Libmonster ID: BY-1766

Статья написана на основе неопубликованного материала из сербских архивов и Архива внешней политики Российской Федерации. В центре внимания автора находятся причины кризиса политики неприсоединения в середине 1960-х годов и попытки активизации внешней политики Югославии на европейской арене, как средство преодоления этого кризиса.

This article is based on unpublished materials from Serbian archives and the Archive of Foreign Policy of the Russian Federation. The author focuses on the causes of the crisis of the Non-Alignment Movement in the mid-1960s and on the efforts made by the foreign policy leadership of Yugoslavia to overcome it.

Ключевые слова: Югославия, внешняя политика, неприсоединение, И. Броз Тито.

В середине 1960-х годов Югославия активизировала внешнюю политику в Европе. Речь шла не только о социалистических странах, развитие сотрудничества с которыми было связано с очередным улучшением советско-югославских отношений, но также с нейтральными европейскими государствами и даже со странами, входившими в НАТО.

Попытка дипломатического "возвращения" Югославии в Европу стала следствием кризиса в политике неприсоединения. Внешнеполитическая доктрина равноудаленности, которой придерживались руководители СФРЮ, предполагала лавирование между сверхдержавами, а значит, перманентное давление то с одной, то с другой стороны, выдержать которое было сложно для страны, не имеющей широкой международной поддержки. Для Югославии подобной опорой было Движение неприсоединившихся государств. Кроме того, оно стало для Белграда инструментом усиления влияния на мировую политику: выступая в роли "совести человечества", страны, не входившие в военно-политические блоки, призывали к мирному сосуществованию и прекращению состояния враждебности в мире, стремились выступить в качестве посредника между Западом и Востоком. Лучше всех эта роль удавалась Иосипу Брозу Тито.

Характерно, что наибольшее влияние и резонанс политика неприсоединения имела в кризисные моменты холодной войны, когда миролюбивая риторика вне-блоковых стран и их призывы к компромиссу казались мировому сообществу способом предотвратить сползание мира в пучину атомной катастрофы. В периоды ослабления международной напряженности, снижалось и влияние неприсо-


Новосельцев Борис Сергеевич - аспирант кафедры истории южных и западных славян исторического факультета МГУ.

стр. 40

единившихся стран. После распада Советского Союза и роспуска Варшавского договора они окончательно утратили былое значение. Таким образом, движение неприсоединения могло существовать только в мире, разделенном по блоковому признаку.

Начавшийся в середине 1960-х годов кризис в политике внеблоковых стран имел как внешние, так и внутренние причины.

К первой категории можно отнести снижение градуса советско-американского противостояния, связанное с обострением советско-китайской полемики и курсом Москвы на укрепление единства социалистического движения. Стремление сверхдержав решать важнейшие международные вопросы путем достижения компромисса, а не на Генеральной Ассамблее ООН сокращало возможности неприсоединившихся стран непосредственно влиять на мировую политику. Кроме того, следует упомянуть об изменениях в политике США и Советского Союза по отношению к внеблоковым государствам с приходом к власти новых лидеров - Л. Джонсона и Л. И. Брежнева.

Соединенные Штаты в середине 1960-х годов, с приходом к власти Л. Джонсона активизировали свою внешнюю политику, нередко шли на прямое вмешательство в дела независимых государств (в Конго, Доминиканской Республике, Вьетнаме и Камбодже) и применение военной силы. Отношение к неприсоединившимся странам оставалось негативным. Администрация Джонсона заняла по отношению к ним более жесткую политику, чем администрация Кеннеди.

Одной из важнейших внешнеполитических задач СССР при Н. С. Хрущеве стало увеличение числа социалистически ориентированных стран. При Л. И. Брежневе - укрепление единства соцлагеря. Советские руководители по-прежнему рассматривали неприсоединение как переходную фазу в развитии стран "третьего мира" от состояния колониальной зависимости к началу социалистического строительства. Но если Хрущев был готов терпеливо дожидаться окончания этой фазы, то Брежнев не был склонен впустую растрачивать средства на поддержку тех, кто в обозримом будущем не перейдет к социализму и не имеет стратегического значения для советской внешней политики.

Международная обстановка осложнялась увеличением роли Франции и Китая и их претензиями на статус ведущих мировых держав. В перспективе на подобный статус могли также претендовать Япония и ФРГ.

Активность Китая обусловливалась его стремлением встать во главе "третьего блока", возглавив военно-политический союз стран мирового Юга и заняв доминирующее положение в афро-азиатском регионе. Неприсоединившиеся государства и их политика рассматривались Пекином как препятствие на пути реализации этих геополитических замыслов.

Франция стремилась стать лидером и покровителем внеблоковых стран и объединить вокруг себя некоторые западноевропейские государства. С этой целью Париж предпринимал "очень осторожные попытки дискредитировать позицию Югославии, как слишком "проамериканскую" [1].

Говоря о внутренних причинах кризиса политики неприсоединения, стоит отметить, что к середине 1960-х годов изменилось само восприятие ее смысла. Если раньше она была связана с задачей обеспечения международного политического статуса недавно получивших независимость стран, то теперь перед государствами Азии и Африки в большей степени стояли вопросы внутреннего развития. Их экономическое положение становилось все хуже. Югославия не могла оказать своим союзникам существенной материальной помощи и теряла политические позиции в регионе. Она уступала место странам, обладавшим большими финансовыми и экономическими возможностями (причем не только США или СССР, но также Франции и ФРГ). Среди внеблоковых государств намечалась дифференциация.

стр. 41

Кто-то, как Индонезия, ориентировался на Китай, кто-то, как Куба, Мали и Гвинея - на Советский Союз, кто-то, как Ирак и Пакистан - на США.

Индия, зависимая от американской помощи и кредитов, не могла себе позволить активность по линии неприсоединения, опасаясь негативной реакции Вашингтона. Значимым партнером СФРЮ фактически оставалась только Объединенная Арабская Республика [2. Л. 67]. (Об отношениях Югославии со странами Африки [11. 04. 1967]). Несколько общепризнанных харизматических лидеров внеблоковых государств - Д. Неру, А. Сукарно, А. Бен Белла, К. Нкрума - умерли или в результате военных переворотов были смещены со своих должностей. Начавшаяся война во Вьетнаме продемонстрировала отсутствие единства неприсоединившихся стран и их неспособность выступить в роли посредников между сторонами конфликта.

В такой ситуации югославская дипломатия сделала попытку укрепить свое положение в Европе.

Еще одной причиной изменений во внешней политике Югославии стала развязка в многолетнем противостоянии внутри руководства страны между группами Эдварда Карделя (сторонниками мягкой федерации и самоуправления, а также ориентации на Запад) и Александра Ранковича (выступавшими за централизм и сотрудничество с СССР). И. Броз Тито, поддержавший в начале 1960-х годов Ранковича, постепенно менял позицию в пользу группы Карделя. Впервые это стало заметно в декабре 1964 г., когда на VIII съезде Союза коммунистов Югославии (СКЮ) "впервые после войны заговорили о национальном вопросе" [3. С. 706].

Противостояние обострилось в 1965 г. в связи с подготовкой в Югославии экономической реформы, против которой возражали сторонники Ранковича. Во время дискуссии на III пленуме ЦК СКЮ (февраль-март 1966 г.) победу одержал Кардель. В своем заключительном слове Тито заявил, что акции противников реформы и развития самоуправления необходимо рассматривать как проявление активности "классового врага" [4. S. 119 - 120].

В середине 1960-х годов Тито, до которого доходили слухи о том, что многие считают его старым, начал опасаться роста влияния более молодого Ранковича, популярность которого в стране росла [3. С. 709 - 710]. Считаясь наследником Тито, он вел себя независимо и самоуверенно, реже консультировался с югославским президентом, в частных разговорах допускал критические высказывания в его адрес и укреплял влияние в органах государственной безопасности [4. S. 120].

16 июня 1966 г. на внеплановом заседании Исполнительного комитета ЦК СКЮ А. Ранкович был обвинен в том, что возглавляемая им Служба государственной безопасности установила подслушивающие устройства в кабинеты И. Броза Тито и всего югославского руководства. 1 - 2 июля на IV пленуме СКЮ Ранкович был объявлен приверженцем великодержавного централизма и тормозом самоуправления, исключен из партии и снят со всех должностей, позже его обвинили в репрессиях против косовских албанцев и в попытке создания "политического заговора", направленного на "захват власти антиконституционным путем" [3. С. 710 - 712].

Отстранение А. Ранковича стало победой группы Э. Карделя. С одной стороны, это способствовало продолжению экономической реформы и росту жизненных стандартов в Югославии, с другой - катастрофическому увеличению внешнего долга СФРЮ и началу дезинтеграционных процессов в стране, вылившихся в массовое движение в Хорватии в начале 1970-х годов и принятие Конституции 1974 г., согласно которой государственное устройство Югославии приобрело черты конфедерации. Во внешней политике это привело к росту прозападных тенденций, что в частности отразилось на позиции СФРЮ по вопросу европейской безопасности и сотрудничества.

С конца 1965 г. эта проблема часто затрагивалась в выступлениях партийных и государственных лидеров. Общей позицией были утверждения, что Европе

стр. 42

"не грозит опасность военного конфликта" [2. Л. 33. О позиции и мероприятиях СФРЮ по вопросу укрепления европейской безопасности. Выступление М. Никезича на заседании СИВ. 26.01.1967 г.] и что в настоящее время "речь идет о начале процесса, который открывает значительные перспективы для общеевропейского сотрудничества" [2. Л. 33 - 34. Выступление И. Броз Тито в Вене. 13. 02. 1967 г.].

Логика югославских политиков состояла в том, что, если в регионе не существует предпосылок для возникновения конфликта, то его разделение на два противостоящих друг другу военно-политических союза теряет всякий смысл. Так, например, в Белграде с большим одобрением встретили "Декларацию об укреплении мира и безопасности в Европе", принятую в июле 1966 г. на Бухарестском совещании Политического консультативного комитета Организации Варшавского договора (ОВД). Она была охарактеризована как "новый подход к решению проблемы европейской безопасности", подчеркивалось "отсутствие ярко выраженной блоковой платформы" и "стремление к созданию единой системы [...] безопасности на основе многостороннего и равноправного сотрудничества европейских стран". Предложение об одновременной ликвидации НАТО и ОВД также было встречено с большим энтузиазмом [2. Л. 36 - 37. О позиции и мероприятиях СФРЮ по вопросу укрепления европейской безопасности.].

Тито и других югославских руководителей сложно было обвинить в отсутствии прагматизма. Их с виду идеалистические и утопичные призывы к мирному сосуществованию, равноправию всех стран и многостороннему сотрудничеству в мире и Европе были направлены на достижение определенного практического результата, пользы для Югославии. Едва ли Тито ожидал роспуска военно-политических организаций и установления общеевропейского сотрудничества в ближайшее время. Но, теряя влияние в Азии и Африке, он увидел определенные перспективы в развитии отношений с рядом европейских государств: как нейтральных, так и состоящих в одном из блоков, однако, тяготеющих к независимой позиции.

В 1965 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН девять европейских стран (Австрия, Бельгия, Болгария, Дания, Венгрия, Румыния, Финляндия, Швеция и Югославия) выступили с резолюцией "Мероприятия на региональном уровне с целью развития добрососедских отношений между европейскими государствами с различным социальным и политическим строем" (см. [5]). В Белграде рассчитывали "на придание деятельности этой группы постоянного характера и расширения ее состава за счет малых стран" [2. Л. 76. Основные принципы внешней политики СФРЮ. 17. 04. 1967].

Тито имел богатый опыт создания движений малых стран с глобальными целями. После того, как политика неприсоединения оказалась в состоянии кризиса, он предпринял попытку смонтировать ее аналог в более благополучной Европе, которой не грозили голод и гражданские войны, а стабильное экономическое положение государств региона позволяло им заниматься политическими вопросами.

В сентябре 1966 г. Югославия выступила с инициативой проведения в Белграде консультативного совещания представителей парламентов "девятки", в котором согласились поучаствовать все страны, кроме Австрии (она одобрила результаты совещания). Обсуждалось, в первую очередь, проведение конференции представителей европейских парламентов, на которой предполагалось поднять вопросы региональной безопасности [2. Л. 39. О позиции и мероприятиях СФРЮ по вопросу укрепления европейской безопасности].

4 октября того же года по инициативе Румынии представители стран "девятки" встретились в Нью-Йорке во время очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН и обсудили вопрос, "каков мог бы быть вклад девяти стран в дело европейского сотрудничества", а также договорились о дальнейших совместных консультациях [2. Л. 40]. В январе 1967 г. странам "девятки" в соответствии с решением, принятым в Нью-Йорке, были разосланы подготовленные СФРЮ "Меморандум о

стр. 43

развитии сотрудничества между европейскими странами" и "Декларация о Европейской экономической комиссии". В советское посольство эти документы были переданы для ознакомления только 22 февраля.

В "Меморандуме" предлагался широкий перечень мероприятий, в основном в области экономического, научно-технического, культурного и других видов сотрудничества. Югославы исходили из того, что шаги, направленные на развитие добрососедских отношений, следует предпринимать постепенно и не начинать непосредственно с политических вопросов, так как по большинству из них имеются расхождения. Важнейшее значение придавалось Европейской экономической комиссии как наиболее удобному инструменту развития сотрудничества [2. Л. 41 - 42. О позиции и мероприятиях СФРЮ по вопросу укрепления европейской безопасности].

В рамках укрепления отношений со странами "девятки" союзный секретарь иностранных дел СФРЮ М. Никезич весной 1967 г. совершил поездки в Бельгию (апрель) и по скандинавским странам (май), очевидно, стремясь прийти к единым позициям с руководителями капиталистических стран - возможных союзниц Югославии в Европе. В выступлениях он "неизменно подчеркивал роль малых и средних стран в развитии общеевропейского сотрудничества" [2. Л. 146. Позиции и практические мероприятия СФРЮ по вопросу европейского сотрудничества. 27. 06. 1967].

Советские аналитики в 1967 г. подчеркивали: "В последнее время в югославской печати подвергается критике наш тезис о необходимости укрепления единства действий социалистических стран, поскольку это, якобы, приведет к "тесному сплочению" другой стороны и к уменьшению "готовности развивать общеевропейское сотрудничество"" [2. Л. 74. Основные принципы внешней политики СФРЮ. 17. 04. 1967]. Отмечалось, что "со стороны югославских руководителей имели место высказывания о необходимости проведения социалистическими странами более самостоятельной политики (беседы И. Тито с Я. Кадаром в мае 1966 г. и с А. Новотным в июне 1965 г.). Югославская печать при характеристике внешней политики социалистических стран акцентировала внимание на терминах "равноправие", "самостоятельность", "независимость" [2. Л. 75].

По сути, это означало, что политика Югославии в глазах советских руководителей не только имела "сепаратистский характер" [2. Л. 41. О позиции и мероприятиях СФРЮ по вопросу укрепления европейской безопасности], но и подрывала основы внешнеполитического курса Москвы. Так, например, по мнению экспертов МИД СССР, подготовленные СФРЮ "Меморандум о развитии европейского сотрудничества" и "Декларация о Европейской экономической комиссии" противопоставлялись предложениям "Бухарестской декларации" [2. Л. 85. Основные принципы внешней политики СФРЮ. 17. 04. 1967].

Советское руководство придавало большое значение Совещанию представителей европейских коммунистических и рабочих партий по вопросу региональной безопасности, которое планировалось провести в Карловых Варах. Югославия и Румыния не соглашались отправить на конференцию свои делегации и активно добивались проведения такого форума, на котором присутствовали бы представители парламентов всех стран Европы. Когда в апреле 1967 г. конференция в Карловых Варах все-таки состоялась, представители Белграда и Бухареста в ней не участвовали.

Румыния нормализовала отношения с Югославией позже других социалистических стран: визит в СФРЮ румынской делегации во главе с Г. Георгиу-Дежем состоялся лишь в ноябре 1963 г. Дальнейшее сотрудничество также не представляло собой нечто исключительного. Однако в 1966 г. личные контакты между И. Брозом Тито и новым руководителем румынской компартии и правительства Н. Чаушеску интенсифицировались. Два лидера в промежутке с апреля по декабрь

стр. 44

встречались трижды. После этих встреч на высшем уровне позиции двух стран по основным международным вопросам существенно сблизились [2. Л. 91. Румынско-югославские отношения. 17. 04. 1967]. Стороны начали активную совместную деятельность в Европе, протекавшую преимущественно в рамках "девятки". Румыния становилась для СФРЮ примерно тем, чем был для нее Египет в Движении неприсоединения, с той разницей, что Тито и Насера связывала глубокая личная симпатия и даже дружба [6. S. 71], в то время как Чаушеску был лично неприятен югославскому президенту [7. С. 373].

Москва с ревностью следила за политикой югославских и румынских руководителей: первым уже много лет удавалось сохранять независимость от Советского Союза, вторые стремились к такому положению, рассматривая Югославию как пример для подражания. В СССР полагали, что в основе их действий, лежала "идея объединения малых европейских стран, независимо от их социального строя, что объективно ведет к созданию некоей третьей силы в Европе, стоящей "вне блоков"" [2. Л. 93. Румынско-югославские отношения. 17. 04. 1967].

Помимо стратегических Югославия решала в Европе и тактические задачи, связанные, прежде всего, с урегулированием вопросов экономического сотрудничества с западными странами.

В 1966 г. югославский экспорт на Запад составлял 594 млн. долл., а импорт -884 млн. долл. Таким образом, общая сумма товарооборота (1478 млн) значительно превышала аналогичные показатели в торговле с социалистическими странами (948 млн) [8]. В 1966 г. СФРЮ стала полноправным членом Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ)1, чем ликвидировала или ослабила многие препятствия, ограничивавшие экспорт югославских товаров в Западную Европу. Теперь в Белграде рассчитывали выправить отрицательный баланс своего внешнеторгового сальдо с европейскими странами.

Ключевыми торговыми партнерами Югославии были ФРГ и Италия. Именно эти страны были ведущими по общим объемам товарооборота с СФРЮ.

В 1957 г., после признания югославским правительством ГДР, Западная Германия, согласно "доктрине Хальштейна", прервала дипломатические отношения с Белградом. Но это не означало полного прекращения сотрудничества между двумя государствами. Напротив, оно развивалось на различных уровнях. Например, объем двухсторонней торговли между странами в период с 1960 по 1969 г. вырос в четыре раза. Кроме того, Югославия дважды получала кредиты от ФРГ: в 1961 г. на сумму в 35 млн. долл. и в 1964 г. - 550 млн. марок [9. S. 266, 268].

Важнейшими проблемами югославско-западногерманских отношений были выплата компенсаций жертвам нацистского террора и регулирование правового положения югославских рабочих в ФРГ. По первому вопросу Белград указывал на моральную и юридическую обязанность германского правительства произвести выплаты, в то время как Бонн трактовал компенсации как "добрую волю" и подчеркивал, что они не могут быть предоставлены тем странам, которые не признают ФРГ единственным легитимным представителем немецкого народа [9. S. 270].

Что касается эмиграции рабочей силы, то эта проблема впервые была поднята в 1 962 г. на заседании Исполнительного комитета Социалистического союза трудового народа Югославии. Согласно принятому решению, "за границу могут временно выезжать неквалифицированные рабочие, в то время как отъезд квалифицированной рабочей силы нужно ограничивать, так как она необходима нашей экономике" [10. S. 276]. В конце 1963 г. Союзное исполнительное вече разработа-


1 Генеральное соглашение по тарифам и торговле было подписано в 1947 г. До появления в 1995 г. Всемирной торговой организации оно выполняло функции по регулированию внешней торговли и ограничению таможенных барьеров.

стр. 45

ло "Руководство по трудоустройству работников за рубежом", первый правовой акт, юридически регулировавший трудовую миграцию. Главной его целью было прекращение неорганизованного оттока югославской рабочей силы в Западную Европу.

Особенно массовой временная эмиграция стала после начала экономической реформы в СФРЮ в 1965 г., в результате которой значительная часть взрослого населения оказалась безработными. Всего до 1969 г. за границу уехали около 800 тыс. чел. или 22 % всей рабочей силы страны [10. S. 275].

С рядом европейских государств были подписаны договоры, регламентирующие положение югославских наемных работников. В 1965 г. подобные соглашения были заключены с Францией, в 1966 г. - с Австрией и Швецией. С ФРГ, в которой работали около 350 - 400 тыс. югославов, что составляло 20 % иностранной рабочей силы, задействованной в Западной Германии [9. S. 275], соответствующих документов подписано не было.

Массовый отъезд рабочих в ФРГ ставил перед югославским руководством задачу восстановления отношений с этой страной. Исходя из архивных материалов, можно предположить, что советские дипломаты усматривали попытку решения этой задачи в деятельности СФРЮ в рамках "девятки". Среди ее предложений не упоминались краеугольные для европейской политики Москвы положения о необходимости признания незыблемости послевоенных границ и факта существования двух германских государств, об отказе ФРГ от притязаний на Западный Берлин, о нераспространении на ее территории ядерного оружия, об опасности роста там реваншизма и неофашистских сил [2. Л. 92 - 93. Румынско-югославские отношения. 17. 04. 1967]. Кроме того, разработанные Югославией "Меморандум о развитии сотрудничества между европейскими странами" и "Декларация о Европейской экономической комиссии" допускали "дискриминацию по отношению к ГДР", в частности, предлагалось "развивать европейское сотрудничество в рамках тех организаций, членом которых ГДР не является" [2. Л. 85. Основные принципы внешней политики СФРЮ].

Сложно сказать, чего здесь было больше: попытки достигнуть компромисса с капиталистическими странами "девятки", уклоняясь от обсуждения заведомо спорных вопросов, или реверансов в сторону Западной Германии. Однако в Москве такую позицию однозначно воспринимали как еще одно доказательство существования расхождений во внешнеполитических курсах СССР и Югославии.

13 декабря 1966 г. М. Никезич в выступлении по югославскому телевидению заявил: "С нашей стороны не имеется препятствий для того, чтобы реалистично и конструктивно приступить к поискам путей улучшения отношений между Югославией и ФРГ, включая и восстановление дипломатических отношений. Но, разумеется, для такого развития событий необходимы усилия обеих сторон" [2. Л. 9 - 10. Позиция Югославии по вопросу восстановления дипломатических отношений с ФРГ. 31. 01. 1967]. В то же время помощник секретаря иностранных дел СФРЮ М. Пешич 23 января 1967 г. заметил в беседе с советским послом: "Югославия хотела бы иметь нормальные дипломатические отношения с обоими германскими государствами, но она никогда не пойдет на развитие отношений с ФРГ в ущерб интересам Германской Демократической Республики" [2. Л. 10].

Таким образом, в начале 1967 г. Югославия попыталась начать процесс восстановления отношений с ФРГ, однако международная обстановка сложилась таким образом, что этой цели руководство СФРЮ добилось лишь осенью 1968 г.

Прогресс в югославско-итальянском сотрудничестве, начиная с середины 1950-х годов, был заметен во всех сферах. К концу десятилетия два государства подписали более 200 соглашений в разных областях. В этот период Италия вышла на первое место среди внешнеторговых партнеров Югославии и продолжала занимать его на протяжении 1960-х годов.

стр. 46

Однако в январе 1967 г. отношения двух стран "вступили в период кризиса, связанного с прекращением переговоров о подписании нового торгового договора". Последовавшее ухудшение отношений в своей основе имело проблему, связанную с неопределенным статусом пограничных территорий [11. S. 294; 2. Л. 92 - 93. Румынско-югославские отношения. 17. 04. 1967]. Несмотря на мирный договор 1947 г. и на "Меморандум о согласии" 1954 г. триестская проблема продолжала оставаться не до конца разрешенной (см. подробнее [12 - 14]). Белград и Рим по-разному трактовали существовавшее разграничение. Для югославской стороны граница была окончательной, в то время как для Италии она представляла собой демаркационную линию, и поэтому имела лишь "предварительный характер" [11. S. 303].

Летом 1967 г. договор все-таки был подписан2, однако в политических отношениях между двумя странами наметился определенный спад. В военных кругах Италии все больше укреплялось мнение о необходимости подхода к Югославии как к такому же потенциальному противнику, что и страны Варшавского договора. В октябре 1967 г. в районе Триеста прошли учения НАТО, в ходе которых отрабатывались задачи отражения нападения войск "оранжевых" (страны ОВД) и "филооранжевых" (Югославия) [2. Л. 127. Об отношении США, Англии, Франции, ФРГ и Италии к Югославии в связи с ее позицией в ближневосточном конфликте. 20. 10. 1967].

Причиной приостановки едва начавшегося процесса восстановления отношений с ФРГ и задержки в торговых переговорах с Италией, а также с Бельгией, стало охлаждение между Белградом и Вашингтоном, особенно обострившееся после Шестидневной войны на Ближнем Востоке (июнь 1967 г.). СФРЮ поддержала арабские государства и подвергла яростной критике политику США и Израиля. Американцы в ответ предприняли ряд мер экономического давления на Югославию как через американские фирмы и организации, так и через правительства других стран. Косвенно это подтверждал тот факт, что югославский экспорт в 1967 г. остался на прошлогоднем уровне, а импорт западных товаров заметно сократился [2. Л. 41, 44. Югославско-американские отношения. 28. 08. 1967.].

После войны между Израилем и арабскими странами наметилось "изменение позиций СФРЮ в сторону сближения с позициями СССР и других братских социалистических стран". Вопросы, связанные с европейским сотрудничеством, "отошли во внешней политике СФРЮ на второй план" [2. Л. 147. О позиции и практических мероприятиях СФРЮ по вопросу европейского сотрудничества. 27.06. 1967].

Арабско-израильский конфликт оказал негативное влияние и на развитие сотрудничества между Югославией и Румынией. Бухарест, не желая разрывать отношений с Израилем, отказался квалифицировать его действия как агрессию. Кроме того, румыны очень чувствительно отнеслись к критике своей позиции со стороны СФРЮ.

Активизация югославской внешней политики в Европе была возможна только в относительно стабильный период в международных отношениях. Война на Ближнем Востоке дестабилизировала обстановку, что создавало проблемы для реализации идеи общеевропейской безопасности, но, с другой стороны, открывало перспективы увеличения влияния Югославии на ближневосточную политику в качестве посредника в достижении компромиссного решения. А поскольку поражение потерпел Египет, один из важнейших союзников СФРЮ, Тито не мог оставаться в стороне. Для оказания более эффективной помощи Насеру он пошел на беспрецедентное сближение со странами советского лагеря и пожертвовал


2 Сейчас спорные территории относятся к хорватской жупании Истрия, Словенскому Приморью и двум итальянским провинциям - Гориции и Триесту.

стр. 47

планами развития европейского сотрудничества. Последовавшее ухудшение отношений с США и западноевропейскими странами было окончательно преодолено лишь осенью 1968 г., когда после интервенции советских войск в Чехословакию и охлаждения между Белградом и Москвой, Югославия вернулась к позиции равноудаленности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Arhiv Jugoslavije. Kabinet Predsednika Republike (KPR). I-4-a/6. Trojni sastanak. Tito, Naser, Indira Gandi. 20 - 25. 10. 1966 // Materijal za trojni sastanak; Isto. I-3-a/101 - 84. SSSR. Poseta Prvog sekretara CK KPSS L.I. Breznjeva SFRJ. 22 - 25. 10. 1966.

2. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 0144. Оп. 53. П. 214. Д. 23.

3. Гуськова Е. Ю. Югославская федерация в 1960-е годы. Борьба двух тенденций // Югославия в XX веке. Очерки политической истории М., 2011.

4. Timofejev A. "Nije to borba za vlast izmedu pojedinjenih lica, vec konflikti izmedu ideja i trendova..." Sovjetsko videnje politickih transformacija u Jugoslaviji 1966 - 1968 // Tokovi istorije. 2010. 3.

5. http://daccess-dds-ny.un.org/doc/resolution/gen/nro/221/42/img/nr022142/OpenElem.

6. Zivotic A. Jugoslavia i Suecka kriza 1956 - 1957. Beograd, 2008.

7. Матонин Е. В. Иосип Броз Тито. М., 2012.

8. Dipolmatski Arhiv Saveznog Ministarstva Inostranih Poslova. Politicka arhiva. 1967. Jugoslavija. F-70. 41261. Izvestaj drzavnog sekretarijata za inostrane poslove о medjunarodnoj situacii i aktivnosti Jugoslavije u 1966 godini.

9. Janjetovic Z. Polusluzbeno partnerstvo - Jugoslavija i Savezna Republika Nemacka sezdesetih godina XX veka // 1968 - ceterdeset godina posle. Zbornik radova. Beograd. 2008.

10. Ivanovic. V. Brantova istocna politika i jugoslovenska ekonomska emigracija u SR Nemackoj //1968 -ceterdeset godina posle. Zbornik radova. Beograd. 2008.

11. Misic S. Jugoslovensko-italijanski odnosi i cehoslovacka kriza 1968. godine // 1968 ceterdeset godina posle. Zbornik radova. Beograd. 2008.

12. Bogetic D. Jugoslavija i Zapad. 1952 - 1955. Jugoslovensko priblizavanje NATO-u. Beograd, 2000.

13. Lorejn M.L. Odrzavanje Tita na povrsini. Sjedinjene Drzave, Jugoslavija i hladni rat. Beograd, 2003.

14. Едемский А. Б. От конфликта к нормализации. Советско-югославские отношения в 1953 - 1956 годах. М., 2008.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/КРИЗИС-В-ПОЛИТИКЕ-НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ-И-АКТИВИЗАЦИЯ-ЮГОСЛАВИИ-НА-ЕВРОПЕЙСКОЙ-АРЕНЕ-В-СЕРЕДИНЕ-1960-х-ГОДОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. С. НОВОСЕЛЬЦЕВ, КРИЗИС В ПОЛИТИКЕ НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ И АКТИВИЗАЦИЯ ЮГОСЛАВИИ НА ЕВРОПЕЙСКОЙ АРЕНЕ В СЕРЕДИНЕ 1960-х ГОДОВ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 06.08.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/КРИЗИС-В-ПОЛИТИКЕ-НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ-И-АКТИВИЗАЦИЯ-ЮГОСЛАВИИ-НА-ЕВРОПЕЙСКОЙ-АРЕНЕ-В-СЕРЕДИНЕ-1960-х-ГОДОВ (date of access: 18.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. С. НОВОСЕЛЬЦЕВ:

Б. С. НОВОСЕЛЬЦЕВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
43 views rating
06.08.2022 (11 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШЕ
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛЬСКИЙ СОЮЗ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЛЕВЫХ СИЛ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ANTONI A. KAMINSKI. MICHAIL BAKUNIN. ZYCIE I MYSL
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛЬСКИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ НА СТОРОНЕ РОССИИ В 1914-1915 ГОДАХ
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
БОГЕМСКИЙ ВОПРОС НА РУБЕЖЕ 1870-1880-х ГОДОВ: ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
ВСПОМИНАЯ ДОМОКОША КОШАРИ (к 100-летию со дня рождения историка)
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
Алексей Иванов о игровых автоматах в онлайн казино Беларуси
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
К ИСТОРИИ КОРОНАЦИИ НИКОЛАЯ I В ВАРШАВЕ (1829 год)
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
АДОЛЬФ ПАТЕРА (1836-1912). К ВОПРОСУ О РУССКО-ЧЕШСКИХ НАУЧНЫХ СВЯЗЯХ. К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕШСКОГО УЧЕНОГО
9 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ЦЕРКОВЬ И СЛАВЯНСКИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ. РОЛЬ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ"
10 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КРИЗИС В ПОЛИТИКЕ НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ И АКТИВИЗАЦИЯ ЮГОСЛАВИИ НА ЕВРОПЕЙСКОЙ АРЕНЕ В СЕРЕДИНЕ 1960-х ГОДОВ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones