Libmonster ID: BY-1267
Author(s) of the publication: В. М. ШЕВЫРИН

Share this article with friends

И. С. РОЗЕНТАЛЬ. Москва на перепутье: власть и общество в 1905 - 1914 гг. М. РОССПЭН. 2004. 256 с.

Доктор исторических наук И. С. Розенталь написал книгу, богатую фактами и новыми мыслями, расширяющими наши представления о роковых, канунных годах России.

Уже самый заголовок книги - многозначителен. "Москва на перепутье" - это город, не сделавший еще окончательно выбора своего исторического пути и не шагнувший по нему уверенно и бесповоротно. Здесь все неоднозначно, текуче, зыбко и туманно. А потому и в этом коротком словосочетании не улавливаются былые взаимоисключающие друг друга аксиомы: отечественная - о неизбежности революции и зарубежная - о беспрецедентных успехах эволюционного развития России, которые бы позволили ей избежать "катастрофы 1917 года", если бы не мировая война. Возможности этих "вариантов" как бы подразумеваются, в ходе исследования выявляется их реальное противоборство.

Автор отнюдь не случайно коснулся в предисловии вопроса об альтернативности исторического процесса в России. Исследование альтернатив совершившемуся делает его словно бы необязательным или второстепенным. Но такой подход не в полной мере проясняет условия и обстоятельства победившей альтернативы, которая нередко обнаруживается только на протяженном отрезке времени.

В центре внимания автора - взаимоотношения власти и общественности, то есть всех тех, кто активно участвовал в общественно-политической жизни. Этот выбор "цели" точен: москвоведы усиленно изучают историю "второй столицы", но данную тему специально они еще не исследовали. Между тем названная автором тема дает возможность рельефно, на примере Москвы, выяснить причины сохранения "перепутья", перспектив и реформистского и революционного путей развития страны.

Автор не мог, занимаясь "первопрестольной", оставить в стороне вопрос о ее привычном противопоставлении Петербургу. Первая глава так и называется "Москва-Петербург". Старые и новые противоречия воспринимались через призму традиционного спора двух городов, которые хотя и дополняли друг друга, все же в представлении современников весьма различались. Либералы в белокаменной заявляли, что оппозиционная Москва ведет за собой всю Россию, в чем автор находит известное преувеличение. Отношение центральной власти к московскому самоуправлению и к политически активной

стр. 164


части московской буржуазии было, как сказано в работе, "неизменно настороженным". С точки зрения Розенталя, Москва и Петербург подверглись в преддверии мировой войны заметной дифференциации, испытывая разнонаправленные воздействия, обретая сталкивающиеся друг с другом, разъединяющие идеологизированные смыслы. "Поляризация представлений, -резонно продолжает автор, - входивших в круг традиционных, явилась одним из симптомов ослабления устойчивости общества" (с. 41).

Рассматривая взаимоотношения московской администрации и общественности, автор указывает, что несмотря на потрясения первой революции и частично реформированную политическую систему, бюрократия почти не изменилась, - "воспитания конституцией", по многочисленным свидетельствам современников, не наблюдалось. Такие качества, как порядочность, корректность и уважительное отношение к закону, были редкими исключениями в среде бюрократов. Автор дает живые портреты деятелей, обладавших такими качествами, например, московского губернатора В. Ф. Джунковского и администраторов "классического" типа - генерал-губернатора Гершельмана и градоначальника Рейнбота.

В работе выясняется и общественная "физиономия" Москвы: рассказывается о различных клубах, в том числе дается прекрасный материал об Английском клубе, кружках, политических партиях, самоуправлении. Отношение властей к городскому самоуправлению, как показано в книге, характеризовалось недоброжелательностью и подозрительностью. Администрация предпочитала старым и новым центрам общественной активности выборочные контакты с представителями московского населения, рассчитывая (иногда верно) на признательность, но не учитывая в должной мере потенциал недоверия и враждебности к власти имущих как элемент народной ментальное?. И автор оспаривает имеющийся в литературе вывод, будто уже сложился (хотя бы еще не отлаженный) "механизм передачи общественных настроений, желаний и требований от общества к властным структурам. Тем более не приходится говорить о контроле общества за исполнением своих требований". По словам автора, это никак не вытекает из фактов (с. 81).

Администрация "наломала дров" и в рабочем вопросе. Особенно недальновидной была ее "борьба за уничтожение" профсоюзов, большинство из которых вначале были массовыми, причем не все имели партийную окраску. Репрессии властей сильно сократили их численность и одновременно подтолкнули к радикализму, между тем как свободные профсоюзы могли использовать тактику компромисса. Однако власть и предприниматели не только упустили этот шанс, но и не стремились к компромиссу. Зато агитация революционеров находила отклик у рабочих, особенно молодых, часто еще вчерашних крестьян. Только немногие предприниматели современной формации как А. И. Коновалов, СИ. Четвериков, П. П. Рябушинский делали попытки снять остроту социального напряжения через контакты с рабочими организациями. По точному наблюдению Розенталя, межреволюционный период "явился временем упущенных возможностей. Самоуспокоенность представителей центральной власти и местной администрации, также как инертность большинства буржуазии, контрастировали с настроениями в низах московского общества - разнообразными, но далекими от удовлетворенности своим положением" (с. 112). Подобное положение складывалось и в области просвещения, которое вопреки административным препонам все же делало в Москве большие успехи. Власть ставила рогатки открытию университета им. А. Л. Шанявского, поездке экскурсантов за границу и т. д. Но консервативные круги все же почувствовали в предвоенные годы образование вакуума и стремились консолидировать свои силы и обрести опору в населении. С этой целью широко проводились юбилеи: 100-летие Отечественной войны 1812 г., 300-летие Дома Романовых. Но эти юбилейные торжества, как пишет автор, не остановили далеко уже зашедший к тому времени процесс десакрализации монархии в народном сознании. Центром новой консолидации российского общества Москва тогда не стала, при том, что и позже, во время войны и в первые месяцы революции 1917 г., более массовые монархические настроения совмещались с неисчезнувшей монархической ментальностью (республика с "хорошим царем", "дельным царем", "царем на три года" и т.п.). Эта ментальность, по мнению автора, в конечном счете определила длительность существования коммунистического режима - "республики с царем", что означало и сакральное отношение к вождям.

Либералы также стремились консолидировать свои силы. В книге показано, что историческим облачением этого стало масонство. Автор подчеркивает, что последнее "не было ни заговорщической "сверхпартией", ни орудием "мировой закулисы", ни вершиной айсберга, с которым будто бы столкнулся корабль русской государственности" (с. 156). Масонские организации представляли собой элитарные объединения политически активной российской интеллигенции, стремившейся внедрить в население идеи согласия и компромисса. Но эти идеи не удалось реализовать. Совместные действия либералов с левыми срывались из-за либераль-

стр. 165


ных опасений "стихии русской массы". В конце концов, как пишет автор, либеральная инициатива по возрождению масонства отразила лишь некоторые черты интеллигентов-инициаторов, их способность уловить насущные потребности времени, но также и их непрактичность в реализации своих замыслов и в выборе приоритетов. Результаты масонского эксперимента не соответствовали затраченным усилиям. В книге приводится признание масона высоких степеней Н. В. Некрасова, что надежды на масонство "оказались крайне преувеличенными": в 1917 г. "кучка интеллигентов не могла играть большой роли и... рассыпалась" (с. 188).

В последней главе "Взгляд в будущее" содержится анализ ответов на анкету газеты "Утро России", редакция которой накануне нового, 1912 г., обратилась к известным в Москве лицам с вопросом: как они представляют себе Россию и Москву через 100 - 200 лет. Автор рассматривает высказывания на сей счет и других москвичей, втом числе и не опубликованные. Розенталь приходит к выводу, что воображая будущее, почти все авторы ответов указывали или намекали на хорошо известные читателю болевые точки тогдашней жизни. Но подразумевалось вместе с тем, что для движения вперед, "несмотря на все подстерегающие страну опасности, есть реальная основа" (с. 200). Автор комментирует: "Очевидно, что прочность этой основы, то есть той скреплявшей общество социокультурной ткани, которая образовалась в России за полстолетия пореформенной модернизации, они переоценили, хотя и не стали бы, вероятно, оспаривать вывод Обнинского: в стране все еще нет вполне сложившихся форм жизни, покоящихся на самодеятельности, независимости и самоуправлении" (с. 200).

Розенталь отмечает также, что многие предсказывали революцию в России. И не только революционеры. Одни ее предчувствовали, другие просчитывали условия "немирного исхода" из происходившего у них на глазах накопления нерешаемых проблем. Так, бывший московский городской голова князь В. М. Голицын в 1910 г. записал в своем дневнике: "Для меня не подлежит никакому сомнению близкое наступление революции". Но никто не представлял себе до войны, за исключением разве что В. О. Ключевского, масштабов возможного социального взрыва и тем более всех его последствий. Доминировал все же оптимистический взгляд на будущее. Вера в социальный прогресс была свойственна многим россиянам. Даже прогрессивные промышленники в "Утре России" в 1912 г. устами Коновалова говорили: "Будущее принадлежит нам". И не потому ли в годы войны прогрессисты оказались левее кадетов, например, в вопросе об ответственном министерстве? Не потому ли собратья Коновалова по классу (и в немалом числе - более 200) давали деньги на революцию?

Компромисса в России между властью и обществом не получилось. Они были разобщены. У каждого была своя "правда". Не было консенсуса и в обществе, как и в стане российской бюрократии. Автор в кратком заключении пишет, что если попытаться одним словом определить характерную черту предвоенной ситуации в России, то подойдет слово "непонимание" - взаимное непонимание верхнего слоя и низов общества, бюрократии и оппозиции, народа и образованного меньшинства. Непонимание, кроме того, теми и другими общенациональных интересов при одновременном навязывании или приписывании другим собственных представлений. У верхов- в силу инерции, не учитывающей в достаточной мере воздействия на массовое сознание урбанизации и других последствий модернизационных процессов. Но оставалась неясной и степень устойчивости унаследованного, "ментального". Так или иначе, но неспособность понять "чужую правду" отличала всех. Пример Москвы показывает, продолжает автор, что в России начала XX в. складывались элементы гражданского общества - самоорганизующиеся институты, необходимые для выражения и реализации интересов граждан: городское самоуправление, периодическая печать, всякого рода общества, союзы и другие ассоциации. Однако искусственно сдерживая развитие гражданского общества, власть объективно способствовала политизации и радикализации неполитических организаций, сохранению конфронтационной политической культуры, исключавшей согласование противоречивых и сталкивающихся интересов. Приоритет насильственных и патерналистских методов управления перед правовыми затруднял прочную стабилизацию. У большинства жителей Москвы отношение ко всему правящему слою оставалось враждебным или настороженно недоверчивым. Но это большинство не стало опорой и либеральной интеллигенции, важнейшим центром движения которой была Москва. Переплавить традиционалистское сознание низов в конституционное и правовое не удалось. Неудача побуждала задним числом конструировать гипотетическую альтернативу той тенденции, которая возобладала в действительности и привела в условиях мировой войны к социальному взрыву.

Уже в эмиграции некоторым либералам казалось, что имелся шанс "оздоровить" режим ценой отказа либеральных кругов от рискованных "экспериментов" - вроде всеобщего избирательного права и ответственного правитель-

стр. 166


ства перед Государственной думой. Стремление ужиться с авторитарным режимом, пишет автор, если бы оно было последовательным и определенным и имело широкую поддержку, предполагало встречные шаги. Между тем они не просматриваются даже на уровне взаимоотношений местной администрации и местного самоуправления, в том числе и в Москве - при всех промосковских жестах сверху. Бисмарк говорил (этот его афоризм любил вспоминать В. А. Маклаков): "Сила революционеров не в идеях их вождей, а в небольшой дозе умеренных требований, которые не были осуществлены своевременно". Примерно то же говорил и министр иностранных дел России А. Л. Извольский: руководители страны должны уметь читать знамения времени и идти им навстречу.

В книге И. С. Розенталя многое воспринимается как урок истории. Этот труд - первопроходческое исследование весьма важной и актуальной темы.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/И-С-РОЗЕНТАЛЬ-МОСКВА-НА-ПЕРЕПУТЬЕ-ВЛАСТЬ-И-ОБЩЕСТВО-В-1905-1914-ГГ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. М. ШЕВЫРИН, И. С. РОЗЕНТАЛЬ. МОСКВА НА ПЕРЕПУТЬЕ: ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В 1905 - 1914 ГГ. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.03.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/И-С-РОЗЕНТАЛЬ-МОСКВА-НА-ПЕРЕПУТЬЕ-ВЛАСТЬ-И-ОБЩЕСТВО-В-1905-1914-ГГ (date of access: 06.05.2021).

Publication author(s) - В. М. ШЕВЫРИН:

В. М. ШЕВЫРИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
51 views rating
14.03.2021 (52 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
5 hours ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
13 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 - 1913)
Catalog: История 
13 hours ago · From Беларусь Анлайн
Исторические этюды о Французской революции. Памяти В.М.Далина (к 95-летию со дня рождения)
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
Инок Рауэлл - О.Б.Подвинцев
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
СГОВОР СТАЛИНА И ГИТЛЕРА В 1939 ГОДУ - МИНА, ВЗОРВАВШАЯСЯ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ИЗЪЯТИЕ ЛОШАДЕЙ У НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911- ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
О ПРИНЦИПАХ ИЗДАНИЯ ДОКУМЕНТОВ XX ВЕКА
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
И. С. РОЗЕНТАЛЬ. МОСКВА НА ПЕРЕПУТЬЕ: ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В 1905 - 1914 ГГ.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones