Libmonster ID: BY-1762

"Круглый стол" на тему "Имагологические исследования за рубежом" состоялся 7 июня 2011 г. на исходе Дней славянской культуры и письменности в Центре истории литератур западных и южных славян. Он стал одним из этапов работы над проектом "Русский человек и Россия в славянской литературе, фольклоре и документалистике", предварив собой проведение одноименной международной конференции в Институте славяноведения РАН 1 - 2 ноября этого же года.

В своем вступительном слове руководитель "круглого стола" Л. Н. Будагова отметила, что в Институте славяноведения проблеме имагологии уделяется большое внимание специалистами разного профиля. Одними из первых восприятием славянскими народами друг друга, образами и стереотипами "своего" и "чужого", бытующими в общественном сознании и культуре, занялись по инициативе и под руководством заведующего литературоведческим отделом В. А. Хорева полонисты, что не случайно. Исторически сложившаяся сложность отношений России с Польшей, русских с поляками дает здесь богатейший материал для размышлений, существующие с обеих сторон предвзятости требуют - во имя их преодоления - объективных исследований, честного и прямого разговора на эту тему, что достаточно успешно реализовано в таких книгах, как "Поляки и русские в глазах друг друга" (отв. ред. В. А. Хорев. М., 2000), "Россия - Польша. Образы и стереотипы в литературе и культуре" (отв. ред. В. А. Хорев. М, 2002) и др. С имагологическими исследованиями так или иначе связана книга "Русские о Сербии и сербах" (составитель А. Л. Шемякин. СПб., 2006), совместный труд российских и болгарских ученых "Болгария и Россия. XVIII - XX вв.: Взаимопознание" (отв. ред. Г. Д. Гачев, Р. Дамянова. М, 2010), серия трудов историков "Человек на Балканах", чей пятый выпуск "Человек на Балканах глазами русских" (отв. ред. Р. П. Гришина, А. Л. Шемякин) вышел в Санкт-Петербурге в 2011 г. Косвенное отношение имеют к имагологии и книги Центра истории славянских литератур, посвященные восприятию русской культуры зарубежными славянами "Россия в глазах славянского мира" (отв. ред. А. В. Липатов. М., 2007) и встречному процессу восприятия в России инославянских культур "Славянский мир в глазах России" (отв. ред. Л. Н. Будагова, М., 2011). В них также через призму культуры и литературы вырисовываются образы народов, их создававших и воспринимавших. Однако, как подчеркнула Л. Н. Будагова, важно представлять не только отечественный, но и международный контекст исследуемой проблемы, ради чего и был организован этот "круглый стол". Он ставил своей целью обмен информацией и мнениями о состоянии имагологии в зарубежном литературоведении, о работах, связанных как с историей вопроса и теоретическими аспектами проблемы (содержанием понятия "имагология", ее первопроходцами, ролью и местом в науке и т.д.), так и с практическими результатами имагологических исследований.

В докладе И. А. Герчиковой были освещены некоторые теоретические вопросы, определяющие статус имагологии, возникшей как область сравнительного литературоведения во Франции в 1950-е годы. В современном гуманитарном знании этот ее статус еще не вполне определен. Одни исследователи рассматривают имагологию как теоретическую или историко-литературную дисциплину в рамках литературоведения, как "учение об образах" (Яценко Н. Е.) или исследование устойчивых образов (имиджей) чужого, другого (по эт-

стр. 107

нической, культурной и языковой принадлежности), объективированных в литературных текстах; другие - как раздел исторической науки, исследующий те представления о другом народе или стране, которые складываются в общественном сознании той или иной страны на определенном историческом этапе (Мезин С. А.); третьи - как ответвление культурологии или социологии, исследующее представления участников культурного диалога друг о друге (Нойманн И.); четвертые - как технологию создания имиджей (Почепцов Г. Г.). Основополагающей в имагологии является проблема альтеритарности (от латинского alter - 'другой'). Имагология (или сравнительная имагология) видит своей задачей исследование в литературе образа другой страны, образа инонациональной культуры, стремясь объяснить его происхождение, а также обнаружить факторы, вызывающие модификацию этих образов в процессе литературного восприятия. Основными понятиями, которыми оперирует имагология, являются понятия ауто- и гетероимиджа. Понять механизм формирования национальных ауто- и гетероимиджей в процессе литературного восприятия позволяет теория, предложенная французским социологом П. Бурдье в 1980-е годы. Согласно ее основным положениям, поле литературы находится внутри поля власти и занимает по отношению к нему подчиненную позицию, будучи подвержено действию таких законов окружающего поля, как стремление к прибылям, экономическим или политическим.

В Чехии термин "имагология" (именно как "технология создания имиджей" внутри поля власти) традиционно связывается с именем Милана Кундеры и его последним написанным по-чешски романом "Бессмертие" (1990). Здесь Кундера, анализируя современное искусство и отношение к нему, приходит к выводу о том, что имагология как дисциплина, занимающаяся созданием образов (в рекламе, литературе, быту), заменила идеологию. "Идеология была огромным колесом за кулисами, оно крутилось и приводило в движение войны, революции, реформы. Имагологическое колесо вращается и на историю никакого влияния не оказывает. Идеологии воевали друг с другом и каждая была способна заполонить собой целую эпоху. Имагология организует мирное чередование своих систем в легком ритме сменяющихся времен года" [1. S. 119]. Говоря словами главного героя романа Поля, "идеологии принадлежали истории, господство же имагологии начинается там, где история кончается" [1. S. 119]. В 2008 г. Кундера сам оказался жертвой "имагологической рулетки". Против писателя была поднята шумная кампания в прессе в связи с обнаружившимися, якобы, документами о его связях с коммунистическим режимом в 1950-е годы и сдачей агента Запада полиции [2]. Таким образом, современные "имагологи" формируют не только эстетический вкус и стиль поведения, но и политические взгляды.

Обращаясь вновь к чешскому материалу, А. В. Амелина вначале внесла некоторые дополнения по теории имагологии, вспомнив об ее основоположниках - Ж.-М. Карре и его последователе М.-Ф. Гийяре, которые отказались от изучения влияния одних национальных литератур на другие и пытались понять, как формируются и существуют в индивидуальном и коллективном сознании великие мифы о других народах и нациях (см. [3]). В современной чешской публицистике имагология часто мыслится именно в том значении, как это понимал М. Кундера. В более серьезных научных работах имагология понимается в классическом смысле слова. Обзор чешских литературоведческих работ по имагологии сделан в статье Д. Соукопа "Стереотипы, имагология и литературные ценности", опубликованной в сборнике статей III международного конгресса богемистов в 2006 г. Современные исследователи уделяют внимание прежде всего этносам, которые в предыдущую историческую эпоху по тем или иным причинам игнорировались: евреи, немцы, цыгане. Некоторые авторы (А. Микулашек, М. Грнаткова, Ян Хэнкок) рассматривают образы указанных этносов с точки зрения современной ценностной парадигмы и ставят в укор авторам художественных произведений их неправдивое изображение. Образ русских также не остается без внимания исследователей. В 2010 г. в Брно прошла вторая конференция "Русские и Моравия", организованная Русским культурно-просветительским обществом Моравии, кафедрой славистики Масарикова университета и другими организациями. Темы докладов самые разнообразные: Д. Клицова "Н. В. Гоголь на североморавских курортах", С. Голечкова "О деятельности Клуба военной истории Красной армии", И. Кута "Русские в Моравии", П. Гиацинтов "Потомки первых русских эмигрантов в Чехии".

Л. Н. Будагова, обратившись, как и предыдущие докладчики, к теоретическим проблемам и чешским источникам, выделила среди них опубликованную в 2010 г. статью Милоша Зеленки "Интеркультурные исследования в контексте современной литературной историографии: "сравнение" как метод интерпретации при создании историй литератур"

стр. 108

[4]. Уделяя в своем исследовании большое внимание имагологии, автор рассматривает ее с позиций компаративиста, как "дисциплину сравнительного литературоведения, которая с помощью образов чужого и своего изучает топос "иного" в литературных текстах". Образы при этом "приобретают по большей части характер стереотипов, мифов, предрассудков и клише, не отражая прямо и непосредственно реальность, а являясь в большей мере выражением властных интересов и интеллектуального дискурса разных этнических и социальных групп" [4. S. 78]. Само понятие "компаративистская имагология" впервые использовал в 1966 г. один из ее основателей Гуго Дисеринк в статье "К проблеме "образов" и "иллюзий" и их исследований в рамках сравнительного литературоведения" [5]. Свою концепцию он развивал в противовес к позиции Р. Веллека (Уэллека), который считал, что эта дисциплина не относится к литературоведению, поскольку преследует политические цели. Однако, по мнению Дисеринка, исключать имагологию из литературоведения нет оснований, поскольку она содержит массу аспектов, всегда входивших в сферу его интересов. Теорию Дисеринга в 1980-х годах дополнил французский компаративист Д. Анри Пажо, считавший, что литература должна стремиться к культурной антропологии, а культура как наука о человеке становится "мастерской" по производству образов, задействованных в межлитературной коммуникации. Большое значение Дисеринка, основавшего вместе со своими учениками так называемую Аахенскую компаративистскую программу исследований внутри- и внелитературных функций и смыслов образов в литературах европейских регионов, в том, что он увидел в имагологии метод, который проблематику национальных менталитетов, отягощенную социологией и психологией, переводит на уровень деидеологизированных представлений о национальных характерах.

В своем докладе Н. В. Шведова не касалась теории, а затронула конкретную тему восприятия России в Словакии, обратившись к книге словацких историков "Мифы - стереотипы - образы. Восприятие России в Словакии", изданной на русском языке в 2010 г. Этот труд выполнен в рамках работы Международной комиссии историков, которая объединяет сотрудников Словацкой и Российской академий наук. Временные границы исследования - с конца XIX до 90-х годов XX в. В статье Б. Чернушаковой "Образ России в словацкой прессе после августа 1968 г." констатируется, что до ввода войск в Чехословакию там не было заметных антирусских или антисоветских настроений. Это обусловлено историческим процессом складывания чешской и словацкой наций, который не связывался с образом русских как агрессоров. Россия со времени национального возрождения воспринималась в Словакии в качестве одного из самых значимых политических партнеров. В книге представлен спектр оценок России от идеализирующих (писатель и общественный деятель С. Гурбан-Ваянский) до карикатурно-нелепых (журнал "Nastup" в 1930-е годы). Важно подчеркнуть, что Россия постоянно оказывалась в центре внимания словаков, по отношению к ней не было равнодушия. Противоположность взглядов С. Гурбана-Ваянского в конце XIX - начале XX в. и будущего президента Чехословакии, профессора Т. Г. Масарика раскрыла Д. Кодайова. В XX в. идею славянской взаимности вытеснила коммунистическая идеология. Искренний интерес к России порой приводил к непониманию, недоразумениям (статьи о легионерах, о цензуре социалистического периода). Как отмечал М. Барновский, словацкую политическую верхушку после 1948 г. покровительство Праги беспокоило больше, чем покровительство Москвы. Наиболее интересным и насыщенным оказался в книге блок статей, посвященный периоду социалистической Чехословакии (статьи М. Барновского, М. Завацкой, Б. Чернушаковой). В статье М. Земко даны два восприятия Советской России словацкими интеллектуалами в 1930-е годы: с крайне левого фланга (журнал "Dav") и с крайне правого (журнал "Nastup"). Интересны суждения о России словацких предпринимателей до Первой мировой войны (Р. Голец) и легионеров, попавших в Россию в годы революции и Гражданской войны (Л. Гарбулёва). Л. Матейко рассмотрел в статье влияние русских ученых-эмигрантов на формирование словацких отраслей науки, в частности - влияние философа Н. О. Лосского в 1940-е годы. М. Барновский в статье "Чехословацкая коммунистическая элита и Советский Союз в 1948 - 1967 гг." показал, как коммунисты в Чехословакии (с акцентом на Словакию) пытались приспособиться к руководящей роли Москвы. Советский Союз был привлекателен в силу самой идеи коммунизма, а также как победитель во Второй мировой войне. При этом ряд представителей интеллигенции испытывали еще в 1930-е годы колебания и сомнения по поводу политики СССР. После 1968 г., пишет Б. Чернушакова, отношение к "братьям, друзьям и союзникам" стало двойственным, окрашенным негативными оттенками.

стр. 109

Завершает книгу статья И. Сипко о русизмах в словацкой прессе после 1989 г. Несмотря на отрицательную окраску, они показывают значимость России и русских реалий после распада коммунистического блока. Сборник в целом, как отметила Н. В. Шведова, свидетельствует о русофильской ориентации словаков (по крайней мере до 1968 г.), что связано с политическими условиями жизни нации и любовью к русской культуре.

И. И. Калиганов в своем выступлении, вновь вернувшись к вопросу о том, что же такое имагология, высказал мысль, что она существовала сама по себе с незапамятных времен, не имея, однако, статуса отдельной научной дисциплины и особого названия. Свои суждения о других народах, в частности о славянах, высказывали многие античные и византийские историки и общественно-политические деятели. Оценки других народов, чаще всего, были отрицательными и достаточно фрагментарными. Вероятно, одним из первых настоящих "имагологов" явился (даже не подозревая об этом) византийский император X в. Константин Багрянородный, который решил систематизировать как отрицательные, так и положительные характеристики соседних с Византией народов в своем, предназначенном для сыновей, знаменитом труде "Об управлении империей". Оценки "других" народов отражались не только в исторических и литературных памятниках, но и в устном народном творчестве практически всех славянских народов, причем фольклорные суждения подобного рода нередко хронологически опережали данные письменных источников. Обычно они запечатлевались в пословицах и поговорках и касались какого-либо одного, как правило отрицательного, качества соседа.

В докладе была подчеркнута ошибочность мнения, согласно которому "первопроходцами" имагологии якобы выступили литературоведы. На самом деле, интерес к имагологии, обострившийся после Второй мировой войны, был связан с необходимостью изменения довоенных школьных и вузовских учебников, пестревших национальными мифами и негативными образами потенциальных противников - соседей. Именно с этой целью в 1951 г. в немецком г. Браун швейге был создан Международный институт по улучшению учебников, директором которого стал историк Георг Экерт. Через 24 года он был переименован в "Институт международных исследований учебников им. Г. Экерта" и начал проводить активную международную научную, научно-организационную и издательскую деятельность, сотрудничая с ЮНЕСКО, Советом Европы и со множеством различных зарубежных стран. Основной задачей этого международного центра является искоренение ксенофобии и прививание толерантности у различных народов во взаимных отношениях. Важными мероприятиями, касающимися методологии изучения и коррекции существующих у подавляющего большинства народов отрицательных стереотипов "другого", можно считать два научных международных симпозиума "Национальные стереотипы и культурная идентичность", проведенных в Бад-Гомбурге в 1983 и 1985 гг., а также XVI Международный конгресс историков, имевший место в Штуттгарте в 1985 г. На последнем работала секция "Образ "другого". Иностранцы - меньшинства - маргиналы", и было заслушано 29 докладов историков. Таким образом, именно историкам, а не литературоведам принадлежит пальма первенства в разработке имагологической проблематики.

Ведутся разыскания в данной области и в славянских странах. В Болгарии, в частности, в 1992 г. была проведена интердисциплинарная конференция "Представление о "другом" на Балканах" с участием историков, фольклористов, этнографов и литературоведов. В целом, в условиях современного мира это научное направление, по мнению И. И. Калиганова, имеет огромное значение. Благодаря возможностям современных СМИ политические верхушки многих стран успешно манипулируют общественным сознанием. Они способны очень быстро и эффективно создать образ очередных "нехороших" стран и народов: например, "держиморд" и "палачей" сербов или коварных иракцев, прячущих от мировой общественности свое химическое и атомное оружие. Вслед за этим развязывается агрессия, проводятся массированные бомбардировки и осуществляется военное вторжение ради экономических или геополитических целей мнимых "миротворцев" и носителей "истинной демократии". Живучими оказываются и многие другие, идущие из далекого прошлого предвзятые представления о "не своих" народах. В этой связи задача ученых состоит в показе ложного характера предвзятостей и создании устойчивых позитивных стереотипов по отношению к "другим".

Ю. А. Созина тоже начала свое выступление с рассуждений о значении термина "имагология" и многозначности, в нем изначально заложенной. Наиболее близкой концепцией ей представляется та, что уже на практике проверена многими работами коллег из Института

стр. 110

славяноведения и чьи основные положения были сформулированы в докладе В. А. Хорева на одном из Ученых советов Института. Затем исследовательница остановилась на книге, показывающей состояние имагологических исследований в Словении, "Образ чужого в словенской литературе. Образ Словении и словенцев в иностранной литературе. Имагологическое чтение" [6]. Инициатором создания труда и его ответственным редактором стал профессор Т. Смолей, преподающий на философском факультете Люблянского университета на кафедре сравнительного литературоведения и теории литературы. Основы имаго-логии преподаются студентам-филологам уже на первом курсе обучения. Таким образом, книга предназначена и для молодых будущих специалистов. Она затрагивает проблемы теории и двусторонней практики словенских имагологических исследований. Ю. А. Созина наиболее подробно остановилась именно на теоретической части, которую составили три статьи "ведущего европейского имаголога", как он назван в книге уже упомянутого в докладе Л. Н. Будаговой Д.-А. Пажо (представителя французской школы), словенского психолога М. Светины и самого ответственного редактора. Как воплощаются различные положения, заявленные в этой части, Ю. А. Созина постаралась проиллюстрировать соответствующими примерами из части практической. Однако несмотря на заявленную, казалось бы единую, концепцию прикладные статьи при условной тематической общности весьма сильно различаются методами и подходами. Вместе с тем книга, считает Ю. А. Созина, является ценным вкладом в развитие не только национальной имагологии, но достойна признания и за рубежом.

Обобщая опыт словенских коллег и основываясь на собственном исследовательском опыте, Ю. А. Созина предложила наряду с понятием "стереотипы" (от греч. стерео - 'пространственный') использовать понятия "архитипы" (от греч. архи - 'главный, старший'), - в отличие от архетипов (от греч. архе - 'начало') К. Г. Юнга, хотя, конечно, между ними существует некая внутренняя связь, - т.е. образы и идеи, сохраненные в традиции, в частности в литературе, и "амиириотипы" (от греч. эмпирия - 'опыт'), или опытные образцы, - т.е. современные, сиюминутно значимые идеи, высказывания, актуальные в данный конкретный момент. Что-то из этого может потом стать стереотипами и даже архитипами, а что-то уйдет в небытие.

Р. Ф. Доронина свое выступление посвятила одному из последних изданий Института славяноведения "Человек на Балканах глазами русских", упомянутом во вступительном слове Будаговой Л. Н. Книга представляет собой сборник статей о народах южных Балкан - сербах, болгарах, македонцах, черногорцах, албанцах, греках. В своем исследовании коллектив авторов, в котором преобладают историки, обратился к приемам имагологии. Открывается книга статьей В. А. Хорева, немало сделавшего для разработки у нас имагологических проблем, - "Имагологический аспект изучения культурных связей". Культура, отмечает автор, - активный участник исторического процесса, а литература, в силу эмоционального воздействия, - важнейший компонент диалога культур, в котором участвуют такие составляющие, как "народная культура", разные виды искусств, историко-философские концепции. В решении возникающих проблем объединяются исследователи разных специальностей - литературоведы, историки, этнографы, фольклористы, этнолингвисты и т.д. Первостепенным предметом имагологии - продолжает автор - остается происхождение, структура и функции национальных образов, мифов и стереотипов, бытующих в текстах культуры. И еще одно важное суждение автора: изучая образ другого народа в текстах культуры, имагология ставит своей задачей выявить истинные и ложные представления о жизни других народов, характер и типологию стереотипов и предубеждений, существующих в общественном сознании, их происхождение.

Неоценимое достоинство всей книги, подчеркнула Р. Ф. Доронина, и буквально каждой статьи - обилие "живых источников" (таких, как дневники, записки, письма - официальные и личные). С помощью привлечения нового документального материала идет преодоление устоявшихся схем, негативных стереотипов. Рушатся мифы не только давние (начала XIX в.), но и современные, поскольку сборник охватывает несколько периодов в жизни Балкан, вплоть до конца XX в. Особо Р. Ф. Доронина отметила статьи А. Л. Шемякина "Русские очевидцы о специфике политического процесса в независимой Сербии (1878 1914), М. Иовановича ""Русской песне тесно под южным небом, ей нужно пространство, высокое небо": образ Балкан в восприятии русских беженцев (1920 - 1940)" (о нем см. рецензию М. В. Белова в [7]), Г. Н. Энгельгардта ""Местное общество", политики и военные в балканских войнах 1990-х годов глазами русского наблюдателя".

стр. 111

Поблагодарив в заключение всех выступавших коллег и отметив, что необходимо учитывать разные взгляды на имагологию, ее широкие и узкие трактовки, Л. Н. Будагова подчеркнула, что профессиональные интересы участников проекта "Русский человек и Россия в славянской литературе, фольклоре, документалистике" требуют сосредоточенности на имагологии как дисциплине сравнительного литературоведения. Признав, что имаго-логия знаменует возвращение в науку о литературе ряда основополагающих понятий и представлений, потесненных господством структурно-семиотических подходов, участники заседания выразили солидарность с выводом зарубежных коллег, что "[...] имагология подтверждает окончательное отступление от формалистическо-структуралистских теорий в пользу антропологии и культурологических исследований" [4. S. 81].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Kundera M. Nesmrtelnost. Praha,1993.

2. Sveda J. Milan Kundera v zajeti imagologu. O jednom medialnim cirkusu//Britske listy. 14.10.2008.

3. Guyard M. -F. La litterature comparee. Paris, 1951.

4. Zelenka M. Interkulturni studia v kontextu soudobe literarni istoriografie: "komparovani" jako zpusob interpretace psani literarnich dejin // World Literature Studies. Casopis pre vyskum svetovej literatiiry 4. 2010. Vol. 2(19).

5. Dyserinck H. Zum Problem der "images" und "mirages" und ihrer Untersuchung im Rahmen der vergleichenden Literaturwissenschaft // Arcadia. 1966. N 1.

6. Podoba tujega v slovenski knjizevnosti. Podoba Slovenije in Slovencev v tuji knjizevnosti. Imagolosko berilo. Ljubljana, 2005.

7. Славяноведение. 2006. N 1.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ИМАГОЛОГИЧЕСКИЕ-ИССЛЕДОВАНИЯ-ЗА-РУБЕЖОМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. А. Герчикова, ИМАГОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЗА РУБЕЖОМ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 31.07.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ИМАГОЛОГИЧЕСКИЕ-ИССЛЕДОВАНИЯ-ЗА-РУБЕЖОМ (date of access: 18.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. А. Герчикова:

И. А. Герчикова → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШЕ
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛЬСКИЙ СОЮЗ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЛЕВЫХ СИЛ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ANTONI A. KAMINSKI. MICHAIL BAKUNIN. ZYCIE I MYSL
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛЬСКИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ НА СТОРОНЕ РОССИИ В 1914-1915 ГОДАХ
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
БОГЕМСКИЙ ВОПРОС НА РУБЕЖЕ 1870-1880-х ГОДОВ: ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ВСПОМИНАЯ ДОМОКОША КОШАРИ (к 100-летию со дня рождения историка)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Алексей Иванов о игровых автоматах в онлайн казино Беларуси
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
К ИСТОРИИ КОРОНАЦИИ НИКОЛАЯ I В ВАРШАВЕ (1829 год)
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
АДОЛЬФ ПАТЕРА (1836-1912). К ВОПРОСУ О РУССКО-ЧЕШСКИХ НАУЧНЫХ СВЯЗЯХ. К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕШСКОГО УЧЕНОГО
9 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ЦЕРКОВЬ И СЛАВЯНСКИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ. РОЛЬ КОНФЕССИОНАЛЬНОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ"
11 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИМАГОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЗА РУБЕЖОМ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones