Libmonster ID: BY-2452
Author(s) of the publication: Н. БОРЕВСКАЯ

Н. БОРЕВСКАЯ, кандидат филологических наук

В КИТАЕ ЭТО ПОНЯЛИ ДАВНО И НЕ ЖАЛЕЮТ СИЛ И СРЕДСТВ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ ОБУЧЕНИЯ В ШКОЛАХ

В концепциях китайских сторонников модернизации на протяжении последнего столетия была одна общая черта - все они ставили образование "о главу угла реформ. Оно объявлялось поочередно то средством "усиления" государства, то путем к его "спасению", а на современном стане - условием его "расцвета". С этой целью везде в 20- е годы прошлого века педагоги-просветители и деятели революционной ориентации выдвинули лозунг "образование - народу" и настойчиво продвигали его в жизнь. Подход к воспитанию и обучению как основам управления государством проистекает из конфуцианской традиции, хотя вполне соответствует возникшей в середине 60-х годов на Западе концепции "модернизации". Современные китайские политики и философы ставят возрастание международной роли КНР в XXI веке в прямую зависимость от ее научно- технического потенциала, а рост последнего непосредственно связывают с модернизацией системы образования. "Развитие науки и техники" - отмечал "отец" современных реформ Дэн Сяопин, - невозможно без образования".

Интересно сопоставить два этапа модернизации образования в КНР: 50-70-е и 80-90-е годы. Первый являл собой "имперскую" модель модернизации периода ранней индустриализации при преобладании отсталого аграрного сектора в стране. Согласно тогдашней концепции образовательных реформ, во многом копировавшей советскую, модернизация насаждалась "сверху". Для этой концепции были типичны многие теоретические построения китайских педагогов-революционеров и демократов предшествующего времени, а именно: демократизация образования и придание ему массового характера, экстенсивная модель развития (ориентация на всеобщую грамотность как условие участия кадров в массовом поточном производстве и воспитание навыков, ориентированных на это производство); распространение школы на село; усиление доли технических и естественнонаучных знаний в учебных программах. Политику правительства КНР тогда отличал и ряд новых моментов: конституционное закрепление права всех граждан на образование при обеспечении гарантий на получение образования рабоче-крестьянскими массами; полное огосударствление школ и введение унифицированной централизованной системы образования, пятилетнее планирование образовательного процесса; преобразование ценностных ориентации общества на идеологической основе марксизма-ленинизма; отделение образования от религии.

Многие из этих и других мер (государственное распределение выпускников вузов, создание общегосударственной сети профессиональных учебных заведений, а также эффективной системы подготовки кадров из числа национальных меньшинств) обеспечили удовлетворение потребностей развития народного хозяйства, науки и культуры в квалифицированных кадрах специалистов.

Основные направления модернизации образования в 1949- 1959 годах соответствовали принятым в то время в мире нормам эпохи индустриальной революции и эффективно содействовали включению в систему обучения широких масс населения. В целом, несмотря на расхожесть лозунга о "всестороннем развитии личности", вся система образования и педагогика были ориентированы на "массы" при фактическом отказе от индивидуализации личности. Этому способствовало и сохранение правительством КНР на том этапе базовых атрибутов системы образования традиционного общества, в первую очередь патерналистской роли государства и авторитарной педагогики.

ОТ "СКАЧКОВ" К АЗИАТСКОЙ МОДЕЛИ

60-70-е годы характеризовались в Китае типичным для "запаздывающей" модернизации стремлением перепрыгнуть через ступени (скачкообразное развитие), но при этом и весьма своеобразным неприятием зарубежного опыта и абсолютизацией национальной специфики (псевдонациональная модель).

Формирование китайской политики в области образования явно происходило с оглядкой на успехи

стр. 32


азиатского экономического чуда , питавшего модернизацию быстрым накоплением "человеческого капитала", который, в свою очередь, наращивался за счет ускоренного распространения образования.

Китай пытался воспроизвести этот скачок, но без учета всех предпосылок и составляющих, в частности, без значительного увеличения вложений в образование. Китайское руководство допустило и другие серьезные просчеты в осуществлении данного этапа модернизации образования: отсутствовала научно разработанная модель развития, игнорировался частный сектор в образовании, негативно сказывалась закрытость образовательной системы и многое другое. В результате КНР за три первых десятилетия, несмотря на все "скачки", не смогла так быстро, как впоследствии это удалось сделать восточным "драконам", ликвидировать неграмотность и подготовить необходимое количество специалистов. В целом практика этих трудных десятилетий продемонстрировала и КНР, и миру невозможность осуществить модернизацию системы образования в закрытом обществе, без отказа от устаревших традиционных педагогических концепций и проведения глубинных структурных реформ.

Китай воспринял этот урок, и в 1983 году начал новый этап модернизации образования под лозунгом Дэн Сяопина "Повернуться к модернизации, к миру, к будущему". Новую концепцию образования потребовали и рыночные реформы, и более высокий виток индустриализации, и вызов со стороны мирового сообщества.

Быстро развивающиеся информационные системы, рост активности международных фондов и организаций, интернационализация рынка труда сделали в последние десятилетия развитие систем образования внутри страны зависимым от многих внешних факторов. С 80-х годов Китай в этой связи начал разрабатывать новую стратегию развития образования, широко используя не только собственное историческое наследие, но и международный опыт, в частности, опыт своих соседей по региону, со многими из которых он находится в одном цивилизационном поле.

В научный оборот стран Запада был введен термин "азиатская модель образования". Сторонники этой модели усматривали в ускоренной азиатской поступи оригинальную и более эффективную по сравнению с традиционной европейской стратегию развития в ответ на вызов, связанный с экономическим превосходством Запада. Среди американских специалистов по Азии высокая эффективность ее образовательной стратегии отождествлялась с регионом, где модернизация легла на почву конфуцианской культуры. Это - Япония, затем Южная Корея и "драконы", а в самое последнее время Китайская Народная Республика 1 .

По мнению оппонентов, азиатские страны не явили миру новой стратегии, а лишь повторили апробированную Западом столетие назад политику расширения массового доступа к образованию, сопровождавшую формирование его единых национальных государственных систем. Но даже эти скептики указывали на несколько новых составляющих успеха в экономически наиболее динамично развивающихся странах региона: переход к государственному планированию в 70-80-х годах, более высокие, чем у развивающихся стран других регионов, темпы распространения школьного образования.

Темпы введения начального всеобуча КНР с 1970-го по 1985 год оказались еще более высокими, чем в странах Юго- Восточной Азии. А что касается среднего образования, то в КНР в те годы наиболее интенсивно развивалась именно средняя школа, что привело, кстати, к дисбалансу ступеней обучения и искажению его структуры. Однако Китай к началу 90-х годов отставал от своих азиатских соседей в распространении образования. Главные причины такого отставания - отсутствие современных механизмов планирования развития образования, несогласованность темпов его распространения с экономическим ростом, запоздавший более чем на десятилетие отказ от экстенсивной модели развития, погоня за равенством образовательных возможностей в ущерб повышению эффективности обучения, а также принципиально иное, нежели в других странах, соотношение государственного и негосударственного секторов в данной сфере.

ПЕКИН ПРИНИМАЕТ ВЫЗОВ

Модернизация образования на современном этапе расценивается в Китае как путь в информационное постиндустриальное общество.

Новая стратегия образования предусматривает его децентрализацию и приватизацию, демократизацию и гуманизацию на основе на-

стр. 33


циональных теорий и мирового опыта. Осмысляя составляющие нынешнего этапа модернизации, китайское руководство на основании современных теоретических разработок пришло к выводу, что повышение культурного уровня нации является залогом развития научно-технической революции, а всеобщее базовое образование должно стать ключевым моментом новой стратегии. Наука и техника были объявлены "производительной силой первостепенной важности" (ибо они занимаются производством в сфере знаний), а образование - основой социалистической модернизации. Эта позиция отразила как понимание огромных изменений в структуре производительных сил, востребуемых для строительства информационного постиндустриального общества, так и готовность Китая приступить к осуществлению таких изменений. Перед образованием была поставлена задача создать целостную систему подготовки кадров (как техников и рабочих среднего звена, так и высококвалифицированных рабочих и специалистов), которые в отличие от прошлого обладают необходимыми для передовых областей производства техническими навыками и знаниями.

Вызов со стороны научно-технической революции и планы демократизации и достижения высокого уровня духовной цивилизации потребовали от Китая срочных мер по повышению уровня образования всех членов общества (согласно переписи 1982 года, среди лиц старше 25 лет он составлял в среднем пять классов, а на 10 тысяч населения приходилось лишь 220 студентов). В соответствии с отработанной к тому времени успешной стратегией стран Юго- Восточной Азии принципиально новым в модернизации образования на данном этапе стало решение руководства КНР внедрить обязательное неполное среднее девятилетнее образование и распространять его параллельно с ликвидацией неграмотности и завершением начального всеобуча.

К 1997 году доля неграмотных в стране сократилась с 23,5 процента (1982 год) до шести процентов среди молодежи и лиц среднего возраста, начальной школой было охвачено 98,92 процента детей школьного возраста, а охват неполной средней школой составил 87,1 процента 2 . К 2000 году доля научно-технического персонала увеличилась до 17,7 процента от общей численности рабочих и служащих государственного сектора. Начался переход от элитного к массовому высшему образованию (от 3,5 процента соответствующей возрастной группы в начале 90-х годов к восьми процентам в 2000 году и последующему быстрому росту).

Во второй половине 80-х годов концепция модернизации в Китае начинает постепенно отходить от узко технократического толкования и разрабатывается в более широких социально-экономических и гуманитарных аспектах. В ее сферу вовлекается общество и непосредственно личность, растет осознание руководством страны значимости таких составляющих модернизации, как культура и традиции. Во всех дискуссиях о модернизации, проходивших в Китае на разных этапах, реформирование образовательной системы связывалось с воспитанием "современного человека". При этом отмечалось, что для Китая конца XX века оказались характерны в целом многие негативные стороны "азиатской модели" подготовки кадров. Так же, как и для выпускников других азиатских вузов, для молодых специалистов КНР характерно отсутствие таких необходимых качеств современного работника, как инициативность, творческий подход, умение вести критический диалог. По оценкам самих китайских теоретиков, некоторые из этих навыков просто не воспитывались китайской школой. По образному выражению американского профессора Каммингза, азиатское образование - это "прекрасный сосуд для наполнения его знаниями, но не пригодный для критической переработки идей".

Китайское руководство постепенно приближается к осознанию того, что модернизация выходит далеко за рамки экономического развития. Она требует глубинных перемен в политической, социокультурной и духовной областях. Словом, это - преобразование ценностных ориентации общества, стиля и качества его жизни, общественных отношений, а в конечном итоге - изменение самой личности человека. Провозглашенный еще в 1985 году курс на "повышение качественных характеристик нации", сопровождавшийся выработкой программы воспитания таких характеристик в учебных заведениях, по сути означал формирование принципиально новых качеств, необходимых людям, которые будут заняты в производстве иного типа, чем поточное. При сопоставлении нового курса с доминировавшим в предшествующие десятилетия лозунгом "подъема культурного уровня масс" видны серьезные различия: замена слова "массы" на "нация" означала отказ от классового подхода (под "массами" в марксистской теории подразумевались рабочие и крестьяне, или "трудящиеся"), а появление понятия "качественных характеристик" вместо "культурного уровня" ориентировало кадры на соответствие требованиям высокоиндустриального и постиндустриального обществ.

Передовые деятели образования приступили к переориентации всей теории и практики педагогики на

стр. 34


воспитание личности. Эта проблема была поставлена в Китае принципиально по-иному, в свете строительства современной духовной цивилизации. Ряд ученых предлагает определить воспитание новой личности конечной целью реформ и создать необходимые для этого условия, в частности, пробудить самостоятельность и субъектность в каждом участнике образовательного процесса.

В 90-х годах резко активизировались общегуманистические поиски китайских педагогов и ученых смежных областей знаний, направленные на выявление автономности и самореализации личности учащегося, его неповторимой индивидуальности. Они воплотились в ряде школьных экспериментов, включающих разработку новых дидактических приемов в организацию учебных программ и педагогику сотрудничества. На страницах педагогической печати постепенно пробивала дорогу более объемная гуманистическая концепция модернизации образования: "человек - исходная точка образования", "все для человека". "Воспитание качеств" современного китайца в 90-х годах официально провозглашено главным содержанием идейно- нравственной подготовки учащихся.

НОВАЯ СТРАТЕГИЯ

Поставленные перед образованием социально- экономические, политические и гуманитарные цели потребовали разработки новой стратегии образования для XXI века, которую китайское руководство сформулировало уже к концу 80-х годов. Она включает в себя умеренные масштабы, оптимизацию структуры и разнообразие форм учебных заведений, акцент на региональное развитие, открытость образовательной системы.

Все основные элементы этой стратегии были закреплены в принятых на протяжении последних двух десятилетий законодательных актах - "Законе об обязательном образовании", "Законе об образовании", а также законах о профессиональном образовании, об учителях, о высшем образовании. Законодательство утвердило приоритетную роль образования в модернизации, гарантируя, что "темпы прироста государственных ассигнований на обязательное образование должны превышать увеличение обычных финансовых доходов". Китай взял курс на отказ от единообразия учебных заведений, стимулирование их многослойности и диверсификации: появились учебные заведения, обслуживающие разные секторы экономики, школы и классы для одаренных, учебные заведения многих других типов.

Руководство страны приступило к разработке региональных образовательных стратегий. Децентрализация системы управления образованием стала мощным рычагом преобразований. Впервые было обозначено разделение функций между центральными и местными органами власти при значительном расширении прав и ответственности последних в управлении учебными заведениями (включая финансирование), а также самоуправление учебных заведений.

Согласно правительственным постановлениям последнего десятилетия, отныне для Китая понятие "развитие" в контексте модернизации подразумевает и проведение структурной реформы, под которой подразумевается изменение соотношения и сочетания учебных заведений разных типов и ступеней. Китай стремится найти собственную типовую структуру образования, исходя из специфики этапа перехода экономики и общества от традиционной к современной модели.

В начале 90-х годов в КНР были скорректированы темпы ликвидации неграмотности и введения всеобщего обязательного неполного среднего образования. К 2001 году эта задача была уже решена на территории, где проживают 85 процентов населения.

В результате интенсивного распространения профессионально-технических средних школ, где к 1998 году обучалось 60,4 процента всех получающих полное среднее образование, процент охвата такой формой образования подростков соответствующей возрастной группы превысил 30 процентов против 12 в 1981 году. Тем не менее пока по этому показателю Китай еще отстает от стран азиатского региона.

В области высшего образования была поставлена задача его реструктуризации в соответствии со сформировавшейся к середине 80-х годов многоукладной экономикой и требованиями рынка, включая создание системы разноуровневых вузов и колледжей. Завершался начатый с конца 80-х годов медленный, планомерный, рассчитанный до конца века переход к платному высшему образованию (в 1998 году на платной основе осуществлялось обучение в половине государственных вузов КНР), соответственно менялась вся система приема и распределения выпускников. Разрабатывалась программа расширения масштабов высшей школы за счет создания государственных и негосударственных краткосрочных вузов и колледжей, прежде всего регионального уровня (в 1997/1998 учебном году они поглотили более 40 процентов всех поступивших в вузы) и широкомасштабного образования для взрослых (система экстерната, теле- и радиоуниверситетов и других форм). В то же время Китай провел серьезную работу по созданию условий для выведения в ближайшие годы на мировой уровень первой сотни лучших вузов страны.

В 90-х годах произошло коренное переосмысление критериев модернизации - от ориентировавшейся на темпы модели к нацеленной на эффективность наукоемкой, ресурсосберегающей стратегии. По ряду принятых в мире критериев эффективности Китай отставал от многих стран Азии, где высокие качественные показатели при достаточно скромных бюджетных ассигнованиях достигались за счет более жесткой централизации системы образования и меньшего, чем это принято в западных странах, числа преподавателей относительно числа учащихся. В своем стремлении повысить эффективность высшего образования Китай реализовывал программу дифференциации учебных заведений в зависимости от районов, специальностей и типов. Китаю приходилось прислушиваться и к требованиям Всемирного банка относительно повышения

стр. 35


внутренней эффективности образовательной системы. Все это привело к наиболее рациональному использованию педагогических и административных кадров, уменьшению распыления ресурсов, вызванного второгодничеством и отсевом учащихся. Возросла эффективность функционирования системы образования в обществе, в частности, выпускники стали больше соответствовать запросам рынка труда.

Сейчас образование в Китае постепенно превращается из чисто государственной в государственно-общественную систему, при которой правительство несет основную ответственность за создание учебных заведений, но действует совместно с общественными силами - предприятиями, ведомствами, общественными организациями и частными лицами. Подобный поворот соответствует потребностям постиндустриального общества, где "производство человека" все меньше является прерогативой государства и все больше - гражданского общества и самих граждан.

СПРОС ОПРЕДЕЛЯЕТ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Новая стратегия дает Китаю возможность успешно осуществить модернизацию образования без резкого увеличения бюджетных ассигнований. Четкое разделение финансовых полномочий между государством и обществом в условиях перехода к рыночной экономике уже принесло плоды: с 1985 по 1998 годы расходы на образование в государственном бюджете в среднем за год росли на 15,3 процента (в основном за счет местных бюджетов), превышая средние в мире темпы роста государственных вложений в образование - 10,5 процента. И все же Китай не достиг уровня развитых азиатских стран по этому показателю, кроме того, он тратит на образование 2,5 процента от ВНП, а азиатские "драконы" - в среднем четыре-пять процентов.

К 2000 году процентное соотношение по ступеням обучения в общих расходах на образование изменилось в сторону увеличения средств на обязательное, а также среднее профессионально-техническое образование за счет уменьшения ассигнований на высшую школу. Принципиально важным в новой финансовой политике в сфере образования стал рост доли бюджетных расходов на образование на местном уровне - в деревнях и волостях - и превышение общественных вложений в образование над бюджетными ассигнованиями. Последнему в немалой степени содействует активное возрождение на этапе 90-х годов негосударственных, в том числе частных учебных заведений.

Такие учебные заведения стали важной частью строительства государственно-общественной системы образования в КНР. Они явились признанием и финансовой несостоятельности, и негибкости государственной системы образования, ее неспособности оперативно ответить на глобальные вызовы, в частности, в кратчайшие сроки подготовить для отраслей экономики и областей науки кадры, которые могут обеспечить технологический прорыв и удовлетворить спрос на новые специальности. Негосударственные учебные заведения стали ответом на появление нового потребительского спроса - как дополнительного (в условиях нехватки средних и высших учебных заведений), так и диференцированного, учитывающего неудовлетворенность отдельных групп населения объемом или видом предоставляемых государством возможностей для получения образования. Частные школы развиваются наиболее успешно в тех областях, до которых "не добрался" государственный сектор, обеспечивая вспомогательное обучение и обучение одаренных детей. Этот курс китайского правительства не идет вразрез с политикой стран Юго-Восточной Азии в отношении частного сектора в образовании, хотя едва дотягивающая до одного процента доля негосударственных школ в Китае явно меньше, чем в других странах Азии.

Несмотря на малочисленность, появление негосударственных учебных заведений в Китае дало возможность резко повысить эффективность использования людских, финансовых и материальных ресурсов - вышедших на пенсию опытных учителей, компьютерных классов, лингафонных кабинетов, лабораторий. Все очевиднее проявляется их роль в педагогическом поиске (методики преподавания, переход к современной личностно-ориентированной педагогике), во внедрении новой системы внутри школьного управления и новых технологий. Однако введение современных технологий, способных обеспечить приоритетные стратегические позиции образования, высвободить производительные силы учителей и творческий потенциал учащихся, в кратчайшие сроки воспитать кадры, отвечающие международным требованиям информационной конкуренции, затруднено в Китае как отсутствием материальной базы, так и недостаточным пониманием того, что современные информационные технологии значительно ускоряют развитие образования. Как считают китайские ученые, во внедрении высоких технологий в образование Китай "далеко отстал от мировых форпостов", и "это одна из важных причин его медленного продвижения по пути модернизации образования".

Несмотря на все достигнутые успехи, китайское руководство не раз отмечало, что образование пока еще плетется в хвосте реформ и не отвечает потребностям национального развития и модернизации. Вместе с тем, китайские ученые отмечают, что в связи с отличиями в материальной базе, в культурном уровне населения и традициях обучения вхождение Китая и особенно системы образования в информационное общество будет весьма отличаться от развитых стран. В то же время они призывают не довольствоваться отставанием, акцентируя такие отличия.

Во главу угла нынешней китайской системы образования ставится сохранение преимуществ национальной модели в условиях неизбежной ее глобализации (или интернационализации) в современном открытом мире, иными словами - овладение иностранными технологиями при приверженности национальным духовным ценностям.

Почти все азиатские страны могли бы подписаться под высказыванием одного из лидеров китайских реформ начала XX века Чжан Чжитуна: "Национальные науки - основа, западные - польза... Первые врачуют душу, последние нужны для познания мира". Стремление противостоять вторжению моральных установок современного западного общества заставляет правительства этих стран четко очерчивать систему моральных и социальных ценностей на основе высших достижений национальных философско-этических доктрин и активно использовать учебные заведения для нравственного и идеологического воспитания молодежи.


1 Н. Stevenson & W. Stigler, "The Learning Cap: Why Our School are Failing and What We Can Learn from Japanese and Chinese Education", N.Y., 1992; "Education and Modernization: The Chinese Experience", ed. R. Hayhoe, Pergamon, 1992.

2 "Чжунго цзинцзи няньцзянь", Пекин, 1998, с. 418.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/КИТАЙ-СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ-ОБРАЗОВАНИЯ-КЛЮЧ-К-ПОДЪЕМУ-ЭКОНОМИКИ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. БОРЕВСКАЯ, КИТАЙ. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ - КЛЮЧ К ПОДЪЕМУ ЭКОНОМИКИ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 22.04.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/КИТАЙ-СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ-ОБРАЗОВАНИЯ-КЛЮЧ-К-ПОДЪЕМУ-ЭКОНОМИКИ (date of access: 23.06.2024).

Publication author(s) - Н. БОРЕВСКАЯ:

Н. БОРЕВСКАЯ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
198 views rating
22.04.2024 (62 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
В ПОИСКАХ СЕРОВОДОРОДНОГО ПОЯСА. Нехватка кислорода (гипоксия) в загрязненных водоемах тревожит население всех промышленно развитых стран планеты. Но насколько она угрожает всему Мировому океану?
10 hours ago · From Елена Федорова
Проблемы разведки и добычи углеводородов в странах АСЕАН
12 hours ago · From Елена Федорова
А. А. ГРОМЫКО: ЭПИЗОДЫ
Yesterday · From Елена Федорова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЮВА В СЕРЕДИНЕ 1960-х гг. И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ АСЕАН
Yesterday · From Елена Федорова
Фруктоеды и цветочницы. КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
Yesterday · From Елена Федорова
Обстановка в Южно-Китайском море и спор вокруг архипелага Наньша: историческая ретроспектива и актуальные соображения
Yesterday · From Елена Федорова
ДРЕВНИЕ КУЛЬТУРЫ ФИЛИППИНСКОГО АРХИПЕЛАГА: КЛЮЧЕВЫЕ СЮЖЕТЫ И ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЙ
Yesterday · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

КИТАЙ. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ - КЛЮЧ К ПОДЪЕМУ ЭКОНОМИКИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android