BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-752
Author(s) of the publication: В. В. ДАМЬЕ

Share with friends in SM

Одним из узловых этапов в минувшем столетии стал период 1917 - 1924 гг. Это было время, во многом предопределившее дальнейшие судьбы мира как минимум на весь последующий век. Февральская и Октябрьская революции 1917 г. в России, окончание первой мировой войны и стремительный подъем массовых социальных движений в самой радикальной и масштабной их форме знаменовали собой решительное столкновение между противоборствующими историческими тенденциями: индустриально-капиталистической цивилизации с ее массовым производством и потреблением, торжеством национального государства, а затем - и экономической глобализации, с одной стороны, и отчаянным стремлением социальных "низов" противостоять этим процессам - с другой.

Остановить наступление гигантских трестов, концернов и банков пыталось, в частности, революционно-синдикалистское движение, которое возникло в различных регионах мира (прежде всего, в Европе и Америке) в начале XX в. Стремительные общественные изменения, вызванные переходом к индустриальному обществу, оказывались весьма болезненными для трудящихся, принуждая их оставлять традиционные занятия и образ жизни и отправляться работать на фабрики, обрекая их на все более узкую специализацию и деквалификацию. Сопротивление против этих тенденций опиралось на еще сохранявшийся от доиндустриальных, ремесленно-цеховых времен дух независимости, общинности и коллективизма, противостоявший фабричному деспотизму. Разделение труда еще не доходило до тейлористской фрагментации и квалифицированным трудящимся вполне доступна была мысль о том, что они сами могут контролировать развитие производства. С другой стороны, государственные механизмы социальной интеграции еще не получили достаточного развития, социальная сфера почти полностью контролировалась институтами и организациями самих трудящихся (ассоциациями взаимопомощи, рабочими союзами, "биржами труда" и т.д.), которые нередко рассматривались как основа для возможной самоуправленческой альтернативы. Именно на этой основе сложилось массовое революционно-синдикалистское рабочее движение. Слово "синдикат" в романских языках означает "профсоюз": профсоюзы понимались как основная форма организации и борьбы наемных работников, как орган сопротивления против власти предпринимателей и государства, инструмент "прямого действия", т.е. непосредственного отстаивания трудящимися своих интересов, не передоверяя его политическим партиям, парламентам и лидерам. И в то же самое время, профсоюз воспринимался в революционном синдикализме не только как орудие в экономических и производственных конфликтах, но и как основное средство революционной борьбы: проведения всеобщей стачки, захвата предприятий трудящимися и создания нового, свободного общества, основанного на всеобщем самоуправлении работников1 .


Дамье Вадим Валерьевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

1 Подробнее см.: Дамье В. В. Анархо-синдикализм в XX веке. М., 2001; его же. Анархо-синдикализм в борьбе с индустриально-капиталистической системой. - Левые в Европе XX века. М., 2001.

стр. 21


Революционно-синдикалистское движение, провозгласившее свою независимость от всех политических партий и прежних идеологий, впервые возникло во Франции, где в 1902 г. оформился крупнейший синдикалистский профцентр - Всеобщая конфедерация труда (ВКТ), занявшая преобладающие позиции в рабочем движении страны. Из Франции оно стремительно распространилось на другие страны: Нидерланды (Нидерландский секретариат труда), США (Индустриальные рабочие мира, 1905 г.), Швецию (Центральная организация шведских рабочих, 1910 г.), Испанию (Национальная конфедерация труда, 1910 г.), Италию (Итальянский синдикальный союз, 1912 г.), Германию (Свободное объединение немецких профсоюзов), Португалию, Великобританию и другие государства Европы и Америки. Перед первой мировой войной революционные синдикалисты обладали уже такой силой, что были в состоянии организовать международные стачки (к примеру, моряков и шахтеров в 1911 - 1912 гг.), а в 1913 г. провели первую международную конференцию в Лондоне, на которой договорились о необходимости создания всемирного объединения революционных рабочих союзов2 .

Однако взгляды и цели довоенного революционного синдикализма оставались еще во многом туманными и расплывчатыми. В рядах движения шла упорная борьба между приверженцами анархизма, сторонниками социал-демократии и теми, кто после 1917 г. поддержал теорию и практику российского большевизма. Стремясь сохранить равновесие в этом противоборстве, синдикалистское движение провозглашало в большинстве случаев свою идейную "нейтральность". Отсутствие ясной доктрины способствовало тактическим колебаниям и, в конечном счете, сыграло свою пагубную роль, когда в 1914 г. разразилась первая мировая война. Революционно-синдикалистскому движению не удалось ответить на нее, как это было предусмотрено, объявлением всеобщей стачки. Многие лидеры Всеобщей конфедерации труда Франции (ВКТ) пошли на сотрудничество с правительством страны; в итальянском революционном синдикализме произошел раскол по вопросу о войне; в Германии деятельность синдикалистского профобъединения была парализована властями. "Великая война смела хартию нейтрального синдикализма", - признавал позднее российский анархо-синдикалист А. Шапиро3 . Неспособность рабочих организаций предотвратить мировую войну, бессилие "нейтрального" синдикализма и рост революционных настроений к концу войны делали все более настоятельными перемены в движении. Многие активисты все яснее ощущали необходимость соединить практику самоорганизованного рабочего движения и прямого действия с более четкими революционными идеями. Как раз в этот момент в Европе распространились сообщения о революции в России.

Революционная волна, начавшаяся в 1917 г. в России, постепенно захватила и другие страны. Анархисты и синдикалисты приняли в ней самое активное участие, зачастую шли в первых рядах революционных выступлений4 . Российские анархо-синдикалисты пользовались ощутимым влиянием в фабрично-заводских комитетах и отдельных рабочих профсоюзах, в которых состояли десятки тысяч членов. Лишь позднее европейские революционеры узнали о том, что к 1922 г. синдикалистское движение в России было разгромлено большевистской властью. Ведущие анархисты и синдикалисты В. Волин, Г. Максимов, М. Мрачный, А. Шапиро и другие были высланы из Советской России.

Революция в России придала новый импульс леворадикальному крылу рабочего движения в Европе. Идея Советов, понимаемых не как государственный орган партийного


2 О довоенном революционном синдикализме см.: Thorpe W. "The Workers Themselves". Revolutionary Syndicalism and International Labour, 1913 - 1923. Dordrecht et al., 1989. В советской и российской историографии обобщающих работ о революционном синдикализме нет. Отдельные моменты и аспекты французского революционно-синдикалистского движения исследованы в работе: Далин В. М. Из истории социальных движений во Франции. М., 1984.

3 Schapiro A. Preface. - Besnard P . L'Anarcho-syndicalisme et Tanarchisme. Marseille, 1997, p. 1.

4 О роли анархистов и анархо-синдикалистов в Русской революции см.: Voline V. La Revolution inconnue, v. 1 - 3. Paris, 1972; Maximov G. The Guillotine at Work: Twenty Years of Terror in Russia. Chicago, 1940; The Anarchists in the Russian Revolution. Ed. by Avrich P. Ithaca (New York), 1973; Анархисты. Документы и материалы. 1883 - 1935, в 2-х т. Т. 2. 1917 - 1935. М., 1999; и др.

стр. 22


представительства, а как инструмент беспартийной самоорганизации и самоуправления трудящихся на производстве и по месту жительства, заняла прочное место в системе воззрений анархистов и синдикалистов5 . Большинство из них было увлечено событиями в России, но они увидели скорее то, что им хотелось видеть, а не то, что происходило на самом деле. Понадобились годы, чтобы анархисты и синдикалисты поняли, что за "властью Советов" в России стоит новая партийно-государственная диктатура.

Оказавшись в сердцевине революционных событий в различных странах мира, революционные синдикалисты вынуждены были принимать стратегическое решение о международной реорганизации рабочего движения. В июле - августе 1919 г. на конгрессе в Амстердаме было образовано Международное объединение профсоюзов, находившихся под влиянием социал-демократии (Амстердамский Интернационал). Революционные синдикалисты считали эту организацию реформистской, и присоединение к ней было для них исключено. Со своей стороны, РКП(б) и коммунистические партии других стран учредили в марте 1919 г. Коммунистический Интернационал, а в июле 1920 г. - и собственное международное профобъединение - Красный Интернационал профсоюзов (Профинтерн, или Московский Интернационал профсоюзов). В него планировалось привлечь и революционно-синдикалистские союзы. Теперь революционным синдикалистам предстояло определить: примкнуть к новой международной организации, выступившей под лозунгами социалистической революции, или искать собственный путь.

В рамках одной статьи нет возможности рассказать о бурном послевоенном росте синдикализма по всей Европе. Мы остановимся на той роли, которую это течение сыграло в странах, где революционные события достигли в этот период наивысшего подъема, - в Германии и Италии.

АНАРХО-СИНДИКАЛИСТЫ В ГЕРМАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Берлинские синдикалисты с самого начала приняли самое активное участие в движении "революционных старост", которое стало главной силой Ноябрьской революции 1918 г. в столице Германии. Деревообделочники и другие синдикалистские рабочие одними из первых вышли на баррикады. Но революция застала синдикалистские союзы в состоянии дезорганизации, вызванном войной. Связи между местными группами и активистами в Берлине, Рейнской области и Руре, где к синдикалистам примыкали многие шахтеры и сталелитейщики, восстанавливались медленно. Лишь в декабре 1918 г. удалось провести конференцию, которая воссоздала структуры Свободного объединения немецких профсоюзов (СОНП) с печатным органом - газетой "Дер Синдикалист"6 . В обновленной организации насчитывалось около 60 тыс. членов7 .

Германские анархисты, не примкнувшие к синдикалистскому движению, также играли видную роль во многих революционных событиях 1918 - 1919 гг., но отсутствие организации помешало им выступить в качестве сплоченной силы. Так, философ Г. Ландау-эр и поэт Э. Мюзам входили в исполнительные органы Мюнхенской Советской республики, но при этом не опирались на какую-либо оформленную анархистскую группу. Первый из них погиб при подавлении республики, второй был арестован, а позднее ненадолго примкнул к коммунистам8 .

Разгром советского движения в Берлине, Баварии и других районах в начале 1919 г. мало затронул синдикалистов. Наиболее тяжелым репрессиям синдикалисты подверга-


5 См.: Vassilev P. L'idee des Soviets. Marseille, 1997.

6 Protokoll iiber die Verhandlungen vom 12. Kongress der Freien Vereinigung deutscher Gewerkschaften. Berlin, [o.J.], S. 21,22.

7 Aigte G. Die Entwicklung der revolutionaren syndikalistischen Arbeiterbewegung Frankreichs und Deutschlands in der Kriegs- und Nachkriegszeit. - Die Internationale, 1931, Mai, Nr. 7, S. 161.

8 О роли анархистов в Баварской революции 1918 - 1919 гг. см.: Kalz W. Gustav Landauer, Kultursozialist und Anarchist. Meisenheim am Glan, 1967; Linse U. Gustav Landauer und die Revolutionszeit, 1918 - 1919. Berlin, 1974; Hug H. Erich Muhsam: Untersuchungen zu Leben und Werk. Glashutten, 1974; Haug W. Erich Muhsam, Schriftsteller der Revolution. Grafenau, 1979.

стр. 23


лись в Западной Германии, в Рейнской и Рурской областях, на территориях, оккупированных, по условиям перемирия, державами Антанты. В этих районах синдикалистские газеты и брошюры запрещались, а заседания могли проводиться только с разрешения администрации. Тысячи активистов СОНП на протяжении 1919 г. подверглись арестам. Тем не менее, синдикалистские союзы активно участвовали в таких крупных рабочих выступлениях, как забастовки щеточников Ной-Руппина, металлистов Мангейма, Артерна и Берлина, строителей Дортмунда и Мюльгейма, трамвайщиков Мюльгейма, рабочих Нюрнберга, Магдебурга, Дуйсбурга, Тюрингии, Крефельда. Движение быстро росло, особенно в Руре, где среди шахтеров каждую неделю возникала новая группа, в Тюрингии (в промышленном городе Зёммерда более 2 тыс. из 7 тыс. жителей вступили в СОНП) и др.9 К синдикалистам примыкали все новые рабочие союзы. В сентябре 1919 г. на конференции профсоюзов Рейнской области и Вестфалии в Дюссельдорфе делегаты СОНП и организаций, в которых было сильно влияние левых коммунистов, была достигнута договоренность о создании Свободного рабочего союза, причем активистам СОНП пришлось пообещать как можно реже пользоваться термином "синдикализм".

Но положение изменилось к декабрю 1919 г., когда в Берлине собрался 12-й конгресс СОНП - первый после окончания первой мировой войны. На нем были представлены почти 112 тыс. членов. Вопреки возражениям ряда делегатов - сторонников левых партий, участники постановили официально включить в название организации термин "синдикализм". СОНП было переименовано в Свободный рабочий союз (синдикалисты) (немецкая аббревиатура: ФАУД). Объявив о своем отрицательном отношении к институту политических партий, синдикалисты в то время еще не требовали, чтобы каждый член движения порвал с ними.

Перед конгрессом СОНП поручило написание проекта декларации принципов известному немецкому анархисту Рудольфу Роккеру, имевшему большой опыт работы в профсоюзном движении. Подготовленный им проект10 стал одним из первых документов собственно анархо-синдикализма: он порывал с идеей "идейно-нейтрального" синдикализма и предусматривал соединение анархистских целей и синдикалистских методов борьбы. Роккер подверг резкой критике капиталистический строй, основанный на монопольных правах на обладание (т.е., собственности) и на власть (т.е., государство), разделении общества на классы, эксплуатации наемного труда неимущих, ориентации экономики на получение прибыли, а не на удовлетворение потребностей людей. При этом он, подобно многим другим анархистам, отказывался признать историческую "прогрессивность" капитализма и подчеркивал, что он ведет к деградации человеческой личности и разрушению естественных, присущих человеку этических начал солидарности и взаимопомощи. В отличие от марксистов, Роккер не считал возможным освобождение трудящихся классов через завоевание ими политической, государственной власти, поскольку рассматривал государство как средство "сохранения монополии и классовых различий", увековечения "экономического и социального порабощения народных масс" и "гигантский институт эксплуатации". Соответственно, отвергалась "принципиально любая форма парламентской деятельности, любое сотрудничество в законодательных органах". Роккер исходил из анархистского представления об истории человечества как выражении противостояния двух тенденций: авторитарно-централистской и свободно-федералистской. Выражением первой он считал закон, централизованное государство и власть немногих; выражением второй - свободное соглашение, федерализм, общественное самоуправление, самодеятельность и творческую инициативу людей. Немецкий анархист подверг критике централистскую систему за умертвление личной инициативы, лишение человека всякой ответственности и превращение его в придаток огромной машины господства, структуры, искусственно созданной сверху в интересах власти и угне-


9 Protokoll uber die Verhandlungen vom 12. Kongress... S. 23 - 29, 32 - 48.

10 См.: Rocker R. Prinzipienerklarung des Syndikalismus. Hannover, 1991.

стр. 24


тения11 . Вместо государственного "социализма" социал-демократов и большевистской "диктатуры пролетариата" с их идеей национализации средств производства и пути к "худшей форме эксплуатации" - государственному капитализму, он предложил одобрить в качестве цели "вольный, т.е. безгосударственный коммунизм", основанный на социализации земли, орудий труда, сырья и всех социальных богатств, реорганизации экономической жизни по принципу "Каждый по своим способностям, каждому по его потребностям!". Такое общество могли осуществить только сами народные массы в ходе творческой, созидательной деятельности. Соответственно, синдикалистам следовало практиковать исключительно методы "прямого действия", т.е. непосредственного отстаивания людьми своих интересов, просвещать и сплачивать трудящихся с целью ведения экономической борьбы, находящей свое высшее выражение в "социальной всеобщей стачке" как средстве совершения революции.

Построение социализма, с этой точки зрения, не могло быть делом политической партии, но лишь организации самих трудящихся как производителей. Такой организацией, одновременно экономической и культурно-идейной, в соответствии с написанным Роккером проектом декларацией, были революционные профсоюзы, органы экономической борьбы с капитализмом и в то же время борьбы за социализм. Выступая как "ячейка будущей социалистической экономической организации", профсоюзы должны были уже в рамках существующего общества строиться так, чтобы в момент революции приступить к созданию нового строя. Отраслевым союзам, их местным органам и отделениям на предприятиях предстояло взять под свое управление от имени общества "все наличные средства производства, сырье и т.д." и наладить работу и снабжение предприятий. Местные объединения профсоюзов всех отраслей и специальностей призваны были в настоящее время координировать межпрофессиональную деятельность и вести революционную пропаганду, а в случае революции - превратиться "в своего рода местное статистическое бюро", взять в свои руки управление жильем, продовольствием и т.д., организовать потребление и т.д. С помощью общенациональной федерации можно было бы затем наладить экономическое планирование снизу вверх в масштабе страны и реорганизовать всю структуру производства в интересах потребителей.

Делегаты конгресса ФАУД одобрили проект декларации принципов, предложенный Роккером; против был подан только один голос. Участники утвердили организационную структуру объединения, которая была характерна для синдикалистских профсоюзов. В ее основе лежал принцип двойной федерации - профессиональной (отраслевой) и территориальной. На местах действовали отраслевые, профессиональные или (при наличии небольшого числа членов) межотраслевые союзы. Эти местные союзы соединялись в общенациональные федерации по отраслям, но сохраняли автономию и собственные статуты, не противоречащие общим статутам и принципам ФАУД. Одновременно все союзы всех отраслей, расположенные в одной местности, соединялись в "рабочую биржу", которая должна была решать общие проблемы на данной территории, заниматься культурной, образовательной и агитационной работой. В будущем обществе, по мысли анархо-синдикалистов, "рабочие биржи" призваны были организовать выявление потребностей населения и распределение готовых изделий, а отраслевые объединения - взять на себя управление производством, обслуживающим эти потребности12 . Высшим представительным органом ФАУД являлся конгресс, на который собирались делегаты от федераций и отдельных местных организаций; он должен был созываться не реже одного раза в 2 года. В профобъединении не было центрального руководящего органа с директивными полномочиями. Высшей исполнительной и координирующей инстанцией признавалась располагавшаяся в Берлине Административная комиссия из 9 человек.


11 См.: Rocker R. Uber das Wesen des Foderalismus im Gegensatz zum Zentralismus. Frankfurt a.M., 1979.

12 Protokoll uber die Verhandlungen vom 12. Kongress, S. 6, 8; Die Internationale, 1925, Juni, Nr. 5, S. 119 - 121.

стр. 25


Общим итогом 12-го конгресса ФАУД и принятых им решений было решительное размежевание немецкого синдикалистского движения с большевизмом и переход на позиции анархо-синдикализма. Подтвердив приверженность революционно-синдикалистским принципам, оно, в то же самое время, открыто соединило их с анархистской целью -разрушением государства и созданием общества вольного коммунизма.

В революционных событиях 1920 г. немецкие анархо-синдикалисты часто шли в самых первых рядах. Так, когда в марте вспыхнул реакционный "Капповский путч" и профсоюзы объявили всеобщую стачку против происшедшего переворота13 , организации ФАУД возглавили стачку и борьбу с мятежниками во многих городах страны. В ряде районов забастовка переросла в революционное рабочее восстание. Синдикалисты участвовали в Советах Эссена, Мюльгейма, Оберхаузена, Дуйсбурга, Динслакена, Дортмунда. В Мюльгейме и Хамборне фабричные советы, по предложению ФАУД, взяли в свои руки ("социализировали") заводы Тиссена. В Руре была образована "Красная армия", причем среди ее бойцов до 45% были членами ФАУД14 . В тюрингском промышленном городе Зёммерда анархо-синдикалисты и левые коммунисты даже провозгласили Советскую республику15 . Восстания рабочих были подавлены представителями властей Веймарской республики, которые вернулись на свои посты после поражения мятежа Каппа. Характерно, что события марта 1920 г. вызвали обострение разногласий в ФАУД, где существовало различное отношение к проблеме применения насилия. Многие активисты считали, что вооруженные действия рабочих обречены на поражение и необходимо сосредоточиться на методах забастовочной борьбы. Административная комиссия ФАУД осудила "крайние" действия местных организаций и их обращение к вооруженной борьбе. Эта позиция вызвала сильное негодование "на местах". В конечном счете возобладала тенденция к тому, чтобы рассматривать этот вопрос как чисто тактический. Анархо-синдикалисты подчеркивали, что в принципе выступают против строительства и поддержания будущего свободного общества при помощи насилия, но допускали при этом использование насильственных методов в ходе социальной борьбы и революции. Одновременно синдикалисты осуждали попытки коммунистов "навязать революционность" рабочему классу, вызвав его на восстание16 . Но лишь на 14-м конгрессе ФАУД в ноябре 1922 г. в Эрфурте была принята точная характеристика методов борьбы прямого действия; к ним причислялись частичные стачки, "пассивное сопротивление" (работа строго "по инструкции", замедление работы), саботаж (порча изделий, разрушение машин в ситуации обострения классовой борьбы, демонстративное изготовление изделий более высокого качества, отказ от производства вредных товаров и от сдельщины), бойкот, демонстрации, антимилитаризм и всеобщая стачка как "пролог социальной революции". Особо подчеркивалось неучастие в любых государственных институтах и органах17 . Конгресс официально переименовал ФАУД (синдикалисты) в ФАУД (анархо-синдикалисты).

После неудач выступлений 1920 г. революция в Германии стала отступать, но в ФАУД все еще преобладали представления о "смертельном кризисе капитализма". В остальном, как вспоминал позднее видный немецкий анархо-синдикалист Г. Вартенбург (Х. В. Герхард), "мир идей ФАУД был таким же путанным, как и вся эпоха. Всеобщая стачка, восстание, будущие задачи бирж труда, идеи реформы жизни, индивидуализма, поселений, мистики, - все перемешивалось в пестром мелькании"18 . По каждому вопросу разгорались ожесточенные споры, которые во многом мешали нормальной работе


13 См.: Панкевич Ф. И. Капповский путч в Германии. М., 1972.

14 См.: Lucas E. Marzrevolution 1920, Bd. 2, 3. Frankfurt a.M., 1973; Rubner H. Freiheit und Brot. Die Freie Arbeiter-Union Deutschlands. Berlin - Koln, 1994, S. 135.

15 Thuringisches Hauptstaatsarchiv Weimar. Aussenstelle Gotha. Regierung zu Erfurt. Acta betr. Massregeln zur Erhaltung der offentlichen Ruhe und Sicherheit. Sig. 12354, Bl. 197 - 198.

16 Der Syndikalist, 1921, Nr. 13, 21; 1923, Nr. 21.

17 Aigte G. Op. cit. - Die Internationale, 1931, Juni-Juli, Nr. 8 - 9, S. 201 - 203.

18 Gerhard H.W. Erfurt 1922 und 1932. - Debatte, 6.II.1932, Nr.6.

стр. 26


организации. Спад революционной волны и обострение внутренних споров привели к сокращению рядов анархо-синдикалистского движения: в 1921 г. в ФАУД оставалось немногим более 100 тыс. членов, а на конгрессе 1922 г. были представлены лишь 70 тыс. синдикалистских рабочих19 .

В то же время, анархо-синдикалистскому объединению постепенно удавалось наладить упорядоченную внутриорганизационную жизнь. Действовали отраслевые федерации в строительстве, горнодобывающей, лесной промышленности, металлургии, на транспорте, а в июне 1922 г. была проведена общенациональная конференция "рабочих бирж". Одновременно углублялось размежевание с коммунистами. 13-й конгресс ФАУД в Дюссельдорфе в октябре 1921 г. ужесточил отрицательное отношение немецких анархо-синдикалистов к политическим партиям. "Опыт показал, что любая партия, добившаяся обладания властью, неминуемо действует статично и, как следствие, реакционно", - говорилось в резолюции конгресса. Напротив, анархо-синдикалисты считают фундаментом нового общества "экономические организации производителей", и потому "члены синдикалистской организации не могут принадлежать к политической партии"20 . Таким образом, ФАУД впервые в практике европейского синдикализма запретил членам политических партий членство в синдикалистских рабочих союзах. Однако на местах осуществление этого решения потребовало времени. Так, еще в мае 1922 г. германские коммунисты из Рура жаловались в Профинтерн на то, что синдикалисты из ФАУД "имеют настоящие ячейки в КПГ", а иногда даже возглавляют местные партийные группы. В Бохуме большая часть функционеров КПГ состояла в анархо-синдикалистском профобъединении21 .

В соответствии с одобренной линией на сохранение независимости от большевизма, на передний план в международной деятельности ФАУД выступала идея сплочения революционно-синдикалистских сил. 12-й конгресс поручил Административной комиссии совместно с Правлением Нидерландского секретариата труда подготовить проведение в 1920 г. международного синдикалистского конгресса и создание синдикалистского Интернационала. Конференция ФАУД в марте 1921 г. постановила избрать делегатов на конгресс Профинтерна в Москве для действий по созданию синдикалистского Интернационала в рамках выработанных принципов, но провести референдум среди членов по вопросу о том, следует ли им ехать в Москву. Участие в референдуме оказалось крайне низким: высказались всего 108 организаций с 25561 членом. Из них за посылку делегатов высказались 6165 человек, против - 7321, и 12075 воздержались22 . В течение 1921 г. анархо-синдикалисты усилили критику создаваемого большевиками Профинтерна. В начале 1922 г. была предпринята, вероятно, последняя попытка договориться о сотрудничестве левых рабочих организаций Германии. В феврале в Бохуме состоялась конференция революционных профессиональных и рабочих союзов, в которой приняли участие ФАУД и профобъединения, примыкавшие к компартии, Коммунистической рабочей партии Германии (КРПГ) и левым коммунистам. Участники постановили образовать "единый фронт" борьбы против классового сотрудничества при сохранении каждой организацией своих принципов и тактической самостоятельности. Однако вскоре приверженцы КРПГ объявили о расторжении соглашения23 .

Оккупация Рура французскими и бельгийскими войсками в начале 1923 г. и вызванные ею катастрофические социально-экономические последствия привели к последнему всплеску революционного движения в Германии. В течение всего года по стране прокатывались волны протестов, то нарастая, то снова идя на спад. Трудящиеся требовали


19 Die Internationale, 1931, Juni-Juli, Nr. 8 - 9, S. 201; 1925, Juni, Nr. 5, S. 119.

20 Die Internationale, 1931, Juni-Juli, Nr. 8 - 9, S. 201.

21 Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф. 534, оп. 7, д. 101, л. 95.

22 Aigte G. Op. cit. - Die Internationale, 1931, Mai, Nr. 7, S. 167.

23 РГАСПИ, ф. 534, on. 7, д. 101, л. 71 - 74.

стр. 27


повышения зарплаты в связи с ростом инфляции, добивались поставок продовольствия и работы, вступали в столкновения с войсками, полицией и фашистскими отрядами. Анархо-синдикалисты играли в этих рабочих выступлениях самую активную роль. ФАУД поддерживал 14-недельную стачку шахтеров и металлистов Саарской области, забастовку коммунальных работников и транспортников Дюссельдорфа весной и летом, всеобщую стачку в Руре в мае 1923 г. Многие члены организации подверглись арестам. В некоторых случаях анархо-синдикалистам удавалось даже оказывать сильное влияние на участников протестов. "Синдикалистским путчем" назвала пресса массовые выступления безработных в Мюльгейме в апреле 1923 г. Расстрел демонстрации и гибель 8 человек вызвали взрыв негодования, который перерос в бунт. ФАУД созвал в городе рабочее собрание, которое объявило всеобщую 24-часовую стачку, выдвинуло лозунги освобождения арестованных, выплаты компенсации жертвам, удовлетворения требований безработных, создания пролетарских сил по поддержанию порядка и разоружения буржуазных отрядов самообороны. Правительство ввело в город войска, после чего протесты были подавлены24 .

Рост волны и радикализма рабочих выступлений укреплял у ФАУД надежду на сравнительно скорую революцию в Германии. Административная комиссия выпустила ряд воззваний к рабочим, в которых призывала трудящихся действовать независимо от политических партий и нейтралистских профсоюзов, неспособных защитить их интересы, готовить всеобщую стачку против государства, капитала и фашизма, в ходе которой были бы экспроприированы общественные богатства, продукты питания и средства производства и установлен "вольный коммунизм без правительства". При этом ведущие активисты ФАУД предупреждали, что решительный кризис приближается, и необходимо успеть к этому времени укрепить организацию, распространить анархо-коммунистические идеи и приступить к разработке конкретной программы социальных преобразований. В анархо-синдикалистской печати регулярно публиковались соответствующие проекты и планы социальных действий на случай грядущей победоносной всеобщей стачки, которая казалась неминуемой25 .

Надеясь на относительно скорую революцию в Германии, анархо-синдикалисты всеми силами предостерегали немецких трудящихся от влияния фашизма и большевизма. ФАУД одним из первых обратил внимание на сходство диктаторских концепций и моделей этих течений, которые он теперь характеризовал как "эпицентр мировой реакции". В частности, резко обличалось сближение коммунистов с немецкими националистами, особенно после того, как представитель Коминтерна в Германии К. Радек летом 1923 г. призвал к сотрудничеству с "честными националистами". КПГ воспринималась синдикалистами теперь уже не просто как "партия контрреволюции", но и как союзница фашистов26 .

Члены ФАУД приняли самое активное участие во всеобщей стачке, свергшей в августе 1923 г. правительство рейхсканцлера В. Куно. Так, в Крефельде официальные профсоюзы были против стачки и она началась по призыву местной "рабочей биржи" ФАУД. В ответ на нападение полиции на бастующих сталелитейщиков в городе, по предложению анархо-синдикалистских "доверенных лиц" (рабочих делегатов) была объявлена забастовка, быстро ставшая всеобщей и продолжавшаяся около недели, несмотря на призывы социал-демократов, независимых социал-демократов, коммунистов и официальных профсоюзов вернуться на работу. Рабочие вступали в кровопролитные столкновения с полицией, захватывали продуктовые магазины и склады. ФАУД выпустил листовку с призывом начать организованную раздачу продовольствия. В угольном бассейне в Центральной Германии, где забастовка вспыхнула стихийно, без призыва каких-либо партий и профсоюзов, анархо-синдикалисты предложили рабочим захватить


24 Der Syndicalist, 1923, Nr. 23, 24, 17, 18, 21.

25 Ibid., Nr. 23, 29, 31,32.

26 Ibid., Nr. 19, 29, 31, 32, 33, 34, 35, 36.

стр. 28


предприятия, организовать их оборону и немедленно наладить с крестьянами и сельскохозяйственными рабочими обмен угля на продукты, одновременно призвав их экспроприировать помещиков. Однако на собрании рабочих эта идея была отвергнута. Вместо этого, по настоянию коммунистов, были выдвинуты лозунги против правительства Куно, за создание "рабоче-крестьянского правительства". Вопреки призывам ФАУД, трудящиеся в ходе стачки не стали захватывать предприятия и покинули их. В итоге выступление было подавлено. В ходе столкновений с полицией в Цейце десятки голодных рабочих были убиты и ранены; среди них были члены и сторонники ФАУД. После окончания стачки начались репрессии. В 26 группах союза насчитывались сотни членов, подвергнутых санкциям различного рода. Массовые увольнения анархо-синдикалистских шахтеров прошли на шахтах Нижних Лужиц (Нидерлаузица)27 .

Приветствуя свержение правительства Куно, ФАУД призывал рабочих страны готовиться к новой всеобщей стачке и социальной революции, которые он считал единственным средством предотвратить экономическую и социальную катастрофу. Анархо-синдикалисты не верили в успех финансовой реформы, провозглашенной правительством Г. Штреземана. Они агитировали трудящихся за то, чтобы всеми силами и средствами сопротивляться пересмотру тарифных соглашений, наступлению предпринимателей и защищать 8-часовой рабочий день. В осенние месяцы в статьях и заявлениях ФАУД постоянно присутствовали одновременно два мотива. С одной стороны, это тревога в связи с нарастанием реакции, утратой достижений рабочего движения, угрозой военной диктатуры и фашизма. Соответственно, анархо-синдикалисты призывали к оборонительным сражениям. С другой стороны, анархо-синдикалисты продолжали готовиться к социальной революции, вели агитацию, разоблачавшую политические партии и официальные профсоюзы. Они резко отвергли попытки захвата власти в ноябре 1923 г., как со стороны коммунистов (Гамбургское восстание), так и со стороны нацистов ("Пивной путч" Гитлера-Людендорфа)28 .

Укрепление Веймарского режима в результате политического кризиса в ноябре 1923 г., стабилизация немецкой валюты и достижение договоренности между германским правительством и властями держав-победительниц застало анархо-синдикалистов врасплох. Они обличали "наступление контрреволюции", наступление на 8-часовой рабочий день и ухудшение социального положения трудящихся и некоторое время еще продолжали надеяться на неминуемое вооруженное столкновение "с бандами реакции", на то, что революция не закончилась, что "еще не все потеряно", что "рабочий класс не уступит свое место без борьбы". Они еще призывали к контрнаступлению29 . Но анархо-синдикалисты уже мало что могли сделать. Правда, им удалось оказать определенное влияние на ход многосоттысячной стачки металлистов Рейна и Рура в декабре 1923 г.30 Однако силы ФАУД были подорваны. Экономический и политический кризис 1923 г. и его последствия нанесли роковой удар по немецкому анархо-синдикализму. Стремительный рост инфляции разрушил систему сбора членских взносов, выделения средств на организационные и пропагандистские нужды. К тому же, на основании чрезвычайного положения были запрещены местные союзы ФАУД в прусских провинциях Вестфалия, Ганновер, Мекленбург и Померания, в Саксонии и Саксонии-Ангальт, в Баварии, их имущество конфисковано, а многие активисты репрессированы. Еще более резко расправлялись с синдикалистским движением оккупационные власти в Рейнской области31 . К концу 1923 г. число членов ФАУД сократилось до 30 тыс. и никогда уже не достигло прежних масштабов32 .


27 Ibid., Nr. 33, 36, 34.

28 Ibid., Nr. 37 - Nr. 47.

29 Ibid., Nr. 45/46.

30 Presse-Dienst, herausgegeben vom Sekretariat der Internationalen Arbeiter-Assoziation, 19.1.1924, Nr. 2 (21); 9.II.1924, Nr. 4(23).

31 Die Internationale, 1925, Juni, Nr. 5, S.I 19; Der Syndikalist, 1923, Nr. 48/49.

32 Aigte G. Op. cit. - Die Internationale, 1931, Juni-Juli, Nr.8 - 9, S. 205.

стр. 29


ИТАЛЬЯНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ СИНДИКАЛИСТЫ В "КРАСНЫЕ ГОДЫ"

Революционный подъем в Италии начался вскоре после окончания первой мировой войны, и Итальянский синдикальный союз (УСИ) выступил организатором мощных, радикальных по форме и методам забастовок. Уже в июне 1919 г. синдикалисты организовали стачку в Специи, которая переросла в восстание рабочих и военных моряков. В ходе протестов против дороговизны в Сестри-Поненте были убиты 2 активиста УСИ. Синдикалисты участвовали в создании рабочих вооруженных групп "Красной гвардии". В июле, несмотря на арест членов Исполкома УСИ в Болонье, была проведена всеобщая 48-часовая забастовка синдикалистских металлистов33 .

Революционные синдикалисты Италии ориентировались первоначально на "единство действий левых" (прежде всего, синдикалистов, социалистических профсоюзов, будущих коммунистов и анархистов) в надежде на скорую революцию34 . На встречах между представителями этих сил, проведенных в Болонье и Риме, УСИ предложил создать альянс для совместного наступательного и оборонительного действия35 . Предложение было отвергнуто. Однако 3-й конгресс синдикалистского профцентра в Парме в декабре 1919 г., на котором были представлены 300 тыс. трудящихся, прошел под знаком стремления к единству. Делегаты приняли резолюцию о присоединении к Коминтерну, в котором они увидели возрождение I Интернационала. В то же самое время, предложение об объединении УСИ с Всеобщей конфедерацией трудящихся, в которой преобладали социалисты-реформисты, было отвергнуто.

Ведущим девизом итальянских революционных синдикалистов стал лозунг фабрично-заводских советов. Соответствующие попытки предпринимались рабочими страны с весны 1919 г. Конгресс УСИ провозгласил систему "автономных и вольных" Советов "антитезой государству". Они должны были стать органом как оборонительного действия трудящихся, так и - после революции - администрации будущего общества (прежде всего, управления производством). При этом следовало не допускать превращения фабрично-заводских советов в институт участия рабочих в управлении капиталистическим производством36 .

Массовое движение за захват предприятий рабочими в 1920 г. развернулось прежде всего по инициативе революционно-синдикалистских организаций. В феврале в Сестри-Поненте синдикалистский профсоюз металлургов организовал захват 15 фабрик; акция распространилась на соседние Дженовезато и Виареджо. Заводы переходили под управление Советов, выполнявших волю общих собраний рабочих. В марте рабочие выступления охватили Турин и в апреле распространились на весь Пьемонт, затем - на Неаполь. В Пьомбино рабочие, организованные в УСИ, подняли восстание в знак протеста против увольнения 1500 работников фирмы "Ильва" и завладели городом, подняв черно-красный флаг союза. После введения осадного положения выступление было подавлено.

Синдикалисты выступали также организаторами стачек батраков и сельскохозяйственных рабочих, антимилитаристских действий. В июне 1920 г. в Анконе вспыхнуло народное восстание. При поддержке Палаты труда (местного объединения профсоюзов) солдаты отказались отправляться воевать в Албанию. Властям удалось подавить восстание лишь после ожесточенных боев и ценой огромных усилий; однако они вынуждены были начать вывод войск из Албании37 .


33 Careri G. L'Unione Sindacale Italiana tra sindacalismo di base e trasformazione sociale. [S.I.], 1997, p. 12.

34 См.: Intemationaal Instituut voor Sociale Geschiedenis (далее - IISG). International Working Men Association (далее - IWMA) Archive. File "1st . Congress of IWMA. Berlin, 1922", No. 10 ( Le syndicalisme et la cooperation" par A.Giovanetti et "Control ouvrier et conseils de fabriques" par A. Borghi (USI)), p. 7.

35 РГАСПИ, ф. 534, on. 7, д. 303, л. 52.

36 Careri G. II sindacalismo autogestionario. L4 USI dalle origini ad oggi. Roma, 1991, p. 52 - 54; idem. L'Unione Sindacale Italiana, p. 12; IISG. IWMA Archive. File "1st . Congress of IWMA. Berlin, 1922", No. 10, p. 7 - 12.

37 Careri G. L'Unione Sindacale Italiana, p. 13.

стр. 30


Пик послевоенного революционного движения в Италии пришелся на лето 1920 г. В синдикалистском профобъединении в это время насчитывалось уже 500 тыс. членов, однако в нем все еще было в несколько раз меньше членов, чем в ВКТ. В июле УСИ призвал расширить общенациональную стачку металлургов, начавшуюся с требованием заключения нового коллективного договора, до "всеобщего захвата фабрик рабочими". 19 августа этот призыв был подтвержден национальной конференцией УСИ в Специи. Уже 21 августа федерации металлургов ВКТ и УСИ объявили о начале "обструкции" на предприятиях, и 30 августа, в ответ на локаут со стороны предпринимателей, вооруженные рабочие Милана захватили 300 фабрик. Движение захвата распространилось на всю Италию. Предприятия продолжали работать под управлением фабрично-заводских советов и под охраной рабочей "Красной гвардии". 7 сентября на конференции профсоюзов Лигурии в Сампьердарене представители УСИ предложили распространить революционное движение на все предприятия области и приступить к захвату генуэзского порта. Однако делегации ВКТ удалось уговорить участников встречи отложить окончательное решение до общенациональной конференции профсоюзов, которая должна была собраться в Милане. На эту встречу представителей УСИ не допустили, и преобладавшие на ней социалисты и профсоюзные лидеры предпочли линию компромисса с властями. 19 сентября представители правительства и ВКТ договорились о прекращении движения в обмен на некоторое повышение зарплаты и согласие на расширение "контрольных" функций рабочих представителей на предприятиях.

УСИ призывал рабочих не покидать захваченные предприятия и продолжать борьбу, однако ситуация уже вышла из под влияния революционных синдикалистов. В течение последующей недели движение по захвату фабрик прекратилось38 .

УСИ пытался продолжать следовать занятой им революционной линии. Он отверг предложение премьер-министра Италии Джолитти направить представителей в комиссию, которая должна была подготовить закон о рабочем контроле. Власти произвели аресты членов Генерального совета синдикалистского профцентра, собравшихся на конференцию в Болонье, обвинив их в покушении на безопасность государства. В 1921 г. синдикалисты вынуждены были вести длительную кампанию за освобождение своих активистов и участников движения по захвату предприятий. Так, в марте 1921 г. УСИ организовал всеобщие стачки в Милане, а также общенациональное выступление, парализовавшее порт Генуи и многие центры Тосканы, Лигурии, Эмилии-Романьи, Марке и Пулии. Большинство ведущих деятелей УСИ смогли выйти на свободу.

Но в это время на итальянское синдикалистское движение началось давление со всех сторон. Установить над ним контроль пытались коммунисты, надеявшиеся затем добиться слияния УСИ с ВКТ и усиления своей роли в профсоюзах. В 1920 г. приглашенный в Москву секретарь УСИ А. Борги встретился с В. И. Лениным, но отказался заключить какое-либо соглашение, которое бы подчинило организацию партии. Коммунисты поддержали внутреннее течение во главе с Дж. Ди Витторио и А. Фаджи, которые в мае 1921 г. выдвинули свою кандидатуру на парламентских выборах, нарушив традиционные установки революционного синдикализма. В июле 1921 г. делегация УСИ отправилась на учредительный конгресс Профинтерна в Москву, где делегаты Д. Мари и Н. Векки, вопреки мандату, данному им Генеральным советом союза, подписали пакт о "тесном сотрудничестве" между УСИ и компартией и о стремлении к профсоюзному единству с ВКТ39 . Действия Векки встретили резкие возражения со стороны противников большевизма в УСИ во главе с Борги и А. Джованнетти. Генеральный совет большинством голосов постановил, что сложившаяся "пагубная атмосфера ненависти и партийного соперничества" неблагоприятна для достижения "рабочего единства",


38 О роли итальянских революционных синдикалистов в движении по захвату предприятий см.: Giovannetti A. Zur Besetzung der Betriebe in Italien (Aktion der Syndikalistischen Union Italiens USI). - Die Internationale, 1924, Nr. 3, Juli, S. 13 - 24.

39 Careri G. L'Unione Sindacale Italiana, p. 15.

стр. 31


условиями для которого были названы исключение "всяких политических партий", включение в него "всех профсоюзных фракций меньшинства" и невмешательство со стороны любой партии. Осуществление решения о присоединении УСИ к III Интернационалу (Коминтерну) увязывалось с превращением этого Интернационала из объединения партий в объединение "революционных рабочих союзов"40 .

Не согласившийся с поражением Векки запросил помощи у Профинтерна с тем, чтобы добиться реванша на следующем конгрессе УСИ. После серии сепаратных переговоров с руководством Палат труда различных городов и областей Италии он приступил к изданию печатного органа "Интернационале" и созвал в январе 1922 г. "национальный синдикалистский конвент" в Парме, провозгласив создание "революционно-синдикалистской фракции". Выбор названия означал, что Векки и его сторонники объявили себя защитниками революционного синдикализма от анархистов и анархо-синдикалистов во главе с Борги41 .

4-й конгресс УСИ в Риме в марте 1922 г. принес сторонникам коммунистов поражение и закрепил эволюцию итальянского профобъединения от довоенного революционного синдикализма к анархо-синдикализму. Предложение Векки о вступлении УСИ в Профинтерн было отклонено. С резкой речью против Профинтерна выступил Борги, который подчеркнул, что эта международная организация подчинена партиям, а контролирующий ее Коминтерн имеет "правую" ориентацию на сотрудничество с социал-демократией. 71 голосом была принята резолюция Джованнетти, и в ней было ясно заявлено, что присоединение к Профинтерну возможно лишь в том случае, если тот изменит свой характер, откажется от политики, централизма и подчинения партиям. Московскому Интернационалу надлежало: признать принцип "прямого революционного действия" трудящихся; отречься от любой связи с Коминтерном "и всякой иной партией или иным политическим объединением" и установить полную автономию и независимость профсоюзов от этих организаций; исключить из своего состава профсоюзы, входящие в Амстердамский Интернационал; ограничить свою деятельность исключительно международными вопросами и действиями. "Возможные временные соглашения с другими профсоюзными и политическими пролетарскими организациями, - указывалось в резолюции, - могут быть установлены по обстоятельствам для осуществления определенных международных действий в интересах трудящегося класса". Кроме того, следующий конгресс Профинтерна должен был проводиться в Западной Европе, а Исполком Интернационала - размещаться вне России. Более детально разработать новые принципы предполагалось на международной конференции революционных профсоюзов. В случае отказа от условий, выдвинутых УСИ, Исполкому итальянского профобъединения поручалось договориться с синдикалистскими организациями мира об организации синдикалистского Интернационала. Далее, конгресс УСИ подтвердил отказ от организационного слияния с ВКТ; это предложение собрало лишь 16 голосов. 60 делегатов поддержали проект резолюции, который провозгласил УСИ "единственной крупной организацией" рабочего движения, сохранившей классовую и революционную ориентацию, и допускал объединение с другими профсоюзами лишь на основе классовой борьбы и прямого действия, без всякого вмешательства со стороны каких бы то ни было партий и политических групп, без махинаций и стремления захватить гегемонию. Допускалось лишь достижение с ВКТ или иными профсоюзами соглашений "по конкретным вопросам и для защиты свободы и пролетарских завоеваний"42 . Сторонники Векки вынуждены были покинуть УСИ и образовали собственный "Комитет синдикалистской защиты".


40 РГАСПИ, ф. 534, оп.7, д. 303, л. 6, 12, 13.

41 Там же, л.7 - 8, 28 - 33.

42 РГАСПИ, ф. 504, оп. 1, д. 237, л. 269 - 270, 286; ф. 534, оп. 7, д. 303, л. 81 - 82, 91 - 93; / Nuclei libertari di fabbrica di Milano. Histoire de l'anarcho-syndicalisme Italien. Paris, 1978, p. 31 - 33.

стр. 32


Наряду с внутренними проблемами, итальянское синдикалистское движение с зимы-весны 1921 г. стало подвергаться растущему физическому натиску со стороны фашистов, которые с оружием в руках нападали на левых активистов, разрушали Палаты труда и препятствовали деятельности профсоюзов и рабочих партий по всей стране. Фашистские отряды атаковали синдикалистские Палаты труда в Специи, Сестри-Поненте, Имоле, Флоренции, Лукке и многих других городах Лигурии, Тосканы и Эмилии. Многие видные активисты УСИ были убиты или арестованы. В борьбе с чернорубашечниками синдикалисты пытались использовать методы прямого действия. Они укрепляли свои бюро, превращая их в крепости, поддерживали создание отрядов антифашистского ополчения ("народных смельчаков"), организовывали стачки протеста. Между синдикалистами и фашистами вспыхивали вооруженные столкновения, причем нередко власти и полиция становились на сторону фашистских погромщиков. Тем не менее, в ряде местностей Тосканы они потерпели в 1921 г. серьезные поражения в результате действий "народных смельчаков" и синдикалистов (в Сардзане и др.)43 .

В борьбе с фашистскими нападениями рабочие организации Италии попытались объединить свои усилия. В феврале 1922 г. представители Анархистского союза, Социалистической и Республиканской партий объявили о поддержке соответствующей инициативы профсоюза железнодорожников. Затем последовали встречи представителей ВКТ, УСИ, Итальянского союза труда (ИСТ), профсоюза железнодорожников и федерации портовиков в Генуе и Риме. Участники достигли общего соглашения о создании Союза (альянса) труда с целью "защиты пролетариата"44 . Этот союз был официально оформлен 19 - 21 февраля 1922 г. на встрече представителей "рабочих организаций, стоящих на почве классовой борьбы". Речь шла о создании оборонительной коалиции профсоюзных "сил труда" в борьбе с наступлением "соединенных сил реакции", против капитализма и за "эмансипацию пролетариата". Участники заявили о намерении добиваться восстановления гражданских прав и свобод и защиты "завоеваний рабочего класса" и сформировали координационный орган - Национальный комитет из делегатов от вошедших в союз организаций45 . Присоединившись к Союзу труда, УСИ заявил, что намерен продолжать отстаивать методы прямого действия и не отказывается ни от своих принципиальных, "классовых и революционных" позиций, ни от критики политики социалистического и коммунистического крыла рабочего движения. Не требуя от других участников альянса согласия с синдикалистскими идеями и методами, УСИ обещал сотрудничать с ними в совместных оборонительных, а в будущем - и наступательных действиях46 .

Однако образование Союза труда не помогло остановить фашистский террор. Сломив многомесячное упорное вооруженное сопротивление "народных смельчаков", синдикалистов и активистов других рабочих союзов, отряды чернорубашечников весной-летом 1922 г. захватили и уничтожили помещения синдикалистских организаций в Пьомбино, Карраре, Ливорно, Генуе, Савоне, Сампьердарене, Специи, Сестри-Поненте, Адрии, Чериньоле, Минервино-Мурдже, Таранто, Виченце, Роверетто, Милане, Брешии, Креме, Мантуе, Судзаре, Варезе и других городах. Лидеры Союза труда, в котором ведущие позиции занимали умеренные социалисты, предпочитали избегать радикальных действий, и их нерешительность вызывала растущее негодование анархистов и синдикалистов47 .

После того, как 26 июля 1922 г. фашистские отряды захватили Равенну и организовали расправу над рабочими, Союз труда принял решение объявить всеобщую антифа-


43 Careri G. L'Unione Sindacale Italiana, p. 17 - 18; idem. II sindacalismo autogestionario, p. 80. Подробнее о сопротивлении итальянских анархистов и синдикалистов против фашизма см.: Bianconi P. Gli anarchici nella lotta contro il fascisma. Pistoia, 1988.

44 РГАСПИ, ф. 534, on. 7, д. 303, л. 39об., 42.

45 Там же, л. 51 - 51 об.

46 Там же, л. 52 - 53.

47 Careri G. L'Unione Sindacale Italiana, p. 18 - 20.

стр. 33


шистскую стачку по всей стране. Но этот шаг уже запоздал. Забастовка началась 1 августа, и лидеры ВКТ и Союза труда настаивали на сохранении ее мирного характера. Тем не менее во многих городах вспыхнули вооруженные столкновения между фашистами, с одной стороны, и "народными смельчаками", анархистами, синдикалистами и коммунистами - с другой. В Парме в боях участвовали тысячи человек, они продолжались с 1 по 6 августа и закончились полным разгромом фашистов. Город перешел под контроль "народных смельчаков" и рабочих. Самое активное участие в сражениях приняли члены УСИ, который сохранял в городе очень сильную организацию. Успешно для противников фашизма сложилась борьба в Бари. Однако в таких городах, как Милан, Анкона и Ливорно фашистским отрядам удалось разгромить социалистические муниципалитеты. 3 августа фашисты предъявили правительству ультиматум, требуя прекратить всеобщую стачку и угрожая захватом власти. В разгар стачки лидеры Союза труда объявили о прекращении забастовки. Перейдя в наступление, чернорубашечники разрушили Палату труда УСИ и помещение профсоюза железнодорожников в Болонье.

Провал всеобщей забастовки привел к распаду Союза труда. Исполком УСИ также объявил о выходе своего профобъединения из Союза. Он призвал к реорганизации рабочих рядов и созданию новой организационной структуры, которая могла бы заменить развалившийся альянс48 . 4 октября 1922 г. Генеральный совет УСИ высказался в поддержку новых инициатив по достижению профсоюзного единства пролетариата и поручил Исполкому провести соответствующие переговоры с другими рабочими организациями и их Генсоветами для определения "формы и условий" единства на основе "честных договоренностей"49 . Но времени на такие переговоры уже не оставалось. В октябре 1922 г. к власти пришло правительство во главе с фашистским лидером Муссолини.

Победа фашистов и открытые репрессии резко изменили к худшему положение итальянского синдикализма. "Профсоюзы и Палаты труда совершенно не в состоянии функционировать, - сообщал УСИ в докладе Учредительному конгрессу анархо-синдикалистского Интернационала в декабре 1922 г. - За исключением 3 или 4 местностей, все Палаты труда захвачены фашистами или правительственными властями либо возвращены владельцам помещений... За немногими исключениями, собрания в промышленных и сельскохозяйственных центрах запрещены. Совершенно невозможно собирать трудящихся, организовывать конференции, проводить митинги, носящие профсоюзный характер". Развернулись массовые расправы с активистами и их семьями. Тысячи анархо-синдикалистов вынуждены были эмигрировать50 .

Несмотря на фашистский террор, УСИ пытался продолжать работу. Он призвал провести забастовки и демонстрации 1 мая 1923 г., и такие акции протеста действительно состоялись в различных районах страны, особенно в Милане, где 80% рабочих прекратили работу51 . Итальянские анархо-синдикалисты призывали трудящихся бороться "одновременно с фашизмом и буржуазией", возлагали ответственность за поражение на реформистов, социалистов и коммунистов52 . Но вести синдикалистскую деятельность в Италии становилось все труднее. С 18 ноября 1923 г. власти запретили издание печатного органа синдикалистов "Гуэрра ди классе". Конференция УСИ, состоявшаяся в апреле 1924 г. в Милане, констатировала "почти полное разрушение местных организаций"53 . В последующие годы подпольная работа анархо-синдикалистов в Италии постепенно замерла.


48 РГАСПИ, ф. 534, оп. 7, д. 303, л. 182.

49 РГАСПИ, ф. 504, оп. 1, д. 237, л. 645 - 646.

50 IISG. IWMA Archive File "1st . Congress of IWMA. Berlin, 1922", No. 9 (Rapport sur la situation en Italie), p. 1.

51 Presse-Dienst, 1923, Nr. 3, 6.

52 Der Syndikalist. 1923. Nr. 37.

53 Giovannetti A. Konferenz der syndikalistischen Union Italiens. - Die Internationale, 1924, Juni, Nr. 2, S. 44 - 46.

стр. 34


СОЗДАНИЕ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

В других европейских странах, где существовало революционно-синдикалистское движение, его участники и сторонники также играли заметную роль в социальном подъеме послевоенного периода. Бурный рост анархо-синдикализма происходил в Испании, где в Национальной конфедерации труда (НКТ) в 1919 г. состояло ок. 1 млн. членов. Испанские синдикалисты возглавляли наиболее массовые и упорные стачки послевоенных лет, несмотря на суровые правительственные репрессии и террор со стороны вооруженных "пистолерос", нанятых предпринимателями. НКТ официально высказалась за ликвидацию капитализма и государства и замену их строем либертарного коммунизма. Лишь военный переворот, организованный в 1923 г. генералом Примо де Риверой, смог на время подавить революционное движение; НКТ вынуждена была уйти в подполье, где оставалась до 1931 г.

В Португалии анархисты добились в 1917 г. преобладания в профцентре (Национальном рабочем союзе) и в 1919 г. преобразовали его в анархо-синдикалистскую Всеобщую конфедерацию труда (ВКТ) со 125 тыс. членов. В 1918 г. синдикалистские профсоюзы страны провели всеобщие стачки в поддержку бастовавших строителей и против роста стоимости жизни, с помощью забастовок добились введения 8-часового рабочего дня в ряде отраслей. Радикальные рабочие выступления и массовые стачки провели в эти годы синдикалисты Нидерландов, Швеции и других Скандинавских стран. Во всех профобъединениях революционно-синдикалистского толка развернулась упорная борьба между приверженцами различной международной ориентации. Испанские, португальские и скандинавские синдикалисты подавляющим большинством сделали свой выбор в пользу анархо-синдикализма. В Нидерландском секретариате труда после многолетнего ожесточенного и полного драматических перипетий внутреннего противоборства в 1923 г. произошел окончательный раскол: большая часть профцентра пошла за коммунистами и сторонниками Профинтерна, но значительное меньшинство оформилось в Нидерландское синдикалистское профобъединение (анархо-синдикалистского толка). Что касается первой из синдикалистских организаций Европы - французской ВКТ, то приверженцам революционного синдикализма так и не удалось восстановить в ней свое влияние. Руководство конфедерации прочно находилось в руках социалистов; коммунистам, синдикалистам и анархистам пришлось покинуть ее и создать в 1922 г. отдельную Унитарную ВКТ (УВКТ). После нескольких раундов борьбы анархо-синдикалисты, растерявшие большую часть своих сторонников, вынуждены были уйти и оттуда. Они создали собственную небольшую организацию, но в ней никогда не было больше нескольких тысяч членов.

Параллельно с размежеванием внутри революционно-синдикалистских профсоюзов и оформлением анархо-синдикализма аналогичные процессы происходили и на мировом уровне. В декабре 1920 г. международная синдикалистская конференция в Берлине одобрила декларацию, в которую был включен ряд важнейших анархо-синдикалистских положений: стремление к ликвидации капитализма и государства, к созданию "вольного коммунистического общества", независимость рабочих союзов от любых политических партий, регулирование производства и распределения "экономическими организациями пролетариата". Участники создали Международное синдикалистское информационное бюро в Амстердаме (секретарь - голландец Б. Лансинк, члены - Р. Роккер из Германии и Дж. Таннер из Великобритании)54 . Когда на конгрессе Профинтерна в июле 1921 г. в Москве коммунистам удалось с помощью удобной для них системы представительства обеспечить своим сторонникам значительное большинство, оппозиционные синдикалисты в принципе договорились о создании "Ассоциации революционных синдикалистских элементов мира". В октябре 1921 г. делегаты международной синдикалистской конференции в Дюссельдорфе высказались за создание нового Ин-


54 Der Syndikalist, 1920, Nr. 51/52.

стр. 35


тернационала. Однако пообещав удовлетворить требования синдикалистов об организационной независимости профсоюзов от компартий и международного профсоюзного объединения - от Коминтерна, коммунисты смогли в 1922 г. привлечь на сторону Профинтерна многих революционно-синдикалистских активистов из Франции, Голландии и ряда других стран. Большинство других сочло это обманом. В июне 1922 г. синдикалистская конференция в Берлине постановила подготовить созыв конгресса революционно-синдикалистского Интернационала и одобрила декларацию принципов, в основу которой была положена аналогичная анархо-синдикалистская декларация немецкого ФАУД. Для подготовки форума было создано бюро в Берлине во главе с Р. Роккером с участием А. Борги (УСИ), А. Пестаньи (НКТ), А. Йенсена (от скандинавских синдикалистов) и А. Шапиро (от российских анархо-синдикалистов). Наконец, окончательное оформление анархо-синдикалистского Интернационала (Международной ассоциации трудящихся, или Берлинского Интернационала профсоюзов) произошло на учредительном конгрессе, который проходил в Берлине нелегально с 25 декабря 1922 г. по 2 января 1923 г. В состав Секретариата были избраны Р. Роккер, А. Сухи (оба - ФАУД) и А. Шапиро55 .

Так оформилось отдельное анархо-синдикалистское течение в международном рабочем движении. В его союзах насчитывались сотни тысяч организованных рабочих из Европы, Латинской Америки и других регионов земного шара. Но оно возникло тогда, когда уже наметился спад послевоенной мировой революционной волны. Движению была суждена нелегкая судьба: большинство его организаций было разгромлено фашистскими и реакционными диктатурами (в Италии в 1922 г., Португалии в 1927 г., Германии в 1933 г., Латинской Америке и др.). Испанская НКТ сыграла решающую роль в Испанской революции 1936 г., но проигрыш гражданской войны и ее загнал в подполье на десятилетия. Изменение социально-экономической и политической ситуации в мире после второй мировой войны (поляризация на два враждебных блока, торжество моделей "социального государства", дальнейшая атомизация общества и труда) не способствовали последующему возрождению анархо-синдикализма.

Выйдя на историческую арену на изломе времен, анархистское рабочее движение было очень близко к тому, чтобы осуществить стоявшую перед ним возможность: "стать стеной, которая остановит экспансию индустриального империализма", пробудить в людях сознание этических ценностей свободы и солидарности и помочь им освободиться от основанной на конкуренции "буржуазной цивилизации". Это был путь к тому, что ведущий теоретик аргентинского анархо-синдикализма Э. Лопес Аранго определил как "антикапиталистическая и антимарксистская" революция, "разрушающая режим крупной индустрии и финансовых, промышленных и торговых трестов"56 . Но историческая ситуация сложилась в итоге неблагоприятно для "штурмующих небо". Умаляет ли это их попытку? Заслуживает ли она быть забытой? Думается, что нет.

Что осталось сегодня от некогда могучего анархо-синдикалистского движения? Прежде всего, сохранился сам Интернационал, объединяющий рабочие союзы и инициативы из полутора десятков стран, включая и современную Россию (очередной, 22-й конгресс Международной ассоциации трудящихся состоялся в декабре 2004 г. в испанском городе Гранада). Конечно, это объединение сегодня - лишь тень того, что было создано в 1922 г. Тем не менее, и его организации все еще вполне способны успешно действовать, проводить радикальные забастовки и издавать газеты многотысячным тиражом.

Но есть не только немногие активисты, "хранящие огонь" минувшего. Остались идеи, которые наложили свой отпечаток на весь XX в. Каждый раз, когда спящие массы просыпались и пытались сами вершить свою судьбу, вопреки тоталитарному или потребительскому "духу времени", они вспоминали о старом лозунге анархо-синдикалистов -


55 Подробнее см.: Дамье В. В. Указ соч., с. 34-42.

56 Lopez Arango E., Abad de Santillan D. El anarquismo en el movimiento obrero. Barcelona, 1925, p. 118 - 119.

стр. 36


лозунге народного самоуправления (территориального и производственного). Что знали об анархо-синдикализме французские студенты-бунтари 1968 г., участники экологического движения в Европе 1970-х-1980-х гг., западноберлинская молодежь 1980-х, захватывавшая пустующие дома, миллионы членов польской "Солидарности" 1981 г. или жители кварталов Буэнос-Айреса в момент аргентинской "революции пустых кастрюль" 2001 г.? Ничего или почти ничего. Но это не помешало им - в той или иной форме - пытаться осуществить то, что некогда провозглашали рабочие-анархисты: суверенитет общих собраний, которые решали все основные вопросы жизни, политики и экономики, создание Советов, исполнявших наказы общих собраний, принятие всех общественно значимых решений на федералистский лад, снизу - вверх.

Сегодня интерес к традициям анархо-синдикализма проявляет левое крыло антиглобалистского движения. Известные теоретики антиглобализма М. Хардт и А. Негри видят в синдикализме (который, с их точки зрения, воплощался в свое время в Индустриальных рабочих мира) "великий проект современности". Ведь он провозгласил, что "только универсальное, вселенское сообщество, собравшее воедино все народы и языки и давшее им общее обетование", смогло бы противостоять современной цивилизации, разобщающей людей, создавая свою, альтернативную, параллельно ей и в борьбе с ней. "Приняв подсказку ИРМ..., мы могли бы выразить наше политическое видение...", - пишут они57 . Многие антиглобалисты понимают, что простых призывов к 'всемирному гражданскому обществу" или маршей протеста недостаточно. Нынешней глобализации сверху можно противопоставить лишь "глобализацию сопротивления" снизу: развитие инициатив людей, явочным порядком отстаивающих свои права, и объединение этих инициатив в федеративные сети. "В борьбе против (существующего порядка вещей) создаются отношения, не служащие отражением отношений власти, против которых направлена борьба: связи товарищества, солидарности, любви, уже предвосхищающие тот облик общества, за какое мы боремся... Достоинство (т.е. контр-власть) существует повсюду, где живут люди"58 . Эти строки из ставшей бестселлером среди антиглобалистов книги Дж. Холлоуэя "Изменять мир, не захватывая власть" доказывают, что мечты анархо-синдикалистов 1920-х годов по-прежнему вдохновляют немалую часть человечества.


57 Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004, с. 196 - 197.

58 Holloway J. Die Welt verandern, ohne die Macht zu iibernehmen. Munster, 2002, S. 176, 182.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКИЕ-СУДЬБЫ-АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМА-В-ЕВРОПЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. ДАМЬЕ, ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМА В ЕВРОПЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКИЕ-СУДЬБЫ-АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМА-В-ЕВРОПЕ (date of access: 20.01.2020).

Publication author(s) - В. В. ДАМЬЕ:

В. В. ДАМЬЕ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
18 views rating
13.01.2020 (7 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА КНЯЗЬ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ И ЕКАТЕРИНА II
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
АВСТРО-ВЕНГРИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. КРАХ ИМПЕРИИ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗВЕДОК СТРАН "ОСИ" В АФГАНИСТАНЕ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ И СОВЕТСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В 1939-1945 гг.: ИДЕОЛОГИЯ, РАСЧЕТ И ИМПРОВИЗАЦИЯ
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ОТ ПРОСВЕЩЕНИЯ К РЕВОЛЮЦИИ. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ СИЙЕСА
Catalog: Философия 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ В ЖУРНАЛЕ "ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ" (США)
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ДИНАСТИЧЕСКИЕ БРАКИ И "БРАЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ" В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ. XVII - начало XVIII в.
Catalog: Лайфстайл 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
О. В. Орлик. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЛЮДИ РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА: ПУТИ И СУДЬБЫ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
М. Николлс. ИСТОРИЯ БРИТАНСКИХ ОСТРОВОВ В НОВОЕ ВРЕМЯ, 1529-1603. ДВА КОРОЛЕВСТВА
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМА В ЕВРОПЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones