Libmonster ID: BY-1373

Share this article with friends

N 191. 18 сентября 1913 года

Большой кворум в первом же, во второй сессии, заседании Бюджетной комиссии, этой "маленькой Гос. думы", собравший только что возвратившихся с мест видных представителей думских фракций и групп, открыл возможность осветить взгляды думских деятелей на ближайшее будущее.

Главнейшие из высказанных ими положений укладываются в следующую схему.

Никаких надежд на образование в IV Гос. думе какого бы то ни было большинства нет и быть не может. Столыпинские дни в Киеве вместо проектировавшегося объединения внесли еще большее разъединение и только усилили взаимное недовольство и озлобление. Если в IV Думе и возможны какие-нибудь соединения, то только в виде отдельных соглашений на почве деловой, экономической программы, чуждой всякой политической окраски. И нельзя винить Гос. думу в этой крайней разобщенности, ибо нет единения и среди правительства, а следовательно нет и возможности ни получить от такого правительства, ни самим провести какую бы то ни было даже самую минимальную законодательную программу. Эта разобщенность невольно порождает взаимное недоверие и открывает широкий путь к былой и снова воцаряющейся с невероятной быстротою ведомственности и сопряженным с нею закулисным интригам, в корне убивающим самое существо гласного, открытого представительного строя. В доказательство этого несколько теоретического построения приводятся следующие "факты". Председатель Гос. думы во время летнего перерыва специально приезжает в Петербург, чтобы осуществить свое право всеподданнейшего доклада и вывести Гос. думу из того тупика, в котором она оказалась из-за "своеобразной забастовки министров". Председателю Гос. думы удалось выполнить свое задание, и он уехал из Петергофа, унося убеждение, что конфликту правительства с Думой будет положен предел и по крайней мере с внешней стороны между правительством и Думой установятся приличные отношения. Однако во время Киевских торжеств председатель Совета министров удостоверил, что председатель Гос. думы вынес неверное представление о существе последствий своего всеподданнейшего доклада и что "конфликт" будет продолжаться. Не довольствуясь этим заявлением, свидетельствующим, что "В. Н. Коковцов намерен настаивать на своем чрезмерном требовании заставить всю Думу извиняться из-за Маркова 2-го", председа-


Продолжение. См. Вопросы истории, 1999, NN 1 - 7.

стр. 3


тель Совета министров произнес еще загадочные слова о том, что люди вместо "прощайте" склонны говорить "до свиданья" даже перед "верной смертью". Что значат эти загадочные слова? Кому угрожает "верная смерть"? М. В. Родзянке как председателю Гос. думы и политическому деятелю или всей IV Гос. думе? Или, быть может, даже Гос. думе как учреждению вообще? Во всяком случае вывод из этого диалога только тот, что и сам председатель Совета министров не чужд покровительству тем закулисным интригам, которые ему слишком хорошо знакомы по его бюрократической деятельности в доконституционный период русской истории. Теперь разница лишь в том, что в водоворот этих интриг втянуто новое лицо - председатель Гос. думы, и острие интриг направлено было в этом случае против него.

Этот же разговор в Киеве председателя Гос. думы и председателя Совета министров служит блестящим подтверждением полной идейной разрухи в Совете министров, ибо после этого разговора, как удостоверяет В. Я. Демченко, министр путей сообщения и главноуправляющий землеустройством категорически заявили ему, что они все-таки будут присутствовать при открытии второй сессии Гос. думы.

Это отсутствие единства в высшем правительстве, столь ярко сказавшееся в Киевских заявлениях, пронизывает и всю деловую работу правительства. Так, на основании сегодняшних кулуарных обменов мнений члены Думы сопоставляют два заявления. А. С. Салазкин удостоверяет, что председатель Совета министров заявил ему, что "он, В. Н. Коковцов, лично понимает необходимость осуществления реформ 17 октября", а наряду с этим А. И. Савенко удостоверяет на основании своей личной беседы с гофмейстером Маклаковым, что нынешний министр внутренних дел "категорически настаивает на разгоне Думы", считая вообще, что реформа государственного строя под давлением так называемого "освободительного движения" не согласована с исконными началами русского государственного строительства. По мнению гофмейстера Маклакова и вопреки мнению статс-секретаря Коковцова, дело обновления России надо начинать не с земской реформы и насаждения законодательных учреждений, а с реформы церковного прихода. Реформированный и обновленный церковный приход, по мысли гофмейстера Маклакова, явится не только религиозной концентрацией сил, но и заменит мелкую земскую единицу. В этом приходе будут заложены лучшие корни правильного и естественного земского, но не в нынешнем его смысле, и общеимперского, но не в теперешнем его виде, представительства.

Отсутствие объединенного правительства всего пагубнее отражается на местной жизни. В пределах закономерности остаются на местах лишь чины финансового ведомства. Все остальные стороны казенного правления основаны даже не на произволе, а на прямом самодурстве. Местные губернаторы, по-видимому, силясь угадать тот тон, какой доминирует в данный момент в центральном правительстве, действительно превращаются в "государственных шалунов", шалости которых опаснее всякого хулиганства. Эта опасность тем ощутимее, что на местах уже в полном ходу процесс "поднятия престижа централизации губернаторской власти". Пока, однако, этот процесс привел лишь к тому, что присмирели и растерялись жандармские офицеры как единственные люди, которые до, во время и после революции считали себя независимыми от губернаторской власти, и, случись революция сейчас, то последствия этого усиления губернаторской власти оказались бы роковыми.

Вторым и непосредственно отражающимся на обывателе последствием является полная неопределенность положения обывателя. Прежде оплотом против вторжения администрации в обывательскую жизнь была, например, политическая благонадежность или известное социальное положение. Теперь эта мерка утратилась. Все и всё зависит от классификации и полицейского урядника. Полиция, почуяв свою силу, окончательно разнуздалась и требует не подчинения закону, - ибо призывы к закономерности сами по себе в полицейской трактовке равносильны революционности, - а рабского

стр. 4


и лакейского угадывания полицейских желаний. Эта атмосфера полного бесправия привела к тому, что все элементы провинциального общества без различия политических оттенков единогласно требуют реформ. Чем дольше этих реформ нет, тем требования их становятся не только настоятельнее, но и радикальнее. Такая характеристика внутреннего положения дается даже такими правыми октябристами, как А. И. Ковзан.

Октябристы центральные, вроде Е. П. Ковалевского, выражают сожаление по поводу этой характеристики, что А. И. Гучков не сказал в Киеве заготовленной им речи, по обыкновению, верно угадывающей настроение подавляющего большинства и потому встречающей успех. В этой, не сказанной А. И. Гучковым, речи основной тезис состоял в том, что П. А. Столыпин исполнил громадную, но отрицательную работу. Он взял на себя ликвидацию всего наиболее одиозного наследия дореформенного периода: разгром революционного подполья (военно-полевые суды), введение в законные рамки Финляндии, примирение с Польшей (выделение Холмщины, эквивалируемое польским самоуправлением) и т. д. Он оставил своим преемникам дело государственного строительства с вырванными из него шипами, и грех их и перед покойным и перед Родиной и Государем, что они вместо того, чтобы идти по проложенному им пути и приняться, наконец, за положительную преобразовательную работу, топчутся на месте и, делая вид, что продолжают дело покойного, вновь выращивают на теле русской государственности новые шипы, которые острее прежних. Вместо того, чтобы использовать наступившее успокоение, даже официально признаваемое, правительство неустанно сеет семена недовольства, дающие повсеместный сдвиг влево и до того извращающие дело П. А. Столыпина, что уже и теперь даже самая идея сближения с националистами, окрепшими при П. А. Столыпине, способна подорвать престиж любой партии в стране, которая требует для проведения реформ не национально-правого большинства, а умеренно прогрессивного блока.

В дополнение к этому проекту речи А. И. Гучкова подавляющее большинство членов Думы свидетельствует, что на местах действительно идет глухая, но упорная работа по созиданию общественных сил. Этой работы не заглушить никакими административными мерами, и тем менее полицейским воздействием. Отсутствие реформ и отсутствие совместной плодотворной работы правительства и умеренно-прогрессивного большинства приведут, и весьма быстро, к такому сплочению общественных сил, которое в формах, быть может, и нелегальных, но сумеет настоять на выполнении своей воли, какие бы реакционные проекты ни созревали теперь в умах нынешних руководителей внутренней политики в России. Что недовольство широких масс русской интеллигенции не только в городах и не только третьего элемента - факт, с которым уже надо считаться и который можно использовать как богатый материал, лучше всего доказывается тем, что кадеты, верные своему прозвищу "политических иезуитов", уже подготовляют общеимперский партийный съезд, который должен изменить партийную программу в смысле отказа партии народной свободы от принудительного отчуждения, ибо сейчас это единственный пункт, который мешает кадетам возродить и в земской, и в городской, и вообще в русской общественной жизни свое былое влияние.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 113 - 116.

N 192. 19 сентября 1913 года

Националисты - члены Бюджетной комиссии утверждают, что, с одной стороны, после Киевских торжеств, где, по обыкновению, не оправдалось ни одно из обещаний их руководителей и где, в противоположность министру внутренних дел и вопреки предсказаниям партийных вождей, все симпатии оказались на стороне председателя Совета министров, а с другой стороны, под давлением местных избирателей, настоятельно требующих разрыва компрометирующей национальную партию дружбы с правыми и выявления "самостоятельной" политической роли националистов, возможен раскол русской национальной фракции на большинство, состоящее

стр. 5


из левых националистов, и меньшинство, в котором останется правое крыло нынешней национальной группы. В политическом отношении, ввиду несомненного полевения избирателей на местах, левые националисты совершенно отмежуются от крайних правых и пойдут рука об руку с партией центра и октябристами, если, конечно, последние и впредь сохранят те позиции, на которых они стояли во время первой сессии Гос. думы IV созыва.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 112.

N 193. 19 сентября 1913 года

Члены Бюджетной комиссии передают, что из безусловно достоверных источников им стало известно, что снятое за 1200 р. из казенных сумм помещение в Крыму для размещения в нем Канцелярии Военного министерства генерал Сухомлинов обратил в дачу, в которой он проживает вместе со своей супругой, а Канцелярия Военного министерства к этому помещению, снятому за ее счет, никакого касательства не имеет.

В числе доказательств, которыми иллюстрируется недоброжелательное отношение правительства к Гос. думе, внимание членов Думы особенно привлекает передаваемое А. И. Савенко со слов будто бы одного из членов кабинета выступление В. К. Саблера в Совете министров. По этой версии, при рассмотрении в Совете министров вопроса о приемлемости для правительства внесенного в порядке ст. 55 Учр. Гос. думы законодательного предположения об увеличении содержания православному духовенству В. К. Саблер будто бы заявил, что "проект этот неприемлем уже потому, что одобрять подобные, возникающие в порядке думской инициативы, законопроекты, это значит поднимать престиж Гос. думы, а подобная "политика" вовсе не входит в задачи правительства. Достаточно и одной этой причины, чтобы признать проект Думы об увеличении содержания православному духовенству, без рассмотрения его по существу, для правительства неприемлемым".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 299.

N 194. 19 сентября 1913 года

Облетевший всю русскую прессу с легкой руки "Русского слова" разговор председателя Совета министров с председателем Гос. думы по поводу дальнейшего продолжения конфликта правительства с Думой - членами Бюджетной комиссии объявляется апокрифическим.

В действительности, как передает А. И. Савенко со слов М. В. Родзянко, имели место две следующие беседы на эту тему.

При открытии уездного земского дома, заканчивая общий разговор, председатель Гос. думы обратился в числе прочих к председателю Совета министров с прощальным "до свидания", но при этом добавил: "Надеюсь, в Таврическом дворце".

Председатель Совета министров ответил на это вполне благожелательно приблизительно словами: "Ну, это не от нас зависит".

На этом беседа оборвалась.

Возобновил ее М. В. Родзянко на завтраке у губернского предводителя дворянства Безака. Здесь М. В. Родзянко также в совершенно благожелательном тоне высказал председателю Совета министров, что во время своего последнего всеподданнейшего доклада М. В. Родзянке пришлось коснуться и "своеобразной забастовки министров", причем М. В. Родзянко вынес впечатление, что Государь "осудил" эту "забастовку", так как Его Величеству благоугодно было, между прочим, сказать по этому поводу: "Я надеюсь, что за лето они образумятся".

Председатель Совета министров, выслушав М. В. Родзянко, заявил, что по этому вопросу он никаких указаний от Его Величества не получал.

Тогда М. В. Родзянко, продолжая, высказал, что, с своей стороны, хотя лично он, Родзянко, во всей этой истории совершенно неповинен, всемерно готов идти навстречу, чтобы создать наиболее удобный путь для появления в Думе министров. Зная, что заставить всю Думу извиняться из-за выходки

стр. 6


одного Маркова 2-го, которую вся Дума осуждает, невозможно, он, с своей стороны, предлагает перед открытием Думы послать всем министрам официальные приглашения пожаловать на молебен по случаю открытия Думы.

После этого председатель Совета министров сказал, что он испросит по этому поводу Высочайших указаний, и спросил - не имеет ли чего-либо М. В. Родзянко против того, чтобы, испрашивая Высочайшие указания, председатель Совета министров сослался на М. В. Родзянко, передавшего ему Собственные Его Величества слова.

М. В. Родзянко ответил на это полным согласием и считает, что таким путем конфликт между правительством и Думой будет, наконец, улажен.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 111 - 111об.

N 195. 19 сентября 1913 года

Центральный комитет конституционно-демократической партии обсуждал заявленное на прерванной полицией весенней конференции партии мнение о необходимости созыва общеимперского партийного съезда для разделения партии народной свободы на две самостоятельные партии: радикально-демократическую и национально-либеральную. Сущность заявленных на конференции по этому поводу мнений сводится к следующему. Партия народной свободы есть партия демократическая и, как таковая, партия радикальная. Между тем присутствие в партии таких партийных деятелей, как Маклаков, Челноков, П. Струве, и др., далеких и чуждых демократии и являющихся скорее национал-либералами, составляет для партии тяжелые путы, не дающие ей возможности использовать во всей, полноте все свойственные демократическо- радикальнои партии тактические приемы. Выделение таких элементов из состава партии тем более необходимо, что, вредя в составе партии партийному делу, они вне партии были бы чрезвычайно полезны прогрессивному лагерю вообще. Выделившись в самостоятельную национально- либеральную партию, они могли бы блокироваться с прогрессистами и октябристами и образовать действительный центр, усиленный несомненно даровитыми людьми, с которыми правительство должно было бы считаться иначе, чем с инертной октябристской массой. Это мнение поддерживали Некрасов и другие представители Сибири и Юга России.

Представители изгоняемого правого крыла партии не отрицали, что между их воззрениями и воззрениями левого крыла существует значительная разница, но указывали, что выделение их под флагом национал-либералов опасно в том отношении, что их могут счесть за либеральных националистов, и потому предлагали выделиться из состава партии народной свободы левому ее крылу под флагом радикал-демократов, указывая, что при подобном выделении дело прогресса также только выиграло бы, так как новая радикал-демократическая партия возглавила бы обезглавленную ныне оппозицию более крайнюю.

Примирительный тон взяли Милюков и Шингарев, доказывавшие, что теперь не время дробить партийные силы и что, хотя действительно между правым и левым крылом партии существуют серьезные разногласия, но ничего ненормального они не представляют, так как в каждой большой политической партии должны быть центр, правое и левое крыло.

Ныне Центральный комитет партии, обсудив эти мнения, пришел к заключению, что вопрос о разделении партии мог бы быть разрешен лишь общеимперским партийным съездом. Однако собрать такой съезд в России по условиям переживаемого момента невозможно; собирать же съезд за границей значило бы подвергать участников его таким практическим неприятностям в их обывательской жизни, которые не найдут эквивалента в тех теоретических спорах, которыми займется съезд.

Это решение Центрального комитета подлежит еще утверждению партийной конференции.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 100-100об.

стр. 7


N 196. 21 сентября 1913 года

Совещание докладчиков по смете Министерства народного просвещения под председательством Е. П. Ковалевского с участием представителей ведомства закончило предварительное рассмотрение сметы, и докладчик по смете Е. П. Ковалевский приступает к составлению доклада Бюджетной комиссии.

Резюмируя результаты первой законченной стадии рассмотрения сметы Министерства народного просвещения, Е. П. Ковалевский заявляет: "Говорить об единстве взглядов на дело народного просвещения между ведомством и совещанием содокладчиков по смете, конечно, не приходится, но важно и то, что достигнуто в деле финансового состояния школьного дела. Смета ведомства на 1914 год является первой сметой, по которой совещание содокладчиков ограничилось увеличением в общей сложности всего лишь на 500 000 руб., считая, что находящиеся в распоряжении ведомства и вновь испрашиваемые кредиты вполне достаточны для обеспечения школьного дела в 1914 году. Из увеличения в 500000руб. 400000руб. приходится на усиление строительных кредитов, а 100 000 руб. - на усиление кредитов по внешкольному образованию. Последнее увеличение имеет скорее демонстративное значение, так как в последние годы на внешкольное образование не тратилось ни одного лишнего рубля.

В связи с газетными разоблачениями по поводу железнодорожной катастрофы у ст. Сосыка члены Бюджетной комиссии Гос. думы решили предъявить в порядке ст. 40 Учр. Гос. думы вопрос министру путей сообщения об обстоятельствах, вызвавших и сопровождавших эту катастрофу.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 101.

N 197. 23 сентября 1913 года

В связи с предстоящим совещанием октябристов для выяснения ближайших задач партийной тактики среди членов этой партии наблюдаются два течения.

Представители первого течения - преимущественно центральные октябристы - говорят, что всеобщее недовольство в стране, близкое к дезорганизованной актуальности [так в документе. - Ред. ], обязывает руководящую политическую партию, вняв местным настроениям, изменить свою тактику в целях достижения всеобщих стремлений и охранения правопорядка в стране. Совершенно ясно, что источником недовольства подавляющего большинства умеренных слоев русского общества является инертность правительства и отсюда проистекающее топтание на месте и отсутствие творческой законодательной работы. Конечно, в странах конституционных недовольство правительством влечет за собою борьбу парламента против данного кабинета. Но, находясь в условиях русской действительности, нельзя не признавать, что единого кабинета у нас нет, Совет же министров представляет механически соединенную коллегию не объединенных одной общей идеей, а разъединенных различным государственным мировоззрением членов. При таких условиях задача реального политика заключается не в борьбе с абстрактным понятием "правительства", а в борьбе с теми отдельными лицами из состава кабинета, которые являются главнейшими тормозами в деле обновления России. Ни для кого не секрет, что в нынешнем кабинете даже такой умеренный консерватор, как стаст-секретарь В. Н. Коковцов, является наиболее сильным оплотом в деле защиты существующего государственного строя от различных государственных шалостей современных государственных младенцев. Бороться при таких условиях против кабинета, или, точнее, против председателя Совета министров, становится актом самоубийственным. Гораздо правильнее, поддерживая статс-секретаря Коковцова, как человека истинно преданного существующему государственному строю и неспособного на легкомысленные авантюры, обратить все свои активные силы непосредственно против того, кто служит истинным виновником всеобщего недовольства и кто беззаботно играет с государственною властью, как ребенок - с пламенем свечи.

стр. 8


Другое течение представлено исключительно левыми октябристами, к которым в последнее время примкнул и А. И. Гучков. Переход его из октябристского центра в левое крыло особенно подчеркивается - как непререкаемое доказательство всеобщего полевения, ибо-де не было еще случая, чтобы А. И. Гучков не учел правильно биения общественного пульса. Представители этого второго течения в определении причин всеобщего недовольства полагают, однако, что не дело для серьезной политической партии сходить со строго формальной конституционной точки зрения, вдаваясь в изыскания, в каких между собою отношениях находятся господа министры, что каждый из них думает и к чему стремится. Для большой серьезной политической партии, согласно действующему закону и императивно выраженной Высочайшей воле, не может существовать ведомственных трений. Политическая партия России может и должна в политической борьбе иметь своим противником не отдельного министра, а только объединенное правительство. Направляя борьбу свою против председателя Совета министров, Союз 17 октября, оставаясь в своей роли лояльной политической партии, может либо побудить статс-секретаря Коковцова стать более энергичным, преодолеть в составе кабинета враждебные ему влияния, образовать действительно единый кабинет или, если этого он сделать не в силах, то уступить свое место другому, более сильному и более энергичному.

В настоящее время первое течение в формальном споре о том, против кого должна вестись борьба, по-видимому, идет на уступки, но представители первого течения выдвигают теперь на первую очередь соображения практического характера. Они говорят, что статс-секретарь В. Н. Коковцов вообще незаменим на посту министра финансов, а в данный момент он незаменим в особенности, так как России нужен заем на выполнение Большой судостроительной программы. Осуществление этой программы составляет если не вопрос первой государственной необходимости, то во всяком случае вопрос личного желания и даже чести Государя. Между тем, приезжавшие в Петербург парижские финансисты, убедившись из личных разговоров с русскими финансистами в неопределенности политического положения, отказались от переговоров о займе, если им не будет гарантировано совершение займа статс-секретарем В. Н. Коковцовым, который, по их мнению, может говорить о займе лишь в убеждении, что заем этот будет принят законодательными учреждениями. По сведениям депутатов, статс-секретарь Коковцов во время пребывания своего в Ливадии получил вполне определенные Высочайшие указания, свидетельствующие, что Его Величеству благоугодно было совершенно рассеять предубеждения относительно неопределенности положения России. Таким образом, пребывание статс-секретаря В. Н. Коковцова у власти должно почитаться на довольно значительный промежуток времени вполне обеспеченным и неизбежным. При таких условиях с практической стороны совершенно бесполезно вести кампанию против председателя Совета министров и предпочтительнее сконцентрировать силы в борьбе против нынешнего министра внутренних дел.

Эти практические соображения имеют быть заявленными представителями второго течения лишь по прибытии А. И. Гучкова, которое состоялось только сегодня.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 297 - 298об.

N 197. 23 сентября 1913 года

Среди октябристов идут усиленные приготовления к предстоящей 7 ноября партийной конференции. Впрочем, в приготовлениях этих принимают участие лишь так называемые центральные и левые октябристы. Правых октябристов, по-видимому, вполне сознательно не посвящают в задачи предстоящей конференции. И хотя пока официально еще даже не предвещается вопрос о возможности внесения на конференции предложения об удалении из состава Союза 17 октября так называемых правых октябристов, но если судить по настроению подавляющего большинства октяб-

стр. 9


ристского центра и левого крыла, то возникновение подобного предложения нельзя будет считать большою неожиданностью.

Пока же между центральными и левыми октябристами идет обмен мнений по вопросу о том, в чем именно должно состоять изменение партийной тактики.

Схема этих рассуждений такова.

Избиратели недовольны. На местах от административного произвола житья не стало. Избиратели уже не просят, а требуют реформ и винят своих представителей, что они недостаточно энергично борются за проведение реформ. Итак, необходимо показать избирателям, что их избранники достойны оказанного им доверия. Надо начать активную, не исключая и бюджетной, борьбу за реформы. В том, что реформ нет, виновато правительство, ибо оно органических преобразований в Думу не вносит, а в порядке административного управления все плотнее и интенсивнее нажимает и на обывателя, и на все местные организации винт административного произвола.

В этой оценке положения среди октябристов нет двух мнений. Разногласие начинается далее. Левые октябристы говорят, что борьба легальной партии может быть и упорной, и даже жестокой, но она должна быть закономерной. Высочайшей волей в России учреждено объединенное правительство. Следовательно, против этого объединенного правительства и должна быть направлена закономерная парламентская и закономерная общественная борьба. Центральные октябристы против этого восстают и доказывают, что страна очень довольна и состоянием русских финансов, и аграрной деятельностью правительства, и многими другими сторонами государственного управления. Страна недовольна прежде всего системой внутренней политики, затем страна возмущена тем, что творится в Церкви Православной, далее страна ужасается насаждаемыми в школах со стороны Министерства народного просвещения непорядками. Следовательно, и борьба должна вестись лишь против тех министров, деятельность которых нарушает спокойствие в стране.

Левые октябристы отрицают правильность подобной постановки вопроса и утверждают, что по воле Государя единственным ответственным лицом за все правительственные непорядки является председатель Совета министров. Только против него может вести борьбу и Дума и общество, а это уже его дело - или добиться такого кабинета, в котором все министры подчинялись бы его указаниям, или уйти, уступив место другому, который действительно сможет, исполняя Монаршую волю, быть главою и представителем правительства, а не только своего ведомства.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 296 - 296об.

N 199. 23 сентября 1913

Впечатление, произведенное в Гос. думе внесением проекта о преобразовании полиции, огромно. Не было, кажется, ни одного члена Думы, который не сбегал бы в канцелярию попросить экземпляр этого проекта. Однако, к сожалению, просьбы эти не могли быть удовлетворены, так как проект пока имеется только в подлиннике. Из-за этого бегло успел ознакомиться с проектом только один А. И. Шингарев, и вот его отзыв.

"Технически проект разработан блестяще. Остается пожелать, чтобы другие ведомства брали пример с Департамента полиции. Впрочем, я всегда знал и говорил, что С. П. Белецкий - умный человек. Но послушайте, какое несчастье иметь своим начальником такого скудоумного министра. Боже, какое убожество мысли! Ведь теперь вся эта блестящая разработка проекта испорчена. Теперь это не проект, а какая-то Вавилонская башня, которая при обращении в закон рухнет и задавит всю русскую государственность".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 103.

N 200. 23 сентября 1913 года

В редакции "Нового времени" получили от М. А. Суворина из Ливадии письма, в которых он на основании своих бесед с ген. Думбадзе и ген. Бог-

стр. 10


дановичем сообщает, что положение В. Н. Коковцова после его всеподданнейшего доклада чрезвычайно упрочилось и что статс-секретарь Коковцов уехал из Ливадии за границу, имея вполне определенные Высочайшие указания, опровергающие всякие сомнения в устойчивости государственного строя и в непоколебимости русского политического курса.

В связи с полученными из Ливадии от М. А. Суворина письмами, по редакции даны указания, сущность которых сводится к тому, чтобы начать кампанию, имеющую [целью] пробудить в обществе и среди центральных партий в Думе сознание необходимости борьбы за политические идеалы левых октябристов. Специальной кампании против правительства не предположено, но в тех случаях, когда по существу дела приходится писать о членах кабинета, то отношение к ним должно быть отрицательное, а особенно к Н. А. Маклакову. Что касается В. Н. Коковцова, то выпады, но не против него лично, а против него как председателя Совета министров - допускаются.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 102.

N 201. 23 сентября 1913 года

Следовавший с поездом, потерпевшим крушение у Двинска, А. И. Гучков благополучно прибыл в С. -Петербург и в течение остатка дня принял ряд журналистов. Важнейшие из сделанных им журналистам заявлений сводятся к следующему.

"Мой проект резолюции, единогласно одобренный членами Киевского городского съезда, вовсе не был рассчитан на то, чтобы прийтись кому-нибудь на руку или не на руку. Я не имел в виду никаких определенных ни лиц, ни партий. Моя задача заключается не в том, чтобы сгущать краски, говоря о патологии момента или свидетельствуя о развале власти. Моя задача заключалась в том, чтобы сказать членам правительства слово предостережения. Вспомните поговорку: "Петух должен перед восходом солнца его приветствовать, а взойдет оно или не взойдет, - это его не касается".

Я не преследовал никаких партийных целей. Я не имел в виду ни содействовать, ни оказывать сопротивление чьим бы то ни было партийным заданиям. Моя единственная задача - оказать сопротивление правительству. Мои слова осуждения касаются и националистов, поскольку они поддерживают отдельных членов правительства. Националисты времен Петра Аркадьевича Столыпина не похожи на нынешних. Теперь - это другая марка.

Какое значение имеют вообще политические партии. Партии - это пена. До 17 октября не было никаких партий, но тогдашний режим был осужден единогласно всем русским обществом, и это было самое важное.

Теперь слова осуждения, как показал Киевский городской съезд, начали проходить через самые умеренные слои того же общества, которое оказалось активным в 1904 - 1905 годах. И это самое важное в одобренной Киевским съездом резолюции".

А. И. Гучков категорически опровергает сообщения газет, будто съезд был закрыт представителем полиции. В действительности между А. И. Гучковым и председателем съезда Дьяковым состоялось соглашение, в силу которого, ввиду общего настроения съезда и одобрения членами его проекта резолюции, Дьяков согласился допустить оглашение резолюции, с тем что она будет единогласно приветствуема съездом, но на голосование он этой резолюции не поставил, ибо считает ее выходящей за пределы обсуждаемых на съезде вопросов. Но, говорит А. И. Гучков, нельзя не подчеркнуть того высоко комического положения, в котором находился представитель местной полиции. Нам, устойчивым и уравновешенным, опытным и зрелым городским и общественным деятелям, запрещалось говорить вслух о том, о чем знает, говорит и пишет вся Россия. Нам запрещали говорить о развале власти, о застое законодательства, о необходимости реформ, а ссылки на Манифест 17 октября приравнивались к цитатам из Выборгского воззвания.

А. И. Гучков категорически опровергает, что он обращался по поводу Киевского съезда с какими бы то ни было заявлениями к министру внутренних дел.

стр. 11


"Я, - подчеркивает А. И. Гучков, - ни в каких отношениях с Н. А. Маклаковым не нахожусь".

По вопросу о возможности соглашения октябристов с кадетами А. И. Гучков заявил:

"Пропасть велика, но соглашение возможно".

В железнодорожной катастрофе у Двинска А. И. Гучков, как ее очевидец, считает виновными исключительно чинов службы движения станции Двинск.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 104 - 105.

N 202. 25 сентября 1913 года

Среди трудовиков назревает мысль об объединении в пределах парламентской работы с социал- демократической фракцией. Главным апологетом этой идеи является Керенский, доказывающий, что в сущности нет никаких серьезных принципиальных положений между обеими фракциями, которые могли бы их разъединять и делать невозможной дружную совместную работу.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 107.

N 203. 28 сентября 1913 года

В кулуарах Гос. думы с напряженным вниманием следят за ходом процесса Бейлиса. Здесь в этом процессе видят не только мировой процесс, привлекающий внимание всего культурного человечества, но и попытку русской юстиции присвоить себе в деле доказанности факта ритуальных убийств те лавры, которых не могла добиться ни одна юстиция в мире. Этот процесс рассматривают как объявление русским правительством войны всемирному еврейству и прозревают в нем последний акт той государственной драмы, которая началась в Киеве выстрелом Богрова, нанесшим первую смертельную рану русскому национализму.

Эта драма окончательного краха русской национальной идеи как фактора в деле государственного строительства окончательно зафиксировалась в одиночестве и убожестве "выставки националистов" в Киеве при открытии памятника П. А. Столыпину, и завершится она, в силу законов реакции, несмываемым позором, который ляжет на головы тех правых и национальных организаций и того правительства, которые так искусно инсценировали дело Бейлиса о ритуальном убийстве.

В деле Бейлиса борются две силы: с одной стороны - еврейство и культурное человечество, а с другой стороны - зоологический, самобытно-русский национализм и положившее на его чашку весов свои гири русское правительство.

Почти вся мировая пресса с первого же дня процесса стала порицать русское правительство, допустившее в XX веке подобный процесс. Маленькая заминка вышла лишь с парижской прессой, в первый день процесса Бейлиса его замолчавшей.

Из петербургских редакций полетели запросы и выяснилось, что предстоят сенсационные разоблачения о продажности французской прессы и причастности к этому делу представителей русского правительства. Однако на второй день процесса и французская пресса примкнула к общему концерту мировой печати.

И у нас в России с первых же дней процесса, как последствие малой продуманности в действиях местных судейских чинов, выяснилось, что подавляющее большинство общественного мнения не будет на стороне обвинительного приговора.

Г. Г. Замысловский, злой гений министра юстиции, окончательно погубил в этом процессе И. Г. Щегловитова, а через него подвел серьезную мину и под весь состав кабинета.

Под аккомпанемент подобных разговоров появилось сенсационное известие, что В. В. Шульгин написал в своем "Киевлянине" громовую статью против киевской прокуратуры и Министерства юстиции.

стр. 12


"Киевлянин" впервые вышел за подписью: "Редактор В. В. Шульгин". Номер конфискован. В. В. Шульгин привлечен к ответственности по ст. 1034 Уг. ул.

Общественный интерес к статье В. В. Шульгина в Киеве был так велик, что за одно только прочтение этой статьи платили по 20 рублей, так как номеров "Киевлянина" нельзя было достать. Статья эта протелеграфирована газетными корреспондентами в редакции столичных газет, но петербургские редакции не решились ее напечатать. (Статья эта в извлечении, протелеграфированном в газету "Речь", при сем представляется).

"Крысы, первыми бегут с тонущего корабля русского национализма", - первым воскликнул, выслушав выдержки из статьи В. В. Шульгина, социал-демократ Скобелев.

Но хор негодующих голосов устыдил его.

"В. В. Шульгин - антисемит, но эстетический антисемит. Он не выносит евреев из черты оседлости, как элемент, нарушающий эстетические чувства. Однако В. В. Шульгин - искренний, честный и убежденный человек", - заявил кн. Мансырев.

"Статья В. В. Шульгина, как видного представителя всей русской интеллигенции юго-западного края, - громадный козырь для выигрыша дела и тяжкий удар для министра юстиции", - прибавил прогрессист Ржевский.

"Статья, написанная с громадным темпераментом и гениально рассчитанная на психологию широких масс", - вставил Новиков.

"Этой статьей В. В. Шульгин восстановил доброе имя "Киевлянина" и снял с него тот херим 1 , который лежит на нем со времен освободительного движения", - сказал Керенский.

После долгого обсуждения группой наличных депутатов было решено, что пора прибегнуть к австрийскому методу и внести по поводу конфискации "Киевлянина" за 27 сентября запрос, пользуясь которым можно было бы дать прессе возможность огласить безнаказанно убийственную для правительства статью В. В. Шульгина.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 108 - 109.


1. Херим (херем) - запрет, отлучение (иврит).

N 204. 8 октября 1913 года

На основании сведений членов Гос. думы из центральных групп в кулуарах распространяются слухи, что поездка в Ливадию министра внутренних дел Н. А. Маклакова "не смогла поколебать политического положения, принятого под влиянием В. Н. Коковцова". По думским слухам, Н. А. Маклакову было указано "на необходимость считаться с общественным мнением и не вносить раздражения в местные общественные круги теми приемами управления, которые, собственно говоря, не представляют собою ничего нового сравнительно с государственным укладом, существовавшим до 1905 года".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 93.

N 205. 8 октября 1913 года

В Москве состоялись параллельные заседания, во-первых, "расширенного ЦК к. -д. фракции", т. е. ЦК с участием членов думской фракции, и, во-вторых, "расширенного совета группы прогрессистов", закончившиеся совместными заседаниями участников того и другого собрания.

Кардинальным вопросом, подвергнутым обсуждению в неофициальных совещаниях обеих конференций, явился вопрос о тактике обеих партий и в Гос. думе и в стране.

И среди кадетов, и среди прогрессистов отчетливо обозначились два противоположных течения.

Оба течения признавали рост общественного недовольства достаточно прочным и глубоким для открытия активных действий, но течение более левое считало необходимым резко отмежеваться от октябристов, немедленно по открытии сессии Гос. думы усвоить ярко оппозиционную тактику,

стр. 13


а течение более правое находило более предпочтительным выжидать исхода конференции октябристов с тем, что если октябристы действительно решатся перейти к более активному образу действий, то войти с ними в постоянное соглашение на предмет образования умеренно- прогрессивного большинства в IV Гос. думе для проведения известного минимума гражданских реформ.

У кадетов во главе левого течения стояли Милюков и Некрасов, а во главе правого течения - Челноков и кн. Шаховской.

У прогрессистов во главе левого течения был Посников, а во главе правого Коновалов.

На заключительных совместных заседаниях представителей обеих партий победило правое течение. Предложение отмежеваться от октябристов было отклонено и принята формула "равнение по октябристам", с тем, однако, условием, что если эта последняя попытка со стороны умеренной оппозиции приняться за положительную работу, по вине октябристов, не удастся, то в таком случае вся умеренная оппозиция переходит к ярко оппозиционной отрицательной деятельности.

РГИА ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 95 - 95об.

N 206. 8 октября 1913 года

В изменение и дополнение газетных сообщений дело об убийстве младшим помощником пристава М. М. Гардером своей жены, урожденной Ренненкампф, а затем об его самоубийстве рисуется, по думским сведениям, так.

М. М. Гардер, с одной стороны, окончательно запутался в долговых обязательствах, а с другой, разойдясь со своей прежней женой и живя с нею на разных квартирах, продолжал поддерживать с нею постоянные отношения и в то же время усиленно ухаживал, собираясь жениться, за племянницей председателя Гос. думы М. В. Родзянко, маркизой Компанари, определенной, по желанию М. В. Родзянко, на службу в Канцелярию Гос. думы.

В течение летнего перерыва занятий Гос. думы маркиза Компанари уехала погостить к своей тетке, игуменье женского монастыря в Троицко-Сергиевском посаде. М. М. Гардер ездил в монастырь и, вернувшись оттуда, потребовал от своей жены денег и развода. Она не соглашалась ни на то, ни на другое.

В результате М. М. Гардер убил жену и застрелился сам.

Его смерть вызвала особенно большое волнение среди его сослуживцев, так как большинство чинов Канцелярии Думы, состоя членами различных обществ взаимного кредита и зарвавшись в своих долговых обязательствах, вынуждены ручаться друг за друга, лишь бы увеличить сумму своего кредита и избежать протеста. Смерть Гардера, который был особенно много должен, заставляет платить за него по несколько сот рублей очень многих из его сослуживцев.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 94.

N 207. 10 октября 1913 года

Большое волнение среди наличных членов Гос. думы вызывают слухи о приписываемом министру внутренних дел гофмейстеру Н. А. Маклакову намерении, во-первых, прекратить печатание полных стенографических отчетов о заседаниях Гос. думы при газете "Россия" и, во-вторых, установить печатание газетных отчетов о думских заседаниях не иначе, как "по стенограммам, прошедшим предварительную цензуру" (чью - неизвестно).

Первое из приписываемых гофмейстеру Н. А. Маклакову намерений рассматривается как явное с его стороны желание "обидеть" Гос. думу, а второе почитается противозаконным посягательством на дискреционные права председателя Думы, которому одному закон вверяет право цензуры и стенограмм и газетных отчетов о ходе думских заседаний.

А. И. Шингарев ведет усиленную агитацию о необходимости бюджетной борьбы с правительством, "издевающимся над пожеланиями Гос. ду-

стр. 14


мы". Борьба эта, ввиду забронированности наиболее жизненных для ведомств кредитов, должна перейти в область отклонения сверхсметных расходов и условных кредитов. К мысли Шингарева присоединились левые октябристы во главе с М. М. Алексеенко, с тою, впрочем, оговоркою, что не должно иметь места отклонение кредитов, связанных с действительно необходимыми потребностями государственной обороны.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 96.

N 208. 14 октября 1913 года

Справка о переменах в личном составе членов Гос. Думы*

В течение первой сессии Гос. думы IV созыва и во время летнего перерыва между первой и второй ее сессиями в личном составе членов Гос. думы произошли следующие перемены.

Выбыли из состава членов Гос. думы за смертью - один (Растов - Рязанской губернии) и за отказом от своих полномочий- 15 (Кадыгробов - Минской, Рейн - Волынской, Ковалев - Херсонской, Новосильцев - Калужской, кн. Урусов 2-й - Ярославской, Яновский - Калужской, Орлов-Давыдов - Калужской, Дмитрюков - Калужской, Безак - Киевской, Розенбах - Черниговской, Пищевич - Херсонской, Невиандт - Полтавской, Попов 4-й - Воронежской, Лашкарев - Минской и Старцев- Архангельской), а всего 16 членов Гос. думы от 11 избирательных округов.

Взамен выбывших были назначены и произведены выборы в 9 избирательных округах, в результате которых оказались избранными 13 членов Гос. думы: 1) Папа-Афанасопуло Илья Афанасьевич (нац.) - Минской (взамен Кадыгробова), 2) Иванов Анатолий Васильевич - Рязанской (взамен Растова), 3) Беляев Григорий Николаевич (нац.) - Волынской (взамен Рейна), 4) Викторов Георгий Владимирович - Херсонской (взамен Ковалева), 5) Закржевский Дмитрий Владимирович - Херсонской (взамен Пищевича), 6) Павлинов Николай Иванович - Калужской (взамен Новосильцева), 7) Дмитрюков Иван Иванович (окт.) - Калужской (взамен Яновского), 8) гр. Орлов-Давыдов Алексей Анатольевич (прогр.) - Калужской (переизбран), 9) Каншин Иван Анатольевич - Калужской (взамен Дмитрюкова), 10) Черносвитов Кирилл Кириллович (к. -д.) - Ярославской (взамен кн. Урусова 2-го), 11) Коваленко Михаил Иванович- Полтавской (взамен Невиандта), 12)Ханенко Василий Александрович - Черниговской (взамен Розенбаха) и 13) Ких Александр Александрович (нац.) - Киевской (взамен Безака).

Не назначены еще выборы в трех избирательных округах (губернии Воронежская, Минская и Архангельская) для избрания трех членов Гос. думы (взамен от. Попова 4-го, Лашкарева и Старцева).

Таким образом, Гос. дума IV созыва вступает во вторую свою сессию в составе 439 членов.

Что касается распределения их по партийным группировкам, то таковое распределение является преждевременным ввиду происходящих во всех почти думских фракциях и группах переговоров о создании в Гос. думе новой констелляции политических сил.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 97 - 98.

N 209. 14 октября 1913 года

Польское коло вносит в Гос. думу проект реформы тминного управления.

Прогрессивная группа разрабатывает главные основания того соглашения, которое могло бы состояться между ними и октябристами по вопросу о реформе местного (земского и городского) самоуправления.

Кадеты вносят запросы: 1) о преследованиях против печати за освещение дела Бейлиса; 2) о незакономерных действиях пристава Строева на банкете "Русских ведомостей" и 3) о незакономерном разъяснении Советом министров ст. 65 Осн. зак.

стр. 15


Социал-демократы вносят запросы: 1) о преследованиях против печати в связи с делом Бейлиса и о незакономерном инсценировании означенного дела; 2) о преследовании печати вообще и рабочей в частности; 3) о незакономерном действии агентов правительства в отношении забастовок и 4) по поводу привлечения к судебной ответственности членов социал- демократической фракции во II Гос. думе в связи с новыми обнаружившимися по этому делу данными.

Совещание Гос. думы постановило устраивать еженедельно по три заседания общего собрания Гос. думы: по вторникам - днем, по средам - только вечером и по пятницам - днем, оставляя остальное время свободным для занятий комиссий. В изъятие из этого постановления на текущей неделе заседания общего собрания назначить только во вторник и в пятницу, а на будущей неделе - в среду днем и вечером и в пятницу - днем.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 314.

N 210. 14 октября 1913 года

М. В. Родзянко в кругу особенно близких к нему лиц заявил, что долее он не желает оставаться в составе президиума Гос. думы вместе с кн. Волконским. Непосредственная причина этого нежелания заключается в том, что весь конфликт между Гос. думой и правительством возник из-за кн. Волконского, а когда пришла пора не милыми келейными разговорами, а открытым публичным самобичеванием этот конфликт устранить, кн. В. М. Волконский умыл руки и не пожелал даже воздействовать на свои правую и национальную фракции, его избравшие, чтобы они пошли в этом остром вопросе на необходимые уступки.

Общая причина заявленного М. В. Родзянко желания заключается в том, что вообще, по его мнению, система коалиционного президиума не выдерживает критики, так как на практике, хотя все фракции участвуют в избрании членов президиума, но президиум в его целом при этой коалиционной системе не опирается ни на какое большинство и не имеет за собою никакой поддержки. Поэтому систему коалиционного президиума надо оставить и вернуться к прежней системе, при которой все должности в президиуме должны замещаться по избранию большинства Гос. думы.

Для новых выборов президиума такое большинство могло бы составиться из партии центра, октябристов, поляков, прогрессистов и кадетов. При этом большинстве должность одного из товарищей председателя Гос. думы могла бы быть предоставлена вместо кн. Волконского членам партии центра - или гр. Мусину-Пушкину, или кн. Васильчикову.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 138 - 138об.

N 211. 14 октября 1913 года

М. В. Родзянко передал в частной беседе А. И. Ковзану, что вопреки всем его, Родзянки, ожиданиям, В. Н. Коковцов очень "подвел его". Дело в том, что, по сведениям Родзянко, шутовская беседа, будто бы происходившая в Киеве между председателем Совета министров и председателем Гос. думы и напечатанная в "Русском слове", - напечатана по желанию В. Н. Коковцова, а "Русское слово" в виде компенсации получило за помещение этой беседы объявления Государственного банка. Вырезку из "Русского слова" с этой беседой председатель Совета министров представил Его Величеству во время своего всеподданнейшего доклада в Ливадии, подчеркнув, что как же министрам Его Величества ходить в Думу, когда даже председатель Думы рядит их в столь шутовской наряд. В результате Его Императорскому Величеству благоугодно было повелеть, чтобы министры продолжали не посещать Гос. думу.

В правдивости полученных М. В. Родзянкой сведений его убеждает то обстоятельство, что все его, председателя Гос. думы, попытки добиться помещения опровержения в "Русском слове" словно разбивались о какую-то невидимую силу и оставались безрезультатными, хотя он не только просил поместить опровержение корреспондента этой газеты, но и лично писал об этом в "Русское слово".

стр. 16


Справка. Мнимая беседа между М. В. Родзянко и В. Н. Коковцовым дана в "Русское слово" редактором последнего Валентиновым, который заверяет, что беседу ему передали лица, близкие к киевским депутатам. Опровержение же М. В. Родзянко он не печатал, так как ввиду разъезда на летний отдых старших редакторов "Русского слова" не хотел опровергать самого себя.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 139 - 139об.

N 212. 16 октября 1913 года

Прогрессивная группа, обсудив постановления московского совещания относительно сближения с октябристами, нашла, что, согласно постановлению московского совещания, самая идея этого сближения может быть осуществлена лишь в зависимости от исхода предстоящего съезда октябристов. Имея в виду, что тактика октябристов определится лишь после ноябрьского съезда, прогрессивная группа признала, что до завершения трудов означенного съезда никаких постановлений прогрессивная группа принимать не может, а большинство группы склонилось к мысли, что до окончания съезда октябристов не надлежит и вступать в какие бы то ни было переговоры.

В Клубе общественных деятелей состоялось конспиративное заседание фракции Союза 17 октября, посвященное разработке тактической программы Союза 17 октября, имеющей быть доложенной общеимперскому партийному совещанию, назначенному 7 ноября. Заседание вышло очень многолюдным. На заседании присутствовал председатель Гос. думы. Хотя заседание затянулось до поздней ночи, но все оно было поглощено лишь двумя речами - Шидловского и Шубинского. Поединок между Шубинским и Шидловским, судя по внешним проявлениям настроения аудитории, обнаружил значительное расхождение между правым и левым крыльями фракции Союза 17 октября. Ввиду страстности произнесенных речей и вызванной ими приподнятости настроения фракции участникам заседания предложено соблюдать крайнюю сдержанность, дабы сведения о происходящих во фракции разногласиях не вышли преждевременно за пределы своей фракционной семьи и не проникли в печать.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 133.

N 213. 16 октября 1913 года

Среди видных членов фракции правых (Хвостов, Марков 2-й, еп. Анатолий, Пуришкевич и др.) обсуждались известия газет о внутренних неладах в составе президиума, о той страстности, с которою президиум реагировал на разоблачения печати, о всеобщем желании отмежеваться от правых, о вреде предстоящей изолированности и о средствах к поднятию своего престижа и к оказательству своей силы в общем соотношении думских партийных сил.

Среди обмена мнений по перечисленным вопросам были констатированы следующие главные положения.

Основная опасность - в той силе, какую забирает у октябристов их левое крыло. Если не подсечь этой опасности в самом зародыше, то того и гляди, что октябристы, за исключением 8 - 15 человек во главе с Шубинским, бросятся в объятия прогрессистов. Прославившаяся своею самостоятельностью партия центра г. Крупенского уже и теперь тянется вслед за октябристами. Не особенно надежны и националисты. Отчасти распропагандирован даже Балашев. Положим, его нетрудно вернуть к подчинению, но если действительно начнет создаваться умеренно- либеральный центр, то вряд ли г. Балашеву удастся удержать значительную часть своей партии от соблазна состоять в рядах "умных, культурных, просвещенных людей" и от измены "сермяжным взглядам фракции правых". В результате, если авантюра А. И. Гучкова с созданием умеренно- либерального центра удастся, то фракции правых придется пребывать лишь в обществе "выкидышей октябризма" и обломков национальной группы и занять то же малопочетное положение, которое теперь занимают социал-демократы и трудовики.

стр. 17


Выяснение этой малоотрадной перспективы повелительно требует противодействия планам А. И. Гучкова. Не зная, в какие конкретные формы они облекутся в ближайшие дни, нельзя предрешать и своего плана действий, но во всяком случае руководящим принципом надо принять правило, чтобы не раздражать правых октябристов и не давать повода левым октябристам вопить о необходимости отмежеваться от правых.

Правые октябристы желают провести в председатели М. В. Родзянко. Хотя в прошлые выборы правые и голосовали против Родзянко, но до выборов еще далеко, фактически исход выборов будет зависеть, как и определение всего политического положения в Думе, от ноябрьского съезда октябристов, а потому - почему бы не пустить слух, что правые будут голосовать за Родзянко. Объяснить эту перемену системы голосования можно тем, что выборы Родзянко нежелательны правительству, а правые находятся в такой же оппозиции к правительству, в какую только еще собираются стать октябристы. Таким образом, муссирование этого слуха создаст мост между октябристами и правыми. С другой стороны, и М. В. Родзянко, которому более лестно пройти голосами правых, чем левых, из-за этого слуха сделает в пользу правых несколько авансов. Правда, когда слух о том, что правые решили голосовать за Родзянко, станет известным, обидится кн. Волконский. Но и это полезно. Хотя кн. Волконский и дал понять, что в случае образования, вследствие раскола у октябристов, правого большинства, правые в виде компенсации за причиненные ему неприятности историей Маркова 2-го должны бы провести его на председательское кресло, но образуется ли это правое большинство или нет, пока неизвестно, а почтенному князю не мешает посбить спеси за его воркотню, что правые его подвели. Когда положение выяснится окончательно, князю можно объяснить, что слух о постановлении фракции голосовать за Родзянко был только тактическим приемом.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 130 - 131.

N 214. 16 октября 1913 года

Епископ Анатолий рассказывает, что в связи с возобновлением сессии правые обращают внимание на совершенно ненормальное положение представителя в Гос. думе от Волынской губернии епископа Никона Кременецкого, который переведен Св. Синодом на самостоятельную кафедру енисейскую. Епископ Никон неоднократно возбуждал ходатайство перед Св. Синодом об отпуске для поездки в Петербург для участия в работах Гос. думы, но Св. Синод категорически ему в этом отказывал. Правым известно, что устранение епископа Никона из Гос. думы делается по политическим соображениям, так как деятельность его в Гос. думе не нравится руководителям синодальной политики. Подобное отношение ведомства к народному представителю вызывает среди правых весьма отрицательное отношение. Считая неудобным внесение по этому поводу запроса от своего имени, некоторые правые вошли в переговоры с октябристами, не возьмут ли они на себя инициативу в предъявлении запроса по этому делу.

И. П. Шубинский заявил журналистам, что он избран в члены Гос. думы не октябристами, а только с помощью октябристов и потому ввиду изменившегося настроения фракции он считает себя уже не октябристом, а только примыкающим к октябристам и сохраняющим за собою право автономных голосований. Это заявление Шубинский собирается сделать и во фракции Союза 17 октября.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 134.

N 215. 17 октября 1913 года

В общих чертах сущность вчерашнего конспиративного заседания фракции Союза 17 октября сводится к следующему.

На скамье подсудимых оказалось правительство, как источник общественного недовольства, все растущего и принимающего угрожающие государственной безопасности размеры. Обвинителем выступил Шидловский. Ему помогали Опочинин, Годнев и Ростовцев. Защитниками правительства

стр. 18


выступили Шубинский и Скоропадский. Председательствовал Антонов. В общем точка зрения обвинителей заключалась в том, что фракция Союза 17 октября не пропагандирует никакого полевения. Фракция Союза 17 октября под натиском быстро прогрессирующего недовольства на местах, лишь добросовестно повинуясь воле своих избирателей, оказывается вынужденной заявить, что законодательное топтание на одном месте и правительственный курс, доводящий административный произвол и усмотрение на местах до размеров, неведомых и дореформенному строю, не могут быть долее терпимы.

Не о полевении, не о сдвиге влево идет речь. Фракция Союза 17 октября лишь остается на своем месте и не следует за правительством по пути полного забвения и попрания начал манифеста 17 октября. Если в данный момент фракция Союза 17 октября и словом и делом не докажет своего расхождения с правительством, то таким путем фракция лишь подтвердит свою солидарность с правительственным курсом, возьмет на себя всю тяжесть и всю ответственность за последствия этого курса.

Вместе с тем, идя вместе с правительством дальше, фракция покажет, что она изменила своему знамени и отреклась от начал манифеста 17 октября.

Наоборот, оставаясь верной своим политическим заветам, оставаясь на своем собственном месте, Союз 17 октября вовсе не должен ни искать сближения с оппозиционными партиями, ни переходить в оппозицию. Свято храня знамена манифеста 17 октября, Союз 17 октября лишь верой и правдой служит Царю и родине. В оппозиции будут все те, кто не с Союзом 17 октября. Ни министерский портфель, ни высокое служебное положение не служат непререкаемым доказательством верности Царю и родине. И министры, и сановники могут быть в оппозиции. Вообще пора перестать искажать термин оппозиция. В истинном значении, оппозиция возможна только Его Величеству, но никак не тому или другому составу правительства. Союз 17 октября никогда не стоял и не стоит в оппозиции к Его Величеству. Союз 17 октября, наоборот, охраняет святость, незыблемость и непререкаемость Царского Слова. Союз 17 октября не желает и не может идти вместе с теми, кто дерзостно подрывает доверие народное к святости Царского Слова. С какими глазами вы, октябристы, в смутное время призывавшие к успокоению Именем Царя, уверявшие население Именем Монарших обещаний в лучшем будущем, будете смотреть на своих избирателей, помогая нарушать и Царское Слово и Монаршие Обещания.

Октябристы, верные Царю, России и русскому народу, незыблемо и стойко стоят на своем посту. Они ни в ком не заискивают, ни к кому не идут и никого к себе не зовут. Сближение с октябристами возможно только для тех, кто, как и они, во имя великих начал манифеста 17 октября идут к осуществлению этих начал мирным закономерным путем, свято охраняя веру в незыблемость Царского Слова. С этой точки зрения октябристы рады всякой подмоге, откуда бы она ни шла. Собирание сил особенно необходимо в наши дни, когда страна задыхается в тисках административного произвола и когда каждая минута дорога, ибо иначе всеобщее недовольство пойдет иным, незакономерным путем. В эти трудные для государства минуты октябристы не только не должны недвижно стоять на своем посту, но их обязанность, их долг и перед Царем и перед родиной бороться за неприкосновенность этих позиций. Но октябристы - люди порядка, и потому борьба эта должна быть закономерна, но в пределах закономерности должны быть использованы все силы и все средства. За эту борьбу октябристам скажут спасибо и Царь, и родина, и русский народ.

Шубинский в своей ответной речи в запальчиво-шуточном тоне говорил о том, что октябристы люди взрослые и должны понимать, что беспричинных явлений в мире не существует. Ничто не рождается вдруг. Нельзя серьезным людям заниматься широкими обобщениями. На красивых словах далеко не уедешь. Ими можно наэлектризовать толпу, но дела из красивых слов не выйдет. Можно сколько угодно говорить об общественном недовольстве, но недовольство бывает справедливое и несправедливое.

стр. 19


Надо же знать, из-за чего возникает недовольство, и знать это не в общих чертах, а по каждому отдельному конкретному случаю. Прежде же всего нужно знать, кто и чего хочет. Нельзя же серьезным политическим деятелям предъявлять требования несуразные. Государь издал манифест. В силу этого манифеста собралась Дума - одна, другая. Опыт вышел неудачный. Государь изменил закон. Собралась III Дума. Проработала 5 лет, и проработала с большою пользою, которой никто не отрицает. Были новые выборы, правда, с нажимом на закон. Дума вышла не совсем удачной. Этого тоже никто не отрицает. Но ведь люди, которые в этом нажиме на закон виноваты, так или иначе за свою вину поплатились. Хотя Дума вышла неудачной, но разве правительство отказалось с нею работать. Правительство без устали вносит в Думу груды законопроектов. Можно, конечно, сказать, что проекты эти плохи, пусть даже реакционны, но ведь правительство имеет лишь законо-подготовительные функции. Думе же принадлежит власть законодательная. От Думы зависит эти проекты переработать и сделать их либеральными. Скажут, пробовали, мол, да ничего не выходит. Гос. совет мешает. Но и это неубедительно. И в верхней палате сидят такие же живые люди, как и в нижней. Следовательно, надо только уметь наладить с ними отношения. Ни одна работа без труда не удается. Исправляйте скверные проекты, проводите их через верхнюю палату. Государь подпишет хорошие законы, и правительство, которое ведь подзаконно, будет их исполнять. Вы вините правительство Его Величества в измене Его Величеству; если бы это было так, разве Государь этой измены не понимал бы и разве не от Государя зависит каждое данное правительство прогнать. Вы вините правительство, что оно не идет по какому-то ни мне, ни вам не известному курсу, и вы забываете, что в правовом государстве есть только один курс. Этот курс - закон. Почему же не издаете вы хороших законов, которые дали бы и хороший правительственный курс. Ведь проекты этих законов лежат в Думе чуть ли не по 6 лет. Дело не в курсе и не в правительстве, а в уменье работать. Дело всегда дело, и нужно уметь его делать. Переустройство нашего законодательства необходимо, но к нему вы хотите идти окольными путями. Это и дальше и успех от этого кружного пути становится лишь более сомнительным. Не лучше ли без шумихи красивых фраз, без красного задора, а со спокойной уверенностью в своей правоте идти по тому торному, проложенному III Думой пути, который уже испытан и кроме благих результатов ничего не дал.

Собрание, наэлектризованное речами предыдущих ораторов, плохо и вяло слушало Шубинского. Когда же Шубинского сменил Скоропадский, его просто перестали слушать. Шум в зале заседания возрос до такой степени, что совершенно невозможно было разобрать, что говорил Скоропадский. По-видимому, он и сам понял враждебное настроение аудитории и как-то необыкновенно быстро окарнал свою речь.

За поздним временем заседание было закрыто. Продолжение прений будет иметь место в следующих заседаниях, для которых назначаются ближайшие четверговые вечера.

По партийным соображениям, вчерашнее заседание в моральном отношении оказалось не в пользу правых октябристов.

По подсчетам лево-октябристских лидеров, в случае раскола во фракции, вместе с Шубинским и Скоропадским уйдет не более 6 - 8 правых октябристов.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 135 - 137.

N 216. 17 октября 1913 года

Октябристы предполагают избрать докладчиком по законопроекту о печати гр. Беннигсена. Избрание, по-видимому, произойдет правым большинством, так как оппозиция, выражаясь словами П. Н. Милюкова, "приложит все усилия, чтобы докладчиком было избрано лицо, способное дать отпор реакционным тенденциям проекта"...

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 49. Опущены делопроизводственного характера сведения в конце донесения.

стр. 20


N 217. 17 октября 1913 года

Член Гос. думы Масленников обращается к министру внутренних дел по поводу странного распоряжения саратовского губернатора, который считает, что консерватория не является высшим учебным заведением, а потому выселяет из Саратова евреев, получающих образование в местной консерватории.

Характерно, что на вопрос Масленникова по поводу такого распоряжения саратовский администратор заявил, что им получены указания из Петербурга не считать консерваторию высшим учебным заведением.

Находящиеся в Киеве стенографы Гос. думы Козак и Казарова, стенографирующие для Замысловского процесс Бейлиса, обратились к начальнику I отдела с ходатайством продлить им отпуск до 1 ноября. Ходатайство это было заявлено еще до открытия сессии Гос. думы. Товарищ председателя Гос. думы кн. Волконский поддержал это ходатайство особой телеграммой. По докладе означенных ходатайств и. об. секретаря Гос. думы Ржевскому последний ходатайства эти отклонил. Козак и Казарова к открытию сессии на службу не явились. Вместо их приезда получена телеграмма от Замысловского на имя кн. Волконского, в которой Замысловский просит кн. Волконского избавить Казарову и Козак от каких-либо репрессий и устроить им отпуск до конца процесса Бейлиса, так как "это необходимо для дела", ибо в Киеве других стенографов достать невозможно. Эта последняя телеграмма хранится в секрете даже от начальника I отдела, однако никакого исполнения по ней доселе не последовало.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 129.

N 218. 18 октября 1913 года

Вновь переизбранный секретарем Гос. думы И. И. Дмитрюков в беседе с журналистами заявил:

"Что касается полевения, о котором теперь так много говорят, то я смотрю на этот вопрос несколько своеобразно. Если бы вся работа шла нормальным ходом, если бы ведомства не предпринимали неосторожных шагов, которые вызывают со стороны населения протесты, не было бы никаких разговоров о полевении страны. Есть недовольство в стране, но это далеко до полевения. Недовольство же это будет до тех пор, пока правительство не пойдет вперед. Разве можно говорить о полевении, когда мы не слышим новых требований народа. Мы все еще вертимся около манифеста 17 октября, завершение которого было провозглашено в прошлом году В. Н. Коковцовым в его декларации перед Гос. думой. Но от слов все еще не перешли к делу - отсюда и недовольство и разговоры о полевении.

Конфликт между Советом министров и Гос. думой вызывает глубокое сожаление и надежду, что он скоро будет ликвидирован, хотя, к прискорбию, на него теперь смотрят как на спор, чья возьмет".

Председатель Бюджетной комиссии М. М. Алексеенко, интервьюируясь с корреспондентом "Русского слова" и "Речи" г. Немановым, между прочим уполномочил его заявить в печати, что "кредиты на большую судостроительную программу в Гос. думе ни при каких условиях не пройдут", добавив при этом, что "кораблики" нужны только морскому министру, а мы не так богаты, чтобы исполнять фантазии каждого министра.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 48.

N 219. 18 октября 1913 года

Прогрессисты выработали следующий проект своего предложения октябристам для заключения между названными фракциями перманентного соглашения:

1) Составить список правительственных законопроектов, подлежащих совместными силами отклонению;

2) Составить список спешных для правительства законопроектов, которые совместными силами октябристов и прогрессистов могут быть задержаны производством, и

3) демонстрируя путем первых двух приемов свою силу, провести

стр. 21


с помощью правительства законопроекты: 1) о земской реформе, 2) о городской реформе, 3) об ответственности должностных лиц, 4) о печати и 5) о реформе Сената, предоставив правительству разрешить вопрос, что для него выгоднее - пойти ли навстречу желаниям прогрессистов и октябристов или распустить Гос. думу данного созыва.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 121.

N 220. 19 октября 1913 года

Сегодня среди общества думских журналистов обсуждался запрос СПб. градоначальника товарищу председателя правления общества думских журналистов М. И. Ганфману с просьбою сообщить, в чем заключается обязанность названного общества. Ганфман ответил, что состав правления общества напечатан в официальном издании Гос. думы "Справочник на 1913 год", из этого же издания видна деятельность общества. Однако журналисты опасаются, что ввиду непредставления в течение двух лет отчетов общества и в действительности полной его бездеятельности за последнее время, может последовать закрытие общества, что тем досаднее, что вряд ли администрация повторит снова свою ошибку новым разрешением такого же общества.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 124.

N 221. 19 октября 1913 года

Скоропадский очень просил думских журналистов, однако, без ссылки на него, опубликовать, что группа центра и правые октябристы ввиду похода против Думы извне снова выдвигают лозунг "бережения Думы" на почве осторожной, закономерной работы, так как, по мнению Скоропадского, планы Гучкова могут привести лишь к роспуску Думы.

П. Н. Балашев утверждает, что замыслы А. И. Гучкова о создании умеренно-либерального центра направлены к тому, чтобы создать такой центр, который находился бы в полном консонансе с политикой В. Н. Коковцова и мог бы служить опорой для нынешнего председателя Совета министров.

Члены фракции правых совершенно поражены переменой в обращении с ними лидеров фракции правых. Прежнего повелительного тона, не допускавшего никаких возражений, не осталось и следа. Наоборот, Марков 2-й, Хвостов и Пуришкевич беседуют с рядовыми членами фракции как с равными, терпеливо выслушивают их возражения и удостаивают их обменом мнений. Сегодня в кулуарах состоялась такая беседа Маркова 2-го с правыми священниками. В этой беседе Марков 2-й доказывал священникам необходимость уживчивости с своими политическими соседями, говорил, что фракция правых обязана всемерно поддерживать добрососедские отношения с националистами, группой центра и даже правыми октябристами. Марков 2-й горячо говорил о том, что не надо бояться оппозиционного настроения. Оппозиция оппозиции рознь. Правые не могут быть солидарны с оппозиционерами, стремления которых не ко благу русского народа, но они всячески должны поддерживать благожелательную критику действий правительства, направленных во вред стране.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 122.

N 222. 23 октября 1913 года

В заседании общего собрания Гос. думы в пятницу 25 октября внесено будет предложение об образовании особой комиссии в составе 22 членов для рассмотрения внесенного министром внутренних дел проекта о преобразовании полиции в Империи.

Фракция народной свободы в последнем своем заседании постановила:

1) поручить обоснование вопроса по поводу разъяснения ст. 65 Осн. зак. Рузскому и Александрову;

2) образовать особую комиссию для рассмотрения вопроса о том, каким образом фракция могла бы реагировать по поводу процесса Бейлиса, как ныне, так и по окончании процесса;

стр. 22


3) предложить членам фракции более вдумчиво относиться к просьбам соседних фракций о снабжении кадетскими подписями ино-фракционных запросов и

4) при переизбрании Комиссии по государственной обороне предложить октябристам открыть доступ в эту комиссию представителям всех без исключения фракций, указав при этом, что подобный шаг со стороны октябристов на деле докажет искренность их стремлений к образованию нового соотношения партийных сил в Гос. думе.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 125.

N 223. 24 октября 1913 года

Ввиду все большего преобладания во фракции Союза 17 октября нового настроения Н. И. Антонов официальным письмом в бюро фракции Союза 17 октября заявил, что он слагает с себя полномочия председателя фракции Союза 17 октября.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 52.

N 224. 24 октября 1913 года

А. И. Коновалов отказался от председательствования в Рабочей комиссии.

Член Гос. думы А. Ф. Керенский получил следующую телеграмму из Ачинска: "Арестованному 14 октября в порядке 21 статьи положения об усиленной охране выборщику города Красноярска и делегату съезда приказчиков Патлых угрожают высылкой в Ирбитскую область. Примите меры к его защите".

Совещание Гос. думы, рассмотрев предложение об образовании особой комиссии в составе 22 членов для рассмотрения внесенного министром внутренних дел законопроекта о преобразовании полиции в Империи, не встретило возражений против предлагаемого направления означенного дела.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 53.

N 225. 24 октября 1913 года

Ввиду отказа Н. Н. Львова выставить свою кандидатуру в председатели Комиссии о печати возник вопрос о том, кого же избрать в председатели комиссии.

Октябристы выдвинули кандидатуру гр. Капниста 2-го.

Вчера Н. Н. Львов подошел к П. Н. Милюкову и заявил ему, что октябристы выдвигают кандидатуру гр. Капниста 2-го в председатели Комиссии о печати и что он, равно как и остальные прогрессисты, не возражает против этой кандидатуры.

На это П. Н. Милюков ответил, что к. -д. - члены Комиссии о печати ни в коем случае не будут голосовать за октябриста в качестве председателя. Октябристы получили уже докладчика, и потому место председателя должно быть уступлено ими одной из оппозиционных фракций. Кадеты охотно пошли бы на кандидатуру Н. Н. Львова, но они никак не могут согласиться с тем, чтобы все руководительство комиссии принадлежало октябристам. За отказом Н. Н. Львова единственным кандидатом кадетов в председатели комиссии является В. А. Маклаков, и ни за кого другого кадеты голосовать не будут.

Во время дальнейшей беседы Милюков указал Н. Н. Львову, что такое торопливое согласие на проведение октябриста в председатели Комиссии о печати и политически чрезвычайно нецелесообразно, так как это могло бы быть истолковано в том смысле, что оппозиция настолько дорожит соглашением с октябристами, что согласна им предоставить руководящую роль даже в таком политически огромной важности вопросе, как законодательство о печати. Оппозиция, голосовавшая за гр. Беннигсена, имеет все основания, все права требовать, чтобы место председателя было уступлено ей, если же октябристы будут категорически возражать против В. А. Маклакова, то единственная уступка, на которую могут пойти кадеты, это

стр. 23


предложить октябристам выбрать председателем комиссии И. Н. Ефремова, если, конечно, последний согласится.

Н. Н. Львов в конце концов согласился с Милюковым, и оппозиция намерена требовать, чтобы октябристы выбрали председателем Комиссии о печати представителя оппозиции.

С другой стороны, националисты требуют место председателя для себя и выборы председателя должны явиться своего рода пробой полевения и поправения октябристов.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 126 - 126об.

N 226. 24 октября 1913 года

В сегодняшнем заседании отдела, рассматривавшего выборное производство по г. Одессе, выборы члена Думы Левашева признаны правильными, а епископа Анатолия большинством 12-ти против 8 - неправильными и подлежащими отмене.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 128.

N 227. 28 октября 1913 года

Русская национальная группа в своем фракционном заседании избрала членами в Комиссию по законопроекту о преобразовании полиции Чихачева 1-го, Чихачева 2-го, Зарина, Кузьмина и кн. Кильдишева.

Перейдя к вопросу о том, почему газеты полны сведениями о деятельности всех думских фракций, кроме группы националистов, работы которой усиленно замалчиваются, фракция постановила возложить на секретаря фракции Д. Н. Чихачева осведомление прессы о деятельности русской национальной группы.

Затем фракция признала необходимым призвать своих членов к самой интенсивной работе в думских комиссиях и постановила проявить самую широкую инициативу в разработке законодательных предположений по всем наиболее важным вопросам современной государственной жизни. Для наиболее успешного выполнения этих заданий фракция решила разбиться на отделы, из которых каждый займется изучением, с одной стороны, наиболее важных правительственных проектов по вопросам его компетенции, а с другой стороны - разработкой законодательных предположений по тем вопросам, которые обойдены правительством.

В заключение фракция постановила определить свою тактическую программу и решила начать ее обсуждение в одном из ближайших фракционных заседаний.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 50.

N 228. 28 октября 1913 года

Группа думского духовенства в двух специальных заседаниях обсуждала вопросы об увеличении содержания духовенству и о реформе прихода. Констатируется значительное недовольство среди священников - членов Гос. думы отрицательным отношением Совета министров к законодательным предположениям, возникавшим в порядке думской инициативы, об увеличении содержания духовенству. Однако, не выдвигая вопроса о содержании духовенства на первый план, думские священники решили образовать особую комиссию в составе отцов Смирнова, Дроздовского, Филоненко, Ольховского и Попова 3-го для ознакомления с проектируемой реформой прихода, доклада об этой реформе общему собранию духовной группы и выработки тех изменений, какие в этом проекте представятся желательными с точки зрения думского духовенства. В связи с этим проектом думское духовенство предполагает разработать в качестве дополнительной к нему части и проект об увеличении содержания православному духовенству.

Кроме этого, думские священники постановили избрать особую комиссию из своей среды для разработки законодательного предположения о пенсионном обеспечении духовенства, причем намечены следующие пенсионные ставки: для священника - 900 руб. в год, для диакона - 450 руб. и для

стр. 24


псаломщика - 300 рублей. В состав этой последней комиссии избраны отцы Трегубов, Станиславский и Алферов.

Среди правых ходят слухи и разговоры о том, что ввиду недостаточной преданности Хвостова правым идеалам и ввиду отъезда его из Петербурга следовало бы подумать об избрании нового председателя фракции, которым всего более на месте был бы проф. Левашев.

Совещание докладчиков по смете Св. Синода натолкнулось на кредит в 8000 руб., ассигнуемый на содержание духовной семинарии в Черногории. Ввиду известного отношения короля Николая Черногорского к вопросу о русском женском институте в Цетинье совещание докладчиков предварительно ассигнования означенных 8000 руб. решило запросить ведомство, в каком положении находится дело о русском институте в Цетинье, и в зависимости от этого решить вопрос об оставлении или об исключении из сметы 8000 руб., ассигнуемых на духовную семинарию в Черногории.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 140 - 140об.

N 229. 30 октября 1913 года

Крестьяне-националисты взволнованы, что их фракция забыла провести в Комиссию о полиции кого-либо из крестьян-националистов. Крестьяне мотивируют свое негодование тем, что русская действительность сложилась так, что их жизнь находится в прямой зависимости от организации полицейской власти в деревнях. Поэтому крестьяне-националисты желают, чтобы их голос был услышан в комиссии, которая должна, наконец, положить предел патологическим явлениям, наблюдаемым в сельских местностях.

Руководители национальной фракции, опасаясь внутрифракционного конфликта со своими крестьянами, готовы идти на уступки и заменить одного из своих представителей в Комиссии о полиции крестьянским депутатом.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 34.

N 230. 30 октября 1913 года

Состоялось собрание крестьянских депутатов, созванное по инициативе крестьян-прогрессистов. В собрании этом участвовали почти все правые крестьяне и крестьяне-националисты. Крестьяне национально-правого крыла указывали на необходимость объединения крестьянской группы, ибо и правые крестьяне и крестьяне-националисты совершенно не согласны с той политикой, которую ведут в их фракциях "господа". Они указывали на необходимость выяснить отношение крестьянских депутатов к правительству и к Гос. думе. В то же время правые крестьяне просили, чтобы не оглашать их заявлений, так как лидеры фракции правых постоянно пугают их возможностью роспуска Думы и грозят им всевозможными личными репрессиями. В своих речах правые крестьяне констатируют, что во фракции правых далеко не все благополучно. Крестьяне тяготятся своим зависимым положением от членов фракции - дворян, которые не желают считаться ни с крестьянскими интересами, ни с мнениями крестьян по вопросам, рассматриваемым в Гос. думе. Крестьяне подчеркивали, что такое недовольство существует и среди правых священников. Правые крестьяне свидетельствовали о своем искреннем желании создать единую крестьянскую группу, место которой было бы "позади центра". Такая крестьянская группа имела бы большое влияние и действительно могла бы отстаивать и выдвигать на первый план крестьянские интересы, в пределах которых нет особенно серьезных разногласий между правыми и прогрессивными крестьянами. Не надо только разговаривать на общеполитические темы. Согласия тут не достигнуть, а споры и раздоры только помешают объединению. По мнению правых крестьян, на первую очередь надо выдвинуть изыскание мер к прекращению конфликта между Думою и правительством. Теперешнее положение дальше продолжаться не может. Его не понимают крестьянские избиратели на местах, которые требуют, чтобы этой вредной "сваре" был положен конец.

стр. 25


Крестьяне-националисты также сетовали, что их фракционные дворяне, хотя их не пугают и обходятся, можно сказать, ласково, но нисколько не считаются с крестьянским мнением и занимаются такой же политикой, а деловой работы в смысле разрешения наболевших экономических вопросов и знать не хотят. Такое положение совершенно нетерпимо, особенно в России, где крестьяне составляют главную часть населения, а Дума занимается вопросами, мало касающимися специальных интересов крестьян.

Крестьяне-октябристы заявили, что хотя во фракции они на полноправном положении, но их все- таки там меньшинство и что сами господа-октябристы им говорят: если крестьяне желают проводить специально крестьянские интересы, то пусть они объединяются в специальную крестьянскую группу. Если эта группа пойдет вместе с центром, то фракция Союза 17 октября охотно пойдет им навстречу и будет смотреть на них как на силу и охотно согласится на взаимную поддержку.

Сообщения крестьян - представителей различных фракций, по мнению участников совещания, позволяют надеяться, что новую крестьянскую группу удастся образовать в ближайшем будущем, тем более что крестьяне-депутаты, без различия фракций, констатируют, что повсеместно крестьяне-избиратели крайне недовольны бездеятельностью своих избранников и начинают терять веру в то, что Гос. дума может чем-нибудь помочь крестьянам.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 36 - 37.

N 231. 30 октября 1913 года

29 октября член Гос. думы Демченко сообщал журналистам, что во фракции националистов назревает раскол.

Однако заявления Демченко были весьма сбивчивы и неопределенны. Большинство журналистов отнеслось поэтому к заявлениям Демченко с недоверием и усматривало в них какой-то пока непонятный ход. Вследствие этого сообщения Демченко не попали в печать.

30 октября в вечернем номере "Биржевых ведомостей" появилась заметка, озаглавленная "Левые националисты". Произведенная по поводу этой заметки анкета 1 привела к следующим результатам.

Инспиратор заметки Демченко говорит: преждевременно судить по недовольству во фракции о расколе в ее рядах как о неизбежном факте. Реально в данный момент и в ближайшем будущем никакого раскола нет, но во фракции есть недовольство, которое легко можно использовать, и, пожалуй, хорошо было бы, если бы нашелся человек, который взялся бы за это дело. Тот полный маразм, та бездеятельность, которые наблюдаются во фракции сейчас, долее нетерпимы.

Д. Н. Чихачев полагает, что для распада фракции прежде всего необходимы люди, желающие отколоться. Однако он, секретарь фракции, таких людей не знает.

А. И. Савенко заявляет: недовольство слишком заметным уклоном вправо существует давно, еще в прошлые годы; скверное впечатление производит на фракционеров и непонятное отношение к фракционной жизни партийных вождей. Например в последнем заседании отсутствовал председатель фракции Балашев, отсутствовал его заместитель Ветчинин, отсутствовал и второй товарищ председателя, гр. Бобринский, который открыто заявляет, что по тактическим соображениям он отошел от фракции; в результате в заседании некому было председательствовать и почему-то председательствовал Шаховской. Все это удручает, но прежде чем говорить о расколе, надо подумать о том, куда же откалываться. Вынужденной близостью к правым мы и так тяготимся, значит откалываться надо влево. Примыкать к группе центра, к этой группе артистов, ищущих ангажементов, нам тоже негоже. Между нами и правыми октябристами существует брандмауэр в лице той же группы центра. Выделяться в самостоятельную фракцию - значит еще более ослаблять и без того раздробленные силы. Такова теоретическая сторона дела. Практика же фракционной жизни еще более делает раскол ненужным. Не нужен он потому, что наш лидер

стр. 26


П. Н. Балашев, хотя он и правее, чем большинство его фракции, однако он всегда подчиняется решительно выражаемому желанию большинства.

А. А. Потоцкий указывает, что всегда во время отъезда П. Н. Балашева возникают разговоры и о недовольстве во фракции, и о расколе. Однако возвращается Балашев и жизнь фракции входит в нормальную колею. Во фракции есть много недовольных близостью к правым, недовольных бездеятельностью, однако партийные вожди вовсе не настаивают на сохранении прежних отношений с правыми; что же касается бездеятельности, то в данный момент она наблюдается не только у националистов, но и во всех фракциях. Бездеятельность эта - вынужденная, ибо в области налаживания внутридумских отношений приходится ждать результатов октябристского съезда, а в области внедумских отношений - надо ждать приезда председателя Совета министров, новых выборов думского президиума и того или иного исхода конфликта между правительством и Думою.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 59 - 60.


1. Анкета - в данном случае от фр. enquete - расследование.

N 232. 30 октября 1913 года

Бюро думских журналистов выпустило следующий бюллетень:

"По слухам в кулуарах, партия балашевцев трещит по всем швам.

Один видный депутат, г. Д., уже давно заявлял в кулуарах, что его фракция во главе с П. Н. Балашевым слишком тяготеет к правым и идет на поводу у Маркова 2-го по целому ряду политических и даже экономических вопросов. Вообще фракция националистов, по мнению оппозиционеров, слишком мало уделяет внимания вопросам государственного хозяйства, а в вопросах общегосударственных - чересчур зависит от личных впечатлений и настроений ее вождя. Поэтому независимые националисты ведут переговоры с П. Н. Крупенским о создании одной общей группы националистического центра. Оппозиционеры балашевские надеются, что эта новая группа сумеет стать оселком для создания нового думского большинства.

Подсчеты их ясны: у П. Н. Крупенского в группе имеются 33 депутата.

Откалывающихся от националистов приблизительно около 45 человек. Сюда же надеются увлечь и несколько крестьян.

Таким образом, в итоге новая группа может иметь около 90 депутатов и вместе с октябристами руководить работами Гос. думы.

Официальные лидеры националистов: Чихачев, Савенко и др. опровергают покуда сообщение о расколе. Будущее покажет, кто прав".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 58 - 58об.

N 233. 30 октября 1913 года

Привлеченные к ответственности присяжные поверенные - участники заседания 23 сего октября - обратились во фракции прогрессистов и кадетов с ходатайством оказать в их процессе парламентское воздействие на Министерство юстиции. В течение двух последних дней состоялся ряд частных совещаний у прогрессистов и кадетов, завершившихся общим собранием представителей прогрессивной и кадетской партий. На этом последнем собрании было единогласно признано, что единственным способом воздействия мог бы явиться только запрос министру юстиции по поводу возбуждения этого дела. Однако все обстоятельства и условия возникновения настоящего дела, к сожалению, не оставляют сомнений, что действия адвокатов были незаконны, действия же судебных чинов - пока вполне закономерны. Поэтому, относясь вполне сочувственно к пострадавшим адвокатам, представители обеих оппозиционных партий признали, что внесение запроса по этому делу невозможно до той поры, пока кто-либо из судебных чинов не совершит каких-либо действий, выходящих за пределы процессуальных неправильностей и могущих быть основанием к возбуждению запроса о незакономерности их.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 54. (Продолжение следует)


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ДОНЕСЕНИЯ-Л-К-КУМАНИНА-ИЗ-МИНИСТЕРСКОГО-ПАВИЛЬОНА-ГОСУДАРСТВЕННОЙ-ДУМЫ-ДЕКАБРЬ-1911-ФЕВРАЛЬ-1917-ГОДА-2021-05-03

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 03.05.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ДОНЕСЕНИЯ-Л-К-КУМАНИНА-ИЗ-МИНИСТЕРСКОГО-ПАВИЛЬОНА-ГОСУДАРСТВЕННОЙ-ДУМЫ-ДЕКАБРЬ-1911-ФЕВРАЛЬ-1917-ГОДА-2021-05-03 (date of access: 11.05.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
36 views rating
03.05.2021 (8 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
6 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 - 1913)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Исторические этюды о Французской революции. Памяти В.М.Далина (к 95-летию со дня рождения)
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Инок Рауэлл - О.Б.Подвинцев
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СГОВОР СТАЛИНА И ГИТЛЕРА В 1939 ГОДУ - МИНА, ВЗОРВАВШАЯСЯ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ИЗЪЯТИЕ ЛОШАДЕЙ У НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911- ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
О ПРИНЦИПАХ ИЗДАНИЯ ДОКУМЕНТОВ XX ВЕКА
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones