BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-146
Автор(ы) публикации: С. А. ПЛЕТНЕВА

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

На рубеже II и I тыс. до н. э. в степях появились первые кочевники. К середине I тыс. до н. э. кочевое скотоводство полностью заменило пастушество. Степи и отчасти лесостепи Европы и Азии почти на 3 тыс. лет стали колыбелью кочевничества1 .

Кочевничество в настоящее время определяется этнографами как такой тип экономики, при котором основным производящим хозяйством является экстенсивное скотоводство с круглогодичным выпасом скота и участием в кочевании вместе со стадами большей, или даже подавляющей, части населения. Такое толкование этого термина верно при характеристике экономики, однако кочевничество - это не только своеобразная экономика, но и особые, свойственные только для него образ жизни, материальная и духовная культура, религиозные представления, общественный строй и политическая история.

Рассматривая отдельные проявления кочевничества или же исследуя их комплексно, мы сталкиваемся с общими для любого кочевого сообщества закономерностями, которые позволяют нам объединять и сравнивать самые различные народы и этносы, кочевавшие в степях в разные хронологические периоды. Наиболее серьезные шаги по систематизации и обобщению разнообразных проявлений кочевничества сделаны этнографами, обладающими достоверным и легко проверяемым, а значит, поддающимся изучению и классификации материалом.

Крупные работы, посвященные исследованию социально-экономических отношений кочевников, начали появляться в советской печати уже в середине 30-х годов2 . Вновь интерес к этой тематике вспыхнул спустя почти 20 лет в связи с дискуссией о сущности "кочевого феодализма". На дискуссии выступил С. Е. Толыбеков, отвергавший в своих работах факт существования феодальной собственности на землю у кочевников и предложивший определять их общественные отношения как "патриархально-феодальные". Эта концепция неоднократно подвергалась критике3 , и нет надобности возвращаться к ней. Для темы данной статьи более важным является то, что именно С. Е. Толыбеков в 1959 г. первый четко выделил три формы кочевого хозяйства: полно-


1 Грязнов М. П. Этапы развития хозяйства скотоводческих племен Казахстана и Южной Сибири в эпоху бронзы. - Краткие сообщения Института этнографии АН СССР, 1957, N 26; Руденко С. И. К вопросу о формах скотоводческого хозяйствам о кочевниках. - Материалы по этнографии, вып. 1. Географическое общество СССР. Отделение этнографии. Л. 1961, с. 10.

2 Некоторые из этих работ не устарели и по сей день. Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. Л. 1934; Толстов С. П. Генезис феодализма в кочевых скотоводческих обществах. - Известия ГАИМК, М. - Л., 1934, вып. 103; Бернштам А. Н. Проблема распада родовых отношений у кочевников. - Советская этнография (СЭ), 1934. N 6, и др.

3 См., напр. Васильченко И. Еще раз об особенностях феодализма у кочевых народов. - Вопросы истории, 1974, N 4.

стр. 50


стью кочевое с отсутствием земледелия и оседлости; полукочевое с постоянными зимниками и частичным заготовлением кормов; полукочевое с параллельным развитием земледелия и оседлости4 . Каждой форме кочевания соответствуют, согласно концепции С. Е. Толыбекова, определенные общественные отношения: первой и второй - аильно-общинные, третьей - классовые. Эта концепция была развита в 1961 г. С. И. Руденко, который показал стадиальность различных форм кочевания - эволюционный переход одной формы в другую. Исследуя пути зарождения кочевания, начиная с эпохи бронзы, он прослеживает переход оседлых скотоводов от пастушества к полукочевому скотоводству, а в случаях необходимости - и к полному кочеванию (таборному)5 .

В книге, посвященной так называемой салтово-маяцкой культуре (культура Хазарского каганата), автор настоящей статьи попытался, опираясь в основном на археологические источники, проследить переход кочевников от таборной стадии кочевания к полуоседлости, т. е. процесс, обратный тому, который был исследован С. И. Руденко на материалах бронзового века и раннего железа6 . Материалы по истории населения европейских степей VII - IX вв. позволили установить, что сложение классовых отношений и соответственно феодальное владение землей началось на второй стадии кочевания, когда произошло четкое разделение пастбищ на отдельные участки кочевания.

Исследование средневековых источников, касающихся населения всей евразийской зоны степного кочевания, привело нас к убеждению, что те закономерности развития, которые прослежены были на узком отрезке времени - в Хазарском каганате, могут быть распространены на все кочевое население Евразии эпохи средневековья. Поискам закономерностей и построению на их основе определенных социально-этнокультурных моделей на разных ступенях экономического развития и посвящена данная статья.

Рассмотрим сначала самый кочевой вариант - таборный. В настоящее время он почти не известен в евразийских степях. Кочевание круглый год остается необходимым только в особо засушливых районах прикаспийских и монгольских степей и полупустынь, где можно прокормить пасущиеся на подножных кормах стада, лишь постоянно перегоняя их с одного бедного травой пастбища на другое. Иначе было в средневековье. С длительными засухами и постоянно повторяющимися морозными зимами кочевник мог бороться одним путем - перекочевывал на новые места. При перекочевке, иногда очень длительной, таборное кочевание было единственно возможной формой ведения хозяйства.

Максимальное расширение территории для выпаса стад и облавных охот толкало кочевников на путь завоеваний, поскольку ни один народ не отдавал своей земли добровольно, без сопротивления. Военные действия, целью которых был захват территорий с одновременным уничтожением ранее жившего здесь населения или частичным включением его в свои объединения, можно назвать нашествием. Кочевники надвигались, как туча, уничтожая все на своем пути. Наступало все население со своими стадами и кибитками, женщины, дети, огромное количество всадников-воинов, в числе которых были и молодые женщины. Участие в войне являлось "правом и обязанностью всех свободных", - писал Б. Д. Греков7 . Такое положение могло быть только в тот


4 Толыбеков С. Е. Общественно-экономический строй казахов в XVII - XIX вв. Алма-Ата. 1959.

5 Руденко С. И. УК. соч.

6 Плетнева С. А. От кочевий к городам. Салтово-маяцкая культура. - Материалы и исследования по археологии (МИА), М., 1967, N 142.

7 Греков Б. Д. Киевская Русь. М. 1949, с. 347.

стр. 51


период, который основоположники научного коммунизма определили как период военной демократии8 . Одним из характернейших признаков ее являются, как мы знаем, социально-политические объединения типа союзов племен. Возглавлялись союзы, как правило, наиболее сильными и активными представителями влиятельных богатых родов, принадлежавших к тому объединению или племени, которое начало нашествие.

Обычно движение, направленное на захват новых земель, начиналось из определенного района степи, где в данный исторический период произошли события, вызвавшие его. Значительная часть населения садилась на коней и в кибитки и вместе со всем имуществом и стадами начинала с боями пробиваться на новые места. В начале движения население принадлежало обычно к одной этно-лингвистической группе, нередко уже достаточно сплоченной для того, чтобы считать ее этнической общностью9 . В кочевых обществах постоянно происходил этот процесс выделения из более или менее сложившихся общностей новых родственных им этнических групп. Вот как изобразил и подытожил этот процесс средневековый историк азиатских кочевых народов Рашид-ад-Дин (XIV в.): "С течением времени эти народы разделились на многочисленные роды, [да, и] во всякую эпоху из каждого подразделения возникали [новые] подразделения и каждое по определенной причине и поводу получало свое имя и прозвище"10 .

Отпочковавшееся "подразделение" по мере продвижения по степям в поисках свободного, т. е. заселенного более слабым в военном отношении этносом, района постепенно обрастало примыкающими к нему ордами разных, попадающихся на пути и мимоходом побеждаемых (а значит, также разоренных и готовых благодаря этому к первой стадии кочевания и нашествию) племен и этнических общностей. Таким образом создавались предпосылки для формирования новой этнической общности, и прежде всего для сложения нового гражданского сообщества. То же происходило и с материальной культурой. Отпочковавшаяся группа, естественно, уносила с собой культуру "материнского сообщества". За долгие годы многочисленных перекочевок, трудных переходов, тяжелых битв, слияний с покоренными и примкнувшими общностями, имевшими свои культурные традиции, первичная культура почти полностью исчезала. Оставались только те особенности, которые касались усовершенствований в военном деле, т. е. то, что делало завоевателей непобедимыми. Все остальное начинало заменяться новой, состоящей из многих культур и влияний (синкретичной) культурой.

Что же остается археологам от культуры кочевников, находившихся на первой стадии кочевания? Разноэтничная, разноязыкая, разнокультурная масса племен и орд, объединенная под властью вождей в союзы племен и орд, постоянно двигалась по тысячекилометровым степям во враждебном окружении. У них не было ни постоянных зимовищ, на которых могли бы остаться культурные слои, ни постоянно функционировавших родовых кладбищ. Хоронили они чаще всего в курганах предыдущих эпох, рассыпанных по степи (т. н. впускные погребения) или же в тщательно скрытых могилах. Обычай скрывать места погребений сохранился в среде кочевой аристократии вплоть до XIII в. Единственный вид памятников, доходящий до археологов от периодов таборного кочевания, - разбросанные по степям одиночные погребения, встречающиеся, как правило, случайно и потому редко сохранившиеся в полном виде. Тем не менее именно эти материалы


8 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21, с. 164.

9 Лашук Л. П. Опыт типологии этнических общностей средневековых тюрок и монголов. - СЭ, 1968, N 1, с. 98 - 99.

10 Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1, кн. первая, М. - Л. 1952, с. 74.

стр. 52


дают специалистам возможность сделать интересные выводы: во-первых, разнообрядность является свидетельством разноэтничности погребальных комплексов, относящихся к населению, находившемуся на первой стадии кочевания, и, во-вторых, экономическое "равенство" комплексов (исключением были только усыпанные золотом могилы вождей) говорит о господстве военной демократии.

Не подлежит сомнению тот факт, что через стадию таборного кочевания" прошли все кочевые народы евразийских степей. К сожалению, источники, касающиеся кочевников первой стадии, отличаются обычно особенной скудостью и фрагментарностью, а нередко и искаженностью: уничтожающая все на своем пути лавина кочевников вызывала у современников событий - авторов сочинений того времени - ужас и ненависть, но отнюдь не этнографический интерес. Наибольшее количество сведений сохранилось в восточных и западных источниках о хунну - гуннах11 . Разгромленная сяньбийцами держава Хунну окончательно распалась во II в. Часть ее населения двинулась на Запад. Тысячи километров шли хунны по сибирским и уральским степям сквозь земли тюрко-монголо-угроязычных племен. Этот "поход" занял у них более 200 лет. За это время хуннская волна постоянно пополнялась ордами, побежденными хуннами12 . В результате объединение хунну нельзя даже называть "союзом родственных племен", т. к. они были разноязыкие и разноэтничные.

О том, какими ворвались в Европу полчища некогда цивилизованных хунну и, главное, какими они предстали перед европейцами, особенно красочно рассказывает Аммиан Марцеллин, писавший свое сочинение в последней четверти IV в., т. е. непосредственно в период гуннского нашествия13 . Отсутствие хлебопашества, "дикий" образ жизни, заключавшийся прежде всего в нежелании жить в постоянных жилищах, поиски новых пастбищ, истребление всего живого и бесхозяйственная эксплуатация степных богатств, неприхотливость в пище и быту и общественный строй, в котором нет "царей" и "все советуются" друг с другом на общих сходках, - все это черты, типичные для первой стадии кочевания. Археологические материалы, дошедшие до нас от гуннской эпохи (IV - V вв.) в азиатских и европейских степях крайне немногочисленны. Несмотря на громадное количество племен, втянутых в нашествие, в степях известно немногим более 50 памятников этого времени, отличающихся разнообрядностыо и в то же время экономической нивелированностью14 .

Другим почти так же ярко, как и гунны, освещенным источниками примером первой стадии кочевания являются печенеги, нашествие которых на европейские степи началось разгромом Хазарского каганата в конце IX в. О печенегах времени нашествия подробно рассказывает


11 Следуя установившейся в исторической литературе традиции, мы называем именем Хунну империю и ее население, занимавшие степи Восточной Азии к северу от Китайской империи. Предложенное В. С. Таскиным новое прочтение слова хунну - "сюнну" (Таскин В. С. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 1. М. 1968; вып. 2. М. 1973) нет необходимости вводить в статью, т. к. новое наименование еще не утвердилось в литературе и здесь может внести путаницу. После того, как хунну обрушились на европейские народы, они в переводах соответствующих источников (в основном латинских) стали называться гуннами. Мы также сохранили общепринятое наименование, поскольку некоторое изменение имени очень удачно подчеркивает этно-лингвистические изменения, происшедшие с этой кочевнической группировкой при переселении ее на Запад.

12 Гумилев Л. Н. Хунну. М. 1960, с. 236 - 249.

13 Аммиан Марцеллин. История. Вып. III. Киев. 1908, с. 236 - 243.

14 Амброз А. К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. - Советская археология (СА), 1971, NN 2, 3; Засецкая И. П. О хронологии и культурной принадлежности памятников южнорусских степей и Казахстана гуннской эпохи. - СА, 1978, N 1.

стр. 53


византийский император Константин Багрянородный15 . Как и гунны, они представляли собой силу, все уничтожающую на своем пути, и управлялись отдельными военачальниками и "сходками", о пережиточном существовании которых в XI в. писали посещавшие печенегов путешественники16 . Могильников печенегов конца IX - начала X в. в европейских степях нет17 , что также является подтверждением господства у них таборной стадии кочевания.

После захвата новых земель, некоторого урегулирования отношений с завоеванными племенами и с соседними государствами и народами кочевники- скотоводы начинали активно осваивать занятые ими территории. Наступал так называемый период "обретения родины". Прежде всего он характеризуется ограничением территории кочевания для каждой орды, для каждого рода и соответственно появлением постоянных мест для сезонных стойбищ: летовок и зимовок. Размеры кочевого участка зависели от величины кочевой группы, владеющей им. В начале освоения степи участки были очень большими. На каждом кочевал крупный, обычно кровнородственный коллектив, который Б. Я. Владимирцов назвал "куренем", а самый способ ведения хозяйства большой группой - "куренным". Формирование куреней характерно, по его мнению, для периода разложения родо-племенного строя, т. е. начиналось оно ещё в рамках военной демократии, а далее могло существовать и развиваться уже в раннеклассовом обществе18 .

Развитие классовых отношений, обнищание рядовых кочевников и накопление богатств в руках отдельных семей приводили к распаду общин-куреней на более мелкие, хозяйственные объединения19 . Прежде всего из куреней стали выделяться богатые семьи с чадами, домочадцами и большим количеством скота, Эти новые подразделения, согласно Б. Я. Владимирцову, стали называться аилами. Размеры аилов нередко также были громадными, поскольку к богатой семье примыкали бедняки. Не владея достаточным для кочевания количеством скота, бедняки пасли чужой скот, брали его исполу на выпас или же, что особенно важно, начинали переходить к земледелию.

Таким образом, если для первого этапа второй стадии кочевания был характерен куренной способ кочевания, то на втором этапе ведущим стало аильное кочевание. Военно-демократический строй сменялся раннеклассовым, который отличался необычайной для любого оседлого народа "патриархальностью". Богатая часть населения (родовая аристократия) очень умело скрывала свои тенденции к захвату абсолютной власти за "вуалью" такой патриархальности. Наиболее влиятельные и богатые из аристократов становились во главе крупных объединений, причем по древней традиции "выбирались" на сходках. Выбранные вожди-ханы, как правило, выполняли функции верховных жрецов. Таким образом, на территории бывшего куреня возникало принципиально новое объединение ряда самостоятельных аилов, которое можно именовать ордой. Л. Н. Гумилев считает возможным называть объединение такого типа в мирное время племенем, а в военное - ордой20 .

Представляется, что суть подобного объединения остается постоянно одинаковой - это сообщество некровнородственных, экономически


15 Константин Багрянородный. Об управлении государством. - ИГАИМК, 1934, М. - Л., вып. 91.

16 Памятники истории Киевского государства IX - XII вв. Л. 1936, с. 76.

17 Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М. 1966, с. 134 - 142.

18 Владимирцов Б. Я. УК. соч., с. 36 - 37.

19 Кузеев Р. Г. Очерки исторической этнографии башкир. Уфа, 1957, с. 113 - 114, 130 - 131.

20 Гумилев Л. Н. Орды и племена у древних тюрок и уйгуров. - Материалы по этнографии, вып. 1, с. 20 - 21.

стр. 54


и социально неравных семей, нередко включающее в себя и чужеземцев. К войне и военным действиям курени и орды были готовы всегда, когда это позволяло им состояние их сил. Однако характер военных действий изменился. Если при первой стадии кочевания воевал весь народ, то на второй в поход шли только воины. Женщины, дети, старики, безлошадные бедняки, домашние рабы и рабыни, составлявшие значительную часть аильского населения, не участвовали в военных предприятиях. Сами эти предприятия носят уже характер не нашествий, имеющих основной целью захват пастбищ, а набегов. Задача последних - грабеж, угон населения для продажи в рабство, получение откупов, когда подвергшаяся набегу страна высылала навстречу парламентеров с просьбой мира и с богатейшими дарами.

Локализовавшиеся на определенных участках кочевники, постепенно оседая у зимних стойбищ, в которых нередко сосредоточивались большие богатства, стали значительно более доступны для своих соседей, которые грабили их и тем самым уничтожали их экономическую базу. Нередко такие походы организовывали соседние аилы и орды друг на друга. Этот обычай, известный в степях под названием баранты, также жестоко подрывал экономику и способствовал разорению масс скотоводов.

Складывающаяся в степях обстановка постоянной опасности, а также выдвижение сильных экономически и политически аилов и орд приводили к необходимости создания более крупной, стоящей над ордами организации, которая объединяла бы их и была бы способна хоть в малой степени регулировать внутреннюю и внешнюю политику степняков. Так в степях появлялись своеобразные "союзы орд" - зародыши будущих государств или "объединения государственного типа". Во главе объединений вставали выбранные на съездах аристократии наиболее богатые и дееспособные ханы. Основная функция их заключалась в урегулировании внешней политики (заключение союзов с более цивилизованными соседями, организация далеких больших походов). Внутри объединения ханы, очевидно, предотвращали мелкие междоусобицы и грабежи и этим также способствовали сплочению подвластных союзов.

В целом эти объединения напоминают скорее "союзы племен", возникавшие на первой стадии кочевания, чем государства, поскольку в них не было ни регулярных армий, а только ополчения, ни административного аппарата (судей, полиции, сборщиков налогов), ни податной системы. Тем не менее нередко они достигали огромных размеров и почти непобедимого могущества. В письменных источниках их называли обыкновенно империями. Возникновению их способствовали, во-первых, удачно сложившаяся историческая обстановка и, во-вторых, несомненно, личные качества хана-объединителя: ум, энергия, военные таланты, политическая хитрость, дипломатичность и неумолимая жестокость к врагам. Характерно, что после смерти таких ханов начинались междоусобицы, центробежные стремления разрывали державшееся на личности одного человека объединение, и "империи" исчезали со страниц исторических документов, а затем и с лица земли. Однако именно в подобных объединениях, характерных для второй стадии кочевания, начинают формироваться единая общая культура, единое мировоззрение, единый язык.

Огромные рыхлые общности, типичные для первой стадии кочевания, были только политическими образованиями. На второй стадии объединения постепенно приобретают общие этнические черты, главными из которых являются язык и культура. Таким образом, объединения способствовали сложению в степях этнических общностей-прообразов будущих народов.

стр. 55


Значительно более выразительными и "уловимыми" становятся археологические памятники, оставленные кочевниками второй стадии кочевания. На территории орды или аила, как мы уже говорили, существовали постоянные зимовки и летовки. От этих сезонных стойбищ оставались на поверхности какие-то слабоуловимые следы пребывания - обломки разбитой посуды, потерянные вещи, кости съеденных животных. Рядом с такими стойбищами начинали возникать стационарные кладбища-могильники. Последние бывали и бескурганными, но чаще на них сооружали небольшие надмогильные насыпи из земли или камней. Помимо могильников, кочевники на обжитой и вполне освоенной земле начинали ставить святилища. Как правило, святилища являлись отражением культа предков, характерного для эпохи патриархально-родового строя, и культа воинов-вождей, широко распространявшегося в период разложения родо-племенных отношений21 .

Вторая стадия кочевания - наиболее характерная форма ведения скотоводческого хозяйства в степях. Перечисление или описание народов и этнических общностей, находившихся на второй стадии, превратилось бы в рассказ по истории степных народов Евразии. Поэтому ограничимся тремя примерами.

Огнем и мечом прошедшие по европейским степям гунны дошли до берегов Дуная и остановились там. Некоторое время разрозненные подразделения гуннов, осваивая Подунавье, беспокоили набегами Византийскую империю, которая в целом успешно противостояла им. Вождем-объединителем дунайских гуннов стал Ругила, однако могущества Гуннская империя достигла только при его преемнике и племяннике Аттиле, принявшем власть в 433 г. Все исследователи этого периода истории гуннов единодушно полагают, что основой хозяйства гуннского общества продолжало оставаться кочевое скотоводство. Продукты земледелия кочевники брали у покоренных племен, входивших в гуннский союз. Прочная экономика позволяла Аттиле организовывать далекие походы-набеги на страны Европы. Эти походы отвлекали внимание аристократии от центробежных стремлений и вели к завоеванию новых богатств.

Постоянные походы (военный быт) и внешняя демократичность Аттилы, о которой сообщает Иордан22 , сближали его с образами вождей периода военной демократии. Однако состояние экономики, ярко выраженное расслоение общества, выделение родовой аристократии говорят о том, что Аттила был главой крупного объединения государственного типа. Это огромное объединение распалось сразу же после его смерти. - Большую роль при этом сыграли не только восстания покорных Аттиле племен, но и вражда между его многочисленными сыновьями23 . Все они вместе со своими ордами разбрелись по бывшей империи, потеряли единство и вновь превратились в группировки, ищущие новых пастбищ, т. е. перешли к первой форме кочевания.

Другим примером государственного объединения, возникшего и развившегося на второй стадии кочевания, является Тюркский каганат. С V в. появляются в китайских летописях упоминания нового этнического имени - тугю. Как и все остальные общности, тугю-тюрки состояли "из смешения разных родов"24 . Возглавил их род Ашина. Первые десятилетия своего существования они подчинялись власти жуань-жуаньского хана, но уже в середине VI в. тугю стали самостоятельными и начали громить и подчинять все окружающие их непрочные и


21 Токарев С. А. Ранние формы религии и их развитие. М. 1964, с. 266, 336.

22 Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М. 1960, с. 101 - 103.

23 Там же, с. 120.

24 Бичурин Н. Е. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. 1. М. - Л. 1950, с. 221.

стр. 56


рыхлые объединения. Вскоре власть тюрок распространилась по степи на тысячи километров: от берегов Тихого океана до Каспийского и Черного морей.

Почти сразу же тюрки разделились на два крыла: Восточный и Западный каганаты25 . Несмотря на ряд особенностей этих объединений, сближающих их с государствами, характерными для третьей (полуоседлой) стадии кочевания (развитие ремесел, в частности железоплавильного, единая письменность, единый язык, строгий государственный порядок, податная система и абсолютная власть каганов), тюрки на протяжении всего периода существования каганатов придерживались второй стадии кочевания. Современники писали о них как о классических кочевниках: "живут в палатках и войлочных юртах, переходят с места на место, смотря по достатку в траве и воде... Постоянного местопребывания нет, но каждый имеет свой участок земли... Хан всегда живет у горы Дугинь"26 . Две последние фразы явно свидетельствуют о второй стадии кочевания. О том же говорят и археологические источники. Древнетюркских поселений на территории каганатов до сих пор не обнаружено. В то же время в степях, входивших в каганаты, разбросано большое количество каменных статуй и т. н. каменных оградок-остатков древних святилищ, сооружавшихся тюрками в честь и память умерших воинов. Святилища полагалось ставить только в собственно тюркской земле, а значит, появилось уже понятие "родины". Были у тюрок и кладбища, состоящие из насыпанных из камня курганов27 .

Интересно, что характер военных действий у тюрок также отличался двойственностью. С одной стороны, это были набеги, типичные для кочевников второй стадии. С другой - каганы организовывали уже походы на государства Средней Азии и Иран, ставящие целью политическое преобладание тюркских государств, что характерно для третьей стадии развития кочевнической экономики. По-видимому, обогащающие кочевников длительные и успешные походы и набеги на соседние страны, а также вхождение в Западный каганат среднеазиатских земледельцев, снабжавших его необходимыми продуктами, были основными причинами, которые мешали развиваться в каганате процессам оседания и освоения земледелия кочевниками-тюрками. И именно поэтому в тюркских каганатах, которые были достаточно развитыми политическими объединениями типа раннефеодальных государств, сохранялось кочевое скотоводство. В целом благодаря включению в государство чужеродного земледельческого компонента экономика каганатов вполне соответствовала их политическому могуществу.

Наиболее характерным для второй стадии кочевания политическим устройством были объединения государственного типа, хорошо известные по письменным и археологическим источникам у ряда народов, в частности у кипчаков-половцев в восточноевропейских степях, которых мы и приведем в качестве третьего примера. Захватив донские и приднепровские степи, половцы уже к концу XI в. образовали несколько крупных объединений: Приднепровское, возглавляемое ханом Боняком, Лукоморское - ханом Урусобой, Донское - ханом Шаруканом28 . В начале XII в. все они были разгромлены русскими дружинами29 . Через несколько десятилетий половецкие союзы орд вновь набирают си-


25 Гумилев Л. Н. Древние тюрки. М. 1967.

26 Бичурин Н. Е. УК. соч., с. 229 - 230.

27 Киселев С. В. Древняя история южной Сибири. - МИА, N 9, М. - Л. 1949, с. 273 - 314; Грач А. Д. Древнетюркские изваяния Тувы. М. 1961; Кызласов Л. Р. История Тувы в средние века. М. 1969, с. 18 - 55.

28 Имена ханов даны по русской летописи.

29 Плетнева С. А. Половецкая земля. В кн.: Древнерусские княжества X - XIII вв. Сб. ст. М. 1975, с. 273 - 274.

стр. 57


лу и начинают беспокоить русское пограничье. Б. А. Рыбаков, анализируя карту Идриси XII в., писал, что в степях того времени было два крупных объединения: Белая и Черная Кумании, управляемые потомками Боняка и Шарукана30 . Военная политика обоих характеризуется постоянными набегами на Русь с целью обогащения и, главное, захвата пленных, которых продавали на восточных базарах. Русские отвечали им походами, направленными в глубь степи, разоряли вежи половецкие, угоняли стада.

Тот факт, что русские князья легко находили половцев в степях, говорит об ограниченности территорий кочевок отдельных орд, о существовании постоянных становищ - веж, как называл их русский летописец. Вторая стадия кочевания у половцев подтверждается и археологически. До сих пор археологи не обнаружили следов более или менее стационарных поселений, однако могильники половецкой эпохи и, главное, остатки многочисленных святилищ с каменными изваяниями являются свидетельством существования у половцев четко очерченных путей перекочевок и более или менее постоянных зимников. Правда, не исключено, что в XII в. некоторые орды половцев перешли к финальному этапу второй стадии и у них появились зимники полуоседлого типа. Однако оседали там не сами половцы, а разноэтничные группировки населения, оставшиеся в степях после разгрома печенегами в начале X в. Хазарского каганата31 .

Полуоседлость второй стадии постепенно перерастала в полную оседлость. Половцы, как и многие другие степные этносы и народы, не подошли к ней. Экономическое и политическое развитие их объединений было прервано в первые десятилетия XIII в. татаро-монгольским нашествием. Если же обстановка в степях складывалась благоприятно, т. е. объединение государственного типа крепло и его правители могли обеспечить хотя бы относительное спокойствие (что в первую очередь способствовало развитию экономики), тогда кочевое население начинало активно оседать на землю - переходить к земледелию.

Ограничение территории кочевания, возникновение зимовок и летовок уже на второй стадии вызывали появление тенденции оседлости. Выше уже говорилось о том, что на зимовках второй стадии кочевания ежегодно оставалась какая-то часть населения. Чтобы не умереть с голоду, они начинали распашку соседних с зимовищами участков степи под бахчи, сады, пашни. Недавние кочевники, как правило, заимствовали у соседей наиболее совершенные орудия земледельческого труда. Сначала их просто отбирали у земледельцев во время набегов, затем - меняли и, наконец, сами осваивали их изготовление. Собственное производство орудий, оружия, разнообразных предметов быта могло появиться только в обществе со всесторонне развитой экономической базой, а это значит, что и само общество было достаточно развитым.

С возникновением оседлых поселений у богачей появилась необходимость отделиться от рядового населения. Для этого они ограждали стенами и рвами участки земли, занятые их аилами, а самые участки выбирали на видных, хорошо естественно укрепленных местах (речных мысах, отрогах гор и т. п.) - так появились в степях своеобразные "замки". Они были настоящими зимовищами, т. к. на лето владельцы их откочевывали в степь. Тем не менее вокруг замков росли оседлые поселения, постепенно превращавшиеся в "посады" вокруг "детинца". Таким образом возникали степные города. Их население занималось ремеслом и торговлей, и в них сосредоточивалась административная власть. Естественно, не каждый замок превращался в город. Для это-


30 Рыбаков Б. А. Русские земли по карте Идриси 1154 г. - Краткие сообщения Института истории материальной культуры, 1952, 43, с. 43, рис. 15 - 6.

31 Плетнева С. А. Печенеги, тюрки и половцы в южнорусских степях. - МИА, 1358, N 62, с. 184 - 186.

стр. 58


го необходимы были соответствующие условия: удачное географическое положение (на пересечении дорог, на берегу моря), политический вес владельца замка, привлекавший к нему, под его защиту, степное население.

Развитие земледелия и оседлости, а значит, и ремесел влекло за собой сложение новой материальной культуры, которая, несмотря на синкретичность, была уже вполне оригинальной. Расширение внутренней торговли, устанавливающееся единство культуры способствовали распространению и утверждению единого языка. Городская культура, формирование администрации делали необходимым создание новой или же принятия чужой письменности. Высокоразвитая земледельческо-скотоводческая экономика, ремесленные производства, города, единство культуры, языка, появление письменности - все это признаки развивающейся государственности32 .

Родовая аристократия становится феодальной знатью государства. Несмотря на то, что, согласно древним кочевническим традициям, главу этого государства выбирали на съезде аристократии, кандидатом на выборах всегда был представитель правящего рода: сын, племянник, дядя умершего правителя. Таким образом, власть в государстве была уже строго наследственной. Создавался свой бюрократический аппарат (судьи, сборщики податей, полиция) и, главное, армия: постоянно действующая гвардия и ополчение, которое обязаны были во время войн поставлять феодалы в войско правителя. Изменился и характер самих войн - они велись за политическое господство. Захваченные области, как правило, не разорялись дотла, а лишь обкладывались тяжелой податью и включались в состав государства. Союзнические отношения с соседними государствами также преследовали цель усиления международного положения. Армии полукочевых государств не нанимались на службу к соседям, а участвовали наряду с ними в военных кампаниях против общих врагов.

Достаточно устойчивые и организованные государства третьей стадии в письменных источниках часто именовались каганатами, а их правители- каганами. Намечающееся на второй стадии кочевания сложение этнических общностей в каганатах активизируется, поскольку в крепко спаянных объединениях создаются благоприятные условия для слияния входивших в них этнических общностей и групп в единый массив, постепенно превращавшийся в народ. Характерно, что государства, а нередко и этнические сообщества, складывающиеся внутри них, получали имя по названию правящего в государстве рода, несмотря на то, что этот род не был этническим большинством в каганате. Иногда, правда, бывало, что название правящего рода сохранялось только в имени государства, а народ брал самоназвание наиболее крупного в этом государстве этнического подразделения.

Большую роль в образовании и усилении государства и центральной власти в нем, а следовательно, и в сплочении этнических общностей играли не только единая материальная культура, но и единая идеология, единство религиозных представлений, превращение их в государственный культ. Наряду с культом вождей, умерших знатных родичей и богатырей (типичным для второй стадии) в каганатах появился культ бога неба - Тенгри-хана, т. е. централизация отразилась и в религиозной сфере. Кроме того, как и во всех классовых государствах, выделился слой служителей культа - жрецов и начали внедряться мировые религии с их главной идеей одного бога-вседержителя (ислам, христианство и др.).


32 Пиотровский Б. Б. Формы хозяйства, способствующие образованию классов и становлению государства. В кн.: "Возникновение раннеклассового общества". Тезисы докладов. М. 1973.

стр. 59


Средневековые авторы много писали о государствах типа каганатов. Встречаются и документы, написанные на языке этих государств. Тем не менее наибольшее значение для исследователя их культуры и истории имеют археологические материалы. Это уже не только разбросанные по степям следы зимовок и могильники. От третьей стадии в земле сохранилось огромное количество разнообразных памятников, позволяющих осветить все стороны экономической и культурной жизни государств. Прежде всего это остатки обширных поселений с культурным слоем, насыщенным обломками керамики и костей, с остатками домов и надворных построек. Обычно эти поселения располагаются в районах, пригодных для хлебопашества и садоводства, и компонуются в группы, объединенные общим центром - замком или городом. Окрестности многих степных городов перерезаны многочисленными древними каналами, подтверждающими сообщения письменных источников об орошаемом земледелии, характерном для многих степных засушливых районов33 .

Среди памятников, оставленных населением степных государств в культурных слоях и погребениях, нет монет собственной государственной чеканки. Не пользовались в каганатах и чужими монетами, хотя их иногда принимали в качестве платы за вывозимые товары, но затем переплавляли на украшения. Объяснение этому явлению мы находим, как нам представляется, у К. Маркса, который писал, что "кочевые народы первые развивают у себя форму денег, так как все их имущество находится в подвижной, следовательно непосредственно отчуждаемой, форме"34 . По-видимому, деньгами в кочевнических государствах оставался скот - основная обменная единица. В этом опять-таки сказывается приверженность населения каганатов к прежним патриархальным и привычным формам хозяйства - к скотоводству и кочевничеству.

"Патриархальная вуаль" была наброшена не столько на экономические, сколько на социальные отношения, что характерно было для кочевников вплоть до XX в. Однако собственность на земельные угодья, резкое экономическое расслоение общества, развитая феодальная иерархия, неоднократно упоминаемые в письменных источниках, не оставляют сомнения в том, что социальный строй каганатов по сути своей был феодальным35 .

Рассмотрим несколько конкретных примеров. После гибели тюркских каганатов в середине VIII в. на их обломках в евразийских степях возникло четыре крупных степных государства: Уйгурский, Кыргызский, Кимакский и Хазарский каганаты. Все они заимствовали от тюркских каганатов многие государственные учреждения, а также бытовые и культурные навыки, но экономическое развитие их в отличие от тюркских находилось на третьей стадии (скотоводческо-земледельческой).

Уйгурский каганат36 , ставший непосредственным наследником и преемником тюркских, образовался в середине VIII в. Просуществовал он недолго - всего 100 лет, но за это время в нем успели сложиться не только своя культура, но и крепкое этническое ядро. Поэтому поражение и развал каганата не повлекли за собой исчезновения этнического имени - уйгуры не сошли с исторической арены, хотя и потеряли главенствующее положение. Небольшое Уйгурское ханство


33 Лисицына Г. Н., Костюченко В. П. Почва как источник информации при изучении древнего земледелия (по материалам работ в аридных районах СССР в 1969 - 1973 гг.). - СА, 1976, N 1, с. 35 - 40.

34 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 23, с. 99.

35 Толстов С. П. УК. соч.

36 Гумилев Л. Н. Древние тюрки, с. 373 - 386; Кызласов Л. Р. УК. соч., с. 82 - 87.

стр. 60


в Восточном Туркестане просуществовало вплоть до монгольского нашествия, а уйгуры сохранились до наших дней.

То же произошло и в Кыргызском каганате, расцвет которого относится к IX в., а гибель - к первой половине XIII в.37 . За 300 с лишним лет в нем вполне оформилась основная этническая общность - хакасы. Ни войны, ни завоевания не уничтожили этого народа, культура и история которого хорошо прослеживается вплоть до современности по письменным и археологическим источникам. Синхронно с Кыргызским образовался и развивался Кимакский каганат38 - основной западный противник хакасов. Кимаки объединили под своей властью большое количество различных, вероятно, даже разноязычных этносов, и поэтому за три века сосуществования они, несмотря на общность экономики, культуры и политической судьбы, так и не образовали единого народа.

Очевидно, этой же причиной (многоэтничностью) можно объяснить и то обстоятельство, что не сложилось единого народа в Хазарском каганате. Образовался он сразу же после того, как тюрки ушли из европейских степей - в середине VII в., и просуществовал до середины X в., т. е. его история длилась также 300 лет39 , За эти столетия сложилась в европейских степях в целом единая культура, а антропологические материалы свидетельствуют о некотором слиянии двух основных этнических группировок каганата между собой (болгарской и аланской). Тем не менее все эти группировки и общности исчезли, растворились в новой кочевой волне - в ордах печенегов.

Процессы, протекавшие в степях в периоды возникновения и расцвета степных государств, несмотря на различия во времени и месте событий, удивительно единообразны. Объясняется это, очевидно, теми закономерностями развития, которые удалось выявить при сравнительном анализе нескольких наиболее крупных и хорошо изученных государственных объединений и этносов. Столь же единообразны, а значит, и закономерны причины, приводившие государства к упадку и гибели. Их можно разделить на четыре группы.

Первая группа причин - различные внешнеполитические события. Степное государство терпит сокрушительное поражение от более сильного соседа. Помимо военного потенциала, как правило, уничтожалась экономическая база государства - вытаптывались пашни, угонялся скот, сжигались поселения.

Вторая группа причин - внутриполитические события. Это прежде всего междоусобицы. Государство разрастается, феодалы жаждут самостоятельности и начинают борьбу с центральной властью, что неизбежно приводило его к расколу и краху. Во время междоусобиц гибло большое количество феодальной и родовой знати, составлявшей основную военную силу. Междоусобицы переходили иногда и в гражданские войны, т. е. к феодалам примыкал и "черный люд". Тогда всеобщее разорение затрагивало и экономику страны.

Третья группа - климатические природные изменения. Если климат резко ухудшался, наступали засухи или длительные холодные и снежные зимы, которые губили посевы и скот, экономика разрушалась, а это влекло за собой и все остальные несчастья.

Четвертая группа причин как будто бы противоположна трем первым. Экономика процветает: растут стада, множится население. Происходит своеобразный "демографический взрыв", который приводит


37 Киселев С. В. УК. соч., с. 319 - 332; Кызласов Л. Р. УК. соч., с. 119 - 120.

38 Кумеков Б. Е. Государство кимаков IX - XI вв. по арабским источникам. Алма-Ата. 1972.

39 Артамонов М. И. История хазар. Л. 1962; Плетнева С. А. От кочевий к городам.

стр. 61


к настоятельной необходимости отселения (перекочевки) части населения на новые земли.

В реальной жизни все эти причины были связаны друг с другом, постепенно накапливаясь и выявляясь одновременно и неожиданно. В совокупности они приводили даже самую могущественную державу к крушению и полному исчезновению. В зависимости от преобладания той или иной причины степные государства и объединения различными путями приходили к гибели и переразвитию.

Первый вариант. Уничтожение экономической базы в результате нашествия приводило к тому, что наиболее активная часть населения вновь садилась на коней и под руководством лихих вождей сама переходила к нашествиям и захвату новых земель. Другая часть населения этого государства оставалась на прежней территории и нередко становилась этнической основой государства завоевателей. Обыкновенно этническое имя населения разбитого государства переходило вместе с ушедшими в "нашествие" ордами на новые государственные объединения. Таким образом, этническая общность со своим этническим именем продолжала свою политическую историю - имя ее не сходило со страниц источников или появлялось в них через какой-то промежуток времени. Наиболее характерным примером этого является империя Хунну, разбитая во II в. сяньбийцами. После этого хунны на многие десятилетия стали страшными и могущественными гуннами, сметающими все на своем пути.

Второй вариант переразвития заключался в том, что население не уходило с завоеванных земель и подчинялось завоевателям. При тотальном разгроме, сопровождавшемся уничтожением людей, у него не находилось сил, которые бы позволили ему двинуться для захвата новых пастбищ. Только совсем небольшая часть, не желая подчиняться новой власти, уходила из родных степей и просила убежища у более сильных соседних, а иногда и отдаленных государств. Основная масса продолжала свое существование под властью новых орд. При этом она теряла не только наиболее удобные угодья и политический престиж, но и имя, постепенно растворяясь в завоевателях и в то же время поглощая их. Такие ситуации в истории степных народов складывались постоянно. В частности, именно этот путь прошли половцы, разбитые татаро-монголами и ставшие в XIII - XIV вв. основным населением монгольского государства Золотой Орды.

Третий вариант осуществлялся обычно в тех случаях, когда завоеватели не захватывали землю, а присоединяли ее к своему обширному государству, а население обкладывали более или менее тяжелой податью. Государство или объединение как политически самостоятельная единица переставало существовать, но население сохранялось полностью (за исключением молодежи, погибшей в войне). Однако именно последнее обстоятельство, т. е. гибель молодых и активных сил, и самый факт поражения настолько деморализовывали население, что оно мирилось с разгромом, особенно если победители мало отличались от него этнически. Население обычно не теряло даже сложившейся в рамках прежнего государства культуры и прежнего этнического единства, и поэтому этнические общности спокойно "дозревали" под чуждой властью в исторически хорошо известные народы. Таковы народы Кимакского каганата, хакасы Кыргызского каганата, оставшиеся на своих землях после татаро-монгольского завоевания. Впрочем, политическую международную известность эти народы постепенно теряли - их знали только ближайшие к ним соседи.

Четвертый вариант бывал обыкновенно следствием междоусобиц. Огромные империи разваливались на ряд более мелких государств, управляемых обыкновенно членами правящего рода "материнской импе-

стр. 62


рии". В этих государствах и шло активное формирование культур и этносов. Наиболее ярким примером может служить судьба Западного тюркского каганата, распавшегося на четыре крупных государства и несколько меньших по размерам и исторической значимости объединении.

Предложенная систематизация процессов, протекавших в степях в эпоху средневековья, является попыткой выявить общие для всех степных объединений закономерности развития. Все явления экономической, общественной, этнической и культурной жизни кочевых объединений связываются в прочные цепочки, своеобразные социально-экономические модели явлений или признаков. Поскольку источники никогда не дают всех признаков, характеризующих то или иное степное этническое или государственное объединение, экономические модели становятся необходимыми для возможно более полного восстановления жизни десятков степных образований, ранее почти неизвестных историкам. Так, если в источнике рассказывается о чертах военной демократии какого-то конкретного объединения и к тому же от него не сохранилось почти никаких археологических памятников, то становится ясно, что кочевники находились на первой стадии кочевания и жизнь их характеризуется всеми типичными для этой стадии признаками. В то же время факт появления на той же земле могильников говорит уже о наличии второй стадии кочевания, а существование поселений, письменности, сообщения о сборщиках податей или регулярной армии - о третьей стадии.

Представляется весьма вероятным, что выявленные закономерности и связи характерны не только для средневековых кочевников. Подобным путем шло развитие как более ранних, так и более поздних кочевнических сообществ, начиная с их появления в степях и кончал XX веком.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ЗАКОНОМЕРНОСТИ-РАЗВИТИЯ-КОЧЕВНИЧЕСКИХ-ОБЩЕСТВ-В-ЭПОХУ-СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. А. ПЛЕТНЕВА, ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ КОЧЕВНИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 18.02.2018. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ЗАКОНОМЕРНОСТИ-РАЗВИТИЯ-КОЧЕВНИЧЕСКИХ-ОБЩЕСТВ-В-ЭПОХУ-СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (дата обращения: 15.12.2018).

Автор(ы) публикации - С. А. ПЛЕТНЕВА:

С. А. ПЛЕТНЕВА → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
195 просмотров рейтинг
18.02.2018 (299 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СИМПОЗИУМ "ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОВРЕМЕННОСТЬ"
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КОНГРЕСС ВИЗАНТИНИСТОВ
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ КОНЦА XV - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В. В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Каталог: Философия 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СТРАТЕГИЯ УСКОРЕНИЯ И НОВАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Каталог: Социология 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПЕТРОГРАДСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС
Каталог: Экономика 
24 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
35 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
35 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ КОЧЕВНИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK