Libmonster ID: BY-1304
Author(s) of the publication: А. Г. Шляпников

Share this article with friends

17. О положении дела в Терской республике

На 15 июля Народный совет Терской республики назначил съезд всех народов, населявших республику. Однако казачьи восстания затрудняли своевременное его открытие, и руководители, члены правительства предполагали, что работы съезда начнутся с некоторым опозданием, примерно дня на два-три. Время до открытия съезда я решил использовать для обстоятельного изучения края, а также урегулирования ряда политических вопросов, связанных с осуществлением декретов о хлебной монополии, заготовками продовольственных продуктов и вывозом нефти в центр. На почве заготовок продовольствия между Чекпродом и Комиссариатом продовольствия Терской республики отношения были крайне обострены. В то же время Терский комиссариат продовольствия заключал договоры на заготовки продуктов для меньшевистской Грузии. Все такие неполадки нужно было устранить.

На предполагавшийся Съезд народов республики я тоже возлагал некоторые надежды в части борьбы с контрреволюцией и в деле восстановления железнодорожных путей от Грозного до Чир-Юрта, занятых во время налетов и борьбы вокруг Хасав-Юрта.

Изучение создавшегося положения в Терской республике я начал с личных бесед с членами правительства, с деятелями партийных и профессиональных организаций, а также и путем ознакомления с документами, доставленными в мое распоряжение.

Весьма ценный фактический материал о революционной борьбе с лета 1917 г. сообщил мне председатель совнаркома Ю. Г. Пашковский, весьма видный работник партии социалистов-революционеров того времени. Много вечерних часов провел я в беседах с Владикавказскими товарищами в помещении правительства, любуясь видами, открывавшимися с балкона на менявшиеся цвета снегового шатра Казбека.

Власть в Терском крае после свержения царизма перешла в руки буржуазии, поддержанной партиями социалистов-революционеров и социал-демократов- меньшевиков. В городах - Владикавказе, Пятигорске, Кисловодске, Моздоке, Георгиевске, Грозном - организовались советы, но первоначально существовали отдельно рабочие [советы - ] от солдатских и крестьянских. Казачество удерживалось верхами в обособленном состоянии, организовалось


Продолжение. См. Вопросы истории, 2002, NN 7 - 10.

стр. 119


в военно-сословный "круг", центр которого был во Владикавказе. Атаманом Терского войска Временным правительством был назначен Караулов.

Февральская революция в горных районах - в Ингушетии, Чечне, Кабарде, Карачае и среди других племен Кавказа - убрала только царских полицейских, урядников, приставов. За исключением этого, все осталось по-старому. А между тем война еще до революции значительно расшевелила горское население Кавказа, заставила его задуматься о своей судьбе. Среди мусульманских верхов работали турецкая и немецкая агентура, но успехи ее были ничтожны. Победа же петербургских рабочих и солдат над царизмом вызвала среди горских племен смутные надежды на выход из угнетенного, бесправного и безземельного положения, в котором они находились до этого.

Однако дни шли, проходили недели и месяцы, а надежды горцев на улучшение своего положения от новой власти не оправдывались. Земля по-прежнему оставалась в руках богатых помещиков и казаков, не обрабатывалась ими, а сдавалась еще в аренду. И надежды у многих обездоленных ингушей, чеченцев, кабардинцев, карачаевцев и других народностей сменились отчаянием, а вместе с этим и начались попытки горцев с оружием в руках добыть для себя лучшее настоящее...

А оружия в горах было много. Об этом хорошо были осведомлены царское правительство, штаб Кавказской армии и Временное правительство. Вопросу о самовооружении горцев Кавказа был посвящен целый доклад с интересными данными о том, что "туземное население губерний: Бакинской и Елизаветпольской и областей: Дагестанской и Терской, особенно последних, с первых дней войны начало вооружаться всяким огнестрельным оружием, попадавшимся под руку; но со второго года войны вооружение началось с разбором 1 . Всякий туземец считал своей священной обязанностью приобрести винтовку, по возможности австрийского образца, и наивозможно большее количество патронов, для каковой цели продавался последний домашний скот. Особенно интенсивно и настойчиво происходило вооружение за последнюю зиму 1916 - 1917 годов. Таким образом, туземное население указанных выше губерний и областей поголовно оказалось вооруженным.

Чеченское население в Терской области, состоящее из 280 000 душ, прекрасно поголовно вооружено, не только холодным оружием, револьверами лучших систем и трехлинейными австрийскими винтовками, но, как докладывают, имеются и пулеметы. При этом для всех вышеуказанных родов оружия у туземцев Кавказа патронов имеется в изобилии".

Так обстояло дело до Февральской революции. После Февральской революции вооружение горских народов не приостанавливалось, а наоборот, усилилось. Находившиеся в армии горцы не забывали свою родину и снабжали оставшихся в горах соплеменников трехлинейными винтовками, револьверами, патронами и другими видами вооружения. Доклад отмечал, что "вооружение и доставка патронов с настойчивостью продолжаются и в настоящее время, так как ежедневно на ст. Грозный комиссаром арестовываются оружие и патроны.

Оружие и патроны, а также солдатские сапоги, белье, куртки и брюки вывозятся главным образом из Киева и Житомира, что удалось установить путем опроса и арестованной переписки у контрабандистов. Контрабандистами являются чины дикой дивизии, их родственники или просто кунаки".

После свержения царизма взаимоотношения горского населения с русскими жителями г. Грозного в начале революции установились весьма дружественные. В том же документе констатируется:

"Обрисовав вооружение туземного населения восточного Кавказа и Закавказья вообще и чеченского населения в частности, необходимо сказать, что с первых дней свободы Грозненский совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов принял все меры к тому, чтобы оповестить всю Чечню о случившемся перевороте в России и войти в тесную и дружескую связь с чеченским народом; что и было достигнуто в полной мере.

стр. 120


Братство и доверие между чеченским населением и рабочим классом, а вслед за этим и всем русским населением было полное. Отношения самые наилучшие и благожелательные с обеих сторон.

Контакт, надо сказать сильнее - дружба между Чеченским комитетом и Советом Р. С.и К. депутатов была весьма тесная и искренняя.

Так было до 10 сего мая, когда произошло совершенно неожиданное, случайное событие, омрачившее эти прекрасные отношения чеченцев и русских, заставившее пережить страх не только за судьбу этих отношений, но и за многое другое, что и заставляет призадуматься за будущее и сделать из этого некоторые выводы и заключения".

Какое же "случайное событие" вызвало сразу же и страх за судьбу хороших отношений и заставило власти Временного правительства призадуматься о будущем? Вот какое событие произошло в г. Грозном:

"10 сего мая в 2 часа дня в Терской области, центре чеченского населения и центре нефтяного района Северного Кавказа 2 , произошло следующее случайное событие. Встретились на базаре два или три солдата с двумя чеченцами, и те и другие были выпивши. Завели между собой разговор, перешедший в перебранку, во время которой один из солдат, схватившись за ножны кинжала, хотел его сорвать с чеченца. Но чеченец обнажил кинжал и ранил в руку солдата, после чего, вырвавшись, стал убегать; другие солдаты преследовали его. Преследуемый чеченец на бегу вынул револьвер и, обернувшись, убил солдата.

Видевшие это русские обыватели и солдаты, бывшие на базаре, побежали по трем параллельным улицам, ведущим к казармам, за винтовками, с криками, что чеченцы на базаре режут русских и солдат.

По всему городу возникла ужасная паника, и ближайшие патрули солдат, не разобравши в чем дело, под влиянием той же паники начали в разных частях города расстреливать залпа ми бегущих в панике чеченцев. Было убито: чеченцев 11 и солдат один или два и ранено - чеченцев восемь и солдат два.

Солдаты, кинувшиеся в казармы и вооруженные винтовками, своевременно были с трудом удержаны у казарм членами Совета Р. С. и К. депутатов и офицерами полка, благодаря чему не произошло катастрофы, определить и учесть размеры которой невозможно.

Экстренно собрался Совет Р. С.и К. депутатов и немедленно разослал делегации к солдатам, так как поступили сведения, что солдат, возбуждаемых окраинным населением, нет возможности удержать в казармах, ибо между ними царит страшное возбуждение против чеченцев. Кроме того, были немедленно отправлены делегации к чеченцам, в разных направлениях от Грозного, в аулы, дабы узнать настроение чечни в горах.

Делегации, состоящие из представителей чеченской интеллигенции. Чеченского комитета и Совета Р. С. и К. депутатов, не теряя времени, несмотря на надвигавшуюся ночь, в 7 часов вечера на автомобилях и фаэтонах выехали в горы.

Одна из делегаций около 10 часов вечера верстах в 20 от Грозного встретила, при глубокой ночной темноте, с факелами и фонарями толпу чеченцев в несколько тысяч человек, вооруженных с ног до головы, с австрийскими винтовками в руках. В числе их были и женщины и подростки, также вооруженные.

Толпа эта двигалась в Грозный, и если бы не встретившаяся делегация, толпа эта была бы часам к 2 ночи в Грозном, и последствия были бы ужасны. Из переговоров выяснилось, что в горы дошли слухи, якобы в Грозном убиты все члены Чеченского комитета и что теперь солдаты режут чеченских жен и детей; они же спешат на выручку своих. И они крайне удивлены, видя перед собой члена Чеченского комитета т. Эльдарханова невредимым, тогда как они считали его уже убитым.

Когда Эльдарханов и другие делегаты рассказали истинное положение и что переданное в горы есть ложь и провокация, то успокоенные чеченцы по предложению Эльдарханова немедленно повернули обратно в горы и разошлись по аулам.

стр. 121


Другая делегация, направленная в селение Шали в 80 верстах от Грозного, находящееся в глубоких горах, вблизи границы Дагестана, прибыла в селение Шали лишь на другой день. Здесь делегацией было установлено сформирование по аулам трех групп чеченцев в количестве, по словам члена делегации офицера-конвойца, чеченца, около 60 000 человек, вооруженных с ног до головы трехлинейными винтовками (австрийскими) и увешанных большим запасом патронов. Эти три группы уже выступили на лошадях верхом и пешие.

Когда и здесь делегация рассказала истинное положение, то и здесь возбуждение понемногу улеглось, и чеченцы свое выступление решили отложить, однако для проверки решили послать стариков".

Происшествие это в то время объясняли полицейской провокацией, так как "между прочим везде чеченцы выражали недоумение, что чеченцы боятся русских, а русские чеченцев. Это есть результат провокационной работы бывших чеченцев-полицейских, которые, как русские полицейские, не отправлены на фронт, а остались не у "дел на местах".

Но дальнейшие соображения представителя Временного правительства показывали, что одной полицейской провокации было бы недостаточно, если бы самое горское население не походило на "пороховой бочонок", готовый взорваться от любой искры.

"Сам по себе вышеуказанный, кажущийся на первый взгляд незначительным, случай не представляется как бы случаем государственной важности, но если присмотреться ближе, то создавшееся положение в Восточном Кавказе и Закавказье представляет из себя ни более ни менее как пороховой бочонок, готовый взорваться от незначительной спички, от взрыва которого неминуемо должна взлететь вся Россия. Для взрыва же этого бочонка достаточно, как показало 10 сего мая, такого незначительного случая, как столкновение на базаре нескольких пьяных солдат и чеченцев.

Тем более, принимая во внимание заявление Чеченского комитета, что при втором таком случае комитет снимает с себя всякую ответственность и не ручается, что сможет предотвратить катастрофу, к этому вопросу необходимо подходить весьма и весьма осторожно, ибо туча, безусловно, висит. Но сказать, что эта туча разрядится, никто не может, как и никто не поручится, что она не разрядится. Ибо кто может поручиться, что сегодня или завтра не подерутся солдаты с чеченцами, или чего-нибудь в этом роде не случится.

Повторяю, что к этому вопросу необходимо подходить весьма осторожно, а главное - незаметно, ибо неосторожным ходом можно самим вызвать разряд. И поэтому все мероприятия должны проводиться под покровом глубочайшей тайны".

Давая такую характеристику создавшегося положения, доклад не содержал анализа причин, породивших его, не указывал и мероприятий к его улучшению, а ставил вопрос о "тайных мероприятиях" - тайных потому, что, став явными, они разоблачили бы насильническую политику соглашателей в национальном вопросе на Кавказе. Война в Закавказье с Турцией позволяла соглашателям прикрыть мероприятия, направленные против горских народов, военными соображениями. К тому же и призывал доклад, адресованный Временному правительству: "Посмотрим же, насколько этот взрыв или разряд опасен для государства и опасен ли он действительно?

Если произойдет восстание Кавказа, имея в виду прекрасно организованное и вооруженное туземное население, то железная дорога от Беслана до Тифлиса, единственный нерв, питающий Кавказскую армию, будет в руках восставших. Также будут в руках восставших и нефтяные промыслы Грозного и Баку, вследствие чего наши армии на турецком и персидском фронтах неминуемо, целиком должны погибнуть.

От захвата нефтяных промыслов, бакинских и грозненских, потеряет свою боеспособность наш флот, остановятся Волжское судоходство и некоторые южные дороги. Произойдет полное расстройство транспорта, а вслед

стр. 122


за этим гибель наших армий на германском фронте. Вот где угроза существованию нашего Российского государства. Это маленький, незаметный пороховой бочонок Восточного Кавказа.

Трудно предсказать, какие меры предотвращения будут правильными. Но надо полагать, что в первую голову необходимо усилить гарнизоны: Грозненский, Воздвиженский, Хасав-Юртовский, Т. Х. Шуринский, Дербентский, Дешлагарский, Бакинский и Елизаветпольский. Усиление необходимо как личным численным составом, так и вооружением. Необходимо вооружение достаточным количеством пулеметов и трехлинейными магазинными винтовками.

Гарнизоны же: Грозненский, Воздвиженский, Хасав-Юртовский и Т. Х. Шуринский обязательно усилить артиллерией. Это благотворно и охлаждающе действует на горцев.

Кроме того, наблюдение за настроением горцев и руководство над гарнизонами сосредоточить в лице одного командира всех гарнизонов и комиссара при нем из местных сил, надежного русского человека, знающего как Кавказ, так и нравы и обычаи горцев.

Командир и комиссар сообща должны вести политику успокоительную и умиротворяющую, даже и в случае каких-либо эксцессов. И лишь в виду крайней безвыходности опираться на демонстрацию военных сил, вплоть до применения их в самую решительную минуту опасности.

Эти меры необходимо провести в жизнь под разными предлогами, с некоторой, но не растяжной постепенностью. Эти меры, между прочим, прекратят и грабежи русского сельского населения, которое разоряется абреками, что оказывает пагубное влияние на сельское хозяйство, и продовольственный вопрос весьма осложняется, ввиду все больше и больше развивающегося абречества, что не может также не отразиться на снабжении нашей армии. Это же абречество может привести к случаю, подобному 10 мая, и с ним необходимо бороться, это признают и сами чеченцы".

Затяжка и нежелание власти обеспечить решение национального и земельного вопроса создавали почву для столкновений между русскими и казачьими поселениями, с одной стороны, и горцами - с другой. Вместо удовлетворения справедливых требований горцев представители власти Временного правительства шли по пути принятия военно-полицейских мер против горской бедноты и просили по старому, известному еще со времен царизма шаблону прислать "инфантерии, артиллерии", кавалерия же у них была своя - казачья.

Гарнизоны были усилены, но положение от этих мероприятий к лучшему не изменилось: в июне и июле столкновения имели место во многих районах, граничивших с Ингушетией и Чечней. Весьма неспокойно было на Сунже и в Кизлярском районе. В начале июля (8-го или 9-го) произошло кровавое столкновение солдат с ингушами во Владикавказе. В столкновении был убит один солдат и 14 ингушей, ранено было 4 солдата и 9 ингушей.

Атаман Терского казачьего войска Караулов телеграфировал военному министру А. Ф. Керенскому о том, что русское население бежит из пограничных с горцами поселений, оставляя свои жилища, хутора и неубранный с полей урожай. "Меры морального воздействия исчерпаны, требуется реальная сила. Главнокавфронта телеграфно просил Ставку командировать в мое распоряжение Терскую льготную дивизию, ответа нет. Прошу спешного приказания Ставки" 3 , - требовал Караулов.

Представитель Хасав-Юртовского округа на съезде крестьянских депутатов 26 сентября 1917 г. Пирогов сообщил, что положение в округе ухудшилось: "Грабежи идут ночью и днем, шайки в 100 - 300 человек окружают хутор и забирают весь скот; охрана в 20 - 30 человек ничего не может сделать. Направляясь на съезд, мы встретили 20 подвод с семействами. Поля совершенно не запаханы".

Другой делегат того же округа, Кирин, добавил, что "с 1 по 14 сентября ограблено скота 1800 голов, это зафиксировано протоколами, да 210 голов незапротоколированных. В Новогеоргиевском хуторе уведен весь скот, в ос-

стр. 123


тальных селениях уведено по 300, 200, 100 голов. С 14 сентября по день нашего отъезда 4 сюда уведено 1792 головы скота. Сюда не входят отдельные ограбления по дорогам, которые происходят ежедневно среди белого дня по всему округу. Власти в округе нет, куда ни обращались, куда ни телеграфировали, какие комиссии к нам ни приезжали - но все продолжается по-старому и мы остаемся беззащитными".

Делегаты просили вооруженной помощи против абреков, то есть против горских разбойников, не понимая, что они имеют дело уже не с одиночками- разбойниками, а с крупными вооруженными отрядами. Это свидетельствовало о том, что в "абречество" были втянуты значительные слои горского населения.

Да и посылки вооруженных отрядов (преимущественно солдат) не помогали делу, а скорее наоборот, обостряли отношения, толкали на вооруженное сопротивление остальных, более миролюбиво настроенных горцев.

Представитель краевого центра Андреев правильно указал, что "пока не разрешен в области земельный вопрос, добрососедских отношений нельзя достигнуть. Терская область - это пороховой погреб, около которого горит факел, достаточно качнуть факел, и вспыхнет пожар, который перекинется на весь Кавказ, а может быть, и в Россию. Карательная экспедиция ничего не достигнет: абреки тотчас уйдут в горы, а мирное население пострадает".

Но с разрешением земельного вопроса на Тереке не спешили так же, как и в остальной России. Временное правительство буржуазно-соглашательского блока откладывало это дело до Учредительного собрания. Горские же народы, так же как и миллионы крестьян-иногородних станиц Дона, Кубани и Терека, не хотели ожидать и требовали исправления вековой "несправедливости" за счет помещиков, казачьих атаманов и крупных богатеев, требовали лишения их земельных богатств и передачи их крестьянам и горской бедноте. Но помещики, князья и казачья верхушка опирались на вооруженную силу и не хотели расставаться с земельными владениями. Пользуясь темнотой и неорганизованностью бедноты, буржуазия и помещики искусно натравливали горцев на русских, а русских и казаков на горцев и таким путем обессиливали их.

18. Октябрьская революция на Тереке

Свержение Временного правительства в Петрограде и переход власти к советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов вызвали на Юге России ожесточенное сопротивление всех помещичье-буржуазных и родственных им элементов. Партии социал-демократов меньшевиков и социал-революционеров (правых) были также против власти Советов и, по существу, поддерживали контрреволюционный блок.

На почве сопротивления массовому движению за власть Советов на местах организовывались контрреволюционные правительства, прикрывавшиеся национальными или географическими особенностями районов их власти. Так, в Донской области образовалось правительство "Всевеликого войска Донского", на Кубани создали свое правительство "Вольной Кубани", на Тереке и в Дагестане было несколько правительственных "зародышей" территориальных и племенных, была попытка создать единое Терско-Дагестанское правительство, опиравшееся на горскую буржуазию, князьков, помещиков, кулаков и верхи казачества.

Все эти местные правительства пытались создать "Юго-Восточный союз", объединенный правительственный орган власти. В состав этого Союза должны были войти контрреволюционные образования Юга, Северного Кавказа и Закавказья.

Терско-Дагестанское правительство имело и вооруженную поддержку атамана терских казаков Караулова, организованного им казачьего круга, а также пришедших с фронта полков дикой дивизии. Программа этого правительства заключалась в поддержании старого, покоившегося на националь-

стр. 124


ной розни порядка. Первым пунктом этой программы была борьба с большевизмом, а на Тереке и в горах Дагестана это означало насилие надо всеми наемными рабочими заводов, промыслов, рудников, железных дорог и других предприятий. В своей борьбе против большевиков Терско-Дагестанское правительство шло рука об руку с меньшевиками Грузии.

Когда по предложению советского правительства было установлено перемирие на фронтах, войска Кавказского фронта низложили комиссаров - противников Советской власти, созвали съезд, приветствовали окончание войны и потянулись с оружием в руках на родину, меньшевистское правительство Грузии, так же как и контрреволюционное Терско-Дагестанское правительство, увидели в этом большевистскую опасность и повели борьбу с солдатами, стремясь всеми способами лишить их оружия.

Если меньшевикам Грузии и мусульманской буржуазии Азербайджана не удавалось разоружить войска, то по дороге через Дагестан и Терек этим делом занимались агенты Терско-Дагестанского правительства. Атаман Караулов в каждом эшелоне войск видел угрозу своей власти, поддержку большевикам, а поэтому принимал все меры к тому, чтобы дезорганизовать солдат, споить их и взять через казаков лаской или натравить татар, кумыков, чеченцев, спровоцировать столкновение и погубить солдат, не желавших сдавать оружие.

Советская власть на Северном Кавказе возникла сначала в губернском городе Ставрополе. В конце декабря там происходило заседание общегубернского народного собрания, на котором и была принята резолюция от 1 января 1918 г., первый пункт которой гласил о том, что "вся власть в губернии переходит в руки советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов". За Ставрополем Советская власть утвердилась в г. Пятигорске, распространяя свое влияние на рабочие поселки, железнодорожные станции, депо и мастерские Владикавказской дороги.

Среди основных горских народностей: кабарды, чеченцев, осетин, ингушей, кумыков, балкарцев - единой власти не было. Каждая из этих народностей имела свой национальный комитет, в котором заседала своя интеллигенция и духовенство (муллы), представительству я от имени данной народности. Наряду и вместе с этими комитетами кое-где в аулах были выборные органы местной власти, но общего центра в то время не было ни у одной из горских народностей.

Горские национальные комитеты пытались занять положение, аналогичное тому, какое имел тогда казачий круг или Терско-Дагестанское правительство, и не только представительствовать от имени своего народа, но и править им. Эти попытки им удавались частично и только в националистическом направлении.

Эти национальные горские комитеты и стоявшая за их спиной горская буржуазия были организаторами разоружения русских военных гарнизонов и крепостей, находившихся на горской территории. Они же были инициаторами борьбы за города: Ингушетии - за Владикавказ, Чечни - за Грозный, кумыков и др. дагестанцев за Петровск, Темир-Хан-Шуру, Кабарды - за Нальчик.

Все эти города в то время самоуправлялись каждый по-своему. Владикавказ, будучи центром Терско-Дагестанского правительства, в то же время не подчинялся своему правительству, и городская дума осуществляла в нем всю полноту местной власти, вплоть до организации своей вооруженной самообороны.

В Грозном существовал совет рабочих и военных депутатов, профессиональные организации, но до конца января 1918 г. все находились на положении простых общественных организаций. В момент Октябрьского переворота в советах и союзах господствовали социал-демократы-меньшевики. По общему шаблону они не признавали "захватчиков власти большевиков", но не признавали также и власти Терско-Дагестанского правительства. Это отрицание власти привело город и его рабочее население в состояние полной анархии.

стр. 125


В конце концов власть в городе вынуждены были взять социал-демократы- меньшевики и эсеры через городское самоуправление, в котором они имели большинство гласных. Но вся политика этой власти того времени ограничивалась охраной города и урегулированием многочисленных и постоянных столкновений с горцами.

Не признавая на словах "захватчиков власти" слева, большевиков, а справа - контрреволюционного правительства Караулова и К, меньшевики и эсеры "не вмешивались" в стратегические распоряжения казачьих атаманов и дали возможность Караулову вывести из Грозного революционные надежные войска и отдать город и промыслы на поток и разграбление чеченским разбойникам- абрекам.

С октября 1917 г. и по март 1918 г. Грозный был в состоянии войны с Чечней. Контрреволюционное Тереке-Дагестане кое правительство горских помещиков и буржуазии умело использовало религиозные предрассудки горских племен, национальную их вражду к захватнической политике царизма и натравило народы Ингушетии, Чечни, Дагестана на русское население.

Города Владикавказ, Грозный, Петровск неоднократно подвергались налетам вооруженных горцев, жителей грабили и даже уводили в плен. Но особенно яростную борьбу вели чеченцы за разоружение солдат и за обладание городом Грозным.

В конце ноября на грозненские Новые промыслы чеченцы произвели массовый налет. Разграбили рабочее население, убили защищавшихся и подожгли промыслы. Самому городу был предъявлен ультиматум: вывести из него войска и сдать город чеченскому горскому комитету.

В этот период борьба велась только против русских солдат и рабочих. Казаков чеченцы тогда еще не трогали и сами казаки держались "нейтрально". В этом факте сказывалась провокаторская рука атамана Караулова, предавшая большевистски настроенных рабочих и солдат Грозного на расправу горским разбойникам, а под их прикрытием и другим националистическим элементам Чечни.

Рабочие послали гонцов во все концы за помощью: в Тифлис как краевой центр и центр Кавказской армии, в Баку, а также во Владикавказ, в Екатеринодар, в Ставрополь, в Ростов и даже к генералу Каледину на Дон, где "застряли" назначенные в Грозный полки. Но везде их обманывали и помощи не давали. Контрреволюция сознательно лишала грозненских рабочих их солдат- союзников. Вот что писали об этом грозненские "Известия" в конце декабря 1917 года: "Это было недавно. Из города вывели солдат, и Грозный остался в добычу абрекам. Во все стороны России разъехались гонцы совета рабочих депутатов, городского самоуправления молить о помощи. И каждый час, каждый день разграбленное население ждало и верило: "Вот идут войска", "Вот подходят", "Пешком идут и ночью придут".

Так говорили и ждали полмесяца. За это время были разграблены три слободки и разорились сотни семей. Было поразительно странно, казалось чудовищным, что никто не идет на помощь, и рабочие объявили стачку борьбы за охрану своей жизни.

То, что сюда не шли войска, объясняли нашей разрухой и анархией. Поговаривал народ, что кто-то заворачивал обратно шедшие на защиту Грозного войска, говоря, что там все успокоилось. На базаре в этом обвиняли М. Караулова. Впоследствии выяснится, кто виноват, что Грозный был отдан во власть разбойников.

Стачка рабочих Грозненского района лишний раз показала всю мощь и силу организованной борьбы пролетариата. Забастовка заставила послать к нам и броневики и войска.

Просматривая бакинские и тифлисские газеты, я неожиданно натолкнулся на следы стараний определенных групп, которые стремятся во что бы то ни стало выпроводить из Грозного бронированные поезда. В Грозном даже дети знают, что только появление броневиков спасло город от разгрома и выгнало из Грозного шайки абреков, его заполнившие. А поглядите, какую

стр. 126


телеграмму отправило в Тифлис самозванное Терско-Дагестанское правительство, состоящее из горско-казачьей буржуазии и помещиков:

"С трудом достигнутое примирение в районе Грозного рискует быть совершенно скомпрометированным ввиду безобразий, чинимых войсками. Проходящие эшелоны разгромили свыше 100 вагонов с продуктами и товарами в Гудермесе. Бронированный поезд вызвал к себе на помощь другой поезд, курсирует с ним по линии и обстреливают чеченские селения, что угрожает вызвать массовые выступления последних. Терско-Дагестанское правительство постановило принять самые решительные меры к восстановлению спокойствия и непрерывности движения по линии, что окажется совершенно неисполнимым в случае дальнейшего самочинного появления войсковых частей по вызову безответственных лиц и организаций".

В Тифлисе давно узнали цену обещаниям горских и казачьих комитетов. Поэтому поезд оставался у нас. Все обещания самозванного правительства принять меры к охране дороги оказались, мягко выражаясь, неправдой, Знай, дорогу громят кругом.

Старания правительства убрать из Грозного броневик оказались бессильны. Тогда на помощь этому правительству приходит высшая администрация Владикавказской железной дороги.

По прямому проводу инж. Герман из Ростова говорит в Тифлис: "В Гудермесе тоже сильная паника вследствие бывших там столкновений солдат с чеченцами и ввиду неприбытия до сих пор казаков для охраны Гудермеса. В Гудермес прибыл второй бронированный поезд, вчера первый бронированный поезд ходил в Грозный и открыл по пути стрельбу, расстреливал чеченцев. Снаряды из орудий попадали в аул. Это, безусловно, вызовет возмущение чеченцев. Сейчас оба поезда ушли в Грозный, вероятно, наделают много бед; при таких обстоятельствах служащие покидают станции, так как, действительно, трудно заставить их оставаться на местах".

Служащие бегут потому, что просили броневики!"

Уж не броневики ли сожгли и промыслы, г. Герман? Дальше он говорит: "Движение можно было наладить, и, не будь выступления солдат и бронированных поездов, часть вагонов из Гудермеса уже была бы отправлена и пропускали бы по одному поезду товарных с продовольствием. Если бы не было всех событий, о каких я вам докладывал, то, понятное дело, следовало бы бронированным поездам поручить препроводить поезда с продовольствием в Тифлис и более не возвращаться к нам, так как они вызывают только волнение. Считаю, что сейчас необходимо действовать согласно с чеченским комитетом, который постоянно принимал меры к поддержанию порядка.

В дополнение сообщаю: в Грозном чеченский комитет обещал с завтрашнего дня дать чеченскую охрану для восстановления между Грозным и Гудермесом телеграфной линии, исправления пути, причем заявил, что путь и телеграф впредь на этом участке будут неприкосновенны при условии, если не будут следовать эшелоны и если не будут курсировать бронированные поезда. Начальники обоих поездов, находящихся сейчас в Грозном, заявили, что считаться с таким заявлением они не находят нужным и будут действовать по своим соображениям, и подчиняться кому-либо отказались; это еще более усиливает панику в Гудермесе и Грозном".

Какая грубая ложь! Даже на подлость и обман пускаются те, кому пребывание броневиков в Грозном не по нутру.

Броневики отказались уехать, и поэтому Грозный в панике. Смешно читать, но вся эта ложь в Тифлисе принимается за правду.

Прочтите телеграмму чеченского комитета в Тифлис фронтовому съезду, которую приходится понимать так: не будь здесь броневиков - ничего бы не было. И промыслы бы не горели. Все броневики наделали, которых в то время здесь не было!

Все эти хитро согласованные телеграммы должны производить в Тифлисе сильное впечатление. Владикавказ, Ростов, Грозный - все молят о выводе бронированных поездов. И уже, как сообщают тифлисские газеты, их

стр. 127


действительно собираются убрать из Грозного. Тонкая игра. Немудрено, что в Грозный полмесяца не шло войско.

Невидимая крепкая сеть плетется сейчас ненавистниками свободы над трудовым классом по всей стране. И большая еще борьба предстоит пролетариату за его завоевания" 5 .

Одновременно с поисками помощи грозненские рабочие стали на правильный путь организации вооруженной самообороны. При помощи технических сил и средств предприятий город был обнесен проволочным заграждением, по которому в минуту опасности пускался электрический ток. Были вырыты окопы, пулеметные гнезда и устроены другие оборонительные сооружения. Эти мероприятия помогли рабочему населению сохранить жителям свою жизнь и свой скарб.

Как отнеслись грузинские меньшевики к просьбам грозненцев о посылке помощи, рассказали ездившие в Тифлис тт. Ворожев и Хохонин на заседании исполнительного комитета Грозненского совета рабочих и военных депутатов 16 января 1918 года:

"М. Хохонин сообщает, что по выезде делегации из Грозного ей пришлось остановиться в Гудермесе, где и был сделан доклад железнодорожникам о событиях в Грозном.

Затем делегация прибыла в Баку; со стороны Бакинского совета рабочих и военных депутатов грозненские рабочие встретили живой отклик. После сделанного доклада о грозненских событиях Бакинский совет вынес резолюцию, в которой требовал от Закавказского комиссариата присылки войск на Северный Кавказ, в противном же случае Баку не даст для Закавказья ни одной цистерны нефтяных продуктов.

Делегация отправилась далее и прибыла в Тифлис.

Закавказские министры Донской и Гегечкори не вняли мольбам и просьбам грозненцев. "Вы провоцируете! Полтора часа тому назад получена телеграмма от Терско-Дагестанского правительства, что на Северном Кавказе все спокойно", - таков был ответ грозненцам. Когда же делегация вторично настаивала на своей просьбе, то закавказские "министры" ответили: "Мы вам войск не дадим, вы хотите зажечь пожар гражданской войны на Кавказе". И, как бы издеваясь над трупами жертв чеченских набегов, Донской говорил: "Пришлем к вам, в Терскую область, 400 юнкеров. Они вам и наведут порядки!"

В скором же времени наши делегаты попали и на заседание солдатской секции. В ярких красках скитающиеся грозненцы обрисовали истинное положение Грозного. Солдаты отзывчиво отнеслись к ним; была выделена особая комиссия по отправке войск на Северный Кавказ; комиссия в 48 часов должна была выработать план отправки войск. Сформирован был отдельный корпус, три бронированных поезда и авиационный отряд, все было готово к тому, чтобы отряд двинулся, но... войска двинулись, и в 12 верстах от Тифлиса, на ст. Навтлуг, были задержаны Закавказским комиссариатом, и первые шедшие поезда были заведены в тупик. Несколько дней солдаты пробыли на станции и, не имея железнодорожного наряда, возвратились на место отъезда.

Дальнейшие хлопоты делегации о посылке войск разбивались о преграды Закавказского комиссариата. Оставалась последняя надежда - ждать открытия армейского съезда. Но, как известно, съезд раскололся на два крыла: левое и правое, шла политическая ожесточенная борьба между двумя лагерями; после доклада грозненцев из правого крыла съезда перекочевало в левое 12 человек.

Левый сектор после окончания съезда стал формировать два корпуса добровольческих войск для посылки на Северный Кавказ. Но войска эти не представлялось возможным отправить по железной дороге, ибо изголодавшаяся армия бежит, захватывает вагоны и стремится скорей приехать к родному очагу; эти же два корпуса идут пешим порядком.

Касаясь положения турецкой армии, Хохонин говорит, что наши парламентеры (ведущие мирные переговоры с турками) сообщают: "Деморализо-

стр. 128


ванная турецкая армия ушла в глубь Турции от своих прежде занимаемых позиций, приблизительно верст на 250.

М. Ворожев дополняет доклад Хохонина. Он подробно останавливается на работе последнего краевого съезда совета рабочих депутатов в Тифлисе.

Выясняется из доклада, что на съезде никакой плодотворной работы не было, демократия опять-таки раскололась на два лагеря: правый занял позицию шовинизма; "генерал меньшевиков" Ной Жордания сказал левому крылу: "Мы общего языка с вами не найдем". Далее докладчик рисует мрачную картину положения дел в Закавказье, где национальный антагонизм достиг своего апогея. Буржуазия спешно формирует национальные полки".

Только в Баку и на армейском съезде в Тифлисе делегаты нашли поддержку и готовность оказать помощь. Грузинские же меньшевики действовали заодно с северокавказскими контрреволюционными правительствами и открыто саботировали дело помощи Грозному.

В то время в Чечне были расположены гарнизоны в селении Хасав-Юрт, в слободе Воздвиженской и в крепости Ведено. Против солдат этих гарнизонов действовали крупные вооруженные силы чеченцев. В районе Гудермеса и Хасав-Юрта при попытке разоружить эшелон ехавших из Грузии войск произошло кровавое столкновение с чеченцами, от которого пострадали аул Гудермес, русские хутора и селение Хасав-Юрт. Солдаты проложили себе путь оружием, но впоследствии селение было разгромлено, русские жители ограблены и спаслись бегством в сторону г. Кизляра.

Гарнизон слободы Воздвиженской в составе четырех рот 111-го запасного пехотного полка был обезоружен обманом: чеченцы заверили солдат, что грозненский гарнизон также разоружен, и подтвердили это при помощи подставных "делегатов" из Грозного. 10 декабря обезоруженные солдаты гарнизона слободы Воздвиженской прибыли в г. Грозный, и тут только выяснили, что их обманули.

Гарнизон крепости Ведено был отрезан и выдерживал осаду чеченцев в течение нескольких месяцев, моральную поддержку осажденным оказывали рабочие и совет г. Грозного.

Что заставляло грозненцев поддерживать солдатские настроения "держать в своих руках" крепость Ведено, можно понять только исходя из анализа положения самого Грозного. В крепости Ведено было 19 орудий, хотя и устарелого образца, но все же обеспеченных боевыми запасами, 15 пулеметов, свыше 100 000 винтовочных патронов и много гранат, берданок и трехлинейных винтовок.

Руководители Грозненского совета рабочих и военных депутатов и городское самоуправление, фактически являвшиеся органами местной власти, удерживали солдат в крепости Ведено из опасений, что вооружение крепости, сданное чеченцам, будет использовано ими против Грозного. Кроме того, наличие русских вооруженных сил в гарнизонных районах Чечни отвлекало от наступательных операций на город значительные силы, задерживая их для осадных и прочих операций в районах гарнизонных расположений.

Подтверждение этому соображению мы находим в "Известиях" Грозненского совета, в статье "Ведено накануне сдачи чеченцам". Вот что писалось в ней по этому поводу: "На экстренном заседании центрального совета рабочих и военных депутатов 20 декабря с тревожным сообщением выступил офицер самарской дружины.

Из окруженной чеченскими полчищами крепости Ведено сюда приехало несколько солдат и офицеров. Они выехали ночью на лошадях. Ехали по ночам 9 дней в Дагестан. Им удалось прорваться в Петровск, откуда они по железной дороге проехали во Владикавказ. Обратились к генералу Половцеву, командующему войсками, с просьбой немедленно двинуть войска на выручку крепости. Половцев как-то странно отнесся к сообщению беглецов из Ведено. Генерал Половцев предложил им сдать крепость и орудия под расписку представителей чеченцев.

Тогда они приехали сюда, в Грозный, и просят идти на выручку крепости. Крепость надо спасать. В ней имеется 19 пушек, 15 пулеметов, 100 000

стр. 129


патронов, масса гранат. Запасов продовольствия только на несколько дней. Если не оказать ей помощи, она падет. Раньше солдаты в Ведено рассчитывали, когда у них кончится запас продовольствия, взорвать крепость, испортить пушки и с пулеметами пробиться в Грозный. Но чеченцы 28 и 30 ноября предложили им сдаться и под охраной ехать в Грозный. Солдаты отказались. Чеченцы заявили гарнизону крепости, что если пушки будут испорчены, то всем солдатам грозит гибель.

Среди воинских частей сейчас идет обсуждение вопроса о командировании на помощь Ведено отряда, чтобы вывезти из крепости имущество. Нужно мобилизовать 1000 подвод, придется производить всеобщую реквизицию. С уходом отряда на выручку крепости охрана города будет ослаблена. Совет должен позаботиться об охране. Если пушки попадут к Чечне, городу грозит гибель".

Какие цели преследовала горская буржуазия, обезоруживая солдат и натравливая чеченские массы на грозненских рабочих - понять было легко: рабочие нефтяных промыслов и нефтяных заводов выходили из-под власти промышленников и, по примеру Баку, накладывали свои руки на капиталистическую собственность. Представители отечественного и английского капитала уже не могли командовать рабочими, опираясь на солдат и даже казаков, ибо и те и другие были "заражены большевизмом". Свободными от этой заразы были в то время горские массы, которых обманывали буржуазия и ее приспешники из интеллигенции. Эти-то темные силы и намеревались использовать нефтепромышленники для покорения грозненской вольницы, поставившей в порядок дня экспроприацию нефтяных заводов и промыслов.

Кроме того, буржуазная верхушка Чечни находилась в связи с мусаватистами Закавказья и агентами турецкого штаба, руководившего операциями Кавказского фронта. И мусаватистам - партии мусульманских националистов, и военным властям Турецкой империи было выгодно развитие и обострение племенной и национальной розни на Северном Кавказе.

Сами чеченцы на заседании Центрального комитета горцев давали весьма туманное объяснение своим действиям под Грозным. Грозненские "Известия" от 21 декабря 1917 г. приводят выдержки из доклада Абдул-Кадырова ЦК горцев во Владикавказе, в котором сообщалось, что "после того, как положение в Грозном определилось, на очередь встала задача обезоружения Воздвиженского и Веденского гарнизонов и вывода одного из них на ст. Гудермес и другого на ст. Грозный.

Выполнение ее, сверх ожидания, оказалось легким, ибо оба гарнизона изъявили согласие сдать оружие, но при условии, если то же проделано уже грозненским гарнизоном.

Как я уже говорил, 111-й пехполк и Самарская дружина сдали все оружие, за исключением разве 200 винтовок, так что на каждые 12 - 15 человек их состава приходится одна винтовка. Это удалось установить статистически: из общего количества, находящегося в Грозном оружия 3400 роздано красной гвардии, около 100 принято нами, остаток - около 200 - остался у них. Требование о разоружении красной гвардии не предъявлялось.

Одной из опасностей, угрожавших Грозному, была возможность входа в него озлобленных, собравшихся на тревогу чеченцев. Эта опасность была после долгих увещеваний предотвращена, причем большую роль в этом сыграли муллы. Но по миновании этой опасности возникла другая: были получены сведения о движении к Грозному бронированного поезда в составе паровоза и двух вагонов. Поезд шел, поправляя разрушенный крушениями стратегический путь. По слухам, в нем находится отряд морской пехоты, стремящийся отомстить за только что происшедшие события.

Навстречу поезду была послана комиссия с предложением немедленно вернуться в Гудермес. Команда это предложение выполнить отказалась. Только новой делегации железнодорожников удалось убедить команду поезда отступить. Но гарантий, что поезд не вернется, нет.

стр. 130


Пулеметная команда вышла из Грозного обезоруженной и сейчас к упражнениям в стрельбе из пулемета приступил существующий в Грозном союз городской молодежи, выделивший с этой целью из себя особый отряд".

Положение осажденных солдат в крепости Ведено служило поводом и русским националистам вести шовинистическую агитацию против горцев и требовать посылки на их [солдат] выручку войск. Предложения о выручке путем посылки вооруженной силы в Ведено обсуждались солдатами Грозного и казаками Сунженской линии. И те и другие выносили решения о походе в Чечню для освобождения осажденных и увода их в Грозный. Однако все эти постановления остались не выполнены: видимо, руководители военными силами Грозного и казаков Сунженской линии поняли, на какой опасный путь становились они, ибо поход в Чечню воинских частей и казачьих полков дал бы повод горской буржуазии и духовенству объявить газават, то есть священную войну неверным, в данном случае казакам, крестьянам и рабочим Грозненских промыслов.

В конце декабря в среде грозненских рабочих и солдат началось заметное полевение и отход от меньшевистской политики колебаний в сторону признания власти Советов и правильности большевистской политики. Влияние большевиков заметно выросло в заводских комитетах, промысловых советах и профессиональных союзах, бывших еще несколько месяцев тому назад в монопольном владении меньшевиков.

Среди чеченского народа также нарастало недовольство националистической политикой горских комитетов буржуазии, обострявшей отношения с русским населением и тем помогавшей только разбойникам, а не желавшему мирных и основанных на уважении к труду взаимоотношений с русским населением района. Мысли об отделении от России не пользовались успехом среди трудового чеченского народа. Часть горских аулов во главе с одним из ближайших к Грозному - Гойтами (Гойты), вошла в связь с Грозненским советом, а некоторые из молодых деятелей Чечни, как тов. А. Шерипов, связались с партийными кругами большевиков, усвоили их политику и повели энергичную агитацию в пользу сближения с большевиками и за установление на Чечне власти трудового народа. Аналогичный процесс разложения "национального единения" происходил и у других народностей: ингушей, осетин, кумыков, кабардинцев и т.д.

Рост недовольства в самой Чечне вынудил и горскую буржуазию искать, хоть для видимости, путей для установления мирных взаимоотношений с городами Владикавказом, Грозным, Петровском. Появились и организовались отдельные группы лиц из чеченской трудовой интеллигенции, стремившиеся положить конец вражде, угрожавшей бедствиями трудовому народу.

Горский комитет попытался взять на себя борьбу с абреками, договорился с Терско-Дагестанским правительством, а также городским самоуправлением Грозного о том, чтобы из города были выведены русские войска - 111-й запасный пехотный полк и Самарская дружина, тогда Горский комитет согласен ввести свой полк и обеспечить охрану города. Грозненские социал-демократы- меньшевики не протестовали против увода войск из города, а на ввод полка дикой дивизии дали свое согласие. Полк в первой половине декабря был введен в город под командой своих офицеров.

Этот вопрос обсуждался на экстренном заседании Грозненской городской думы 10 декабря. Из отчета об этом заседании мы узнаем и некоторые факты, связанные с выводом солдат и вводом чеченского полка в Грозный, при "нейтралитете" социал-демократов-меньшевиков и эсеров городской думы. Вот что изложено в протоколе, опубликованном в "Известиях":

"Городской голова В. О. Потапов выступает с докладом. В начале своей речи мэр города извиняется перед гласными за то, что в пережитые бурные события не удалось созвать городской думы.

Время было бурное, паника царила в управе, и никакой планомерной работы не было. Далее городской голова в хронологическом порядке излага-

стр. 131


ет ход событий, заканчивавшихся изгнанием 111-го полка и 250-й самарской дружины.

Городская дума соблюдала в это время нейтралитет и не вмешивалась в стратегические действия. Городская управа была против кровопролития на улицах города. Но городскую же управу обвиняли в пассивности, одни хотели ее разогнать, другие - вынести ей смертный приговор.

Затем городской голова констатирует тот факт, что с уходом 111-го полка и 250- й самарской дружины и с приходом в город чеченского полка грабить стали "оптом и в розницу". Взволнованные горожане приходили в управу и требовали оружия. Были созваны на заседание представители всех общественных организаций.

Представители чеченского комитета на приглашение не явились. Казачий комитет (на силы которого так надеялись многие буржуазно мыслящие грозненцы) обнаружил свое полнейшее банкротство. "У нас нет сил", - был ответ казаков.

На следующий день приехал Е. Богданов, который хотел повлиять на рабочих и остановить бегство. По инициативе Е. Богданова были созваны вновь на заседание представители общественных организаций.

Представители чеченского комитета опять-таки на заседание не явились, несмотря на просьбы.

На этом заседании выяснилось, что городу действительно угрожает опасность от различных разбойничьих шаек чеченцев-абреков. Была избрана делегация от Думы, которой и поручено было просить 3-й Горско-Моздокский полк прибыть в город для несения охранной службы.

Касаясь далее характеристики грозненских погромов, оратор приходит к заключению, что между еврейскими погромами 1905 года и теперешними нашими есть много аналогичного. Так, например, в некоторых еврейских кварталах попадались как бы оазисы, то есть такие дома, которые совсем не были тронуты погромщиками, эти-то дома принадлежали казакам.

Затрагивая далее вопрос о том, кому принадлежит "пальма первенства" по организации самообороны, городской голова говорит, что "пальма первенства" не принадлежит домовладельцам, союз техников давно уже занимался детальным рассмотрением и обсуждением плана самообороны. Но так или иначе была избрана комиссия по самообороне.

На первое же заседание этой комиссии явилось так много посторонних граждан, что вместо делового собрания был митинг. Правда, со стороны было много деловых практических предложений.

На этом митинге была избрана комиссия из 20 лиц, которая выработала, во- первых, план народной охраны и, во-вторых, выделила из своей среды редакционную комиссию.

К этому же времени приурочивается "воскресение из мертвых" гражданского комитета. Созвано было экстренное заседание гражданского комитета, на этом заседании чувствовалась какая-то растерянность, отсутствие какой-либо определенной мысли, и творчество гражданского комитета было весьма поверхностно. Но все-таки члены гражданского комитета старались всячески лягнуть городское самоуправление, говоря, что оно молчит и ничего не предпринимает.

Городской голова отмечает, далее, один характерный штрих, из которого можно заключать, как наши промышленники-капиталисты, ратуя всегда за свободу слова, зажимают рот тем, чья речь им не по нутру.

Когда т. Бессмертный в гражданском комитете сказал по адресу представителей капитала: "до тех пор, пока не будет реальной силы, всякие гражданские комитеты ничто", то взрыв негодования на стульях нефтяников, крупных домовладельцев и купцов не поддается описанию.

Переходя затем к дальнейшему изложению событий, городской голова подробно останавливается на следующем заявлении чеченцев: "Мы снимаем с себя всякую ответственность, ибо справиться со своими массами не можем".

стр. 132


Ввиду угрожающего положения чеченец Токаев заявил, что он сможет выдворить из города "порочный элемент". Для этой цели только надо отряд из 150 человек (30 казаков и 120 чеченцев). Гонорар всаднику определяется 300 рублей, а пешему 150 рублей. Так как организация такого отряда потребует больших затрат, а городская касса пуста, то со стороны управы было заявлено, что городское самоуправление расходы эти на себя взять не может. Но пришла на помощь в этом случае особая финансовая комиссия, которая и изыщет средства. На этом работы комиссии по обороне были закончены.

Отряд Токаева работает уже три дня, и пока довольно успешно; спокойствие же в городе понемногу восстанавливается.

В субботу 9 декабря состоялось заседание Чеченского комитета; на заседание были приглашены и представители от города. Горожане требовали от чеченского комитета оружие.

Когда же на заседании комитета был поднят вопрос о вооружении горожан, то поднялся шум. Много говорили, и спорили, и... наконец, решили выдать только 150 берданок.

Касаясь теперешнего состояния народной милиции, В. Потапов предлагает увеличить численный состав ее. Управой, например, был самочинно послан казачий офицер в станицы, которому поручено скомплектовать отряд всадников-казаков численностью до 50 человек.

Вместе с тем городской голова предлагает также учредить пост комиссара общественной безопасности, ибо, если Соловьев будет именоваться начальником милиции или комиссаром, то совет присяжных поверенных отзовет его.

В заключение оратор доводит до сведения думы, что управой послан гласный Косолапов (вместе с представителями от казачьего комитета и железнодорожников) на Екатерининскую дорогу для того, чтобы хлопотать о скорейшем прибытии двух полков в Грозный, которые задержаны в царстве Каледина.

Член управы Марченко: Я после удачных событий был в поездке и должен констатировать, что славушка о нашем крае плоха. Тифлис питается одними галетами, и царь-голод охватил Закавказье. Фронт - голодный фронт - безалаберно двигается в тыл. За фронтом, как шакалы, движется народонаселение. Все надеются, что Северный Кавказ приютит. Оратор предлагает озаботиться устройством питательных пунктов, обращается к интеллигенции и просит ее сбросить пассивность. В заключение Марченко призывает всех приготовиться к новому бедствию: принятию беженцев Кавказской армии.

Гласный Лисициан загробным голосом пытается критиковать действия управы. По его мнению, все спали 9 месяцев и чего-то ждали; а вот проснулись и организовали самооборону. Сделав затем несколько практических предложений, гласный Лисициан с критики действий управы перешел на критику действий совета рабочих и военных депутатов.

Разбирая каждого работника совета по косточкам, он в конце концов обрушивается всецело на тех, кто в минуту общей растерянности уехал из города.

Не по нутру пришлась Лисициану и всеобщая забастовка, объявленная грозненским пролетариатом. Долго и долго говорил и "критиковал", пока не был остановлен председателем Е. Богдановым. В конце концов Лисициан заявил, что все-таки управа занималась разрешением стратегических задач.

В. Потапов находит, что последнее заявление Лисициана не выдерживает никакой критики. Управа в последних событиях способствовала только мирному улаживанию создавшегося конфликта.

Ко мне же, продолжает городской голова, приходили и говорили: "Сдайся на милость победителю", но на такую авантюру управа не пошла. Далее городской голова, касаясь бегства из города руководителей демократии, говорит: "Разве вся станица была забита только демократией?".

Гласный Лисициан просит городского голову назвать фамилии тех лиц, которые предлагали сдаться на милость победителей. В. О. Потапов отвечает: "Гласные Сангурский, Гулиан и Лисициан предлагали сдаться казакам, и такая точка зрения вполне понятна".

стр. 133


Гласный Сангурский выступает с целью "восстановить истину". Оратор, волнуясь, подробно останавливается на заседании представителей 111 -го полка и казачьего комитета. Говорит о том, что 111-й полк долго не соглашался уйти из города, ибо это несовместимо с воинской честью, кроме того, граждане молили солдат не покидать город. Далее гласный знакомит думу с тем спором, который произошел между ним и Гредягиным. Последний утверждал, что городское самоуправление просило 111-й полк остаться в городе. Казаки отказались охранять город; тогда я, продолжает Сангурский, вместе с Лисицианом и Гулианом явился к городскому голове в кабинет и нарисовал истинное положение вещей. Речь только шла о том, какую позицию должно было занять городское самоуправление, - заканчивает свою речь гласный Сангурский.

Председатель Е. Богданов резюмирует речь В. Потапова и сводит ее к следующим пунктам. Дума должна санкционировать: 1) учреждение отряда Токаева, 2) утвердить должность комиссара общественной безопасности и 3) одобрить пополнение милиции.

Разбирая каждое это мероприятие в отдельности, Е. Богданов приходит к заключению, что гласные вряд ли что-нибудь будут иметь против учреждения отряда Токаева, но... платить этому отряду гласные едва ли согласятся. Логически рассуждая далее, Богданов приходит к выводу, что священная обязанность чеченцев выдворить "порочный элемент" из города. Касаясь третьего мероприятия, председательствующий находит, что оно малосостоятельно. Стража в 60 казаков не обеспечит "мирное житие" грозненцев, а только явится лишней "финансовой обузой" для истощенной городской кассы.

Попутно Е. Богданов дает и свое практическое предложение: "Задача городского самоуправления должна быть направлена к тому, чтобы в город прибыли в возможно кратчайший срок воинские части"".

Отношение полка к жителям города было двоякое: чеченские офицеры и их приближенные разместились на постой у домовладельцев, промышленников, купцов и тем самым взяли их под свою защиту. Казачьи дома в городе чеченцы также не трогали, но остальным жителям не давали покоя: их грабили организованно, и днем и ночью.

Между абреками, осаждавшими или налетавшими на город, и Чеченским полком дикой дивизии все же было некоторое различие: абреки грабили сплошь, а солдаты Чеченского полка делали это по выбору, принимали откуп и в таком случае "защищали" своих данников от "неорганизованных" поборов.

Но полку долго стоять не пришлось: пьяные чеченцы подрались с пьяными казаками, и сам город едва не стал ареной взаимной вооруженной драки. Казачья станица потребовала от городского самоуправления удаления из города Чеченского полка. Ее поддержали другие станицы и Грозненский совет. Полк вынужден был покинуть город. Вместе с полком покинули город и чеченцы - жители Грозного.

Уход полка из города лишал некоторых жителей удобств и дохода: домовладельцы, торговцы, промышленники и темные люди имели от чеченцев некоторый доход и охрану собственности, а поэтому открыто выражали свое недовольство. Темные и уголовные элементы воспользовались уходом из города чеченцев и подвергли разграблению и погрому их жилища и имущество.

Вот как описывал эти события "Тунгус" в грозненских "Известиях": "16 декабря по требованию представителей казачьих полков был выведен из города отряд дикой дивизии. Вывод чеченского отряда вызвал возмущение несознательных слоев населения. Толпы женщин-солдаток и праздношатающегося люда, вчера еще прятавшиеся от страха перед дикой дивизией в подполье и бежавшие прятаться в станицы, негодовали, что чеченцы вышли из города, и требовали самосуда над виновниками вывода войск. Контрреволюционные элементы бросили в разъяренную толпу обвинение, что во всем-де виновата управа и городской голова. В толпе, подступавшей к управе с угрозами и воплями, были яро ненавидящие новую думу, свободу и революцию.

стр. 134


Шайка господ, кормившаяся прежде вокруг городского самоуправления, разворовавшая городское хозяйство, дружившая и пресмыкавшаяся прежде перед полицейскими и жандармами, ждет случая, чтобы разгромить народную думу, избранную рабочими и крестьянами.

И эта шайка теперь натравливает народ на думу бедноты. Раздавив орган народный, они надеются снова хозяйничать в самоуправлении. Нет той лжи и клеветы, той гнусности, которую бы они не распускали про думу народную. Было больно и страшно видеть, как темные люди превратились в слепое орудие реакционеров.

Товарищи рабочие, казаки и все граждане, не поддавайтесь провокации. Объясняйте темным и несознательным, что управа и голова никогда не распоряжались ни одной частью. Дикая дивизия вошла в город, не спросив позволения у управы, и нелепо думать, что управа могла задержать дивизию, от которой ушел полк.

Но чем вздорней и нелепей клевета, тем сильней верит ей бессознательная толпа. Она неистовствовала и по призыву готова была броситься на идейных борцов за право и справедливость, за интересы трудовых масс. Полные гнева и ненависти, темные люди ищут, на ком бы сорвать злость. Алчут мести, жаждут крови, слепцы. Руководимые инстинктом, подстрекаемые сознательными и бессознательными провокаторами, массы начали громить брошенные чеченцами дома и имения. Громили, разоряли, растаскивали покинутое имущество мужчины, женщины и дети.

Вчера еще они переживали сами ужас погромов абреков. Сегодня сами творят дело абреков. Тащат домой всякую дрянь, копеечные вещи, позорят граждан и навлекают на себя и на весь город, быть может, новые страшные испытания.

Погром это тот же пожар. Загорится в одном месте - пламя моментально охватывает соседний дом, и море огня уничтожает все. И эти единичные пока погромы могут вылиться в стихийное явление, пожирающее все на своем пути. Когда громилы войдут во вкус, они не разбираются, где чеченский, а где русский дом. Как саранча тогда толпа уничтожает все подряд. Словно сумасшествие охватывает массы, и нет в то время ничего отвратительней и ужасней ее.

Устраивая погромы, народ всегда громил самого себя.

Рабочие и вся демократия должны помнить, что все народные движения, переходившие в погромы, всегда затапливались потоками народной крови.

Рабочий класс и демократия должны знать, что все погромы черной сотней, жандармами направлялись против лучших борцов за свободу народную и народных организаций.

Грозный урок прошлого: дни погромов 1905 г., заканчивавшихся расстрелами, виселицами, были смертельными днями для революции. Погромы убили революцию. Похоронили свободу и отдали народ во власть палачей, заливших Россию кровью и слезами.

Спруты реакции, ненавидящие революцию и народ, пытаются повторить историю 1906 г. и погромами задушить революцию. Зловещая волна погромов уже катится по всей стране.

Берегитесь, товарищи и истинные граждане, чтобы у нас не повторилась кровавая история 1905 года!

Рабочий класс при проигрыше революции будет раздавлен на десятки лет. В случае победы погромщиков пролетариату грозит духовная, политическая, экономическая смерть.

Революционная демократия должна напрячь все свои силы и прекратить кошмарный погром. Слепые люди, растаскивающие тряпье и разную рухлядь, должны понять, что они в ослеплении громят революцию.

Погромщики убивают свободу. Они роют могилу себе и лучшему будущему, завоеванному народом. Они, трепетавшие несколько дней назад перед чеченской нагайкой, должны помнить, что тысячи разоренных жителей слободы Воздвиженской: женщины, дети, мужчины и старики - находятся в плену у чеченцев. И воздвиженцы умоляют Грозный не раздражать диких

стр. 135


орд. Иначе тысячи русских пленников могут пасть жертвой мести. За разгромы чеченских домов, за убийства случайных чеченцев чеченцы могут ответить нам избиением пленников. Растаскивающие копеечные веши должны помнить, что их работа может убить крестьян, плененных чеченцами.

Так говорит населению городская дума, народная дума.

В толпе погромщиков видели заведомых черносотенцев. Бывшие городовые и даже охранники-провокаторы, недавно выпушенные из тюрьмы, науськивали толпу на разгромы.

Хулиганы, проходимцы и контрреволюционеры, пытающиеся использовать народные волнении в своих целях, должны знать, что у демократии всегда найдутся силы и средства не только дать отпор провокаторам и врагам народа, но и уничтожить их".

Из этой путаной декламации, смешивающей "народ" и контрреволюционный воровской сброд в одну кучу, все же видно, что погромное движение было спровоцировано заинтересованными буржуазными элементами Грозного. Грозненские меньшевики, имевшие в своих руках власть, даже после этого погрома оставили в покое основных виновников - капиталистическую свору.

Погромное движение в г. Грозном обсуждалось и на экстренном заседании городской думы 19 декабря. Что делал в эти дни совет, видно лишь из призыва к рабочим председателя Е. Богданова, а деятельность Грозненского совета была в основном деятельностью самих рабочих. Вот что говорится в отчете об этом заседании:

"Созванная на экстренное заседание народная дума в связи с погромным движением в городе оказалась на высоте своего положения.

Сказано народной думой было мало, но сделано было много - вот кратко выраженное впечатление от заседания 19 декабря. Результаты дружной и деловой работы социалистической думы сразу сказались: почти в продолжение двух часов был вынесен ряд постановлений, которые, вероятно, в корне уничтожат погромное движение в городе.

Заседание открывается т. Е. Богдановым, который и оглашает повестку дня: 1) ликвидация погромов, 2) мясной вопрос, 3) реорганизация самообороны и 4) переучет векселей. Начальник общественной безопасности И. Соловьев рисует яркую картину погромного движения в Грозном После того, как чеченцы выехали из города, жители окраин ринулись громить покинутые дома.

Выносился из домов даже жалкий оставшийся скарб чеченцев. Милиция с этим движением бороться не в силах, ибо располагает только 40 милиционерами. Все надежды надо только возложить на прибывшие воинские части.

Член управы Акулов исходит в своей речи из того, что масса вообще враждебно настроена по отношению к чеченцам в связи с разгромом промыслов и слободы Воздвиженки.

По мнению оратора, необходимо: 1) посылать на улицы конные разъезды и 2) самоохрана должна действовать не только ночью, но и днем.

Гласный Голяков: Я, житель слободы Воздвиженки, прошу принять все меры к ликвидации погромов, ибо если узнают об этом чеченцы, то наши жены и дети погибнут в Воздвиженке.

Гласный Керсаевский предполагает, что некоторые лица, озлобленные разгромом промыслов чеченцами, ищут, где бы вылить свой гнев. Этим пользуются те, которые заинтересованы в погромах. Долг же городского самоуправления удержать население на высоте сознания. Погромы, начавшиеся на окраинах, могут перекинуться и в центр. Разнузданность страстей толпы приведет к разгрому города. Перед ужасными бедствиями стоит городское самоуправление, всем ясно, что чья-то опытная рука руководит всем этим погромным движением. Темных туч и так много кругом города, кому-то надо, чтобы эти темные тучи были и в городе.

Гласный Гредягин дополняет картину погромного движения, нарисованную Соловьевым. Услышали мы про погромы, говорит гласный, и двинулись из совета рабочих и военных депутатов на слободку; видели мы, как разъяренные толпы девушек и женщин рвались громить.

стр. 136


Член управы Полюхов предлагает думе: 1) выпустить воззвание к населению и заклеймить и осудить погромное движение, 2) принять немедленные меры к ликвидации погромов и 3) участковым начальникам по охране обсудить меры к предотвращению погромов.

"В семье не без урода, - так начинает свою речь начальник гарнизона полковник Дереглазов и далее продолжает: - Начальником общественной безопасности сказано, что в погромах принимают участие и казаки 3-го Горско-Моздокского полка, но жаль, что начальник охраны не назвал места и времени, где это происходило. Мало этого, трафарет на погонах "3-й Г. -М." носят казаки и других полков. В 3-м же Горско-Моздокском полку ведутся каждый день беседы на темы о поведении казаков на улицах". Касаясь далее охраны города, полковник заявляет: "Я все меры приму против преступного элемента и объявлю беспощадную войну абрекам". (Шумные аплодисменты гласных и горожан заглушают последние слова полковника Дереглазова.) Дереглазов продолжает: "Я призываю всех горожан соединиться с нами, казаками, и уничтожить преступный элемент". (Снова шумные аплодисменты.)

В то же самое время полковник Дереглазов предостерегает граждан, чтобы они не преувеличивали своих сил. "Силы казаков невелики, и в нужный момент больше 1000 шашек не дадут. Чересчур не храбритесь и месть выбросьте из головы", - заканчивает свою речь полковник Дереглазов.

Председатель Е. Богданов с большим подъемом произносит горячую речь, обращенную к рабочим: "Товарищи рабочие! Никто так не пострадает после ликвидации революции, как вы. Весь гнев выльется на вас. Вы, товарищи рабочие, должны помочь ликвидировать погромы. Работа грозненских провокаторов, бывших городовых и выпущенных на свободу охранников, достигла апогея. С этим придется бороться демократической думе, и если наша дума не победит, то она очутится в тупике. Без вашей поддержки, товарищи рабочие, дума, одинокая дума, не выдержит борьбы. И если вообще демократия не справится с погромным движением в России, то страна захлебнется в море крови и наступят темные, беспросветные дни реакции. Я призываю вас, товарищи рабочие, к охране города и порядка. Вы когда-то создавали боевые дружины и не раз спасали город от банд абреков; надеюсь, и теперь то же самое сделаете. Долг всех голосовавших при выборах в думу за N 3 поддержать в настоящий момент наше городское самоуправление. Ведь и революция 1905 г. захлебнулась в погромах. Поэтому все силы надо направить к тому, чтобы пресечь в корне погромное движение"".

Прибывшие с фронта казаки Терского войска отказывались быть на поводу атаманской шайки, заседавшей во Владикавказе с контрреволюционным Терско-Дагестанским правительством, и повели в станицах агитацию за признание Советской власти и осуществление ее в своем крае и в своих станицах. Эта агитация фронтовиков встретила живейший отклик и поддержку среди иногородних жителей станиц и крестьянских поселений Кизлярского района.

Рабочие, крестьяне и трудовые казаки и горцы Терека вскоре поняли, кому выгодна та кровавая национальная борьба, и через голову своих правителей и различных буржуазных комитетчиков начали протягивать друг другу руки и заключать местные мирные договоры. От Терско-Дагестанского правительства и карауловского казачьего круга отворачивались и горцы и казаки. Наконец, один из главарей и провокаторов национальной розни - атаман Караулов нашел свой конец: был убит 13 декабря 1917 г. на ст. Прохладная солдатами и беженцами из г. Грозного, пережившими все ужасы его политики.

Вот что сообщал об этом происшествии председатель Владикавказского совета рабочих и солдатских депутатов М. Д. Орахелашвили представителю армейского съезда Колпинскому в Тифлис по прямому проводу 16 декабря.

Из Тифлиса Колпинский просит: "Будьте добры сообщить последние события в Терской области.

Орахелашвили: Позавчера на ст. Прохладная совершено кошмарное убийство М. А. Караулова, его брата и хорунжего Белоусова толпой солдат и бе-

стр. 137


женцев из Грозного, что, помимо ужаса самой расправы, вносит страшную дезорганизацию в и без того запутанное положение области. Совет выразил свой протест против дикого самосуда. Грозный стоит, оттуда нет вывоза жидкого топлива; положение грозненцев отчаянное. Остатки 111-го полка в ст. Воздвиженской обезоружены и выдворены. Вчера здесь захвачена 44-я батарея, перешедшая [к] туземной дивизии. Предположено расформировать Самарскую дружину. Распущена Виленская конвойная команда. Еще раньше расформированы две пулеметные команды. Совет послал комиссаров в Государственный банк, который Терско-Дагестанское правительство объявило подчиненным себе. Печатают боны.

Колпинский: Сообщите отношение войскового правительства к солдатам Уфимской дружины. Правда ли постановление о расстреле? Возможно ли полномочной комиссии Краевого съезда армии проехать во Владикавказ по Военно-Грузинской дороге?

Орахелашвили: Отношение войскового правительства к Уфимской дружине мне точно не известно, а доверяться слухам не могу. Прибывший на ст. Прохладная из Владикавказа сводный отряд обстрелял из пулемета состав, в котором предполагались солдаты, но их не оказалось. На станции убиты два солдата и одна женщина. Других эксцессов не было. Проезд по Военно-Грузинской дороге, насколько мне известно, свободный. Когда открывается съезд советов?

Колпинский: 17 декабря, если не произойдет задержка. Оставайтесь во Владикавказе, ожидая приезда полномочной комиссии Краевого съезда".

На место убитого атамана Караулова Терско-Дагестанское правительство назначило генерала Половцева "главнокомандующим всеми войсками края".

Переговоры М. Д. Орахелашвили и Колпинского разоблачали двойную игру социал-демократов-меньшевиков и эсеров, которые, сидя в Грозном, "не признавали" контрреволюционное Терско-Дагестанское правительство, а меньшевики Владикавказа и Грузии его поддерживали и с ним сотрудничали. Эту двойственную политику социал-соглашателей скоро поняли и грозненские рабочие, а поняв ее и пережив все бедствия, связанные с ней, стали отворачиваться от меньшевиков и социал-революционеров и поддерживать большевиков.

Этот процесс осознания ошибочности политики соглашателей был снова нарушен националистической волной, вызванной нападением чеченского отряда на станичное правление ст. Грозной 29 декабря, повлекшим жертвы. Чеченцы были спровоцированы на выступление буржуазными элементами и действовали под флагом мести казакам за требование вывода из города чеченских войск.

Первую крупную победу одержали социал-демократы-большевики 21 января 1918 г. на совместном заседании заводских комитетов, профессиональных союзов и советов рабочих депутатов. На этом собрании президиум состоял из социал-демократов-большевиков и левого социалиста-революционера председателя П. Альтона, товарища председателя М. Ворожева и секретаря Н. Зайцева. В порядке дня были поставлены три вопроса: 1) о переговорах с нефтепромышленниками, 2) о переговорах с чеченцами, 3) о признании власти Совета народных комиссаров.

Из краткого отчета о заседании и прений по первому пункту видно, что дело касалось предъявленных рабочими требований о выдаче заработной платы тем группам из них, которые лишились работы не по своей вине, а также [требования] обеспечить возможность работы всем заводам и промыслам.

Рабочие высказывались за отобрание предприятий и промыслов у нефтепромышленников, если они не сумеют обеспечить их работу. Рабочий Шумик заявил: "Если гг. нефтепромышленники не удовлетворят наши справедливые требования, то пусть управляющие и директора уходят, а мы сами пустим в ход грозненскую промышленность".

Это заявление т. Шумика поддержал председатель собрания и предлагал рабочим взять промыслы в свои руки.

стр. 138


Далее отчет обрывается следующими предложениями: "Т. Пиллер настаивает на том, чтобы комиссия требовала от нефтепромышленников: 1) уплаты жалования всем рабочим и 2) нерасчета рабочих. Вместе с этим Пиллер считает нужным позаботиться скорее о восстановлении железнодорожного сообщения, ибо взоры всех революционеров на Северном Кавказе обращены теперь на Грозный, где также контрреволюционеры "работают". В заключение оратор призывает всех рабочих теснее сплотиться для борьбы с контрреволюцией и для защиты революции.

После некоторого еще обмена мнений по этому вопросу собрание выносит пожелание, чтобы политические партии и рабочие организации снова принялись за работу с тем энтузиазмом, каков был в первые дни революции".

Докладчиком по второму вопросу - о переговорах с чеченцами - был И. Альтон, но "Известия" не привели из его доклада ни одного слова, упомянув лишь о том, что он нарисовал в хронологическом порядке картину переговоров.

По вопросу о признании власти Совета народных комиссаров, избранных II Всероссийским съездом советов в Петрограде в октябре 1917 г., докладчиком выступал т. Гикало. Вот как изображены доклад и обсуждение его на этом заседании меньшевистским хроникером "Известий":

"Докладчик по этому вопросу Гикало, указывая на контрреволюционную "работу" верхов казачества, в результате которой было разъединение трудовых масс, говорит, что промышленники бросили вызов рабочим. Грозненские рабочие давно уже подвергались разбоям, убийствам и грабежам со стороны чеченцев; все время лилась кровь рабочих, все возмущались, протестовали и 24 ноября дикие толпы Чечни, натравливаемые на рабочих, ворвались на промыслы и разгромили их. В заключение докладчик призывает всех признать советскую власть, и тогда, по его мнению, положение рабочего улучшится.

Тов. М. Ворожев находит, что революция уже в котле смерти и задача всех рабочих помочь народной власти в борьбе с контрреволюцией, и если пролетариат останется побежденном в этой борьбе, то тогда будет гибель революции.

Т. Семеряков возмущается тем, что против большевиков ведется травля, буржуазия кричит: "большевики работают на германские деньги", "большевики враги народа", но большевистская власть стремится к миру, большевистская власть дала землю крестьянам. Касаясь приказа прапорщика Крыленко об объявлении Германии священной войны, оратор говорит, что эта война объявляется не германскому народу, а всей буржуазии.

Тов. И. Альтон предполагает, что Крыленко не обдумал свой приказ об объявлении священной войны и что "германский народ не пойдет на революцию".

Т. Пиллер, отвечая Альтону, говорит, что, вероятно, приказ Крыленко обсуждался всеми представителями демократии и уж после этого был опубликован.

Тов. А. Анисимов заявляет, что прежде чем говорить о признании советской власти, надо обсудить этот вопрос по фракциям. Лично я власти Совета народных комиссаров не признаю. Я признаю власть Всенародного Учредительного собрания. (В зале поднимается шум, кто-то из присутствующих кричит: "Долой! Долой!") Т. Ворожеву удается успокоить собрание, и А. Анисимов продолжает свою речь: Очень жаль, что вы за 10 месяцев революции не научились уважать убеждения тех лиц, которые не согласны с вами. Я боролся за народ во времена царизма, и на моем знамени были лозунги: "Долой самодержавие!", "Да здравствует Учредительное собрание!"

Т. Сороко предлагает вопрос о признании советской власти решить самим же рабочим на фабриках, заводах и промыслах, а настоящее собрание, по мнению оратора, не правомочно решать столь важный вопрос, ибо надо прислушаться к истинному голосу народа.

Т. Альтон говорит, что если созванное Учредительное собрание не выражает воли всего народа, то его "надо разогнать", а власть Совета народных

стр. 139


комиссаров "надо признать, пока не соберется новое Учредительное собрание, выражающее волю народа".

Затем фракция большевиков оглашает следующую резолюцию: "Соединенное собрание Совета рабочих и военных депутатов, заводских комитетов и представителей профессиональных союзов, выслушав ораторов, постановило: В лице истинных борцов революции Ленина и Троцкого горячо приветствовать и признать власть Совета народных комиссаров. Собрание заявляет, что установившаяся советская власть - единственный выход из создавшегося положения.

Приветствовать в лице прапорщика Крыленко революционную армию, которая стойко борется против контрреволюции. Только советская власть ведет к светлому будущему - социализму"".

Резолюция фракции социал-демократов-большевиков принимается 54 голосами против голосов единиц. Противников голосовало так мало, что хроникер число их совсем не привел.

По инициативе социал-демократов-большевиков Пятигорска и Владикавказа на 25 января 1918 г. созывался съезд всех народов Терского края в Моздоке. На этом съезде предполагалось разрешить все волновавшие жизнь трудового населения Терской области вопросы: 1) о мире между народностями, 2) о власти, 3) о земле.

Съезд трудящихся был неприемлем для контрреволюционеров, и они пытались различными способами помешать его созыву или сделать его неправомочным. В целях помехи объединению трудящихся, верхушка казаков и горской буржуазии решила действовать: казачий есаул Медяник, замещавший Караулова на посту атамана Терских казаков, назначил на то же время областной съезд казаков в станице Мариинской Пятигорского отдела.

Горские князьки и богатеи затеяли "свои" съезды и, кроме того, усилили разбойные нападения по железнодорожной линии Владикавказ-Беслан и на Сунженской линии.

Трудящиеся быстро раскусили эту контрреволюционную механику и выступили с публичным разоблачением ее значения. Инициатива выступления принадлежала грозненским организованным рабочим, устроившим вечером 21 января соединенное собрание Совета рабочих депутатов, заводских комитетов с участием многих сотен граждан города. На этом собрании была принята следующая резолюция:

"Обсудив вопрос о созыве контрреволюционером Медяником в ст. Мариинской областного съезда казаков, собрание считает нужным заявить во всеуслышание трудового казачества: 1) с первых дней революции войсковое правительство в лице Караулова, Медяника, Орлушина и др. браталось с Терско-Дагестанским правительством, вооружило чеченцев и ингушей, натравливало трудовые массы друг на друга, казаков на рабочих, чеченцев на солдат и пр. 2) Работая в тесном союзе с Терско-Дагестанским правительством, Юго-Восточным союзом и буржуазией - все время разъединяя трудящиеся массы, войсковое правительство являлось не выразителем воли трудового казачества, а верхов, то есть врагов трудового казачества, крестьян и рабочих. 3) Благодаря этой контрреволюционной политике войскового правительства и Терско- Дагестанского правительства Терский край объят пламенем гражданской войны. Сожжено много станиц, промыслов и сел. 4) Трудовое казачество, поддавшееся в первое время обману контрреволюционеров, горьким опытом, своей кровью поняло, к чему ведут руководители войскового правительства, и убедилось, что только в тесном объединении трудового казачества, крестьян и рабочих залог лучшего будущего. 5) Поняв это, казачество отвернулось от своих врагов - войскового правительства и создало в Грозном и Кизлярском отделе единую власть народа - военно-революционный совет. 6) Но карауловцы не теряют надежду, они в последних предсмертных судорогах хватают еще власть и хотят спасти свое положение. 7) Созываемый Медяником съезд есть попытка контрреволюционеров разбить создавшееся объединение трудового казачества, крестьян и рабочих и вызвать раскол. 8) Собра-

стр. 140


ние уверено, что трудовое казачество на эту удочку не пойдет и на приглашение Медяника скажет: руки прочь! долой обман! долой врагов народа!"

Чеченская буржуазия созывала на то же число свой Национальный съезд, ингушская - свой, в явных целях не допустить сближения этих народов с другими, ибо это сближение повлекло бы отход горских масс от правящей их делами буржуазной верхушки.

На том же собрании была оглашена резолюция Грозненского окружного военно-революционного совета, который заявлял:

"Ознакомившись с повесткой и[сполняющего] д[олжность] войскового атамана Терского казачьего войска Медяника о созыве им в станице Мариинской (Пятигорского отдела) съезда по инициативе "остатков" войскового Терского округа и членов войскового правительства на 25 января сего 1918 г., в день созыва съезда трудовых народов Терской области в г. Моздоке, [Военно- революционный совет] постановил протестовать против такого созыва, усматривая в действиях Медяника и остатков войскового правительства желание срыва моздокского съезда.

Военно-революционный совет просит все станицы Кизлярского, Сунженского, Пятигорского и Моздокского отделов не посылать своих представителей на созываемый Медяником съезд, а послать всех своих представителей на Моздокский съезд трудового казачества, крестьян, рабочих и солдат, где единственно можно разрешить все наболевшие вопросы и создать истинную власть трудовых народов, объединяющую все трудовые элементы и могущую разрешить все насущные вопросы.

Созывая войсковой круг одновременно со съездом всех трудящихся народностей области, гг. Медяники стремятся вновь внести рознь в наши ряды, снова отделить казаков от солдат и иногородних и разрушить завоеванное ценой крови наше объединение".

Эти голоса протеста не были одиноки: станицы присоединились к нему и слали свои протесты против вносимого атаманами раскола в трудовую среду казачества.

(Продолжение следует)

Примечания

1. См. В[оенно-]И[сторический] А[рхив], дело арх. N 1765.

2. В г. Грозном.

3. См. дело ВИА N 1238.

4. Вероятно, по 24 сентября, так как съезд открылся 25 сентября.

5. Тунгус (подпись под цитированной статьей. - Ред.).


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/За-хлебом-и-нефтью

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Г. Шляпников, За хлебом и нефтью // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 26.03.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/За-хлебом-и-нефтью (date of access: 14.06.2021).

Publication author(s) - А. Г. Шляпников:

А. Г. Шляпников → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
59 views rating
26.03.2021 (80 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
Catalog: Философия 
3 hours ago · From Беларусь Анлайн
В. П. Зимонин. ПОСЛЕДНИЙ ОЧАГ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
Catalog: История 
3 hours ago · From Беларусь Анлайн
В. А. Всеволодов. "СРОК ХРАНЕНИЯ - ПОСТОЯННО!". КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЛАГЕРЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ УПВИ НКВД-МВД СССР N 27
Catalog: История 
3 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ ДОСТУПА В АРХИВЫ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
Catalog: История 
3 hours ago · From Беларусь Анлайн
КОНСТИТУЦИОННЫЕ МОНАРХИСТЫ - ЭМИГРАНТЫ ВРЕМЕН ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII века
Catalog: История 
3 hours ago · From Беларусь Анлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
В 1803 году Томас Юнг направил пучок света на непрозрачную ширму с двумя прорезями. Вместо ожидаемых двух полосок света на проекционном экране он увидел несколько полос, как если бы произошла интерференция двух волн света из каждой прорези. За два века было поставлено множество экспериментов, которые показали, что не только свет, но любая одиночная элементарная частица и даже некоторые молекулы ведут себя как волна, проходя через обе щели одновременно.
Catalog: Физика 
ОБСУЖДЕНИЕ ЖУРНАЛА "НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ" В ЕЛЕЦКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ им. И. А. БУНИНА
3 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА НОВОГО ВРЕМЕНИ
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕРРОР: СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ НЕИЗБЕЖНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕВОЛЮЦИЙ? ИЗ УРОКОВ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVIII В.
3 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
За хлебом и нефтью
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones