Libmonster ID: BY-1657
Author(s) of the publication: Шабловская И. В.

Отв. редактор В.А. Хорев. М., 2001. 760 С.

Второй том коллективного труда ученых Института славяноведения РАН завершает многолетнюю деятельность по созданию послевоенной истории литератур стран Центральной и Юго-Восточной Европы. После окончания Второй мировой войны эти страны оказались в одном политическом и культурном пространстве, которое просуществовало до конца восьмидесятых. В рецензируемом труде определены два этапа, каждому из которых посвящен отдельный том: 1945-1960-е годы и 1970- рубеж 1980-1990-х годов.

Труд освещает полувековой отрезок в истории литературы восьми стран, волею судьбы оказавшихся в одном культурном регионе, эстетически регламентированном

стр. 60


идеологией государства, победившего фашизм ценою колоссальных жертв. Культурная политика правящих коммунистических партий, используя этот фактор, провозглашала приоритет социалистических основ культуры и ужесточала режим контроля по мере нарастания отпора творческой интеллигенции, не желавшей укладываться в прокрустово ложе официальной политики.

Второй этап (которому посвящен 2-й т.) - после ввода армии пяти стран Варшавского договора в Чехословакию (с определенными оговорками эту дату - 1968 г. - можно рассматривать как веху - начало конца правящего режима - для всех стран) отличали крайние меры укрощения культуры, которые обычно характерны для агонизирующего политического режима, в данном случае - коммунистического: запрет печатать неугодные и "опасные" книги, изъятие из библиотек "идеологически вредных" произведений, репрессии против отдельных деятелей и групп, вплоть до тюремного заключения, различные скрытые механизмы руководства культурой (смена редакторов, открытие-закрытие периодических изданий). Противостояние художник - власть активизировало подпольные издательства и университеты, вынужденную эмиграцию, с одной стороны, а с другой - теряющая власть партия из всех сил ужесточала преследование инакомыслия, диссидентского движения. Вся эта "манипуляция кнутом и пряником" стала реальностью и фоном, на котором культура не только сражалась за свободу, но и продолжала удивлять своими замечательными достижениями.

В отдельных главах рецензируемого труда, написанных остро и с глубоким проникновением в "невидимые" властные механизмы, жесткую цензуру, скрытую за всевозможными "совершенно секретно", воссоздан литературный процесс времен кризиса коммунистической идеологии, имевший свои модификации в разных странах, однако описанный авторами "Истории" одинаково глубоко и захватывающе.

В наибольшей степени это характерно для польской литературы. В.А. Хорев воспроизводит драматургию динамичного противостояния власти творческой и научной интеллигенции на фоне лозунговых имен того времени - Гомулка, Герек, Ярузельский, Мазовецкий, Валенса - и таких событий, как запрет постановки драмы А. Мицкевича "Дзяды" в Национальном театре в Варшаве, запрет на публикацию произведений и постановку пьес С. Мрожека (1968), массовые студенческие демонстрации и волна эмиграции интеллигенции, забастовки трудящихся и создание Комитета в защиту рабочих - КОР (1976), создание так называемого "второго круга обращения литературы", сети нелегальных издательств, независимых учебных структур, периодических изданий. Необратимым становится процесс издания "возвращенной" литературы, и среди них - книг писателей- эмигрантов Ч. Милоша, Г. Херлинга-Грудзиньского, В. Гомбровича, интенсифицируются переводы зарубежной литературы на польский язык. И хроника финала: столкновение писателей с властью на XX писательском съезде (1978), создание независимого профсоюза "Солидарность" (1980), введение в Польше военного положения (декабрь 1981 г. - июль 1983 г.), роспуск Союза польских писателей (1983), избрание президентом Польской республики Леха Валенсы, главы "Солидарности", что означало конец коммунистического режима (декабрь 1990 г.).

В этих датах, далеко неполно здесь обозначенных, видна та мощная подпитка, которую получила бескомпромиссная позиция польской культуры от всего народа, культуры, имеющей давние традиции воспитания в народе "мыслящего человека". Это очевидно и в данный период - великая польская литература противостояла режиму замечательными произведениями прозы, поэзии, публицистики и драматургии, сумев не только защитить свой народ, но и получить решительную его поддержку. Польская литература, и это убедительно вытекает из рассуждений В. Хорева, стала выразительницей общественного сознания, она обогащалась тематическими и стилевыми поисками, стремилась вернуть поэтике эстетическую сущность и органическое единство с этикой.

Эта литература рассмотрена в главах, посвященных поэзии, прозе, историческому роману, литературе о Второй мировой войне и парабеллетристическим жанрам (эссе, автобиографические очерки, дневники, воспоминания, литература факта). Обстоятельно рассказано о литературе эмиграции, о прозе "второго круга обращения" и таких "горячих книгах", как "Год в гробу" Р. Братного. В разделе представлено большое количество имен и произведений писателей разных поколений: от прощальных стихов Ярослава Ивашкевича и зрелых совершенных философско-парадоксальных "максим" В. Шимборской до поэтов "новой волны", по-новому показавших глубоко спрятанные конфликты польской действительности. Чутким вниманием к авторской индивидуальности отличаются рассуждения В.А. Хорева о конкретных художественных произведениях: романах С. Лема, Т. Конвицкого, Е. Брошкевича, Т. Парницкого, А. Кусьневича, о "Крошеве" Е. Анджеевского. Они вводятся

стр. 61


лаконично и профессионально, без, казалось бы, неизбежных для такого обзора повторов.

Раздел о литературе Чехословакии состоит из двух частей: чешская написана С.А. Шерлаимовой, словацкая Ю.В. Богдановым и Л.Ф. Широковой. "Положение в чешской и словацкой культуре не было одинаковым, чему способствовало введение с 1 января 1969 г. федеративного устройства Чехословакии, однако для всей страны был характерен жесткий идеологический диктат, преследование инакомыслия. Литература, выходившая в официальных издательствах, подвергается строгой цензуре, но получает развитие литература самиздата и эмиграции. Постепенно набирает силу диссидентское движение, в котором принимает участие большое число писателей и критиков", -достаточно точная и полная характеристика состояния чешской и словацкой культур после ввода в Чехословакию войск и до конца социалистического периода в истории страны.

Конец "Пражской весны" - одно из самых мрачных событий в истории не только чешской - всей новейшей европейской культуры. Ввод войск решительно осудили большинство чешских писателей. Это начало неуклонно нараставшего диссидентского движения и самой большой, как пишет С.А. Шерлаимова, во всей чешской литературной истории эмиграции. Период так называемой "нормализации" в Чехии - это двадцать лет постоянного неприятия режима. За ними - писатели, университетская профессура, оставшиеся без права работать по специальности и вынужденные жить на случайные заработки, что читателю известно из в том числе получивших всемирную известность "Невыносимой легкости бытия" Милана Кундеры и "Слишком шумного одиночества" Богумила Грабала, из пьес и "Писем к Ольге", написанных из тюрьмы Вацлавом Гавелом. Книги чешских и словацких мастеров слова издавались по всему миру, в оригинале и в переводе на языки других народов.

Рассказывая об атмосфере политического кризиса социализма на примере подробного фактоописания и анализа литературной жизни, авторы "Истории" воссоздают многослойную палитру неестественного развития культуры в условиях так называемой "нормализации", представляя читателю наиболее значимые произведения разных ориентации, воздавая должное книгам и авторам, которые в советские времена не были изданы:

И. Шкворецкий, Л. Вацулик, Б. Грабал, М. Кундера, И. Клима, Е. Кантуркова, П. Когоут, В. Гавел, Л. Тяжкий, Л. Мнячко, Д. Татарка, Я. Блажкова.

С.А. Шерлаимова завершает раздел "Чешская литература" наблюдением, актуальным не только для данной литературы: "Общественно-политическая и литературная завершенность периода 1968-1989 гг. позволяет сделать некоторые выводы о его месте в истории чешской литературы XX в. В этот период сильнейшего идеологического прессинга на литературу внутри страны, включенности литературы в диссидентское движение и ее политической ангажированности в эмиграции, в своих лучших образцах она во всех трех ветвях продолжала сохранять известную автономность и добилась важных успехов прежде всего в области романа, но также и в области поэзии и драматургии".

Польская и чешская действительность контрастируют с достаточно спокойным темпом литературной жизни в Болгарии. "Конец 60-х, 70-х и 80-е годы, по сравнению с предыдущим послевоенным периодом, были для болгарской литературы более благоприятными", - начинает разговор о болгарской литературе Н.Н. Пономарева и последовательно исследует активизацию нравственной проблематики и экзистенциальных мотивировок в книгах Э. Станева, И. Радичкова, И. Петрова, П. Вежинова, Б. Димитровой. Процесс раскрепощения литературы сопровождался дискуссиями о методе социалистического реализма, который вступил в конфликт с живым развитием литературы, однако компромиссы с политикой правящей партии несколько смягчали его. Увеличилось количество переводов писателей Европы, США, Латинской Америки, что оказывало влияние на усиление в болгарской литературе внимания к личности, по- своему отразившееся в традиционной циклизации малых прозаических форм. В болгарской литературе всегда важно было внимание к истории, в рассматриваемый период акцентируется обращение к средневековью, эпохе национального освобождения, периодам борьбы против иноземного гнета и освобождения от османского ига: "...писатели открывают истоки национального самосознания, национального характера, находят пути к сопоставлениям с современностью" в романах С. Дичева, Д. Мантова, П. Константинова, А. Гуляшки, С. Христова.

В литературе продуктивно работают писатели старшего поколения и те, кто в конце 60-х только дебютировал: И. Петров, С. Стратиев, Л. Петков, Д. Коруджиев, В. Пасков, Г. Марковский, чьи книги не остались незамеченными и советским читателем. Н. Пономарева останавливается на определяющих тенденциях развития болгарской поэзии,

стр. 62


таких, как "идентификация человека в окружающем мире, осознание им своих неразрывных связей с природой, мирозданием, внимание к широкому спектру экзистенциальных проблем". В рассматриваемый период и в поэзии встречаются книги писателей разных поколений - ровесники века (Елисавета Багряна и Христо Радевский), поэтов, родившихся в 20-е годы (Давид Овадия, Иван, Радоев, Блага Димитрова и Добри Жотев) и поэтов нового поколения - дебютантов второй половины 60-х годов, среди которых А. Германов, Л. Левчев, И. Цанев, Н. Йорданов. Так же основательно рассмотрена драматургия, комедиография и творчество С. Стратиева, чьи пьесы "Замшевый пиджак", "Автобус", "Максималист" стали художественным открытием и покорили профессиональные и студенческие сцены театров Европы.

Как развивались отдельные литературы, насколько были сохранены или нарушены национальные традиции, проявление идентичности, свобода творчества и личности? Об этом обстоятельный разговор ведут авторы и других разделов, посвященных отдельным национальным литературам: сербской (О.Л. Кириллова, Н.М. Вагапова), хорватской (Г.Я. Ильина), словенской (Н.Н. Старикова), македонской (А.Г. Шешкен), венгерской (Ю.П. Гусев, В.Т. Середа), литературе ГДР и серболужицкой литературе (А.А. Гугнин), румынской (М.В. Фридман), албанской (Г.И. Энтрей). Эти разделы также заслуживают пристального внимания, по сути, каждая глава книги может быть предметом специальной рецензии. Названные главы, как и те, которые были рассмотрены более подробно, несут отпечаток индивидуальности их авторов, проявленных в стиле и ритме повествования, однако стратегические направления и композиция в целом выдержаны в едином ключе и отражают во взаимосвязи и взаимообусловленности общественно- политическую жизнь, литературный процесс, авторские индивидуальности и наиболее значительные книги. Запоминаются проанализированные в книге романы сербов М. ГТавича, Б. Пекича "Как упокоить вампира", Д. Михаиловича "Когда цвели тыквы", словенца А. Хинга "Чародей" и "Горизонты в мотыльках", хорватов Р. Маринковича "Циклоп", И. Аралицы "Псы в торговом городке", подробные разделы о венгерской поэзии, "мифическом направлении" в прозе ГДР, цикле романов Думитру Раду Попеску и поэтах Албании.

"История" состоит из очерков, посвященных отдельным национальным литературам и традиционно присутствующего в трудах этого коллектива раздела "Литература стран Восточной Европы в СССР" (авторы: Т.П. Агапкина, И.Е. Адельгейм, О.В. Цыбенко, С.А. Шерлаимова). Раздел, несомненно, имеет самостоятельную научную ценность и вызывает огромный интерес неожиданным новым ракурсом - "взгляд из России". Каким он был и мог быть? Раздел дает исчерпывающий ответ на этот вопрос, в нем освещены характерные особенности политики СССР в отношении бывших социалистических стран, и скорее "инстинктивное", нежели осознанное стремление сохранить внешнее единство, замолчать деструктивные процессы или освещать их неадекватно. В советской издательской политике эта тенденция выражалась в парадоксальном и неадекватном тиражировании книг, лояльных социалистическому режиму и методу социалистического реализма, и полном замалчивании литературы эмигрантской, диссидентской, андеграунда. В таких условиях догматизма и перекосов была затруднена объективная оценка литературной жизни, отдельных авторов и произведений.

Спорным, мне думается, продолжает оставаться само топонимическое обобщение "Восточная Европа", прежде всего для таких стран, как Чехия, Польша. На рассматриваемом в "Истории" втором этапе обострилась чисто европейская проблема, о которой пишет в своем широко известном эссе "Трагедия Центральной Европы" Милан Кундера. Он размышляет о культурном центре и родине многих малых народов, сохранявших свои языки и свою идентичность и объединенных своим особым видением мира, основанным на недоверии к истории завоевателей. "...Центральная Европа уже не существует. Точнее: в глазах ее милой Европы Центральная Европа - это просто часть советской империи...", - пишет Кундера. Соглашаясь и споря с известным романистом, все же нельзя не принять его возражение: "По своей политической системе Центральная Европа - это Восток, по истории своей культуры - это Запад". Определение "Восточная Европа" несомненно носит временный характер, отвечая данному этапу развития изучения литератур региона. Разумеется, можно сделать замечания и по целому ряду конкретных оценок и суждений авторов, что, однако, не может изменить общее сугубо положительное мнение об этом труде.

Авторы коллективной "Истории" поставили достаточно сложную задачу - воссоздать историю литературы, а точнее - литературной жизни двадцатилетия. Потребовалось "летописать" о множестве мелких событий - таких, как съезды, судебные процессы,

стр. 63


локальные забастовки и демонстрации, закрытие и открытие периодических изданий и т.д. Событий мелких в масштабах истории, но имеющих свою поучительную логику в масштабах отдельных творческих судеб или одного столь компактного и целенаправленного периода. Поставленная задача и соответствующий ей жанр диктовали обзорность, уход от монографических очерков, необходимость называть десятки имен и еще большее количество произведений разных видов и жанров, и в то же время не упустить авторские индивидуальности и представить хотя бы кратко конкретные произведения, писателей разных поколений, разных убеждений, порою альтернативных политических устремлений и эстетических позиций. Неизбежная мозаичность уравновешена строгими рамками академического подхода и выверенной логикой конкретной задачи - приблизиться к объективной, без идеологического нажима и оглядки на цензуру, истории литератур региона в канун "бархатной революции" в Чехии, которая может символизировать конец социализма и коммунистической идеологии на данном этапе их истории. Тематическо-проблемный подход при этом сочетается с вниманием к поэтике и логике художественного развития. Авторы имели на это моральное право, ибо на протяжении многих лет занимались исследованием процессов, при освещении которых приходилось многое обходить и умалчивать.

Труд авторского коллектива по-своему уникален и закономерно возник в России, где были созданы условия для изучения данного региона. С точки зрения традиций и авторского коллектива условия почти идеальные, если сравнивать, скажем, с испанской наукой, которая, в отличие, например, от английской, французской или германской, практически не занималась ни одной из славянских литератур, за исключением русской. Не переводились и книги писателей этих стран, и этот существенный пробел наверстать сейчас непросто.

В СССР же в переводе на русский язык были изданы не только отдельные произведения писателей Центральной и Юго-Восточной Европы, но и собрания сочинений таких писателей, как Я. Ивашкевич, К. Чапек, В. Незвал, и даже целые библиотеки отдельных национальных литератур этого региона. За развитием этих литератур наблюдали специалисты, они были представлены и в программах учебных заведений. Итоги наблюдений на протяжении длительного времени легли в основу многих изданий, весьма полезных и студентам, и преподавателям.

Авторы рецензируемого тома - крупные ученые, широко известные в кругах научной общественности Европы, других регионов своими публикациями о развитии литературы той или иной страны. Другое дело, что во всех прежних трудах профессионалы не были свободны ни в отборе имен и произведений, ни в высказывании своих убеждений и точек зрения. И вот этот том "Истории" как раз и стал такой возможностью "sine ira et studio", беспристрастно и спокойно вернуться к истории литературы целого региона, просуществовавшего полвека. Оправдан уклон в рассмотрение той литературы, которая была изгнана властными структурами, и забвение многих авторов, обласканных за конформизм и эстетическое угодничество. Эти вопросы возникнут у читателя, знакомого с прежними работами литературоведов. Но это понятно, ибо то, о чем может поведать коллектив профессионалов с таким опытом, вряд ли сможет сделать кто-то другой. Может быть, новые поколения ученых расставят иные акценты.

Таким образом, как мне представляется, читатель рецензируемого тома имеет уникальную возможность вернуться на три десятилетия назад и увидеть литературу как искусство и как форму сопротивления и защиты личности от тоталитаризма.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/История-литератур-Восточной-Европы-после-Второй-мировой-войны-В-2-х-т-Том-второй-1970-1980-е-годы

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Шабловская И. В., История литератур Восточной Европы после Второй мировой войны: В 2-х т. Том второй. 1970-1980-е годы // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 05.02.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/История-литератур-Восточной-Европы-после-Второй-мировой-войны-В-2-х-т-Том-второй-1970-1980-е-годы (date of access: 04.10.2022).

Publication author(s) - Шабловская И. В.:

Шабловская И. В. → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
78 views rating
05.02.2022 (241 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
И КАТАЛИЗАТОР, И СОРБЕНТ
16 hours ago · From Беларусь Анлайн
СОЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА
16 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТРОПИЧЕСКИЕ ВУЛКАНЫ И КЛИМАТ АРКТИКИ
Catalog: География 
16 hours ago · From Беларусь Анлайн
Фейерверки и пиротехника во время свадебных церемоний
Catalog: Лайфстайл 
20 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТАЙНЫ "ТРЕТЬЕЙ ПЛАНЕТЫ"
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"МЕДИЦИНСКИЕ ПРОФЕССИИ" ВОДЯНОЙ СТРУИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"БЛАГОСЛОВЕННЫЙ, ВЕЛИКОДУШНЫЙ ДЕРЖАВ ВОССТАНОВИТЕЛЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ, НРАВЫ. Как мне выразить любовь свою...
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА - ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ЗЕМЛИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"СЛАВНЫЙ БЫЛИННЫЙ БОГАТЫРЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
История литератур Восточной Европы после Второй мировой войны: В 2-х т. Том второй. 1970-1980-е годы
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones