Libmonster ID: BY-2175

Д. А. НЕЧИТАЙЛО

Кандидат политических наук

История XX в. отмечена постепенной активизацией с конца 30-х гг. политических движений под флагом ислама, причем особенно мощный их подъем приходится на последнюю четверть века. Оно всеохватно в социальном отношении и притягивает к себе людей самых разных идейных направлений левого и правого толка - суннитов и шиитов, ортодоксов и салафитов, умеренных и вполне доброжелательно настроенных к Западу, выступающих лишь против эксцессов западного экспансионизма и религиозных радикалов.

Ислам используют в своих интересах различные политические силы. Именно в тех странах, где модернизация и вестернизация охватили многие стороны общественной жизни, оппозиционный политический ислам проявляет наибольшую активность. Разочаровавшись в Западе как в социальной и политической модели, не умея противостоять экспансии западной культуры потребления, исламисты практикуют террор и насилие против представителей других культур.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С ЕГИПТА

Египет был первой арабской страной, которая оказалась лицом к лицу с вызовом модернизации после открытия в 1870 г. Суэцкого канала. Ознакомление с западной политической системой стало мощным стимулом поиска путей самоидентификации, которая проявлялась в Египте на религиозной основе. Освобождение страны от британских колонизаторов рассматривалось не как цель для достижения независимости, а как средство на пути к объединению мусульман в единое государство.

Деятельность религиозных организаций в Египте оказывала огромное воздействие прежде всего на арабские страны. Именно в Египте в конце 20-х гг. появилась ассоциация "Братья-мусульмане", заметно повлиявшая на становление и развитие современного политического исламского движения. В трудах египетских авторов - С. Кутб, С. Сарийи, Ш. Мустафы, Абд ас-Саляма Фарагы радикальная исламская мысль впервые в арабском мире получила теоретическое и практическое обоснование.

Однако основоположник движения "Братья-мусульмане" Хасан аль-Банна даже в самой суровой критике современного ему общества не доходил до того, чтобы объявить его неверным, немусульманским. По его мнению, о неверии можно было говорить лишь в случае открытого отрицания Аллаха, поэтому, на его взгляд, ни один мусульманин, произнесший шахаду (символ веры - "нет Бога, кроме Аллаха, и Мохаммед - пророк его") не может быть обвинен в неверии, даже если он совершил тяжкий грех.

Для всякого мусульманского идеолога масштаба Хасана аль-Банны вопрос об интерпретации Корана и сунны, естественно, один из ключевых. Проблема в том, что претендующему, по существу, на новое прочтение и, соответственно, на "наиболее истинное проникновение" в их суть очень сложно заявлять об этом в среде, где уже на протяжении пятнадцати веков досконально изучается каждый штрих фундаментальных исламских источников.

В свое время Х. аль-Банна нашел наиболее оптимальное решение этой задачи. В частности, он заявил, что "...Коран должен пониматься согласно правилам арабского языка без каких-либо затруднений и предвзятости, а для понимания Пречистой сунны следует обращаться к авторитетам по хадису"1. Таким образом, основоположник движения "Братья-мусульмане" решал для себя сразу несколько проблем. Во-первых, он оставлял за собой право ограничиваться только текстами Корана и хадисами пророка. Во-вторых, при толковании Корана - опираться только на свое собственное мнение - так как главным мерилом истинности его понимания становится чисто лингвистический критерий без некой обязательной привязки к той или иной мусульманской юридической школе - мазхабу.

Таким образом, Х. аль-Банна обеспечивал себе возможность широкого маневрирования между концепциями самых различных школ. Столь гибкий подход основателя движения "Братья-мусульмане" стал основным в теории и практике экстремистов, выделившихся из него после Второй мировой войны.

Например, по мнению С. Кутбы, резко разграничивающего шариат как систему божественных законодательных предписаний для людей и фикх как юридически-правовую систему, созданную ими самими, "...вполне очевидно, что положения современных факихов не удовлетворяют потребностям общества на все времена"2. Таким образом, он и другие видные идеологи современного радикального исламизма утверждают, что мусульманин имеет право на индивидуальное толкование Корана без какого-либо обязательного ограничения себя рамками четырех канонических мазхабов.

У Шукри Мустафы - преемника Хасана аль-Банны - уже не было такого простора для тактического маневра, какой был во

стр. 27

времена его учителя. Поскольку главным источником общественно-политического подавления "Братьев-мусульман" оказывалось государство, против него и был направлен в первую очередь их радикализм. "Любой, кто берет законы из источника иного, чем Аллах, - считал С. Кутб, - и по-другому, чем учил нас пророк, тот не поклоняется одному лишь Аллаху"3. Так же высказывался и Ш. Мустафа: "Правители нечестивы, а Аллах указал, что неверный - тот, кто не правит согласно его предписаниям"4. По мнению радикальных идеологов, подчинение таким правителям также греховно, и ссылки на невозможность не подчиняться им из-за отсутствия возможностей сопротивляться или по каким-то другим причинам не могут служить оправданием - "угнетенные несут ответственность за свою слабость и подчинение угнетателю".

ДЕВИЗ: НЕ ОБОРОНА, А НАСТУПЛЕНИЕ

Вдохновленные тезисами С. Кутбы, радикалы от ислама отказываются от исключительно оборонительной трактовки джихада, разделяющего мир на "Землю ислама" (дар аль-ислам) и "Землю войны" (дар аль-харб), охватывающей все то, что находится за пределами мусульманского пространства, и в частности Запад. Подобное деление принадлежит прошлому. Враг (в данном случае Запад) в силу проникновения своих ценностей и своих идеологических систем уже находится внутри "Обители ислама". Пространственная дихотомия между "землями" дар аль-ислам и дар аль-харб уступает место борьбе убеждений, разворачивающейся между исламом и "неверием", "партией Бога" и "партией Сатаны". Прочие критерии национальной или этнической принадлежности более не имеют никакого значения. Согласно этой концепции, джихад понимается уже не как "оборонительная война", а как практика, предназначенная для устранения всех препятствий на пути полного утверждения ислама.

Политизация и радикализация исламских движений вызваны многими причинами. Они фигурируют в трудах специалистов, на страницах газет и журналов, в рассуждениях радио- и телекомментаторов, во всемирной сети Интернет. Среди них называют, во-первых, экономический кризис и высочайший уровень безработицы без перспектив на трудоустройство, особенно среди молодежи. Во-вторых, провал многочисленных попыток национальных лидеров реализовать программы развития и установления социальной справедливости, утрата привлекательности как идеалов буржуазного общества, так и социализма, особенно после неудачи социалистического эксперимента в СССР и дискредитации левых сил. В-третьих, это - жесткая линия Израиля и двойной стандарт американской политики в палестинском вопросе. Но, возможно, больше всего сказывается кризис национальной идентичности, наступившей вследствие слишком быстрых темпов модернизации и подрыва устоев традиционного общества в условиях культурной экспансии, и западного образа жизни и мыслей.

Активизация исламизма происходит в русле набирающего темпы процесса глобализации. Растут темпы универсализации и стандартизации в финансово-экономической сфере, в области потребления и потребностей, идей и культуры. Вместе с тем, мир остается разделенным по линии ценностных и этико-культурных идентичностей.

Традиционно авторитет салафитских религиозных деятелей основывается на их эрудиции и глубоких знаниях в области исламского права. В 1970 - 1980-х гг. и особенно после вторжения С. Хусейна в Кувейт в 1991 г. (когда ими была обнародована фетва, оправдывавшая действия США против Ирака и пребывание американских войск в Саудовской Аравии) им был брошен вызов со стороны молодого поколения.

Египетский идеолог С. Кутб клеймил насеровское государство как современное воплощение джахилийи (доисламского варварства). Ислам в его понимании был противоядием, способным нейтрализовать материализм, диктатуру и репрессии, повсеместно распространенные на Ближнем Востоке. Мученическая смерть С. Кутбы5 повлияла на мусульман во всем мире, а его интерпретация Корана как политического манифеста, с одной стороны, заложила основы современных политических движений под знаменем ислама, а с другой, - стала примером для подражания.

Менее образованный идеолог А. Фараг выдвинул тезис, что полнота власти - лишь у Аллаха, из чего следовал вывод о том, что власть предержащие, не руковод-

стр. 28

ствующиеся шариатом, являются узурпаторами, а насильственные действия, направленные на их свержение, абсолютно законны. Тем не менее, в это время радикалы от ислама еще нуждались в одобрении своих действий улемами. Так, убийцы А. Садата постарались заручиться поддержкой одного из шейхов, получившего ученую степень в "Аль-Азхаре" -ведущем учебном заведении мусульманского мира.

"ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ" РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМИЗМА

Важным этапом стали заявления идеолога радикального исламизма А. аз-Завахири, в которых оправдывались потери среди мирного населения. На этой основе радикалы от ислама развернули борьбу с налагаемыми традиционным исламом запретами на теракты самоубийц и на нанесение потерь мирному населению.

Идеологи всемирного радикального исламизма развернули наступление на традиционный ислам, настаивая на праве каждого мусульманина на собственное прочтение и толкование исламской доктрины. Взяв курс на оправдание массовых жертв среди мирного населения, всемирный радикальный исламизм все реже ищет оправдание своим акциям на основе исламской теологии. Ответственные за взрывы в Лондоне, Мадриде, на о. Бали и др. осуждают, прежде всего, западную политику по отношению к мусульманам и при этом не утруждают себя аргументами религиозного характера. Таким образом, исламисты, планируя и реализуя террористические акции, на первый план выдвигают политическую составляющую.

Представители молодого поколения идеологов радикального исламизма критикуют старую гвардию за ее отдаленность от политических процессов, происходящих в мире, и излишнее, по их мнению, внимание к теологическим аспектам ислама. Прекрасно понимая, что в силу недостаточного в сфере исламских правовых тонкостей образования им не удастся на равных конкурировать с исламскими авторитетами, они перевели спор в политическую плоскость. Чтобы перехватить инициативу у старшего поколения, молодые радикальные активисты положили в основу идеологического конфликта принцип исламского права, требующий от имама при принятии решений руководствоваться всеми аспектами повседневной жизни мусульман. По заявлениям молодых идеологов, старшее поколение в силу преклонного возраста слабо знакомо с политической ситуацией и тенденциями развития современного мира и, следовательно, не имеет достаточной квалификации, чтобы выносить решения по тем проблемам, с которыми сталкиваются в настоящее время последователи ислама. В то же время они считают себя весьма сведущими в вопросах современной политики и идеологии и способными принимать решения, исходя из современных тенденций развития общества. Сведя, таким образом, на нет значение знаний религиозных авторитетов, им удалось переместить спор из религиозной плоскости в политическую. Теперь им стало легче заручиться поддержкой молодежи, слабо разбирающейся в фундаментальных аспектах ислама, но осведомленной о процессах, происходящих в мире. Таким образом, им легко удалось упрочить свои позиции за счет критики фетв, разрешающих американцам размещать свои войска на территории Саудовской Аравии и других стран Персидского залива для последующих операций против мусульманских стран. Например, Сулейман аль-Альван заявил, что американцы используют территорию королевства для получения полного контроля за регионом, "...чтобы надеть ошейник на всех тех, кто не согласен признать их могущество над ними, а также присвоить себе богатства мусульман и попрать их права..."6.

В прошлом лидер "Аль-Каиды" в Саудовской Аравии Ю. Аири - один из представителей "новой волны" джихадистов, настаивал, что моджахеды должны избирать методы террора, исходя из обстоятельств, с которыми сталкиваются. В отношении акций смертников он писал, что "...те, кто критикует подобный вид операций, должны тщательно разобраться в обстановке. Не все акции самопожертвования разрешены и не все запрещены. Это зависит от многих деталей, включая особенности государства противника, специфику боевых действий, события, предшествующие акции. Поэтому нельзя издавать фетву, запрещающую или разрешающую, без знания всех факторов и обстоятельств, в которых действуют воины ислама... Как вы можете обвинять нас в пренебрежении исламскими нормами, когда вы сами незнакомы со спецификой боевых действий"7? Он требовал издания фетв "...применительно к конкретному району джихада, причем после консультаций с моджахедами, принимавшими участие в боевых

стр. 29

действиях и, в отличие от СМИ, располагающими достоверной информацией о характере боев в том или ином районе"8. Таким образом, перед моджахедами открывается возможность, не принимая в расчет мнение религиозных авторитетов, самостоятельно выбирать методы ведения войны.

ВОЙНА С "НЕВЕРНЫМИ" - ВОЙНА БЕЗ ПРАВИЛ

Еще более радикальной точки зрения придерживается Абу Мухаммад аль-Макдиси, современный идеолог радикального исламизма, духовный наставник в прошлом лидера "Аль-Каиды в Ираке" Абу Мусаба аз-Заркауи. Он пишет: "Моджахеды вынуждены исходить из реальности, в которой они ведут джихад, и даже если они недостаточно знакомы с правилами ведения войны против неверных, но искренни в борьбе с врагами ислама, то им это прощается. Их понимание и знание условий, в которых они сражаются с неверными, намного значимей любых рекомендаций исламских юристов"9. Аль-Макдиси вводит такое понятие, как "богослов джихада" - мусульманский ученый, который вместе с остальными моджахедами принимает участие в боевых действиях, а следовательно, может оценить обстановку и вынести правовое решение о том, какие методы борьбы разрешается избирать.

Аль-Макдиси далее пишет, что "...знания этих ученых происходят из чрева джихада, из траншей и боев, где моджахеды подтверждают свою преданность Аллаху. Их теологические знания, а также опыт джихада уменьшают вероятность ошибки"10. По его мнению, настоящий богослов, чтобы издавать фетвы, касающиеся вопросов джихада, должен достичь необходимого духовного уровня, который можно обрести только на войне. Мнение "богослова джихада" более авторитетно, чем взгляды "богослова-теоретика". Таким образом, по словам аль-Макдиси, моджахед имеет право, исходя из тех или иных условий, использовать любые методы ведения джихада; однако он не может, не обладая необходимыми знаниями, издавать фетвы, разрешающие применять подобные методы в других районах джихада.

Шейх Хусейн ибн Махмуд, известный радикальный исламистский идеолог, отзываясь о тех, кто критикует моджахедов за излишнюю жестокость, пишет: "Несомненно, те, кто считает неоправданными методы войны моджахедов, должны сами посетить места сражений, проанализировать условия, в которых моджахеды ведут джихад, испытать на себе тяжесть лишений и только потом выносить на суд решения по вопросам священной войны". Он также говорит, что "...в бою Аллах не допустит, чтобы моджахед свернул с пути истины"11. Таким образом, единственным мерилом становится осведомленность моджахеда о специфике боевых действий, религиозные знания при этом отходят на второй план.

КТО ОНИ - "ВОИНЫ ДЖИХАДА"?

Абу Басир ат-Тартуси, известный теоретик экстремистской направленности, пользующийся большим авторитетом особенно в молодежной исламской среде, настороженно относится к новой тенденции "непогрешимости воинов джихада". Он пишет, что "...вера в непогрешимость и абсолютную правоту моджахедов прочно укореняется в молодежных кругах"12. В одной из своих статей, опубликованной в исламских изданиях, он отмечает, что "...сегодня молодежь считает единственно верным только мнение моджахедов, даже если оно противоречит Корану и сунне. Молодые люди убеждены, что ведущие джихад непогрешимы, и отказываются принимать в расчет фетвы авторитетных богословов, обладающих глубокими знаниями исламской юриспруденции и знающих наизусть писание... На их взгляд, если воин ислама ведет джихад - он всегда прав... все, что противоречит мнению моджахедов, - неверно". По словам ат-Тартуси, нынешняя тенденция фактической "вседозволенности и беспринципного террора" основывается на неверном толковании 69 аята 29 суры Корана: "Тех, которые приложили все усилия за наше дело и терпели трудности за победу нашей веры и религии, мы поведем прямым путем к истине и благу. Аллах помогает добродеющим, поддерживает их и ведет к победе. Аллах лучше знает!"13 В результате моджахеды становятся как бы единственным источником истины.

Таким образом, концепция "непогрешимости воинов джихада" в настоящее время приобретает крайнюю политическую и нравственную остроту. Эта опасная тенденция была встречена с тревогой со стороны даже лидеров всемирного террора под флагом ислама. Бен Ладен в октябре 2007 г. осудил тех бойцов, которые считают мнение своих полевых командиров единственно верным и часто пренебрегают положениями ислама, беспрекословно выполняя их приказы: "Те, кто придерживается подобных взглядов, становятся фанатичными последователями не ислама, а своих полевых командиров"14 (т.е. руководствуются не словом Аллаха, а позицией и приказами своих лидеров).

В настоящее время сама "Аль-Каида" нуждается в новых лидерах, способных определять основные направления ее развития с учетом нынешних условий, более понятных современному поколению моджахедов. Бен Ладен заработал авторитет среди своих соратников в основном во время войны против советских войск в Афганистане. Затем эти соратники, действуя в различных регионах мира, поддерживали его имидж. Сейчас же большинство из них либо арестованы, либо уничтожены. Новое поколение "борцов за веру" действует в других социально-политических условиях, не проходило подготовку в военно-тренировочных лагерях, не имеет боевого опыта. Большинство их знаний о джихаде приобретается через Интернет, в котором "правят бал" различные радикальные исламистские форумы.

Исламские радикалы рассматривают джихад, прежде всего, как вооруженную борьбу, делая основной акцент на ее наступательном характере. В их трактовке "джихад" - шестой столп веры, венец исламского вероучения*. Они считают участие в нем священной обязанностью для каждого истинно верующего мусульма-


* Ислам имеет пять столпов: Шахада (Свидетельство), что поклонения достоин только Аллах; Салят (Намаз, Обязательная молитва); Закят (Пожертвование); пост в месяц Рамадан; Хадж (паломничество к Каабе).

стр. 30

нина. Идеологи современного исламизма разработали стратегию и тактику ведения джихада в нынешних условиях, уделяя особое внимание террористическим методам.

ИНТЕРНЕТ НА СЛУЖБЕ ТЕРРОРИСТОВ

В психологической войне за влияние над общественным сознанием мусульманские террористы делают основную ставку на использование Интернета. Через свои информационные порталы они не только вступают в контакт с аудиторией, но и формируют в ее мнении образ врага. Вне зависимости от идеологических взглядов и целей террористы подают информацию таким образом, чтобы она воспринималась различными группами потенциальной аудитории. По сути, ведется крупномасштабная информационная война против цивилизационного мироустройства, переживающего кризис в ряде областей. Для радикальных движений самого разного толка насилие имеет целенаправленное религиозно-правовое обоснование и является преимущественным средством в стратегии борьбы за власть. И когда об этом говорится в открытую, ежедневно и ежечасно, согласитесь - это впечатляет и воздействует на умы миллионов людей. Кого-то пугает, кого-то настораживает, кого-то заставляет задуматься, но никого не оставляет равнодушным.

Появление феномена международного терроризма обусловлено расширением и глобализацией международных связей и взаимодействия стран и народов в различных областях. Это как бы обратная, теневая сторона глобализации и трудного поиска альтернативы глобализму. Уничтожение и аресты многих крупных деятелей современного исламизма привели к кадровому вакууму в их рядах, который стал заполняться молодым поколением радикалов, заслуживших авторитет не за счет глубоких религиозных знаний, а за счет славы и уважения, завоеванных на полях сражений. В отличие от старой гвардии, они требуют немедленных преобразований, свержения "вероотступнических" режимов, создания мирового государства "чистого ислама". Они взяли на вооружение простые и понятные массам лозунги для оправдания акций террора. И массы, озлобленные растущим социальным неравенством, вхождением во власть крупного капитала, засилием международных корпораций и торгово-распределительных сетей, явно кем-то управляемым мировым финансовым кризисом, вовсе не отвергают эти лозунги, а во многих случаях относятся к ним, если не с пониманием, то с сочувствием.

Идеологи радикального исламизма нового поколения призывают воинов джихада погрузить страны Запада в хаос. И то, что в дальнейшем акции террора скорее всего будут непредсказуемыми ни по времени, ни по месту и будут совершаться не входящими ни в какие организационные структуры исполнителями в зависимости от наличия средств и обстоятельств, может привести к тяжелейшим последствиям. В современном мире каждый радикал от ислама получает возможность изложить собственное видение и стратегическую линию вселенской борьбы и быть услышанным через различные информационные каналы. Там же он всегда найдет религиозно-методологическое обоснование своим действиям.

Идеологи терроризма в настоящее время разрабатывают новые, все более радикальные методы противостояния с Западом. Известный исследователь радикального исламизма Р. Гунаратна коренным отличием "Аль-Каи-

стр. 31

ды" от других экстремистских движений в прошлом считает то, что террористические организации 1970-х - 1980-х гг. не стремились убивать людей, не ставили человеческие жертвы своей конечной целью. Они стремились с помощью терактов приобрести известность, привлечь внимание к своим политическим проблемам и идеалам. Нынешние экстремистские группировки прибегают к акциям террора, чтобы привести к изменению основ общества. Именно поэтому терроризм сейчас - не раздражающий фактор, а угроза национальной безопасности многих государств. Новый мировой порядок выстраивается в условиях угрозы тотального, бессмысленного, невиданного в мировой истории кровавого террора. Методы экстремизма становятся все более изощренными и высокотехнологичными. Век террора пришел в современность на крыльях науки, новейших технологий и прогресса, в немалой степени оказывая влияние на формирование контуров нового полицентрического мироустройства. Недооценка намерений и возможностей всемирного радикального исламизма с помощью террора навязывать свою волю всему миру стала бы серьезной ошибкой.


1 Маджмуату-р-расаиль ли-ль-имам Хасан аль-Банна. Бейрут. Муассату-р-рисаля. б.г. С. 24.

2 Кутб С. Маалим фи т-тарик. Каир. Дар аль-Шурук. 1980. С. 26.

3 Там же.

4 EspositoJ. Makers of Contemporary Islam. Oxford. 2001. P. 98.

5 Его обвинили в участии в антиправительственном заговоре, целью которого был якобы марксистский переворот в Египте. В отношении него был проведен, как некоторые считают, показательный судебный процесс. Основой для многих обвинений, выдвинутых против С. Кутба, послужили лозунги и призывы, взятые из его книги "Вехи на пути", но он не отрекся от того, что написал. Он и еще шесть членов организации "Братья-мусульмане" были приговорены к смертной казни. 29 августа 1966 г. С. Кутб был повешен.

6 Аль-А лъван С. Аля Ихрадж аль-Мушрикин мин Джазират аль-Араб. 2007 - www.alhesbah.net/v/showthread

7 Meijer R. Yousef Al-'Uyairi and the Making of a Revolutionary Salafi Praxis. Die Welt des Islams. 2007. N 47. P. 431.

8 Аири Ю. Ан-Назра аш-Шарийа ли-Ахдас ар-Рияд. 2007 - www.alhesbah.org

9 Макдиси А. Аль-Килаб Танбуху ва-ль-Кафиля Тасир. 2003 - www.tawhed.ws/r

10 Там же.

11 Махмуд X. Маджмуат Макалат Хуссейн Ибн Махмуд. 2006 - www.hesbah.org

12 www.abubaseer.bizland.com

13 Коран. Сура "Паук". 69 аят.

14 www.alekhlas.net/forum


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ГРЯДЕТ-ЛИ-ВЕК-ТЕРРОРИЗМА-И-КАКОВА-РОЛЬ-РАДИКАЛЬНОГО-ИСЛАМИЗМА-В-ЭТОМ-ИСТОРИЧЕСКОМ-ПРОЦЕССЕ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. А. НЕЧИТАЙЛО, ГРЯДЕТ ЛИ "ВЕК ТЕРРОРИЗМА" И КАКОВА РОЛЬ РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМИЗМА В ЭТОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ? // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 05.07.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ГРЯДЕТ-ЛИ-ВЕК-ТЕРРОРИЗМА-И-КАКОВА-РОЛЬ-РАДИКАЛЬНОГО-ИСЛАМИЗМА-В-ЭТОМ-ИСТОРИЧЕСКОМ-ПРОЦЕССЕ (date of access: 16.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. А. НЕЧИТАЙЛО:

Д. А. НЕЧИТАЙЛО → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
117 views rating
05.07.2023 (377 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К 80-летию АПОЛЛОНА БОРИСОВИЧА ДАВИДСОНА
Yesterday · From Елена Федорова
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ГРЯДЕТ ЛИ "ВЕК ТЕРРОРИЗМА" И КАКОВА РОЛЬ РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМИЗМА В ЭТОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ?
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android