Libmonster ID: BY-1626

От редакции. Приближающееся вступление Китая во Всемирную торговую организацию вызывает многочисленные комментарии и прогнозы в мире. Возникающие при этом вопросы связаны прежде всего с возможными последствиями этого события для мирового хозяйства в целом и для отдельных стран. В частности, что оно может означать для России? Этот вопрос и стал темой обсуждения, состоявшегося в Институте востоковедения РАН, в котором приняли участие его сотрудники Н.Ю. Агееву А.В. Акимову Ю.Г. Литвинова, С.И. Лунев, А.И. Салицкий, а также аспирант Института Кунг Чеунг Минг (Сянган).

Состоявшееся обсуждение, по нашему мнению, не исчерпывает, разумеется, всех возможных подходов к этой проблеме и, тем более, оценок процессов, происходящих в глобализирующемся мировом хозяйстве, но может послужить хорошей основой для продолжения обсуждения весьма важного и в научном и в практическом отношении вопроса.

А.И. Салицкий. Выбрав тему для нашей беседы, мы предполагаем ее рассмотреть в широком контексте проблем, связанных с ходом глобализации и регионализации в современном мире. При обсуждении диалога Китая с ВТО и его значения для России, хотелось бы сосредоточиться не только на наиболее типичных или полезных деталях, но и услышать мнения участников нашей дискуссии относительно тех сложных векторов, которые действуют в мировом хозяйстве на рубеже веков, а также борьбы интересов, вызывающей к жизни во многом противоречивые взгляды, идеи и оценки.

Для начала поставлю простой вопрос: вступление Китай в ВТО - начало, середина или, быть может, завершение процесса глобализации мирового хозяйства?

С.И. Лунев. Если подходить чисто формально, то, пожалуй, дело близится к завершению: подавляющее большинство населения планеты с присоединением Китая к ВТО будет проживать в странах - членах этой организации. Вопрос, однако, можно поставить и по- другому: что это дает населению? Ведь завершающееся десятилетие еще более ярко выявило наметившуюся в 80-е годы динамику: темпы роста мировой торговли по сравнению с предыдущими послевоенными десятилетиями выросли, а темпы прироста ВВП - существенно снизились, по недавним расчетам В.А. Мельян-цева, в среднем до 2,9% в год (многие исследователи считают, что рост был еще ниже) 1 . То есть наблюдается прогрессирующая тенденция к замедлению роста совокупного дохода большинства стран по мере усиления их включенности в мировое хозяйство.

стр. 61


А.И. Салицкий. Возможно, в 90-е годы это явление связано еще и с "пережевыванием" мировым хозяйством так называемых переходных экономик: они во многом обеспечили указанный статистический результат. Стоит ли только преувеличивать масштабы справедливо отмеченной аномалии? Все-таки в крупнейших странах мира одновременно наблюдался довольно динамичный рост и внешней торговли и внутреннего продукта.

С.И. Лунев. Что считать "крупнейшими" странами: в сегодняшних Индонезии и России, я думаю, не все согласятся с тем, что международная торговля и движение капиталов приносят одни только выгоды. А в Индии и Китае рост в подавляющей мере опирался на внутренние факторы. Может быть, действительно наступает эра ускоренного роста крупнейших национальных экономик или, как ее еще называют, эры глокализации (совмещения глобализации и локализации), т.е. своего рода переваривания уже имеющихся результатов глобализации. Последняя все чаще принимает форму регионализации: собственно, и успехи азиатских гигантов могут рассматриваться как часть регионализации - по масштабам хозяйств Индия и КНР превосходят некоторые региональные экономические образования, имея перед ними ясные преимущества в виде уже имеющейся целостности - хозяйственной, культурной, политической и т.д. Кстати, Китаю отсутствие членства в ВТО не помешало иметь более высокие темпы роста, чем Индии, входящей в эту организацию.

Ю.Г. Литвинова. Мне тоже кажется, что пик глобализации уже позади, ее инфраструктура в основном создана, а сейчас идет жесточайшая борьба за доступ к этой инфраструктуре, ее передел. А что если поставить вопрос по-другому: издержки от неучастия в мировой торговле выше, чем издержки от участия? Россия, стремясь вступить в международные экономические организации, просто выбирает "меньшее из зол" - у нас это уже своего рода традиция новых времен.

А.В. Акимов. Тогда придется согласиться с тем, что мировая торговля, ВТО и прочее - нечто, чему нужно приносить жертвы и поклоняться. Выбор, а ВТО - организация добровольная, предполагает все же выявление перспектив развития мировой торговли, собственных потребностей и, что очень важно, оценки собственной зрелости, которая определяет в решающей степени и допустимые пропорции участия в мировой экономике и качество такого участия. С последним пунктом все очевидно: Россия еще не стала действительным субъектом мировой торговли, оставаясь ее объектом, своего рода посредником между собственными недрами и ТНК. Отсюда и ее сугубая пассивность.

Примером этого может служить отношение к предстоящему вступлению Китая в ВТО, которое вызвало прилив горячего энтузиазма у производителей сельскохозяйственной продукции во всем мире. И лишь в России на возможное образование по соседству гигантского и перспективного рынка сбыта не последовало, насколько можно судить по прессе, действиям правительства и деловых кругов, никакой реакции. Хотя земельные ресурсы страны колоссальны, а перспективы "прорывов" в мировую экономику как со стандартной промышленной продукцией, так и с наукоемким товаром весьма туманны. И туман этот с приходом Китая в ВТО вряд ли рассеется, во всяком случае, число ниш для опоздавших, несомненно, сократится.

С.И. Лунев. Вы, Александр Владимирович, совершенно правы вот в чем: убедительных расчетов полезности вступления в ВТО сторонники этого шага не представили. Просто этот пункт застрял в бюрократической машине с царственной пометкой "вступить!" - под него уж и чиновники забегали, заездили, залетали. Я уже говорил, что последнее десятилетие XX в. стало самым "медленным" и проблемным в

стр. 62


экономическом развитии большинства стран планеты. Среди ряда других обстоятельств этот факт, возможно, определил и отношение ведущих торговых держав -членов ВТО к присоединению новых членов. Это отношение без всяких оговорок можно назвать резко ужесточившимся.

Н.Ю. Агеев. Хотел бы подчеркнуть, что стандартные современные требования ВТО включают: принятие обязательств по доступу на внутренний рынок услуг на уровне не ниже обязательств наиболее развитых стран - членов ВТО; минимизацию уровня бюджетной поддержки сельского хозяйства и полный отказ от субсидирования экспорта его продукции; принятие обязательств по выполнению соглашений в рамках ВТО в полном объеме с момента присоединения, т.е. не считаясь с предусмотренными ранее нормами о возможности переходного периода для развивающихся стран; кроме того, предусмотрены обязательства новых членов в областях, не охваченных нормами ГАТТ (приватизация, инвестиционный режим, устранение экспортных пошлин). Следствием этого может быть и уже в какой-то мере является расслоение организации на "первосортных" членов (стран - основателей ГАТТ) и "второсортных" - вступивших в нее после 1994 г. Есть очевидный конфликт, который со временем, возможно, будет решаться в более льготном для "второсортных" членов режиме. Важно отметить, что Китаю удалось построить особые отношения с ГАТТ/ВТО. Он явно не принадлежит ни к "первосортным", ни к "второсортным" участникам организации - и это хороший пример для подражания, если всерьез думать об условиях вступления России в ВТО.

Кунг Чеунг Минг. В Сянгане, который давно является самостоятельным членом ГАТТ/ВТО, отношение к вступлению КНР в эту организацию двойственное. Даже оптимисты считают, что бывшей британской колонии придется столкнуться с проблемой утраты преимуществ на китайском рынке из-за потери роли посредника, во-первых, в экспортных операциях ТНК в Китае и, во-вторых, при реализации китайской продукции в развитых странах. Пессимисты же предрекают закат целого ряда отраслей сянганского хозяйства, в том числе высокотехнологичных.

Ю.Г. Литвинова. Быть может, стоит обратить внимание на некоторые детали диалога КНР с ВТО в последние полтора года. В ходе визита премьера КНР Чжу Жунцзи в США в апреле 1999 г. китайская сторона приняла решение сразу же после вступления в ВТО начать процесс постепенного снижения импортных пошлин на сельскохозяйственную продукцию в среднем с нынешних 45% до 17% к 2004 г. Импортные тарифы на промышленные товары предполагалось снизить с 24,6% (1997) до 9,4% к 2005 г. Китай в апреле 1999 г. пообещал США и другие уступки, в частности снять 30-летний запрет на импорт пшеницы из северо-западных штатов. Незадолго до осенних (1999) переговоров о вступлении Китая в ВТО президент Клинтон объявил о своем твердом намерении убедить конгресс предоставить КНР нормальный торговый режим на постоянной основе (вместо существовавшего порядка его ежегодного одобрения).

На пресс-конференции перед решающим туром переговоров с США (ноябрь 1999 г.) представитель Министерства иностранных дел Китая объявил о завершении переговоров по вступлению КНР в ВТО с 12 членами этой организации и их продолжении еще с 28 государствами.

Менее чем через неделю после неудачи очередной сессии ВТО в Сиэтле (декабрь 1999 г.) президент Торговой палаты США Т. Донахью объявил, что эта организация начинает кампанию лоббирования решения о приеме КНР в ВТО в конгрессе. Наконец, в конце мая 2000 г. нижняя палата конгресса одобрила предоставление КНР нормального торгового режима. В общем можно констатировать ответственный и

стр. 63


результативный переговорный процесс, высокую склонность к компромиссам в диалоге США - Китай, несмотря на имевшие место обострения международной ситуации и двусторонних отношений.

Н.Ю. Агеев. С другой стороны, вряд ли стоит думать, что процесс вступления Китая в ВТО - накатанная дорога: не прекращаются дискуссии, предпринимаются и практические меры, на первый взгляд идущие вразрез с готовностью КНР подчиниться международным правилам. Приведу несколько цитат из китайской прессы: "Многие китайские компании (особенно автомобилестроительные и нефтехимические) отрицательно отнеслись к предложениям правительства в части либерализации торгового режима" (май 1999 г.); "Китай собираея"ся строго контролировать иностранные инвестиции в компании Интернета, - заявил министр информационной промышленности У Цзичуань (ноябрь 1999 г.), - в этой области будет введен лицензионный режим, с широкими правами у властей по ограничению иностранных инвестиций" 2 . Одновременно в Китае были ужесточены меры по допуску иностранных компаний в перспективный сектор мобильной телефонной связи. Начиная с 2000 г. введен строжайший контроль за импортом из Японии и США по причине обнаружения в деревянной таре из хвойных пород вредных насекомых. Крупный конфликт летом того же года возник в отношениях с Южной Кореей из-за резкого повышения пошлин на китайский чеснок. Продолжается де-факто и де-юре использование Китаем мер, которые ВТО относит к ограничивающим международную торговлю, например регламентация доли местного компонента в продукции совместных с иностранным капиталом предприятий. Список легко продолжить.

Ю.Г. Литвинова. Конфликты в международной торговле - дело обычное, интерес представляет другой вопрос: степень их интенсивности. Членство в ВТО дает определенные возможности для ее снижения, смягчения отрицательных последствий для национальных экономических агентов. Подчеркну, что КНР на переговорах с США осенью 1999 г. получила вполне приемлемые условия вступления в ВТО, кое в чем даже более благоприятные, чем те, на которые соглашался премьер Чжу Жунцзи во время поездки в США в апреле 1999 г. Вот список уступок. Среднее снижение таможенных тарифов по соглашению о вступлении в ВТО составит в КНР примерно те же величины, что и предполагалось ранее. Помимо этого, зарубежным компаниям, работающим в области связи, будет разрешено после вступления Китая в эту организацию владеть 49% акций в совместных предприятиях и 50% - спустя два года. Иностранцам будет разрешено участие в компаниях Интернета, включая обеспечение содержания. Зарубежные производители товаров в КНР получат право на прямые поставки конечным потребителям, минуя государственных посредников. Им также будет предоставлено право на послепродажное обслуживание и ремонт продукции.

Специально оговорено, что Китай ежегодно будет закупать 20 американских кинофильмов (вдвое больше, чем в настоящее время). Зарубежным кинокомпаниям, а также фирмам, выпускающим аудиопродукцию, будет позволено участие в прибылях от реализации товаров на китайском рынке. Спустя два года после вступления КНР в ВТО американским банкам разрешат работать с местной валютой. Автомобильные концерны получат права на создание торговых сетей. К 2006 г. КНР снизит до 25% импортные пошлины на автомобили (в настоящее время они составляют 80-100%), здесь выполнение обязательств отложено на год по сравнению с первоначальными планами. Также будет разрешено кредитование покупателей транспортных средств.

Пошлины на сельскохозяйственную продукцию снизятся в большей степени, чем предполагалось ранее: до 14,5-15% к 2004 г. КНР к тому же откажется от экспортных субсидий. Зарубежным компаниям будет разрешено владеть пакетом акций (не превышающим 33%) в совместных фондах управления ценными бумагами в первые

стр. 64


три года после вступления в ВТО. По истечении этого срока указанная доля будет увеличена до 49%.

Кунг Чеунг Минг. Между прочим, многие из перечисленных уступок Китая вообще не служили предметом торга с ВТО правительств ряда переходных и развивающихся стран - а американских фильмов по вашему телевидению, по-моему, за день можно посмотреть столько, сколько в Гонконге за неделю. Кроме того, в ВТО Пекин идет "со своим уставом" - не сняв лозунга борьбы за новый международный экономический порядок и ряда других политических установок. Не исключаю, что эта организация станет с приходом Китая ареной довольно острых политических столкновений, из которых Пекин наверняка сумеет извлечь и экономические выгоды, быть может, даже выступая в качестве посредника в диалоге "Север-Юг". Здесь для Китая открываются некоторые новые возможности.

С.И. Лунев. Трудно судить, насколько мягкими будут условия для Китая в дальнейшем. Хочу привести выдержки из интервью с К. Барфилдом, одним из авторов недавней монографии о вступлении КНР в ВТО 3 : "Развитие современной законодательной и административной системы в КНР будет неустойчивым и продолжительным процессом... Для правительственной политики характерна культура неразделенности ответственности (на законодательную, исполнительную и судебную), которая чужда теории Монтескье о разделении властей". "В связи с этим Протокол о допуске Китая в ВТО, - пишет далее К. Барфилд (этот документ обычно содержит список всех согласований и принимается на заключительной стадии переговоров отдельных стран с ВТО), - стоит рассматривать лишь как средство поддержки усилий реформаторов по созданию надежной и беспристрастной системы коммерческого и административного права... Последнее очень важно, поскольку так называемые нормативные документы - секретные административные директивы служат основой для большинства действий правительственных органов... Протокол должен предусматривать создание внутри действующей системы народных судов отдельной судебной системы разбирательства внешнеторговых и инвестиционных споров". И наконец: "Еще важнее заглушить голоса тех, кто ошибочно полагает, что в интересах США удерживать Китай вне ВТО".

Как мне представляется, отчетливо прослеживается обычная тенденция универсализации западного права, довольно грубого нажима на Китай в вопросах внутренней политики, попытки расколоть общество на "реформаторов" и прочих - непременно плохих. Видна изрядно надоевшая морализация принципов свободной торговли и главное - эскалация претензий. Все это, несомненно, будет раздражать Пекин.

А.И. Салицкий. Развитие диалога Китая с ВТО (или внутри ВТО с развитыми странами - разница не такая уж и большая) предвещает еще немало коллизий, возможным следствием которых станут изоляционистские настроения. Далеко не все и в самом Китае, несмотря на большой энтузиазм по поводу имеющихся внешнеэкономических успехов, приветствуют вступление в означенную организацию. К числу противников относится, например, группа ученых из Пекинского педагогического университета, авторов нашумевшей книги "Чжунго хуэй шо бу" (Китай может сказать "нет"). Интересна постановка вопроса о соотношении глобализации и демократизации, сделанная этой же группой (Фан Нин, Ван Сяодун, Цяо Бянь) в недавно опубликованной книге "Китайский путь: под тенью глобализации". Идея свободы торговли отвергается этими авторами, считающими объективными и неустранимыми противоречия между развивающимися странами и США, особенно в области передачи технологий. В то же время в американской демократии (в ней выделяют принцип "один человек - один голос" и свободу печати) китайские специалисты видят

стр. 65


полезный инструмент для контроля за элитой, которая, по их мнению, склонна поступаться национальными экономическими интересами, прикрываясь риторикой о глобализации. В связи с этим нельзя полностью исключать даже выход Китая из ВТО после вступления - мы не раз были свидетелями довольно резких перемен курса этой страны.

Вероятно, следует сказать о разнице в принципиальных подходах к членству в ВТО. В некоторых царствах-государствах движение мира к единой открытой экономике и скорейшая интеграция в еще не состоявшееся нечто (подобно лозунгу достижения коммунизма при жизни нынешнего поколения) провозглашается чуть ли национальным приоритетом - безо всякого анализа действительных способностей нас интегрировать у кого-либо. В КНР подход иной: интеграционные процессы в мире во всем их многообразии, сложности, самоотрицании рассматриваются достаточно диалектично и вместе с тем просто - участие в них должно иметь пользу для хозяйства страны, ее безопасности, стабильности. То есть на первом месте остается национальное хозяйство, которое участием в глобализации следует укреплять, развивать и т.д.

Соответственно, страна готова к любому развитию событий: и усилению единства, интегрированности мировой экономики и, наоборот, ее фрагментации. Практически же это выливается в непротиворечивое сочетание интенсификации участия в мировом хозяйстве (средство) с ростом самообеспечения и относительной независимости от внешнего мира (цель).

Ю.Г. Литвинова. Пока КНР вполне удовлетворена развитием международного экономического сотрудничества: вряд ли будут крупные перемены курса в этой сфере. Изоляционизм скорее возникнет на Севере - как справедливо было замечено, его интегрирующие возможности часто переоцениваются. Уместно привести выдержку из статьи китайского международника Юань Цзяня, размышлявшего в 1999 г. уже по поводу угроз американской экономике, исходящих от глобализации: "От того, насколько США удастся справиться с негативными социально-экономическими последствиями глобализации... будет зависеть общий подход Вашингтона к проблеме дальнейшей либерализации мировой торговли" 4 . Важно, что допускается, во-первых, возможность отхода Вашингтона от идей свободы торговли (возврата, если угодно, к традиционному изоляционизму), а во-вторых, продолжения глобализации без США -как бы странно это сейчас не выглядело. Чисто теоретически можно, конечно, предположить и развал ВТО - и США, и Пекином. Но куда важнее другое: КНР явно уверена в своих силах и, по-видимому, навсегда избавилась от комплекса внешнеэкономической неполноценности, обильные симптомы которого мы наблюдаем в "переходном" мире.

А.В. Акимов. Быть может, стоит перевести разговор в более конкретную плоскость. По-видимому, возможности расширения экспорта сельскохозяйственной продукции в КНР, о которых сейчас много пишут в связи с вступлением этой страны в ВТО, зависят от дальнейших сдвигов в структуре индивидуального потребления китайцев. В частности, на мой взгляд, есть определенная перспектива расширения потребления в Китае молочных продуктов: их доля в рационе китайцев многократно ниже, чем, например, в Индии. Вот ясная возможность для России.

Ю.Г. Литвинова. С другой стороны, и на Тайване, где средний уровень индивидуальных доходов много выше, чем в КНР, потребление молочных продуктов значительно ниже индийского показателя. На острове молока в 1986 г. потребляли втрое меньше индийского уровня: 18 и 56 кг соответственно (в год на душу населения). Отчасти в обеих частях Китая эти продукты замещают блюда, приготовленные из сои. Есть, впрочем, существенные региональные различия, ведь понятие "китайский рацион" - довольно

стр. 66


обобщенное. Поэтому, имея в виду, что на Тайване и в ряде провинций КНР потребление молока существенно выше среднекитайского уровня, следует продолжить специальное изучение этого рынка. Но не менее перспективным товаром может оказаться та же соя, которую мы пока сами покупаем у Китая в виде концентратов.

У нас часто не замечают успехов КНР в самообеспечении. Приведу только два примера: доля импорта в продажах на китайском рынке автомобилей снизилась с 56% в 1990 до 44% в 1995 и 3% в 1998 г. Недавно появились сообщения о массовом уходе с китайского рынка зарубежных производителей пива. Высокие цены их продукции (5 юаней за бутылку) не позволяют конкурировать с местными производителями (1 юань за бутылку). Не оправдались расчеты на рост душевого потребления пива - оно стабилизировалось на отметке 16 л в год. Между тем в нашей прессе писали о том, что китайский рынок собрались завоевывать московские пивовары.

А.И. Салицкий. Очевидно, что у многих разыгрался аппетит в связи с грядущим вступлением КНР в ВТО и масштабами китайского рынка. Поэтому хотел бы заметить, что само это решение Пекина может быть связано не столько с расчетами выиграть от сравнительных преимуществ, сколько с выросшим уровнем самообеспечения страны, уверенностью ее руководства в том, что экономика достаточно сильна для того, чтобы отстоять внутренний рынок, в том числе продовольственный. Продолжу список примеров: за первые два месяца 2000 г.: ввоз пшеницы сократился на 32,7%, растительного масла - на 11,3% (в количественном выражении), причем снижение продолжается уже третий год. Лишь импорт сои существенно возрос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года - почти вдвое. А экспорт зерновых Китаем в начале года увеличился более чем вдвое, в том числе риса - в полтора раза. По стоимости же экспорт сельскохозяйственной продукции превысил ее импорт примерно в четыре раза, причем экспорт зерновых и зернобобовых превышает импорт более чем в полтора раза.

У нас слишком часто концентрируют внимание на в общем-то носящей очаговый характер открытости китайского хозяйства - зонах, прибрежных городах и т.п. Не отрицая факта интенсификации внешнеэкономических связей этих районов, мне хотелось привлечь внимание к другому - высокой жизнеспособности континентальной, главной части китайской экономики, а также ее аграрного сектора при скромном и даже относительно сокращающемся непосредственном вовлечении этого массива в мировое хозяйство. И в этом как раз и заключается специфика КНР по сравнению с НИС: главной части китайского хозяйства не хватает простора для ориентированного на экспорт роста, особенно при нынешних тенденциях в мировой экономике. А протекционизм других стран стимулирует и будет стимулировать развитие комплексного хозяйства, государственные программы расширения спроса и, что самое важное, усиление конкурентоспособности самих национальных производителей на внутреннем рынке. Вступление в ВТО во многом имеет именно эту, чисто внутреннюю цель.

Н.Ю. Агеев. Следует также заметить, что цены на зерновые в Китае в 1999 г. существенно снизились: примерно на 11% (май-ноябрь). А урожай зерновых -508 млн. т был чуть ниже, чем в предыдущем году: уменьшились сборы кукурузы и риса, несколько увеличилось производство пшеницы. Сокращаются посевные площади под хлопком, сахарным тростником и сахарной свеклой, расширяются - под масличными, овощами и фруктами. В то же время стабильно растет производство продукции водных промыслов и мяса, в 1999 г. на 5 и 4% соответственно. Не исключено, что некоторые закупки сельхозпродукции за рубежом имели выраженный политический характер: например возобновление импорта пшеницы с северо-запада

стр. 67


США в апреле 2000 г., увеличение ввоза цитрусовых из Калифорнии и т.п. Говорить об экспорте сельхозтоваров из России в КНР пока не приходится. Ситуация здесь противоположна нашим желаниям: так, в первом квартале 2000 г. РФ ввезла из КНР зерновых на 20 млн. долл.

Кунг Чеунг Минг. Очень существенно то, что агросфера в Китае в целом пока остается рентабельной, чего не наблюдалось в первой половине 80-х годов. Ниже в КНР и себестоимость основных сельскохозяйственных продуктов: если сравнивать с США, то общее соотношение, по некоторым оценкам, составляло в 1998 г. 7 : 11. Однако определенные проблемы, важные для будущих параметров внешнеэкономического курса и отдельных отраслей сельского хозяйства, уже возникли в связи с готовящимся вступлением КНР в ВТО. По расчетам китайских экономистов, в наибольшей мере от снятия ограничений на ввоз сельхозпродукции пострадает производство шерсти: спад производства здесь в течение 2000-2010 гг. может составить 37%. Меньшим будет снижение сбора хлопка (12,6%), однако эта отрасль растениеводства, как и выращивание пшеницы (ее производство по прогнозам сократится на 9%) может высвободить слишком много рабочих рук - свыше 10 млн. человек. В минимальной мере пострадает рисоводство. Рассчитывая компенсировать потери в занятости крестьян ее прибавлением в трудоемких отраслях промышленности с ориентацией на расширение внешнего сбыта (текстильная промышленность, производство одежды, обуви), китайские экономисты, естественно, будут самым внимательным образом следить за складывающимся балансом в этой сфере, движением мировых цен и т.п. Предстоящая реорганизация потребует от государства новых расходов и определенного усиления своей роли в управлении хозяйством. Кроме того, в процессе индустриализации стоимость защиты сельского хозяйства будет, скорее всего, повышаться. Легко предвидеть и серьезное снижение доходов крестьян из-за импорта дешевой зарубежной продукции.

А.И. Салицкий. Замечу, что в 90-е годы был зафиксирован целый ряд несбывшихся прогнозов по поводу резкого увеличения экспорта в Китай тех или иных продовольственных и сырьевых товаров, за исключением топлива (хотя и здесь рост был много меньше ожидавшегося). По-видимому, неприменимость многих классических схем и математических моделей к оценке китайского хозяйства вытекает уже из его гигантских масштабов. Сама масса этой экономики заставляет руководителей страны в основном ориентироваться на бездефицитную модель, чтобы не оказаться жертвой тех же резких ценовых колебаний, обусловленных ожиданиями и спекуляциями по поводу "китайского фактора" на мировом рынке. Тем же самым в немалой степени объясняется необходимость накапливать крупные стратегические запасы продовольствия, сырья, валюты и т.п. Простой пример: один из немногих продуктов, импорт которого в КНР рос в течение последнего года, - соя. И этот же товар оказался одним из немногих исключений среди в целом существенно подешевевшей на мировом рынке сельскохозяйственной продукции.

Не исключаю, что курс на самообеспечение сохранит свое стратегическое значение в Китае независимо от успехов в интенсификации внешнеэкономических связей, получения определенных выгод от вступления в ВТО, колебаний мировой конъюнктуры и даже достаточно резких ускорений в динамике внешней торговли - подобных наблюдаемому в этом году. Воспоминания о кризисе 1997-1998 гг. еще свежи в КНР, хотя пострадала она меньше других благодаря сравнительно высокой степени самообеспечения. Характерно, что некоторые долгосрочные прогнозы социально-экономического развития страны, разработанные во второй половине 90-х годов, предусматривали примерно равные темпы роста ВВП и внешнеторгового оборота вплоть до 2010 г., а в следующем десятилетии - существенно более низкий рост международной

стр. 68


торговли. В изданиях более поздних уже в ближайшие годы предполагается опережающий рост ВВП по сравнению с внешней торговлей. Так, специалисты из авторитетного Центра исследований развития при Госсовете КНР в своей прогнозной модели последствий вступления КНР в ВТО исходят из темпа прироста ВВП на 7,86% в год. Аналогичные показатели для китайского экспорта и импорта на 2000-2005 гг. оцениваются этими специалистами соответственно в 6,56 и 7,19%.

Н.Ю. Агеев. Стоит обратить внимание на организационные формы сельского хозяйства в Китае. У нас, как правило, акцентируют семейную подрядную систему. Между тем 10% валового производства и куда большую пропорцию товарной продукции в КНР обеспечивают госхозы. И еще один важный момент. В третьем номере "Проблем Дальнего Востока" за этот год есть очень интересная статья Л. Кондрашовой и А. Островского 5 . Эти специалисты отмечают, что в последнее время в Китае утверждается теория и практика "деконцентрации урбанизационного процесса путем ограничения численности населения больших городов и развития системы малых и средних городов". Фактически идет пересмотр привычных рамок модернизации и урбанизации - в духе "взаимосвязи городского и деревенского развития, синтеза традиционных и современных культур при общем повышенном внимании к вопросам экологии и духовного здоровья общества". Фактор немаловажный: он способен повлиять на рынок продовольствия, по-видимому, также в сторону сохранения высокого уровня самообеспечения.

С.И. Лунев. Вы совершенно правы, Николай Юрьевич. Сельское хозяйство - не просто отрасль производства. Это образ жизни большинства - сотен миллионов людей в Азии. Дальнейшая либерализация аграрных рынков по декретам ВТО представляет огромную угрозу сообществам мелких фермеров в Азии, да и во всем мире. Сторонники фритредерства говорят, что открытость принесет больше эффективности, замалчивая тот факт, что главные выгоды получат субсидируемые государством производители в развитых странах. Наиболее вероятным результатом такой открытости будет разорение мелких хозяйств и исход маргинализированного населения в крупные азиатские города. В Китае, как мне кажется, эту проблему осознали очень давно и накопили богатый опыт решений, в том числе весьма жестких.

А.В. Акимов. Эту угрозу хорошо понимает и большинство правительств других азиатских стран, в немалой степени из-за этого неудачей закончилась встреча ВТО в Сиэтле в декабре прошлого года. Поэтому перспективы действительно свободного мирового рынка продовольствия - еще большая утопия, чем полная либерализация международной торговли промышленными изделиями и услугами. Вот здесь-то, как мне кажется, существует определенный простор для взаимодействия России и Китая, например в целях повышения самообеспечения продовольствием. Соответственно, есть место и для крупных межгосударственных стратегических инициатив. Кроме того, начиная с сельского хозяйства (как бы заимствуя заодно и логику китайской реформы), Россия могла бы в перспективе решить хотя бы одну из многочисленных (и не решенных до сих пор) экономических задач, которые перед ней стояли в последние десятилетия.

С.И. Лунев. Мне кажется, что проект такого рода мог бы иметь не только двусторонний, но и всеазиатский масштаб, огромное геоэкономическое значение. Его можно было бы прорабатывать и в рамках сотрудничества стран Шанхайской пятерки, и в связи с усилением взаимодействия между Россией, Индией и Китаем. Но очевидным препятствием может стать инертность внешнеэкономической политики самой России, созерцательное отношение к происходящим в мире событиям. Кроме

стр. 69


того, КНР, вступив в ВТО, способна представить серьезную угрозу для остатков российского хозяйства - действуя уже по международным правилам, тем более, если Россия попытается форсировать вступление в эту организацию.

В двусторонних связях с КНР нужен весьма осторожный подход: политика Пекина в отношении РФ может резко измениться, поскольку он, улучшив отношения с Западом, может пойти на раздел с ним российского "пирога", как это предлагает 3. Бжезинский. Да и в остальном мире есть немало стран, резко негативно воспринимающих предстоящее увеличение китайской доли в мировом экспорте трудоемкой продукции. В частности, весьма озабочены этим в Индии, Бразилии.

Ю.Г. Литвинова. О мощи Китая - можно судить по свежим цифрам. В октябре 1999 г. КНР увеличила ставку возврата НДС экспортерам, и общий объем соответствующих фондов возрос на 12% - до 63,6 млрд. юаней. Как следствие этой и других мер, а также улучшения мировой конъюнктуры прирост внешней торговли составил в первом квартале 2000 г. рекордную величину - 40%, в том числе экспорта 39%. Примечательно, что экспорт госпредприятий вырос еще больше. Россию Китай теснит на многих рынках - в том числе на продовольственных в третьих странах. Так, в последние три года экспорт в США рыбопродуктов (тресковых) из РФ снижается, а из КНР - растет.

А.И. Салицкий. Замечу, что мы, возможно, наблюдаем пока лишь вершину айсберга, ведь соотношение экспорта и ВВП в КНР остается довольно низким - порядка 4-5%. Это подтверждают, в частности, данные о приросте ВВП в том же, рекордном для экспорта первом квартале 2000 г. ВВП вырос на 8,1% (против 8,3% за аналогичный период предыдущего года, когда экспорт снизился на 7%, и прироста ВВП в 6,8% в четвертом квартале 1999 г.). То есть громадная прибавка в экспорте дала весьма слабый импульс экономическому росту в целом.

Образование по соседству с Россией "новой мастерской мира" с существенно отличающимися от европейского уровнем цен и пропорциями между ними ставит перед любителями куда-нибудь интегрироваться простой вопрос: а не целесообразнее ли попытаться встроиться в китайское хозяйство? Ведь тогда возникнет возможность за счет интенсивного сотрудничества с восточным исполином прибавить в ценовой конкурентоспособности, сравнительных преимуществах, быть может, приобщиться в ходе инвестиционного сотрудничества к высокой китайской динамике и т.д. По- настоящему последовательный фритредерский подход дал бы именно такое решение наших проблем в области внешнеэкономической стратегии. Но я как-то плохо представляю наших придворных либеральных экономистов, озвучивающими такое предложение. А экономистов-протекционистов в окружении власти вовсе не видно. Между тем во всякой стране их в избытке. И никто там, заметьте, не поднимает шум по поводу возможной "изоляции".

И еще один момент, который у нас недооценивают, когда пишут и говорят чуть ли не об общности интересов России и Китая в отношении ВТО. Структура китайского вывоза и ввоза уже во многом соответствует модели развитых промышленных стран, у РФ она близка к полуколониальному типу. Поэтому интересы на мировом рынке -почти противоположные. Вдобавок КНР, сохраняя по целому ряду важных позиций государственную монополию внешнеэкономических связей, имеет дополнительные возможности легко переигрывать разобщенный российский бизнес.

А.В. Акимов. Общность, если так можно выразиться, структурных мирохозяйственных интересов Китая и развитых стран, которую Вы отметили - пункт очень интересный. Но ведь Пекин всегда стремился к особым отношениям со всеми, в том числе и с Россией. В наших двусторонних связях вполне продуктивным может оказаться ресурсно- натуральный, товарный подход, имеющий целью застраховаться на

стр. 70


длительные периоды от неожиданностей и неблагоприятных воздействий мировой конъюнктуры, укрепив тем самым продовольственную безопасность партнера. Помимо прочего возможны и комплексные планы, сочетающие повышение продовольственной, энергетической, военной и экологической безопасности.

С.И. Лунев. Или, лучше сказать, увязывающие, скажем, военное содействие РФ Пекину с китайской помощью росту нашего самообеспечения. Здесь тогда нужны очень надежные отношения - с участием полноценных государственных или смешанных структур с обеих сторон. А в России таких структур пока не видно.

Ю.Г. Литвинова. Я согласна с тем, что нельзя недооценивать экономические угрозы со стороны Китая - обычно у нас их не замечают, преувеличивая демографические, политические и военно-стратегические опасности. Просто во всем нужна мера. А в России, где уже больше половины хозяйства составляет примитивная и бесперспективная внешняя торговля, попробуй заикнись хотя бы о частичных госмонополиях в этой сфере для охраны общего интереса, как при нэпе. Обвинят в нарушении Гражданского кодекса.

С.И. Лунев. Добавлю, что в некоторых царствах-государствах наверху совершенно не осознана прогрессивная суть глобализации, во многом состоящая, на мой взгляд, в открытости взорам извне собственных неприглядных мест. По меньшей мере десятилетие со всего мира на нас смотрят с откровенным недоумением, в том числе по поводу, мягко выражаясь, нескромного поведения новых правящих групп. При этом стремление куда- нибудь интегрироваться у многих представителей "элиты" - всего лишь служебно- бытовой инстинкт: успешная карьера и в советские времена часто мыслилась как "вступление" - с дальнейшими продолжительными почестями и приятными благами. Эта идея в диалоге с ВТО (как и многими другими международными организациями) может оказаться не самой плодотворной. Тем временем сельское хозяйство России в последние полтора года (в отличие даже от промышленности), похоже, пришло не просто в аварийное состояние, оно гибнет.

А.В. Акимов. Для иллюстрации Вашего последнего тезиса приведу некоторые данные по производству пшеницы и кормового зерна (ячмень, кукуруза, просо, смешанное зерно, рожь и сорго) в России: в 1998 г. урожай пшеницы составил 44,2 млн. т, в 1999 г. - 26,9 млн. т, а в 2000 г. ожидается 31,0 млн. т. Запасы на конец сезона с 8 млн. т в 1998 г. сократились до 1 млн. т в 1999 г., урожайность упала с 17 до 10 ц/га. Производство кормового зерна с 40,9 млн. т в 1998 г. снизилось до 19,0 млн. т в 1999 г., запасы уменьшились с 7,3 млн. т до 1,8 млн. т, урожайность - с 16 до 9 ц/га. Ввозим лен из Франции, ячмень и солод из Германии и Финляндии и т.п. Россия впервые в истории производит зерна в расчете на душу населения меньше, чем Китай - это при нашем-то климате и соответствующей потребности в калориях.

Кунг Чеунг Минг. Для сравнения у меня есть цифры по запасам пшеницы и кормового зерна в КНР - 28 и 40 млн. т соответственно, то есть примерно треть от годового производства. А средняя урожайность пшеницы в Китае - 42 ц/га.

Ю.Г. Литвинова. Немалую роль в подъеме китайского сельского хозяйства сыграли передовые агротехнологии, внедрявшиеся в рамках государственной программы "Искра", а также при участии иностранных инвесторов, средств международных программ помощи развитию. По некоторым данным, накопленные зарубежные инвестиции в агросфере Китая составляют около 18 млрд. долл., причем немалая часть приходится на госхозы.

стр. 71


А.В. Акимов. Вот это, как раз, очень важно: агросфера представляет собой отрасль, где относительно скромные капиталовложения способны принести и высокую отдачу в коммерческом плане (тому есть эмпирические подтверждения - опыт ряда СП с голландским и финским участием в России), и огромный эффект в будущем. Именно здесь у нашей страны есть безусловные стратегические сравнительные преимущества. Жизненно необходимы теперь не только зарубежные инвестиции, но и принципиальное изменение отношения к отрасли, крупные государственные и межгосударственные программы. И участие Китая в сельскохозяйственных программах в России не кажется мне иллюзией.

Ю.Г. Литвинова. Соглашусь с этим выводом вот почему. Сама проработка такой идеи, особенно хорошо озвученная, может иметь благоприятное для России следствие - сохранение исключительно выгодной конъюнктуры на внешних рынках: сочетания столь высоких цен на углеводороды и столь низких - на продовольствие я лично не припоминаю, по крайней мере в 90-е годы. Другое дело, как к этому отнесется Китай - там и своей целины достаточно.

А.В. Акимов. Не стоит полагаться на внешние факторы, используя их - вероятно так можно было бы кратко сформулировать китайский способ участия в мировой торговле. Думаю и нам эта мудрость не вредна - во всяком случае теоретическая, технико-экономическая проработка и организация пробных проектов в сельском, а также лесном хозяйстве, образование своего рода плацдармов для атак на внешние рынки и одновременно повышения самообеспечения страны выглядят актуально и заманчиво, причем не только для России, которой такие проекты могли бы дать импульс для подъема. Западноевропейский капитал соответствующего профиля заинтересован в сельскохозяйственных проектах на Дальнем Востоке - с прицелом на открывающий рынок Китая, а КНР в свою очередь не откажется от совместных начинаний в западной части России с прицелом на европейские рынки, если мы так уж боимся хозяйственной активности китайцев на Дальнем Востоке.

А.И. Салицкий. Стоит обратить внимание на стратегический (политэкономический) просчет, присутствующий в идее интеграции России в Европу, который становится особенно очевидным в связи с приходом Китая в число стран, определяющих действительные правила игры на мировом рынке. Этот просчет - мысль о том, что цены товаров и услуг, а также транспортные тарифы необходимо подтягивать к европейскому уровню. В результате усугубляется дезинтеграция страны, готовится, образно говоря, могила российскому хозяйству в целом, поскольку обеспечить его выживание и разгон в условиях чрезмерной открытости - в том числе для товаров из соседней страны с существенно более низкой базой цен - станет невозможным. Фактически будет окончательно "съеден" ценовой зазор, появившийся после августа 1998 г. и давший хоть какой-то экономический рост. Последствия не трудно представить - рост импорта, падение спроса на здешние товары, массовое разорение малого и прочего предпринимательства, всплеск безработицы и...

Говоря же об аграрном секторе России, нужно, по-видимому, признать, что вытащить его можно лишь сочетая предпринимательские и мобилизационные программы - вплоть до отправки на сезонные работы в деревню городской молодежи или снятия воинской обязанности с сельской. Думаю, многие родители призывников могут одобрить такую идею, во всяком случае она не хуже предлагавшегося как-то Б. Немцовым легального откупа призывников от службы. В результате появится шанс получения излишка дешевого продовольствия и сельскохозяйственного сырья, в конечном счете именно это дало реальную базу для подъема Китая на начальной стадии реформ.

стр. 72


С.И. Лунев. Возвращаясь к теме членства Китая и России в ВТО, я бы хотел обратить внимание на элементарную политико-дипломатическую ошибку - подобострастно поддакивая несбыточному проекту международных администраторов, имеющего целью, как теперь говорят, быстренько "всех построить", мы теряем уважение многих наших друзей и на Западе, и на Востоке. Сейчас наступила самая пора начать прибедняться (как это умеют делать китайцы), упирать на национальную специфику и спокойно заявить: в ВТО мы придем со временем, когда поднимем свою промышленность и сельское хозяйство, до дореформенного уровня. А единственный путь к этому - жесткий, упорный протекционизм. Давайте вспомним, что перед началом переговоров о членстве в ГАТТ четырнадцать лет назад китайцы первым делом резко подняли пошлины. Это не только факт, но и важный международный прецедент. Не так ли, коллега Кунг Чеунг Минг?

Кунг Чеунг Минг. Совершенно верно, именно так и было. Мне кажется, это неплохая идея - добиться сначала подъема внутри страны. Если Вы опоздали на поезд, зачем торопиться? Лучше подумать, нужна ли сейчас эта поездка и вместо этого сделать, например, ремонт дома. А последних поездов не бывает, как и вечных международных организаций.

А.И. Салицкий. В заключение, быть может, стоит привести одну выдержку из статьи китайского исследователя Чжоу Хуна (Институт Европы АОН КНР). Касаясь роли ВТО в глобализирующемся мире, он пишет: "На уровне международной торговли, где ведущей является роль ВТО, формируется тенденция к построению мирового рынка, учитывающего разные интересы, рынка, и фрагментирующегося, и объединяющегося. Однако на уровне мирового социума и мировой политики до глобализации еще очень далеко. Недостатком рынка является рост пропасти между богатыми и бедными, разрывов между Севером и Югом - решения этих проблем в условиях экономической глобализации человечеству еще предстоит найти" 6 . Можно заметить, что взгляд из Китая на роль ВТО в современном мире не связан напрямую с другими аспектами глобализации (которую китайские международники обычно ограничивают определением "экономическая").

Функции ВТО по мере роста ее роли в мире могут расшириться. Помимо прочего, эта организация, как известно, накопила огромный опыт достижения многосторонних соглашений и при творческом подходе способна в будущем предоставить новые услуги странам, пострадавшим от упомянутых выше разрывов. Некоторые западные специалисты считают, например, возможным использование механизмов ВТО в качестве своего рода Всемирной налоговой службы - в том числе для преодоления диспропорций, связанных с легким уходом капитала (в противоположность труду) от национального налогообложения 7 . Такое направление сотрудничества с ВТО было бы особенно полезным для России.

Значение ВТО для современного Китая, равно как и рост его собственной роли в международной торговле, могут, наверное, оцениваться по-разному. Беспокойство по поводу экономических угроз со стороны КНР и других стран будет тем менее оправданным, чем лучше в России учтут неторопливый опыт общения Пекина с этой организацией. Само членство не заменит борьбы за внешние рынки, а вступление в ВТО будет выглядеть преждевременным до тех пор, пока внутри России не возникнет ситуация устойчивого роста производства местных товаров и услуг. Эта тенденция, едва наметившаяся после девальвации 1998 г., к сожалению, может быть опрокинута тарифной политикой нынешнего кабинета. Добиваться же индивидуального подхода в диалоге с отдельными государствами и ВТО в целом совершенно необходимо: бремя "развитой" страны нам уже давно не по плечу.

стр. 73


ПРИМЕЧАНИЯ

В. Л. Мельянцев. Информационная революция, глобализация и парадоксы современного экономического роста в развитых и развивающихся странах. М.: Институт стран Азии и Африки при МГУ, 2000, с. 27.

2 http://www.aimhi.com/VC/tcfa 20.11.1999.

Claude Е. Barfield. China, WTO and the Rule of Law. - Far Eastern Economic Review. 13.04.2000, p. 29.

4 Шицзе цзинцзи (Мировая экономика). 1999. N 11, с. 45.

Л. Кондрашова, А. Островский. Урбанизация в Китае. - Проблемы Дальнего Востока. 2000. N 3.

Чжоу Хун. Цюаньцю цайфу дэ цзэнчжан юй гоцзя цзянь фэньпэй дэ бугун (Рост мирового богатства и неравномерность его распределения между государствами). - Шицзе цзинцзи (Мировая экономика). 2000, N 4, с. 41.

Wouter van Ginneken. Bridging the Great Divide. - Asiaweek. 28.07.2000, p. 64.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ДИАЛОГ-КИТАЯ-С-ВТО-ЗНАЧЕНИЕ-ДЛЯ-РОССИИ-ОБМЕН-МНЕНИЯМИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н.Ю. АГЕЕВ, А.В. АКИМОВ, КУНГ ЧЕУНГ МИНГ, Ю.Г. ЛИТВИНОВА, СИ. ЛУНЕВ, А.И. САЛИЦКИЙ, ДИАЛОГ КИТАЯ С ВТО: ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РОССИИ (ОБМЕН МНЕНИЯМИ) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.01.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ДИАЛОГ-КИТАЯ-С-ВТО-ЗНАЧЕНИЕ-ДЛЯ-РОССИИ-ОБМЕН-МНЕНИЯМИ (date of access: 05.10.2022).

Publication author(s) - Н.Ю. АГЕЕВ, А.В. АКИМОВ, КУНГ ЧЕУНГ МИНГ, Ю.Г. ЛИТВИНОВА, СИ. ЛУНЕВ, А.И. САЛИЦКИЙ:

Н.Ю. АГЕЕВ, А.В. АКИМОВ, КУНГ ЧЕУНГ МИНГ, Ю.Г. ЛИТВИНОВА, СИ. ЛУНЕВ, А.И. САЛИЦКИЙ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
54 views rating
19.01.2022 (258 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
И КАТАЛИЗАТОР, И СОРБЕНТ
Yesterday · From Беларусь Анлайн
СОЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ТРОПИЧЕСКИЕ ВУЛКАНЫ И КЛИМАТ АРКТИКИ
Catalog: География 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
Фейерверки и пиротехника во время свадебных церемоний
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ТАЙНЫ "ТРЕТЬЕЙ ПЛАНЕТЫ"
3 days ago · From Беларусь Анлайн
"МЕДИЦИНСКИЕ ПРОФЕССИИ" ВОДЯНОЙ СТРУИ
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
"БЛАГОСЛОВЕННЫЙ, ВЕЛИКОДУШНЫЙ ДЕРЖАВ ВОССТАНОВИТЕЛЬ"
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ, НРАВЫ. Как мне выразить любовь свою...
3 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА - ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ЗЕМЛИ
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДИАЛОГ КИТАЯ С ВТО: ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РОССИИ (ОБМЕН МНЕНИЯМИ)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones