Libmonster ID: BY-2510

В начале 1918 года Румыния с согласим своих хозяев - держав Антанты - вопреки воле народа, вопреки праву и взятым на себя обязательствам захватила часть территории Советской страны - Бессарабию. Громкими фразами о справедливости, о международном: праве, о верности обязательствам румынские искатели наживы пытались прикрыть акт грубой агрессии. Но весь этот оглушительный звон выдавая неуверенность захватчиков в правоте и прочности своего дела.

"Говорят о международном праве, о международных обязательствах, - оказал товарищ Сталин. - Но та основании какого международного нрава отсекли господа "союзники" от СССР Бессарабию и отдали ее в рабстве румынским: боярам?" (И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 359. 10-е изд.).

Теперь, когда действительное право и справедливость восторжествовали, когда Бессарабия вновь воссоединилась со всей советской землей, естественно, возрастает интерес к вопросу о том, как и при каких условиях смог произойти захват Бессарабии Румынией.

1

Румынские правящие круги издавна лелеяли мечту о распространении своего господства на богатую Бессарабию. В течение многих лет и даже десятилетий румынская печать и официальная наука развивали "теорию" о том, что извечное тяготение Бессарабии к России и более чем вековое вхождение ее в состав Российского государства противоречат исторической справедливости, которая якобы состоит в том, чтобы передать Бессарабию Румынии. Особенно развязно и громко румынское боярство пред'являло свои претензии на Бессарабию в периоды кризисов, временно ослаблявших Россию и лишавших ее возможности сопротивляться захватчикам.

Так, в 1859 году, по скончании неудачной для России Крымской войны, только что создавшаяся Румыния при прямой поддержке и по указанию Англии и Франции включила в свой состав южную часть Бессарабии, прилегающую к Дунаю (уезды Измаильский, Кагульский и Болградский).

Передавая эти уезды Румынии, Англия и Франция стремились отдалить Россию от устья Дуная и максимально ослабить ее влияние на Балканах. Правда, после русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов, полностью восстановившей положение России на Черном море, Румыния вынуждена была возвратить России захваченные ею части Бессарабии. Но мечты о захвате последней боярская Румыния не оставляла ни на час, нетерпеливо выжидая другого удобного момента. Такой удобный момент настал в период империалистической войны. Чрезвычайно благоприятствовало осуществлению захватнических планов Румынии то, что обе воюющие стороны были исключительно заинтересованы как в привлечении на свою сторону свежих сил, так и в закрытии для противников рынков сбыта и сырья в нейтральных европейских государствах.

Румыния долго колебалась в выборе ориентации, выжидая перевеса одной из воюющих сторон и надеясь обеспечить свое вступление в войну наибольшими гарантиями и обязательствами со стороны того или другого лагеря. В конечном счете ценой обещания территорий Трансильвании, Баната и Буковины Антанта побудила Румынию вступить 27 августа 191б года в войну против Четверного союза. Англо-французские империалисты не обманывались насчет сил и боеспособности Румынии, стремились в первую очередь с помощью румынских армий добиться временного ослабления германского нажима на Западном фронте.

Русское командование, отдавая себе отчет в том, что, кроме Кратковременного и преходящего эффекта, вступление Румынии в войну ничего дать не может, что оно неминуемо закончится разгромом румынской армии, противилось политике втягивания Румынии в войну. Опасения русского командования полностью оправдались: в двух сражениях - у Германштадта (26 - 29 сентября 1916 года) и у Кронштадта (7- 9 октября) - румынская армия потерпела полное поражение. Австро-германские войска проникли в страну и 6 декабря 1916 года без боя заняли столицу государства - Бухарест. Румынское правительство позорно бежало к самой русской границе, в город Яссы, и русской армии пришлось взять

стр. 82

на себя прикрытие почти 600-километрового румынского фронта.

На румынском фронте с течением времени сосредоточились три русские армии (9, 4 и 6), примерно несколько меньше одной четверти всех вооруженных сил России. Только опираясь на русские силы, румынское правительство сохранило незначительную часть территории и остатки власти.

Казалось бы, то незавидное положение, в котором оказалась Румыния, втянутая в борьбу великих держав, должно было отрезвить румынское правительство и отбить у него апетит к агрессии. Но беспринципные и продажные румынские бояре умели извлекать выгоду даже из факта своего полного и абсолютного бессилия. После Февральской буржуазно-демократической революции в России румынские правители настойчивее чем воща бы то ни было стали домогаться "компенсации" за счет России, шантажируя своих союзников и недвусмысленно угрожая им выходом из войны и возможным переходом в лагерь противника.

Одновременно румынские агенты Халиппа, Инкулец, Ерхан и другие развернула усиленную подрывную деятельность в Бессарабии. При деятельном участии Инкулеца, которого правительство Керенского назначило помощником губернского комиссара, румынские шпионы сколотили особый "военно-молдавский союз", а 20 октября 1917 года даже созвали в Кишиневе "военно-молдавский конгресс", являвшийся кучкой никем не избранных темных дельцов и специально прибывших в Бессарабию румынских агентов. Этот "конгресс" принял решение о создании бессарабского краевого совета (Сфатул-Церия) и выделил для этой цели специальное организационное бюро.

Конечно, столь откровенно развертывавшаяся подрывная деятельность румынских агентов в Бессарабии могла иметь место лишь потому, что она встретила поддержку и сочувствие некоторых местных элементов. Бессарабские буржуазно-помещичьи круги, а также церковники, со страхом и трепетом следившие за неудержимым нарастанием социалистической революции в России, решительно предпочитали румынское господство власти Советов.

Что касается командования русской армии, то оно, естественно, усматривало в боярской Румынии союзника против русских рабочих и крестьян и соглашалось уступить румынским боярам Бессарабию и другие земли в уплату за румынскую помощь против русской революции. Различные украинские националисты, подвизавшиеся на югозападе России, также не смели перечить румынским правителям, понимая, что в их лице они при определенных условиях найдут деятельных сотрудников в борьбе за сохранение буржуазно-помещичьего строя.

Так к моменту Октябрьской социалистической революции сложился союз русско-украинских и бессарабских контрреволюционеров с румынскими боярами и капиталистами. Этот союз, направленный против социалистической революции, опирался на поддержку антантовских империалистов.

2

Великая Октябрьская социалистическая революция грозным эхом отозвалась в Румынии и на Румынском фронте. Солдаты русских воинских частей, заражая своим примером румынских солдат и трудящихся, сбрасывали власть контрреволюционного офицерства, - избирали свои комитеты, выражали полную солидарность с решениями II Всероссийского с'езда советов и готовность бороться и умереть за их осуществление.

Влияние большевиков в русских войсках росло со дня на день и постепенно охватывало румынских солдат и трудящихся. Деятельность большевиков особенно усилилась с приездом назначенного советским правительством комиссара румынского фронта тов. Рошаля. Фронтовой комитет вскоре стал большевистским; он переехал из Ясс, где русских частей не было, на станцию Соколы - крупный железнодорожный узел, важный стратегический пункт.

Рабочие и крестьяне Румынии самым внимательным образом прислушивались к событиям за Прутом и подымались на борьбу со своими капиталистами и помещиками, следуя примеру русских рабочих и крестьян.

Революционное движение" охватило всю неоккупированную румынскую территорию. "Огонь перекинутся на Румынию", - писал Ленин.

В стремлении затушить пожар революции и сохранить свою власть об'единились румынские господствующие классы, русские белогвардейцы, украинские, молдавские и другие националисты. Они принялись разоружать революционные части русской армии, расстреливать солдат-активистов, захватывать склады, базы, питательные пункты и т. д.

Особенно активную поддержку югозападная контрреволюция получила со стороны французских империалистов. В планы последних входило не только стремление любой ценой помешать выходу России из вой-

стр. 83

ны и тем самым поставить советскую власть под удар кайзеровских армии, но и овладение господствующими позициями на юге России. Тотчас после установления власти Советов в России империалисты Антанты поспешили договориться между собой о борьбе с социалистической революцией и дележе России на зоны влияния. Этот дележ России нашел свое дипломатическое, выражение в известных англо-французских соглашениях, подписанных 23 декабря 1917 года и предусматривавших превращение во "французскую зону" всего юга России, к западу от Дона и Царицына. Следовательно, наряду с другими землями Бессарабии была предназначена печальная участь стать французской колонией. Для того чтобы проложить себе дорогу на юг России и наложить руку на северное Причерноморье, Франция использовала, и активно поддерживала силы юго-западной контрреволюции в их борьбе против Советской России. Франция была заинтересована поэтому в укреплении "дружбы" между Румынией и Антантой, в создании условий, благоприятствовавших развязыванию сил контрреволюции на юго-западе России. Следовательно, в интересах Франции было и быстрейшее прекращение военных действий между Румынией и Германией, ибо оно создавало возможность использования румынских, войск против Страны советов.

Командование русскими войсками Румынского фронта, возглавляемое генералом Щербачевым, всецело находилось на стороне Антанты и готово было любым способом служить ей в борьбе с русской революцией. В первые же дни Октября Поклевский Козелл, посланник, царского, а, затем Временного правительства в Румынии, телеграфировал в Ставку, что в Яссах выработан "план образования из войск здешнего фронта отборной воинской части, которая могла бы быть послана на помощь Временному правительству и служила, бы для поддержания порядка, на фронте и в тылу" (Бюллетень общеармейского комитета еря Ставке, N4 от 31 октября (старого стиля) 1917 года. Могилев).

На формирование русской добровольческой ударной части французская и другие военные миссии в Румынии отпустили до 5 миллионов рублей. Во главе формирования был поставлен стяжавший впоследствии жуткую славу полковник Дроздовский. Но ожидания белогвардейцев и союзников не оправдались: в добровольческую часть вступило менее 2 1/2 тысяч человек.

Одновременно с созданием отборных контрреволюционных частей предполагалось сделать генерала Щербачева главнокомандующим всей русской армией. В свое время велись об этом переговоры с Духониным, и некоторые французские газеты уже поспешили оповестить о том, что Духонин передал исполнение своих функций Щербачеву. Разгром контрреволюционной Ставки в Могилеве и убийство Духонина солдатами воспрепятствовали осуществлению этой комбинации и послужили предостережением ее инициаторам. Это же событие положило конец колебаниям в Яссах. Чтобы не доводить дело до взрыва солдатского гнева, генерал Щербачев в ночь на 4 декабря с согласия румынского правительства и союзнических представителей предложил командованию неприятельских армий вступить в переговоры о перемирии. 9 декабря в Фокшанах было подписано соглашение, о перемирии на румынском фронте.

К этому времени агентура, румынских бояр инсценировала созыв Сфатул-Церия. II хотя яркой иллюстрацией ничтожности румынского влияния на население Бессарабии служил исход выборов в российское Учредительное собрание, во время которых из 600 тысяч человек, принимавших участие в голосовании по всей Бессарабии, лишь 14 тысяч отдало своп голоса "молдавской национальной партии" Инкулеца - Халиппы, румынские агенты, нимало не смущаясь, 21 ноября 1917 года поспешили открыть Сфатул-Церий.

Маскируясь революционными фразами, этот подтасованный и бутафорский парламент 2 декабря 1917 года "провозгласил Бессарабию Молдавской демократической республикой, входящей в состав РСФСР. Но одновременно с этим под руководством румынского контрразведчика, прапорщика Криггана было приступлено к созданию национальных" вооруженных сил, которые, как уверял некий французский "ученый" Антонис Бабель, апологет аннексий и насилий, имели своей задачей остановить "бандитствующих русских солдат".

3

Заключение перемирия: на Румынском фронте, сохранив живую силу румынской и части русской армии, находившейся под командованием контрреволюционных генералов, по сути дела сводилось к повороту фронта, против Советской России. Поэтому перемирие на Румынском фронте не вызвало возражений Антанты, крайне враждебно встретившей известие о перемирии между Россией и Германией. Кроме того румынское правительство довольно прозрачно давало понять, что в случае противодействия его намерению выйти из войны и тем самым предотвратить полный и окончательный военный разгром Румынии и революцию внутри страны оно не без выгоды для

стр. 84

себя переметнется да сторону противника и тем окончательно спутает союзнические карты на юге России. Так, во второй половине ноября одесские газеты облетело сообщение о том, что между Румынией с одной стороны, и Германией и Австро-Венгрией - с другой, ведутся переговоры, сводящиеся к тому, что Румыния в обмел на предоставление ей Бессарабии в всей Южной России до Днепра вступит в союз с центральными державами и поддержит наступление австрийцев на. Киев. Из Ясс поспешили категорически опровергнуть это сообщение, но заключавшийся в нем намек, был слишком ясен, и французский президент Пуанкаре в гласной телеграмме румынскому королю заверил его в полной готовности Франции считаться с румынскими интересами. Это означало согласие Франции на захват Румынией Бессарабии. Хотя тем самым существенно уменьшалась предназначавшаяся для французов доля в дележе России, так называемая "французская зона", но зато создавалась возможность с помощью удовлетворенной Румынии тем легче овладеть остальной частью этой доли.

Французские проекты использования Румыния усиленно разрабатывала влиятельная газета "Le Matin", которая в одной из статей после сумбурного и довольно неверного описания прилегающей к Румынии с Востока "этнографической среды" развивала такой план: "Разве невозможно заставить русские предприятия Одессы и Крыма работать на румынскую армию?.. Железные дорога этого района не могут ли быть взяты 'под союзнический контроль?.. Нельзя ли на берегу Черного моря реконструировать ядро сопротивления?..

Вопросы эти просты. Французским офицерам, восстанавливавшим румынскую армию, предстоит дать на них ответ".

Ответ, которого добивалась "Le Matin", не заставил себя долго ждать.

Для успеха, белогвардейско-румынско-французских замыслов было необходимо истребление руководящего большевистского состава румынского фронтового комитета (военно-революционного комитета), который, несомненно, поднял бы голос протеста и увлек бы за собой русские воинские части, как только стало бы ясным намерение контрреволюционного командования направить их в наступление на Советскую Россию.

Под благовидным предлогом "ликвидации недоразумений" Щербачев коварно заманил фронтовой комитет то Соколы в Яссы и во время совещания 19 декабря. 1917 года арестовал тов. Рошаля и других членов комитета. Тов. Рошаль был выдан румынским властям и ими замучен. Одновременно по всему фронту начались аресты и расстрелы выборного командного состава и разоружение революционных частей. Штабы были захвалены действовавшими в полном контакте русскими белогвардейцами и войсками Украинской Рады. В то же время некоторые румынские части перешли русскую границу и оккупировали местечко Леово.

Французские представители играли в этих событиях роль не только инсценировщиков, но и непосредственных оперативных руководителей. Об их активной помощи белорумынам рассказывал, сын генерала, Щербачева, служивший адъютантом при своем отце. После того как генерал Щербачев захватил Рошаля, пишет молодой Щербачев, к генералу "было прикомандировано 4 французских офицера и автомобиль. Ночью же к, папе прибыл начальник штаба генерал Бертелло, полковник. Петей, было командировано два офицера французского генерального штаба, говорящие по-русски. Тем временем в Соколы был послан румынский полк для полной ликвидации там большевизма и для выселения оттуда большевиков за пределы Румынии..." ("Летопись революции" N1 (10) за январь - февраль 1925 года, стр. 108). К утру 22 декабря "все более или менее" уладилось при помощи союзников, которые сейчас же выразили полную готовность помогать папе..." (там же).

Событиями 19 - 22 декабря начались планомерные военные действия Румынии против Советской России.

4

Отсутствие нормальной связи с югом России привело к тому, что Советское правительство получило достаточно исчерпывающие сведения о белорумынском нападении только 28 декабря. На следующий день НКИД обратился в румынское посольство с нотой, излагавшей сведения, поступившие из Бессарабии, и требовавшей сообщить "в течение сегодняшнего дня все, что известно румынскому посольству по этому поводу, а равно, какие меры приняло румынское правительство до настоящего дня для того, чтобы наказать преступные элементы из румынского офицерства и румынской бюрократии, осмелившиеся поднять руку на российскую революцию. Мы считаем необходимым здесь же предупредить румынское посольство, - говорилось далее в ноте, - что на территории российской революции мы не потерпим более никаких репрессий не только против русский, но и против румынских революционеров и социалистов. Всякий румынский солдат, рабочий и кресть-

стр. 85

янин найдет поддержку русской советской власти против произвола реакционной румынской бюрократии. Вместе с тем мы считаем нужным через ваше посольство поставить на под всем румынским: мастям, что советская власть не остановится перед самыми суровыми мерами против контрреволюционных румынских заговорщиков, сообщников Каледина, Щербачева и Рады, совершенно независимо от того, какие посты занимают эти заговорщики в румынской иерархии" ("Известия ВЦИК" от 19 декабря (старого стиля) 1917 года).

Несомненно, румынское посольство в Петрограде было осведомлено лучше чет Советское правительство как о событиях в. Бессарабии, так и о ясских планах. Между Диаманти, румынским посланником в России, и румынской военной миссией, обосновавшейся под покровительством Украинской Рады в Киеве и оттуда поддерживавшей постоянную связь с Яссами, происходил непрерывный обмен информацией. Исключительно тесные отношения существовали у Диаманти с союзническими представителями в Петрограде. С их помощью, предугадывая дальнейший ход событий, Диаманти попытался увезти хранившийся в Москве румынский золотой фонд. Для осуществления этой операции в распоряжение Диаманти были предоставлены прибывшие из Могилева агенты Интеллидженс-сервис - полковник Бойль и капитан Хилл. Воспользовавшись доверчивостью ряда советских людей, эти английские контрразведчики обманным путем сумели добиться выдачи им части румынского фонда и доставить ого из Москвы в Яссы. За услуги, оказанные жми румынской олигархии, Бойль и Хилл получили румынские, ордена. Заблаговременный увоз румынского фонда лишний раз подчеркивает сугубую планомерность в действиях Румынии и абсолютную согласованность этих действий с антифранцузскими кругами.

В ответной ноте Наркоминделу румынское посольство писало, что ввиду своевременно принятых румынскими властями мер события, о которых говорилось в советской ноте, не получили дальнейшего развития. Выражая сожаление о происшедшем, румынское посольство обращало взимание на поведение русских войск в Румынии и, не отрицая связей Румынии с Радой и Калединым, об'ясняло их продовольственными претензиями Румынии к югу России. НКИД счел необходимым заявить о неудовлетворительном характере румынского ответа.

В то время как в Петрограде происходил обмен нотами между Советским правительством я румынским посольством, в Одессе, отделенной от остальной Советской России территориями, захваченными Радой, собрался II с'езд советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области (Румчерода). В начале работ с'езда относительное (а затем после ухода украинских эсеров и меньшевиков абсолютное) большинство было у большевиков. Руководящее участие в работах, с'езда принимал представитель ВЦИК тов. Володарский.

Крупнейшими событиями во время работы с'езда были, с одной стороны, приведенное Щербачевым и Радой слияние Румынского и Югозападного фронтов в единый Украинский фронт под командованием Щербачева и - с другой, расширявшееся вторжение румын в Бессарабию. Убедившись в невозможности договориться со ставкой Щербачева, с'езд потребовал от Рады и румынского правительства безотлагательного прекращения насилий и репрессий и решил отправить в Яссы и Киев полномочные делегации. Между тем усиление румынской интервенции и вопиющие, насилия над революционными частями русской армии поставили перед Советским правительством вопрос о необходимости прибегнуть к ответным репрессивным мерам. Возможность их учитывалась империалистами. Французское телеграфное агентство Гавас еще 5 января сообщало из Петрограда, что в случае, "если Румыния не даст удовлетворительного ответа на; требования Петрограда, правительство Ленина примет крайне энергичные меры по отношению к Румынии..."

Получив 12 января 1918 года сведения о нападении румын на 4-ю революционную дивизию и 194-й и 195-й полки, Совет народных комиссаров, "чтобы предотвратить войну между русскими солдатами и румынскими, которых несправедливо был" бы наказывать за бесчинства их властей", отдан распоряжение об аресте румынской дипломатической и военной миссий и по радио отправил румынскому правительству ультиматум. В ультиматуме румынскому правительству предлагалось наказать виновных и дать гарантии, что подобные действия не повторятся. Срок ответа устанавливался в 24 часа, причем указывалось, что в случае неполучения ответа будут приняты "военные меры вплоть до самых решительных" ("Правда" от 16 января 1918 года).

13 января, около 8 часов вечера, в румынское посольство в Петрограде явились представители Советской власти и, пред'явив ордер, арестовали Диаманти, а также лейтенанта Крайо, секретаря военного атташе; позднее в отеле "Астория" были арестованы румынский военный атташе полковник Олада и член румынской военной миссии комендант Драгонеско.

стр. 86

Поведение союзных дипломатов в связи с этим актом советской власти лишний раз свидетельствует о том, что несмотря на перемирие Румынии с Германией державы Антанты продолжали считать Румынию своей союзницей и принимали се интересы близко к сердцу. В полдень 14 января у, американского посла в Петрограде Френсиса, ставшего главой дипломатического корпуса после последовавшего в январе от'езда английского посла Бьюкенена в, Лондон, собрались послы и поверенные в делах всех держав, представленных в Петрограде. Они решили заявить протест против ареста Диаманти. Френсис от имени дипломатического корпуса по телефону обратился к В. И. Ленину с просьбой принять дипломатов. В. И. Ленин выразил: согласие и назначил время приема.

В указанный час иностранные дипломаты собрались в Смольном. Это был первый и единственный случай, когда главе советского правительства В. И. Ленину пришлось принимать дипломатических представителей империалистических государств.

На этом первом приеме дипломатического корпуса присутствовал ближайший сподвижник В. И. Ленина И. В. Сталин.

Посол США Френсис представил поочередно всех дипломатов, и в 16 часов 16 минут началась беседа, продолжавшаяся до 16 часов 45 минут. Тот же Френсис зачитал коллективный протест представителей США, Японии, Франции, Швеции, Норвегии, Швейцарии, Бельгии, Давил, Сиама, Китая, Сербии, Португалии, Аргентины, Греции, Бразилии, Испании, Нидерландов, Италии и Великобритании по поводу ареста Диаманти. Уклоняясь от обсуждения причин, вызвавших этот арест, дипломаты в устных выступлениях настоятельно просили освободить румынского посланника. В корректной по тону беседе раздраженно и вызывающе звучали лишь слова французского дипломата Нуланса, которому В. И. Ленин должен был раз'яснить, что, с. советской точки зрения, "жизнь тысяч солдат дороже спокойствия одного дипломата" ("Правда" от 16 января: 1918 года). В конце приема Левин обещал, что ходатайство дипломатического корпуса будет обсуждено на заседании Совета народных комиссаров.

Вечером 14 января состоялось заседание Совета народных комиссаров. В силу ряда соображений, главным образом потому, что советские вооруженные силы были заняты борьбой с Радой и только еще приближались к югу России, СНК счел возможным удовлетворить просьбу иностранных дипломатов и освободить Диаманти из-под ареста; СНК потребовал в то же время освобождения в трехдневный срок арестованных в Румынии русских солдат.

Демонстрируя единодушие французского правительства с румынским, Нулане сам отправился в Петропавловскую крепость за Диаманти и доставил его во французское посольство, где их поджидал Френсис.

Несмотря на меры, принятые Советской властью, румынское правительство продолжало ускоренно готовиться к полному захвату Бессарабии. В целях отвода глаз различные телеграфные агентства и в первую очередь известное, своей лживостью французское агентство Гавас распространяли сообщения о том, что на советский ультиматум дан якобы успокаивающий ответ, признанный Лениным вполне удовлетворительным. Особенно много усилий прилагалось к тому, чтобы создать впечатление, будто бы население Бессарабии, выразившее якобы свою волю через посредство Сфатул-Церия, жаждет прихода румын. Чтобы придать Сфатул-Церию вид авторитетного и полноправного учреждения, французское правительство поспешило заявить о признании Молдавской республики (правда, пока еще как составной части Российской федерации) и о назначении консула в Кишиневе Сарре дипломатическим представителем Франции при этой республике.

Сарре вручил "молдавскому правительству" письмо французского посланника в Румынии Сент-Олера от 15 января, официально подтверждавшее, что действия: румынской армии одобрены сошниками. В своем письме Сент-Олер от имени послов всех союзных держав извещал "правительство" Бессарабии о том, что вступление румын в Бессарабию соответствует пожеланию, выраженному всеми союзническими державами. "Молдавское правительство" временно воздержалось от обнародования столь любезно сообщенного ему признания союзников в том, что они являются руководителями и организаторами румынской интервенции в России.

Румынские власти, устами генерала Презана хвастливо утверждавшие, что их не страшат кровавые столкновения с русской армией, опасались все же расширять зону оккупации. Согласно их планам, решающий удар по центру Бессарабии - городу Кишиневу - должен быт быть нанесен с русской стороны образовавшегося румынско-русского фронта трансильванскими и румынскими военнопленными, части которых с помощью Рады ускоренно комплектовала румынская военная миссия в Киеве.

19 января находившийся под командованием румынских офицеров эшелон трансильванцев прибыл из Киева в Кишинев и сделал попытку захватить городской вокзал. К великому конфузу "мол-

стр. 87

давского правительства" и его румынских хозяев, воинские части Сфатул-Церия незамедлительно выступили против трансильванцев и с боем изгнали их. Заправилам Сфатул-Церия пришлось тогда начать усиленную кампанию за "приглашение" румынских войск и опубликовать 24 января письмо Сент-Олера.

Узнав о решении заправил Сфатул-Церия пригласить румынские войска, ЦИК Румчерода 21 января постановил вооруженной силой вытеснять румын за пределы Бессарабии и потребовать от Рады, Сфатул-Церия и консульского корпуса Одессы поддержки требования Румчерора к Румынии о немедленном уводе румынских войск. В самой Одессе были произведены многочисленные аресты румынских политических деятелей, был закрыт ряд румынских учреждений, а перед румынским консульством происходили почти непрерывные демонстрации протеста против румынской агрессии. Иностранные консулы, пытаясь прикрыть действия Румынии, обратились в Румчерод с заверением, что Румыния не собирается воевать и что в Бессарабии имело место лишь "печальное недоразумение".

25 января румыны начали захват Кишинева. В приказе, отданном "правительством" по войскам Молдавской республики, прямо говорилось: "Сегодня в город (Кишинев. - А. М.) вступает соединенный отряд союзников для борьбы с большевиками". Кроме утверждения, что в Кишинев вступает соединенный отряд союзников - на самом деле вступали лишь румыны, - в этом приказе все было правдой: румынская оккупация не только удовлетворяла хищнические апетиты второразрядной империалистической державы, но и была актом вооруженной интервенции Антанты против Страны советов. Ингулец 26 января говорил в Сфатул-Церии: "Вопрос о вводе румынских войск решен совместно с союзниками, ибо они обращались к нашему разуму и говорили, что раз железные дорога заняты большевиками, которые ничего не пропускают в Румынию, то их обязанность и инстинкт самосохранения толкают уничтожить гнездо большевизма". А в официальном "правительственном" сообщении, которое должно было подвести балу законности под румынскую агрессию, особо выделялась роль Франции: "Вопрос о вступлении румынских войск в Бессарабию решен русским, украинским и румынским командованиями и союзниками. Во внутренние дела румыны вмешиваться но будут, причем невмешательство гарантировано Францией и другими сошниками". Спустя несколько дней в декларации Сфатул-Церия по поводу провозглашения "независимости" оккупированной Бессарабии фарисейски заявлялась: "Гарантией того, что румынские война не угрожают нашей самостоятельности нашей свободе и правом, завоеванным революцией (!!! - А. М.), служит поручительство Франции в согласив с Англией и Америкой, а также заявление представителей Румынии".

Могло казаться, что французский план соединения румынских вооруженные сит, армии Щербачева, войск. Рады, признавшей захват Бессарабии, и казачье-добровольческих контр революционных отрядов осуществляется успешно. Очевидно, в ознаменование верности Румынии Антанте, верности, купленной ценой предоставления румынским боярам Бессарабии на поток и разграбление, французский премьер-министр Клемансо, французский министр иностранных дел Нишон, председатель французской палаты депутатов Дешанель и председатель французского сената Дюбост в торжественной обстановке приняли румынскую парламентскую делегацию.

Но торжествовать было преждевременно: Рада находилась в критическом положении и явно доживала последние дни, а советское правительство оказалось несклонным мириться с империалистическим насилием и произволом.

27 января 1918 года был опубликовал декрет Совета народных комиссаров о разрыве дипломатических отношений с Румынией, о задержании румынского золотого фонда и об об'явлении генерала Щербачева врагом народа и вне закона ("Правда" от 27 января 1918 года). 28 января в 2 часа дня Диаманти и всем румынским представителям было предложено в 10-часовой срок покинуть Петроград. Не заставив себя вторично просить, Диаманти и члены румынского посольства спешно выехали в Стокгольм: через Финляндию.

Вызванное этими обстоятельствами резкое ухудшение международного положения Румынии привело к политическому кризису, выразившемуся в отставке 29 января антантофильского правительства Братиану. Образование нового кабинета означало, что, бессильная вести самостоятельную политику и неуверенная в англо-французских гарантиях, правящая румынская олигархия, испуганная последствиями спровоцированной ею войны с Советской Россией, склонялась к переориентации в пользу Четверного союза.

В то же время, не довольствуясь фактически осуществленным захватом Заднестровья, румыны сделали попытку переправиться через Днестр. Румчерод, а также образованная Советом народных комиссаров Верховная коллегия по русско-румынским делам, сосредоточившая в своих

стр. 88

руках руководство всеми вопросами, касавшимися взаимоотношений с Румынией, провели мобилизацию всех рабочих в советские войска и стали подготовлять изгнанием румын. Успешное приближение советских войск с севера и заключительный революционный под'ем в Черноморском флоте доказывали, что румынам предстоит иметь дело не с "анархией", а с сильным, организованным противником. 5 февраля румыны были вытеснены из Бендер показавшим чудеса храбрости отрядом Григория Котовского.

Представители иностранной консульской коллегии в Одессе и член французской военной миссии Ионино, чтобы дать возможность румынам подтянуть свои силы и оправиться, предложили свои услуги по "улаживанию конфликта". 7 февраля представители румынского командования при активном участии представителя французский военной миссии капитана Рейхтзаммер подписали с делегацией, выделенной Румчеродом, соглашение о перемирии на 48 часов. Однако румыны очень своеобразно понимали взятые на себя по перемирию обязательства. Румынские миска исправно соблюдали их на участке фронта у Бендер, где превосходство советских сил было совершенно явно, а у Аккермана, где перевес был на стороне румын, они коварно напали на советские части и крестьянские партизанские отряды. Эта право кашля сорвала перемирие и вызвала возобновление войны на всем фронте.

Опасаясь плохого для Румынии исхода вооруженной борьбы, румынское правительство и союзнические, дипломаты решили стать на путь переговоров с советскими органами. 11 февраля консульский корпус Одессы передал Румчероду ноту, присланную старшиной дипломатического корпуса в Яссах итальянским послом Фасчиоти. Нота Фасчиоти уведомляла о том, что румынское правительство выразило в принципе согласие на предложение союзнических послов об образовании смешанной комиссии из представителей Румынки, союзников и Румчерода для "рассмотрения и определения сообщении относительно фактов на румынской территории. Что же касается событий на территории Бессарабии, то выехала комиссия-микст, которой поручено расследовать события и установить соглашение со "Сфатул-Церием" по вопросам о взаимоотношениях". Таким образом, вмешиваясь в советско-румынские отношения, иностранные дипломаты пытались из'ять вопрос о Бессарабии из компетенции советского правительства.

Но отказываясь от переговоров, но вовсе не собираясь исключать из них вопроса об оккупации. Бессарабии. Румчерод выделил специальную комиссию, поручив ей требовать эвакуации румынских войск, возвращения захваченного и увезенного имущества, выдача Щербачева, предания суду убийц тов. Рошаля, освобождение арестованных русских солдат и т. д. Продолжавшиеся военные операции протекали вполне удовлетворительно, что с прибытием подкрепления с севера румыны будут разбиты и вытеснены из Бессарабии.

Очевидно, в этом были уверены и сами румыны: 14 февраля в Одессу явились представители румынского генерального штаба полковник Родлеску и капитан Кадерн. По их составам, представитель французской военной миссии капитан Рейхтзаммен должен был представить условия мира. В ожидании этих условий румыны просили о заключении перемирия на 48 часов. Румчерод выразил согласие - было заключено соглашение о прекращении военных действий до 5 часов утра 16 февраля.

Эти проволочки вовсе не соответствовали интересам Советской России. Ленин 14 февраля, в телеграмме военному командованию требовал, чтобы на румынском фронте действовали "как можно энергичнее".

Тогда же выяснилось, что представители румынского генерального штаба ввели в заблуждение Верховную коллегию, так как капитан Рейхтзаммер, согласно его собственному заявлению, был уполномочен лишь предложить создание советско-румынской смешанной комиссии, то есть, по сути дела, повторить предложения, содержавшиеся в ноте Фасчиоти, полученной в Одессе 11 февраля. Было очевидно, что, учитывая тяжелое положение, в каком оказалась Советская страна из-за провокационного поведения врага народа Троцкого в Брест-Литовске, румынские правителя и их французские, руководители к советчики стремились оттянуть решение вопроса о Бессарабии и выиграть время. 15 февраля Верховная коллегия и Румчерод, оповестив по радио о нечистоплотных и мошеннических проделках румынско-французских представителей, пред'явили Румынии ультиматум и предупредили о возобновлении военных действий с 5 часов утра 16 февраля, с момента окончания срока действия установленного обманным путем перемирия.

17 февраля Ленин отдал распоряжение о передаче армии, победоносно завершившей операции против Рады, в распоряжение румынской Верховной коллегии. В уведомляющей об этой распоряжении телеграмме Ленин писал: "Мы ни на минуту не сомневаемся, что доблестные герои освобождения Киева исполнят свой революционный долг" (Ленин, Т. XXIX, стр. 482).

стр. 89

На следующий день в Одессу стали прибывать из Киева советские штока. Красное командование разработало обширный план войны, предусматривавший освобождение Бессарабии и перенесение боевых действий в Румынию. Вдоль Днестра сосредоточивались предназначенные для наступления войска. Боевые операции начались и на море, и группа кораблей Черноморского флота под командованием легендарного героя матроса Железнякова потопила в устье Дуная румынский монитор.

Не о фантастических планах об'единения вокруг румын всей южнорусской контрреволюции, а о спасении самой румынской олигархии приходилось отныне заботиться французским империалистам.

21 февраля в длинной телеграмме, отражавшей близкое к истерии состояние ее составителей, итальянский посланник в Яссах Фасчиоти как глава дипломатического корпуса предлагал союзным консулам в Одессе добиваться возобновления переговоров между представителями союзников, Румынии и Румчерода. Далее, Фасчиоти напоминал, что проведенное, с одобрения союзников вторжение румын в Бессарабию "является военной операцией без какого-либо политического характера, предпринятой... с очевидно гуманной (!?! - А. М.) целью - гарантировать снабжение как русских и румынских войск, так и гражданского населения" (цит. по сборнику "Гражданская война". Т. II, стр. 66. М. 1933).

Не добившись ответа на свое новое представление, англо-французские империалисты направили в Верховную коллегию (специальную делегацию в составе английского полковника Бойля, обласканного в Яссах, после того как он с капитаном Хиллом доставил туда часть румынского золотого фонда, обманным путем вывезенного из Москвы, и французского консула в Одессе полковника Аркье. Англо-французские представители снова предложили создать смешанную комиссию, Не отвергая в принципе этого предложения, советские органы 24 февраля выставили в качестве условий для создания смешанной комиссии формальную декларацию румынского правительства об уводе румынских войск из Бессарабии, немедленном начале эвакуации, отказе от вмешательства во внутреннюю жизнь Бессарабии и др.

Между тем 24 февраля началась переправа советских войск через Днестр, а 28 февраля - 1 марта румынская армия была, разбита в бою под Рыбницей.

Председатель совета, министров и министр иностранных дел Румынии генерал Авереску поспешил уведомить советские органы о том, что за исключением второстепенных деталей условия, поставленные англо-французским посредникам Аркье и Бойлю, Румынией принимаются.

5 марта 1918 года в Одессе советская сторона подписала протокол об урегулировании русско-румынского конфликта, а 9 марта 1918 года глава румынского правительства генерал Авереску подписал в Яссах тот же протокол, составленный на базе условий, выдвинутых советскими органами и предусматривавших в первую очередь очищение румынами Бессарабии в двухмесячный срок, В тот же день подписанный Авереску протокол был доставлен на самолете полковником Бойлем в Одессу.

5

Заключение советско-румынского соглашения о ликвидации конфликта и уводе румынских войск из Бессарабии совпало с резким изменением международного положения Советской России. Враг народа Троцкий, спровоцировав разрыв переговоров между Россией и Четверным союзом в угоду англо-французскому империализму, поставил социалистическую революцию под удар кайзеровских армий. К середине марта немецкие и австрийские войска заняли почти всю Украину, и между Советской Россией и Бессарабией оказалась обширная зона германской оккупации. Это обстоятельство румынские, правители считали достаточным для того, чтобы вероломно саботировать выполнение взятых на себя обязательств.

Терроризируя население, расстреливая людей, протестовавших против румынского вторжения, румыны нуждались в каких-то "правовых" основаниях, которые оправдывали бы захват Бессарабии. 27 марта 1918 года, после арестов и расстрелов ряда, оппозиционно настроенных депутатов, было созвано заседание Сфатул-Церия, состоявшееся в угрожающей и зловещей обстановке: прилегающие улицы и "длине, где происходили заседания Сфатул-Церия, были наводнены румынскими войсками. В зал заседаний были введены группы вооруженных солдат и офицеров, следивших за каждым словом, каждым жестом депутатов. При огромном количестве воздержавшихся, справедливо утверждавших, что Сфатул-Церий неправомочен решать подобный вопрос, была принята резолюция о присоединении Бессарабии к Румынии на началах "широкой Местной автономии". Та веж способом Румыния пыталась создать видимость "свободного волеиз'явления" населения Бессарабии.

Действительное же волеиз'явление населения проявилось в многочисленных, непрестанных, но разрозненных, а потому более или менее легко подавляемых вос-

стр. 90

станиях и в развертывании партизанской борьбы против румынских захватчиков.

К концу 1918 года, после поражения Четверного союза, международное положение снова резко изменилось. Опасаясь, что восстановление власти Советов на Украине неминуемо приведет к возбуждению вопроса о Бессарабии, румынское правительство в ночь на 26 ноября 1918 года собрало горстку наиболее угодливых и продажных депутатов Сфатул-Церия - всего 46 человек из общего количества 162 и несмотря на отдельные возражения провело постановление о полном присоединении Бессарабии к Румынии и ей отказе от бессарабской автономии. Тотчас же после принятия соответствующей резолюции Сфатул-Церий был об'явлен распущенным и в Бессарабии установилась неприкрытая диктатура румынских оккупантов.

Англо-французские империалисты вовсе не собирались карать Румынию за интриги с Германией. Более того: они продолжали рассматривать ее в качестве опорной базы своего влияния в Восточной Европе. Стремясь ущемить побежденных и сломить их волю к сопротивлению, они поощряли стремления Румынии к новым захватам и толкнуть ее на оккупацию Буковины (население которой на народном вече приняло постановление о вхождении в Советскую Украину), Добруджи, Трансильвании и других иноземных областей.

Так волей Англии и Франции маленькая Румыния превратилась в многонациональное лоскутное, государство, выполнявшее функцию стража интересов Антанты на Балканах и на Черном море. Система мирных договоров, завершивших первую мировую империалистическую войну, закрепила за Румынией огромные территории, входившие раньше в состав Болгарии и распавшегося Австро-венгерского государства.

В марте 1920 года, игнорируя разбившую своих врагов Советскую Россию, Антанта особой декларацией, к которой отказались примкнуть США, признала "право" Румынии на Бессарабию, А 28 октября 1920 года в Париже между Румынией, Фракцией, Англией, Италией и Японией состоялось подписание особого протокола о присоединении Бессарабии к Румынии. Следует отметить, что Италия и Япония многократно подчеркивали условный характер своего участия в парижском соглашении, а Япония его не ратифицировала, что, согласно статье, обусловливающей вступление соглашения в силу лишь после ратификации всеми подписавшими его державами, и вовсе лишает парижский протокол какого-либо даже формальной значения.

Декларации советского правительства по этому поводу известны всему миру.

6

22 тяжелых и мучительных года томилось население Бессарабии под игом румынских бояр. День за днем все более тяжелым и опустошительным становился режим, установленный иностранными захватчиками. Богатая страна с ужасающей быстротой превращалась в край неописуемой народной нищеты и беспредельных страданий. Огнем и мечом, с помощью церкви и румынизированной школы подлые и трусливые временные хозяева Бессарабии пытались продлить свое господство и принудить бессарабский народ к покорности. Но, ненавидя и презирая гнусных оккупантов, трудящиеся Бессарабии свято, хранили мечту о свободе, в непрестанной героической борьбе пытались сбросить ярмо румынского гнета и войти в дружную семью народов Советской страны.

Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии и порабощения бессарабского народа. В течение многих лет румынское правительство отклоняло советские предложения о справедливом разрешении бессарабского вопроса. Не желая прибегать к силе оружия, Советский Союз, давно ликвидировавший свое временное военное ослабление, которое только и позволило Румынии в 1918 году посягнуть на, неприкосновенность наших границ, неизменно сохранял свои позиции в бессарабском вопросе. Об этом с исчерпывающей ясностью заявил 29 марта 1940 года на VI сессии Верховного Совета СССР глава советского правительства тов. В. М. Молотов. Наконец, 26 - 28 июня 1940 года было достигнуто соглашение о мирном разглашении конфликта, и части Красной Армии, перейдя через искусственно превращенный в границу Днестр, принесли освобождение народам Бессарабии и томившемуся вместе с ними в румынском застенке украинскому населению Северной Буковины.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЯ-ЗАХВАТА-БЕССАРАБИИ-РУМЫНИЕЙ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. МАНУСЕВИЧ, ИСТОРИЯ ЗАХВАТА БЕССАРАБИИ РУМЫНИЕЙ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 11.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЯ-ЗАХВАТА-БЕССАРАБИИ-РУМЫНИЕЙ (date of access: 23.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. МАНУСЕВИЧ:

А. МАНУСЕВИЧ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
В ПОИСКАХ СЕРОВОДОРОДНОГО ПОЯСА. Нехватка кислорода (гипоксия) в загрязненных водоемах тревожит население всех промышленно развитых стран планеты. Но насколько она угрожает всему Мировому океану?
9 hours ago · From Елена Федорова
Проблемы разведки и добычи углеводородов в странах АСЕАН
10 hours ago · From Елена Федорова
А. А. ГРОМЫКО: ЭПИЗОДЫ
Yesterday · From Елена Федорова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЮВА В СЕРЕДИНЕ 1960-х гг. И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ АСЕАН
Yesterday · From Елена Федорова
Фруктоеды и цветочницы. КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
Yesterday · From Елена Федорова
Обстановка в Южно-Китайском море и спор вокруг архипелага Наньша: историческая ретроспектива и актуальные соображения
Yesterday · From Елена Федорова
ДРЕВНИЕ КУЛЬТУРЫ ФИЛИППИНСКОГО АРХИПЕЛАГА: КЛЮЧЕВЫЕ СЮЖЕТЫ И ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЙ
Yesterday · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ИСТОРИЯ ЗАХВАТА БЕССАРАБИИ РУМЫНИЕЙ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android