BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

II. Вокруг "объединительного" пленума ЦК. 1909 - 1910 гг.

Документы NN 15 - 45.

15. Л. Д. Троцкий - А. М. Горькому

9 июня 1909 года

Дорогой Алексей Максимович!

По покорнейшей просьбе автора, милого человека и хорошего товарища, позволю себе препроводить Вам два беллетристических очерка на предмет Вашего над ним приговора. Автор - Сергей Константинович Минин*1, проживает в Вене, и на тот случай, если б Вы нашли почему-либо более удобным написать ему непосредственно, сообщаю его адрес:

Hrr S. Minin IX. Brunnlbadgasse, 7. F.15 Wien

Приговора будет он дожидаться со смирением и надеждою.

Пользуясь случаем, посылаю Вам три вышедших номера "Правды". N 4 выйдет послезавтра - с воззванием тов. Михаила [Н. Е. Вилонов] по поводу партийной школы*2. Тов. Богданов сказал мне (я на днях был в Париже), что для "Правды" будет написана об этой школе статья, и выразил предположение, что эту статью напишете именно Вы, Алексей Максимович; - можно ли на это надеяться*3? Такая статья была бы столько же в интересах "Правды", сколько и в интересах школы, ибо "Правда" весьма читается рабочими, несравненно более, чем все другие партийные газеты. Партийная жизнь наша вообще передвигается из интеллигентского бельэтажа в пролетарский подвал. Это теперь все констатируют, а выводов отсюда не делают, не хотят или не умеют. Сейчас рабочая газета, как и рабочая школа, выдвигаются на первый план. "Правда" и представляет попытку поставить политическую рабочую газету. Между тем официальные партийные сферы под гримасой официального "сочувствия" прячут добрую долю своего недоброжелательства или, в лучшем случае, безучастия по отношению к "Правде". В этом сказывается консерватизм старой партийной надстройки. Рабочие на местах принимают "Правду" великолепно, несмотря на все ее недочеты и на крайне редкий


Продолжение. Начало см. Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9.

стр. 3

выход. Думается, что "Правда" - сейчас дело необходимое и что поэтому она вправе требовать к себе внимания и сочувствия. Поручаю ее и Вашей благосклонности, Алексей Максимович!

Мой почтительный и сердечный привет Марье Федоровне [Андреевой].

Жму руку и остаюсь преданный Вам Троцкий.

Адрес мой: Hrr Leo Bronstein, XIX Friedlgasse, 40, Т. 10, Wien.

16. Л. Д. Троцкий - [Г. А. Алексинскому]*4

Wien, 20 июня 1909 года

Уважаемый товарищ,

Очень сожалею, что товарищ, выпускавший N 4 "Правды", не сумел найти места для воззвания тов. Михаила [Вилонова] по поводу школы. Оно пойдет в N 5, как и статья, приведенная Михаилом, как и резолюции. N 5 "Правды" выйдет, как только распространим N 4 и соберем немного денег*5.

О партийной школе за последнее время много разговаривал и думал. Возникло у меня много сомнений и вопросов. Излагать их в печати (т.е. в "Правде") считаю сейчас неуместным, ибо это фактически означало бы становиться в ряды врагов и противников школы, тогда как - по существу дела - я хочу быть занесенным в список ее друзей. Однако же долгом своей партийной совести почитаю довести о своих сомнениях до сведения устроителей школы. Пишу Вам, как одному из инициаторов дела.

I. Научно-педагогические задачи школы

Вчитываясь в программу школы, я первым делом ставлю себе вопрос: какие научно-педагогические задачи ставит себе школа? Что хочет она дать ученикам-рабочим: известную сумму фактических и теоретических познаний или метод? Это вопрос основной, краеугольный, смысл и судьбу школы предрешающий. А между тем программа производит на меня плохое впечатление, будто составители ее на этот именно вопрос не ответили себе со всей необходимой ясностью.

Фатальной ошибкой было бы задаться целью напитать учеников как можно большей суммой социалистических знаний. За три - за четыре месяца какие-такие особенные познания можно преподать или усвоить? Самое же опасное в таких случаях - содействовать образованию самодовольных полузнаек. Отвратительная фигура - все равно: интеллигент или рабочий!

Школа должна, наоборот, заставить каждого из своих учеников понять, что он ничего не знает, а достигнуть этого нелегкого результата можно лишь вооружив их методом познания.Интеллигент получает элементарные методологические навыки в средней школе. Какая она ни есть, она дисциплинирует мозг. И это дает (давало) интеллигенту в рамках партии огромные преимущества перед рабочим. Последний, если только его вырвать из массы, чувствует себя обнаженным и беспомощным. Хаос фактов подавляет его. Почему? Потому что ему не хватает метода.

Вот сюда-то и должна школа направить все свои усилия. Дайте рабочему метод - знания он найдет на полке.

Конечно, метод как метод нельзя абстрактно преподать - его нужно показать на практике, т.е. в научном применении. В какой области? Ответ дается сам собою. В той области, где он уженаучно применен: в политической экономии. Конечно, вопросы литературы, искусства, морали весьма интересуют рабочих. Но что имеем мы в этих областях? Попытки, догадки, намеки, рефераты, фельетоны, "дискуссии", полемические сборники. Все это необходимо, и во всем этом рассыпано много счастливых мыслей и сопоставлений. Но где же та марксистская этика или эстетика, которые были бы

стр. 4

зрелы для школьного преподавания! Я таких не знаю. Да и никто не знает, ибо их нет - еще нет. Здесь мы ходом вещей пока что обречены на дилетантизм. Рефераты на философские, литературные, этические и иные темы рабочий может услышать и вне стен школы: и в Париже, и в Женеве, и даже в Москве. Если он владеет марксистским методом, эти рефераты кое-что дадут ему: вызовут пару новых ассоциаций, побудят прочитать новую книжку. Но переносить "рефераты" в школу, значит компрометировать самую идею школы, где мы имеем только робкие (или дерзкие) попытки применения метода, попытки разрозненные и непроверенные; там человек, еще не овладевший методом, ничему не научится. К хаосу фактов присоединится лишь хаос терминов, слов - и только.

Итак, во главу всей учебной системы я бы положил политическую экономию, или, точнее, "Капитал". Я бы не стал его "популяризировать", ибо - при сохранении всей научности - популярнее, т.е. точнее и выразительнее Маркса не скажешь. Я бы читал рабочим "Капитал" вслух и пояснял его. Из I тома выделил бы только исторические, повествовательные главы, которые могут быть прочитаны рабочими самостоятельно. Из II и III томов прочитал бы вслух только наиболее существенные для понимания целого главы. "Капитал" не просто "курс политической экономии", а философия истории капиталистического общества, - вот почему он не может быть одним из предметов преподавания, равным в ряду прочих.

Вся программа рассчитана на 120 лекций*6 - 3 - 4 месяца. Выходит, по лекции в день. А в день ведь можно читать 4 - 5 лекций. Поэтому я не понимаю, что в программе понимать под "лекцией". Беру это слово просто как единицу измерения. На 120 лекций политической] эк[ономии] отведено - 12, истории российской] социал-демократии - 12, истории России - 20, "познавательной] картине" - 10, "художественной] картине" - 8*7. Если внепрограммным рефератам на философские и эстетич[еские] темы и можно было бы отвести несколько лекций в конце курса, то на политэкономию при курсе - 120, нужно отвести не менее 40 лекций; думаю, что и этого не хватило бы*8.

"История России". К этому "предмету" в значительной мере относится сказанное о философских дисциплинах. Не только не написана еще материалистическая история России, но и материалы для нее не собраны. Тут большой еще открыт простор личному усмотрению. Совершенно было бы достаточно, если бы лектор поставил главные вехи и указал источники и пособия. Нужно ли для этого целых 20 лекций при курсе в 120 л[екций] - не знаю*9.

История раб[очего] дв[ижения] на Западе и особенно история российской социал-демократии. Это материал для непосредственного воспитания партийных деятелей. Тут каждая лекция - прямой призыв. И вместе с тем тут - великая опасность. Конечно, если бы у нас был свой Каутский и если б он взял на себя этот курс, не было бы оснований тревожиться. Но что, если курс будет читаться в духе "Истории" тов. Лядова? Я очень уважаю тов. Лядова, как активного и неутомимого партийного работника (направление деятельности которого я, впрочем, редко разделял), но я никак не могу думать, что его "История" годна как учебник для рабочих. В ней история партийно-организационной полемики совсем не оставила места для истории политического самоопределения рабочего класса. А этот последний процесс все-таки значительнее первого*10.

II. Партийно-политическая физиономия школы

Партии нужны интеллигентные рабочие, школа хочет их дать партии. Однако же это очень абстрактная постановка вопроса. Нельзя создавать вождей лабораторным путем. Вырывать (хотя бы и посредством выборов) от-

стр. 5

дельных рабочих и, преподав им за границей марксизм, отпускать их снова к массам - в такой постановке идея школы возвращает партию к эпохе абстрактной кружковой пропаганды. Этого Вы, разумеется, не хотите. Школа должна быть связана с политикой партии, вернее, должна быть одним из средств партийного строительства. Под этим углом зрения я рассматриваю весь первый отдел программы ("Партийно-орган[изационное] дело"). Какую линию внутрипартийной политики намечает школа? А ведь вы же не думаете "изгнать политику из школы"? Намерена ли школа способствовать закреплению реакционного раскола? Может быть, даже его детализации? Или же она хочет идейный капитал нашей старой разваливающейся организации предоставить в распоряжение новой партии, которая теперь слагается на чисто рабочем фундаменте? Сугубо-фракционный (охотно допуская, что вынужденный) способ организации школы - из определенной части большевиков - рождает во многих подозрительность. Горе, если рабочие - выученики школы, вернувшись в партию, сразу столкнутся со стеной глухого недоверия к себе со стороны меньш[еви]ков и б[ольшеви]ков и если дальнейшей политикой своей они эту стену укрепят! Тогда школа окажется не элементом сложения новой партии, а ферментом разложения старой - и только.

Способ образования школы изменить нельзя. Теперь все зависит от тех идей партийной политики, которые найдут наиболее яркое выражение свое в выполнении первого и четвертого отделов программы. Я лично ничего не могу здесь прибавить по этому вопросу к тому, что говорит "Правда" в передовой статье N 4 "Наша партия и ее задачи"*11.

Первый отдел (пропаганда, агитация, литературное дело и пр.) необходимо вести как можно конкретнее и нагляднее. Искусство устного и письменного изложения мыслей (тут и правописанием нельзя пренебречь). Пробные речи, пробные рефераты учеников. Пробные прокламации. Ввиду важности выработки из рабочих корреспондентов и политических публицистов было бы в высшей степени полезно всей школой составить один или два номера рабочей газеты*12, которую можно было бы тут же отпечатать (для обучения типографской технике) и перевезти в Россию. Впрочем, возможно, что Вы все это имеете в виду, так что эти практические предложения окажутся излишни...

III. Нравственно-бытовая сторона дела

12 московских пролетариев*13 окажутся на итальянском островке. Без языка и без связей со внешним миром. Это положение некоторыми своими чертами напоминает условия политической ссылки. В искусственной обстановке соединены товарищи разного умственного уровня и разного уклада жизни. Пролетариат - великолепный человек, но каждый пролетарий в отдельности может оказаться в житейском обиходе весьма шершавым человеком. А из этого вытекают подчас самые тягостные положения. От этих "житейских, слишком житейских" осложнений не будет избавлена школа!

Мои возражения и опасения покажутся Вам, уважаемый товарищ, и другим организаторам школы неверными или преувеличенными. Тем лучше для дела! В своем письме я сознательно сгущал краски для того, чтобы оттенить те стороны дела, которые руководителям его, может быть, не так видны, как человеку, стоящему в стороне. Впрочем, только отчасти в стороне. Вместе с моими ближайшими друзьями по "Правде" я считаю дело школы нашим собственным делом. Если школе понадобится мое личное содействие - об этом говорили мне тов. Богданов и тов. Михаил*14, я сделаю все, что смогу и сумею. Перевозке будущих учеников через границу тов. Басок [М. М. Меленевский]1 окажет всяческое содействие*15. "Правда" предоставит свои страницы для пропаганды идеи школы и для дискуссии по этому поводу.

стр. 6

Желаю Вам успеха и крепко жму руку.

Преданный Вам Троцкий.

За теплое слово о "Правде" большое спасибо. Не теряю надежды на то, что какая-нибудь маленькая искра с Вашей наковальни залетит - волею счастливого случая - на страницы "Правды".

Н. Тр[оцкий].

Адрес: Leo Bronstein XIX Friedlgasse, 40 Wien

P.S. Я был бы очень рад, если б с настоящим письмом ознакомились Ваши ближайшие друзья по устройству школы*16Т.

17. Л. Д. Троцкий - Инициативной группе по организации партийной школы*17

Wien, 6 августа 1909 года

Уважаемые товарищи!

Мой ответ на Ваше последнее письмо запоздал вследствие совершенно неотложной работы по "Правде". Насколько я знаю, один из моих товарищей по редакции*18 писал Вам уже, что Ваши опасения относительно статьи в "Правде" совершенно неосновательны.

Статья в "Правде" написана не на основании "слухов", а на основании добросовестного ознакомления со всеми данными, касающимися школы, - из документов и разговоров с Михаилом и учениками школы. Когда статья писалась, мы ничего не знали и не могли знать о Вашей программе. Избегая критики старой программы (что я сделал в свое время в письме к тов. Горькому), мы выразили свои взгляды в позитивной форме. Ваше письмо не вносит ничего нового в наше представление о школе, и потому менять что-либо в редакционной] статье не представляется никаких оснований.

Мое письмо к тов. Михаилу было частным письмом к лицу, с которым я много говорил о школе и которого счел себя вправе упрекнуть в недоставлении более конкретных сведений о ходе дела на месте*19. В частном же письме я нашел возможным сослаться на неблагоприятные сведения о "курсе" школы - сведения, которым я придал значение, поскольку они укладывались в рамки моих личных опасений относительно партийной позиции школы. О том, что это частное письмо может быть выдвинуто против меня в печати, я, когда писал его, не думал, ибо считаю, что оперирование с частными письмами в печати противоречит природе частных писем. Взгляд этот я, однако, никому не смею навязывать, а по существу ничего не могу возразить, ибо характер той политики, которую я веду в партии, никогда не давал мне оснований опасаться опубликованья моих частных писем. Еще менее, разумеется, ссылка на мое частное письмо может меня заставить изменить статью (NB: не мной написанную). Чтобы дать Вам возможность убедиться в этом, я его при сем прилагаю.

Два слова по существу. Я не стану останавливаться на бьющем в глаза противоречии вашего "обращения" к партийным организациям, где вы, с одной стороны, отрекаетесь от всякой фракционной физиономии, а, с другой, предлагаете БЦ контроль над школой*20. В конце концов это чисто формальная сторона дела. Существо же его вот в чем. В борьбе с большевиками (официальными)2 преподаватели школы апеллируют то к "истинному", "старому" большевизму, то к партийности. Это противоречие проходит через все фазисы партийного самоопределения школы. Это ее ахиллесова пята. "Истинный большевизм" - не логическая категория, а историческое понятие. Апелляция к нему от конкретных новых задач совершенно бессодержательна. Во имя "истинного" большевизма протестовать против политического объединения двух враждующих фракций преступно. Теперь-то и формируется настоящая партия, и этому формированию ваша школа может

стр. 7

оказать неоценимые услуги, но для этого действительно нужно сбросить с себя раз и навсегда ветхого Адама "истинно-большевистского" и всякого иного интеллигентского сектантства.

Прошу вас принять от меня искреннее уверение в том, что, если письмо ваше не может своими неожиданными для меня аргументами побудить меня изменить редакционную] статью о школе, то, с другой стороны, оно так же мало может уменьшить мое горячее сочувствие вашему делу или мою готовность быть всячески полезным школе, поскольку к тому представится возможность.

С тов. приветом Н. Троцкий.

18. Л. Д. Троцкий - Исполнительной комиссии Школы*21

Wien, 17 августа 1909 года

Исполнительной комиссии Школы

Уважаемые товарищи!

Ваше приглашение прочитать в школе курс по "современному моменту" и газетному делу я получил. Так как с большинством из вас мне приходилось беседовать о делах школы, то, надеюсь, для вас заранее ясно, что в пределах вашего предложения я готов сделать все, что от меня зависит в интересах ее успеха. Очень жаль, что ваше письмо не содержит никаких указаний относительно партийно-политической и партийно-организационной позиции школы (отношение к ЦК, к обеим фракциям и пр.). Программа, о которой упоминается в приглашении, также почему-то не приложена. Все это делает физиономию школы недостаточно ясной для меня, а вместе с тем затрудняет агитацию в пользу школы в партийных кругах. В частности, для редакции "Правды", к которой я принадлежу, остается неясным, может ли она - и в какой мере - солидаризироваться со школой и тем брать на себя моральную ответственность перед партией за взятый вами курс*22. Но так или иначе, школа существует, функционирует, поглощает силы и средства, а мои беседы с будущими учениками школы убедили меня, что товарищи-рабочие хотят одного: вооружиться теоретически для политической борьбы. Этого для меня достаточно, чтобы отбросить в сторону всякие сомнения и с радостью принять ваше предложение.

Остается в двух словах выяснить, как я себе представляю свою задачу. Одни голые лекции по "современному моменту" и газетному делу дадут слушателям крайне мало, чтоб не сказать ничего. Нужно вместе с учениками проделать анализ текущей политической действительности на основании главным образом газетного материала. Нужно совместно учиться читать газету, различать в ней фразеологию, внешнее, словесное от внутреннего, подчас затаенного - от классового интереса во всей его сегодняшней конкретности. Для такой работы школа должна иметь главные газеты: "Россию", "Нов[ое] вр[емя]", "Голос Москвы", "Рус[ское] зн[амя]", "Речь", "Frankfurter Zeitung", "Temps", "Vorwarts", "Neue Freie Presse"*23. Этого, пожалуй, довольно. От конкретного анализа политической жизни по газетам простой и естественный переход к постановке своей собственной газеты. Совместная с учениками разработка одного или двух номеров рабочей газеты представляется мне необходимейшим делом. Коллективное обсуждение плана номера (а значит и плана политической кампании), распределение статей по авторам, обсуждение написанных статей, обработка корреспонденции - и как результат: номер газеты, который сейчас же мог бы быть перевезен в Россию и таким образом построить мост между школой и партийной работой. Так как ставить новую газету для одного или двух номеров не имеет смысла, а издавать постоянную газету школа не имеет возможности, то я от имени редакции

стр. 8

"Правды" предлагаю провести через школу один или два номера нашей газеты. Это было бы одинаково полезно - и для "Правды" и для школы.

Если вы примете эти предложения, то нам останется только условиться о времени моего приезда и о продолжительности моего "курса". Сейчас я во всяком случае не имею материальной возможности предпринять поездку. Но я надеюсь месяца через полтора - два эту возможность получить*24.

Желаю вам успеха!

С тов. приветом Н. Троцкий*25

19. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову*26 3

20 (7) августа 1909 года

Дорогой Ю[лий] О[сипович]! Завтра пускаюсь в обратный путь*27, и завтра же перед отъездом буду видаться с П. Павлов. [Масловым]*28 4. Будучи в Аркашоне, совершенно забыл рассказать Вам о литературных] планах Кусковой*29, о которых слышал еще в Петербурге] от Смирнова*30. Речь идет о "Рабочей газете", за которую она хочет приняться, разочаровавшись будто бы в "демократии". Теперь, мне передавали, Смирнов строит для газеты комбинацию в виде редакционной] коллегии из Кусковой, Смирнова и Наума*31. Очевидно, эта комбинация непосредственно связана с организационными проектами Кусковой. Имейте это в виду в дальнейших Ваших разговорах с Кусковой. Характерно, что она с нами так глухо и осторожно подходила к этому литературному предприятию. Думается мне, что такая лит[ературно]-редакционная] комбинация неприемлема для нас. Ведь мы здесь должны выступать в редакционной смеси с Кусковой непосредственно перед рабочими. Напишите мне по петербургскому адресу, что Вы по сему поводу думаете. Кажется мне, - на эту тему мы, впрочем, уже говорили с Вами в Аркашоне, - что наиболее правильно будет уклониться от всяких редакционных комбинаций5. Но тогда спрашивается - бойкотировать ли орган или принимать в нем участие? И если принимать, то, очевидно, надо выработать сугубые гарантии из числа тех, которые мы с Вами измышляли.

Ну, кончаю. Всего Вам хорошего. Привет всем. Жму руку. А. Потресов

20. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

20 (7) сентября 1909 года

(...) Что сказать Вам о здешнем сезоне? Избирательная кампания*32 внесла маленькое оживление в небольшие, узкие круги известного рода публики. В более широкие круги пока, насколько могу судить, нет. На днях состоится первое собрание, созываемое "левыми". Должен сказать, что "Новый день"*33 производит на меня плохое впечатление. Иорданский*34пишет под масть большевикам и на прошлой неделе дошел почти уже до диктатуры пролетариата и крестьянства; по крайней мере, она логически следует из его предпосылок. Едва ли и избирательный результат даст какой-нибудь плюс "левым", несмотря на все ошибки и преступления, совершенные кадетами, и на весь ущерб их репутации. Щускова] приехала сюда, но я ее еще не видал. Говорят, настроена "ортодоксально" и находит, что с большевиками легче иметь дело, чем с меньшевиками, что все теперь принципиально сблизилось и что, очевидно, можно заваривать кашу всеобщего объединения. Передававший мне свою трехчасовую беседу с К[усковой] только руками разводил и... отплевывался. Однако, "координация" висит еще где-то в воздухе, и выйдет ли из нее что, не видно. И то сказать: очень уж наша публика придавлена, и как-то необычайно вперед продвинулась элементарная борьба за существование, мешающая всему (...)

стр. 9

21. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову

26 сентября [1909 года]

(...) Я думаю, что избирательная кампания все же левым "плюс" кой-какой даст, несмотря на то, что троица Финн[-Енотаевский]-Иорданский- Гольденберг ведет агитацию в духе вульгарного большевизма. Плюс в смысле оживления политического интереса и - надеюсь - в смысле привлечения меньшевиков к политической работе. Пример "Нового дня" должен показать, что дальнейшее распыленное состояние будет означать*35 большевикам и Иорданским права и возможности говорить одним от имени социал-демократии в то время, как это право безусловно (по крайней мере, в Петербурге) принадлежит тем, кто действует в "открытых" учреждениях. Факт, что случай основать "избирательную газету" мы прозевали скандальным образом, между тем как такую газету, как "Новый день" - и лучшую даже - можно всегда было поставить и с силами, имеющимися сейчас в Питере. Теперь же нам приходится посылать туда статьи с сознанием, что в данной ситуации мы делаем рекламу Иорданскому и Гольденбергу; посылать чуть ли не только для того, чтоб никто не мог заявить печатно, что меньшевики "были ни при чем" в единственной политической кампании последнего времени. Приходится, ввиду этих соображений, серьезно жалеть, что весенняя комбинация с "Правдой жизни" не удалась*36. Между тем, теперь, как видно, что-то подобное затевается вновь: судя по письму Наума [А. М. Гинсбурга], его звала Кускова в какое-то новое предприятие. Очевидно, на этот раз "беззаглавцы" не проявят прежней готовности уступить "честь и место" однородной меньшевистской коллегии. Тон, которым заговорила Кускова, меня теперь не удивляет. Увидав, что Пл[еханов] нас проклял*37 и что намечается "образование центра"*38, она уже не желает мириться с вытаскиванием каштанов для меньшевизма как такового. Она оказалась бы лучшим политиком, чем была всю жизнь, если б при этой "новой ситуации" не попробовала снова счастья в попытках лавирования между различными кружками. В своем письме к нам она рассказывает, что все рабочие "на стороне Плеханова" и что атмосфера "объединительная", хотя тут же дает меланхолически понять, что какие-то "ячейки" снова грубо наступают на ее любимые мозоли. (...)

22. А. С. Мартынов - Ю. О. Мартову

Цюрих, 29 сентября [1909 года]

Дорогой Юлий Осипович!

Мы с Пав[лом] Борисовичем [Аксельродом] прочитали переписку по поводу предложений Кусковой*39.

Я полагаю, что Ваше и Фед[ора] Ил[ьича Дана] мнение, которое Вы хотите сообщить Ал[ександру] Николаевичу Потресову], принципиально правильно. Но из соображений тактическихтакое решение вопроса приходится считать преждевременным. Принимая во внимание энергичные попытки б[олыиеви]ков к завоеванию легальных позиций, с одной стороны, и предательское нападение Плеханова "с тылу", с другой, мы должны поставить теперь на первую очередь задачу сплочения м[еньшеви]ков, которые, по словам Кусковой, готовы уже, по своей мягкотелости, сдать и новые свои позиции б[ольшеви]кам.

Ввиду этого мы не можем сделать предлагаемый Вами рискованный, хотя и принципиально правильный, шаг, не заручившись предварительно поддержкой со стороны активных русских м[еньшеви]ков: думской фракции, кавказцев, питерцев и др. Нам необходимо обождать, пока все эти активные м[еньшеви]ки, познакомившись с нашими первыми схватками с Плехановым и б[ольшеви]ками по поводу "ликвидаторства", не выскажутся определенно за нас и не сделают попыток к сплоченным действиям.

стр. 10

Правда, это на некоторое время, может быть, лишит нас открытой трибуны. Но нужно иметь в виду, во-первых, что сколько-нибудь высказываться мы и при настоящем условии имели возможность: из того, что не приняли статьи Смирнова в "Нов[ом] дне"*40, не следует, напр., что там и наших статей не примут; во-вторых, в легальных изданиях архи-б[ольшевистс]кой нотки и фракционных нападок у самих б[ольшеви]ков навряд ли можно ожидать. По крайней мере, вторая, напр., статья Мешковского [Гольденберга] в "Новом дне" о "политическом лукавстве" написана не с тоном "злорадства", а с тоном "огорчения" по поводу кадетских подлостей. Наконец, если бы даже проведение в легальной литературе наших взглядов было бы даже и до крайности затруднено на несколько м[еся]цев, то это меньшее зло, чем новый раскол и новая дезорганизация в рядах м[еньшеви]ков. А это может быть последствием "симбиоза" даже и при Ваших гарантиях, ибо для русской публики имя Кусковой, помещенное в списке редакторов, гораздо больше говорит, чем заявление об "ортодоксальности" направления, а особенно, чем гарантия численного большинства в редакционной коллегии, - кто там будет знать, сколько в редакции "ортодоксов" и сколько в ней "ревизионистов"? Наконец, и по существу Смирнов и Кускова очень "плодовиты" и вытравить их "дух" с нашими слабыми силами в Питере вряд ли удастся.

Жму руку А. Мартынов

P.S. Я Вам вчера послал открытку; так как она Вас могла уже не застать в Аркашоне и пропасть, то я повторяю ее содержание:

Я прочитал последний номер "Пролетария"*41. Любопытно сопоставить полученную нынче московскую корреспонденцию с тем, что в "Пролетарии" сообщается о московской окружной организации. "Пролетарий" кое-что из фактов, имевших место на московской] конференции, обещает опубликовать "в следующем" номере. Но относится ли это к тому произведению ИК [Исполнительной комиссии Московского окружного комитета], о котором нам пишет Ко-я (кстати, кто такой Ко-я?). Я полагаю, Юлий Осипович, что Вы в своей статье о "ликвидаторстве"*42 6 должны были бы почти мельком отметить, ссылаясь на нашу московскую корреспонденцию, как б[ольшеви]ки-практики на местах сжигают то, чему они поклонялись, и как в противоположность им заграничные "руководители" большевизма в "Пролетарии" спасают свою честь путем шантажа. Я имею в виду фельетон (г-на Каменева?)*43, который шулерским образом отмежевывает Щавла] Борисовича [Аксельрода] от Плеханова, причем умалчивается, что Щавел] Борисович] первый выдвинул идею "гегемонии" и больше всех ее развивал, причем, с другой стороны, умалчивает все кадетофильские грехи Плеханова, начиная от "Наших разногласий]"7, где он предлагал "не пугать буржуазию] краен[ым] призраком". Я думаю, что эта статья может нам сослужить большую службу, если мы ее умело используем для того, чтобы показать, что б[ольшевист]ской фракции, растерявшей все свои принципы, поневоле остается прибегать к исторической фальсификации]*44.

(Продолжение следует)

Примечания

Б. И. Николаевского к документам NN 15 - 45 (в тексте отмечены звездочками)

1. Минин, Сергей Константинович8 - в 1909 г. молодой студент, член "Венского партийного клуба" (русская социал-демократическая группа в Вене, поддерживавшая "Правду" Троцкого); в 1917 - 1918 гг. лидер большевиков в Царицыне (Сталинград), автор воспоминаний о событиях тех лет: "Город-боец. Шесть диктатур 1917 г. (Воспоминания о работе в Царицы-

стр. 11

не)", изд. Прибой, Ленинград, 1925, с. 247. После революции печатался и как беллетрист: "Город в кольце. Революционная хроника. Октябрь 1919 - январь 1920 г." (пьеса в 6 картинах), Госиздат, 1920; "Отец Игнатий" (трагедия в 3 действиях), Петроград, изд. Прибой, 1923.

2. В N 4 "Правды" (датирован 14 февраля 1909 г.) "воззвание тов. Михаила" (Н. Е. Вилонова) не появилось, потому что, как объяснял Троцкий (см. док. N 16), "товарищ, выпускавший номер "Правды", не сумел найти места". Это было, по-видимому, то самое "обращение к местным организациям" о создании партийной школы на острове Капри, где тогда жил Горький, которое в начале мая 1909 г. было передано Богдановым в редакцию "Пролетария" в качестве первого извещения о создании этой школы, но в напечатании которого Лениным было отказано (см. Протоколы совещания расширенной редакции, с. 163 - 164, 196 и примеч. 51 на с. 273 - 274, а также Ленин. Сочинения, 2-е изд., т. XIV, примеч. 979).

Непоявление в "Правде" этого "воззвания" едва ли правильно объяснять недостатком места: вопрос был настолько важен, что место для этого документа, несомненно, нашлось бы, если б у редакции не возникли сомнения в желательности брать на себя почин в деле его публикации. Но и общее отношение "Правды" к этой школе, как оно выявилось в ее статьях и заметках, и печатаемые ниже письма Троцкого, показывают, что такие сомнения у Троцкого вообще должны были иметься, а сложные внутрипартийные отношения, в которые как раз в это время Троцкий оказался вовлеченным, не могли их не усиливать. Его поездка в Париж, о которой он упоминает в данном письме, несомненно, стояла в связи с переговорами, которые тогда шли между Троцким и ЦК по вопросу о легализации внутрипартийного положения "Правды": получив сообщение о решении ЦК, которое 16 мая 1909 г. утвердило редакцию "Правды" в звании партийной группы, издающей рабочую газету "Правда"10, Троцкий немедленно же обратился в ЦК с просьбой об оказании газете "материальной и организационной помощи". Его поездка в Париж в конце мая - начале июня 1909 г. стояла в связи с этим вопросом, так как в это время там уже находились большевики-цекисты, приехавшие для участия в пленуме "Большевистского центра"11 12. У этих большевиков-цекистов, принимавших активное участие в попытках поддерживать существование подпольных партийных центров, преобладали примиренческие настроения, и во всяком случае часть из них искренне стремилась к соглашению с группой Троцкого. Именно они и поддерживали Троцкого вопреки настояниям Ленина. Но примиренческие настроения этих большевиков-цекистов развивались больше всего по линии поисков сотрудничества с социал-демократической фракцией Государственной думы и участия в деятельности открытых рабочих организаций, и в процессе нарастания таких настроений этим большевикам-примиренцам приходилось наиболее острую борьбу вести как раз с тем крылом старой большевистской фракции, которое теперь выступало организатором партийной школы. Их настроения, несомненно, были известны Троцкому (из неизданных заметок последнего, которые сохранились в его архиве, видно, что один из таких большевиков-цекистов, Гольденберг-Мешковский, даже приезжал к Троцкому в Вену, - это могло быть только летом 1909 г., - или до, или после июньского пленума БЦ). Их информация не могла не влиять на Троцкого. Противником Каприйской школы он не стал, но от взятия на себя почина в деле оповещения о работе по созданию школы он уклонился.

3. Статьи Горького о школе в "Правде" не появилось, так[ов]ая им вообще не была написана, хотя под одним обращением к партийным организациям, посланным тогда в Россию, имя Горького стояло рядом с именем "Михаила"-Вилонова.

4. Адресат устанавливается по содержанию. См. также письмо Троцкого от 6 августа 1909 г. (док. N 17).

5. N 5 "Правды" вышел только 3 октября; в приложении к нему напечатан ряд материалов о партийной школе (письмо К. Каутского, письмо в "Правду" за подписями Богданова, Горького, Вилонова, Луначарского, Лядова от 27 августа и др.), но не те, о которых говорится в данном письме.

6. Критика Троцкого относится к предварительному плану работ школы, который позднее был существенно изменен, причем общее число лекций было увеличено до 135. См. листок "К вопросу о партийной школе" (четыре документа), изданный школой в конце августа 1909 года.

7. Лекции о "картинах" должен был читать Луначарский; в окончательной программе они были заменены восьмью лекциями по "Истории литературы и искусства" и двумя лекциями о "Современном искусстве на Западе", которые и были прочитаны Луначарским. Одновременно Горький прочел целый курс по "Русской литературе в XIX в."; черновики именно этих лекций сохранились в архиве Горького и были изданы в 1939 г. в качестве т. 1 "Архива Горького" под названием: "История русской литературы" (Академия наук СССР, Институт мировой литературы им. Горького), но без указания на их отношение к Каприйской школе 1909 года.

8. В окончательной программе политической экономии отведено 20 лекций (читал их Богданов), но прочитано было значительно больше (в распоряжении редакции "Материалов" имеются конспекты до 28 лекций включительно, но это еще не весь курс).

стр. 12

9. В окончательной программе на русскую историю отведены те же 20 лекций; их читал М. Н. Покровский. Запись этих лекций сохранилась, из них выросла его "Русская история"13.

10. В окончательной программе для "Истории рабочего движения и социал-демократии в России" отведено 20 лекций, которые были прочитаны не только "в духе "Истории" Лядова", но и самим М. Н. Лядовым. Его "История" - это "История РСДРП", выпущенная в 1906 - 1907 гг.14 в двух томах, которая давала массу перепечаток из периодической и брошюрной подпольной литературы о ранних периодах социал-демократического движения в России, но как работа историческая стояла не на высоте (доказательством может служить тот факт, что за годы советской диктатуры она ни разу не была переиздана, хотя спрос на историческую литературу был огромен, а Лядов, вернувшийся в 1921 г. в ряды большевиков, занимал видные посты в партийной иерархии - сначала по Московскому комитету, а затем по линии Истпарта15 и Общества "Старых большевиков"16). Фактически в школе Лядовым было прочитано всего 28 лекций (см. "Отчет о школе в NN", приложение к N 50 "Пролетария", с. 6).

11. В передовой статье N 4 "Правды" Троцкий, давая свою оценку общей обстановки как периода, когда "столбняк проходит", ставил вопрос: что же следует делать? Отход интеллигенции, писал он, ведет к тому, что "все отрасли работы в партии, а еще больше за пределами партии, переходят одна за другой в руки самих рабочих". Рабочие, выступающие в профсоюзах, кооперативах и т.д., сознают себя социал-демократами, но партийно эти рабочие не связаны. В силу разных причин у многих из этих деятелей открытого рабочего движения сильно отталкивание от подпольных организаций. Но потребности самой работы в открытых организациях уже теперь заставляют их искать революционных социал-демократических связей. Под покровом старой партии складывается новая, и задача всех живых элементов социал-демократии помочь рождению и росту социал-демократической партии на этом новом, здоровом, чисто пролетарском фундаменте. Единство действий возможно и при различии мнений. Надо быть ближе к вопросам текущей борьбы.

12. Попытка составления номера рабочей газеты в Каприйской школе была сделана, но без большого успеха. Больше внимания этому делу было уделено во второй школе (так называемая школа в Болонье)17.

13. В Каприйской школе было не 12, а 13 слушателей-рабочих, присланных различными организациями из России (не только из Москвы, но и из Шуи, Сормова и др.), а также еще два слушателя, принятых дополнительно: один от Бунда, другой по специальному приглашению.

14. Н. Е. Вилонов был у Троцкого в Вене в середине июня на обратном пути из Москвы.

15. Переправа учеников через границу, и на пути в школу и при возвращении в Россию, действительно была налажена М. М. Меленевским ("Басок").

16. Несомненно, что именно об этом письме говорится в "Отчете о школе в NN" (приложение к N 50 "Пролетария"): "Насколько нам известно, - говорится там, - только тов. Троцкий в письме к К[омите]ту школы коснулся школьной программы и нашел, что ее надо основательно изменить в духе партийности, но его мнение не было заслушано в Совете, принимавшем программу, а письмо из документов исчезло".

17. Адресат точно не указан, но так как "Исполнительная комиссия" школы была избрана только 5 августа, а данное письмо по содержанию явно обращено к руководящей группе школы, то нет сомнения, что оно было направлено к инициативной группе по организации партийной школы, которая в это время состояла из Г. А. Алексинского, А. А. Богданова, Н. Е. Вилонова, М. А. Горького, А. В. Луначарского и М. Н. Лядова. Как видно из первого (гектографированного) "отчета о деятельности партийной школы с 3 по 16 августа", среди лекторов школы был также Строев (В. А. Десницкий)18, имя которого в печатных "Отчетах" школы не фигурирует (им были прочитаны три лекции об "Отношении церкви к государству").

18. Это был С. Ю. Семковский19, автор той статьи в N 5 "Правды", о которой идет речь в дальнейшем. Так как N 5 "Правды" помечен 3 октября, то несомненно, что статья Семковского была отправлена инициаторам школы в корректуре для ознакомления. В этой статье "Правда" критиковала политику инициаторов школы, которые строили ее как фракционную (большевистскую), и доказывала, что партии нужна не фракционная, а действительно общепартийная школа. Но в то же время редакция решительно отмежевывалась и от попыток "ленинцев" изобразить школу как "новый центр откалывающейся от большевиков фракции".

19. Письмо это в литературе неизвестно.

20. Вопрос об отношениях между организаторами Каприйской школы и БЦ в свое время вызвал много споров в большевистских кругах: Ленин и его сторонники доказывали, что школа строится как центр новой фракции для борьбы с "Пролетарием"; организаторы школы это отрицали. "Отчет о школе в NN", составленный покинувшими школу "ленинцами" (напе-

стр. 13

чатан приложением к N 50 "Пролетария"), дату согласия Совета школы на контроль БЦ ("расширенной редакции "Пролетария"") относит на 26 августа; первый "Отчет о деятельности партийной школы с 3 по 16 августа" (гектографическое издание) вынесение этого решения относит на 16 августа. Но печатаемое теперь письмо Троцкого, датированное 6 августа, уже критикует какой-то документ, исходивший от инициаторов, за то, что в нем эти инициаторы предлагают БЦ контроль над школой.

21. Исполнительная комиссия школы была выбрана 4 августа на общем собрании лекторов и слушателей школы в составе трех слушателей и двух лекторов.

22. Последние четыре фразы (начиная со слов: "очень жаль") процитированы в "Отчете слушателей-ленинцев" (с. 6).

23. Троцкий перечисляет газеты, наиболее влиятельные тогда политически и лучше поставленные с точки зрения редакционной техники, как русские, так и иностранные (только австрийская, немецкие и французская): "Россия" (ежедневная, Петербург, 1905 - 1914, редактор Гурлянд-Гурьев20) была официозом Столыпина; "Новое время" (ежедневная, Петербург, 1868 - 1917, ред. А. С. Суворин) была органом, отражавшим настроения крупного чиновничества и торгово-промышленной буржуазии; "Голос Москвы" (ежедневная, Москва, 1906 - 1913) был органом октябристов, политическим руководителем ее был А. И. Гучков; "Русское знамя" (ежедневная, Петербург, 1906 - 1918) была органом крайних правых ("Союза русского народа"), редактором был А. И. Дубровин21; "Речь" (ежедневная, Петербург, 1906 - 1918) была главным органом партии конституционалистов-демократов (редакторы П. Н. Милюков и И. В. Гессен22); "Франкфуртер Цайтунг" (Франкфурт-на-Майне, ежедневная, 1862 - 1945) была органом либерально-демократических групп рейнской буржуазии; "Тан" (Париж, ежедневная, 1862 - 1940) был органом крупных финансовых кругов Франции; "Форвертс" (ежедневная, Берлин, 1891 - 1933) была Центральным органом социал-демократической партии Германии (в 1909 г. политическим руководителем был Р. Гильфердинг23); "Нейе Фрайе Прессе" (ежедневная, Вена) была умеренно-либеральной газетой, наиболее широко распространенной в Австрии.

24. По-видимому, эти надежды Троцкого были связаны с его переговорами с ЦК об оказании материальной поддержки "Правде". Во всяком случае как раз в это время вопрос о поддержке "Правды" обсуждался в ЦК, где, несомненно, составилось большинство за оказание такой поддержки, и только решительное вмешательство Ленина сорвало формальное принятие этого постановления: об этом свидетельствует письмо Ленина от 18 августа 1909 г. к А. И. Любимову с требованием не оказывать помощи Троцкому без согласия Исполнительной комиссии БЦ, в которой Ленин тогда имел большинство (Ленинский сборник, т. XXV, с. 35 - 36)24. Вопрос о "Правде" после этого протеста был, конечно, отложен (финансы имелись только у БЦ).

25. На подлиннике этого письма Троцкого имеется следующая запись карандашом: "Совет лект[оров] и слушателей] постановил: Послать тов. Н. Троцкому отчет о деятельности школы и программу школы, а о газетах написать. О предложении Тр[оцкого] относительно газеты - принципиальное согласие. Предложить приехать скорее". Троцкий в школу на Капри не приезжал.

26. Из обширной переписки Ю. О. Мартова-Цедербаума с А. Н. Потресовым, охватывающей период с 1898 по 1913 г., к середине 1920-х годов сохранилось 188 писем, которые были подготовлены в 1926 - 1927 гг. к печати Л. О. Дан-Цедербаум и А. Н. Потресовым, но изданы не были. Оригиналы писем не сохранились - уцелел только один экземпляр сделанных на пишущей машинке копий всех этих писем (он был в свое время передан Е. Н. Потресовой Б. И. Николаевскому). По этим копиям воспроизводятся включенные в данный раздел девять писем Мартова и восемь писем Потресова, относящиеся к периоду с августа 1909 по апрель 1910 г., т.е. к периоду подготовки и проведения последнего общего пленума ЦК тогда формально еще единой РСДРП. Этот период, крайне важный для общей истории социал-демократического движения, до сих пор крайне слабо освещен частными письмами деятелей этого движения. Это относится ко всем группам, которые тогда выступали на внутрипартийной арене, - к "впередовцам", "троцкистам", "плехановцам", "голосовцам" и "ленинцам". Насколько удается установить, до сих пор не опубликовано ни одно письмо Троцкого этого периода, ни одно письмо руководящих деятелей группы "Вперед"; из писем Плеханова известен лишь его уклончивый отказ от предложения Ленина о личной встрече (от 2 апреля 1910 г.). См. Ленинский сборник, т. XIII, с. 176 - 177 и далее. Даже писем Ленина известно очень мало (в 4-е издание его Сочинений включено всего 11 писем этого периода, правда, это издание в части переписки особенно неполно)25. Переписка деятелей меньшевистского лагеря не составляет исключения. Из нее известно по два письма Аксельрода и Мартова, опубликованных в "Переписке Аксельрода и Мартова" (все они относятся к августу-сентябрю 1909 г.) и два письма Засулич к Потресову, шесть писем Потресова к Аксельроду и семь писем Аксельрода к Потресову, напечатанных в т. 1 "Архива Потресова"26, причем из них всех лишь очень немногие важны для понимания центральной линии

стр. 14

развития событий: борьбы вокруг пленума ЦК, заседавшего в Париже в январе 1910 г., и реализации его решений.

Печатаемые теперь письма Мартова и Потресова в известной степени заполняют именно этот пробел. Необходимо сделать оговорку: из переписки этих лиц за указанный период мы публикуем здесь прежде всего не все дошедшие до нас письма (а именно только 17 из общего числа 22), а затем, и это более важно, публикуемые нами письма даются ниже не целиком (из общего размера в 75 страниц текста на пишущей машинке печатается лишь около 30 страниц). Причина: значительная часть переписки этого периода посвящена вопросам, связанным с различного рода литературно-издательскими делами и планами, главным образом с работой по редактированию "Общественного движения в начале XX века" (оба корреспондента были членами редакции этого "пятитомника" и несли на себе главную тяжесть редакционной работы), которая растянулась свыше чем на 6 лет. Интерес этих частей переписки выясняется только при чтении ее всей в целом, причем неотделимую ее часть составляет вопрос об отношениях с Плехановым, который, как известно, вначале входил в редакцию "Общественного движения", но затем ушел из нее в результате расхождения со статьей Потресова, причем это расхождение явилось отправной точкой для общего разрыва Плеханова с меныиевиками-"голосовцами". Печатание тех частей переписки этого периода, которые посвящены данной группе вопросов, невозможно без печатания всех предшествующих частей переписки, которая составляет объемистый том.

По этим соображениям в данную публикацию включены только те части писем Мартова и Потресова за указанный период, в которых трактуются вопросы, прямо или косвенно связанные с общеполитической деятельностью и внутрипартийными отношениями (вопросы, связанные с полемикой против Плеханова, в настоящую публикацию не включены).

27. Это письмо Потресова написано из Швейцарии, куда он приезжал летом 1909 г. и откуда он ездил на несколько дней в Аркашон (небольшой французский городок на берегу Атлантического океана, неподалеку от Бордо) для свидания с Аксельродом, Мартовым и Л. О.27 и Ф. И. Данами, которые проводили там лето. В Аркашон тогда же приезжали и Е. Д. Кускова28 с С. Н. Прокоповичем29.

28. П. П. Маслов (р. 1867), вынужденный в начале 1908 г. выехать за границу ввиду привлечения его к суду по ряду литературных дел, в то время жил около Женевы, в Кларане. Тогда он входил в состав редакции "пятитомника" "Общественное движение в России в начале XX века" и был ближайшим сотрудником, фактически соредактором, "Голоса социал-демократа" (обычно под псевдонимом Дж-он).

29. Е. Д. Кускова-Прокопович (р. 1869) и С. Н. Прокопович (1871 - 1955) - одни из первых русских "бернштейнианцев", наиболее последовательные и влиятельные представители реформистского крыла в русском социал-демократическом движении. Проживавшие в 1895 - 1899 гг. за границей (Швейцария, Бельгия, Германия) и внимательно изучавшие тамошнее рабочее и социалистическое движение, они с 1895 г. входили и в "Союз русских социал-демократов за границей"30, принимая активное участие в его жизни, сначала в качестве сторонников Плеханова и Аксельрода, а затем в качестве лидеров оппозиции "молодых" сторонников перехода к агитации на базе непосредственных экономических нужд рабочих. Документами, характеризующими их тогдашние взгляды, является доклад, представленный Кусковой I съезду "Союза русских социал-демократов" в начале 1898 г. (сохранился в рукописи), и их неизданная переписка с Плехановым и Аксельродом, их письма к Гришину-Копельзону31 (напечатанные в "Пролетарской революции", т. 74), а в особенности краткое изложение их взглядов, написанное Кусковой в 1899 г. и известное в литературе того времени под названием "Кредо" (история его написания рассказана самой Кусковой в "Былом", Петербург, 1906, N 7, с. 320 - 321). Эти споры были причиной организационного разрыва Кусковой и Прокоповича с РСДРП, но сторонниками социал-демократического движения в европейском значении этого слова они продолжали себя рассматривать.

В 1903 - 1905 гг. они принадлежали к числу организаторов и наиболее влиятельных руководителей "Союза Освобождения" - нелегальной организации, которая своим органом считала журнал "Освобождение" (Штутгарт-Париж, 1902 - 1905 гг., всего 76 номеров, ред. П. Б. Струве), но в той широкой группировке, которая объединялась вокруг "Освобождения", составляла крайне левое крыло с определенными социалистическими симпатиями (собственным органом "Союза" был журнал "Союз Освобождения", четыре номера которого были выпущены в 1905 г. в нелегальной типографии "Союза" в Петербурге). Именно этот "Союз Освобождения" был главным инициатором и организатором движения по созданию профессионально-политических союзов различных групп демократической интеллигенции (союз железнодорожников, союз почтово-телеграфных служащих, союз адвокатов и т.д.), которые объединились в общий "Союз союзов", сыгравший весьма значительную роль в революционном движении 1905 года.

После октября 1905 г., когда явилась возможность создания открытых политических партий и сторонники журнала "Освобождение" в их огромной массе вошли в состав кон-

стр. 15

ституционно-демократической партии (в просторечии "кадеты"), Кускова и Прокопович со своими единомышленниками выделились в особую литературную группу, которая начала издавать еженедельный журнал "Без заглавия" (выходил с 6 февраля по 27 мая 1906 г., всего 16 номеров, - именно по этому журналу группу в те годы в просторечии часто называли "беззаглавцами", каковой термин встречается и в печатаемых ниже документах). Отличительной особенностью этого журнала была пропаганда необходимости создания в России "новой социал-демократической партии", которая должна быть построена "не по германскому, а по бельгийскому типу", т.е. "сложена" из "экономических организаций пролетариата" (статья Прокоповича в номере от 9/22 апреля 1906 г.).

Этот журнал просуществовал недолго, но основными позициями для литературно-политических выступлений группы Кусковой и Прокоповича (к этой группе примыкали также В. Я. Яковлев-Богучарский32, В. Хижняков33, В. Португалов34 и др.) были большие ежедневные газеты, которые в 1904 - 1909 гг. выходили в Петербурге под разными названиями ("Наша жизнь", "Товарищ", "Наш век", "Столичная почта" и "Наша газета"), направление которых в те годы сокращенно определялось как направление "левее конституционных демократов" и которые особенное влияние имели в кругах демократической интеллигенции. Одновременно некоторые из членов этой группы, прежде всего сами Кускова и Прокопович, принимали деятельное участие в работе различных открытых рабочих организаций (профсоюзы, рабочие клубы и т.д.), а С. Н. Прокопович кроме того входил в состав коллегии "сведущих людей"35при думской социал-демократической фракции, не только помогая в подготовке выступлений отдельных депутатов, но и играя значительную роль в выработке общей политики фракции и даже норм ее отношений с общепартийными центрами. Так, например, Прокопович, не входивший формально в социал-демократическую партию, тем не менее в 1909 г. был включен в состав той комиссии (депутат Покровский, Прокопович и Б. Б. Веселовский36), которая была создана думской социал-демократической фракцией для составления контрдоклада по вопросу об отношении к решениям состоявшейся незадолго перед тем Общепартийной конференции: эти резолюции требовали от думской фракции проведения определенной политики, продиктованной большевиками, и организационного ее подчинения требованиям ЦК, в каковом духе на фракции и был сделан доклад И. П. Гольденбергом, представителем ЦК, - комиссия, избранная фракцией, должна была дать свое заключение по существу этих требований (см. доклад Гольденберга о деятельности думской социал-демократической фракции на пленуме Большевистского центра в июне 1909 г., - Протоколы совещания расширенной редакции, с. 82 - 83; необходимо отметить, что в этом докладе Гольденберг давал в общем положительную оценку деятельности Прокоповича в качестве "сведущего человека" при фракции и не поддерживал раздававшихся там требований выбросить "Прокоповичей... за дверь").

При всем несомненном стремлении Кусковой и Прокоповича поддерживать связь с открытыми рабочими организациями и оказывать посильное содействие их работе, до 1909 г. они не делали попыток к установлению более тесных связей ни с партийными социал-демократическими организациями как таковыми, ни с официальными представителями меньшевистской фракции. Правда, было известно, что в случае нужды меньшевики всегда могут напечатать свои "письма в редакцию" на столбцах газет, в редакциях которых находились Кускова и Прокопович (этим действительно пользовались Плеханов, Мартов и др.), но в качестве сотрудников этих газет выступали только очень немногие меньшевики (например, Юрий Милославский, - под этим псевдонимом там писал Хрусталев-Носарь37, Е. Смирнов38 и др.) Положение изменилось приблизительно с весны 1909 г., когда Кускова и Прокопович стали пытаться установить более тесный контакт с лидерами официального меньшевизма. Следы этих попыток сохранились в переписке Мартова с Потресовым. В марте-апреле 1909 г. и сама Кускова, и действовавший по ее поручению Е. Смирнов начали настойчиво уговаривать Мартова сотрудничать в "Нашей газете", издание которой было последней попыткой этой группы сохранить ежедневный орган "левее к[а]д[етов" по направлению, причем Смирнов уверял Мартова, что "сейчас беззаглавцы прочно держатся позиций социал-демократов" (письмо Мартова к Потресову от 27 апреля 1909 г.). Когда "Наша газета" вскоре после этого была закрыта, Кускова и Прокопович повели целую кампанию в пользу необходимости "координации" между их группой и меньшевиками, - и притом координации не только в отношении литературно-политических издательских предприятий, но и в области совместной деятельности в различных открытых рабочих организациях. Для личных переговоров по этим вопросам прежде всего с Мартовым они летом 1909 г. приезжали в Аркашон. Доказывая Потресову необходимость его приезда для совместной выработки общей линии поведения, Мартов в письме от 3 августа подробно рассказал о начальной стадии этих переговоров, и это письмо является в высшей степени важным документом.

"Здесь сейчас Прокопович с Кусковой, - писал в нем Мартов, - ухаживают за нами всячески, "заглядывают в глаза". Пристают с серьезными разговорами о том, "что делать?"

стр. 16

До сих пор еще не заговаривали о литературных планах, но к этому, конечно, идет. Пока говорят как раз на тему о "координации" работы думской, клубной, союзной etc. и требуют нашего содействия для такой координации. На вопрос: чем мы можем содействовать, в конце концов отвечают: убедить Старовера [Потресова] являться на совещания работников. Не шутя, дело сводится к этому, т.е., для них, к известной санкции со стороны меньшевиков той работы, в которой они сейчас, несомненно, играют первую скрипку. Прокопович заявляет: необходимо заключить "честный союз" между ревизионистами и меньшевиками, без затушевывания принципиальных разногласий, которые не могут теперь ничему помешать, ибо в практических вопросах в данный период мы не расходимся. Нетрудно, разумеется, видеть, что они рассчитывают на "стихийный ход вещей", который, как Кускова проговорилась, сейчас работает на них, давая им все больше влияния в сфере легального рабочего движения; наш флаг им нужен для прикрытия. Но иного пути, как работать вместе с ними, у нас нет, и нужно лишь принять меры к тому, чтобы это был действительно честный союз, без "подсиживания" с их стороны. В чем практически могло бы вылиться сотрудничество с ними - мне судить трудно; об этом очень и очень стоило бы поговорить лично, ибо сохранение бесформенного status quo крайне опасно. С одной стороны, как опять проговорилась Кускова, меньшевики, трудящиеся в легальных учреждениях, пропитываются не только практическим реформизмом, но, может быть, еще более доктринерским ревизионизмом - в смысле, по крайней мере, недоверия к старой "догме". С другой стороны, если Вы видели последний номер "Пролетария"39, Вы заметили бы, что Ленин, ввиду большевистского раскола, решил довольно круто повернуть в сторону легальности, чтобы вокруг ядра большевиков-"партийцев", как спаянных известной кружковой дисциплиной и импонирующих партийностью, попытаться сплотить все элементы, не желающие уходить вправо (выступление Ленина нагнало, между прочим, трепет и на Прокоповичей, которые говорят: надо бы с ним столковаться). Недурно бы также поговорить и о тех литературных начинаниях, о которых, очевидно, беззаглавцы не сегодня-завтра поставят нам вопрос ребром. В высшей степени важно по всем этим причинам, чтобы Вы были здесь (если Вам трудно по финансовым соображениям, то расходы можно и следует отнести за счет нашего редакторского гонорара по пятитомнику). Как я уже писал Вам в прошлый раз, я хорошо вижу неудобства писания при настоящих условиях о том, "что делать" и как делать, как и вообще неудобство положения людей, которых успешно тянут за язык. Но можно ли "не поддаваться на провокацию"? Ведь вот вскоре выступит еще Плеханов с рядом вопросов нам на ту же тему. Не отвечать ему, как и Ленину, как и другим, не так легко, как Вы, по-видимому, думаете. Не в том, конечно, беда, что они "отобьют" у нас ту или другую пару зеленых юношей или затхлых "профессионалов". Беда в том, что широкие круги живой и развивающейся публики, воспитывающейся "после нас", приучатся таким образом думать, что мы, молчащие в ответ на все эти приставания, отличаемся от пристающих лишь тем, что сами сознали свою "посторонность" тому, что назревает, тогда как пристающие ее документируют своими бесплодными приставаниями. Это лишь вода на мельницу беззаглавцев".

В Аркашоне тогда Кускова и Прокопович провели около полутора месяцев, Потресов - несколько дней; о дальнейших этапах этих переговоров мы узнаем из печатаемых ниже частей переписки Мартова и Потресова.

30. Е. Смирнов (настоящая фамилия Эммануил Львович Гуревич, 1866 - 1930-е гг.), социал-демократ с конца 1880-х годов, после 1903 г. примкнувший к меньшевикам. С 1907 - 1908 гг. поддерживал близкие политические сношения с группой Кусковой и Прокоповича, с которыми был лично связан еще с 1890-х годов. Входил в состав коллегии "сведущих людей" при думской социал-демократической фракции.

31. Под псевдонимом "Наум" тогда был известен Абрам Моисеевич Гинсбург40, социал-демократ с конца 1890-х гг., один из организаторов "Южного рабочего" в 1900 - 1902 гг., меньшевик. В 1907 - 1909 гг. он работал "инструктором" союза рабочих по металлу в Петербурге, т.е. был главным экспертом союза по организационным вопросам, а также входил в редакцию его органа и был одним из авторов (вместе с П. Н. Колокольниковым-Дмитриевым41 и В. Л. Колпом-Томским) "Материалов об экономическом положении и профессиональной организации петербургских рабочих по металлу" (Петербург, 1911). В литературе известен под псевдонимом Velox и Г. Наумов ("Наша заря", Петербург; "Киевская мысль" и др.).

32. Это была кампания по дополнительным выборам в III Государственную думу по Петербургу на место депутата Колюбакина, левого конституционного] демократа], устраненного из Государственной думы ввиду его привлечения к суду. Социал-демократы на этих выборах проводили кандидатуру Н. Д. Соколова, известного адвоката, который объявлял себя примыкающим к большевикам.

33. "Новый день" - еженедельная газета, выходившая в Петербурге с 2 августа по 26 декабря нов. ст. 1909 г., всего вышло 15 номеров. Основанный как понедельническая газета без определенной политической окраски, с N 4 "Новый день" был приобретен И. П. Гольден-

стр. 17

бергом-Мешковским, тогда представителем большевиков при социал-демократической фракции Государственной думы, для обслуживания потребностей социал-демократической избирательной кампании по Петербургу. Редакция составилась из Гольденберга и Н. И. Иорданского42, работавших под общим наблюдением А. И. Рыкова, который тогда возглавлял Бюро ЦК в Петербурге. Помещение для редакции и весь издательский аппарат были предоставлены журналом "Современный мир"43, редактором которого был Иорданский, им же был подобран и аппарат редакционный, в который входили А. Ю. Финн-Енотаевский (известный социал-демократ экономист, тогда примыкавший к большевикам, но не игравший роли в партийной жизни), К. Л. Вейдемюллер44 (сочувствующий социал-демократ, постоянный сотрудник "Современного мира", где он вел иностранный отдел) и В. А. Регинин45(беспартийный, репортер мелкой прессы, после революции личный секретарь Демьяна Бедного46). Отдельные статьи в газете помещали П. Н. Колокольников (тогда руководитель Центр[ального] бюро профсоюзов в Петербурге), Ленин, Мартов, Троцкий и др., а также социал-демократические депутаты Белоусов, Покровский, Полетаев47. В таком виде газета просуществовала до конца избирательной кампании (N 14 вышел 15 октября). Обыск, произведенный полицией в редакции, и угрозы представителей Петербургского охранного отделения (см. ниже, док. N 25) вызвали отказ Иорданского от дальнейшего участия в редакции и от предоставления газете права пользоваться помещением "Современного мира". Это совпало с кризисом в руководящих кругах большевистской организации, где против "Нового дня" было вообще много недовольных с разных сторон. В результате выпуск газеты был приостановлен свыше чем на два месяца. После продолжительных переговоров с меньшевиками, подробности о которых впервые частично вскрываются печатаемыми ниже документами, была сделана попытка выпуска газеты под чисто большевистской, но "примиренчески" настроенной редакцией, в составе Гольденберга, М. Ольминского и Ю. Стеклова48(ранее внефракционный социал-демократ, он в 1909 г. заявил, что считает возможным работать только с большевиками, - Протоколы совещания расширенной редакции, с. 14)49. Но первый же выпущенный ею номер газеты (N 15 от 26 декабря) был конфискован, и газета была приостановлена.

Расходы по изданию газеты покрывал БЦ, на пленуме которого в июне 1909 г. Гольденберг вопрос о материальной помощи на издание газеты, которая обслуживала бы потребности работы социал-демократической фракции Государственной думы, поставил ультимативно, заявив, что отказ вынудит его отказаться быть представителем большевиков при этой фракции. Только под влиянием этого ультиматума вопрос, который вначале был решен в отрицательном смысле, по настоянию Ленина был пересмотрен и деньги были ассигнованы (Протоколы совещания расширенной редакции, с. 134 - 135). По воспоминаниям Иорданского, фактически израсходованные суммы были возвращены не полностью и часть расходов легла на кассу "Современного мира" (Пролетарская революция, т. 77 - 78, с. 332). 34. Николай Николаевич Иорданский (партийный псевдоним Негорев), 1876 - 1928, социал-демократ с 1899 г., меньшевик, в 1904 - 1906 гг. сотрудник центральных меньшевистских органов ("Искра", "Начало", газеты периода 1 Государственной думы). Кандидат в члены ЦК, избранного на Стокгольмском съезде50 (апрель 1906 г.), Иорданский уже с 1906 г. начал отходить от партийной работы. В 1907 г. он писал в московской бульварно-радикальной газете "Утро России", выступая там в качестве меньшевика, но высказывая при этом взгляды, которые порою сильно расходились со взглядами руководящей группы меньшевиков. Женитьба на А. А. Давыдовой51, издательнице журнала "Современный мир", сделала его в 1907 г. редактором этого большого ежемесячника, который он повел приспособляясь к настроениям и вкусам, - говоря словами А. Н. Потресова, - читательского "райка": "немножко философии, немножко порнографии, меньше всего политики, а "науку" они культивируют "веселую"" (буквальные слова Иорданского Маслову - из письма Потресова к Мартову от 7 февраля 1908 г.). Для подтверждения правильности этой оценки достаточно только напомнить, что нашумевший тогда роман Арцыбашева "Санин" (им было начато тогда наводнение литературы порнографическими писаниями) был напечатан именно в "Современном мире".

Отношения Иорданского специально с меньшевиками особенно ухудшались потому, что Иорданский, выступая перед внешним миром в качестве меньшевика и печатая в "Современном мире" время от времени отдельные статьи известных меньшевистских авторов, с одной стороны, не позволял меньшевикам как политической группировке приобрести влияние на направление его журнала, и в то же время, с другой стороны, прилагал все усилия к тому, чтобы препятствовать созданию ими своей собственной опорной базы в литературе. Со стороны Иорданского это была вполне определенная эксплуатация его меньшевистского прошлого в интересах его личного материального положения, к тому же эксплуатация, связанная с компрометацией меньшевизма.

Именно на этой почве у него сложились особенно напряженные личные отношения с А. Н. Потресовым, который начиная с 1907 г. выступал в Петербурге как главный инициа-

стр. 18

тор и организатор литературно-политических выступлений меньшевистского коллектива и потому лучше других знал соответствующие стороны деятельности Иорданского. Но именно это обострение отношений с официальными меньшевистскими кругами в те годы усиленно толкало Иорданского, который раньше принадлежал к правому крылу меньшевизма, на попытки установить хорошие отношения с теми большевиками, которые группировались вокруг думской социал-демократической фракции и имели связи в легальной журналистике. В. Д. Бонч-Бруевич, принадлежавший тогда именно к этой категории большевиков, характеризуя Иорданского, позднее писал, что тот "всегда помогал, чем только мог, нашей (т.е. большевистской. - Ред.) фракции, хотя мы с ним нередко расходились по ряду вопросов весьма кардинальных. Этим он выгодно отличался от той меньшевистской братии, которая употребляла все способы, лишь бы навредить большевикам, чем-нибудь и как-нибудь уколоть их и помешать им в их работе (Пролетарская революция, т. 77 - 78, с. 335).

Вопрос о газете задолго до ее выхода начал обсуждаться на совещаниях, которые проходили в думской социал-демократической фракции. Как передает Иорданский, почти всем этот план казался неосуществимым из-за цензурных строгостей; Иорданский принадлежал к числу немногих "оптимистов" и считал, что "при большой осторожности и умении лавировать между цензурными камнями" газету поставить можно. Опыт у Иорданского в этом отношении, несомненно, имелся: он уже больше двух лет вел свой "Современный мир" между этими "цензурными камнями". В этом главные причины, почему Гольденберг и Рыков, приняв решение сделать попытку издания газеты, обратились к Иорданскому.

"Политически, - пишет последний в своих воспоминаниях, - по-видимому, я был удобен, как порвавший организационные связи с меньшевиками, несший "внефракционную" работу в качестве политического эксперта при думской социал-демократической фракции и стоявший за примирение и сотрудничество с большевиками" (Пролетарская революция, т. 77 - 78, с. 327).

"Мое участие, - прибавляет он, - обеспечивало большевистскому партийному руководству полное идеологическое влияние", - и в то же время для внешнего мира создавало видимость "внефракционного" характера издания.

Иорданский принял предложение, наладил всю организационно-издательскую и редакторскую сторону дела. Решающими для него были, по-видимому, не соображения материального характера, хотя даже из его собственных воспоминаний видно, что при ликвидации дела у него вышли какие-то финансовые недоразумения с Большевистским центром, который финансировал издание. Очень похоже, что для Иорданского главную роль играло желание без большого риска несколько выправить свою политическую репутацию. "Новый день" выходил фактически как еженедельное приложение к "Современному миру": то же помещение, тот же редакционный аппарат, те же постоянные сотрудники, та же экспедиция. Желание обеспечить "большевистскому партийному руководству" возможность "полного идеологического влияния" на направление газеты у Иорданского и у тех редакционных работников, которых он привел с собой в газету, несомненно, имелось, но настроения, которые у него сложились за годы работы в качестве редактора "Современного мира", сказывались на форме и содержании его статей. Дело было совсем не в "эзоповском языке", как он пытался объяснять в своих воспоминаниях, а в привычке приспособлять свои мысли и к полицейским условиям, и к обывательским настроениям; единственная область, где газета выступала с большею резкостью, была область критики либералов. В результате впечатление, которое производила газета на читателей социал-демократического лагеря, было одинаково отрицательным (хотя и по разным мотивам) и в меньшевистском и в большевистском лагерях: если П. Б. Аксельрод, прочтя несколько номеров, писал, что на него газета производит "удручающее впечатление" (Архив Потресова, с. 190), то правоверный "ленинец" Ф. И. Голощекин52 писал за границу об "омерзительном впечатлении", которое остается после чтения "Нового дня" (Пролетарская революция, т. 80, с. 112).

Несравненно лучшими были статьи авторов, не принадлежавших к редакционному штабу "Современного мира", в том числе и статьи самого Гольденберга, но "тон" газете все же давали именно статьи этого "штаба".

Обыск, произведенный в редакции "Нового дня", т.е. фактически в редакции "Современного мира", полицией, и угрожающие по адресу последнего замечания Статковского, который этим обыском руководил (он был тогда одним из наиболее видных деятелей Охранного отделения в Петербурге), показали Иорданскому, что издание "Нового дня" может оказаться значительно более опасным делом, чем это ему казалось, и именно это было подлинной причиной, почему он поспешил ликвидировать свои отношения с газетой.

35. Здесь явно пропущено одно или два слова: речь идет о том, что продолжающееся распыленное состояние меньшевиков, по мнению Мартова, неизбежно приведет к передаче большевикам и Иорданскому права говорить от имени социал-демократии.

36. "Правда жизни" - еженедельная газета, которую в начале 1909 г. издавал проф. Ходский53. В апреле-мае шли переговоры о передаче ее в руки меньшевиков, был намечен состав

стр. 19

редакционной группы (М. С. Балабанов54, А. М. Гинсбург-Наумов, В. Н. Гутовский-Маевский55, П. Н. Колокольников-Дмитриев, Ф. А. Липкин-Череванин56, А. Н. Потресов и Е. Смирнов-Гуревич), но в последний момент этот план расстроился.

37. В августе 1909 г. Плеханов выпустил первый номер своего возобновленного "Дневника социал-демократа"57 (N 9), в котором впервые открыто напал и на "Голос социал-демократа" и специально на Потресова.

38. Мысль о желательности "образования Центра" из большевиков-"ленинцев" и меньшевиков-"плехановцев" в ее основе была сформулирована уже пленумом Большевистского центра в июне 1909 г. (заключительный абзац резолюции о "Задачах большевиков в партии")58. В N 47 - 48 "Пролетария" от 18 сентября 1909 г. Ленин, приветствуя "Дневник" Плеханова, призывал последнего провести действительно глубокое "генеральное межевание" в меньшевистском лагере, - "борьбу со всем кругом идей, родивших Потресова и ликвидаторство". В том же номере в редакционном примечании к резолюции Петербургского комитета большевиков Ленин настаивал на сближении с теми меньшевиками, которые "порвали с ликвидаторами", и на "установлении единства в борьбе" (это последнее примечание не включено в "Сочинения" Ленина, хотя и по содержанию, и по стилю оно является чисто "ленинским"; но если даже Ленин и не был формально его автором, то по существу оно формулирует именно его мысли).

39. Ни письмо Кусковой к Мартову, в котором она излагала свое предложение, ни письмо Потресова, в котором он рассказывал о своих переговорах с Кусковой, до нас не дошли: посланные Мартовым Аксельроду и Мартынову, которые тогда жили в Цюрихе, эти письма затерялись. Пересылая эти письма Аксельроду, Мартов писал: "Случай с "Новым днем" показывает, что, действительно, политические карьеристы, вроде Иорданского, теперь готовы предпочитать идти в кабалу к большевикам, чем договариваться с группой ортодоксальных меньшевиков. Подобно тому, как это грозит нам в области легального движения, мы рискуем потерять всякую почву в легальной литературе (предательское нападение Плеханова еще более затруднило наше положение). Между тем, пользуясь этим положением, ревизионисты предлагают нам свои объятия. Как быть? Я здесь прилагаю проект моего ответа А. Н-чу [Потресову], который одобрен Ф. И-чом [Даном]. Просмотрите его и перешлите Мартынову вместе с этим письмом и письмами А. Н. [Потресова] и Кусковой. Если Вы и Март[ынов] согласитесь с этим ответом, то пусть Мартынов сам перешлет его Алекс. Н-чу [Потресову] вместе с Вашими и его собственными замечаниями и дополнениями, буде таковые понадобятся. Если Вы или А. С. [Мартынов] предложите что-нибудь другое, то пришлите в Париж свои соображения, и мы оттуда напишем непосредственно А. Н-чу. Придумываю все это для того, чтобы по возможности ускорить отправку ответа А. Н-чу, так как он очень торопит. Наума [А. М. Гинсбурга] Вы, кажется, помните (меньшевик-профессионалист). Как видите из моего ответа, мы с Ф. И. [Даном] приходим к выводу, что нам надо твердо держаться положения, что мы входим в редакцию лишь при условии ее официально признанной ортодоксальности. В этом случае бернштейнианцы, входящие в меньшинство, могут выговорить себе определенные гарантии свободы высказываться с тем, что мы будем отграничивать свои позиции от их. В против[ном] случае мы идем лишь на сотрудничество" (Письма Аксельрода и Мартова, с. 198).

Кроме печатаемого теперь письма А. С. Мартынова, Мартов в ответ получил из Цюриха еще и письмо П. Б. Аксельрода, который, подтверждая мнение Мартынова, особо настойчиво писал о необходимости устройства общеменьшевистской конференции за границей (Письма Аксельрода и Мартова, с. 200).

40. Подробности эпизода с отклонением статьи Е. Смирнова "Новым днем" нам неизвестны. Возможно, что причиной этого отклонения был острый конфликт между Смирновым и Иорданским: Смирнов, работавший перед тем в "Современном мире", весной 1909 г., после ряда столкновений с Иорданским, должен был уйти из этого журнала, причем, как писал Потресов Мартову 11 мая 1909 г., "вышел с треском".

41. Мартынов имеет в виду N 47 - 48 "Пролетария" от 18 сентября 1909 г., в котором был напечатан целый ряд корреспонденции из Москвы, в том числе обстоятельный отчет о "Конференции Московской окружной организации". Именно в этом отчете дается обещание напечатать в следующем номере подробности доклада о текущем моменте, в котором содержалась критика позиции "отзовистов" (эти подробности в "Пролетарии" напечатаны не были). "Наша московская корреспонденция", о которой пишет дальше Мартынов, - это статья "Об одном секретном документе", напечатанная в N 16 - 17 "Голоса социал-демократа" от августа-сентября 1909 г. за подписью "К.". Кто именно скрылся под этим инициалом, установить не удается. Ему же принадлежит "Письмо в редакцию. К современному партийному кризису. Отзовизм и ликвидаторство", напечатанное в N 19 - 20 "Голоса социал-демократа" за подписью "Меньшевик К-я". Секретный документ, о котором идет речь в этой статье, - это гектографированный сборник "резолюций по вопросу о текущем моменте и думской фракции", выпущенный весною 1909 г. Исполнительной комиссией [ИК]

стр. 20

Московской окружной организации. В этот сборник были включены соответствующие резолюции Московского] к[омитета] (ноябрь 1908 г.), Общерусской конференции (январь 1909 г.), "платформа отзовистов", составленная Станиславом Вольским (А. В. Соколовым) приблизительно в феврале-марте 1909 г., резолюции И К Московского] окружного] комитета] и особое обстоятельное предисловие, подписанное "Ефимов". Сборник был отгектографирован в количестве 61 экз. и получил крайне ограниченное распространение (ЛЕНИН. Сочинения, 2-е изд., т. XIV, примеч. 95)59. Даже редакция "Пролетария" этого сборника не получила и неоднократно, но без успеха, обращалась к своим московским единомышленникам с просьбой его прислать. "Меньшевик К-я" свое внимание сосредоточил на предисловии, автор которого себя рекомендует стоящим на позициях "нового большевизма", который ведет решительную борьбу против "отзовизма" и, по уверению автора, "начинает приобретать господствующее положение в партии". В позиции "отзовистов" Ефимов находит элементы "интеллигентщины", "заговорщичества" и "своеобразного максимализма", но не менее резко он расценивает и резолюции, принятые общерусской конференцией января 1909 г., автором которых был "анти-отзовист" Ленин. По поводу этих резолюций он пишет, что конференция "стала на точку зрения старого большевизма, который строит иллюзии насчет сил пролетариата и кончает идеализмом в философии и бланкизмом в тактике".

История выпуска этого сборника и в особенности составления предисловия к нему в литературе до сих пор не вполне выяснена. Редакция "Пролетария", которая сборника так и не получила, особой заметкой в N 49 от 16 октября (под названием "Преждевременное торжество") сообщила, что 12(25) августа ИК Московского окружного комитета разослала всем членам этого комитета гектографированное сообщение о том, что "предисловие к сборнику резолюций о текущем моменте написано за личной ответственностью и подписью тов. Ершова", причем "Пролетарий" от себя прибавил, что "тов. Ершов, как нам известно из его собственного письма, принадлежит "к нефракционным социал-демократам"". Под псевдонимом "В. Ершов" (он же "Роза Фальк") тогда в Московской большевистской организации работал В. И. Орлов, вошедший в состав ИКМОК после того, как в апреле-мае "отзовистско-ультиматистский" состав МОК был почти полностью арестован (преданный провокатором М. Бряндинским), который тогда был "техническим секретарем" БЦ для Москвы, игравший руководящую роль в этой организации в течение второй половины 1909 года. Он был автором большого обзора "К положению дел в Московской окружной организации", напечатанного в NN 6 и 7 "Правды" Троцкого (за подписью "В. Ершов"), а также, по-видимому, и отчета о "Конференции Московской окружной организации", напечатанного без подписи в N 47 - 48 "Пролетария". После революции под его редакцией в Москве был издан сборник материалов "Годы реакции" (Москва, 1925, 170 стр., подготовлен к печати В. И. Орловым).

42. В N 16 - 17 "Голоса социал-демократа" Мартовым была напечатана (без подписи) статья "О "ликвидаторстве""; в нее он не ввел тех мыслей, ввести которые ему советует здесь Мартынов.

43. В NN 47 - 48 и 49 "Пролетария" был напечатан большой очерк Каменева (без его подписи) "Ликвидация гегемонии пролетариата в меньшевистской истории русской революции (Как Потресов ликвидировал Г. Плеханова и "Искру")". Перепечатывая этот очерк во 2-м издании своего сборника "Между двумя революциями" (изд. Новая Москва, 1923), Каменев в предисловии рассказал, что в 1909 г. эта статья появилась с сокращениями, так как Ленин настоял на изъятии тех страниц, где Каменев доказывал, "что корни меньшевизма надо искать в известных брошюрах П. Б. Аксельрода середины 90-х годов". Речь шла о брошюрах "К вопросу о современных задачах и тактике русских социал-демократов" (Женева, 1898) и "Историческое положение и взаимное отношение либеральной и социалистической демократии в России. (Женева, 1898).

"Моя попытка установить эту преемственность меньшевистской идеологии от данных брошюр Аксельрода, - пишет Каменев, - казалась тогда тов. Ленину частью неверной, а частью несвоевременной. Эта точка зрения тов. Ленина проистекала, мне думается, из того факта, что сам тов. Ленин в борьбе с экономистами неоднократно - и с успехом - пользовался брошюрой Аксельрода.

В конце 90-х и начале 1900-х годов, несомненно, эта точка зрения на взгляды Аксельрода как на орудие борьбы с экономизмом была совершенно правильна и отодвигала на второй план заключавшиеся в этих взглядах семена будущего меньшевизма. Остается, однако, бесспорным, что именно Аксельроду принадлежит такая постановка вопроса о гегемонии пролетариата и о роли рабочего класса в общем демократическом движении, которая в развернутом виде привела к меньшевистской системе политики и тактики" (с. IX-X).

Каменев считал, что статьи Мартынова "Историческая проверка", печатавшиеся тогда в ежемесячнике "Красная новь" (Мартынов как раз в то время перешел в лагерь большеви-

стр. 21

ков), подтверждали старую оценку Каменева, а потому он восстановил те места своей статьи, которые были им устранены по настоянию Ленина (Между двумя революциями, 1923, 2-е изд., с. 148 - 150).

44. Эти свои мысли Мартынов обстоятельно развил в статье "Кто ликвидировал идейное наследство? (Оценка роли пролетариата в русской социал-демократии)" - N 18 "Голоса социал-демократа" (окончание не появлялось).

Примечания

Ю. Г. Фелыитинского и Г. И. Чернявского к док. NN 15 - 45

1. Меленевский Мариан Иванович ("Басок") (1879 - 1938) - украинский социал-демократ, один из лидеров социал-демократической организации "Спшка". После 1917 г. на низовой хозяйственной работе. В частности работал в управлении шелковой промышленности Наркомата легкой промышленности Украины. Расстрелян.

2. Под официальными большевиками Троцкий имел в виду ближайших сторонников Ленина.

3. Док. NN 19 - 21, 23, 25 - 32 частично опубл. в сб.: Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913. М. 2007.

4. Маслов Петр Павлович (1867 - 1946) - социал-демократ, экономист, автор ряда исследований по аграрному вопросу. В 1903 - 1917 гг. меньшевик. Затем отошел от политической деятельности, занимался научной и педагогической работой. С 1929 г. академик.

5. В частности же вышеупомянутая редакционная] комбинация дает minimum гарантий, принимая во внимание, что Смирнов "окусковился" и возможен в настоящее время только под контролем более определенной коллегии. Наума [А. М. Гинсбурга же Кускова тоже, вероятно, надеется приспособить к себе. - Примеч. документа.

6. "Ликвидаторство" - термин, который использовали большевики и меньшевики-партийцы (сторонники Плеханова) для обозначения течения в РСДРП после революции 1905 - 1907 гг., выступавшего за широкое использование легальных возможностей с целью выйти на открытую арену политической борьбы в качестве легально действующей силы. В ликвидаторстве обвиняли не только правых меньшевиков Аксельрода, Потресова, центриста Ф. И. Дана, но и тех, кто находился на левом крыле меньшевизма, в частности Мартова.

7. "Наши разногласия" - работа Плеханова, написанная в 1884 г. (издана в 1885 г.). Была посвящена пропаганде марксизма и полемике с народовольцами. Плеханов считал издание этой книги важнейшим этапом в борьбе против народничества.

8. Минин Сергей Константинович (1882 - 1962) - социал-демократ с 1905 г., большевик. После революции 1905 - 1907 гг. эмигрировал, жил в Вене, поддерживал Троцкого. В 1917 г. возвратился в Россию и вновь стал большевиком. Являлся председателем Царицынского совета и местного большевистского комитета. С 1918 г. член Реввоенсовета Северо-Кавказского военного округа. Являлся одним из ближайших помощников Сталина в Царицыне в 1918 году. В 1923 - 1925 гг. член Северо-Западного бюро ЦК РКП(б). Участвовал в оппозиции. С 1927 г. отошел от политики. Занимался литературной работой. Автор нескольких мемуарных книг и пьес.

9. Речь идет об обширном примечании (ЛЕНИН В. И. Соч., 2-е изд. М. 1929, т. 14, с. 508 - 510) к написанному Лениным "Извещению о совещании расширенной редакции "Пролетария"". Примечание дано к тому месту, где Ленин утверждал, что "устраиваемая школа" есть "попытка создать новый идейно-организационный центр новой фракции" (там же, с. 93). В "Полном собрании сочинений" Ленина этого примечания нет.

10. Сообщение об этом появилось в N 6 "Социал-демократа" от 17 июня 1909 г. - Б. И., А. Б.

11. Из одной реплики, которую Богданов на пленуме БЦ бросил по адресу М. П. Томского, видно, что последний приехал в Париж за полтора месяца до начала работ пленума (см. Протоколы совещания расширенной редакции, с. 127). В таком же положении были и другие члены БЦ: эти недели Ленину были нужны для соответствующей их обработки. - Б. Н., А. Б.

12. В примечании к этому месту упоминается Томский (Ефремов) Михаил Павлович (1880- 1936), член РСДРП с 1904 г., большевик, участник заседания расширенной редакции газеты "Пролетарий". В 1918 - 1921 и 1922 - 1929 гг. Томский являлся председателем Всероссийского (затем Всесоюзного) Центрального совета профсоюзов (краткий перерыв в 1921 - 1922 гг. был связан с тем, что Томский попытался в условиях начинавшегося нэпа возглавить борьбу за улучшение условий труда на государственных предприятиях, что вызвало гнев

стр. 22

Ленина, после чего Томский покаялся). В 1922 - 1930 гг. член Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б). Был отстранен от ответственных постов за принадлежность к "правому уклону". В начале "большого террора", видя неизбежность ареста, покончил с собой.

13. ПОКРОВСКИЙ М. Н. Русская история в самом сжатом очерке. М. 1920, многократно переизданная в советское время.

14. Двухтомная "История РСДРП" М. Н. Лядова вышла в Петербурге в 1906 году.

15. Истпарт - Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б). Была образована в 1920 году. Первый руководитель М. С. Ольминский. Задача комиссии состояла в собирании, обработке и издании документального материала и контроле за его публикацией. Комиссия издавала ряд журналов и сборников, имела свои отделения на местах. В 1928 г. Истпарт был слит с Институтом Ленина при ЦК ВКП(б).

16. Всероссийское (Всесоюзное) Общество старых большевиков существовало в 1922 - 1935 гг. при Истпарте, затем при Институте Ленина. Общество выпускало полупериодический историко-революционный сборник "Старый большевик" (1930 - 1934 гг.). Роспуск общества являлся одним из преддверий "чистки" партии накануне "большого террора".

17. Школа в итальянском городе Болонье - вторая Высшая социал-демократическая пропагандистско-агитационная школа для рабочих. Функционировала в ноябре 1910 - марте 1911 года. Лекторами были приглашены меньшевики А. М. Коллонтай, М. П. Вельтман, П. П. Маслов, Мартов (отказался), Дан (отказался), нефракционный социал-демократ Троцкий. Выступали также Богданов, Луначарский и др. Средства на функционирование школы поступили в основном от экспроприации денежных средств в Миассе.

18. Десницкий (Строев) Василий Алексеевич (1878 - 1958) - социал-демократ с 1898 г., в 1903 - 1909 гг. большевик, в 1906 - 1907 гг. член ЦК РСДРП. В 1909 г. лектор социал-демократической школы на Капри. От большевизма отошел, некоторое время был членом группы "Вперед", затем независимый социал-демократ. В 1917 г. примыкал к меньшевикам-интернационалистам. В 1918 г. вышел из партии и вскоре отошел от политической деятельности. Занимался научной работой в области литературоведения.

19. Семковский (Бронштейн) Семен Юльевич (1882 - 1937) - социал-демократ с 1901 г., с 1903 г. меньшевик. В 1907 г. эмигрировал. Вышел из меньшевистской фракции и был нефракционным социал-демократом. Сотрудничал в "Правде" Троцкого. Был основным помощником Троцкого по деятельности Августовского блока в 1912 - 1914 годах. В 1917 г. возвратился в Россию. Принимал участие в руководящих органах меньшевиков. В 1920 г. заявил об отказе от меньшевизма. Жил в Харькове, был профессором философии ряда вузов. С 1926 г. директор Института марксизма-ленинизма Украины, академик Украинской Академии наук с 1929 года. Расстрелян.

20. Гурлянд Илья Яковлевич ("Гурьев", Гурлянд-Гурьев) (1868 - ?) - журналист и общественный деятель, профессор Демидовского юридического лицея в Ярославле. С 1906 г. был близок к П. А. Столыпину, оказывал существенное влияние на его политику. С 1907 г. редактор консервативной газеты "Россия". Выступал также как беллетрист. В 1917 г. эмигрировал.

21. Дубровин Александр Иванович (1881 - 1918) - врач, один из лидеров крайне правого "Союза русского народа". Расстрелян.

22. Гессен Иосиф Владимирович (1866 - 1943) - один из лидеров кадетов, адвокат, публицист. Депутат II Государственной думы. С 1919 г. в эмиграции. С 1921 г. издавал "Архив русской революции" (22 тома).

23. Гильфердинг Рудольф (1877 - 1941) - один из лидеров германской и австрийской социал-демократии и II Интернационала. Автор труда "Финансовый капитал" (1910 г.). Участник Ноябрьской революции 1918 г. в Германии. Один из создателей Независимой социал-демократической партии Германии. В 1923, 1928 - 1929 гг. министр финансов. В 1933 г. эмигрировал во Францию. После оккупации Франции выдан германским властям, арестован, скончался в заключении.

24. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 47, с. 185.

25. В т. 47 "Полного" собрания включено 46 писем.

26. Подразумевается, видимо, издание: Социал-демократическое движение в России: Материалы. Т. 1. М. 1928. Под редакцией А. Н. Потресова и Б. И. Николаевского. См. также: Из архива А. Н. Потресова. Т. 1 - 2. М. 2007.

27. Дан (урожденная Цедербаум) Лидия Осиповна (1878 - 1963) - деятельница революционного движения, социал-демократка с середины 1890-х годов, сестра Мартова, жена Дана. В 1922 г. эмигрировала. С 1928 г. член Международного женского комитета при РСДРП.

28. Кускова Екатерина Дмитриевна (1869 - 1958) - публицист, идеолог течения "экономизма" в русской социал-демократии. В начале XX в. симпатизировала кадетам, затем сблизи-

стр. 23

лась с меньшевиками, в 1917 г. примкнула к ним. В 1921 г. совместно со своим супругом С. Н. Прокоповичем участвовала в создании Комитета помощи голодающим, вскоре была арестована и в 1922 г. выслана. Жила в Праге, затем в Женеве.

29. Прокопович Сергей Николаевич (1871 - 1955) - профессор-экономист. Участвовал в движении "легальных марксистов", а затем "экономистов". Деятель Союза освобождения, позже кадетской партии. В 1917 г. министр продовольствия Временного правительства. После разгона Всероссийского комитета помощи голодающим (1921 г.) был арестован и в 1922 г. выслан. Издавал в Берлине "Экономический сборник". С 1933 г. жил во Франции, с 1939 г. в США.

30. Союз русских социал-демократов за границей был основан в конце 1894 г. в Женеве по инициативе группы "Освобождение труда". На втором съезде союза в 1900 г. произошел раскол между членами группы "Освобождение труда" и "экономистами". Союз и его печатный орган "Рабочее дело" стали выразителями взглядов "экономистов".

31. Копельзон ("Гришин") Т. М. - литовский социал-демократ с середины 1890-х годов, а затем деятель Бунда.

32. Богучарский (Яковлев) Василий Яковлевич (1861 - 1915) - историк, писатель, журналист, редактор журнала "Былое". Автор многочисленных работ по истории российского революционного движения.

33. Хижняков В. В. - земский деятель. Сотрудничал в газетах "Товарищ", "Без заглавия". Автор книги "Земство и кооперация" (1918 г.).

34. Португалов Виктор Вениаминович (1873 - 1930) - журналист, член Народно-социалистической партии. Входил в ее ЦК. В 1918 - 1920 гг. сотрудничал в антибольшевистских периодических изданиях на Юге России. В 1920 г. эмигрировал. Жил в Польше, затем во Франции.

35. "Сведущими людьми" в кругах петербургских социал-демократов именовали тех лиц, которые, обладая определенным образованием (юридическим, экономическим, историческим и др.), в порядке партийных поручений обслуживали социал-демократическую фракцию Государственной думы (готовили тексты выступлений, запросов, определяли характер поведения и т.п.).

36. Веселовский Борис Борисович (1880 - 1954) - публицист и историк, специализировался в области аграрных отношений, истории земства и государственного законодательства. Будучи студентом Московского высшего технического училища, примыкал к социал-демократам. Автор книг: "Крестьянский вопрос и крестьянское движение в России (1902 - 1906 гг.)" (СПб. 1906); "История земства за 40 лет" (Тт. 1 - 4. СПб. 1909 - 1911) и др.

37. Хрусталев Петр Алексеевич (наст.: Носарь Георгий Степанович), выступал также под фамилией Хрусталев-Носарь (1877 - 1918) - адвокат, социал-демократ с 1905 года. В 1905 г. был председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. Был арестован, приговорен к бессрочной ссылке, но бежал. С 1906 г. в эмиграции. В 1914 г. возвратился в Россию, жил в южных губерниях. Сотрудничал с антибольшевистскими правительствами Украины. Был арестован и расстрелян большевиками как контрреволюционер.

38. Смирнов Е. (Гуревич Эммануил Львович, 1866 - 1952) - меньшевик. После революции 1905 - 1907 гг. выступал за переход к легальной деятельности, один из основателей журнала "Наша заря". Выступал против власти большевиков. Был осужден на процессе по делу Союзного бюро РСДРП (меньшевиков) в 1931 году. Умер в заключении.

39. N 46 "Пролетария" от 24 июля 1909 г., больше чем наполовину заполненный материалами о выступлениях рабочей группы на съезде фабрично-заводских врачей. - Б. Н., А. Б.[Всероссийский съезд фабрично-заводских врачей и представителей фабрично-заводской промышленности состоялся в 1909 г. в Москве. В съезде участвовали социал-демократы, использовавшие его для своей пропаганды. Съезд был инициатором подготовки закона о социальном страховании (1912 г.) и создании страховых органов - больничных касс. - Ю. Ф., Г. Ч.].

40. Гинсбург (в ряде источников Гинзбург) Абрам Моисеевич ("Г. Наумов") (1878 - 1937) - социал-демократ с 1896 года. С 1903 г. меньшевик. Неоднократно подергался арестам и ссылкам. В 1917 г. участвовал в Киевской организации РСДРП(о). С 1919 г. сотрудничал с большевиками. Работал заместителем председателя Киевского губернского совнархоза. В 1931 г. арестован и приговорен к десяти годам заключения. Расстрелян.

41. Колокольников ("Дмитриев") Павел Николаевич (1871 - 1938) - социал-демократ. С 1903 г. меньшевик. Деятель и историк профсоюзного движения в России. Расстрелян.

42. Иорданский Николай Иванович (1876 - 1928) - участник социал-демократического движения с конца XIX в. в Петербурге, затем член РСДРП. С 1904 г. в эмиграции, сотрудничал в "Искре". В 1905 г. возвратился в Россию, был членом Петербургского Совета. Под-

стр. 24

держивал меньшевиков. В 1910 г. участвовал в создании газеты "Звезда" и сблизился с большевиками. Во время первой мировой войны входил в плехановскую группу "Единство". После Февральской революции комиссар Временного правительства на Юго-Западном фронте. После Октябрьского переворота перешел к большевикам. Работал в Госиздате и Наркоминделе. В 1923 - 1924 гг. полномочный представитель РСФСР в Италии. Выступал как публицист.

43. Ежемесячный литературный, научный и политический журнал "Современный мир" выходил в Петербурге в 1906 - 1918 гг. взамен закрытого властями журнала "Мир Божий". После 1907 г. был близок к меньшевикам.

44. Вейдемюллер Карл Людвигович ("Мих. Днепров") (1871-?) - участник студенческих выступлений и революционных кружков в конце XIX в., публицист и организатор прессы. Редактор ряда журналов левого направления. Находился под влиянием марксизма. После 1917 г. работал в советских издательствах. Опубликовал несколько книг. Автор ряда статей в первом издании Большой советской энциклопедии.

45. Регинин (Раппопорт) Василий Александрович (1883 - 1952) - журналист. С 1908 г. сотрудник либеральных газет и журналов. После 1917 г. работал в Киеве, затем в Одессе, с 1925 г. в Москве, один из редакторов журналов "Смехач", "Чудак" и др. Сотрудничал в "Литературной газете", журнале "Молодая гвардия" и др.

46. Бедный Демьян (Придворов Ефим Алексеевич) (1883 - 1945) - стихотворец. С 1912 г. большевик. Публиковал в "Правде" рифмованные отклики на политические события. После Октябрьского переворота 1917 г. сосредоточился на написании верноподданнических стихотворных посланий компартии и ее вождям. Участвовал в издевательствах над религией и российской историей. В 1938 г. Сталин обвинил его в клевете на русский народ. Он был исключен из ВКП(б) и Союза писателей. Однако во время второй мировой войны его стихи вновь стали печатать.

47. Полетаев Николай Григорьевич (1872 - 1930) - член марксистской группы М. И. Бруснева, затем Петербургского Союза борьбы за освобождение рабочего класса. С 1904 г. социал-демократ, большевик. Депутат III Государственной думы. Член редакции "Звезды" и петербургской "Правды". После Октябрьского переворота 1917 г. работал в Наркомате внешней торговли.

48. Стеклов (Нахамкис) Юрий Михайлович (1873 - 1941) - социал-демократ с 1893 г., меньшевик; публицист и историк. После Октябрьского переворота 1917 г. стал большевиком; был редактором газеты "Известия". Опубликовал ряд трудов по истории революционного движения в России (о М. А. Бакунине, Н. Г. Чернышевском и др.). Расстрелян.

49. Стеклов в это время был корреспондентом большевистского "Пролетария" из Петербурга, главным образом о делах социал-демократической фракции, подписывая свои корреспонденции инициалом "К" (его автобиографические заметки в "Энциклопедии" Граната, приложение к т. 41). Ленин его работой был недоволен (это была работа платная), в его речи на пленуме БЦ в июне 1909 г. стоит: "Вопрос о секретаре редакции "Пролетария" при фракции. Стеклов был не на высоте задачи, он писал очень формально. Стеклов - это не та фигура, которая нужна, нужен чернорабочий. Нужно осведомлять как можно обстоятельнее" (Протоколы совещания расширенной редакции, с. 86). С осени 1909 г. (еще до ареста Стеклова) в "Пролетарии" появляются письма из Петербурга, подписанные другим псевдонимом, а именно "А. Ч. " или "А. Чухнов", носящие, действительно, более острый характер. Есть основание полагать, что под этим псевдонимом работал А. Ю. Финн-Енотаевский. - Б. Н., А. Б.

50. Речь идет о IV (Объединительном) съезде РСДРП (Стокгольм, апрель-май 1906 года).

51. Давыдова (урожд. Горжанская) Александра Аркадьевна (1849 - 1902) - издательница журнала "Мир Божий".

52. Голощекин Филипп Исаевич (1876 - 1941) - большевик с 1903 года. С 1907 г. ответственный организатор Петербургского комитета РСДРП. В 1909 г. был арестован и сослан. В 1910 г. бежал из ссылки и эмигрировал. Участник Пражской конференции большевиков. Был избран в ЦК и Русское бюро ЦК. В 1917 г. вел большевистскую работу на Урале. Один из практических организаторов расстрела царской семьи в Екатеринбурге в 1918 году. В 1933 - 1939 гг. главный арбитр СССР. Арестован в 1939 г., расстрелян.

53. Ходский Леонид Владимирович (1854 - 1919) - юрист, экономист и статистик, профессор финансового права Петербургского университета, редактор либеральных газет "Наша жизнь" и "Народное хозяйство". С 1908 г. издатель "Нашей газеты", с 1909 г. газеты "Правда жизни".

54. Балабанов Михаил Соломонович (1873 - 1934) - с 1903 г. меньшевик. В 1905 г. секретарь меньшевистской газеты "Начало" в Петербурге. В 1911 г., переехав в Киев, стал главным

стр. 25

редактором газеты "Киевская мысль". Во время первой мировой войны стоял на оборонческой позиции. В 1920 г. решением большевистского трибунала был лишен политических прав. Отошел от политической деятельности. Автор исследований по истории российского рабочего движения.

55. Маевский ("Гутовский") Евгений Викентьевич (1875 - 1918) - меньшевик, литератор. Участвовал в легальном рабочем движении после революции 1905 - 1907 годов. После Октябрьского переворота жил в Сибири. Был арестован за сопротивление государственному перевороту Колчака и убит офицерами в Омске.

56. Липкин ("Н. Череванин") Федор Андреевич (1869 - середина 30-х годов) - деятель социал-демократического движения, с 1904 г. меньшевик. Один из видных партийных публицистов. Большевики считали его идеологом меньшевизма. Проводил идею "европеизации" России. Во время первой мировой войны стоял на оборонческой позиции. Выступал против власти большевиков. В 1922 г. был арестован, заключен во Верхнеуральскую тюрьму, где пытался вести научную работу в области экономики. Последние сведения о Череванине относятся к 1934 году. Видимо, вскоре после этого он скончался в заключении.

57. "Дневник социал-демократа" - непериодический орган, издававшийся Плехановым в Женеве в 1905 - 1912 годах. Вышло 16 номеров. В 1916 г. появился еще один номер.

58. Речь идет о документе того органа, который большевики официально именовали "расширенной редакцией газеты "Пролетарий"" - резолюции заседания расширенной редакции 8 - 17 (21 - 30) июня 1909 г. "Задачи большевиков в партии" (КПСС в резолюциях, т. 1, с. 282), где говорится, что задачей большевиков является "сближение с марксистскими и партийными элементами других фракций".

59. Речь идет о сноске Ленина к статье "О фракции сторонников отзовизма и богостроительства" (сентябрь 1909 г.) (ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 19, с. 86).

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-09

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 09.05.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-09 (date of access: 26.05.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
103 views rating
09.05.2020 (17 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
4 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
6 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones