BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

Раздел V. Взрыв большевистско-польского блока. Август-ноябрь 1911 г. Документы NN 116 - 134

116. [М. Ф. Владимирский] - Г. Е. Зиновьеву*1

6 августа [1911 года]

Вчера получено О[рганизационной] к[омиссией] письмо от С[ерго]*2 и резолюция Киевского к[омитета] о необходимости конференции и о делегировании им своего представителя в Русскую коллегию по созыву конференции*3. Лёва [Владимиров] вчера предложил созвать собрание ОК, это поддержали Тышко и Ледер (дело было после заседания ТК, где был и Ледер от Шк[ольного] к[омитета])1. Тышко настаивал на понедельнике, днем, так как вечером он-де уезжает (?). Я категорически заявил, что в понедельник не могу. Тогда назначили на вторник. Тышко заявил, что тогда он не будет на заседании. Но кто его знает! Попробуйте оттянуть еще. Вы получите приглашение, вероятно, в понедельник*4.

Вчера в ТК обсуждали, кроме доклада Школьного к[омитета], письмо ТК "держателям". Мое добавление было отвергнуто, а также отвергнуто присоединение ее к письму, как мнение мен[ьшинст]ва ТК*5.

Вы сделали большую ошибку, не послав в составе делегации от Ш[окольного] к[омитета] никого из своих. Ледеру пришлось доказывать, что школа нефракционна! Хотя не запротоколировано, но этого мало.

Всего лучшего. Каменский.

117. 3. Ледер - в редакцию ЦО*6

[7 - 8 августа 1911 года]

Заявление

Я решительно высказываюсь против выпуска резолюции Киевского комитета отдельным приложением к ЦО, особенно с тем "послесловием", которое предлагается большинством редакции ЦО. Я считаю этот шаг крайне неуместным и нетактичным вмешательством в ту организационную работу, которая ведется по созыву конференции другим парт[ийным] уч[реждением] - ОК - и за которую только это учреждение, а не ЦО, ответственно. Вместо того, чтобы выполнять работу, которая поручена Ц[ентральному] о[ргану] партией, большинство редакции вмешивается таким образом в не под-


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 11; 2011, NN 1 - 3, 5 - 9.

стр. 3

лежащие его ведению орг[анизационные] дела, причем в данном случае оно, к сожалению, создает и разжигает орг[анизационные] конфликты.

Это поведение является, по моему мнению, тем более достойным осуждения, что, находя время и возможность для выпуска подобного рода, с позволения сказать, произведений, как "послесловие" к рез[олюции] Киев[ского] ком[итета], большинство редакции в течение целого ряда недель не успевает составить текущего номера ЦО*7, так что склочное упомянутое "послесловие" к резолюции должно узреть свет еще раньше, чем появится статья о совещании, которое создало ОК.

Ввиду этого я отказываюсь от всяких попыток улучшать "послесловие" путем внесения в него частных поправок и заявляю, что всякую ответственность за "отдельный оттиск" из N 23 ЦО я с себя слагаю.

Ледер. 7 - 8 августа*8.

P.S. До какой степени большинству редакции важно было использование данного случая для того, чтобы создать орган[изационную] склоку, доказывает та опрометчивость, с какой составлен "оттиск": авторы его позабыли даже устранить из него места, печатание которых является абсолютно недопустимым по конспиратив[ным] соображениям*9.

118. М. К. Владимиров - Г. Е. Зиновьеву

[9 августа 1911 года]*10

Тов. Зиновьеву

Уважаемый товарищ!

Собрание ОК состоится в суб[боту] 12-го в 9 часов вечера в экспедиции*11. При всем своем желании назначить его раньше никак не могу, принимая во внимание предварительные заявления двух членов Ком[иссии].

Затем, считаю нужным сообщить Вам, что на вчерашнем собрании ОК ни о какой поездке тов. Тышко к Плеханову не было и речи*12. Было лишь принято постановление просить ТК поместить протест ОК и заяв[ление] тов. Ледера, также решено уезжающ[ему] товарищу оказать материальную поддержку (на два месяца), не назначая его агентом*13, и, наконец, было пересмотрено обращение к совещанию член[ов] ЦК относительно конфликта по вопросу о хранении фонда*14.

С тов. приветом Лева.

119. Н. А. Семашко - Г. Е. Зиновьеву и др.*15

[Август 1911 года]

Товарищам Григорию [Зиновьеву], Стеклову и Каменеву, которые будут просматривать эту работу*16

Работа эта - не окончательная - уже по одному тому, что я не имел под руками всех стенографических отчетов и писал или по "России"*17 2, или по выпискам, которые были сделаны раньше.

Пока я просил бы обратить Ваше внимание не на стиль и детали, а на 1) общий характер, 2) план, 3) пробелы, если есть. Все указания (если возможно - письменно) будут приняты во внимание с благодарностью.

Н. Александров.

120. К. Каутский - А. В. Луначарскому*18 3

Mulbrucken, 9 августа 1911 года

Дорогой тов. Луначарский!

Я именно теперь в отъезде и поэтому получил Ваше письмо с запозданием. За ваши сообщения я Вам очень благодарен. Что же касается Вашего мнения о решении держателей, то оно во многих пунктах ошибочно*19. Вы

стр. 4

не единственный, ложно понимающий наши намерения. С самых различных сторон они подвергаются нападкам; к сожалению, у меня нет времени, чтобы ответить каждому. Я отвечаю Вам за многих. Правда, в этом письме я могу говорить только за себя. Тов. Цеткин находится в агитационном турне, а тов. Меринг тяжело заболел, так что он на недели, м.б. на месяцы, не может принимать участия и в русских делах. Прежде всего я должен заметить, что наше решение было временное. ЗБЦК оказалось в конфликте с Лениным, не дававшим необходимых средств партийным учрежд[ениям], которые попали в крайне тяжелое материальное положение. Надо было действовать быстро, [так]4 как казалось, что некогда собирать информацию всесторонне. Мы ограничились теми, по нашему предположению, заслуживающими доверия информациями, которые имелись в нашем распоряжении в Берлине*20, и приняли решение, относительно которого мы предполагали, что оно достигнет цели, заключающейся в том, чтобы сдвинуть оказавшиеся на мели партийные учреждения, пока не станет возможным окончательное урегулирование всего дела. Мы сначала предполагали, что это будет возможно через четыре месяца. Так же, как и Вы и др. русские товарищи, точно так же и мы принимаем близко к сердцу единство р[оссийской] социал-демократии. И мы так же хотим, чтобы были приняты все меры для предотвращения раскола. Но мы не видим, как Вы, в Ленине и его приверженцах причины раскола. В действиях Ленина мы видели только ответ на отвратительную брошюру Мартова против него5, которая являлась бы прямо бессмысленной, если бы не преследовала цели принудить к расколу.

Этим я не хочу сказать, что мы одобряем действия Ленина. Я, по крайней мере, не одобряю их. Одобрят ли два других держателя, я в данный момент не знаю, но не думаю этого. Но мы не смотрим на себя как на противников Ленина; мы соблюдаем нейтралитет по отношению к конфликту между ним и ЗБЦК. Как только начался конфликт, мы сейчас же потребовали от Ленина, чтобы находящийся в его руках фонд он передал нам, держателям, в лице тов. Цеткин. Вы поэтому неправы, когда пишете, что мы отдаем в его распоряжение партийное имущество, которое он может расходовать по собственному усмотрению. Наоборот, мы отняли у него бывшую у него раньше возможность распоряжаться партийным имуществом. Но пока конфликт между Лениным и ЗБЦК не разрешен высшей инстанцией, пленарным собранием ЦК или партийной конференцией, мы нуждались в отдельной и независимой от Ленина и от ЗБЦК коллегии, которая бы до того момента производила расходы по отдельным статьям согласно установленной прошлым пленумом ЦК росписи. В качестве такой нейтральной коллегии нам была указана ТК, и на нее поэтому мы на ближайшие месяцы возложили эту задачу. С тех пор нам сообщили, что эта комиссия - орудие Ленина и что при ее посредстве Ленин по-прежнему распоряжается денежным фондом по своему усмотрению. Я не знаю, зависит ли ТК от Ленина или нет. Ленин несколько раз высказывался против нее. Но даже если мы допустим (допустим, но не признаем), что это верно, это еще вовсе не значит, что он мог распоряжаться фондом по своему усмотрению. ТК не имеет права хозяйничать по своему произволу с выданными в ее распоряжение средствами. Она должна тратить их согласно бюджетной росписи, установленной последним пленумом ЦК, которой до сих пор руководствовалось и ЗБЦК. Она должна поэтому уплачивать те же суммы партийным должностным лицам, редакторам и т.д., которым до сих пор уплачивало ЗБЦК, и только*21. Если ТК расходует средства иначе, то она поступает вопреки смыслу данного нами поручения, и в таком случае она виновна в растрате партийных денег. Мы

стр. 5

требуем от ТК ежемесячно представления отчета. Как только я вернусь в Берлин на следующей неделе, я потребую такого отчета. Если он будет противоречить смыслу данного нами поручения, мы лишим ТК нашего доверия и откажем ей в дальнейшей выдаче средств из фонда, переданного тов. Цеткин. В таком смысле я смотрю на положение дел. Оно представляется мне совсем не таким, как Вам. Мы ожидали, что в близком будущем соберется или пленум ЦК или партийная конференция и окончательно урегулирует это дело.

Раз это, по-видимому, не так, мы заявили о своей готовности собраться с некоторыми русскими друзьями и доверенными лицами различных фракций и по выслушанию их информаций и их совета принять окончательное решение относительно фонда*22.

Однако, так как тов. Меринг, как я упомянул вначале, тяжело заболел, то, по-видимому, этот путь закрыт на долгое время. Как только ТК даст отчет, я вместе с тов. Цеткин обсудим, как быть потом. Прийти к решению, которое бы удовлетворило всех русских товарищей, нет возможности. Ввиду запутанного положения дел среди русской эмиграции очень возможно, что принятое нами решение в вопросе о деньгах не было наиболее целесообразным. Мы признаем за каждым товарищем право критиковать нас. Но против одного мы должны решительно протестовать: против попытки вычитать из нашего решения приговор в пользу той или другой фракции российской социал-демократии. Мы не хотим никому отдавать предпочтение перед другими. Я сам уже писал Ленину, что в настоящий момент я не согласен с отзовистами и ликвидаторами, но что я на всех их смотрю как на социал-демократов, что для всех должно быть место в рамках партии, если только меньшинство подчиняется большинству. Я прибавлял, что главное теперь - это дружная борьба в России против наших врагов, а не размышление об ошибках прошлого и раскрытие старых ран. Правда, вопросы нынешней борьбы трудны и относительно них возможны самые разнообразные взгляды. Тем не менее возможность объединения на общей тактике не исключена, если отказаться от споров о прошлом. Брошюра Мартова диаметрально противоречит этому. Она старается расколоть партию раскапыванием ошибок в прошлом. Это при нынешних обстоятельствах есть единственная тактика в р[оссийской] социал-демократии, решительно осуждаемая мною и признаваемая мною негодной. Надеюсь, что это письмо будет способствовать до некоторой степени устранению недоразумений, вызванных нашим решением. Все дело так запутано, что я не надеюсь прийти к такому решению, которое было бы встречено со всех сторон без предубеждения.

С тов. приветом К. Каутский.

121. Л. Б. Каменев - Г. Е. Зиновьеву*23

[9 - 10 августа 1911 года]

Д[орогой] Г[ригорий]!

Чего Вы ругаетесь и запрашиваете тысячу раз и сотни людей, когда я кончу брошюру*24Я ее кончил, и у наборщиков лежит рукопись, которую они никак не могут набрать, ибо ежесекундно отрываются всякими другими "экстренными" вещами. Сегодня не набрали, например, ни строки, ибо набирают "заявление" сукиных сынов*25. Что же мне делать? Сами Вы вывели такие порядки, а меня ругаете. Когда у наборщиков будут два полных свободных дня - все будет кончено.

Жму руку. Каменев.

стр. 6

122. М. Ф. Владимирский - Г. Е. Зиновьеву*26

[9 - 10 августа 1911 года]*27

Дорогой товарищ,

1) Запрос о протокол[е] "совещания]"*28 запрашиваю.

2) О печатании особого заявления отн[оситель]но оттиска не требовал. Только энергично протестовал*29. Частным образом дал понять Леве [М. К. Владимирову], что мы уйдем из ТК и ОК. Лева уже делает "два шага назад". Идет уговаривать Ледера взять обратно свое заявление. Внес им сегодня четыре письм[енных] заявления относительно непечатания резолюций конст[антинопольской]*30, цюрихской*31, 2) отн[оситель]но заявления Левы, что до сих пор ничего не сделали для снош[ений] с загр[аничными] гр[уппами]*32.

Посылаю Вам корректуру с их заявлений*33 и копию с письма ТК держателям*34. Если получу сегодня копию с протокола, то буду у вас завтра утром, в противном случае приеду в 1.22 дня6.

Относительно задержки печатания "Оттиска"*35 дело обстояло так. "Они" хотели поставить печатание своих заявлений в зависимость от распространения листка. Они хотели вести с Вами переговоры, запретить распространение не решались и не предлагали.

123. З. Ледер - Г. Е. Зиновьеву*36

10 августа 1911 года

Уваж[аемый] тов[арищ],

Врученные мне статьи я прочел сейчас же по получении, так что статью Ленина*37 ношу в портфеле, все собираясь вернуть ее Вам при встрече, уже в течение недели, а статью Александрова*38 уже два или четыре дня. Жаль, что не зашли вчера под N 17; тогда бы я вернул Вам обе. Зайдите, пожалуйста, завтра, ибо возможно, что мне опять, как вчера, некогда будет зайти к Вам (буду у учеников*39 с 3.30 до 7.00).

Во всяком случае в связи с вопросом о сдаче рукописей в печать я подымаю вопрос: должны ли мы удовлетвориться введенным, по-видимому, Вами способом работы редакции "врассыпную", причем все сношения между членами ред[акции] производятся исключительно через секретаря*40, или же перед сдачей номера мы будем коллегиально обсуждать статьи? Я думаю, что нет никаких оснований отказываться от того минимума коллегиальности в работе редакции, который соблюдался при Дане и Мартове.

Предлагаю поэтому, прежде чем сдавать в печать, побеседовать, хотя бы о тех статьях, которые уже имеются (Ленина, Александрова, моя*41 и, по всей вероятности, Ваша - о совещании*42). Я хотел бы также знать официальное отношение редакции к способу сдачи рукописей в печать, ибо инцидент с "оттиском из 23-го номера" убеждает меня в необходимости оградить мои права в качестве члена редакции ЦО. Ввиду всего этого предлагаю Вам и тов. Ленину назначить заседание редакции в ближайшее же время. Со своей стороны я готов завтра после лекций остаться на полчасика; думаю, что за это время сумеем потолковать обо всем.

С тов. приветом Ледер.

P.S. Что касается Вашего - т.е., очевидно, Вашего и Ленина - ответа на мое заявление, то думаю, что элементарного приличия ради Вам следовало бы сообщить мне Ваш ответ одновременно (если не раньше!) со сдачей его в печать*43. Если Вы соблюдение этого приличия считаете излишним, то тем более излишне предупреждать меня о том, что дадите ответ, ибо в этом случае это имеет лишь характер запугивания. А по этому поводу смею Вас уверить: не запугаете! И лучше страшный конец, чем страх без конца. Относительно моей тактики толковать нам с Вами, конечно, не стоит.

стр. 7

124. М. Ф. Владимирский - Г. Е. Зиновьеву

[После 10 августа 1911 года]*44

Дорогой товарищ,

1) Почему Вы не присылаете письмо в ТК отн[оситель]но "Зв[езды]", если Вы решили послать таковое. Я думаю, что если Вы уже решили, то надо спешить*45.

2) Что же Вы беседовали с Васил[ием]*46. Он приходил за деньгами, и я не имею никакого основания не дать ему их. Он решил в понед[ельник]*47 ехать и придет за деньгами.

3) Поспешите выслать деньги за печатание брошюры Каменева*48. К нам не раз уже являлись со счетами за бумагу.

Камский.

125. П. Б. Аксельрод - В. А. Бухгольцу*49

13 августа 1911 года

Дорогой Вильгельм Адольфович!

Ваше и тов. (...)*50 предложение начать осведомлять немцев насчет действительного положения дел в РСДРП нас всех, и меня в частности, чрезвычайно обрадовало. Пора, давно уже это нужно было делать - и именно Вам и редактору бюллетеня, как товарищам, живущим в самом центре давнишнего, систематического воздействия на К[арла] К[аутского] и других - при помощи клеветнической кампании и лжи. Но именно потому, что немцы до сих пор были очень односторонне осведомлены, мы не можем, не имеем права начать свою кампанию в прессе прямыми нападениями на "держателей". Можно, пожалуй, или даже должно указать на распространение в среде европейских, особенно немецких, геносов предубеждения как раз против тех элементов русской социал-д[емократии], которые проявляют наибольшую активность в открытом рабочем движении и стараются перенести в него центр тяжести всей работы РСДРП. Но выступить с прямыми обвинениями в сознательном нарушении постановлений пленума, - для поддержки шайки наших партийных бонапартистских узурпаторов, - по меньшей мере нерасчетливо, а отчасти и несправедливо, так как до сих [пор] крайне мало сделано было со стороны лучших элементов партии для того, чтобы не дать укорениться в их умах ложному представлению о теоретических и практических тенденциях той части партии, которую "партийцы" окрестили именем "ликвидаторов".

Исходя из этих соображений, мне кажется, Вам и тов. [Штейну] следовало бы прежде всего в Bulletin'е (или в "Vorwarts") дать краткую характеристику организационных и тактических разногласий между ленинскими большевиками, с одной стороны, и меньшевиками, с другой, затем охарактеризовать внутрипартийную политику ленинской банды, направленную на моральное и политическое уничтожение всех инакомыслящих, на исключение их из партии и на объявление одних только ленинцев плюс польск[ий] кружок Тышко "РСДРП". Наконец, наиболее характерные документы, как, например, последнее воззвание "ОК"*51, должны наглядно иллюстрировать тенденцию, цели и характер дезорганизаторской, разлагающей партию политики большевистского кружка по отношению к инакомыслящим товарищам. Но, само собою, не следует игнорировать тот факт, что пленум, постановив передачу партийного фонда в руки трех немецких товарищей, рассчитывал таким путем оградить "РСДРП" от coup d'etat'ских7 планов большевистского кружка, захватившего в свои руки партийные средства. Приняв на себя функцию, предоставленную им пленумом ЦК, "держатели" тем самым взяли на себя перед РСДРП ответственность за то, чтобы один

стр. 8

кружок не воспользовался партийными средствами для захвата и упрочения диктатуры над всей партией. Очень важно было бы познакомить немцев с постановлением пленума относительно денег, выяснить им мотивы и смысл этого постановления и показать, до какой степени теперь положение дел в РСДРП зависит от того, насколько "держатели" действительно и разносторонне осведомлены относительно борющихся в ней групп. Последним же документом (воззванием ОК) следовало бы воспользоваться, напечатав только некоторые извлечения, как иллюстрацией неразборчивости Лен[ина] в средствах борьбы с другими товарищами.

Нужно бы исходить как из предпосылки из того, что заявление докум[ента] о позиции, занятой держателями, не может соответствовать действительности, так как невероятно, чтобы держатели взяли на себя ответственность за такое явное, грубое нарушение постановления пленума и прямо злоупотребили бы доверием, оказанным им партией. Очевидно, в интересах дискредитирования оппозиционных элементов и усиления своего морального и политического престижа Лен[ин] и Тышко не побрезговали оклеветать "держателей", которые, по смыслу постановления пленума, не имеют права поддерживать партийным фондом как раз тот кружок, который своими бонапартистско-нечаевскйми средствами разлагает партию и из рук которого, поэтому, средства эти решено было передать немцам.

Один пункт вызывает во мне Bedenken [сомнения] - при мысли о печатном изложении истории с "держателями". Я имею в виду некоторый риск в этом (...)*52. Правда, фактическиобнародование большевиками имен и т.д. освобождает всех нас от всякой ответственности. Но все-таки не мешало бы посоветоваться с К. Либкнехтом*53. Ведь и факты, рассказанные Март[овым] в известной брошюре, также были уже в печати. Однако это ничуть не мешает некоторым немцам негодовать и обвинять нас за обнародование их.

Еще одно замечание - и "летопись окончена моя"8. Ввиду совершенного незнакомства немцев с тем, что у нас творится, документальные сообщения, очевидно, необходимо будет сопровождать некоторыми комментариями. Кроме того, "чтобы не утопить их", придется соблюдать некоторую или даже большую экономию в выборе документов и извлечений из них для печати. Наконец, важно уничтожить фикцию, будто наша внутрипартийная борьба вращается в плоскости ревизионизма и реформизма, с одной стороны, и револ. социал-д., с другой. В обоих лагерях или около них ютятся отдельные индивидуумы, тяготеющие к ревизионизму. Но меньшевики в целом столь же далеки от ревизионизма, как Каутский, которого они считают своим теоретич[еским] и публиц[истическим] вождем в интернац[иональной] социал-демократии. У нас центр тяжести борьбы лежит в непримиримом антагонизме нечаевских элементов с элементами, отстаивающими интересы развития политической самостоятельности и организационной самодеятельности передовых слоев пролетариата.

Когда предстоит процесс Либкн[ехта]*53? Собраны ли и переведены для него все газетные сообщения об актах солидарности Николая с погромщиками, убийцами и всевозможными уголовными преступниками, о помиловании им их и покровительстве? Если нет, я постараюсь из России раздобыть необходимый материал.

Если увидите А. [А. Н. Штейна], передайте ему мой сердечный привет. Вы ведь знаете мою большую слабость к нему.

Как Ваше здоровье? Ведь я Ваш коллега по этой части. Не можете ли мне сообщить название санатория, в котором был Гед*54, и какие цены в нем.

Кланяется Вам Биск, у которого живу в Renti на Hasliberg'е.

Крепко жму руку. П. Аксельрод.

стр. 9

126. В. И. Ленин - Г. Е. Зиновьеву*55 9

[Около середины августа 1911 года]

"Выб[оры] в Четвертую Д[уму]" следует издать листовкой от имени ЦО.

Не добавить ли о кадетах - о контрреволюц[ионном] либерализме? Это было бы недурно, ибо иначе крут переход к вопросу о блоках с к[а]д[етами] во второй части брошюрки.

127. Г. Е. Зиновьев - З. Ледеру*56

[14 - 15 августа 1911 года]

Уважаемый товарищ!

На Ваши склочные письма мы впредь отвечать Вам, разумеется, не будем. Редакцию срываете Вы своими выходками, ультиматумами и неявкой на назначенные по соглашению с Вами собрания (как было в понед[ельник] 14 августа). Собрание ред[акции] мы назначаем...

128. Г. Е. Зиновьев - в Организационную комиссию*57

15 августа [1911 года]

Заявление

Я в собр[ании] от 5 августа заявил, что голосую против избрания секретарем ОК тов. Левы [М. Владимирова]*58. Поясняю от имени б[ольшеви]ков, которых я здесь представляю, что к данному из примиренцев мы относимся с полным политическим недоверием и ни в коем случае не желаем хотя бы косвенно брать на себя за него ответств[енность].

Григорий.

129. З. Ледер - Г. Е. Зиновьеву*59

17 августа 1911 года

Секретарю редакции ЦО

При сем препровождаю: 1) Одну из переданных мне статей. 2) Свое заявление по поводу поведения больш[инства] редакции в заседании 16 августа*60.

Несмотря на то, что в оценке тактической линии Троцкого я во многом схожусь с автором статьи о "Тартюфах"*61 10, я все-таки высказываюсь против помещения ее:

a) по тактическим соображениям (нежелательно обострять в данный момент отношения элементов, к[ото]рые, по мнению значительной части левого крыла партии, в общем и целом стоят на партийной точке зрения, тем более что отповедь на орг[анизационные] нападки "Правды" уже дана ОК*62),

b) ввиду того, что статья заключает много лжефилософской - на самом деле довольно пустой - болтовни.

Если бы из второй части статьи (начиная со страницы 12), содержащей интересные цитаты, автору удалось сделать небольшую статейку, доказывающую на основании фактов, почерпанных из "Правды", необходимость решительной борьбы с ликвидаторством, если бы он сделал это притом без всякой излишней литературной полемики против "Правды", я бы высказался за статью.

Адрес свой я сообщил уже через Владимира*63. Повторяю его на всякий случай: Mme Edda Tenenbaum, Waldegg-Beatenberg, Chalet von Gottlieb Gafner, Suisse - Berner, Oberland, для Ледера.

Жду обещанных копий резолюций последнего заседания редакции*64 и корреспонденций для ЦО. Прошу к последним приложить и рукописи.

Ледер.

стр. 10

130. З. Ледер - в редакцию ЦО*65

17 августа 1911 года

В редакцию ЦО

В редакционном собрании 16 августа т[екущего] г[ода] большинство редакции, т.е. члены ред[акции] Ленин и Зиновьев позволили себе самым неслыханным образом нарушить мои права в качестве меньшинства этой редакции, причем Ленин вдобавок позволил себе - без всякого протеста со стороны председательствующего собранием секретаря ред[акции]*66 - выходящее из всяких границ добропорядочности поведение по отношению ко мне. Ввиду того, что в довершение такого неслыханного своего поведения большинство редакции силойвоспрепятствовало мне осветить и надлежащим образом заклеймить это поведение названных членов ред[акции], ввиду этого я*67 считаю своей обязанностью сделать это письменно.

Я констатирую:

1) что чл[ены] ред[акции] Л[енин] и З[иновьев], используя совершенно случайно доставшееся им - и с точки зрения ЦК совершенно для партии нежелательное - большинство свое в ред[акции], не только не пытаются создать путем соглашения с меньшинством тактической линии в ведении ЦО, которая удовлетворила бы хотя бы все радикальное крыло партии, но, напротив, путем чисто механического подавления голоса третьего члена ред[акции], проводят свою, и исключительно свою - узко-фракционную политику, крайне вредную для партии,

2) что члены редакции Л[енин] и З[иновьев] стремятся не только механически подавить мое мнение, представляющее взгляд значительной и влиятельной части партии, но, больше того, они просто-напросто стремятся терроризировать меня крайне недобросовестным своим отношением к моей личности.

Я констатирую, что если в первом указанном явлении выражается страстная и крайняя, не останавливающаяся ни перед каким вредным для партии шагом узко-фракционная и чисто личная политика двух назв[анных] членов партии, то во втором выражается уже нечто большее: тут проявляется политика обанкротившихся фракционеров, стремящихся навязать партии свою линию всякими средствами - даже насилием. Своим неприличным поведением по отношению ко мне члены редакции Л[енин] и З[иновьев] стремятся, по моему убеждению, провоцировать меня на какой-нибудь выходящий из ряда вон поступок или заставить меня выйти из ред[акции] ЦО и таким образом создать для них, Л[енина] и З[иновьева], желанный предлог сорвать созданные "совещанием" парт[ийные] учр[еждения], работающие над воссозданием общепарт[ийной] орг[анизации], для того, чтобы потом открыто восстановить помимо и вопреки партии свою собственную фракцию - правильнее сказать, кружок.

Ввиду этого заявляю:

1) что, входя в ред[акцию] ЦО не по личному желанию, а по назначению своей организации и неся за свою деятельность в ЦО ответственность перед всей партией, я не дам отпугнуть себя от исполнения своих парт[ийных] обязанностей по отношению к ЦО никакими террористическими средствами, которые бы вздумали применить ко мне Л[енин] и З[иновьев],

2) что, несмотря на террор со стороны Л[енина] и З[иновьева], я буду неутомимо - до тех пор, пока хватит моих сил и пока назначившая меня в ред[акцию] орг[анизация] не возьмет назад своего мандата - критиковать, а в случае необходимости и разоблачать перед партией каждый вредный, по моему мнению, для партии шаг Лен[ина] и Зин[овьева],

3) что к самой тактике Лен[ина] и Зин[овьева] по отношению ко мне я отношусь просто-напросто с высочайшим презрением, ибо она, по моему убеж-

стр. 11

дению, стоит в нравственно-полит[ическом] отношении еще ниже, чем тактика Гучковых и Пуришкевичей, пытающихся терроризировать в Думе наших товарищей-депутатов и отпугнуть их от исполнения их обязанности по отношению к пролетариату.

Что касается специально поведения Ленина по отношению ко мне, то истерические выкрики его в тоне заливающейся кликуши*68 и дикие угрозы в духе зарвавшегося самодура-крепостника, что он-де "удалит" меня с его, Л[енина], квартиры, абсолютно не поддаются политической оценке, ибо стоят ниже всякой такой оценки. С нравственной же, общечеловеческой точки зрения, оценка поведения Л[енина] может быть лишь одна: Л[енин] поставил себя 16 августа на нравственном уровне тех индивидуумов, на квартиры которых добропорядочные люди заходят не иначе, как с какой-нибудь обществ[енной] целью и не без чувства брезгливого отвращения (так именно заходил и я на квартиру Л[енина] в этот день), - индивидуумов, при встрече с которыми на улице невольно хватаешься за палку или за браунинг.

Ледер.

131. М. К. Владимиров - Г. Е. Зиновьеву

[18 - 19 августа 1911 года]

Тов. Зиновьеву

Уважаемый товарищ!

Собрание ОК состоится в понедельник 21 августа в 10 час. утра в экспедиции. Порядок дня:

Обсуждение предлож[ения] группы "Вперед"*69. Использование оказий в Россию.

Заявление Левы [М. К. Владимирова]*70.

Сек[ретарь] ОК.

Лева.

132. М. К. Владимиров - В. И. Ленину и Г. Е. Зиновьеву

22 августа 1911 года

Товарищам Ленину и Зиновьеву

Уважаемые товарищи!

ТК обратилась к держателям с просьбой выдать "Звезде" субсидию в размере 1000 руб. 18 августа мы получили от К. Цеткин, от имени держателей, сообщение, что "den Betrag fur das legale Blatt glauben die Depositare, wie die Dinge liegen, nicht uberweisen zu durfen. Es fehlt ihnen eingehendere Information uber dieses Organ"*71.

Мы обращаемся поэтому к Вам с просьбой сообщить нам все имеющиеся у Вас документальные данные, касающиеся "Зв[езды]" (об отношении к ней думской фракции, о составе редакции, об отнош[ении] думской фр[акции] к Потресову и т.д.).

Только в случае получения от Вас этих данных, за отсутствием у нас непосредственных связей с "Зв[ездой]", мы могли бы повторить наше ходатайство перед держателями о выдаче ей денег.

С тов. приветом, сек[ретарь] ТК.

Лева.

133. З. Ледер - Г. Е. Зиновьеву

24 августа 1911 года

Секретарю редакции ЦО

Посылаю при сем мою статью по поводу совещания и прошу поместить ее в том же номере, что и статью "Что же дальше"*72. Так как ввиду недостат-

стр. 12

ка времени мне не удалось разработать статью так тщательно, как это было желательно, то я просил бы прислать мне корректурные листы для того, чтобы внести туда еще самые необходимые изменения.

Из врученных мне рукописей я возвратил уже две; остается у меня еще рукопись ст[атьи] "К еврейскому вопросу"*73, которую я отошлю послезавтра. У меня затянулось с ней дело, так как мне нездоровилось два дня.

Согласно резолюции ред[акции] ЦО, прошу выслать мне корректурные листы статей: "Разоблаченные Тартюфы"*74, Александрова о страховании, корреспонденций, а также рукописей или кор[ректурных] листов тех статей, которые мне не были еще сообщены.

Так как в момент моего отъезда многие статьи еще не были готовы, то, очевидно, сообщение корректурных листов не может "затормозить" выпуска номера*75.

З. Ледер.

134. М. Ф. Владимирский - Г. Е. Зиновьеву

[Вторая половина августа 1911 года]

Тов. Григорий,

Наборщики теперь встали на набор ЦО. В приглашении четвертого наборщика нет надобности, и третий работает только сегодня и вступит вполне в работу лишь когда будет нуждаться для окончания набора брошюры Кам[енева].

Ответьте немедленно на мой запрос в связи с печатанием ЦО на тонкой бумаге*76.

Вы, вероятно, уже получили письмо Левы о вызове Вас на трет[ейский] суд. Он заявил мне, что если не получит от Вас согласия на суд, то внесет завтра в ТК предложение о предании Вас парт[ийному] суду. Я думаю ответить на это след[ующее]: во-первых, ТК такими делами заниматься не может - выходит за пределы ее компетенции, и, во-вторых, - если он хочет, то пусть возбуждает вопрос о своей реабилитации в той коллегии, в которой ему довелось услыхать такое о себе мнение*77. Конечно, второе предлагать я не буду, т.е. не буду толкать его на это. По-видимому, у него уже есть голос Стан[исла]ва*78 за предание Вас суду.

Если найдете нужным какую-либо другую тактику в этом вопросе, пришлите ответ с Каменевым, лучше пневматичкой11, потому что заседание ТК завтра утром в 10 час.

Всего лучшего. Камский.

Примечания Б. И. Николаевского к документам NN 116 - 134

1. В распоряжении редакции "Материалов" имеется небольшой пакет писем, заметок и других документов, большинство которых адресовано на имя Г. Е. Зиновьева (лично или в качестве "секретаря редакции ЦО", каковым он тогда состоял), другие же написаны его собственным почерком. По датам и содержанию этих документов видно, что все они относятся к августу 1911 г. - месяцу, который Зиновьев провел в Лонжюмо, где тогда функционировала так называемая "партийная школа в Лонжюмо", организованная группой Ленина. Все эти документы сохранились вложенными в большой желтый конверт от заказного письма, адресованного на имя Monsieur Chatzky, Longjumeau (Seine et Oise), Grande rue 60. Как видно по почтовому штемпелю, письмо было отправлено 18 августа 1911 г. из Montreux, Швейцария, причем отправителем указан W. Feinstein, Waldegg-Beattenberg, Berner Oberland, Poste Restante.

В. Л. Файнштейн - это настоящее имя Ледера (он же "Здислав", в "Социал-демократе" подписывался З. Ледер), известного польского социал-демократа, который тогда проживал

стр. 13

эмигрантом в Париже и в данный период входил в редакцию "Социал-демократа" в качестве представителя ПСД. 16 августа он уехал на отдых в Швейцарию, где и провел вторую половину августа.

Под именем (и по паспорту) Шацкого в парижской эмиграции тех лет проживал Г. Е. Зиновьев; Grande rue 60 был его личный адрес в Лонжюмо (Ленин жил в доме 91 по той же улице; школа помещалась в доме 17 по Grande rue).

Этот пакет сохранился в вещах одного старого эмигранта, который в 1909 - 1912 гг. был близок к парижским большевикам и, в частности, имел отношение к школе в Лонжюмо. По-видимому, у него случайно сохранился зачем-то переданный ему Зиновьевым пакет бумаг, который тот собрал за время пребывания в Лонжюмо и считал нужным сохранить. В 1936 г., после расстрела Зиновьева, пакет этот был передан Б. И. Николаевскому.

Редакция "Материалов" публикует эту небольшую группу документов почти полностью (за исключением писем родственников Зиновьева и его жены З. Лилиной12, а также заметок Зиновьева, являющихся набросками для его статей). Несмотря на всю ее случайность и отрывочность, эта группа документов представляет большой интерес, так как она впервые знакомит с отношениями, которые существовали внутри редакции "Социал-демократа" и всех вообще организаций, созданных после "совещания членов ЦК" в июне 1911 года. Особенно важны эти документы для понимания отношений Ленина и его группы к его тогдашним союзникам, ПСД.

Документы, оказавшиеся в этом пакете, ниже печатаются под NN 116 - 119, 121 - 124, 126 - 134 и 137.

Письмо М. Ф. Владимирского13 ("Камский"), печатаемое под N 116, воспроизводится с подлинника ("carte-lettre"14); оно было послано на имя Шацкого в Лонжюмо, по указанному выше адресу; почтовые штемпеля показывают, что письмо было отправлено 6 августа нов.ст. 1911 г. из Фонтенэ-о-Роз (предместье Парижа) и было получено в Лонжюмо 7 августа.

М. Ф. Владимирский (1874 - 1956), большевик-"ленинец", принадлежавший в 1910 - 1914 гг. к группе наиболее верных сотрудников Ленина; в июне 1911 г. на "совещании членов ЦК" он был введен в состав Заграничной ТК в качестве представителя "ленинцев"; немного позднее, в начале августа, после отъезда из Парижа Рыкова, Владимирский вошел также и в состав ОК по созыву общепартийной конференции (другим представителем "ленинцев" в последней был Зиновьев). В октябре-ноябре 1911 г., в период раскола внутри этих заграничных ТК и ОК, Владимирский сыграл большую роль в захвате ленинским кружком партийной типографии и т.п. 2. Г. К. Орджоникидзе ("Серго"), 1886 - 1937, с ноября 1910 г. проживал в Париже, где входил в состав большевистской группы (так называемая "вторая парижская группа содействия РСДРП"); крайний "ленинец", он был членом того небольшого кружка молодых большевиков, которые готовились вернуться в Россию для нелегальной работы (в этот кружок, кроме Орджоникидзе, разновременно входили Б. А. Бреслав15, И. И. Шварц16, С. Семков, Г. Беленький17, В. Деготь, Манцев18 и еще 2 - 3 человека); с этим кружком Ленин вел регулярные занятия, и вырос он из того кружка, в котором Ленин летом 1909 г. неудачно пытался читать лекции по философии (см. раздел 1, примеч. 19). Когда в июне 1911 г. начала функционировать "школа" в Лонжюмо, Орджоникидзе, Бреслав, Шварц и Семков были приняты в нее в качестве "вольнослушателей", но пользовались в ней всеми правами. Фактически именно их голоса обеспечили решающее влияние "ленинцев" среди учеников "школы" (см. док. 141).

Официальные советские биографы Орджоникидзе дату его отъезда в Россию относят ко "второй половине июля" ст.ст., т.е. к началу августа нов.ст. 1911 г. (Г. К. Орджоникидзе. Статьи и речи. М. 1956. Т. 1, с. 486), но эта датировка неправильна и расходится даже с указаниями самого Орджоникидзе в его тогдашних письмах (в письме к ОК от 29 августа 1911 г. он совершенно определенно говорит, что "был отправлен" в Россию "в первую половину июля", т. 1, с. 4). Сопоставление различных указаний позволяет утверждать, что из Парижа Орджоникидзе уехал не позднее первых чисел июля ст.ст.

Точное установление этой даты важно не только для выяснения хронологии тогдашних передвижений Орджоникидзе и его друзей (в непосредственной близости за ним Ленин отправил в Россию еще двух своих агентов - Б. А. Бреслава, который поехал в Москву, и И. И. Шварца, который был направлен в Петербург и на Урал), но и для правильного понимания партийно-политических задач их деятельности: они были отправлены Лениным в таком спешном порядке, непосредственно после окончания работ "совещания членов ЦК" (10 - 17 июня нов.ст. 1911 г.), для того, чтобы вести работу по срыву того плана партийной конференции, который был намечен "совещанием членов ЦК". Большинство участников этого совещания и большинство членов созданных им организационных центров - т.е. Заграничных ТК и ОК - считали необходимым эту конференцию созвать на основе соглашения с другими фракциями, по нормам, которые были выработаны пленумом ЦК в январе 1910 года. Они соглашались на устранение одних только "ликвидаторов" (но и в отноше-

стр. 14

нии последних делали различные оговорки), но прилагали все усилия к привлечению и "впередовцев", и группы "Правды" Троцкого, и тем более "националов" из "Бунда" и СДЛК. Ленин же стремился собрать конференцию одних только сторонников его внутрипартийной политики, лишь прикрывающихся общепартийной вывеской. Именно поэтому Ленин поспешил отправить в Россию своих агентов как можно скорее, в то время, как Рыков, полномочный представитель большинства "совещания членов ЦК" для работы по созыву этой конференции, еще вел переговоры за границей.

Эти агенты Ленина всюду выступали в качестве уполномоченных ОК., хотя Бреслав и Шварц вообще никаких полномочий от последней не имели (см. воспоминания Б. А. Бреслава "О В. И. Ленине. Беглые воспоминания", изд. Общества политкаторжан. М. 1934, с. 56), а поручение, которое было дано Орджоникидзе (оно было дано после большого конфликта Ленина с ОК - см. воспоминания того же Бреслава), было весьма ограниченным. Это видно из заявлений ОК, сделанных позднее, в ходе ее конфликта с Орджоникидзе в октябре-декабре 1911 года. Прикрываясь именем этой ОК и распространяя заведомую для него неправду (в письме к большевикам Ростова-на-Дону от 18 августа 1911 г. Орджоникидзе утверждал, что Плеханов "согласился пойти на нашу конференцию" - Орджоникидзе. Статьи и речи. 1956. Т. 1, с. 3, что совершенно не отвечало действительности), Орджоникидзе вел работу для взрыва плана ОК.

3. Эта резолюция Киевского комитета была 8 - 9 августа 1911 г. выпущена отдельным листком в качестве "Оттиска из N 23 "Социал-демократа", ЦО РСДРП" (Библиографич. указатель Валка, N 1055), причем издатели сопроводили ее обстоятельным послесловием, в котором подчеркивали важность этой резолюции; позднее она вошла в N 23 "Социал-демократа". Резолюция эта сыграла настолько важную роль в развитии отношений, как во внутрироссийских организациях большевиков, так и в борьбе группировок за границей, что мы перепечатываем ее здесь полностью, вместе с "послесловием":

"Редакция ЦО только что получила резолюцию Киевского комитета, посвященную злободневному вопросу о партийной конференции. Считаем полезным эту резолюцию немедленно довести до сведения товарищей. Вот она:

"Киевский комитет РСДРП, выслушав и обсудив доклад агента ОК о созыве общепартийной конференции, единогласно признает: 1) созыв общепартийной конференции является насущной потребностью данного момента партийной жизни; 2) приветствует шаги, предпринятые ОК в этом направлении; 3) выражает свою уверенность, что т[овари]щи меньшевики-партийцы, а также представители всех других течений, стремящихся к воссозданию РСДРП, не замедлят своим вступлением в ОК, и 4) находя безусловно необходимым для успешного проведения работ по созыву общепартийной конференции создание российской коллегии ОК, Киевский к[омите]т РСДРП делегирует своего представителя в Российскую кол[легию] ОК, а также командирует одного из своих т[овари]щей на помощь агенту ОК.

Киевский комитет РСДРП".

В дополнительном письме из Киева нам сообщают следующее. В Киевском комитете огромное преобладание имеют т[овари]щи, считающие себя меньшевиками-партийцами. Лишь один из членов Комитета считает себя большевиком. О происходящих за границей спорах т[овари]щи Киевского комитета вполне осведомлены. Они знают, что заграничные меньшевики-партийцы пока не вошли в созданную совещанием ЦК Организационную комиссию по созыву конференции. Они читали произведения голосовцев и последний номер "Правды", где услуживающий ликвидаторам Троцкий кричит о "заговоре против партии" со стороны совещания членов ЦК. Они знакомы со знаменитой "брошюрой"-доносом Л. Мартова19 и т.д. Они ознакомились также с литературой большевиков, вплоть до последней резолюции б[ольшеви]ков с предисловием тов. Ленина. И после ознакомления со всеми заграничными конфликтами Киевский комитет решительно и определенно выступил на поддержку созданной совещанием ОК и сделал практические шаги для ускорения столь необходимой партии конференции.

От всей души приветствуем этот шаг Киевского комитета. Предоставим недостойную склоку господам голосовцам, Троцкому и поддерживающей их заграничной, будто бы партийной публике. Отдадим все силы на самую энергичную работу по немедленному созыву партийной конференции, которая сплотит партию и даст ей возможность побороть "столыпинских социал-демократов" - ликвидаторов, столь настоятельно - с усердием, достойным лучшей доли - стремящихся разрушить РСДРП.

Ни один действительный партиец - к какой бы фракции он ни принадлежал - не станет тормозить конференции из-за шума, поднятого заграничными скандалистами - вот что показала резолюция Киевского комитета. И это пора понять тем, кто вместо действительной российской социал-демократической работы видит только заграничные кружки. Это пора понять тем, кто задачу всего своего политического существования видит в бесконечных торгах и переторжках с заграничными ликвидаторами и впередовцами, - торгах, веду-

стр. 15

щихся якобы в интересах "примиренчества" и "единства", а на самом деле лишь тормозящих русскую работу.

На партийную конференцию приглашаются все партийцы без различия фракций. Местные работники должны собраться и сами решить ряд важных вопросов нашего рабочего движения. И они соберутся вопреки всем многочисленным препятствиям - откуда бы эти препятствия ни исходили и чем бы они ни диктовались.

И мы призываем все местные комитеты, группы и кружки поскорее высказать свое мнение и поскорее выбрать своих делегатов на конференцию".

На оригинале письма Владимирского, на полях и на обратной его стороне сохранилась копия этой резолюции, записанная карандашом рукою Зиновьева. Запись эта сделана настолько наспех (все слова сильно сокращены, многие отмечены лишь отдельными буквами), что сомневаться в ее происхождении не приходится: получив письмо Владимирского о столь важном документе, Зиновьев - конечно по указанию Ленина - немедленно же соединился по телефону из Лонжюмо с Парижем (типография "Социал-демократа" имела телефон) и под диктовку Владимирского записал текст резолюции.

По сравнению с текстом "Социал-демократа" запись Зиновьева не дает никаких вариантов, но она содержит два интересных указания, которые позволяют внести уточнения в хронику событий, а именно, она прежде всего дает дату, а затем точно указывает адресата.

Дата "18 июля", которая стоит у Зиновьева под резолюцией, может быть только датой или принятия этой резолюции Киевским комитетом, или отправки документа из Клева. По существу, эти даты, несомненно, совпадали, так как Орджоникидзе, конечно, поспешил послать резолюцию в Париж немедленно же после ее принятия.

Несомненный интерес представляет и адресат, которому Орджоникидзе, выступавший перед партийными организациями в России в роли "представителя ОК.", направил резолюцию (Орджоникидзе. Статьи и речи. 1956. Т. 1, с. 5). Киевскую резолюцию Орджоникидзе адресовал не ОК, а "для Р[абочей] г[азеты] и ЦО", причем на первом месте ставил не "ЦО", т.е. не редакцию газеты "Социал-демократ", которая официально продолжала числиться ЦО всей партии, а редакцию "Рабочей газеты", которая открыто была узкофракционным органом "ленинцев".

Кто именно был автором редакционного послесловия к киевской резолюции, точно неизвестно. Но так как оно было написано несомненно в Лонжюмо в тот самый день, когда Ленин и Зиновьев ознакомились с киевской резолюцией (это видно из того факта, что Ледер возражает против выпуска этой резолюции в письме, которое он датировал 7- 8 августа - см. ниже док. N 117), то автором его мог быть либо Зиновьев, либо сам Ленин. Оно не включено в сочинения ни Ленина, ни Зиновьева, но так как Зиновьев сам редактировал издание своих сочинений (библиографический перечень его статей и заметок за 1911 г. дан в приложении ко 2-му тому его "Сочинений", с. 313), а редакторами сочинений Ленина были другие лица, то возможность пропуска более вероятна для сочинений именно Ленина, тем более, что в тот момент крайней напряженности внутрипартийных отношений все ответственные заметки, имевшие отношение к организационной борьбе, Ленин старался писать сам (так, в том же N 23 "Социал-демократа" им написаны редакционные примечания и к заявлению комиссии по созыву пленума ЦК, и к письму Сталина о "ликвидаторах" в Петербурге). Все эти соображения дают основание быть почти уверенным, что автором редакционного послесловия к киевской резолюции был, вероятнее всего, сам Ленин20.

Особенно важным факт принятия этой резолюции Киевским комитетом становился ввиду роли, которую эта организация играла в партийной жизни предшествующих лет. Официальная партийная организация в Киеве в 1909 - 1911 гг. в своем большинстве состояла из меньшевиков, считавших необходимым партийную работу вести в старых организационных формах, сохраняя нелегальную организацию старого типа. Заметную роль в организации играли работники периферийных групп так называемой "Спилки"21 (Житомирской, Каменец-Подольской и др.), по своим старым связям поддерживавшие сношения с пионерами "Спилки" в эмиграции - особенно с М. М. Меленевским ("Басок", он же - "Ив. Гылька"), который был одним из первых организаторов "Правды" Троцкого. Отсюда тесная связь Киевской организации 1909 - 1911 гг. с "Правдой" Троцкого, которая получалась в Киеве в сравнительно большом количестве экземпляров. Секретарь Киевской организации Н. Ю. Капелинский-Кац поддерживал регулярную переписку с Троцким и, когда последний в конце 1910 г. выступил с призывом к местным организациям проявить инициативу в деле ускорения созыва общепартийной конференции, Киевская организация энергичнее других поддержала этот призыв (см. док. N 56 и др. в разделе III и примеч. 137 того раздела).

Но почти немедленно после принятия Киевской организацией резолюции о поддержке плана Троцкого в Киеве были произведены большие аресты (начавшиеся в ночь на 2 февраля ст.ст. 1911 г.), которыми был изъят почти полностью весь состав руководящих работ-

стр. 16

ников организации. Из прежнего состава организации уцелело лишь два-три человека - именно потому, что они руководящей роли не играли, в центр не входили, а выполняли лишь подсобные функции и полицией поэтому не были прослежены.

Аресты не прекращались в течение всего лета - в связи с подготовкой к приезду в Киев царя (конец августа - начало сентября 1911 г.), когда репрессии были особенно значительными. Об атмосфере, царившей в то время в Киеве, можно судить по печатаемому нами ниже письму Станислава Вольского (см. док. N 142). Именно в это время в Киеве создалось положение, когда "на верхушке Киевской организации после ряда провалов, благодаря киевским Кулябко21а, оказался ленинский кружок" (слова Троцкого в одном из его писем к киевской организации от осени 1911 г. - цит. по: Пролетарская революция, т. 101, с. 159).

Главную роль в этом завоевании Киева ленинцами сыграла Евгения Богд. Бош22 (1879- 1925). Имевшая некоторое отношение к социал-демократической работе в прошлом, она в 1910 - 1911 гг. проживала в Киеве, не принимая активного участия в подпольной партийной работе, а только поддерживая личные связи с некоторыми из работников организации. Ее сестра, Е. Ф. Размирович23, с 1910 г. проживала в Париже, где она входила в большевистскую группу и принадлежала к числу наиболее преданных сторонниц Ленина, превратив постепенно в таковую и Е. Б. Бош. Последняя в 1911 г. сделалась представительницей ленинцев в Киеве, информировала Париж о киевских событиях и летом 1911 г., когда старая социал-демократическая организация была разгромлена, а новая еще не оформилась, создала Орджоникидзе внешнюю возможность выступать от имени Киевской организации.

Из Парижа Орджоникидзе отправился в Киев, причем следовал он не тем обычным путем, которым ехали все большевики, которых Ленин отправлял нелегально в Россию, т.е. по тому транспортному пути, которым за границей заведовал О. Пятницкий и на котором со стороны России сидел Бряндинский, провокатор. Этим последним путем, через Лейпциг, были Лениным направлены не только Рыков, но и ленинцы Б. А. Бреслав ("Захар") и И. И. Шварц ("Семен"), отправленные в помощь Орджоникидзе (Пятницкий. Записки большевика, с. 156). Что же касается последнего, то его Ленин отправил каким-то другим путем, минуя Лейпциг. К этому времени, как видно из воспоминаний того же Пятницкого, уже начали возникать первые подозрения против Бряндинского, и очень похоже, что Ленин, особенно заботившийся о сохранности Орджоникидзе, бывшего его главной надеждой, предпочел направить его другим путем. По-видимому, это был путь через Галицию, с помощью либо украинских социалистов (Басок-Меленевский, с которым Ленин сохранял связи), либо социалистов польских из группы Ганецкого (у последнего уже начались трения с Тышко, и Ленин их поддерживал).

В Киеве Орджоникидзе действовал с помощью Е. Б. Бош. Киевского комитета РСДРП в этот момент (июль 1911 г.) не существовало. После арестов начала 1911 г. организация была восстановлена только осенью 1911 г., и новый комитет был выбран на конференции 13 ноября 1911 г., причем временный комитет, создававший эту конференцию, был создан только в сентябре 1911 года23а.

В июле никакой организованной группы, которая имела хотя бы намек на право (по уставу РСДРП) выступать в качестве партийного комитета, в Киеве не существовало. Несомненно, что резолюцию якобы от имени Киевского комитета23б приняла какая-то случайная группа, подобранная Е. Б. Бош. В литературе не имеется ни одного рассказа об обстановке, в которой эта резолюция была принята. Единственным помощником Бош, имя которого неизвестно, был тот самый "Михаил", который несколько позднее был председателем в Баку и Тифлисе "совещания представителей Российской ОК по созыву партийной конференции", где он выступал под псевдонимом Я. Соколин.

Его биография малоизвестна, и, например, редакция 2-го - 3-го изд. Сочинений Ленина дает о нем неправильную информацию, явно путая его с кем-то другим (Ленин. Соч., т. XV, с. 646). Там говорится, что Я. Соколин жив (в 1929 г.) и "работает в Госплане УССР". В действительности настоящая фамилия этого "Михаила" - Мих. Петр. Зарницын, [это] бывший студент Киевского университета, принимавший участие в демонстрации протеста, которая состоялась в декабре 1910 г. после расправ на каторге в Зерентуе и самоубийства Егора Сазонова. Именно на этой демонстрации его впервые встретил А. Росновский (Летопись революции, 1926, т. VI, с. 131). Только после этой демонстрации он начал оказывать помощь социал-демократической организации, и соответствующее его заявление на совещании в Баку является автобиографическим. Там он заявил, что "жизнеспособности" Киевской организации много помог тот факт, что "киевским рабочим пошли на помощь довольно охотно и работники-интеллигенты из студенческой молодежи". Это заявление М. П. Зарницына цитирует Орджоникидзе в своем "Отчете" (Соч., 1956, т. 1, с. 7). В организации он мало-мальски заметной роли не играл. Правда, осенью 1911 г. Е. Б. Бош его втянула в состав того временного комитета, который подготовил и провел городскую конференцию 13 ноября ст.ст. 1911 г., но выступления его на этой конференции успеха не имели, его

стр. 17

доклад о деятельности Третьей Государственной думы был найден упрощенным и "прямолинейным", его деятельность в Российской (Ж была подвергнута критике, и при выборах он не прошел в общегородской комитет, а только в комитет городского района (А. Ростовский, с. 110, 120 и др.) Арестованный летом 1912 г., он в ноябре 1913 г. был осужден вместе с Е. Б. Бош, Ю. Пятаковым и др. к ссылке на поселение. В мае 1918 г. он был расстрелян чехами в Сызрани, как большевик.

На совещании в Баку он фигурировал как "меньшевик-плехановец", но никаких точных указаний на его принадлежность к этой группе не имеется. Указание А. Росновского на "прямолинейность и категоричность" его доклада о Третьей Государственной думе нельзя не понимать как недовольство его упрощенно-ленинским подходом к вопросу (в духе брошюры Зиновьева "Выборы в Четвертую думу и наши задачи"). Несомненно, что Зарницын был под полным влиянием Е. Б. Бош и именно по указаниям последней согласился называть себя "плехановцем", придавая тем самым всему предприятию вид не фракционного, а общепартийного.

Захват Киевской организации и выступление от имени последней на стороне организуемой им конференции имели для Ленина огромное значение и по впечатлению, которое это выступление производило на эмигрантские группы. Тот факт, что первой организацией в России, которая поддержала ленинский план созыва конференции, была организация Киевская, имел для Ленина особо важное значение, ибо раньше киевская организация все время поддерживала Троцкого и его "Правду" и еще совсем недавно приняла резолюцию в пользу плана Троцкого о созыве конференции (см. раздел III, примеч. 137). Ее резолюция была, таким образом, ударом лично по Троцкому, и этот последний тяжело его переживал. Это видно и из полемики, которую он вел в печати (см. Правду, NN 23 и 24) и еще больше из его писем к киевлянам, которые напечатаны в киевском сборнике 1930 года. Ленин же пользовался обстановкой и настойчиво бил по Троцкому (см., например, Ленин. Соч., т. XV, с. 546 - 548)24.

Именно по этим соображениям борьбы за влияние на эмигрантские группы был особенно важен Ленину и немедленный выпуск Киевской резолюции отдельным изданием: в послесловии к ней Ленин резко формулировал как раз свою программу разрыва не только с меньшевиками-"голосовцами", но и с Троцким, впередовцами и т.д., оставляя лишь для прикрытия "плехановцев", т.е. ту самую программу, которую он выдвигал на "Совещании членов ЦК" в июне 1911 г., но потерпел там по этому вопросу поражение. Резолюция, которую Ленин выдавал за резолюцию Киевской организации, теперь давала Ленину возможность свой план выдавать за план, поддерживаемый и киевлянами.

Другим результатом, вызванным напечатанием Лениным послесловия к резолюции Киевского комитета, было восстание против него большинства обоих центров, созданных "Совещанием членов ЦК" - ОК и Заграничной ТК, поддержанного "большевиками-партийцами", которое было против ленинского плана "генерального размежевания" и члены которого продолжали делать попытки сговориться с представителями некоторых других группировок. С момента опубликования резолюции Киевского комитета с послесловием к ней начинается открытая борьба между этим большинством и Лениным с его верным штабом (см. документы, печатаемые нами ниже).

4. Ленин и его группа старались устраивать как можно меньше заседаний с участием Тышко, так как в присутствии последнего им было труднее проводить свои решения.

5. Текст этого письма ТК к "держателям" неизвестен, равно как неизвестно, в чем именно было тогда расхождение между большинством ТК и представителем "ленинцев", который вносил свое особое "дополнение".

6. Печатается по подлиннику, написанному карандашом рукою Ледера. Это заявление напечатано в N 1 "Информационного бюллетеня" ТК от 11 августа 1911 г. как присланное в этот "Бюллетень" ОК, которая в свою очередь особым "Письмом в ТК" протестовала против выпуска киевской резолюции отдельным оттиском, "не посоветовавшись предварительно с ОК и сопроводив резолюцию такими комментариями, которые идут вразрез с духом решений совещания членов ЦК и со всей тактикой ОК, стремящейся собрать все партийные силы и в России и за границей для осуществления созыва общепартийной конференции" (Информационный бюллетень, N 1). Заявление Ледера в "Бюллетене" напечатано с сокращениями: опущен весь второй его абзац, а также постскриптум.

7. N 23 "Социал-демократа" со статьей о "совещании членов ЦК" вышел 14 сентября, т.е. почти через полгода после предыдущего (N 21 - 22 датирован 1 апреля 1911 г.).

8. Эта двойная дата может иметь только одно значение, а именно, что 7 августа соответствующее заявление было сделано Ледером устно, а 8-го отправлено в письменном виде. Ход событий, по-видимому, приходится реконструировать таким образом: после получения по телефону текста киевской резолюции Ленин с помощью Зиновьева составил указанный текст послесловия, который Зиновьев немедленно же повез в типографию (отправить по почте он уже не имел возможности). Ледер, с которым Зиновьев или снесся по телефону,

стр. 18

или (это нам кажется более вероятным) встретился лично в типографии, тут же заявил протест, с которым Ленин и Зиновьев считаться отказались. Тогда Ледер на следующий день, снесшись с другими членами ОК и ТК, отправил свой протест в письменном виде.

9. Сравнение текста "оттиска" с опубликованными ранее резолюциями "совещания членов ЦК" показывает, что недопустимым по конспиративным соображениям Ледер считал то место киевской резолюции, в котором сказано, что Киевский комитет "делегирует своего представителя в Российскую ОК, а также командирует одного из своих товарищей на помощь агенту ОК". Такого рода конкретные указания бывали весьма полезными для полицейских розысков, а потому обычно не публиковались.

10. Печатается с оригинала. Дата устанавливается упоминанием в письме о "вчерашнем собрании" ОК с участием Тышко, на котором было решено опубликовать протест ОК и Ледера. Это те самые протесты против выпуска Лениным и Зиновьевым киевской резолюции отдельным листком, которые были напечатаны в N 1 "Информационного бюллетеня" ТК (см. примеч. 6). Заседание состоялось, как указано в документе N 116, во вторник, 8 августа (ибо, согласно настоящему письму, дата следующего собрания - суббота 12 августа).

11. Экспедиция "Социал-демократа" помещалась там же, где и типография, - 110, авеню д'Орлеан, Париж.

12. Вопрос о поездке Тышко к Плеханову в это время вставал в ОК в связи с резолюцией женевских и цюрихских "плехановцев", которые в основном заняли позицию, близкую к позиции поляков и "большевиков-партийцев" в ОК и ТК. "Ленинцы" усиленно распространяли слухи, что Плеханов, по существу, поддерживает их организационную политику (см., например, письмо Орджоникидзе от 18 августа 1911 г. - Статьи и речи, 1956, т. 1, с. 3), что не соответствовало действительности. Сближение Тышко с Плехановым затруднялось острым старым конфликтом, который имел место в начале 1890-х годов между Плехановым и Тышко и который никогда не был изжит. Документы об этом конфликте см.: Переписка Г. В. Плеханова, П. Б. Аксельрода и В. И. Засулич с Л. Иогихесом (Грозовским, Тышко), 1891 - 1892" - Пролетарская революция, т. 82 - 83.

13. См. ниже, примеч. 46.

14. Вопрос о "хранении фондов" с самого начала был одним из "конфликтных вопросов" в работе ТК. "Держатели", отпуская средства на деятельность органов, созданных "Совещанием членов ЦК", 10 тыс. франков ассигновали специально на деятельность ОК по подготовке общепартийной конференции. Согласно решениям этого совещания, всеми техническими и финансовыми делами ведала ТК. В ее ведении находились и 10 тыс. фр., ассигнованных на работу ОК. В конце июля 1911 г. Владимирский, представитель "ленинцев" в ТК, внес предложение немедленно же перевести всю сумму в распоряжение ОК. Большинство ТК ("большевик-партиец" Владимиров и поляк Ледер) это предложение отклонили. Но еще на совещании членов ЦК, когда шла речь о создании ТК, Ленин провел решение о том, что ТК "подчинена в своей деятельности группе цекистов, принявших участие в данном совещании с решающим голосом", каковыми были Ленин, Зиновьев, Рыков, Тышко и Дзержинский. Поэтому Ленин и Зиновьев после отклонения предложения Владимирского, 27 июля 1911 г., обратились к "членам совещания цекистов" с особым письмом, в котором решение ТК объявляли незаконным и предлагали принять следующую резолюцию: "Члены совещания цекистов признают незаконным решение ТК об удержании у себя ассигнованных Организационной комиссии 10 тыс. фр. и, полагая, что ни существом дела, ни формальными соображениями такое решение ТК не оправдывается, постановляют: предложить ТК немедленно выдать ассигнованные 10 тыс. фр. в полное распоряжение Организационной комиссии" (Ленинский сб., т. XXV, с. 97)25.

15. Печатается по подлиннику. Дата - по содержанию.

16. "Работа", о которой идет речь, это брошюра Н. Александрова (Н. А. Семашко) "Социал-демократическая фракция Третьей Государственной думы" (Париж, 1911 г.). Объявление о ее выходе впервые появилось в N 24 "Социал-демократа" от 31 октября 1911 года. История этой брошюры такова. В начале 1911 г. социал-демократическая фракция III Государственной думы, признав необходимым издание отчета о работе фракции, постановила обратиться в редакцию ЦО, которая тогда была еще формально общепартийной и при которой еще продолжала существовать формально тоже общепартийная комиссия по содействию социал-демократической думской фракции, с предложением взять на себя составление такого отчета и издание его за границей. Соответствующее предложение было отправлено за границу с Н. Г. Полетаевым, который в марте 1911 г. уехал в Париж. Ответное письмо Ленина опубликовано. От имени редакции ЦО он заявил о согласии выполнить это поручение на условии, если думская фракция доставит не меньше 500 рублей. Редакционную комиссию Ленин предлагал составить из Стеклова, Семашко и Зиновьева или Каменева. Отчет должен быть объемом в 20 печатных листов. Поручение должно исходить от думской фракции в целом. Письмом от 6 апреля ст.ст. 1911 г. за подписью Н. С. Чхеидзе и Н. Г. Полетаева думская фракция сообщила о принятии этих условий (Ленинский сб., т. XXV, с. 127 - 128).

стр. 19

Как видно из печатаемого теперь документа, редакционная комиссия Лениным была составлена из Зиновьева, Стеклова и Каменева, а сама работа по составлению брошюры была передана Н. А. Семашко.

Необходимо добавить, что брошюра Н. Александрова (Семашко) думскую фракцию не удовлетворила, и по инициативе социал-демократических депутатов Грузии Н. С. Чхеидзе и Е. П. Гегечкори26 весною 1912 г. в Баку была выпущена брошюра "Закавказские депутаты в Третьей Государственной думе", являвшаяся фактически их отчетом. Брошюра вышла без каких-либо подписей, ее редактором был Н. Н. Жордания. В составлении ее приняли участие Б. А. Гинсбург-Кольцов27, Б. И. Николаевский и др.

17. Официозная правительственная газета "Россия" печатала в виде приложения стенографические отчеты Государственной думы, но эти отчеты шли в набор до официальной правки, а потому были полны ошибок. Тем не менее они были наиболее полными из газетных отчетов, поскольку речь шла о выступлениях социал-демократических депутатов.

18. Печатается по копии (написано печатными буквами и размножено), которая была разослана группой "Вперед" всем центральным группам и фракциям, входившим в РСДРП. Заграничному комитету Бунда, из архива которого мы берем этот документ, эта копия письма Каутского была прислана при следующем сопроводительном письме: "Заграничному комитету "Бунда". Уважаемые товарищи! В целях информации идейная группа "Вперед" решила разослать всем партийным идейным центрам и учреждениям прилагаемую при сем копию письма тов. Каутского, полученного от него как ответ на письмо тов. Луначарского к нему, по поводу последних событий в партии. С тов. приветом, секретарь Технического бюроБорис".

Под псевдонимом "Борис" в группе "Вперед" тогда был известен Трайнин, который одно время был секретарем парижской группы "Вперед" (Старый большевик, 1933, т. IV, с. 131). Письмо К. Каутского в литературе до сих пор не было известно, хотя имеющийся в нем отзыв о брошюре Мартова многократно цитировался большевиками (Лениным, Каменевым и другими).

19. Письмо Луначарского к Каутскому не известно, но об его позиции по данной группе вопросов можно судить по письмам Ф. Калинина и Д. Мануильского, напечатанным в разделе IV (см., например, док. N 115).

20. Источником этой информации была главным образом польская группа Розы Люксембург, Тышко, Ю. Мархлевского ("Карский") и др., которая, как видно из дальнейшего, изображала причиной всего раскола брошюру Мартова "Спасители или упразднители?", а себя рисовала как группу, которая стоит над двумя борющимися сторонами, стремясь восстановить единство.

21. К. Каутского убедили, что положение обстоит именно так, в то время как в действительности даже с вопросом о выплате жалований дело обстояло совершенно иначе. Из списков, установленных пленумом ЦК в январе 1910 г., выплата жалований производилась только большевикам и полякам; всем остальным она была прекращена.

21а. Н. Н. Кулябко, тогда жандармский подполковник, начальник Киевского охранного отделения, руководивший арестами 1911 г. (был под следствием по делу о провокации в убийстве Столыпина).

22. Предложение об устройстве совещания представителей всех фракций и организаций, инициатором которого была группа "Вперед", было поддержано Троцким, меньшевиками и др. Такое совещание не состоялось, так как его не хотел и саботировал Ленин, которого из "держателей" поддержала К. Цеткин.

23. Печатается по оригиналу, писанному рукой Каменева. Дата - по содержанию (см. ниже, примеч. 27). Курсив подлинника.

23а. Выяснение подробностей о жизни Киевской социал-демократической организации 1909- 1914 гг. представляет большие трудности, вытекающие не только из недостатка исторической литературы (в центральных исторических изданиях об этом периоде в Киеве нет почти ничего; даже в "Летописи революции" - органе Истпарта Украины - этому периоду посвящено лишь очень ограниченное количество статей), но и из ее своеобразных особенностей, выражающихся в том, что каждый автор воспоминаний стремится обязательно изобразить себя за "последовательного ленинца" даже тогда, когда он таковым не был. В результате получается полное искажение исторической перспективы, которое порою вызывает раздраженные протесты со стороны самих историков-большевиков. Так обстоит дело с работой "Нелегальная организация РСДРП в Киеве (1910 - 1914 гг.). Сб. ст., воспоминаний и материалов из истории Киевской организации РСДРП" под ред. С. Кокошко. Киев, Истпартотдел, 1930, 242 стр. (на укр. языке). Авторы и особенно редактор этого сборника пытались вопреки всем фактам доказать, что Киевская организация "в конце 1910 и начале 1911 г. установила связь с центральными органами партии и навсегда избавилась от какого-либо влияния Троцкого". Эта попытка так интерпретировать историю Киевской организации вызвала раздраженную рецензию в "Пролетарской революции" (N 6 за 1930 г., с. 159-

стр. 20

165, за подписью Л. Б.), автор которой, руководствуясь, правда, интересами не восстановления исторической правды, а политической борьбы против скрытых ревизионистов, разоблачил целый ряд сознательных неправильностей киевского сборника. Конечно, и этот рецензент не вскрыл основного, что представляет интерес для историка: состава той группы, которая в июле 1911 г. выступила в качестве Киевского комитета в поддержку ленинского плана созыва конференции. На этот вопрос до сих пор ответа никто из советских историков не дал, и это отсутствие ответа больше чем характерно: при важности этого вопроса и при роли, которую Киевская резолюция сыграла в истории Пражской конференции января 1912 г., ответ на него был бы дан, если б только имелась возможность дать мало-мальски приличный ответ. Молчание означает невозможность дать такой ответ.

Наиболее полный и относительно более заслуживающий доверия рассказ о событиях в Киеве за указанный период дает статья А. Росновского "Из эпохи "Звезды" и "Правды" в Киеве", в "Летописи революции", Харьков, N 6 (21) за 1926 г., с. 101 - 142. Автор этой статьи - тот самый корреспондент "Правды" Троцкого, который подписывался в последней псевдонимом А. Дорин. В 1926 г., когда Троцкий был еще в ВКП(б), Росновский не скрывал своих отношений с ним. Иное освещение он пытается дать в сборнике 1930 г. (там он подписывается по-украински О. Росневский). 23б. Отметим одну крайне характерную мелочь, которая показывает, что резолюцию составляли люди, крайне мало связанные с организацией предшествующего периода: под резолюцией стоит подпись "Киевский комитет", в то время, как едва ли не все издания организации раньше носили подпись "Комитет киевской организации". Рецензент на киевский сборник 1930 г. (Пролетарская революция, 1930, N 6, с. 165) совершенно прав, когда указывает, что в то время это различие имело весьма важное значение: "Киевский комитет" - это типичное название организаций, примыкающих к большевикам; в то время, как "Комитет киевской организации" - не менее типическое название для организаций меньшевистских или нефракционных. Добавим, что резолюция Киевской организации, присланная Троцкому, была подписана "Совет киевской организации" (см. Правда, N 18 - 19, с. 7). Несомненно, что вдохновители этой резолюции, "ленинка" Бош или ленинец Орджоникидзе, действовавшие по указаниям, полученным от Ленина, позабыли посчитаться с этой особенностью, тем более для них важной, что они представителя киевской организации выдавали за "меньшевика-плехановца", а Ленин в послесловии к этой резолюции заявлял, что в "Киевском комитете огромное преобладание имеют т[овари]щи, считающие себя меньшевиками-партийцами".

24. "Две партии".

25. Т.е. заявление ОК и Ледера для N 1 "Информационного бюллетеня" ТК.

26. Печатается с оригинала без подписи, но писанного рукой Владимирского. Последний абзац приписан тем же почерком карандашом.

27. Дата определяется по содержанию. Письмо написано, когда типография уже начала набирать N 1 "Информационного бюллетеня" ТК, выход которого помечен 11 августа 1911 года.

28. Речь идет, несомненно, о протоколах "Совещания членов ЦК", которые вел, по-видимому, Любимов и которые хранились у последнего. В пользу этого говорят следующие соображения. Этих протоколов не было в распоряжении Института Ленина в 1929 г. (период редактирования т. XV "Сочинений" Ленина, 2-е и 3-е изд., с. 559), но они оказались в его распоряжении в 1931 - 1932 гг., когда шла работа над т. XXV "Ленинского сборника" (см. сноску 1). Но именно в это время в распоряжение Института Ленина поступил архив Любимова, хранившийся у Плеханова и привезенный в Россию вдовою последнего (см. Протоколы совещания расширенной редакции "Пролетария". Июнь 1909 г. М., 1934, с. XIV). Какого рода справку из протоколов "совещания" нужно было получить Зиновьеву, установить не удается. В своей статье "Что же дальше?" он о "совещании" говорит очень много.

29. Весь параграф второй этого письма относится к спору между "ленинцами" и большинством ТК, выпускавшей в это время N 1 своего "Информационного бюллетеня". В этом номере было напечатано письмо ОК с протестом против выпуска Киевской резолюции отдельным оттиском и "Заявление" Ледера (см. выше, примеч. 6). Текст письма Владимирского заставляет думать, что у Ленина был план требовать напечатания в "Информационном бюллетене" и их заявления по этому вопросу. Владимирский этого требования прямо не поставил, он только "энергично протестовал" и угрожал уходом "ленинцев" из ОК и ТК.

30. Речь идет о резолюции "Константинопольской группы социал-демократов - эмигрантов", которая напечатана в N 24 "Социал-демократа" (с. 10) со следующим примечанием "От редакции": "Настоящая резолюция была доставлена для напечатания в "[Информационный] бюллетень" ТК. Большинство ТК под самым жалким предлогом (ТК не знает-де состава группы) отказалось напечатать не понравившуюся ему резолюцию. Вот так "примиренцы"!".

Кто входил в состав указанной "константинопольской" группы, неизвестно. Ни в партийной жизни, ни в общеполитической деятельности она ничем себя не проявила, и

стр. 21

"Библиографический указатель Валка" никаких ее изданий, никаких ее резолюций не регистрирует. В Константинополе тех лет существовала социал-демократическая группа, которая вела работу среди моряков и выпускала журнал "Моряк", но эта группа была связана с "Правдой" Троцкого и приняла участие в так называемой "Венской конференции" августа 1912 года. Она к указанной резолюции никакого отношения не имела.

30а. Я предложил большинству редакции напечатать это заявление в ближайшем номере ЦО. Большинство изъявило свое согласие, но: 1) заявило, что мое письмо будет сопровождено соответствующими комментариями, 2) поставило мне требование не печатать своего заявления в других партийных кругах. Я не мог принять последнего, совершенно несуразного требования (не откажусь же я от печатания своего заявления, например, в органе СДПиЛ!). Тогда большинство редакции отказало мне в печатании моего заявления (Примеч. Ледера. - Ю. Ф., Г. Ч.).

30б. Эта и некоторые другие "неточности" в освещении работ совещания указаны мною в статье "Так как же дальше?", которая, согласно обещанию большинства редакции, должна была быть помещена в N 23 ЦО, т.е. одновременно со статьей "Что же дальше". В действительности, она "отложена" большинством редакции до следующего номера, ввиду чего взята мною обратно (Примеч. Ледера. - Ю. Ф., Г. Ч.).

31. Подбор резолюций, напечатанных в N 1 "Информационного бюллетеня", действительно характерен для позиции большинства ТК и ОК. В Цюрихе, где проживало большое количество членов различных фракций и групп, события мая-июня 1911 г. вызвали ряд больших собраний (до 70 - 80 человек). Решающим было собрание 7 августа 1911 г., которое было общим для всех социал-демократических групп Цюриха. Докладчиком на этом собрании был бундовец Либер, резолюция которого с резким осуждением "Совещания членов ЦК" и всех вообще выступлений большевиков была принята большинством 33 против 27. Эту резолюцию "Информационный бюллетень" Заграничной ТК не напечатал (она напечатана в N 2 "Листка "Голоса социал-демократа""). Напечатал же он резолюцию, которая на этом собрании была внесена "меньшевиками-партийцами" (плехановцами), но собранием была отклонена, несмотря на то, что за нее голосовали все большевики (кроме одного), поляки и латыши (тоже кроме одного). Эта резолюция говорила об опасности раскола как результата выступления "Совещания членов ЦК" и призывала оба центра, т.е. новую ТК и старое ЗБЦК, объединиться для созыва пленума ЦК. Цюрихская резолюция, напечатать которую "Информационный бюллетень" отказался, - это резолюция небольшой группы цюрихских "ленинцев" (так называемая Вторая группа содействия), которая требовала безоговорочной поддержки "Совещания членов ЦК" и созданных им ОК и ТК. Эта резолюция, размноженная на гектографе (Библиографич. указатель Валка, N 1898), была распространена на собрании 7 августа 1911 г., но на голосование поставлена не была. Упоминание о ней имеется в "Информационном бюллетене" Заграничной ТК (N 2, с. 6). Экземпляр ее имеется в архиве Бунда.

Такой же характер носят и другие резолюции, напечатанные в N 1 "Информационного бюллетеня" Заграничной ТК, редакция которого явно не разделяет курс, взятый крайними "ленинцами" В передовой статье этого N 1 редакция, решительно выступая против "ликвидаторов" и "Голоса социал-демократа", в то же время отмежевывается и от "ленинцев" и, между прочим, заявляет: "Мы согласны, что было бы лучше, если бы в Организационную комиссию входили уже представители всех течений, мы первые приветствовали бы такое соглашение между ними и заграницей, и мы очень сожалеем, что такое соглашение пока не достигнуто".

32. М. К. Владимиров ("Лева") 5 августа был избран секретарем ОК и в качестве такового должен был сноситься с заграничными группами.

33. Т.е. резолюции ОК и "Заявление" Ледера, напечатанные в N 1 "Информационного бюллетеня" Заграничной ТК.

34. Текст этого письма в литературе неизвестен.

35. Т.е. Киевской резолюции.

36. Печатается с оригинала, писанного карандашом.

37. В N 23 "Социал-демократа" было напечатано три статьи и заметки Ленина: "Реформизм в русской социал-демократии", "Из лагеря столыпинской "рабочей" партии" и редакционное примечание к "Заявлению" комиссии по созыву пленума ЦК (Ленин. Соч., 2-е изд., т. XV, и 4-е изд., т. XVII28). Из них статьей можно назвать только "Реформизм", к которой, несомненно, и относится данное замечание Ледера.

38. Статья Н. Александрова (Семашко) "Государственное страхование рабочих и задачи момента" (напечатана в N 23 "Социал-демократа").

39. Ледер приезжал в Лонжюмо, где читал лекции по истории рабочего движения в Польше и Германии (см. ниже, док. N 141). Н. А. Семашко в воспоминаниях упоминает о лекциях Ледера только по "истории польского социализма" (Прожектор29, N 23, 1927), но док. N 141, как написанный в то время, несомненно, следует считать более точным.

стр. 22

40. Секретарем редакции "Социал-демократа" был Зиновьев.

41. Ледером была написана для N 23 "Социал-демократа" статья "Так как же дальше?" о значении "Совещания членов ЦК" и задачах дальнейшей работы созданных на этом совещании центров. Выражавшая точку зрения большинства "Совещания членов ЦК" и созданных им центров, статья Ледера тем не менее в "Социал-демократе" напечатана не была. В почтовом ящике N 23 она упомянута как отложенная (см. сноску 2 к перепечатываемому в этом примечании заявлению Ледера). В том же N 23 "Социал-демократа" (с. 12) напечатана заметка "О составе редакции ЦО", составленная Лениным и Зиновьевым30, но средактированная так, будто она исходила от всей редакции. Вот текст этой заметки:

"Из состава редакции ЦО выбыли после июньского совещания цекистов господа Мартов и Дан. Их поведение в ЦО еще весной 1910 г., тотчас после измены М., Ю. и Р. и окончательного поворота "Голоса" к ликвидаторам, охарактеризовал следующим образом тов. Варский от имени редакции ЦО: "Они одновременно сидят в органе партии и в органе, ликвидирующем партию... Благодаря этому у них не хватает даже такого "мужества", которым обладают Р-ы, М-ы и Ю-и. Такая их позиция несовместима ни с простым политическим приличием, ни с минимальным уважением к самим себе. Это и создает ту фальшивую позицию, ту - если можно так выразиться - своеобразную азефовщину для ликвидаторских целей, которая толкает их к самым недостойным поступкам" (Каменев. Две партии, с. 251).

С тех пор никакого участия в делах ЦО эти господа не принимали, ни строчки им не принадлежит: они только получали "присвоенное содержание" от партии, "не существующей, как целое" (по выражению их друга и вождя А. Потресова). Большевики, ведшие ЦО год перед пленумом (весь 1909 год в редакции ЦО было три большевика, поляк и меньшевик), взявшие на себя это дело на пленуме, продолжают вести это дело и теперь. Редакция состоит из двух б[ольшеви]ков и одного ПСД".

В ответ на эту заметку Ледер в N 2 "Информационного бюллетеня" Заграничной ТК (датирован 28 октября 1911 г.) напечатал свое заявление "В Техническую комиссию", знакомящее с историей внутриредакционных споров. Приводим это заявление полностью:

"Прошу Вас не отказать поместить в ближайшем номере Вашего бюллетеня следующее заявление, внесенное мною в редакцию ЦО30а.

По поводу недавно вышедшего N 23 "Социал-демократа" я считаю своей обязанностью довести до сведения партии следующее:

1. Утверждение большинства редакции, якобы совещание цекистов "заставило" уйти из редакции ЦО Ф. Дана и Л. Мартова, прямо противоречит истине. В действительности, на предварительном частном совещании большевистских и польских членов ЦК последние заставили первых снять их "ультимативное" требование об устранении из редакции голосовцев. Поляки заявили, что снятие этого ультиматума они ставят как предварительное условие своего участия в совещании. Большевистские участники совещания подчинились этому требованию поляков, и вопрос об устранении голосовцев или вообще о реформе состава редакции ни прямо, ни косвенно на совещании не обсуждался30б. Утверждение, [что] якобы совещание "заставило" уйти из редакции Дана и Мартова, является тем более странным, что последние ушли исключительно затем, чтобы "взорвать" редакцию и уничтожить ЦО. Их план не удался. Во всяком случае, этот уход сам по себе является настолько серьезным изменением состава редакции, намеченного для ведения Центрального органа Щентральн]ым к[омитетом, что скорейшее пополнение редакционной коллегии новыми силами небольшевистского направления, и притом товарищами, которые поставили бы себе задачей не дезорганизацию ЦО в интересах своей фракции (как Дан и Мартов), а действительную работу для партии, является, по моему убеждению, неотложной необходимостью. Согласно желанию Главного правления СДПиЛ, я остаюсь, однако же, в редакции ЦО и впредь до пополнения ее состава, которого я ожидаю от надлежащих партийных инстанций: во-первых, подчиняясь обязанности поддерживать существование столь важного для партии учреждения, как ЦО; во-вторых, с целью не допустить осложнений, которые могли бы возникнуть вследствие моего ухода из ЦО в других важных общепартийных учреждениях.

2. Что касается специально N 23 ЦО, то я констатирую: а) что ни состав номера, ни содержание отдельных, - а по крайне мере, главных по своему партийному значению - статей не является результатом совместной коллегиальной работы редакции, а просто результатом подавления одного мнения, моего, голосованием двух других членов редакции, Л. и З., б) что основная линия, проводимая большинством редакции в спорных статьях (в особенности это касается статьи "Что же дальше?"), решительно расходится с той линией внутрипартийной политики, которая твердо намечена в работах и резолюциях совещания цекистов, единственных, могущих служить в данный момент ЦО директивами в его борьбе за исполнение решений прошлогоднего пленума, в) что таким образом проводимые в N 23 ЦО взгляды на внутрипартийную политику являются исключительно взглядами двух членов редакции, Л. и З., оставшихся на совещании цекистов по целому ряду основных организационных вопросов в меньшинстве.

стр. 23

Ввиду всего указанного я перед лицом всей партии снимаю с себя всякую ответственность за N 23 ЦО и возлагаю ее полностью на двух остальных членов редакции.

Польский член редакции ЦО З. Ледер.

P.S. Считаю необходимым отметить, что, обращаясь с данным заявлением к широким партийным кругам, я, по моему глубокому убеждению, исполняю лишь элементарную обязанность по отношению к партии и в то же время использую только право, несомненно принадлежащее всякому меньшинству в каждой коллегии, поскольку оно ни под каким видом не считает возможным взять на себя ответственность за действия большинства".

42. Речь идет о статье Зиновьева "Что же дальше? О положении дел в нашей партии и задачах партийцев" (N 23 "Социал-демократа"; перепечатана в кн. Зиновьев. Соч., т. 2, с. 39 - 60). В ней намечалась та программа формального раскола старой РСДРП, которую Ленин начал открыто проводить на Пражской конференции в январе 1912 года. Эта статья была написана Зиновьевым, конечно, по прямым указаниям Ленина, который все такие ответственные статьи предварительно тщательно обсуждал с намеченными им авторами (Зиновьев, Каменев). Сохранился рассказ Н. К. Крупской, как Ленин "накачивал" Каменева во время работы последнего над брошюрой "Две партии". Это было как раз летом 1911 г. в Лонжюмо. Они лежали на траве, Ленин говорил, а Каменев слушал, делая время от времени записи (Крупская. Воспоминания, с. 170). Нет сомнения, что именно так же Лениным производилась "накачка" и Зиновьева во время писания им статьи "Что же дальше?". Под этим углом зрения интерес представляет сохранившийся в пакете Зиновьева листок с заметками последнего, представляющими первоначальную схему статьи "Что же дальше?": есть очень много оснований считать, что эти заметки являются записями, которые Зиновьев делал во время разговора с Лениным.

43. По-видимому, Зиновьев сообщил Ледеру, что большинство редакции решило напечатать ответ на его заявление (см. док. N 117 и примеч. 6 к нему). В печати этот ответ неизвестен.

44. Печатается по подлиннику. Датировка по содержанию.

45. Вопрос шел об обращении к "держателям" за специальной ассигновкой на возобновление "Звезды", выход которой на летние месяцы был приостановлен. Недовольный позицией последних номеров "Звезды", которая, хотя и с оговорками, но выступила на защиту петиционной кампании, Ленин в это время вел линию на превращение "Звезды" во фракционный орган "ленинцев" и на освобождение от контроля со стороны думской фракции, но все же пытался получить деньги на "Звезду" от "держателей". ТК обращение к "держателям" отправила (текст его неизвестен), но получила отказ (см. ниже, док. N 132).

46. Под именем "Василия" тогда был известен Ив. Дм. Чугурин31, делегат от Сормова в партийную школу Лонжюмо. Его фракционные взгляды точно неизвестны. Провокатор Бряндинский его называл "большевиком-партийцем" (Большевики, с. 64), Лившиц - меньшевиком-"голосовцем" (Партийные университеты, изд. 1929 г.). По возвращении в Россию Чугурин вскоре был арестован.

47. Очевидно, 14 августа.

48. Брошюра Ю. Каменева "Две партии".

49. Печатается по подлиннику, сохранившемуся в бумагах А. Н. Рубинштейна32 (А. Н. Штейн).

50. В подлиннике имя тщательно заштриховано и расшифровке не поддается, но нет никакого сомнения, что речь шла об А. Н. Штейне (1881 - 1948), который как раз в те годы стал главным руководителем "Russisches Bulletin" (1907 - 1914) для осведомления немецкой аудитории (и прежде всего немецких социал-демократов) о положении дел в России. В. А. Бухгольц33, имевший права немецкого гражданина, фигурировал в роли ответственного редактора этого "Бюллетеня" и вообще был его ближайшим сотрудником. Штейн, как русский эмигрант, не имел возможности выступать открыто и вообще должен был скрывать свою причастность к "Бюллетеню". Именно поэтому имя А. Н. Штейна было так тщательно заштриховано в письме.

Письмо Бухгольца и Штейна к Аксельроду, ответом на которое является печатаемое теперь письмо Аксельрода, не сохранилось, но содержание предложения, сделанного ими, ясно из ответа Аксельрода.

51. Воззвание ОК, о котором пишет Аксельрод, это обращение "Ко всем социал-демократическим партийным организациям", датированное 1 августа 1911 года. Перепечатано в кн.: Ленин. Соч., т. XV, с. 588 - 59734. В этом обращении ОК, созданная на "Совещании членов ЦК", рассказывала о своих похождениях с "держателями", рисуя положение так, как будто эти "держатели" полностью поддерживают ОК. Поверив в правильность этих утверждений, руководители берлинского "Русского бюллетеня" собирались выступить с открытым протестом против поведения "держателей". Письмо Аксельрода удержало их от этого шага. Когда же выяснилось, что группа "ленинцев" и ПСД действительно ввела "держателей" в заблуждение с помощью неправильного перевода документов (см. ниже, док. N 139), то группа "Русского бюллетеня" провела целую кампанию для выяснения перед немецкими социал-демократами фальсификаторской деятельности Ленина и его союзников.

стр. 24

52. Аксельрод опасался, что разоблачение закулисной стороны дела с большевистскими деньгами может навлечь на "держателей" неприятности полицейского характера.

53. Карл Либкнехт, 1871 - 1919, который в предвоенные годы был главным пионером и организатором движения социалистической молодежи и антимилитаристской пропаганды, в вопросах оценки русских событий стоял на позициях весьма близких к меньшевикам. К. Ра-дек, который в то время часто встречался с К. Либкнехтом, в своих воспоминаниях писал, что К. Либкнехт "долгое время сочувствовал меньшевикам, поскольку дело касалось русских отношений" (цит. по кн. Г. Зиновьев. Карл Либкнехт. М., 1933, с. 71), а В. Пик заявляет, что вообще "Либкнехт был обременен меньшевистским грузом" (БСЭ, 1-е изд., т. 36, с. 769). Именно по этой причине вся деятельность К. Либкнехта за годы перед первой [мировой] войною, особенно его выступления против политики царского правительства и против союза прусской реакции с реакцией русской, совершенно не находили освещения в тогдашней большевистской печати (как легальной, так и нелегальной). В стороне ее оставляют и позднейшие большевистские авторы. Истории суда над К. Либкнехтом посвящена книга М. Рейснера35 "Судебный процесс Карла Либкнехта против русского царя" (Рязань, 1925, 100 стр.).

К. Либкнехт с самого начала был тесно связан с группой "Русского бюллетеня" (Бухгольц, А. Н. Штейн) и был не только ее постоянным юрисконсультом, но и советником политическим. Вся кампания "Бюллетеня" по разоблачению группы Ленина, которая была проведена в последующие годы, была проведена при активной помощи К. Либкнехта.

54. Жюль Гед36, 1845 - 1922, известный лидер марксистского крыла Французской социалистической партии.

55. Печатается по подлиннику (сохранился в виде небольшой вырезки из письма). Дата устанавливается приблизительно по смыслу. [О выходе] брошюры "Выборы в Четвертую думу и наши задачи" (Париж, 1911 г.) объявление появилось в "Рабочей газете" N 6 от 5 октября и затем в "Социал-демократе" N24 от 31 октября 1911 года. Перепечатана в кн.: Г. Зиновьев. Соч., т. 2, с. 109 - 129). Отрывок из письма Ленина устанавливает редакционное участие Ленина (факт которого сам по себе и раньше был несомненен). В брошюре имеется особая главка "Контрреволюция и либералы" (там же, с. 119 - 21), вписанная в брошюру явно в результате указаний Ленина. Ссылкою на сборник "Вехи" и на "верноподданническое холопство" либералов после убийства Столыпина брошюра доказывает, что кадеты "в иных отношениях опаснее открытых черносотенцев", и делает вывод, что поэтому борьба с кадетами - "самая решительная, самая бесповоротная - становится одной из важнейших задач социал-демократии на предстоящих выборах".

Издание брошюры Зиновьева вызвало острый конфликт внутри редакции "Социал-демократа" и между "ленинцами", с одной стороны, и ТК, с другой (см. ниже, док. N 152 и комментарии).

56. Печатается по копии, писанной почерком Зиновьева. Дата определяется по содержанию. Зиновьев упоминает о несостоявшемся собрании редакции 14 августа. Как видно из док. N 129, следующее собрание состоялось 16 августа.

57. Печатается с копии, снятой самим Зиновьевым через копировальную бумагу. Посылая свое "Заявление" в ОК, Зиновьев оставил копию для своего архива.

58. Член и секретарь ТК М. К. Владимиров 5 августа был выбран секретарем также и ОК.

59. Печатается по подлиннику, писанному карандашом. Несомненно, именно он был прислан из Швейцарии в том конверте, о котором написано в примеч. 1 к этому разделу.

60. См. док. N 130.

61. Статьи о "Тартюфах" ("Разоблаченные Тартюфы" - см. док. N 133) нет ни в N 23 "Социал-демократа", ни в одном из других изданий "ленинцев" того времени. Эпитет "Тартюф" в применении к Троцкому в это время вообще не был ни разу употреблен в изданиях "ленинцев", в которых в это время вообще не было напечатано ни одной статьи специально против Троцкого (резкие нападки на последнего имеются в статье Ленина: "Из лагеря столыпинской "Рабочей" партии"37, где Ленин пишет, что "господа Троцкие обманывают рабочих, прикрывают зло"). Речь идет, несомненно, о статье, которая была написана для N 23 "Социал-демократа" и обсуждалась на редакционном собрании 16 августа, но напечатана не была и в исторической литературе неизвестна. (Не исключено, что статья "Разоблаченные Тартюфы" была первоначальным вариантом заметки "Из лагеря...") В этом пункте Ленин счел правильным уступить Ледеру.

62. В обращении к партийным организациям от 1 августа 1911 г. (см. Ленин. Соч., т. XV, с. 592 - 593).

63. Под именем "Владимир" тогда был известен наборщик партийной типографии в Париже И. М. Владимиров (не смешивать с М. К. Владимировым - "Лёвой"), автор воспоминаний "Ленин в Женеве и Париже" с предисловием Н. А. Семашко (Харьков, Госиздат Украины, 1924, 115 стр.).

64. Этих резолюций в нашем распоряжении не имеется, и в литературе они не известны.

стр. 25

65. Печатается по подлиннику, писанному карандашом рукою Ледера, 6 стр. (с. 2 - 3 и 5 - 6 являются копиями, сделанными через копировальную бумагу). В тексте имеется ряд вставок и исправлений, большинство из них носит исключительно стилистический характер, и редакция "Материалов" не видит нужды их специально оговаривать (русский язык Ледера был небезупречен). Только в тех случаях, когда поправки вносят какой-либо заметный оттенок в тон документа, они оговорены нами в примечаниях. Курсив всюду подлинника.

66. Т.е. Зиновьев.

67. К этому месту Ледер сделал вставку, потом им зачеркнутую: "Несмотря на все [дальше одно слово не разобрано] отвращение к подобного рода литературе".

68. Далее следовало зачеркнутое: "притаптывание".

69. Установить точно, в чем именно состояло это предложение, не удалось, но оно, несомненно, было связано с планом созыва совещания представителей всех фракций для обсуждения создавшегося положения.

70. Заявление это касалось конфликта между М. К. Владимировым и Зиновьевым: Владимиров требовал назначения суда над последним (см. док. NN 128 и 134).

71. Перевод: "Держатели полагают, что при теперешнем положении вещей испрашиваемая сумма на легальную газету не может быть выдана. Они не обладают достаточно точными сведениями об этом органе".

72. Ледер имеет в виду, конечно, статью Зиновьева "Что же дальше?" (см. примеч. 41 этого раздела).

73. В N 23 "Социал-демократа" в списке отложенных материалов упомянута статья "К еврейскому вопросу". В дальнейших номерах "Социал-демократа" эта статья не появлялась, и кто ее автор, неизвестно.

74. См. примеч. 61.

75. N 23 "Социал-демократа" вышел 14 сентября с заявлением "От редакции": "Настоящий номер ЦО выходит со значительным запозданием по обстоятельствам, от редакции не зависевшим. В дальнейшем ЦО будет выходить ежемесячно" (это обещание выполнено не было).

76. На тонкой бумаге "Социал-демократ" печатался для пересылки в Россию.

77. Как видно из док. N 128, конфликт между Зиновьевым и Владимировым имел место в ОК.

78. Несомненно, что Владимирский здесь "Станиславом" называет Ледера, псевдоним которого был "Здислав". Именно так (т.е. Станиславом) Ледера называли и другие из группы Ленина, например, Г. Орджоникидзе в письме в редакцию "Социал-демократа" от 21 декабря 1911 г. (Орджоникидзе. Статьи и речи, т. 1, с. 30).

Примечания Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к документам NN 116 - 134

1. Имеется в виду комитет большевистской партийной школы в Лонжюмо.

2. "Россия" - правая литературно-политическая газета. Выходила в 1905 - 1914 гг. в Петербурге. С 1906 г. являлась официальным органом Министерства внутренних дел.

3. В другом переводе и с сокращениями письмо опубл. в кн.: А. А. Богданов и группа РСДРП "Вперед". 1908 - 1914 гг. Кн. 2. М. 1995, с. 252 - 253.

4. Одно слово прочитать не удалось.

5. Речь идет о брошюре "Спасители или упразднители?"

6. Имеется в виду время прибытия поезда.

7. От coup d'etat (фр.) - переворот.

8. Цит. из "Бориса Годунова" А. С. Пушкина.

9. Ни в "Полном собрании сочинений" Ленина, ни в сборнике Ленина "Неизвестные документы" это письмо не опубликовано.

10. "Тартюф, или обманщик" - комедия Ж. -Б. Мольера. Тартюф определен в списке действующих лиц как "святоша", но на деле он - ничем не стеснявшийся лицемер. Имя Тартюфа стало нарицательным.

11. Пневматическая почта как средство почтовой связи была изобретена в начале XIX века.

12. Лилина (урожд. Бернштейн) Злата Ионовна (1882 - 1929) - участница социал-демократического движения с 1902 года. Сотрудница петербургских газет "Звезда" и "Правда". В 1914 - 1915 гг. секретарь Бернской группы социал-демократов. Участница объединенной оппозиции 1926 - 1927 годов. В 1927 г. исключена из ВКП(б), в 1928 г. восстановлена. Вторая жена Г. Е. Зиновьева.

13. Владимирский Михаил Федорович ("Камский") (1874 - 1951) - социал-демократ с середины 1890-х годов. Окончил Берлинский университет. Близкий сторонник Ленина. В 1917 г. возвратился в Россию. С 1922 г. заместитель председателя Совнаркома СССР, затем занимал другие государственные посты. В 1930 - 1934 гг. парком здравоохранения РСФСР.

стр. 26

14. Carte-lettre (фр.) - почтовая открытка.

15. Бреслав Борис Абрамович (1882 - 1938) - большевик с 1903 года. Участник революции 1905 - 1907 гг. в Москве. Затем эмигрировал. После Пражской конференции большевиков 1912 г. был направлен Лениным в Россию для создания большевистских организаций. С 1918 г. председатель Витебского горкома РКП(б) и городского совета, затем работал в Московском комитете партии и был на политической работе в Красной армии. Являлся заместителем председателя Московской ЧК. После гражданской войны - на дипломатической работе. Примыкал к оппозициям. Расстрелян.

16. Шварц Исаак Израилевич ("Семен") (1879 - 1951) - социал-демократ с 1899 г., затем большевик. Неоднократно подвергался арестам. Слушатель школы в Лонжюмо. После 1917 г. занимал различные партийные и государственные посты, в основном на Украине. В 1923- 1934 гг. был членом ЦК ВКП(б). С 1930 г. на хозяйственной работе, был директором ряда предприятий.

17. Беленький (Хацкевич) Григорий Яковлевич (1885 - 1938) - социал-демократ с 1901 г., затем большевик. Вел партийную работу в Литве. В 1912 г. эмигрировал. Был секретарем большевистской организации в Париже. В 1917 - 1925 гг. секретарь Краснопресненского райкома партии в Москве. В 1926 г. участвовал в оппозиции, но быстро отошел от нее и покаялся. Занимал второстепенные посты. В частности, работал директором Института повышения квалификации работников мясной промышленности. Расстрелян.

18. Манцев Василий Никитич (1889 - 1939) - социал-демократ с 1906 г., большевик. С 1918 г. заместитель председателя Московской ЧК, с 1920 г. член коллегии ВЧК, затем ОГПУ. В 1921 - 1923 гг. являлся председателем ЧК на Украине. В дальнейшем работал в ВСНХ и Наркомате финансов. С 1936 г. заместитель председателя Верховного суда РСФСР. Расстрелян.

19. Имеется в виду брошюра Мартова "Спасители или упразднители?"

20. Ни в "Полном собрании сочинений", ни в сборнике неизвестных документов Ленина этот документ не опубликован.

21. "Спілка" - украинский социал-демократический союз, образованный в 1904 г. в результате раскола Революционной украинской партии на "националистов" и "интернационалистов". Последние, образовав "Спілку", вошли в РСДРП на правах автономной организации. "Спілка" действовала до 1913 г., в основном поддерживая меньшевиков. Она также была связана с Троцким и его газетой "Правда". Руководителями были М. Меленевский ("Басок"), Тучанский и другие деятели.

22. Бош Евгения Богдановна (Готлибовна) (1879 - 1925) - в социал-демократии с 1900 г., с 1903 г. большевичка. Являлась секретарем Киевского комитета большевиков. В 1912 г. была арестована и сослана. Из ссылки бежала и в 1914 г. эмигрировала. Возвратилась в Россию в 1917 году. Являлась членом первого советского правительства Украины. Затем участвовала в гражданской войне, вела политическую работу в Красной армии. Покончила с собой.

23. Розмирович Елена Федоровна (1886 - 1953) - в социал-демократии с 1904 г., большевичка. В 1913 - 1914 гг. секретарь фракции большевиков в IV Государственной думе. Член редколлегии петербургской "Правды". В 1918 - 1922 гг. председатель следственной комиссии Верховного революционного трибунала. С 1922 г. работала в Наркомате рабоче-крестьянской инспекции, затем в наркомате связи. В 1935 - 1939 гг. директор библиотеки им. Ленина.

24. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 21, с. 355 - 358.

25. В "Полн. собр. соч." Ленина этот документ не опубликован. Возможно, имеется в виду письмо Ленина, Зиновьева и других лиц В. И. Любимову и М. К. Владимирову по поводу их выступлений с угрозами уйти из Организационной и Технической комиссий. Документ был написан 3 июля 1911 г. (ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 35).

26. Гегечкори Евгений Петрович (1881 - 1954) - социал-демократ с 1903 г., меньшевик. Окончил Московский университет в 1907 г., адвокат. Депутат III Государственной думы. Один из руководителей Социал-демократической партии Грузии. С ноября 1917 г. председатель Закавказского комиссариата (правительства), затем министр иностранных дел Грузии. С 1921 г. эмигрант во Франции.

27. Гинсбург Борис Абрамович ("Кольцов", "Кольцов-Гинзбург") (1863 - 1920) - социал-демократ, меньшевик. В 1917 г. член парламента Грузии.

28. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, с. 305 - 318, 364 - 368, 322 - 323.

29. "Прожектор" - популярный иллюстрированный еженедельный журнал (1923 - 1935). До 1929 г. редактором был Н. И. Бухарин.

30. Ни в "Полн. собр. соч.", ни в "Неизвестных документах" Ленина этой заметки нет.

31. Чугурин Иван Дмитриевич (1883 - 1947) - социал-демократ с 1902 года. Участник революции 1905 - 1907 гг. в Сормове, февральской - в Петрограде, большевик. В 1918 - 1919 гг. находился на политработе в Красной армии. С 1919 г. член коллегии ВЧК. С 1921 г. на хозяйственной работе - заместитель директора завода "Красное Сормово", директор завода "Электроприбор" и др.

стр. 27

32. Рубинштейн Александр Николаевич ("Штейн", 1881 - 1948) - меньшевик. С 1906 г. жил в Германии. В 1917 - 1922 гг. был членом Независимой социал-демократической партии Германии и редактировал ее газету "Freiheit". С 1933 г. жил в Чехословакии, затем во Франции и в США.

33. Бухгольц Вильгельм Адольфович (1866-?) - социал-демократ с 1890-х годов, меньшевик. Подданный Германии, проживал в Берлине, являлся связующим звеном между германскими и российскими социал-демократами.

34. В "Поли. собр. соч." Ленина этот документ не опубликован.

35. Рейснер Михаил Андреевич (1868 - 1928) - политический деятель, правовед, социолог. Народник в начале своей деятельности, с 1905 г. член РСДРП. С 1898 г. профессор Томского университета, затем Петербургского университета. С 1917 г. работал в Наркомате юстиции РСФСР, затем в Наркомпросе. Автор трудов по государственному праву.

36. Гед (Базиль) Жюль (1845 - 1922) - один из основателей Французской рабочей партии, деятель II Интернационала. Один из лидеров Социалистической партии Франции, основанной в 1905 году. В предвоенные годы центрист. Во время первой мировой войны социал-патриот. В 1914 - 1915 гг. государственный министр.

37. ЛЕНИН В. И. Из лагеря столыпинской "рабочей" партии (Полн. собр. соч. Т. 20, с. 319 - 321).

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-22

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 22.05.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-22 (date of access: 11.08.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
256 views rating
22.05.2020 (81 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
17 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
17 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
20 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
20 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
20 days ago · From Беларусь Анлайн
Ярославское ополчение в Отечественной войне 1812 г.
Catalog: История 
20 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones