений о проблемах истории Октября 1917 г.48, и 1-й том документального сборника о деятельности Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов в 1917 году49.

Таким образом, к концу 1991 г. функции Научного совета изменились: из преимущественно административно-директивного "штаба" он за годы "перестройки" трансформировался в интеллектуально-дискуссионный центр изучения российского революционного процесса конца XIX - начала XX века. Проявилась способность Совета предлагать не только перспективные, в контексте мировой исторической науки, научные идеи, исследовательские и публикаторские проекты, но и эффективно без какого-либо формализма и бюрократического фаворитизма организовывать их претворение в жизнь. Совет стремился стать интеллектуальным лидером в области изучения Октябрьской революции и воздействовать на течение исторической мысли в этой области прежде всего генерированием перспективных научных идей. К их числу, по мнению Совета, относились: Реформа и революция в России (типология основных реформистско-революционных циклов в XX в.); Идеология и технология власти в России (традиции и новизна в истории XX в.); Россия и мировые революционные сдвиги (компаративистский анализ революций и их циклов); Россия как полиэтнический комплекс (кризисы в империи и этнонациональные проблемы); Народ и власть в России (традиции и динамика социальной психологии и политического поведения масс в XX в.); Власть и террор в России (историческая эволюция идеологии насилия и репрессий в XX в.); Революция, культура и наука в России (культурный и научный потенциал до 1917 г., его судьбы в советское время).

Между тем происходившие резкие перемены в советском обществе повлекли за собой ликвидацию "социализма" и распад СССР, и в таких условиях секции Совета, имевшиеся при академиях всех союзных республик, фактически прекратили контакты с бюро Совета; он стал заниматься преимущественно разработкой различных аспектов истории Октября в пределах собственно России. В связи с реорганизацией Российской академии наук заново формировалась сеть научных советов, комитетов и комиссий, состоящих при отделениях и Президиуме РАН. 16 января 1992 г. бюро Отделения истории РАН постановило образовать, в ряду других, Научный совет "История социальных реформ и революций" (сопредседатели академики П. В. Волобуев и Г. Н. Севостьянов, который возглавлял и другое аналогичное учреждение - Научный совет по истории революций и социальных движений, координировавший исследовательскую деятельность институтов Отделения истории РАН

стр. 152


по соответствующей проблематике во всемирно-историческом процессе, в мировой историографии. Таким образом, на базе двух ранее существовавших научных советов возник один новый - по истории социальных реформ и революций (прежние советы преобразовались в его секции). Острые социальные катаклизмы, связанные с "перестройкой", давали основание полагать, что Россия в конце XX в. вновь оказалась в революционном состоянии. Возник и ряд новых проблем для историков революций. Неясными оказались узловые проблемы теории революций, в том числе их периодизация и типология, чему уделялось первостепенное внимание со стороны Совета.

В 1992 г. на базе Московского педагогического университета под эгидой волобуевской секции Совета прошла конференция "1917 год в исторических судьбах России". Первая ее сессия (25 - 27 февраля) была посвящена событиям Февральской революции, вторая (18 - 20 ноября) - Октябрьской революции50. Проблеме "революция и власть" была посвящена конференция, которую Совет провел 15 - 16 апреля совместно с Российской академией управления. Вместе с МГУ Совет подготовил конференцию "1917 год. Концепции революции в России и историческая реальность" (3 - 4 ноября). 26 ноября состоялась конференция "Октябрьская революция: ожидания и результаты", в которой основное внимание было сосредоточено не столько на 1917 г., сколько на последующем десятилетии; тем самым более широко ставились проблемы революционного процесса. Продолжал работать дискуссионный клуб Научного совета. Были проведены три заседания: "Революция и демократия" (март), "Исторический смысл Октябрьской революции" (июнь), "Большевики и немецкие деньги" (сентябрь). В целом Совет стремился откликаться на актуальные вопросы революционной истории; в год, который был 75-й годовщиной российских революций, Совет выступил организатором или соорганизатором ряда конференций, но неблагоприятные условия для подобной деятельности были налицо.

Все сильнее ощущались негативные явления и в академической жизни. В замечаниях (1 марта 1992 г.) на проект основных принципов организации и деятельности научно-исследовательских институтов РАН Волобуев писал, что во главе части институтов стоят представители бывшей партийно-административной номенклатуры, об "авторитетности" которых как ученых "говорить не приходится. Часть институтов стала вотчинами своих директоров... насадивших в них режим личной власти. Фаворитизм, субъективизм и произвол администрации - вот на что обычно жалуются работники академических институтов... С режимом личной власти и бесконтрольным административным руководством во многих наших институтах надо кончать. Ведь не случайно из-за своеобразного научного климата в последнее десятилетие у нас все меньше становится ученых мирового класса, а классики науки не появляются вовсе... Роль научной общественности, особенно крупных ученых, надо резко повысить, а зависимость ученых от администрации постараться максимально ограничить". Как показали дальнейшие события, все произошло в точности наоборот.

Годы "перестройки" показали, что задача Совета заключалась не только в том, чтобы стимулировать работу по изучению разноцветных "пятен" истории Октября, но также в том, чтобы защитить историческую мысль от продолжающегося давления догматизма и бюрократического вмешательства. Ситуация в академических "верхах" делалась все менее понятной для рядовых исследователей, еще не ощутивших на себе последствий такого разворота, который сказался несколько позже.

Руководство Совета было также обеспокоено резким сокращением финансирования международных научных связей и сотрудничества. Волобуев считал, что необходимо принять меры к поддержанию такого сотрудничества хотя бы в рамках международных научных организаций и прежде всего не допустить срыва мероприятий по линии МКИН и его Международной комиссии по истории Октябрьской революции. В результате 19 октября 1992 г. в Вене, во многом благодаря поддержке зарубежных коллег, состоялось заседание Комиссии. Было решено выдвинуть для обсуждения на XVIII конгрессе две темы - "Переосмысление истории русской революции" и "Человек в эпоху революции". Кроме того, по предложению Волобуева изменялось название комиссии, которая стала именоваться Международной комиссией по истории Российской революции.

Перспективность курса на построение в стране капиталистического общества вызывала у Волобуева сомнения. Россия, "родина трех народных революций, определивших облик всего XX века", писал он 7 сентября 1992 г., переживает революционный процесс, и не исключено, что для нее "эпоха революций еще не закончилась". Разногласия, до сих пор существующие в понимании этой проблемы, определялись многими причинами, но прежде всего различным истолкованием сущности революций в Европе и в России. Отсюда - острота интересных дискуссий, происходивших на научных мероприятиях, проводимых Советом или с его участием. 10 - 15 января 1993 г. в Петербурге состоялся международный коллоквиум "Массы, партии и власть в 1917 году". В дискуссионном клубе Совета в январе обсуждалась тема "Учредительное собрание: 75 лет спустя", в апреле - "Сила и слабость Октябрьской революции". 6 - 9 апреля 1993 г. в Москве при участии Совета проходила международ-

стр. 153


ная конференция "Россия в XX веке: судьбы исторической науки"; ее секцию "Революция 1917 года: на перекрестке исторических мнений" готовил и проводил Совет. С докладами выступили В. П. Булдаков, М. М. Горинов, С. М. Исхаков, В. И. Миллер, З. Л. Серебрякова). В июне Совет совместно с МПГУ и Ассоциацией по истории первой мировой войны организовал международную конференцию "Происхождение и начальный этап гражданской войны" и "круглый стол", посвященный ее происхождению.

В 1993 г. вышел в свет словарь "Политические деятели России. 1917", в котором сотрудники Совета - авторы более 300 биографий. Ряд статей представляет результаты исследования архивного материала. Впервые к работе такого рода удалось привлечь специалистов из региональных вузов, а также работников областных архивов; оказалось возможным объединить усилия многих историков, несмотря на их разные политические взгляды и степень научной подготовки. Совет пытался затем найти финансовую возможность для издания второго тома словаря, с биографиями политиков регионального уровня, но безуспешно.

В целом 1992 - 1993 гг. были самыми сложными: Совету приходилось заниматься историей революции, фактически, в условиях новой революции, нацеленной на искоренение социализма и построение рыночного общества. В работе двухсекционного Совета наблюдался спад, обусловленный организационно-финансовыми трудностями и выразившийся в приостановке ряда начинаний, свертывании издательской деятельности, сокращении контактов с историками регионов. В этих условиях Совет пошел по пути углубления теоретических основ изучения кризисных ситуаций в России, развивая междисциплинарные связи с исследователями, расширяя хронологические рамки исследований: удавалось ввести в научный оборот новые группы источников и разработать методику их использования. Все это было направлено к тому, чтобы постепенно переключить деятельность историков с преимущественно политического анализа революций на исследование их социально-экономического и социально-психологического содержания.

Исходя из реальной оценки резко сократившихся возможностей, Совет сосредоточил усилия прежде всего на организации небольших конференций, симпозиумов, "круглых столов", дискуссионных клубов, способных привлечь наиболее активных историков, содействуя выявлению новых направлений исследования, при этом обнаруживалась и слабость позиций отечественной историографии, особенно заметная на фоне усилившихся связей Совета с зарубежными исследователями, в особенности из Великобритании, Германии, США, Финляндии, Японии.

Научная ситуация зримо изменялась. 1 - 2 февраля 1994 г. в Москве проходило очередное годичное собрание Совета, в работе которого приняли участие свыше 80 ученых из 22 научных центров страны. Пытаясь найти выход из возникших трудностей, они предложили восстановить статус Научного совета как самостоятельного подразделения РАН, поскольку специалисты, как говорилось в выступлениях, продолжали рассматривать его как практически единственный центр в России по изучению отечественной истории всей первой четверти XX века. Продолжали рассматривать Совет как ведущий центр по истории российских революций и зарубежные ученые. 1 марта 1994 г. Волобуев обратился с письмом в Отделение истории РАН, в котором сообщал, что практика двух лет существования объединенного Совета выявила чисто формальный характер такого объединения: оно не принесло ожидаемых результатов. На этом основании ставился вопрос о восстановлении Совета как самостоятельного подразделения в рамках РАН. 10 марта бюро Отделения истории РАН решило разделить Научный совет "История социальных реформ и революций" на два самостоятельных совета: "История революций в России" (председатель Волобуев) и "История социальных реформ и революций" (председатель Севостьянов).

Первым крупным мероприятием Совета по истории революций в России стала международная научная конференция, посвященная 80-летию начала первой мировой войны и ее роли в судьбе России. К началу работы конференции, состоявшейся в мае 1994 г., Совет и ИНИОН РАН подготовили библиографический указатель отечественной литературы. Анализ ее тематики показал, что первая мировая война как крупная комплексная проблема практически не исследовалась отечественными историками, обращавшими внимание лишь на отдельные сюжеты, связанные главным образом с тематикой революционного движения.

Интерес к революционной проблематике продолжал снижаться, и Совету приходилось осторожно маневрировать. 20 сентября 1994 г. члены бюро Совета высказались за то, что Совету следует искать новые формы работы, чтобы оставаться интеллектуальным центром в этой сфере. Для этого было предложено выдвинуть один крупный проект. С. В. Тютюкин предложил тему "Революция и человек", которая интересовала многих историков. На взгляд В. Д. Поликарпова, следовало обратиться к теме "Российская революция в контексте мирового революционного движения", определить ее значение, характер в сравнительно-историческом плане. Подводя итоги обсуждения, П. В. Волобу-

стр. 154


ев высказался за то, чтобы Совет взялся прежде всего за тему "Революция и человек". Впервые при изучении истории революции российскими учеными была поставлена во главу угла человеческая личность, а не партии или классы. От такого наследия решено было избавиться, одновременно выдвигая крупную исследовательскую программу.

В результате 28 - 30 ноября 1994 г. состоялась Всероссийская научная конференция "Революция и человек: социально-психологический аспект"51. Это направление своей деятельности Совет стал считать самым важным, не упуская, разумеется, из виду и другие проблемы. В декабре 1994 г. Совет совместно с МПГУ провел научную конференцию по истории гражданской войны52, которая являлась продолжением конференции 1993 года. Всего же в 1994 г. Совет провел пять научных конференций и годичное собрание; регулярно происходили расширенные заседания бюро Совета. Преодолевался известный спад в работе, наблюдавшийся в 1992 - 1993 гг., стали восстанавливаться утраченные связи с коллегами, в деятельность Совета вовлекались новые исследователи, обновлялась проблематика, произошел поворот от преимущественно политического анализа революции к изучению ее социально-психологического содержания. Но и в 1994 г. не все из задуманного удалось осуществить, отметил Волобуев во вступительном слове на очередном годичном собрании Совета (28 февраля - 1 марта 1995 г.), в частности продолжал снижаться исследовательский интерес к истории первой русской революции. Что же касается революций 1917 г., то в центре внимания Совета оставались проблемы, наметившиеся в последние годы: народ и власть, революция и человек, социализм и демократия, социокультурный смысл Октября. В докладе Тютюкина отмечалось, что замечается насаждаемая сверху тенденция к замалчиванию политических, социальных и социально-психологических итогов революции 1905 - 1907 годов. Со второй половины 1980-х годов инерция прежних исследовательских программ начала исчерпывать себя и практически закончилась к 1995 году. Докладчик выразил надежду, что Совет, который прежде не занимался историей первой русской революции, уделит ей определенное место и через десять лет ее 100-летие будет встречено не на руинах исследовательской деятельности. В. П. Булдаков, выступая с отчетом о работе Совета за 1994 г., отметил, что Совет по-прежнему исходит из задачи координации и стимулирования исследовательской работы при максимальной деполитизации и деидеологизации предмета исследования. Самой важной опорой Совета являлось его Северо-Западное отделение (председателем в феврале 1995 г. стал Н. Н. Смирнов, ученым секретарем - Б. И. Колоницкий), которое регулярно организовывало в Петербурге международные научные коллоквиумы53.

На фоне общей напряженной обстановки в России юбилей революции 1905 г., обычно широко отмечаемый, прошел скромно и незаметно. Единственным в СНГ научным коллективом, который по этому случаю отметил достижения исследователей, оказался Совет по истории революций в России: в октябре 1995 г. состоялась научная конференция и затем был издан сборник соответствующих материалов54. Продолжая уделять приоритетное внимание проблеме русских революций в человеческом измерении, Совет провел 14 - 15 ноября 1995 г. международную конференцию "Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль", материалы которой вскоре были изданы55. В научных мероприятиях Совета участвовали ученые из Великобритании, Италии, США, Финляндии, Японии и других стран. Во время XVIII конгресса исторических наук в Монреале (27 августа - 3 сентября 1995 г.) состоялось заседание Международной комиссии по истории Октябрьской революции. Президентом ее был переизбран П. В. Волобуев, генеральным секретарем был избран В. П. Булдаков.

На годичном собрании 6 февраля 1996 г. Волобуев и Булдаков сделали доклад "Революция в России: новые подходы к изучению"56, обсуждался план работы на 1996 - 1997 годы. Оказалось, что те задачи, которые ставил перед собой Совет, - пересмотреть устаревшие представления о революциях и реформах в России, по-новому взглянуть на события того времени, не удалось реализовать в той мере, в какой намечалось. С учетом этого опыта Совет в 1996 - 1997 гг. провел еще ряд научных конференций57.

После кончины П. В. Волобуева (1997 г.) обязанности председателя Совета исполнял С. В. Тютюкин. Вскоре статус Совета изменился. По постановлению Президиума РАН от 26 января 1999 г. при Отделении истории РАН был создан Научный совет РАН по истории социальных реформ, движений и революций (председатель Г. Н. Севостьянов), в который был включен Совет по истории революций в России. Часть историков, в том числе бывших сотрудников Совета, восприняла такую реорганизацию как фактическую ликвидацию Совета по русским революциям58.

Перед преобразованным Советом встали методологически сложные и организационно масштабные задачи. Прежде всего это связано с задачей общего осмысления истории XX в., того, какое место принадлежит в ней российским революциям. Актуальность этой задачи повысилась в связи с тем, что в новейшей историографии стало распространяться мнение о том, что вообще революции не оказали заметного влияния на исторический процесс в XX в., что, в частности, в России они

стр. 155


якобы являются случайными, выпадающими из общего мирового развития эпизодами, социальными "спазмами", отклонениями от "нормального" развития, нарушениями общественного равновесия, очередными русскими смутами и т.п. Такая критика со стороны "патриотического" течения в общественных умонастроениях оказывала давление на научный поиск, пыталась направить исследовательскую деятельность в нужное для него русло.

В 1999 г. наиболее важными событиями в деятельности Совета стали, во-первых, подготовленная совместно с Институтом славяноведения РАН международная конференция, приуроченная к 10-летию "бархатных" революций в странах Центральной Европы на рубеже 1989 - 1990 гг. (состоялась 20 - 21 апреля), и, во-вторых, совместная с финскими Институтом России и Восточной Европы и Александровским институтом конференция в Хельсинки на тему "Процесс модернизации в русской провинции в XX веке" (август)59. Рассмотрение регионального аспекта событий давало новую и свежую картину, далеко не совпадавшую с той, которую открывал взгляд из имперского центра. Активно содействуя развитию регионалистики, Совет совместно с Уфимским государственным нефтяным техническим университетом организовал в Уфе в июне 2000 г. международную конференцию "Право, насилие, культура в России: региональный аспект (первая четверть XX века)"60. В целом эти исследования конкретизируют представление о том, что глубочайшие противоречия в обществе обусловили социальный взрыв в 1917 г., а вслед за ним и крах Российской империи. Власть опаздывала с проведением давно назревших реформ, не решала накапливавшиеся проблемы, принимала такие внутри- и внешнеполитические решения, которые лишь обостряли ситуацию, разжигали социальную ненависть и межнациональные конфликты, потрясали общество.

Наиболее заметной публикацией Совета в 2000 г. стала книга, посвященная памяти П. В. Волобуева61, в которую включены некоторые его неопубликованные работы, воспоминания его соратников, близких, учеников, а также статьи по спорным и малоизученным проблемам отечественной истории. Поскольку без Волобуева, который являлся президентом Международной комиссии по истории Российской революции, подготовка ее заседания в рамках XIX конгресса исторических наук (Осло, 6 - 13 августа 2000 г.) не была проведена должным образом, то ее члены не прибыли на конгресс, за исключением вице-президента Комиссии П. Дьюкса. На заседании Комиссии он выступил перед собравшимися делегатами конгресса с докладом об основных направлениях современной зарубежной историографии Октябрьской революции.

10 - 12 апреля 2001 г. в Москве проходила подготовленная Советом международная научная конференция по теме "Реформы и революции в России в XX веке". В опубликованном вскоре двухтомнике ее материалов с разных точек зрения оцениваются преобразования в области политики, экономики, культуры и обороны, их влияние на судьбу страны; сопоставляется опыт отечественных и зарубежных революций и реформ62. При поддержке Совета продолжалась публикация сборников документов63 и коллективных трудов64, статей и монографий молодых историков; Совет по-прежнему оказывал помощь университетам в подготовке научных конференций в разных городах России. Учитывая появление множества публикаций ранее неизвестных документов по истории различных партий и организаций, Совет пришел к заключению о возможности по-новому проанализировать взаимовлияние революционных процессов и политических партий; используя появившиеся архивные документы, пересмотреть понимание процесса возникновения и формирования российской многопартийности, причин ее трансформации в однопартийную систему. С этой целью была проведена международная научная конференция "Политические партии в российских революциях в начале XX века" (26 - 27 ноября 2003 г.)65.

Сфера интересов Совета неуклонно расширялась, в свою компетенцию он включил исторические процессы всей советской эпохи. 14 - 15 сентября 2004 г. состоялась Международная научная конференция, посвященная анализу роли национального вопроса в интеграции и распаде СССР66. Роль и место этнического фактора в развитии общества и влияние его на вызревание политического кризиса и обрушение многонационального государства рассматривались на конференции во взаимовлиянии с другими социальными, политическими, экономическими процессами.

Проведенные в 1999 - 2007 гг. научные мероприятия и вышедшие в свет издания означали, что Научный совет по истории социальных реформ, движений и революций уделял на историко-сравнительной и комплексной основе повышенное внимание важнейшим историческим событиям, общественным явлениям и процессам, происходившим в XX веке в России, в особенности таким крупным вехам отечественной истории, как 1905 год, 1917 год, 1991 год, а также процессу реформирования страны в XX веке вплоть до "перестройки". Одной из наиболее существенных проблем в работе академического совета являлось то, что по независящим от него обстоятельствам постепенно прекратилось его сотрудничество с давним партнером - Международной комиссией, которая принесла много пользы, но после конгресса в Осло была настолько парализована бюрократическим вмешательством, что в 2007 г.

стр. 156


Бюро МКИН чуть было не распустило ее, поскольку эта Комиссия, являясь его внутренней организацией, утратила свой международный статус.

В течение 50 лет существования Научного совета формы его работы были разнообразны и диктовались спецификой, актуальностью научных проблем, связанных не только с 1917 г., но и с 1905 годом. Большую роль во всех делах Совета играла Международная комиссия по истории Октябрьской/Российской революции, ее активисты оказывали действенную и ощутимую помощь российским исследователям. С 1999 г., когда Совет вошел в состав Научного совета по истории социальных реформ, движений и революций, диапазон и спектр научных интересов Совета расширился и усложнился. Совет превращался в научный центр по изучению всех революций в России в XX в., включая "перестройку", реформаторские попытки, а также по компаративистскому исследованию российского и зарубежного опыта. Совет продвигался, таким образом, от истории Великого Октября к изучению России, Советского Союза, включая дипломатию Кремля, и мировым проблемам, к истории XX века в целом, расширив "пространство" сотрудничества историков. Перед Научным советом по истории революций, реформ и движений в настоящее время стоят трудные и большие задачи. Революции в России, как и в других странах, разрешали накопившиеся противоречия, которые власть по тем или иным причинам не была в состоянии преодолеть путем проведения своевременных реформ. Работа по изучению этого сложного социального механизма имеет перспективу.


Примечания

1. Отчет о научно-исследовательской работе по проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" за 1968 г. [М. 1968], с. 41.

2. Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 52.

3. ГОРОДЕЦКИЙ Е. Н. Научный совет по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" (Исторический опыт Великого Октября. М. 1986, с. 273).

4. ИЛЛЕРИЦКИЙ В. Е., НАУМОВ В. П. Творческий путь академика И. И. Минца. В кн. Исторический опыт Великого Октября. М. 1975, с. 13; Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 193.

5. В ее состав входили С. И. Волков, И. А. Гладков, Э. Б. Генкина, Г. Д. Обичкин, Ф. М. Полянский, А. Л. Сидоров, П. Н. Соболев, С. Г. Струмилин.

6. Архив РАН, ф. 2, оп. 6а, д. 146, л. 237 - 238; оп. 6м, д. 191, л. 43, 100 - 101, 105.

7. История СССР, 1958, N 2, с. 215 - 216.

8. В. А. Виноградов в воспоминаниях о Минце ошибочно пишет, что Президиум АН СССР назначил академика председателем данного Совета лишь в 1962 г. (К истории русских революций: события, мнения, оценки. Памяти Исаака Израилевича Минца. М. 2007, с. 196).

9. Архив РАН, ф. 2, оп. 6а, д. 149, л. 144 - 145. По решению Президиума АН СССР от 24 октября 1958 г. состав Совета был пополнен еще 5 членами (там же, д. 154, л. 227).

10. См.: История СССР, 1958, N 4, с. 203 - 208; Вопросы истории, 1958, N 7, с. 190 - 191.

11. Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 197.

12. Там же, ф. 2, оп. 6а, д. 189, л. 53, 57, 67.

13. 19 апреля 1962 г. Президиум АН СССР утвердил Научный совет при АН СССР по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" в составе: И. И. Минц (председатель), П. Н. Соболев (заместитель), Г. Е. Рейхберг (заместитель), С. М. Кляцкин (ученый секретарь), А. В. Игнатьев (заместитель ученого секретаря), члены бюро: Л. С. Гапоненко, Г. Н. Голиков, А. Е. Иоффе, А. Л. Сидоров и др. 9 августа 1967 г. ученым секретарем Совета был утвержден А. П. Ненароков.

14. См. подробнее: ГОРОДЕЦКИЙ Е. Н. Ук. соч., с. 274 - 275, 285 - 286.

15. В состав бюро Совета (постановление Президиума АН СССР от 13 апреля 1971 г.), входили 19 человек, в том числе председатель Минц, два его заместителя - Соболев и Г. А. Трукан, ученый секретарь Е. В. Иллерицкая, члены - Гапоненко, Городецкий, Л. М. Иванов, Игнатьев, А. Е. Иоффе и др.; членов Совета насчитывалось 105 человек. Состав советской части проблемной комиссии, по решению Президиума АН СССР от 25 сентября 1972 г., являлся таким: председатель Минц, заместители председателя - Ю. И. Кораблев и Г. А. Трукан, ученый секретарь Ненароков. 2 сентября 1976 г. Президиум АН СССР назначил Кораблева также заместителем председателя Совета вместо Трукана.

16. ГОРОДЕЦКИЙ Е. Н. Ук. соч., с. 279.

17. См.: Российский пролетариат: облик, борьба, гегемония. М. 1970; Свержение самодержавия. М. 1970 (на этих сборниках, представляющих собой материалы состоявшихся в 1967 г. всесоюзных конференций, приуроченных к 50-летию Февральской и Октябрьской революций, имеется гриф Научного совета по комплексной проблеме "Великая Октябрьская социалистическая революция"), Вопросы истории капиталистической России. Проблема многоукладности. Свердловск. 1972. На этом сборнике, также состоящем из материалов всесоюзной конференции (1969 г.), имеется тот же самый гриф, но его статьи, как отмечалось позже в отчете руководства Совета, им

стр. 157



не обсуждались и не рекомендовались к печати (Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 59). Все конференции были организованы сидоровской секцией. Руководство Совета и в дальнейшем пыталось объяснить, что эта "ошибка" в работе была допущена из-за "своеволия" А. Л. Сидорова, умершего в 1966 году.

18. Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 117.

19. МАРКВИК Р. П. В. Волобуев и историки "нового направления". В кн.: Академик П. В. Волобуев. Неопубликованные работы. Воспоминания. Статьи. М. 2000, с. 503.

20. АЛЕКСЕЕВА Г. Д. Историческая наука в России. М. 2003, с. 59.

21. См.: МИНЦ И. И. Великий Октябрь - поворотный пункт в истории человечества (некоторые итоги и задачи изучения проблемы). - История СССР, 1975, N 6.

22. К истории русских революций, с. 97, 101, 243.

23. Отчет о работе Научного совета по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции" за 1977 г. М. 1978, с. 53 - 55.

24. В состав советской части Проблемной комиссии многостороннего научного сотрудничества академий наук социалистических стран "История Великого Октября и последующих социалистических революций" (такое название комиссия получила в конце 1976 г.) по решению Президиума АН СССР от 11 июля 1977 г. входили: И. И. Минц (председатель), Ю. И. Кораблев (заместитель), В. И. Миллер (ученый секретарь), члены - Ц. П. Агаян (АН Армянской ССР), Л. С. Гапоненко, А. А. Дризул (АН ЛатвССР), Е. В. Иллерицкая, Х. Ш. Иноятов (АН УзбССР), В. А. Маамяги (АН ЭстССР), Н. И. Стуруа (АН ГрузССР), А. С. Сумбатзаде (АН АзербССР) и др.

25. Архив РАН, ф. 457, оп. 4, д. 87а, л. 196; Отчет Научного совета за 1983 - 1985 гг. М. 1986, с. 71.

26. Д. Гайер (ФРГ), П. Дьюкс (Великобритания), Ф. Мучи (Венгрия), А. Рабинович (США), В. Руге (ГДР), Х. Хазельштайнер (Австрия), Х. Христов (Болгария), С. С. Хромов (СССР).

27. ИОФФЕ Г. З. Международная комиссия по истории Октябрьской революции. - Вопросы истории, 1985, N 2; Отчет Научного совета за 1983 - 1985 гг. М. 1986, с. 113.

28. CHROMOV S. S. Historiography on the Great Socialist October Revolution. In: Comite International des Sciences Historiques. XVIe Congres International des Sciences Histohques. Stuttgart du 25 aout au 1er September 1985. Papports. II. Stuttgart. 1985, p. 843 - 847.

29. На конгресс И. И. Минца, которому тогда было 89 лет, не пустил его лечащий врач. В своем дневнике академик сделал 29 августа 1985 г., во время работы конгресса, такую запись: "В этот день на... мировом конгрессе историков... должен был я произнести вступительное слово в секции, где обсуждалась проблема истории Октября. Впервые! До этого заправилы исторического конгресса не допускали создания такой секции. Можно себе представить мое настроение!" ("Из памяти выплыли воспоминания..." Дневниковые записи, путевые заметки, мемуары академика АН СССР И. И. Минца. М. 2007, с. 537).

30. Вопросы истории, 1985, N 12, с. 103; 1986, N 1, с. 18, 19; История СССР, 1986, N 5, с. 88.

31. МИНЦ И. И. О перестройке в изучении Великого Октября, - Вопросы истории, 1987, N 4, с. 3 - 9; Изучение истории Великого Октября. Итоги и перспективы. - Там же, N 6.

32. "Из памяти выплыли воспоминания...", с. 543.

33. Его состав, согласно постановлению бюро Отделения истории АН СССР от 12 мая 1988 г., был таким: председатель И. И. Минц, его заместители - Ю. И. Кораблев, К. В. Гусев и К. Ф. Шацилло, ученый секретарь Е. В. Иллерицкая, 41 член бюро, в том числе А. М. Анфимов, В. И. Бовыкин, П. В. Волобуев, Л. С. Гапоненко, Е. Г. Гимпельсон, Е. Н. Городецкий, А. В. Игнатьев, Г. З. Иоффе, В. И. Миллер, А. П. Ненароков, Ю. А. Поляков, С. В. Тютюкин, В. В. Шелохаев и др.; свыше 120 членов Совета.

34. Тогда же был создан Научный совет по комплексной проблеме "Революция и социальный прогресс" во главе с академиком Г. Н. Севостьяновым. В начале 1989 г. в этом Совете была закончена разработка комплексной программы, намечавшей основные направления исследовательской работы и узловые проблемы, и на ближайшее десятилетие намечена подготовка обобщающих коллективных трудов по истории революций, социальных движений и реформ нового и новейшего времени в разных странах. Именно этот Совет сыграл позднее существенную роль в работе Совета по русским революциям.

35. Аппарат Научного совета тогда состоял из 7 сотрудников.

36. Академик П. В. Волобуев. Неопубликованные работы. Воспоминания. Статьи. М. 2000, с. 152. Первая такая конференция прошла в 1958 г. в Москве, через несколько месяцев после создания Научного совета, вторая - в 1968 г. в Ленинграде, третья - в 1978 г. в Цхалтубо.

37. См.: Россия. 1917 год: Выбор исторического пути. ("Круглый стол" историков Октября, 22 - 23 октября 1988 г.). М. 1989.

38. ТИХВИНСКИЙ С. Л. Заседание Бюро МКИН. - Вопросы истории, 1990, N 1, с. 183.

39. См.: Октябрьская революция. Народ: ее творец или заложник? М. 1992.

40. На эту инициативу Совета повлиял тот факт, что в 1989 г. в США вышел "Dictionary of the Russian Revolution". По сути, это издание - энциклопедия революции 1917 г., написанная большой группой ученых из Великобритании, Германии, Нидерландов, США, Франции, Японии и ряда других стран. Этому труду свойствен объективный подход к освещению революции 1917 г. и ее деятелям самых различных направлений, в том числе к меньшевикам, эсерам, кадетам, история которых в отечественной историографии к тому времени почти не была разработана.

стр. 158



41. Материалы конференции см.: Общественные организации в политической системе России 1917 - 1918 годов. М. - Тверь. 1991; 1992.

42. См.: Новая и новейшая история, 1991, N 2, с. 74 - 103.

43. См.: Революции и реформы в XX веке: их роль в истории общества. М. 1990.

44. См: VOLOBUYEV P. Turning to Great Experience. In: Revolutions and Reforms in World History. M. 1990.

45. См.: ТИХВИНСКИЙ С. Л. XVII Международный конгресс исторических наук в Мадриде. - Новая и новейшая история, 1991, N 2, с. 14.

46. 20 июня 1990 г. Минц написал письмо членам бюро Международной комиссии по истории Октябрьской революции с просьбой освободить его от обязанностей президента ее, рекомендовав на этот пост Волобуева.

47. К этому времени в руководстве Совета произошли перемены. 5 февраля 1991 г. Волобуев, который в декабре 1990 г. был избран академиком, обратился с письмом к академику-секретарю Отделения истории академику И. Д. Ковальченко, в котором отмечал, что в связи с обновлением и омоложением руководства порученного ему Научного совета он просит освободить от обязанностей всех трех заместителей председателя Совета (Ю. И. Кораблева, К. В. Гусева и К. Ф. Шацилло) и утвердить первым заместителем председателя В. П. Булдакова, заместителями председателя - В. И. Миллера и С. В. Тютюкина, ученым секретарем - М. М. Горинова. 7 февраля 1991 г. это ходатайство было утверждено.

48. Октябрь 1917: величайшее событие века или социальная катастрофа? М. 1991.

49. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 году. В 5 п. Т. 1. Л. 1991.

50. 1917 год в исторических судьбах России. М. 1992; то же. М. 1993.

51. См. материалы конференции: Революция и человек: социально-психологический аспект. М. 1996.

52. Международная научная конференция "Гражданская война в России (1919 - 1920 гг.)" 13 - 14 декабря 1994 г. Материалы второй сессии. М. 1995.

53. См., напр.: Россия и первая мировая война. СПб. 1999.

54. См.: 1905 год - начало революционных потрясений в России в XX веке. М. 1996.

55. См.: Революция и человек: быт, нравы, поведение, мораль. М. 1997.

56. См.: ВОЛОБУЕВ П. В., БУЛДАКОВ В. П. Октябрьская революция: Новые подходы к изучению. - Вопросы истории, 1996, N 5 - 6.

57. Международная научная конференция "Гражданская война и культура", 19 - 20 марта 1996 г. М. 1996 (проведена совместно с МПГУ); третья конференция из цикла "Революция и человек", проведенная Советом 23 мая 1996 г. (она была посвящена на этот раз этнопсихологическому аспекту проблемы); 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М. 1997 (сб. материалов конференции содержит, кроме того, подборку ранее не публиковавшихся документов и воспоминаний); Февральская революция и судьбы демократии в России. Ставрополь. 1997 (материалы международной научной конференции, проведенной 14 - 15 марта 1997 г. совместно со Ставропольским государственным университетом); Освещение событий 1917 года в курсах отечественной истории в средней и высшей школе. М. 1998 (материалы республиканской научной конференции, проведенной 7 октября 1997 г. совместно с МПГУ); 1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М. 1997 (конференция, приуроченная к 80-летию Октябрьской революции, проходила 21 - 22 октября); Октябрь 1917 года в истории России и мира. Ставрополь. 1997 (Материалы межрегиональной конференции 28 - 29 ноября 1997 г., проведенной Советом совместно со Ставропольский государственным университетом).

58. "Очень жаль, что... волевым решением Президиума РАН это дружное и работоспособное объединение творческой интеллигенции гуманитарного профиля было практически ликвидировано" (ЩАГИН Э. М. Страницы научно-педагогической деятельности ученого в МПГУ. В кн.: К истории русских революций, с. 183). Как показало дальнейшее, работу по революционной тематике Совет не свернул, а значительно расширил.

59. См.: МАРЬИНА В. В. Революции 1989 г. в странах Центральной и Восточной Европы: взгляд через десятилетие. - Новая и новейшая история, 1999, N 6; Modernisation in the Russian Provinces. - Studia Slavica Finlandensia. T. 17. Helsinki. 2000.

60. См.: НАДЕЖДИНА В. А, ВЕРЕЩАГИН А. С. Международная научная конференция в Уфе. - Отечественная история, 2001, N 3.

61. Академик П. В. Волобуев. Неопубликованные работы...

62. См. материалы конференции: Россия в XX веке. Реформы и революции. В 2-х тт. М. 2002.

63. "Совершенно секретно": Лубянка - Сталину о положении в стране (1922 - 1934 гг.). Тт. 1 - 7. М. 2001 - 2004; Москва-Рим. Политика и дипломатия Кремля. 1920 - 1939 гг. Сб. документов. М. 2002; Дело генерала Л. Г. Корнилова. В 2-х п. М. 2003; Москва-Токио. Политика и дипломатия Кремля. 1921 - 1931 гг. Сб. документов. В 2-х тт. М. 2007.

64. Война и общество, 1941 - 1945. В 2-х кн. М. 2004.

65. См.: Политические партии в российских революциях в начале XX века. М. 2005.

66. См. материалы конференции: Трагедия великой державы: национальный вопрос и распад Советского Союза. М. 2005.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Как-успешно-сдать-сессию-Советы-бывалого

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. М. ИСХАКОВ, Как успешно сдать сессию? Советы бывалого // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 03.12.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Как-успешно-сдать-сессию-Советы-бывалого (date of access: 12.05.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. М. ИСХАКОВ:

С. М. ИСХАКОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
206 views rating
03.12.2020 (160 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КАЗУС 1996. ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И УНИКАЛЬНОЕ В ИСТОРИИ
4 hours ago · From Беларусь Анлайн
ИОАНН ЕВГЕНИК И ФЛОРЕНТИЙСКАЯ УНИЯ
4 hours ago · From Беларусь Анлайн
КАК ДОБЫВАЛИСЬ ДЕНЬГИ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИИ
4 hours ago · From Беларусь Анлайн
ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЧЕРКАССКИЙ
Catalog: История 
4 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПОПЫТКИ РАЗВЕРТЫВАНИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ИСПАНИИ (1944 - 1948 гг.)
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ВОССТАНИЕ КРЕСТЬЯН В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В 1921 ГОДУ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
Политический архив XX века. ВОСПОМИНАНИЯ
Yesterday · From Беларусь Анлайн
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
7 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Как успешно сдать сессию? Советы бывалого
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones