BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1008

Share with friends in SM

Одной из ключевых, весьма одиозных и авторитетных фигур пангерманского движения в конце XIX - начале XX в. был политик и публицист Генрих Класс. Известный в Германии и за ее пределами как неутомимый критик кайзеровской политики, военный агитатор, сторонник идей Великой Германии и формирования единого, немецкого "жизненного пространства", для которого границы государства не являются чем-то первостепенным, сам себя Г. Класс уже на закате политической карьеры относил к идеологическим наставникам национал-социалистического движения. Обладая всего лишь мандатом депутата рейхстага, и, полагаясь на уже заработанный в период подъема националистического движения собственный авторитет, Класс рассчитывал занять руководящий пост в новом национал-социалистическом государстве. Однако, не оправдав своих политических амбиций и, более того, не предотвратив роспуск Пангерманского союза в 1939 г., лидером которого он являлся, Класс разочаровался в "большой политике", уединился в тюрингской Йене, где и провел последние годы своей жизни.

Хотя Класс играл важную роль в формировании и развитии националистического, пангерманского движения в конце XIX - начале XX в., вплоть до настоящего времени в научной литературе не существует его целостной, законченной историко-политической биографии. Сделать это достаточно сложно, так как политическая фигура Класса должна рассматриваться в качестве связующего звена между националистическим движением в империи эпохи кайзера Вильгельма II и национал-социалистическим движением в период Веймарской республики и третьего рейха. Более того, основательное изучение политической биографии Класса позволит внести вклад в научную дискуссию о преемственности, либо ее отсутствии в развитии германского национализма с его идеями антисемитизма, расизма, антипарламентаризма и т.д.

Генрих Класс родился 29 февраля 1868 г. в рейнско-гессенском городе Альцай. Он был сыном нотариуса Августа Класса и его жены Анны, дочери министерского советника. От своего искушенного в вопросах политики и националистически настроенного деда Генрих приобрел интерес к истории и литературе. Своего рода пособием по политическому воспитанию молодого человека стала газета национал-либералов "Kolnische Zeitung". В возрасте 19 лет Класс закончил обучение в гимназии Майнца (1887 г.) и поступил на военную службу в 3-ий пехотный полк Великого герцога Гессенского. После завершения службы молодого человека переполняли чувства гордости и патриотизма по отношению к своему отечеству.


Турыгин Александр Александрович - кандидат исторических наук, доцент.

стр. 152

Неоспоримой утратой для Генриха стала смерть деда и учителя (24 апреля 1878 г.). По указанию отца он поступил в Берлинский университет (1887), где читал лекции преемник Л. фон Ранке Генрих фон Трейчке. Класс должен был получить юридическое образование, однако его увлекли лекции фон Трейчке по истории Германии в период реформации. В своих воспоминаниях он отмечал, что эти лекции "захлестнули образ мыслей тогдашних слушателей, души которых готовы были воспринимать то, о чем он говорил, с той же страстью и идеализмом"1. Стиль письма Класса был скорее публицистическим, рассчитанным на эмоции и сопереживания читателей. Не случайно, свою автобиографию, названную "Против течения. О сущности и развитии национальной оппозиции в старой империи", он начал так: "Мои личные приключения за сорок лет политической деятельности"2.

После завершения обучения и стажировки в Майнце в качестве адвоката (1895 г.) Класс, на которого уже определенным образом повлияли националистические идеи фон Трейчке и антисемитизм Отто Бёккеля, принимал участие в собраниях многочисленных национально-политических объединений, например, Союза немецких студентов Гессена. Вместе с авторитетным публицистом Фридрихом Ланге (1852- 1917) Класс активно участвовал в общественно-политической жизни Гессена. В то время он возглавлял общину Майнца (до 1897 г.), с 1900 г. состоял в руководящем комитете Пангерманского союза.

Становление Класса как политика происходило в сложное, пореформенное время. Еще до объединения Германии в 1871 г. в стране наблюдалось усиление позиций национал-либерального движения, представители которого, первоначально поддержавшие Бисмарка, в 1867 г. пришли к власти сначала в прусском ландтаге, а затем, во время выборов 1871 г., в общеимперском рейхстаге (28% голосов). "Надо полагать, - писал сам Класс, - что три иностранных слова определяли мысли и намерения моих домашних: патриотизм, толерантность и гуманность. Это были политические и общечеловеческие идеалы, укоренившиеся под влиянием либералов, которым присягали все государственные служащие. Мы, молодые, мыслили прогрессивнее. Мы были абсолютно националистически настроены. Мы ничего не хотели знать о толерантности, если она покрывала врагов народа и государства. Гуманность, в том смысле, в котором ее понимали либералы, мы попрекали за то, что она мало касалась собственного народа"3.

Националистические устремления молодежи гармонично вписались в набиравшее силу к началу 1880-х гг. колониальное движение. "Еще в 1886 г. известный африканский деятель д-р К. Петерс, основатель Немецкого колониального общества, подал мысль о созыве всеобщего немецкого съезда в Берлине, к работе в котором были приглашены все германские национальные "ферайны", объединенные тут же в организацию под названием "Пангерманский союз"4. Под руководство д-ра Э. Хассе (с 1893 по 1908 гг. - глава Пангерманского союза) попадали Т. Райсманн-Гроне, Класс и другие представители националистически настроенной молодежи.

Националистическое движение пангерманизма возникло в Германии во второй половине XIX в., хотя своими корнями его идеология уходит в более раннее время. Идеи пангерманизма, как политического движения, зародились в Австрии, а их обоснование и популяризацию принято связывать с деятельностью австрийских публицистов и рунологов Гвидо фон Листа (1848 - 1919) и Йёрга Ланца фон Либенфельса (1874 - 1954). В пангерманизме с его символикой, патетикой и идеалами борьбы за немцев и их "жизненное пространство" наиболее полно и гармонично нашли свое отражение амбициозные намерения и воззрения представителей немецкой интеллигенции.

Таким образом, как справедливо заметил Л. фон Мизес, "пангерманизм был творением интеллектуалов и писателей. Его непоколебимыми сторонниками были профессора истории, права, экономики, политологии, географии и философии. Они приобщали к своим идеям студентов университетов. Выпускники сами начинали вербовать сторонников"5. Как раз одним из таких увлеченных идеями превосходства немецкой культуры и самобытности стал Класс.

По сравнению с убеждениями консерваторов, либералов и социал-демократов, представителей основных политических сил во времена кайзера Вильгельма II, "пангерманизм был более политичен, он больше приспосабливался к меняющимся усло-

стр. 153

виям, чем защищал немецкие интересы"6. Это проявлялось в том, что "идеология и риторика Пангерманского союза играла первостепенную роль в укреплении национального духа образованной части немецкого общества, тех, кто формировал общественное мнение: трансформация национализма в своего рода интегративную религию, требование надгосударственного завершения объединения нации, опасения за статус Германии в динамично развивающемся мире, болезненная реакция на угрозу увеличения численности "национально-чуждых" элементов и "врагов империи", требование распространения немецкой культуры и сферы влияния Германии в мире через империализм и внешнюю политику в духе пангерманизма, "заботу о расе" и "политику германства" ("Deutschtumspolitik") - все это представляло собой взрывоопасную смесь глубочайшего страха и сомнений за безопасность в будущем"7.

После смерти Э. Хассе в 1908 г. вплоть до 1939 г. Класс был председателем Пангерманского союза.

Являясь политическим деятелем, выразителем интересов правых националистических сил, Класс оставался активным публицистом. Под псевдонимом "Даниэль Фриманн" в 1912 г. он опубликовал книгу "Если бы я был императором" ("Wenn ich der Kaiser ware"), в которой агитировал за империализм, пангерманизм и антисемитизм и которая сразу же разошлась большим тиражом: "Так я назвал, - писал сам Класс, - воспоминания о своей молодости, что далеко не является игрой мысли и желания, а скорее представляет опыт переживания практической и разносторонней политической жизни, связанной с заботой об отечестве, итогом которой стали стойкие убеждения, приобретенные мной за время продолжительной политической деятельности и наблюдений"8. По словам Х. Хагенлюке, эта работа Г. Класса стала "важнейшим манифестом пангерманской идеологии накануне 1914 г."9.

Был у публициста Класса еще один псевдоним - Эйнхарт, который он использовал для написания патетической "Истории Германии" в 1909 года10. Возможно, им руководило желание сравнить себя с историком, деятелем "каролингского возрождения", монахом Эйнхардом, автором биографии Карла Великого.

После своего избрания председателем Пангерманского союза в 1908 г. Класс изменил курс организации в сторону более жестких, радикальных политических требований. Вместе с сопредседателем Константином фон Гебзаттелем (1854 - 1932) он реконструировал руководство Пангерманским союзом в соответствии с принципом "фюрерства" и сместил вектор деятельности союза в сторону народного национализма. Под руководством Класса стали собираться такие авторитетные представители немецкого национализма, как расовый идеолог, антрополог Отто Аммон (1842 - 1916), переводчик трудов по расизму Ж. А. де Гобино - Людвиг Шеманн (1852 - 1938), мюнхенский издатель Юлиус Фридрих Леманн (1864 - 1935) и другие.

Курс на радикализацию политических требований союза привел к конфликту с имперским канцлером Теобальдом фон Бетман-Гольвегом (рейхсканцлер с 1909 по 1917 г.). "Я вижу, - писал Класс в 1913 г., - что правительство ничего не предпринимает, чтобы обеспечить развитие государства в правильном направлении, и я полагаю, вовсе не догадывается, что за игру оно ведет... В конце концов я вижу, что князья империи, если и имеют суждение по этому поводу, то даже не подозревают, что ждет нас в конце этого пути. Первый и самый влиятельный из них - германский император, которого называют современным правителем,... понимает, что действительно требуется, проявляя вместо этого свою слабость" ".

Раньше Классу уже доводилось критиковать правительство. Он активно выступал против внутренних врагов империи, под которыми понимал социал-демократов, поляков и евреев. Политика "нового курса" преемника Бисмарка Лео фон Каприви (рейхсканцлер с 1890 по 1894 г.) по ведению оборонительной союзнической и осторожной колониальной политики была предметом критики Класса.

Критика Классом политики правительственного кабинета продолжалась в том числе и после завершения "либеральной эры" фон Каприви. Из числа членов Пангерманского союза и других националистических союзов он сформировал движение "национальной оппозиции", стремясь оказать влияние на правительство империи. Ко всему прочему к конфликту с рейхсканцлером Т. фон Бетман-Гольвегом, который в своей политике опирался на консервативную католическую партию, привела критика Классом ультрамонтанства12.

стр. 154

Являясь с 1911 г. одним из учредителей Немецкого военного общества, Класс стремился реализовать план перевооружения армии Германии. Незадолго до начала войны, правительство начало усиленную газетную кампанию, чтобы обосновать свои будущие требования и подготовить общественное мнение Европы. Пангерманцы стремились использовать это обстоятельство в своих целях. Класс начал активную публицистическую деятельность по обоснованию тезиса о расширении немецкого "жизненного пространства" ("Lebensraum"). Как оказалось, в этом вопросе намерения Класса совпали с интересами правительства. Однако существовали некоторые расхождения, прежде всего, в методах достижения цели. По этому вопросу "политика чиновников полностью отличалась от позиции Класса и Пангерманского союза... Правительство рассчитывало на поступательное развитие экономики (торговля, тяжелая промышленность), ориентированной на экспорт, а Класс - на планомерное, неограниченное увеличение численности немецкого населения. Однако с самого начала XX в. наблюдалось медленное, но устойчивое сокращение рождаемости. Рост населения если и был, то только за счет снижения смертности. К тому же, лозунгом правительства по-прежнему оставалась "мировая политика без войны", а пангерманцы заявили о "земельном голоде", который, с точки зрения Класса, можно было преодолеть только в результате успешной и победоносной войны"13.

В соответствии с этими требованиями Класс на страницах газет и журналов развивал мысль о создании на западе империи "западной марки" ("Westmark"), образованной в результате успешных военных действий против Франции и Бельгии14. Причем имелась в виду та область, где проживало преимущественно немецкоговорящее население. Географически она начиналась в районе французского Кале, далее включала часть французского побережья, тянулась вдоль Арденнских гор до границы со Швейцарией. Главную задачу государственной миграционной политики на востоке Класс видел в обеспечении безопасности немецкого народа. На востоке также планировалось создание марки ("Ostmark"), что само собой подразумевало территориальную экспансию военными методами. Класс писал: "Восток предназначен для немецкого народа". Он считал, что процесс расселения немцев туда должен был начаться с переселения крестьян, которые создадут прочные связи с территорией. Этот процесс, по мнению Класса, жизненно необходим для самих немцев, он поможет разрешить, в том числе, и аграрный вопрос15.

Теория "жизненного пространства", к которой часто обращался Класс, оказалась востребованной сразу же после объединения империи по малогерманскому ("kleindeutsch") плану Пруссии (1871 г.), хотя идеи территориальной экспансии всегда оставались актуальными в немецкой истории. Они были определенным образом систематизированы и по-новому осмысленны в трудах Ф. Ратцеля (1844 - 1904), который в 1891 г. вступил в Пангерманский союз. В "Политической географии" он проводит мысль о том, что "государство развивается на пространственной базе, все более и более сопрягаясь с ней, извлекая из нее все больше и больше энергии. Таким образом, государства оказываются пространственными явлениями, управляемыми и оживляемыми этим пространством"16.

Экономические и политические трудности Германии, по мнению Ратцеля, были вызваны тесными границами, которые не давали возможности государству динамично развиваться. Как только сами государства перестают обращать внимание на фактор пространства, они уходят в тень. При этом, границы пространства понимались Ратцелем и остальными пангерманцами не как линеарные границы государства, а как достаточно сложно очерчиваемые пределы территории расселения и проживания немецкого народа. Сам Класс писал по этому поводу: "Особое положение немецкого народа состоит в том, что внутри Европы он как бы стянут узами, которые ему столь тесны, что при определенных условиях при дальнейшем значительном росте он может задохнуться в них, если не получит притока воздуха. А потому приходится признать: может возникнуть такая ситуация, когда нам придется потребовать от побежденного на Западе или Востоке противника, чтобы он очистил для нас землю от своих людей"17. "Земельный голод несет на себе печать нашего времени, он должен быть удовлетворен... Наша задача добиваться того, чтобы решить проблему земельного голода и тем самым удовлетворить важнейшую потребность нашего народа для его же собственного оздоровления"18.

стр. 155

Вопрос о границах, в конце концов, трансформировался в "теорию пространства", которая нашла свое отражение в политической идеологии, как идея "жизненного пространства" немцев и необходимости борьбы за него. Расширение "жизненного пространства" было продиктовано множеством динамичных факторов, как распространение немецкого языка и культуры, прирост населения, экономический подъем и т.д.19.

Во время первой мировой войны Класс настойчиво требовал аннексии Бельгии. В сентябре 1914 г. в пространной памятной записке о военных целях Германии он записал: "После военного разгрома Франции у нее следует отнять столько земли, сколько необходимо для нашей окончательной безопасности. Эту территорию следует передать Германии без населения. При этом Германия должна "игнорировать принципы так называемого международного права" и делать то, что считает необходимым. Нужда заставит пойти на все... Государственные дела - занятие не для слабонервных и впечатлительных, они - дело суровое, их надо вести так, чтобы было как можно лучше собственному народу"20.

В 1917 г. совместно с фон Тирпицем и В. Каппом он основал Партию немецкого отечества ("Deutsche Vaterlandspartei").

После 1918 г. Класс приветствовал появление и активизацию национал-социалистического движения А. Гитлера и его сторонников, поддержав путч 1923 года. Более того, еще до захвата власти нацистами, на страницах "Deutsche Zeitung" Класс, помимо своих антисемитских эссе, развивал тему учреждения "национальной диктатуры". В уже отмеченном выше эссе, опубликованном в 1913 г., Класс писал: "В такое переходное время как наше, необходим сильный вождь ("Fuhrer"), который заставит нас шагнуть к оздоровлению нации, ее внутреннему и внешнему укреплению, тем самым предотвратив ее падение"21.

С 1933 до 1939 г. Класс являлся членом фракции НСДАП в рейхстаге. Примечательно, что радикальный империализм Класса, равно как и идеи пангерманизма и антисемитизма, оказали существенное влияние на нацистов.

После поражения Германии во второй мировой войне Класс более не проявлял интереса к политике и переехал в Йену, где и скончался 16 апреля 1953 года.

Важное место в дискуссиях о пангерманизме занимает вопрос о преемственности ("континуитете") немецкого национализма. Уже не секрет, что "основные идеи национал-социализма были разработаны пангерманистами в последние тридцать лет XIX века. Ничего, кроме нового названия, к этому не было добавлено. Планы и политика нацистов отличались от планов и политики их предшественников в императорской Германии лишь тем, что были адаптированы к реальным политическим условиям. Конечная цель осталась прежней - мировое господство Германии"22. Немецкий историк Г. -У. Велер указывает на то, что очевидная преемственность пангерманизма и национал-социализма прослеживается в идеологии, внешнеполитических и военных целях, политике континентального империализма, антисемитизме (Г. Класс содействовал принятию законов против евреев задолго до Нюрнбергских законов 1935 г.), однообразии социальной платформы (интеллигенция среднего и мелкого звена: учителя, служащие, юристы, врачи, мелкие и средние предприниматели) и т.д.23. В силу этих обстоятельств пангерманизм, по мнению Р. Херинга, представлял собой "связующий элемент между крайним национализмом эпохи вильгельминизма и новыми национальными радикальными организациями Веймарской республики и после нее"24.

Структурная и причинно-следственная преемственность пангерманизма и национал-социализма достаточно хорошо изучена как в отечественной, так и в зарубежной историографии25. Менее изучен личностный фактор.

Сравнивая структурные основы Пангерманского союза с национал-социалистическим движением, Херинг указывает на то, что антисемитизм пангерманцев вовсе не способствовал их единению и не мог обеспечить сплоченности их сил накануне первой мировой войны. Дело в том, что империалистов эпохи кайзера Вильгельма II объединяла скорее идея расширения "жизненного пространства" и экспансии, антисемитизм разделяла далеко не вся интеллигенция. Весьма двусмысленная деятельность Класса, публиковавшего свои антисемитские очерки под псевдонимами, является подтверждением этого тезиса. А уже после поражения в войне, когда обществу

стр. 156

нужен был "образ врага", на которого можно было списать горести немецкого народа, антисемитизм оказался гораздо более востребован немецким обществом. Конечно, сам пангерманизм на фоне роста антисемитизма в послевоенную эпоху мог снова оказаться в выигрыше, но инициативу перехватили национал-социалисты, которые не только призывали немецкий народ к сплочению в борьбе с "общим врагом", но и предлагали конкретные меры по борьбе с еврейством. Херинг указывает на то, что немецкий народ устал от пустых политических заявлений, которые так активно делали Класс и пангерманцы, им оказались востребованы практические действия и методы борьбы26.

Современные исследования французских постструктуралистов и постмодернистов - М. Фуко, П. Бурдье, Ж. Бюрдо - заставляют задуматься о факторе конкуренции в политической игре, определяющей жизнеспособность институтов, движений и иных искусственных конструкций27. Так, в концепции П. Бурдье политическое поле является местом конкурентной борьбы за власть, которая осуществляется посредством борьбы за монополию на право говорить и действовать от имени какой-либо части или всей совокупности какой-то группы людей.

Если накануне первой мировой войны идеи пангерманизма разделяли представители националистически настроенной общественности: интеллигенция, промышленники, мелкое и среднее чиновничество, квалифицированные рабочие, средний и низший командный военный состав, говорившие о необходимости возрождения Германии, завоевания ею новых "мест под солнцем" и распространения духа германства в мире, то после ее военного поражения и Ноябрьской революции Пангерманский союз превращается в старую "гвардию", играющую роль "щуки в пруду с карпами"28. Из-за падения интереса представителей интеллигенции, отказа лидеров Союза от инициативы одного из членов (Альфред Гайзер) привлекать к участию в его работе представителей рабочего движения, Пангерманский союз замкнулся на прежнем, основном составе, объединявшем заинтересованных в активной колониальной политике промышленных магнатов и правительственных чиновников29. Военные не спешили поддерживать пангерманцев так, как прежде, хотя ранее Класс одобрил инициативу фон Тирпица о создании флота. Пангерманский союз нужен был им лишь для формирования общественного мнения, так как он "представлял интересы господствующих классов страны, особенно рейнско-вестфальской тяжелой индустрии и промышленного юнкерства", а также имел мощную сеть своих земельных предствительств30. Хотя, по мнению В. Гёрлица, вопрос о природе связи Генерального штаба с пангерманским течением требует тщательного рассмотрения и остается дискуссионным31.

Не менее важным в понимании преемственности пангерманизма и национал-социализма остается вопрос о государстве диктатуры. И те и другие настаивали на вертикальной реформе государственного управления в соответствии с принципом вождизма (фюрерства), разница состояла лишь в том, что у пангерманцев речь шла о "государстве национальной диктатуры"32, а у национал-социалистов - о народной диктатуре. По образному замечению X. Арендт, "национализм всегда хранил первоначальную внутреннюю верность централизованному правительству"33.

Возглавив Пангерманский союз, Класс начал реформировать его структуры в соответствии с принципом фюрерства. Делая ставку на усиление централизации власти, он, одновременно, стремился включить в руководящие комитеты "молодое поколение", авторитетом для которого являлся сам Класс, а не предыдущее поколение руководителей: судья первой инстанции Филипп Бонхард, генеральный интендант Карл Клингеманн, советник суда Вальтер Зимоннс34. При Э. Хассе структурные подразделения Союза обладали большей самостоятельностью, подчиняясь напрямую периодически собиравшемуся Правлению (Организационный Статут Пангерманского союза от 10 мая 1903 г.). Начиная с 1908 г., координацию действий казначейства, канцелярии, редакторского комитета, областных и местных групп осуществляло постоянно действующее Главное руководство - основной орган власти, который возглавлялся Рабочим комитетом, формируемый Правлением. Правление, по-прежнему созываемое периодически, контролировало деятельность Главного руководства (§33 Статута 10.05.1903 г.), выбирало казначея, назначало и увольняло главных руководителей канцелярии и редакторского комитета (§33), обладало правом роспуска облас-

стр. 157

тных и местных групп (§37с). Стратегические и тактические вопросы деятельности обсуждались на съезде Пангерманского союза35.

Нацисты экстраполировали партийную структуру, оформленную в соответствии с принципом фюрерства, на общество и государство. Причем само общество уже было подготовлено в силу объективных и субъективных обстоятельств к определенной сплоченности. "Консолидация усилий (национал-социалистов - А. Т.) по структурному оформлению государства, сопровождавшаяся сотворением и расцветом мифа о фюрерстве, встретила широкий положительный отклик в немецком обществе"36.

Для уточнения границ политической деятельности лидеров Пангерманского союза и НСДАП интерес представляют не только общие моменты, такие как схожесть идеологических принципов и стратегических целей, но и противоречия, расхождения во взглядах, тактические предпочтения, другими словами то, что позволяет определить уникальный "ресурс" Класса и Гитлера в борьбе за власть и руководство общественным мнением.

В течение долгого времени местное отделение Пангерманского союза в Мюнхене, возглавлявшееся юристом Фердинандом Путцем, оказывало существенное влияние на развитие НСДАП. Это признавали и сами национал-социалисты. Класс знал об этом, называя нацизм "детищем Пангерманского союза"37. Он неоднократно встречался с Гитлером вплоть до 1923 года. После неудавшегося путча нацисты изменили тактику, полагая, что политическая власть может быть приобретена только конституционным способом. Это вызвало недовольство Класса и его сторонников.

Открытый конфликт между пангерманцами и нацистами произошел позже, во время политического кризиса 1932 года. Национал-социалисты стали открыто противодействовать и мешать организации и проведению в Баварии собраний членов Пангерманского союза из-за того, что руководящий комитет Союза во главе с Классом открыто обвинил их в "сближении" с демократическими партиями (речь шла о сближении НСДАП с партией Центра) и, как следствие, нарушении основополагающего консенсуса всех националистических сил в стране. Имея в виду тактику НСДАП, пангерманцы заявили, что "марксистской тенденции стали отдавать все больше и больше места" в националистическом лагере. Говоря о "марксистских тенденциях", Класс имел в виду "социализм" в НСДАП. Пангерманцы понимали социализм с "практически-демагогической" точки зрения, как средство расколоть рабочее движение и включить его в "народную общность" ("Volkksgemeinschaft"), противопоставив ее "чуждым" расовым элементам и лишив возможности увлечься действительно социалистическими идеями38. Национал-социалисты, по мнению Класса, разделяя убеждения пангерманцев по этому вопросу, чересчур заигрывали с рабочим классом, особенно накануне выборов в рейхстаг. Это вызвало критику пангерманцев. В своих мемуарах Класс писал о том, что накануне выборов часто встречался с Гитлером: "Я был чрезвычайно изумлен дважды: в первый раз, когда он (Гитлер. - А. Т.) сказал, что собирается реализовать свою программу так, как ее представил общественности, второй, что не взирая на массы, последующие за ним, он готов будет покинуть их после достигнутого успеха"39.

21 октября 1932 г. президиум Пангерманского союза во главе с Классом опубликовал на страницах "Alldeutschen Blattern" ("Пангерманские листовки") ноту, в которой говорилось об отказе в содействии и поддержке НСДАП на предстоящих выборах. Таким образом, с октября началась открытая конфронтация между Пан-германским союзом и НСДАП. Фюрера НСДАП Гитлера пангерманцы, вдохновленные своим лидером, публицистом и знатоком истории Классом, открыто стали называть "Adolphe Legalite" ("Адольф Законность"), намекая на Филиппа Эгалите, с той лишь разницей, что речь шла не о "равенстве", а о "законности". Момент для критики Гитлера был выбран крайне неудачно, так как это было время его политического восхождения, а общественность явно симпатизировала национал-социалистам. Тактика Класса привела к сокращению численности Пангерманского союза (1922 г. - 52 тыс.; 1932 г. - 8 тыс. человек). Консолидация сил Союза после 30 января 1933 г. была вызвана, таким образом, не тактическими соображениями новой кампании, а стремлением сохранить и удержать власть. Пангерманцы объявили себя "единственными представителями чистого национализма". Это подтвердило полную несостоятельность Союза, даже несмотря на то, что сам Класс был приглашен

стр. 158

в качестве "гостя" на заседания национал-социалистической фракции в рейхстаге. Теперь нацисты стали своего рода "опекунами" Пангерманского союза, рассматривая его скорее как ресурс для своей дальнейшей политической борьбы.

Многое из того, о чем заявляли пангерманцы, нашло свое практическое воплощение в эпоху национал-социализма: антисемитизм, расизм, расширение "жизненного пространства", консолидация сил и т.д. Например, нацистская "Gau Westmark" появилась из "Westmark" пангерманцев40. Однако действия лидеров Пангерманского союза носили скорее декларативный характер. Сам Класс на вопрос о том, "что мы можем предложить" немецкому народу сразу же после поражения 1918 г., находясь в растерянности, ограничился лишь заявлением, что "вот уже в течение 28 лет ломает над этим голову"41. В этой фразе, как представляется, раскрывается принципиальное расхождение между пангерманским и национал-социалистическим движениями, между деятельностью Класса и Гитлера. Иными словами, Пангерманский союз занимался активной пропагандой радикально-националистических и империалистических идей и, неудивительно, что гитлеровцы заимствовали многие из них42. Таким образом, пангерманцев, следуя терминологии Э. Хобсбаума, можно назвать "изобретателям традиций"43, которым следовали национал-социалисты.

Примечания

1. CLASS H. Wider den Strom. Vom Werden und Wachsen der nationalen Opposition im alten Reich. Leipzig. 1932, S. 27f.

2. Ibid., S. 3.

3. CLASS H. Wider den Strom. Vom Werden und Wachsen der nationalen Opposition im alten Reich. In: Das Deutsche Kaiserreich. 1871 - 1914. Ein historisches Lesebuch. Gottingen. 1992, S. 129.

4. АВЕТЯН А. С. Германский империализм на Ближнем Востоке. Колониальная политика германского империализма и миссия Лимана фон Сандерса. М. 1966, с. 217 - 218.

5. МИЗЕС Л. фон. Всемогущее правительство: Тотальное государство и тотальная война. Челябинск. 2006. с. 186.

6. ГУДРИК-КЛАРК Н. Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию. СПб. 1994, с. 8.

7. WEHLER H.-U. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Bd.3. Von der "DeutsChen Doppelrevolution" bis zum Beginn des Ersten Weltkrieges: 1849 - 1914. Munchen. 1995, S. 1075.

8. FRYMANN D. Wenn ich der Kaiser ware. Politische Wahrheiten und Notwendigkeiten. Vorwort VII. Leipzig. 1913.

9. HAGENLUCKE H. Deutsche Vaterlandpartei. Die nationale Rechte am Ende des Kaiserreiches. Dusseldorf. 1997, S. 36.

10. EINHARD (CLASS H.) Deutsche Geschichte. Leipzig. 1909.

11. FRYMANN D. Op. cit, Vorwort VIII.

12. Ультрамонтаны - приверженцы непогрешимости и верховного владычества римского папы.

13. JUNG D. Der Alldeutsche Verband. Diss. zur Erlangung der Doktorwurde der Philosophischen Fakultat der Rheinischen Friedrich-Wilhelm Universitat. Wurzburg. 1936, S. 16.

14. MULLER TH. Imaginierter Westen. Das Konzept des "deutschen Westraums" im volkischen Diskurs zwischen Politischer Romantik und Nationalsozialismus. Bielefeld. 2009, S. 24.

15. FRYMANN D. Op. cit., S. 131.

16. RATZEL F. Politische Geographic. Munchen-Leipzig. 1897, S. 3.

17. Europastrategien des deutschen Kapitals. 1900 - 1945. Koln. 1977, S. 180.

18. KUCZYNSKI J. Studien zur Geschichte des deutschen Imperialismus. Bd. II. Propagandaorganisationen des Monopolkapitals. Berlin. 1950, S.42.

19. MULLER TH. Op. cit., S.12.

20. FRYMANN D. Denkschrift betreffend die national-, wirtschaft- und sozialpolitische Ziele des deutschen Volkes im gegenwartigen Kriege. FRYMANN DANIEL (HEINRICH CLASS). Wenn ich der Kaiser ware? Politische Wahrheiten und Notwendigkeiten. Leipzig. 1913, S. 241f.

21. FRYMANN D. Op. cit., Vorwort VIII.

22. МИЗЕС Л. фон. Ук. соч., с. 209.

23. WEHLER H.-U. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Bd.3. Munchen. 1995, S. 1074 - 1075.

24. HERING R. Konstruierte Nation: Der Alldeutsche Verband 1890 bis 1939. Hamburg. 2003, S. 152.

25. PETERS M. Der Alldeutsche Verband am Vorabend des Ersten Weltkrieges (1908 - 1914). Ein Beitrag zur Geschichte des volkischen Nationalismus im spatwilhelminischen Deutschland. Frankfurt am Main. 1996; JACKISCH B.A. Not a large, but a strong right. The Pan-German-League, Radical

стр. 159

Nationalism and Tightest Party Politics in Weimar Germany. 1918 - 1939. Diss. Graduate School of State University of New York at Buffalo. 2000; HERING R. Konstruierte Nation: Der Alldeutsche Verband 1890 bis 1939. Hamburg. 2003; ГАЛКИН А. А. Германский фашизм. М. 1967; БЛАНК А. С. Из истории раннего фашизма в Германии: организация, идеология, методы. М. 1978; ЛИНДЕНБЕРГ К. Технология зла: К истории становления национал-социализма. М. 1997.

26. HERING R. Konstruierte Nation: Der Alldeutsche Verband. 1890 bis 1939. Hamburg. 2003.

27. БУРДЬЕ П. Социология политики. М. 1993; БЮРДО Ж. Трактат по политической науке. М. 1990.

28. PETERS M. Op.cit., S. 84.

29. Лидеры Пангерманского союза - Хассе, Класс и Либерт - не спешили поддерживать инициативу А. Гайзера о привлечении к участию представителей рабочего движения, т.к. не хотели бросать на Союз тень социал-демократии, в которой было много тех, кто соответствовал образу "врагов народа" для пангерманцев.

30. ГЁРЛИЦ В. Германский Генеральный штаб. История и структура. 1657 - 1945. М. 2005. 31 Там же, с. 148.

32. АРЕНДТ Х. Истоки тоталитаризма. М. 1996, с. 318.

33. Там же, с. 318.

34. PETERS M. Der Alldeutsch Verband am Vorabend des Ersten Weltkrieges (1908 - 1914). Frankfurt am Main. 1996, S. 62.

35. Ibid., S. 85.

36. ФРАЙ Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия, 1933 - 1945. М. 2009, с. 5.

37. KRUCK A. Geschichte des Alldeutschen Verbandes. 1890 - 1939. Reihe Veroffentlichungen des Instituts fur europaische Geschichte Mainz. Wiesbaden. 1954, S. 193.

38. PETZOLD J. Die Entstehung der Naziideologie. In: Faschismus in Deutschland. Faschismus der Gegenwart. Koln. 1980, S. 12

39. Цит. по: KRUCK A. Op. cit., S. 193.

40. MULLER TH. Op. cit., S. 20.

41. TYRELL A. Vom "Trommlen" zum "Fuhrer". Der Wandel von Hitlers Selbstverstaridnis zwischen 1919 und 1924 und die Entwicklung der NSDAP. Munchen. 1975, S. 218.

42. ХАУСХОФЕР К. Панидеи в геополитике. О геополитике: Работы разных лет. М. 2001, с. 263.

43. ХОБСБАУМ Э. Изобретение традиций. - Вестник Евразии. N 1(8), 2000, с. 51.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Генрих-Класс

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. Турыгин, Генрих Класс // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.03.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Генрих-Класс (date of access: 27.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. Турыгин:

А. А. Турыгин → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
266 views rating
07.03.2020 (265 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes


Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Генрих Класс
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones