BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

56. Резолюция пяти заграничных социал-демократических клубов о партийной конференции*75

[Конец декабря 1910 года]

Резолюция о партийной конференции

После обстоятельных прений по вопросу о современном положении рабочего движения в России и задачах РСДРП собрание пришло к следующим заключениям.

1. Наступившее после одиннадцатилетнего кризиса промышленное оживление в стране, уже успевшее вызвать широкую волну стачек и других экономических столкновений, не только укрепляет экономическое положение рабочих в борьбе с организованным капиталом, но и создает более благоприятные условия для роста и укрепления всех видов пролетарской организации, в том числе и для воссоздания нелегального, централизованного общепартийного аппарата, тесно связанного со всеми формами открытых и полуоткрытых пролетарских объединений и способного организовывать планомерные вмешательства пролетарского авангарда в политическую жизнь страны под лозунгом социал-демократии.

2. Собрание констатирует, далее, что попытка последнего пленума объединить вокруг намеченных им принципов общепартийной работы все фракции и течения партии и подчинить таким образом идейные разногласия принципу единства политических действий - попытка, сохраняющая и в настоящее время все свое принципиальное значение для всех зрелых партийных элементов рабочего движения, не дала, однако, в течение года положительных организационных результатов. Более того: фракционная борьба еще более усложнилась и обострилась, отравляя партийную атмосферу и парализуя все попытки планомерного содействия процессу воссоздания пролетарской партии.

3. Между тем оживление экономического рабочего движения и все вытекающие отсюда возможности; политические события последних месяцев (в связи со смертью Муромцева, Толстого и трагедиями на каторге), знаменующие общее оживление политической жизни в стране; наконец, надвига-


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 12; 2011, N 1, 2.

стр. 3

ющиеся выборы в четвертую Государственную думу - все это делает воссоздание дееспособной партийной организации вопросом жизни и смерти для РСДРП.

4. В полном согласии с решениями последнего пленума собрание считает, что только общепартийная конференция, представляющая всех стремящихся к воссозданию партии социал-демократических работников в сфере легальных и нелегальных организаций, без различия фракций и течений, способна положить конец организационной анархии и дать партии возможность занять в рабочем движении место, достойное ее славных традиций и великих целей.

5. Выражая твердую уверенность в том, что членам ЦК, несмотря на неудачи последнего года, удастся в ближайшем будущем воссоздать в России ЦК, который возьмет в свои руки дело созыва конференции, собрание считает, однако, совершенно невозможным и недопустимым пассивно дожидаться восстановления ЦК и призывает всех товарищей на местах немедленно и безотлагательно приступить к деятельной подготовке конференции путем оформления нелегальных организаций и социал-демократических ячеек в легальных организациях, путем широкого обсуждения порядка дня конференции, наконец, путем установления связей с организациями других городов и мест, а также с Заграничным бюро ЦК.

6. Собрание клуба призывает всех живущих за границей товарищей единодушно содействовать созыву конференции путем переписки с работниками на местах, пересылки в Россию партийной прессы и, в частности, настоящей резолюции, а также посредством создания фонда для созыва конференции РСДРП.

7. В заключение собрание клуба выражает свою твердую уверенность в том, что центральные комитеты национальных организаций, идущих, как показали их конференции, впереди партии по пути организационного оформления социал-демократической работы на новых условиях, сделают все от них зависящее для облегчения и ускорения созыва общепартийной конференции.

* * *

При голосовании за резолюцию в партийных клубах за границей подано голосов:

 

за

присоединилось

против

воздержалось

В Цюрихе

56

-

3

7

В Берне

36

2

-

2

В Лозанне

13

2

-

-

В Женеве

46

10

-

9*76

В Вене

17

-

-

5

Итого за резолюцию 182 голоса, против 3, воздержалось 23

Голосование проводилось за резолюцию в целом (в принципе); в Женеве резолюция принята с незначительными формальными поправками.

57. Г. В. Чичерин - И. Биску

[Лозанна], 8 января 1911 года

Личное

Уважаемый товарищ!

...*77

Из Парижа. Иг[орь] рассказывал, на собрании м[еньшеви]ков: 1) предложено ЗБЦК выразить протест против "дезорганизаторской попытки" вен-

стр. 4

ского клуба о созыве конференции; Иг[орь] вносит контрпредложение о выражении ему благодарности и об агитации по загр[аничным] группам по вопросу о созыве конференции*78; 2) предложено Центральному комитету предать суду Иг[оря] или лишить его партийных должностей, как ЦК найдет для себя более удобным, за его вмешательство в дело Зал[евского]*79, выразившееся в том, что Иг[орь] принял от Зал[евского] жалобу на Заржонд1 для передачи в ЦК.

Вышел оттиск из ЦО*80 6-го утром. Мартов и Дан получают корректуру оттиска при письме секретаря ЦО, что большинство редакции считает полезным выпустить данную статью отдельным оттиском, и 6-го же, до возможности получения ответа от М[артова] и Д[ана], оттиск уже распространяется в Париже.

Ответное письмо будет опубликовано в ближайшем будущем*81.

Сам я оттиск еще не читал. Бл.*82 2 пишет: "Как видите, Ленин не прячется и совершенно открыто говорит, для чего ему нужен пленум".

С тов. приветом Орнатский.

58. Заявление Мартова и Дана*83

Париж, 9 января 1911 года

Для членов партии

Распространенный в публике листок под названием "Оттиск из N 19 "Социал-демократа", Центрального органа РСДРП, о положении дел в партии" заставляет нас довести до сведения всех членов партии копию следующего заявления нашего.

Большинству редакции ЦО

5 января с.г. нами получено следующее письмо:

"Л. Мартову и Ф. Дану.

Уважаемые товарищи!

Прилагаю корректуру статьи, которую большинство редакции ЦО находит полезным выпустить отдельным оттиском из N 19 ЦО.

4 января, Париж.

Секретарь редакции Г. Зиновьев".

При этом письме был приложен сверстанный уже и выправленный корректурный оттиск.

Т.е. без нашего участия "большинство" редакции приняло, по-видимому, в номер статью, даже о существовании которой нам не было известно, так как "большинство" это вот уже более месяца не считает нужным созывать собрания редакции. Без нашего участия статья была сдана в набор, и без нашего же участия было постановлено выпустить ее отдельным оттиском.

По существу дела, такая подстановка на место редакции ее фракционного "большинства", состоящего из товарищей Ленина, Григория [Зиновьева] и представителя ПСД (раньше тов. Вара [Барского], теперь - тов. Ледера), не нова. "Большинство" это все время решало редакционные дела в особых совещаниях, без нас. Но нова та бесцеремонность, с которою ныне начало действовать это "большинство", поглощенное подготовкой раскола и потому не считающее нужным соблюдать даже те внешние формы якобы коллегиальной работы, которые оно ранее старалось до некоторой степени соблюдать.

В самом деле: еще прежде чем каждый из нас имел возможность ознакомиться с содержанием присланного "оттиска" и сформулировать свои замечания и возражения, нам был уже доставлен (6 января) вполне отпечатанный и распространенный среди публики листок. Листок этот был сдан в печать в тот самый день, когда "корректурный" оттиск его был послан нам. Очевид-

стр. 5

но, только грубая бесцеремонность авторов листка позволила им вводить публику в обман, выдавая свое произведение за оттиск из "Центрального органа" и говоря от имени "редакции" этого органа и даже от имени "партии".

Условия выпуска листка не дали нам возможности выполнить даже ту роль, которую нам приходилось выполнять уже не раз: помешать "большинству редакции" дойти в своем беззастенчивом и клеветническом трепании чужих имен до таких пределов, которые граничат прямо с полицейским доносом*84. Мы заявляем открыто, что некоторые клеветы по адресу товарищей, живущих и работающих в России, допущенные в последнем листке "большинства редакции", носят характер такого именно доноса. Мы обращаемся по этому поводу в ЗБЦК и ЦК с указанием на необходимость привлечь авторов этого деяния к партийному суду и тем положить конец их нетерпимой ни в какой революционной среде деятельности*85.

Кроме того, не желая покрывать обман, допущенный тремя авторами листка, мы доводим настоящее наше заявление до сведения всех членов партии, прося их считать документ "о положении дел в партии", изданный от имени ЦО, подложным.

Л. Мартов, Ф. Дан.

59. Резолюция совещания парижских большевиков*86

15 января 1911 года

Резолюция о партийной конференции

1. Необходимость общепартийной конференции с участием, кроме представителей нелегальных партийных организаций, еще и дополнительного представительства от групп партийцев -деятелей легального движения, была категорически признана на январском пленуме ЦК (см. N 11) и пропагандируется ЦО партии.

2. Усиление экономической борьбы рабочих (летние и осенние забастовки) в связи с наметившимся оживлением в некоторых отраслях промышленности и рядом с этим оживление в области политической борьбы создают более благоприятные условия для выполнения этой очередной организационной задачи партии.

3. Подготовительная работа по созыву общепартийной конференции и работы самой конференции сплотят разрозненные силы партийных организаций, подведут итоги работе партии во всех отраслях ее деятельности за годы контрреволюции и помогут партии выйти на путь планомерной и организованной во всероссийском масштабе работы.

4. Кроме пунктов порядка дня, указанных резолюцией пленума, конференция должна будет заняться вопросами о выборах в Четвертую Государственную думу, о различных вопросах экономической борьбы в современный момент - с одной стороны, и с другой - вопросом об отношении к существующим отклонениям от партийной линии, указанным последним пленумом (ликвидаторством и отзовизмом).

5. Конференция, которая призвана разрешить указанные задачи в духе партийности, должна быть созвана (по нормам, выработанным пленумом) российской коллегией ЦК, к восстановлению и поддержке которой все партийцы без различия фракций должны приложить все усилия.

6. Если б это не удалось, то единственной коллегией, призванной созвать партийную конференцию, осталось бы заграничное собрание ЦК, и ни в каком случае не его технич[еская] загранич[ная] агентура - ЗБЦК, которое ни формально, ни по существу к этому не призвано*87.

7. Собрание - в полном согласии с резолюцией и письмом пленума по вопросу о конференции - призывает товарищей на местах немедленно при-

стр. 6

ступить к подготовительной работе по созыву конференции, т.е. к указанным пленумом местным и областным совещаниям, обсуждению вопросов порядка дня и т.д.

Совещание обращается к заграничным товарищам с предложением начать специальные сборы для денежной помощи ЦК в деле созыва конференции.

(Принята единогласно на совещании парижских большевиков, на котором присутствовало 35 товарищей. К резолюции присоединились еще 5 товарищей.)

60. Парижские меньшевики о положении дел в партии*88

[15 - 20 января 1911 года]

Ко всем членам партии

От собрания меньшевиков в Париже

Собрание меньшевиков в Париже, обсудив положение дел в партии, пришло к следующим заключениям:

I. Заметное оживление в общественной жизни в России, недавние политические демонстрации, некоторое усиление экономической борьбы рабочих и приближающиеся общие политические выборы поставили остро вопрос о дезорганизованном состоянии российской социал-демократии и выдвинули на первую очередь задачу партийного сплочения передовых элементов пролетариата. Ряд признаков свидетельствует о том, что потребность в таком сплочении и возобновлении организованной социал-демократической борьбы, прерванной победами контрреволюции, начинает ощущаться самими рабочими в России. Но в то же время положение дел в остатках официальной партийной организации вызывает тревожные опасения относительно тех условий, при которых ей приходится взяться за выполнение этой стоящей перед ней задачи.

II. Состоявшееся в начале прошлого года заседание пленума ЦК подало надежду на восстановление нормального положения дел в российской с. -д[емократ]ии, дезорганизованной фракционной борьбой и дискредитированной благодаря злоупотреблениям стоявшего во главе ее со времени Лондон[ского] съезда б[ольшевист]ского кружка. Положительное значение решений прошлогоднего пленума ЦК заключалось прежде всего в том, что, будучи вынужден к тому обнаружившимся бессилием старой партийной организации, он признал полную невозможность управлять партией из состоящего из обломков старых фракционн[ых] групп Заграничного центра и постановил, что, кроме особо исключительных случаев, Заграничный пленум вновь созываться не должен. Свои надежды на восстановление правильно действующей партийной организации он возложил, во-первых, на создание Русской коллегии ЦК, пополняемой путем кооптации товарищей, не избранных Лондонским съездом, но непосредственно участвующих в рабо[чем] движении и вводимых в коллегию ЦК по добровольному соглашению старых фракций; во-вторых, на созыв таких, не предусмотренных уставом партии, местных и общероссийских конференций для решения всех текущих вопросов движения, в которых, рядом с представителями официальных партийных организаций, могли бы принять участие и стоявшие до сих пор в стороне от этих организаций и желающие работать под знаменем партии участники открытого раб[очего] движения. Всем этим он сделал первый шаг навстречу тем работникам, которые в период политической реакции и развала старой нелегальной организации пытались в новых условиях и новых формах сохранить и восстановить организованную социал-демократическую работу, и облегчил возвращение к активной партийной работе всех тех социал-демократов, которых ряд политических скандалов и узкофракционная политика партийных

стр. 7

центров заставили отойти от нее. Для того, чтобы приступить к выполнению этих положительных задач и вызвать доверие партии к решениям пленума, последний должен был предварительно расчистить почву от препятствий, затруднявших всякую работу старой партийной организации. Поэтому пленум добился заявления о самораспущении так называемого "Большевистского центра" и отказа его от владения теми громадными денежными суммами, при помощи которых этот кружок систематически вносил в партию деморализацию. В тех же целях пленум выразил моральное осуждение экспроприаций и различных преступных действий, совершенных членами этого кружка.

III. Собрание констатирует, что именно эти результаты работ прошлогоднего пленума побудили меньшевиков, группирующихся около "Гол[оса] социал-демократа", отнестись с доверием к этим работам и признать полезными те компромиссы, на которые пошли в интересах дела представители меньшевиков в ЦК, как то: отказ от ультимативного требования суда и изгнания из партии главных виновников вышеуказанных действий; сохранение за бывшими членами БЦ части захваченных ими у партии средств как специального фонда для пропаганды большевистских идей, ставящее одно течение в исключительно привилегированное положение; неравномерное представительство течений в ЦО и сохранение в партийных учреждениях привилегий за так называемыми лондонскими кандидатами.

IV. Собрание констатирует, что соглашение, заключенное на пленуме, было немедленно после пленума нарушено одной стороной - вождями большевиков и ПСД. Убедившись в сравнительной слабости партийного общественного мнения, на минуту побудившего их к разоружению, они вновь возобновили свою дезорганизаторскую деятельность под лицемерным лозунгом "борьбы с ликвидаторами", поддерживающую то распыленное и раздробленное состояние русской социал-демократии, при котором возможны бесконтрольное господство и хозяйничанье эмигрантского кружка в интересах якобы охранения принципиальной чистоты и революционной непримиримости партии. Вожди большевиков и ПСД последовательно упразднили ряд решений пленума, а именно:

a) сделали невозможным сотрудничество разных течений на столбцах ЦО и под угрозой ультиматума заставили ЗБЦК отказаться от выполнения специально возложенной на него пленумом задачи улаживания конфликтов в ЦО, вызываемых преобладанием в составе его редакции представителей одного течения;

b) разрушили созданный пленумом "Дискуссионный листок", отказавшись выполнять решение пленума о помещении в нем всех статей, одобренных тремя членами редакции этого органа;

c) пытались дезорганизовать признанную ЦК газету "Правда", ведя против нее нелояльную агитацию и создав исключительно для конкуренции с ней другую рабочую газету;

d) отказались от исполнения решения пленума о создании в России социал-демократического органа при участии всех течений в партии;

e) вместо того, чтобы, согласно воле пленума, постараться столковаться с группой "Вперед" о включении созданной ею партийной школы в сеть общественных учреждений, они, руководствуясь кружковыми интересами, повели против школы группы "Вперед" дезорганизаторскую борьбу;

f) вопреки решению пленума, не сделали ни одного шага для содействия созыву конференции нелегальных и легальных деятелей социал-демократии и, напротив, делают невозможной ее подготовку, продолжая в нелегальной и внося в легальную прессу дезорганизаторскую борьбу с так называемыми "ликвидаторами", направленную к тому, чтобы углублять пропасть между

стр. 8

деятелями легального движения и официальной партийной организацией. При этом, стремясь отвлечь внимание товарищей от дела конференции в сторону вопросов кружковой борьбы, они не останавливаются перед грубейшим нарушением элементарных условий конспирации;

g) сделали преступную попытку втянуть в кружковую борьбу социал-демократическую думскую фракцию и тем подорвать последний оплот социал-демократического единства.

V. Вместе с тем собрание находит, что ответственность за неисполнение решения пленума о создании Русской коллегии ЦК также всецело падает на руководящий кружок большевиков и их союзников. Собрание считает смешной и недостойной социал-демократа попыткой объяснять неудачу этого дела отказом от вступления в ЦК трех меньшевиков - лондонских кандидатов (М[ихаила], Ю[рия] и Р[омана]). Собрание полагает, что дело русской социал-демократии было бы безнадежным, если бы восстановление ее организации могло в какой бы то ни было мере зависеть от согласия грех, хотя бы и самых выдающихся, товарищей войти в ее Центральную коллегию. Собрание констатирует, что не на этом согласии строил пленум свою надежду на восстановление ЦК в России, а на согласии старых членов ЦК ввести в состав последнего новые силы из числа не избранных в Лондоне деятелей, выдвинувшихся на работе последних лет; что меньшевики после отказа "трех" предложили новых кандидатов, но б[ольшевист]ские члены ЦК во имя "борьбы с ликвидаторами" препятствовали их введению в состав ЦК. Собрание констатирует также, что товарищи М[ихаил], Ю[рий] и Р[оман], отказавшись от вступления в ЦК, вовсе не сделали из этого акта демонстрации против решения пленума и не опубликовывали ни своего отказа, ни его мотивов; что это сделали именно Ленин и Кo со злостной целью сорвать решение пленума о совместной работе представителей всех течений; что поднявшаяся с тех пор в нелегальной социал-демократической печати травля меньшевиков более всего содействовала укреплению того недоверия действующих в открытых организациях товарищей, наличность которого несомненно затрудняет дело восстановления жизнеспособных организаций на местах и в центре.

VI. Собрание констатирует, что в результате этой дезорганизаторской работы членов бывшего БЦ, шедшей вразрез с духом и буквой решений пленума, фактический раскол внутри старой партийной организации стал еще глубже, чем был до пленума; что номинально существующие партийные центры (ЦО, ЗБЦК) лишены возможности вести положительную работу; что литературные группы, существующие вне партийных центров, оказались вынуждены сохранить и поддерживать свое обособленное существование, в частности же, "Гол[ос] социал-демократа" должен был продолжать свое издание для того именно, чтобы постараться проводить в жизнь идеи пленума, игнорируемые ЦК; что национальные социал-демократические организации, опасаясь заражения своего кружковой борьбой, отравляющей жизнь русской части партии, еще более замкнулись в себе и еще более отдалились от партии в целом; наконец, что в ходе годовой борьбы с решениями пленума, направленными к объединению социал-демократии, ее самозваные официальные руководители постепенно объявили врагами партии, ликвидаторами и попустителями ликвидаторов громадное большинство русских социал-демократов, провозгласив истинными "партийцами" лишь самих себя и небольшую кучку своих приверженцев. Собрание заявляет, что если кружок, случайно оказавшийся в большинстве одного из официальных партийных учреждений, объявляет тысячи русских социал-демократов стоящими, по существу, вне партии, то это значит лишь, что он сам поставил себя фактически вне партии.

стр. 9

VII. В настоящее время планомерная кампания, направленная к ликвидации решений пленума, завершилась попыткой открытого восстановления Большевистского центра, члены которого предъявили ЦК требование о возврате ему переданных им партии денежных сумм, фактически принадлежащих партии, но в свое время захваченных БЦ.

Собрание заявляет:

1. Что если б Ленин, Григорий [Зиновьев], К[амене]в и Виктор [Таратута] - ни пред кем не ответственные члены бывшего БЦ, - деятельность которых, по единогласному мнению прошлогоднего пленума, признана диктовавшейся "ложно понятыми интересами партии" и которые достаточно показали, что продолжают держаться того же "ложного понимания", что если б эти лица согласились добровольно сойти с арены партийной деятельности под условием получения обратно переданных ими в партию денежных сумм, то партия не много потеряла бы, если бы хотя такою ценой избавилась от источника деморализации партийной жизни.

2. Что, однако, Ленин и его вышеназванные товарищи, требуя возвращения себе денег, об отказе от участия в партийных учреждениях не думают, но, напротив, стремятся к восстановлению того позорного положения, когда эта кучка, скомпрометированная преступлениями, на обвинения в которых она не пожелала дать ответ перед партийным судом, с помощью громадных денежных средств искусственно сохраняла в своих руках управление партийными делами, употребляя эти средства как фонд систематического развращения социал-демократического движения.

3. Что, предъявляя требование о возвращении им денег, Ленин и Кo уже теперь заявляют, что они намерены поставить ЦК, как условие отказа от своего требования, ряд требований фракционного характера в отмену решений прошлогоднего пленума; что они рассчитывают давлением захваченных ими денег добиться передачи всецело в их руки официальных партийных учреждений.

4. Что именно поэтому БЦ и его союзники настаивают на бесполезности дальнейших попыток образования ЦК в России, срывают попытки созыва общепартийной конференции, отказываются от передачи своей претензии на рассмотрение предусмотренной решениями пленума комиссии из представителей всех течений, требуя во что бы то ни стало созыва нового загранич[ного] пленума, то есть коллегии, в которой сами же являются членами заранее данного большинства, и объявляют, что этот пленум, как суверенное учреждение, может не только рассмотреть денежные претензии БЦ (чем, согласно прошлогоднему постановлению, должны быть во всяком случае ограничены функции данного пленума), но и провести в жизнь всю дезорганизаторскую программу так называемой "борьбы с ликвидаторами".

5. Что в случае успеха домогательств БЦ партии предстояло бы перенести последнее унижение и позор, ответственность за которые пала бы на всех, не оказавших самого энергичного противодействия.

6. Что все действия воскресшего БЦ являются систематической и сознательной провокацией формального раскола в русской социал-демократиии и что в оправдание этой провокации от имени ЦО уже провозглашается (в листке "Положение дел в партии") право на переворот, на нарушение партийной легальности, когда она стесняет свободу действий кружковых диктаторов.

7. Что при таких условиях первой обязанностью всех здоровых элементов российской социал-демократии - и прежде всего организованных социал-демократических групп в России - является препятствовать этой провокации раскола единственным действительным способом - тесным объединением для разрешения положительных задач, намеченных прошлогодним пленумом, причем, если БЦ удастся и впредь парализовать работу партий-

стр. 10

ных учреждений в этом направлении, то эта работа должна быть выполнена самостоятельной инициативой рядовых членов партии.

8. Что такой инициативе, идущей снизу, не могли бы быть в этом случае противопоставлены никакие формальные препятствия, ибо сами нынешние центральные учреждения, с точки зрения устава, утратили свои законные полномочия, данные им Лондонским съездом всего на год, и со времени пленума прошлого года сохраняют свое положение центров лишь на основе состоявшегося на пленуме соглашения между всеми организованными элементами партии. Разрыв этого соглашения и переход уцелевшей от разгрома кучки членов некогда законных центров к организации раскола освободил бы членов партии от всяких обязательств по отношению к этой кучке.

9. Что ближайшей практической целью этой работы должна быть тщательная подготовка первой общепартийной конференции социал-демократических деятелей рабочего движения в России, в которой могли бы принять участие все элементы, стоящие на почве программы РСДРП и желающие работать над восстановлением ее организации.

Собрание приветствует поэтому призыв венского общепартийного клуба к сплочению всех социал-демократов во имя положительных задач рабочего движения, предлагает всем заграничным социал-демократическим группам содействовать по мере сил выполнению этих задач и приглашает ЗБЦК, впредь до восстановления Русской коллегии ЦК, выполнять свою обязанность по содействию проведению в жизнь данного решения пленума.

Собрание решительно настаивает на том, что характер существующих в русской социал-демократии разногласий не исключает возможности работы в единой партийной организации; собрание констатирует, что дружная работа представителей всех течений социал-демократической мысли наблюдается в ряде случаев повсюду, где имеется налицо желание работать. Поэтому собрание считает подготовку раскола преступлением против русского пролетариата и выражает надежду, что подавляющее большинство российских социал-демократов - в том числе и большевики, и плехановцы - приложит

все усилия для того, чтобы парализовать действия кружка раскольников.

* * *

Собрание меньшевиков в Париже обращается к национальным организациям с указанием, что от них в значительной степени зависит разрешение партийного кризиса и возможность плодотворного развития РСДРП в будущем. Высказываясь за компромисс, заключенный на прошлом пленуме, национальные организации тем самым взяли на себя обязательство добиться честного проведения этого компромисса в жизнь, и теперь настала для них пора решительным вмешательством не допустить переворота, который означает прежде всего ликвидацию всех решений прошлого пленума.

* * *

Голосовало "за" и подписалось под текстом этого обращения - 58, голосовало "против" -, воздержалось - 5.

61. Ю. О. Мартов - Совету партийной школы в Болонье*89

19 января [1911 года]

Уважаемый товарищ!

Выясняется, что я ни в коем случае не смогу в течение февраля освободить достаточное количество времени, чтобы совершить поездку в Болонью. Вся эта история с пленумом и т.п. не дает мне на это никакой надежды. Если бы, паче чаяния, впоследствии оказалось, что я смогу освободиться дней на десять, я извещу болонских товарищей.

С тов. приветом Л. Мартов.

стр. 11

62. М. В. Журавлева - литературной группе "Вперед"*90

[Петербург, январь 1911 года]

Дорогие товарищи!

О положении дел у нас подробные сведения дам в корреспонденции*91. А теперь пока что ограничусь общим положением.

Подъем в студенческой среде - на этот раз у нас нет двух мнений - безусловно не так значителен, чтоб вслед за ним можно было ожидать более крайних событий в своей среде, это скорее всего истерическая вспышка, на которую положиться нельзя. Однако с точки зрения утилитарной для нашей работы он дал кое-что: темы для собр[аний], пару-другую работников*92 и кое-какие средства. Оживление, замечаемое среди рабочих, не носит признаков такого быстрого вспыхивания и угасания, конечно. Так, например, от приглашения студентов к участию в демонстрации и рабочих последние с достоинством отказались. И если ЦБ*93 постановило участвовать в демон[страции], то оно действовало самочинно. А, наоборот, в среднем слое...*93а коллективов. Почва для работы в настроении масс самая благоприятная. Но из этого не следует преувеличивать истинное положение дел. Правда, в одном из р[айон]ов собрания обошли в общей сложности человек 180. Но ведь эту публику нужно укрепить на том месте, куда она становится, снова посредством чего-нибудь конкретного. Теперь это еще нельзя сказать, что сплоченная орг[анизация]. В других же районах или только лишь р[айонные] коллективы*94 с небольшою прибавкой "намечавших", или лишь связи. Вы скажете, что таким конкретным закрепляющим пунктом деятельности сможет быть конференция. Но наше мнение иное. Резолюцию о конференции в данное время, пока масса еще на самой первой ступени своей организации, предлагать нельзя. С отдельными лицами мы говорили об этом, прочитывали документ, посланный нам из П[арижа]*95. И что же? Ни у кого нет мнения, расходящегося с нами. Мы, конечно, не агитируем против конференции, и ничего подобного. Наоборот, принципиально она не только желательна, она необходима ввиду всей этой неразберихи в центрах. Но, товарищи, эта неразбериха, пожалуй, только там, за границей, а здесь все сходятся на одном: надо сплотиться с низов. И заграница должна поддерживать это стремление не преждевременными проектами, а конкретными силами: хорошей литературой, силами, средствами. Когда будет от кого выбирать, тогда и в низах вопрос о конференции подымется естественно.

Все знают, все видят узурпаторскую непригодность старого центра, понимают, что [без] общего руководящего коллектива социал-демократическая партия не может и не должна обходиться. Но без широкой подготовительной работы нового работоспособного и законного центра не создашь. Это будет натяжка для одних, а для других - как знать, быть может, большее еще поле для различного рода вышибательств и т.п. Вся беда в том, что теперь нет еще условий для правильного представительства в этой конференции (орг[анизация] масс); а [для] "вышибателей", наверное, найдутся лазейки для того, чтобы устроить новый дезорганизующий дебош. И мне лично кажется, всем недовольным нужно воспользоваться слабостью противника т[аким] о[бразом]*95а. Пока Л[енин] и комп[ания] образуют там свою фракцию (а у массы голова кругом идет при одном только слове "фракция"), нужно сплотиться на общей положительной работе. Поддержать низовое строительство. Такая форма деятельности встретит горячее сочувствие жаждущей теперь не конференций, комитетов и т.п., а живого социал-демократического слова, массы. Думаю, что это усилит и нашу собственную позицию. И т[аким] о[бразом], когда организация дорастет до степени возможности выделить

стр. 12

из самой себя общий руководящий коллектив, симпатии подавляющего большинства массы уже по праву будут направлены в нашу сторону. Ну, пока все об этом.

Сообщите В. П.*96, что я ему тысячу раз писала, а он все пишет, что получил только одну кор[респонденцию].

Дайте хоть какой-нибудь хороший адрес для переписки. То же самое и от В.*96.

Сами пишите на к[ого]-н[ибудь]. Если, может быть, я и скоро покину Пет[ербург]*97, этот адрес останется действительным.

С тов. приветом Милаида.

Приложение

Наконец-то я получила от вас вести, дорогие друзья! Не досадно ли, что В. П. [Троцкий] получил от меня большое хорошее письмо? Но дело в том, что В. П., несмотря на то, что не получал остальных моих писем, о себе давал знать. А в отношении к вам я сомневалась: где вы, что вы и т.д. Однако и вам было послано не одно такое "большое хорошее" письмо, как то, после праздничных настроений*98. Получены ли эти письма вами, я не знаю до сих пор. Я и теперь все время порывалась написать вам о том, как поживает семья Виктора Александровича*99, а главное, о недовольстве Виктора и Влад. П. [Троцкого] их старшим двоюродным братом [большевиками-ленинцами]. И вот только теперь, когда знаю, что вы живы и здоровы, я смогу это сделать. С семейками этих трех вертопрахов я в самых теплых отношениях и знаю, что поползновениям старшого в роде [ленинцев] завладеть всем наследством покойного Максима Николаевича*100 смогут посочувствовать лишь два или три человека из всего Золотаревского рода*101. Одни по глупости, другие по расчету. И всякие такие поползновения Ильи Леонтьевича [Ленина] чем дальше тем больше вызывают скептицизма и т.п. среди его родственников. Его голос положительно потерял свой авторитет, и его персона, надо сказать по совести, в глазах его родных вызывает такое же чувство, какое часто вызывают комики на сцене великой драмы. Но тем не менее номер Вити и Володи едва ли пройдет. Он, конечно, и хорош по своей основе. Но можно ли провести его теперь на практике? Задумывались ли инициаторы его над тем, есть ли теперь условия для его проведения в жизнь? Однако, о том, как смотрит вся Золотаревская родня на эту затею, я напишу подробно и обстоятельно. А теперь, пока что, я и брат Вася*102 от души советуем вам поуговорить Витю и Володю, чтоб они не особенно-то мечтали о том, что справедливость восторжествует благодаря именно их затее*103. Надеюсь, когда нам придется увидеться, я лично смогу дать несколько полезных указаний... Конечно, не на то, как усмирить старшого [Ленина] (его разве только черти на том свете усмирят; а то, пожалуй, и те, задравши хвостики, начнут улепетывать прочь при одном его классическом грозном оклике "м. б.!"), а не то... ну хотя чему Noblesse oblige*103a в отношении к младшим членам Золотаревского рода.

Теперь несколько слов о тех моих эстетических замыслах, которые интересуют А. В. *104: о худ[ожественно]-лит[ературном] кружке. Все хотели послать, т[ак] с[казать,] идейную платформу этого кружка, да не было времени перепечатать ее где-нибудь на машинке. Но улита едет, когда-то будет. Дело это впереди. Значит, и разговор о нем тоже впереди. Всего вам хорошего.

Пишите. М.

стр. 13

63. Группа "Вперед" о положении дел в партии*105

[Начало февраля 1911 года]

Ко всем членам партии

(О положении дел в партии и созыве партийной конференции)

Товарищи!

С самого своего возникновения группа "Вперед" совершенно определенно, в отличие от других групп и фракций нашей партии, высказывала полную уверенность в неустойчивости нынешнего политического состояния России и в неизбежности новой революции в недалеком будущем. Теперь более чем когда-либо мы уверены, что русскому рабочему движению и нашей партии в близком будущем предстоит выполнить весьма серьезные и трудные задачи. Переживаемый в настоящее время частичный экономический подъем и связанный с ним подъем общественного настроения свидетельствует о правильности тех ожиданий, которые были высказаны в платформе группы.

Между тем, оглядываясь на положение партии, мы находим его еще более печальным, чем оно было в прошлом году. Главнейшими болезнями нашей партии являются следующие три: 1) слабость местных организаций и отсутствие связей между ними; 2) бездеятельность и оторванность от низов партии ее давно уже бесконтрольных и выродившихся центров; 3) углубление процесса фракционного распада, приведшее к разложению прежних двух больших фракций на несколько малых, живущих более или менее замкнутой жизнью, что обуславливает собою такое же обособленное существование и национальных социал-демократических организаций, входящих в состав РСДРП.

Помочь выйти из этого ужасного положения мог бы, конечно, столь давно жданный партийный съезд, если бы дезорганизованная партия наша в состоянии была собрать его в близком будущем. Но ввиду почти полной невозможности надеяться на подобный исход приходится ограничиться пока хотя бы созывом партийной конференции.

Значение конференции

Главнейшей задачей конференции должна явиться попытка создать, наконец, на деле единую партию с единой тактикой. Само собой разумеется, что отдельные идейные течения не могут при этом не сохранить своего существования, что законность и полезность их должна быть признана партией. Конференция, однако, должна сделать попытку выработать такую тактику, которая оказалась бы приемлемой для значительного большинства партии, не оскорбляя в то же время воззрений меньшинства. Пора покончить со стремлениями незначительного большинства замордовать почти равное ему меньшинство, как это бывало до сих пор, отнюдь не считаясь с принципами и чувствами этого меньшинства, а просто со злорадной враждебностью подавляя его своим часто сомнительным и временным количественным превосходством. Самый распад прежних фракций, самая глубина кризиса, переживаемого нашей партией, рядом с сознанием лежащей на всех нас громадной ответственности привели, наконец, к широко распространенному в различных кругах партии стремлению к единству.

Кто должен организовать конференцию?

Было бы проще всего рассчитывать, что партийная конференция будет собрана партийными центрами. К сожалению, ждать созыва ее в этом естественном порядке было бы политической наивностью. Русская коллегия ЦК фактически не существует... ЗБЦК парализовано внутренними разногласиями. Вынырнувшая недавно в резолюции парижских большевиков-ленинцев, явно инспирированная ЦО, какая-то "Заграничная коллегия ЦК" есть не что

стр. 14

иное как дубликат ЦО - организации, пока что открыто и решительно настаивающей не на объединении, а на дальнейшем расколе партии и расточении ее сил.

Ввиду такого положения дел приходится прибегать к предусмотренному уставом партии способу созыва конференции самими местными организациями. Конечно, им необходимо окрепнуть для того, чтобы оказаться способными выполнить подобное дело. Поэтому путем, наиболее прямо и плодотворно ведущим к конференции, является усиление всеми группами и направлениями возможно более дружной работы на местах. Мы предполагаем, что в результате нескольких месяцев упорной работы, имеющей, между прочим, в виду и специальную цель созыва конференции, местные организации, начиная с заводских ячеек и кончая городскими комитетами, будут уже в состоянии организовать местные, а по возможности и областные, конференции и избрать Организационный комитет.

Только этот, возникший из реальной практической работы в России, комитет сможет, в согласии с местными организациями, окончательно выработать нормы конференции и осуществить ее. Дело созыва конференции должно, по нашему мнению, находиться всецело в руках Организационного комитета. Средства, собранные для этой цели, должны поступать в особый фонд, находящийся в его распоряжении, и все расходы по посылке делегатов и т.п. должны производиться исключительно из этого фонда, обусловленного случайным распределением денежных средств между избирающими делегатов группами.

Состав конференции

Хотя все вопросы, связанные с конференцией, могут быть решены лишь Организационным комитетом, мы все же решаемся высказать наше мнение по важнейшему вопросу - о составе конференции, как наш настоятельный совет русским товарищам-практикам. Мы полагаем, что с решающими голосами на конференции должны присутствовать представители от социал-демократических ячеек в легальных рабочих организациях с тем, однако, чтобы серьезность и соц. -демократичность их работы была удостоверена той или иной местной нелегальной партийной организацией. Представители литературных групп, заграничных организаций, равно как и отдельные социал-демократы, мнение которых будет интересно для конференции, могут быть приглашены ею с совещательным голосом.

Программа конференции

Помимо того, что проект программы конференции должен быть выработан Организационным комитетом, он вообще может быть окончательно выяснен лишь ко времени созыва конференции и образования самого комитета, ибо обстоятельства могут еще измениться. Мы считаем, однако, полезным подвергнуть обсуждению организаций следующую предварительную программу, отдельные пункты которой мы постараемся осветить в последующих сборниках "Вперед".

1) Отчет ЦК, ЦО и литературных групп.

2) Отношение партии к профессиональным союзам и ее руководство предстоящим ввиду промышленного подъема стачечным движением.

3) Организация широких политических кампаний на почве таких важнейших для пролетариата вопросов, как борьба за свободу профессиональных союзов, и таких общих вопросов, в которых пролетариат являлся бы естественным вождем демократических низов общества, как, положим, борьба против вздорожания жизни, против надвигающихся чумы и холеры, против порабощения Финляндии и т.п.

4) Отчет социал-демократической думской фракции и вопрос о руководстве ею со стороны партии;

стр. 15

5) Вопрос об участии в выборах и использовании выборной агитации в Четвертую Думу к наибольшей выгоде революционно-социалистического пролетариата;

6) Использование легальных возможностей в целях агитации и массовой организации пролетариата. Вопрос о руководстве легальной работой со стороны общепартийных и местных центров окрепшей нелегальной партии;

7) Вопросы внутренней организации нелегальной партии. Постановка систематической пропаганды. Создание дееспособных центров. Организация областных центров. Укрепление всесторонних связей с национальными социал-демократическими организациями.

Роль заграничных групп

Из последних выступлений заграничных партийных организаций выяснилось, что почти все они поднимают вопрос о сговоре и объединении. Горестное исключение составляют так называемые партийные центры. Сторонники конференции всех направлений за границей могут, разумеется, оказать поддержку в трудной работе по ее организации. Ни в каком случае, однако, недопустима при этом организация какого-либо незаконного заграничного соперника нашему мнимому партийному центру, какого-нибудь комитета, который посягал бы на властное руководство делом созыва конференции. Эту задачу может выполнить только избранный русскими организациями Организационный комитет.

Но было бы весьма полезно создать за границей некоторую комиссию по содействию организации конференции. Комиссия эта должна ограничиться такими скромными, но полезными задачами, как создание особого фонда для Организационного комитета, издание, быть может, Дискуссионного листка, в котором появлялись бы рядом статьи представителей разных направлений по вопросам, касающимся созыва или программы конференции. Такая попытка сознавших необходимость единства заграничных групп с сохранением, разумеется, полнейшей автономии всех идейных течений, представители которых вошли бы в эту комиссию, может оказать оздоровляющее моральное влияние на нашу партийную среду, дать реальную помощь русской части партии, быть может, даже вынудить так называемых "партийцев", т.е., на деле - разрушительные и антипартийные элементы, примкнуть к общему течению, ставящему себе целью разумное и широкое единство партии при резкой определенности ее идейных течений.

Группа "Вперед" обращается ко всем организациям в России, литературным центрам и центрам национальных организаций с предложением обсудить вопрос о сотрудничестве всех фракций и течений в деле содействия подготовке и созыву конференции.

Настоящее обращение ко всем членам партии не представляет собой каких-нибудь ультимативных условий со стороны группы "Вперед": это лишь ее совет русской части партии, которая одна призвана властно решать политические вопросы ввиду полной дезорганизации центров партии.

Группа "Вперед".

64. В. И. Ленин - И. К. Вульпе*106 3

[Конец января - начало февраля 1911 года]

Тов. Евгению [Вульпе]

Дорогой товарищ! Сегодня приехал сюда тов. Сергей [И. И. Салман], передал мне Вашу записку и рассказал о событиях в школе. Нас всех заинтересовал и обрадовал его рассказ.

Для нас нет сомнения, что "питерцы" (из учеников) стоят на совсем иной точке зрения, чем "уральцы"*107. Первые - отстаивают партийную ли-

стр. 16

нию и политику, вторые - не только не партийную, но и не соц. -демократическую.

Вся задача теперь в том, как бы с наибольшей пользой для дела, с наименьшим ущербом для партии поскорее добиться приезда в Париж, в здешнюю парт[ийную] школу "питерцев" (уральцы нам не нужны, их возить ни к чему), а если можно, то не только питерцев, а вообще возможно большего числа учеников. Об этом мы хотели посоветоваться с Вами, тов. Евгений.

Только не забывайте одного: если у Вас будут снова "сцены", руготня и проч. (это раз было с Вами), не давайте себя провоцировать. Не поддавайтесь на удочку. Не отвечайте спорщикам. Не давайте себя выжить из школы, пока Вы не сделаете своего дела, т.е. пока Вы не достигнете того, что все (или почти все) питерцы убедятся в Вашей правоте и согласятся уехать с Вами.

Когда они убедятся, Вам виднее.

Мы думаем от имени здешней парт[ийной] школы4 послать прямое приглашение питерцам приехать сюда немедленно. Для нас самое желательное - быстрый съезд здесь и начало работы партийной школы.

Но вопрос вот в чем. Если теперь, тотчас послать это приглашение, согласятся ли питерцы или отложат отъезд до конца школы? Если согласятся сейчас, мы немедленно пошлем приглашение от имени партийной школьной комиссии. Если Вы думаете, что необходимо подождать немного, что "пертурбация" зреет, но еще не совсем назрела, тогда напишите нам об этом.

Ждем скорого ответа, - до Вашего ответа ничего делать не будем.

Желательно, чтобы отъезжающие имели деньги до Питера (подобно Сергею) - тогда у нас останутся деньги еще на след[ующий] выпуск.

Пишите мне для скорости на мой личный адрес: Mr. V.Oulianoff, 4, rue Marie-Rose 4, France. Paris XIV.

Вполне ли удобен адрес, по которому Вам пишу?

Посылаем Вам на школу (для слушателей) два экземпляра "Звезды" и два "Мысли" N 1. Добейтесь, чтобы это сразу же отдали слушателям.

Жму крепко руку.

Ваш Ленин.

65. Ответ четырех "питерцев" - И. И. Салману*108

[Февраль 1911 года]

Сергей.

Письмо твое, присланное Евгению*109, мы прочитали и были крайне поражены и возмущены его содержанием. Мы, Сергей, не ожидали от тебя этого. Не ожидали, что ты после всего, что мы слышали, мог писать такую гадость. Не ожидали, чтобы в каких-нибудь два дня ты мог уже заразиться парижской пошлостью. Ты пишешь, что было бы желательно, чтобы публика переехала в действительную партийную школу5. Скоро же меняются твои взгляды.

Когда-то ведь ты не считал и эту школу "не действительной" и "не партийной" и был ею очень доволен. Но этого мало. Ты пишешь, чтобы Евгений, "прежде чем огласить твое письмо, переговорил частным образом с публикой", т.е., вернее, подговорил публику и произвел раскол. Разве это по социал-демократически?

Но больше всего мы возмущены тем, что ты не только наговорил о школе черт знает что, но и просил Евгения снять с письма Каутского копию и прислать ее в Париж*110. Это, Сергей, недостойно рабочего человека. Это могут сделать лишь наши генералы, потонувшие в фракц[ионной] грязи, а не сознат[ельный] р[абочий] пролетарий.

стр. 17

Но мало того, что ты сам наделал пакости, а представил и нас Ленину способными на такую же пакость, как и ты сам. Какое ты имел право говорить о нас что бы то ни было?

Мы сами можем отвечать, когда и что нужно. Ты поехал в [...]6, объясняя это болезнью, а вместо этого, приехав в Париж, ты стал казенным защитником питерцев, вообще, хотя никто тебя об этом не просил.

С приветом, Валентин, Владимир, Иван, Леонид.

66. Ответ "четырех питерцев" Ленину

[Февраль 1911 года]

Тов. Ленин!

Если Вы желаете узнать, как мы, питерцы, отнеслись к Вашему и Сергея письмам, можете прочесть наше письмо, посланное одновременно с этим Сергею.

С приветом Валентин, Иван, Леонид, Владимир.

67. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову7

5 февраля (23 января) 1911 года

...Вашу статью в январском номере "Нашей зари"*111 прочел с большим удовольствием; ее, насколько знаю, хвалят все, читавшие ее. Не вполне соглашаюсь я только с Вашим представлением о большевизме как о чем-то отжившем. Я бы сказал: отжила одна из его форм, но он найдет себе форму и, вероятно, еще даст себя знать. Для его возрождения, увы! в жизни еще достаточно имеется данных.

Вы писали Владимиру Осиповичу [Левицкому], что хотите для февральской книжки "Нашей зари", мобилизовать заграничную публику для написания статей, посвященных юбилею 19 февраля8. Это было бы хорошо. Хорошо бы только, если бы Вы могли сообщить нам, кто о чем пишет, т.е, кто какую тему взял. Имейте в виду, что на тему 19 февраля - 9 ноября пишет также и Череванин*112. Надо было бы распределить темы так, чтобы не выходило слишком много повторений*112а. Хорошо бы также, если б Вы дали обещанную статейку о критиках Толстого*113. Я свою статью о "Современном мире" даю тоже для февральской книжки*114. Хочу также кратко реагировать на гнусную статью Изгоева в январской книжке "Русской мысли"*115. Некоторые находят, что не стоит отвечать; но мне кажется, что стоит запротоколировать его ложь.

Здесь сейчас ремесленный съезд, представляющий большой интерес*116. Но в общем довольно-таки тихо.

Жму Вашу руку. А. П[отресов].

68. Совещание деятелей легальных рабочих организаций*117

[28 января - 11 февраля 1911 года]

Недавно состоялось совещание деятелей легальных рабочих организаций крупнейших городов России. Совещание по составу своему носило определенно социал-демократический характер. Вопросы, поставленные на обсуждение совещания, могут быть разбиты на две группы: 1) возобновление социал-демократической политической работы в массах и возрождение социал-демократической партии и 2) расширение и углубление профессионального движения. Лишь часть принятых на совещании решений и намеченных шагов была закреплена в резолюциях и подлежит оглашению. Резолюции о профессиональном движении по независящим обстоятельствам могут быть опубликованы лишь позднее*118. В настоящее время опубликовывается текст трех из резолюций, принятых на совещании.

стр. 18

I. О возобновлении политической работы в рабочих массах и о возрождении социал-демократической партии

Заметное пробуждение среди рабочих интереса к общественно-политической жизни властно диктует необходимость возрождения РСДРП. Возрождение это может идти лишь путем вовлечения широких рабочих масс в открытые политические выступления, путём активного и самодеятельного участия рабочего класса в общественно-политической жизни страны. Совещание намечает следующие очередные задачи:

1) Сконцентрирование внимания рабочих масс на предстоящей избирательной кампании в Четвертую Государственную думу, подготовку которой необходимо начать немедленно.

2) Широкое ознакомление рабочих с деятельностью Государственной думы и правительства, с политическими группировками внутри Государственной думы и в стране для выяснения позиции, занимаемой сознательным пролетариатом и его представительством в Государственной думе.

3) Вместе с тем необходимо привлечь возможно более широкие массы к организованному активному вмешательству во все проявления думской деятельности, к поддержке выступлений социал-демократической фракции, к борьбе за свободу коалиций, к кампании в связи с обсуждением законопроектов о страховании рабочих, к поддержке запросов и т.д.

4) Вся эта работа, содействуя сплочению рабочего класса в самостоятельную политическую социал-демократическую партию, явится одновременно, по мнению совещания, лучшим средством к подготовке рабочего класса к организованному участию в избирательной кампании в Четвертую Государственную думу.

Вся намеченная совещанием работа должна быть начата немедленно. В тех местностях, где существуют активные социал-демократические партийные организации, ведущие массовую политическую деятельность, там вся намеченная совещанием работа должна вестись этими организациями. А где таких нет, совещание находит необходимым немедленное образование инициативных социал-демократических групп, которые в процессе самой работы будут содействовать образованию оформленных партийных организаций.

Совещание приветствует появление социал-демократических легальных органов и призывает к их распространению и энергичной поддержке. Совещание полагает, что эти органы могут способствовать углублению социал-демократического сознания рабочих, собиранию социал-демократических сил и возрождению партии при том необходимом условии, что они будут отвечать на положительные запросы рабочего движения в России, отнюдь не затушевывая действительных принципиальных разногласий в РСДРП.

II. О борьбе за право коалиций*119

Совещание рекомендует приступить немедленно к подготовке кампании за свободу коалиций. Первым шагом этой кампании должна быть выработка и проведение среди рабочих петиций протеста против преследования профессиональных и других рабочих организаций, арестов их руководителей, преследования рабочих за стачки и т.п. Петиции эти должны подаваться на имя председателя Государственной думы, причем в петиции должно быть ясно оговорено, что рабочие на Четвертую Думу*119а не возлагают надежд, а пользуются ею, чтобы огласить свои требования. Необходимо стремиться к тому, чтобы петиции направлялись через социал-демократическую фракцию на имя председателя Государственной думы; где же это не удастся, необходимо посылать копии с указанием названия предприятия и количества подписей членам социал-демократической фракции.

стр. 19

III. О праздничном отдыхе*120

Совещание считает необходимым приступить немедленно к обсуждению на местах вопроса о дне праздничного отдыха, чтобы в возможно скором времени выработать мнение русских рабочих по этому вопросу.

Примечания

Б. И. Николаевского к документам N56 - 68 (в тексте отмечены звездочками)

75. Данный документ был в свое время напечатан отдельным листком под заголовком "Резолюция о партийной конференции" - в том самом виде, в каком он теперь воспроизводится. В Библиографическом указателе Валка он зарегистрирован под N 1649 как издание "Венского партийного клуба" и датирован началом 1912 года. Оба эти указания ошибочны: нами он датируется концом декабря 1910 г. и определяется как "резолюция пяти социал-демократических клубов".

Прежде всего уже по содержанию самой резолюции ясно, что она относится не к 1912 г., а к значительно более раннему периоду: в ней о смерти Муромцева и Л. Н. Толстого, а также о трагедиях на каторге говорится, как о "событиях последних месяцев". Затем сопоставление цитат, приводимых в N 18 - 19 "Правды" от 11 февраля 1911 г., показывает, что речь в ней идет именно о данной резолюции. Наконец, из письма, напечатанного в N 19 - 20 "Социал-демократа" от 26 января 1911 г. за подписью "Рабочий", видно, что именно эта резолюция обсуждалась 25 декабря 1910 г. на собрании партийного социал-демократического клуба в Вене. Все это делает несомненным, что по времени ее принятия данная резолюция относится не к началу 1912 г., а к последним числам декабря 1910 года.

Далее, из того же письма в N 19 - 20 "Социал-демократа" видно, что другие клубы, которые дали свои подписи под эту резолюцию, особенно цюрихский, принимали активное участие в выработке текста последней и что поэтому неправильно эту резолюцию объявлять резолюцией "заграничных клубов" (N 18 - 19, с. 8), перечисляя при этом шесть таких клубов, а именно - Цюриха, Берна, Лозанны, Женевы, Вены и Мюнхена. Именно под этим названием резолюция и была в то время известна в кругах социал-демократической эмиграции. Так как под самой резолюцией подписи Мюнхена не стоит (она. очевидно, была получена после выпуска резолюции отдельным листком), то мы считаем более правильным называть ее "резолюцией пяти заграничных социал-демократических клубов".

Действительная же история этой резолюции такова. Собрание партийного клуба Вены 26 ноября 1910 г., на котором была принята резолюция, напечатанная нами выше в качестве документа N51, была началом большой агитационной кампании, план которой был намечен редакцией "Правды" по предложению Троцкого. Эта кампания проводилась как в эмиграции, так и в России. Был выработан проект резолюции, доказывавшей необходимость созыва общепартийной конференции, и этот проект был, с одной стороны, отправлен в Россию, во все те партийные организации и группы, связи с которыми имела "Правда"; одновременно Троцкий отправился в объезд наиболее значительных центров эмиграции, выступая повсюду с докладами о положении в партии и доказывая необходимость немедленного созыва общепартийной конференции, как единственного средства спасти партию от полного развала. Переписку с Россией и с заграничными колониями вел главным образом Семковский.

Так как "ленинцы" в печати того времени все время заявляли, что Троцкий эту кампанию проводит вместе с меньшевиками-"голосовцами", и даже чуть ли не подталкиваемый ими, правильно будет здесь же подчеркнуть, что отношение к этой кампании руководящей группы "Голоса социал-демократа" было более чем сдержанным, хотя Троцкий, по-видимому, в этот момент искал соглашения с нею. Позднее, в период совместной работы с "голосовцами" по созыву партийной конференции в августе 1912 г.9, Троцкий с явной горечью вспоминал, как много было потеряно для дела общей борьбы против Ленина из-за того, что его инициатива в декабре 1910 г. не была поддержана меньшевиками.

"Когда я полтора года тому назад, - писал он Аксельроду 3 июня 1912 г., - объезжал заграничные центры и группы, меньшевики и бундисты заняли более чем выжидательную позицию, Ленин немедленно подхватил идею, выжал из нее все, что мог, для себя, "Правда" оказалась более или менее изолированной в этом центральном для нее вопросе".

Причина этого отношения меньшевиков к инициативе Троцкого лежала не столько в их раздражении против последнего за его недавние статьи в "Форвертс" и "Нейе Цайт", в которых он почти ставил знак равенства в оценке внутрипартийного поведения большевиков и меньшевиков, сколько в надеждах меньшевиков на создание общепартийного центра в России: как раз незадолго перед тем в Москву прибыл Ногин, вторично успешно бежав-

стр. 20

ший из ссылки, и, обосновавшись в Туле, начал работу по восстановлению Русского бюро ЦК. Он отказывался поддерживать внутрипартийную политику Ленина и настаивал на выполнении большевиками соглашений, заключенных на пленуме ЦК в январе 1910 года. На поддержке этих усилий Ногина особенно настаивал ЦК Бунда, представителем которого в Русское бюро ЦК входил И. Л. Айзенштадт-Юдин.

76. В N 18 - 19 "Правды" сообщено, что шесть "большевиков-партийцев", воздержавшихся при голосовании по этой резолюции в женевском клубе, внесли свое "особое мнение", в котором они, "горячо приветствуя предложение о созыве конференции", следующим образом мотивировали свое воздержание: "Резолюция признает, правда, желательным, чтобы ЦК взял на себя инициативу созыва конференции, но в то же время она призывает товарищей немедленно же начать действия по подготовлению конференции таким образом, как будто бы в партии вовсе не существовало никаких центральных учреждений".

В ответ на эту мотивировку редакция "Правды" от себя прибавляла: "Вопрос о конференции как важнейшей партийной задаче решен утвердительно пленумом ЦК год тому назад. Тогда же ЦК призывал всех товарищей немедленно приступать к подготовке конференции, "не дожидаясь помощи извне". Теперь, через год после этого призыва, местным товарищам тем более необходимо проявить самостоятельную инициативу, "не дожидаясь помощи извне", потому что ЦК в течение целого года не имел возможности собраться. Только энергичная самостоятельность партийных "низов" может вывести партию, и в частности ЦК, из организационного тупика. Мы не сомневаемся, что таково же мнение самих членов ЦК. Вместе с тем мы считаем в высшей степени важным скорейшее восстановление деятельности ЦК в России. Всякую попытку в этом направлении мы будем поддерживать по мере наших сил. К этому же мы призываем всех товарищей без различия фракций. Редакция "Правды"".

В этом же номере "Правды" сообщено, что свою подпись под данную резолюцию дал также партийный клуб в Мюнхене, в результате чего за резолюцию имеется уже 199 голосов (из чего следует, что в Мюнхене за резолюцию голосовало 17 человек).

77. Опущено несколько строк, имеющих отношение к личным делам, в связи с которыми Чичерин, постоянно проживавший в Париже, приезжал тогда в Лозанну.

78. Предложение выразить протест против венского клуба исходило, конечно, от Семашко, который в это время входил в ЗБЦК от "ленинцев" (заменив Любимова) и который с самого же начала повел политику заострения отношений внутри ЗБЦК, делая предложения, которые не могли не вызывать резкую реакцию. Предложение о порицании венскому клубу было отклонено, вместо этого принята следующая резолюция, определяющая общее отношение ЗБЦК к агитационной кампании за конференцию:

"С удовольствием констатируя отрадный факт усиления интереса в широких партийных кругах за границей к вопросу о созыве ЦК общепартийной конференции на началах, установленных прошлогодним пленумом ЦК (см. резолюцию пленума о созыве конференции), - Заграничное бюро ЦК выражает уверенность, что ЦК в ближайшем будущем примет все необходимые меры для созыва конференции на вышеуказанных началах, и со своей стороны призывает все партийные группы за границей оказывать ЦК в этой его работе самую энергичную, как моральную, так и главным образом материальную, поддержку" (Библиографический указатель Валка, N 1442; Правда, N 18 - 19).

79. К. Залевский (настоящая фамилия Станислав Трусевич), 1869 - 1918, один из старейших участников социал-демократического движения в Польше с начала 1890-х годов (его воспоминания напечатаны в журнале "Минувшие годы", 1908, N 12, с. 97 - 131, за подписью К. Залевский), отбывший за это многолетнюю ссылку в Восточной Сибири; в 1908 - 1914 гг. постоянный сотрудник "Голоса социал-демократа" и легальных меньшевистских органов; в 1917 - 1918 гг. большевик. С 1907 г. вел пропаганду в польской и русской печати в пользу объединения ПСД с так называемой "левицей". (рабочее крыло расколовшейся в 1906 г. "Польской социалистической партии"). Главное правление СДКПиЛ10, которое было решительным противником этого объединения, уже в 1907 г. выступило весьма резко против Залевского за эту его пропаганду, и представитель Главного правления в редакции "Социал-демократа" Варский еще в 1909 г. настаивал на недопустимости сотрудничества Залевского в русской социал-демократической печати. Тогда Ленин, располагавший большинством в редакции "Социал-демократа", отказался подчиниться этому ультиматуму ПСД и Залевский получил формальное приглашение сотрудничать в "Социал-демократе". Но после пленума ЦК положение изменилось; большинство в редакции "Социал-демократа" Ленин мог иметь только при помощи ПСД, и поэтому, когда Залевский предложил статью по вопросу об отношении к ППС для "Дискуссионного листка", который по решению пленума начали издавать в качестве приложения к "Социал-демократу", а представители ПСД ультимативно потребовали ее отклонения, квалифицируя ее автора как "агента враждебной нам партии Левицы", то "ленинцы" и связанный с ними "плехановец" вместе с польским социал-демократом статью Залевского отвергли. Сделано это было с нарушением не только

стр. 21

решений пленума (последний постановил, что в случаях, когда три члена редакции высказываются за помещение какой-либо статьи, эта статья должна быть напечатана: за напечатание статьи Залевского было три члена редакции - меньшевик, бундовец и латыш), но и партийного устава. Поляки доказывали невозможность помещения статьи Залевского тем, что он предан суду польской партией. И этот суд, как заверял представитель поляков, обязательно исключит Залевского из партии, но право исключения из партии, как целого, не принадлежало ни одной из ее составных частей, не говоря уже о том, что факт предания партийному суду еще ни в коем случае не означал лишения этого преданного суду всех его прав члена партии. Под судом в это время состоял и Ленин, а его прав никто на оспаривал. В результате этого конфликта меньшевики вышли из редакции "Дискуссионного листка", что означало фактический конец этого издания. История конфликта вокруг "дела Залевского" рассказана в брошюре "Торжество кляузы. (Дело тов. Залевского)" (изд. Голоса социал-демократа, [Париж, 1910], 12 стр.). Требование, внесенное в ЗБЦК представителями "ленинцев" и поляков, - предать партийному суду Игоря (Горев - представитель "голосовцев" в ЗБЦК) за то, что он принял от Залевского жалобу на польский "Заржонд" в Русскую коллегию ЦК, показывает, до каких размеров вокруг этого дела были обострены все отношения. Предложение было отклонено.

80. В виде такого оттиска до выхода очередного номера "Социал-демократа" была издана статья "О положении дел в партии"11 (статья была не подписана, автором был Ленин - см. Ленин. Сочинения, т. XV, с. 60 - 70). Эта статья была резкой атакой на Мартова и в особенности на Троцкого за его агитацию в пользу конференции, причем в ней впервые было сообщено, что Ленин и др. подали заявление о разрыве ими соглашения, заключенного на последнем пленуме ЦК.

81. См. ниже док. N 58.

82. Блюменфельд Иосиф Соломонович, родился в 1865 году. Румынский подданный, родившийся в Одессе; участник революционных кружков с начала 1880-х годов; в 1896 г., в качестве иностранца, высланный за границу, принимал активное участие в деятельности "Союза русских социал-демократов за границей", меньшевик. В 1908 - 1911 гг. жил в Париже; в 1911 г. вернулся в Россию с чужим паспортом. Умер в начале 1930-х годов.

83. См. Библиографический указатель Валка, N 1206.

84. В статье "О положении дел в партии" (отдельный оттиск ее в Библиографическом указателе Валка не зарегистрирован) Ленин несколько раз подчеркивал, что Троцкий организует "блок Потресова с "впередовцами", что идет "дружная работа "Правды" с фракциями господ Потресовых и "впередовцев"" и т.д., что с точки зрения тогдашних законов являлось доказательством связи Потресова с деятельностью нелегальной партийной организации.

85. Такое заявление в ЗБЦК действительно было подано, но ввиду последующих событий движения не получило.

86. См. Библиографический указатель Валка, N 1796. После разрыва с большевиками-"партийцами" ("примиренцами") из группы Любимова, Лозовского и др. сторонники Ленина в Париже, не имея большинства в так называемой Второй (большевистской) группе содействия, в октябре-декабре 1910 г. в эмиграции выступали под фирмой "кружка друзей "Рабочей газеты"", в который входили одни лишь последовательные сторонники Ленина. Но в конце декабря и начале января Ленин сделал новую попытку сговора с "примиренцами", для чего было устроено несколько "совещаний парижских большевиков". 27 декабря 1910 г. на таком совещании Лениным была проведена резолюция о необходимости созыва пленума ЦК за границей (см. Библиографический указатель Валка, N 1795), а затем 15 января 1911 г. на таком же совещании была принята печатаемая здесь "резолюция о конференции", которая была, таким образом, платформой для совместной акции "ленинцев" и большевиков-"примиренцев". Именно это значение резолюции подчеркнуто примечанием в ее конце - о том, что она "принята единогласно". Необходимо добавить, что парижская группа большевиков (равно как парижские группы других фракций) играла весьма значительную роль в политической жизни той фракции, так как в ее состав входил целый ряд крупных представителей большевистского движения предшествующих периодов. Внутренняя жизнь этой группы в исторической литературе почти совершенно не освещена. Имеются только воспоминания Мордкевича12, напечатанные в т. 2 (4) сборников "Старый большевик" (Москва, 1933). Автор этих воспоминаний в свое время принадлежал к числу видных представителей "примиренческого" крыла большевистской фракции, но в своих воспоминаниях к этому своему "примиренческому" прошлому относится весьма критически, что сказывается на всем содержании его рассказа.

87. Этой резолюцией Ленин доводил до логического конца ту свою политику отстранения ЗБЦК от руководящего участия в общепартийной деятельности, которую он наметил, когда начало выясняться, что он не будет иметь большинства в ЗБЦК. В действительности, и по букве, и по духу "устава ЦК", который был принят пленумом января 1910 г., ЗБЦК был отнюдь не только "заграничной технической агентурой ЦК". Помимо технических функ-

стр. 22

ций, этот устав возлагал на ЗБЦК общую обязанность "представлять партию за границей"; ЗБЦК имело право (правда, только по единогласному решению) созвать пленум ЦК; члены ЗБЦК подлежали привлечению к работам таких пленумов13. Закрепляя отстранение ЗБЦК от дела подготовки общепартийной конференции, резолюция "парижских большевиков" впервые выдвигает идею какого-то особого "Заграничного собрания ЦК", совершенно не предусмотренного ни "уставом ЦК", принятым в январе 1910 г., ни общим уставом партии. Это "Заграничное собрание ЦК" есть не что иное, как первый вариант того "Совещания членов ЦК", которое было проведено Лениным в июне 1911 г. и сыграло роль прикрытия для проведенного Лениным формального раскола общепартийных центров.

88. См. Библиографический указатель Валка, N 1797; перепечатана в "Голосе социал-демократа", N 24, приложение. Являющаяся ответом на статью Ленина "О положении дел в партии" (см. выше прим. 84), данная резолюция (она составлена совместно Мартовым, Даном и Горевым) была принята общим собранием меньшевиков-"голосовцев" в Париже вскоре после появления указанной статьи. По своему содержанию она является обвинительным актом против группы Ленина, давая наиболее полное изложение тех обвинений, которые тогда выдвигались в меньшевистских кругах. Точная дата принятия этой резолюции неизвестна. Библиографический указатель Валка ее определяет 1911 г., "ранее 15 января", но это едва ли правильно: если оттиск со статьей Ленина получил распространение 6 января, то составление столь обширного ответа и созыв большого собрания (собрание с 63 участниками для эмигрантских условий того времени было большим) требовало по меньшей мере 10 - 12 дней. В литературе первое упоминание об этом листке встречается в письме Ленина к депутату Третьей Государственной думы Н. Г. Полетаеву от 22 февраля 1911 года14 (Ленинский сборник, т. XXV, с. 319 - 321), но это письмо Ленина является реакцией на сообщенное ему решение социал-демократической думской фракции, которое было принято по поводу данной резолюции. Таким образом, принятие резолюции правильнее всего будет отнести ко второй половине января, вернее всего к 15 - 20 января 1911 г. (собрание 23 января 1911 г., на котором произошло столкновение между Даном и "плехановцем" Ольгиным - см. ниже прим. 199 - имело место уже после принятия данной резолюции).

89. Партийная школа в Болонье, Италия, в литературе известная также под названием "Второй заграничной школы впередовцев", была организована группой "Вперед" и действовала с 25 ноября 1910 г. по начало марта 1911 года. Группа "Вперед" прилагала особые усилия, чтобы привлечь лекторами в школу партийных деятелей из других фракций и групп (А. М. Коллонтай, П. П. Маслов, М. Павлович-Вельтман15, Троцкий). Тоже получивший такое предложение Мартов поехать не смог. Из печатаемого письма видно, что в Париже тогда ожидали близкого собрания пленума ЦК. Об этой Второй школе подробнее см. раздел 1, прим. 68, и ниже, раздел III, прим. к док. NN 64 и 65.

90. Док. N 62, сохранившийся в архиве Алексинского, состоит из двух частей: открытой, написанной обычными чернилами, и секретной, написанной чернилами симпатическими между строк и затем проявленной химией. Как правило, в такого рода письмах часть, написанная обычными чернилами, интереса не представляет: эта часть служит лишь прикрытием для серьезного письма, написанного между строк, а потому обычно состоит из выдумок. В данном случае положение обстоит иначе: эта первая часть, написанная эзоповым языком, несомненно, содержит высказывания автора по общим вопросам, непосредственно связанным с его политической работой. Поэтому мы воспроизводим и ее в качестве приложения. Первым печатается текст, написанный химическими чернилами.

Автор обеих частей письма М. В. Журавлева (известная тогда под именем "Милаида" и "Мильда", также Мария Ивановна Борецкая) была в 1909 - 1912 гг. активной работницей "впередовских" организаций, состоя в непосредственной связи со "впередовским" центром в Париже. Осенью 1910 г. она вместе с Ф. Калининым ("Аркадский", он же "Столяр" и "А. Столяров") ездила в Россию для организации выборов во Вторую "впередовскую" школу. Калинин провел эту работу по Москве и Центральному промышленному району, а Журавлева по Петербургу, где она работала вместе с Н. П. Богдановым (см. ниже прим. 102). Есть основание полагать, что она тождественна с той "Мильдой", русской курсисткой, которая принимала участие в работе Боевой организации петербургских большевиков в 1906 - 1907 гг. (см. Познер. Боевая группа, с. 173).

Дата настоящего письма может быть установлена только приблизительно: по содержанию письма (особенно упоминание о присланном документе) и по тому факту, что несомненно из писем этого же автора сделана цитата в N 18 - 19 "Правды" от 11 февраля 1911 г. (см. ниже прим. 96).

91. В изданиях группы "Вперед" такой корреспонденции не появлялось.

92. Для целого ряда студентов - участников студенческих волнений зимы 1910 - 1911 гг. не только в Петербурге, но и в Москве, Киеве и других центрах, участие в этих волнениях было своего рода подготовительной школой для перехода в революционные организации. Так, например, в Петербурге, насколько удается установить по опубликованным в литера-

стр. 23

туре материалам, из 8 человек, составлявших в феврале-марте 1914 г. Петербургский комитет большевиков (арестованы по делу последнего в марте 1914 г.), 4 были участниками студенческих волнений предшествующих лет (Красная летопись, т. XVII, с. 133 - 136). Аналогичные явления удается установить для Киева (см. воспоминания А. Росновского в журнале "Летопись революции", т. XXI, с. 101 - 142).

93. См. выше прим. 40.

93а. Несколько слов не разобрано. - Ред. (Примеч. Б. П., А. Б.)

94. В оригинале одна буква: "р", что может быть расшифровано и как "районные", и как "рабочие" коллективы (оба этих термина приняты в нелегальных организациях тех лет).

95. О каком именно документе идет речь, не вполне ясно. Группа "Вперед" как раз в это время занималась выработкой своего листка о конференции (см. ниже док. N 63), и вполне допустимо предположение, что он в проекте был послан в Петербург для выяснения мнений тамошних "впередовцев": она эту позицию принимает, и с точки зрения именно правоверной "впередовки" критикует присланный ей документ. В этих условиях несомненно, что парижскими "впередовиами" в Петербург был послан какой-то другой (не их собственный) документ. Речь может идти только о резолюции с требованием созыва конференции, которая исходила от группы Троцкого, с которой "впередовцы" тогда работали в тесном контакте. Все доводы Журавлевой направлены прямо против аргументации резолюции "пяти клубов". Эти доводы тождественны с соображениями того "товарища, близко стоящего к петербургским "впередовцам"", частное письмо которого из Петербурга Троцкий цитирует в N 18 - 19 "Правды" от 11 февраля 1911 г.: этот "впередовец" конференцию считает преждевременной.

"Нужно предварительно упрочиться на местах, - пишет этот товарищ, - нужно еще долго и основательно покопаться в низах, - и лишь в результате этой работы общепартийное объединение может оказаться прочным". "Это не мое только личное мнение, - заканчивается письмо, - но и многих других товарищей".

95а. Так в оригинале. - Ред. (Примеч. Б. Н., А. Б.)

96. Под инициалами "В." и "Влад. П." здесь фигурирует, несомненно, Троцкий, с которым тогда поддерживали связь многие из "впередовцев", отправившихся нелегально в Россию. Журавлева и Ф. Калинин были корреспондентами "Правды" Троцкого. Той "единственной корреспонденцией", написанной Журавлевой, о получении которой Троцким говорится в этом письме, могла бы быть только корреспонденция из Петербурга с рассказом о работе в Василеостровском районе, которая напечатана в N 17 "Правды" от 3 декабря 1910 г.: по своей подпольной работе Журавлева была связана больше всего именно с этим районом. Корреспонденция из Москвы за подписью "Столяр" написана, несомненно, Ф. Калининым, который по профессии был столяром и в сборниках "Вперед" подписывался "А. Столяров".

Добавим, что другая корреспонденция из Петербурга, напечатанная в том же N 17 "Правды" как "письмо из Петербурга" за подписью "Э.", несомненно, принадлежала, как показывает анализ ее содержания, В. Л. Коппу16, который в 1920-х гг. был советским полпредом сначала в Японии, затем в Швеции. Меньшевик тогда по своим взглядам, но не сходившийся с Центральной литературной коллегией меньшевиков, Копп в 1906 - 1910 гг. был одним из главных работников петербургского союза рабочих-металлистов (его роль в этом союзе освещена Ф. Булкиным: "На заре...", с. 202 и др.). После арестов зимы 1910- 1911 гг. Копп выбрался за границу и в 1910 - 1911 гг. жил в Вене, принимая близкое участие в "Правде" (по воспоминаниям Троцкого, одно время был даже секретарем "Правды" - Троцкий. Моя жизнь, Берлин, 1930, т. 1, с. 252). Ему принадлежит статья ""Ты трудился недаром" (в связи с закрытием союза печатников в Петербурге)", напечатанная в N 18 - 19 "Правды" за подписью "Т-ский" (т.е. Томский, - за подписью В. Т-ский и В. Томский он печатался в меньшевистской рабочей прессе 1912 - 1914 гг., а также в журнале "Заветы").

97. Журавлева действительно в начале 1911 г. приезжала на время в Париж.

98. Т.е. после демонстраций конца 1910 года.

99. Не вполне ясно, кого именно имеет в виду Журавлева под именем "Виктора Алексеевича", он же "Виктор" и "Митя". Из дальнейшего видно, что Журавлева этого "Виктора" считает ближайшим союзником "В. П.", т.е. Троцкого, по проведению их "затеи", т.е. несомненно по проведению кампании в пользу созыва конференции. Меньшевики таким союзником не были, хотя и приветствовали этот план (см. меньшевистскую резолюцию - док. N 60). Вернее всего, что речь идет о большевиках-"примиренцах".

100. Под "наследством покойного Максима Николаевича" Журавлева, несомненно, подразумевает наследство Большевистского центра, захватить которое в свое единоличное распоряжение стремился Ленин.

101. "Золотарев" - это, несомненно, социал-демократическая партия в целом. "Золотаревский род" - это все вообще социал-демократы.

102. "Брат Вася" - это Николай Петрович Богданов, коллега Журавлевой по бюро "впередовцев" в Петербурге, которое руководило подготовкой выборов во вторую "впередовскую"

стр. 24

школу. Богданов в партийных организациях тогда был известен под псевдонимом "Василий Васильевич". - Н. П. Богданов (биографические данные о нем, даваемые в "Материалах" Невского, с. 89, в значительной части ошибочны; в "Био-Библиографическом словаре" он вообще отсутствует) был с 1910 г. одним из наиболее крупных агентов петербургского Охранного отделения по местным организациям большевиков разных групп, особенно "впередовцев" и болыиевиков-"примиренцев". В 1911 - 1912 гг. был одним из главных руководителей так называемой "Центральной городской социал-демократической группы" в Петербурге. Данные о его провокаторской деятельности крайне неполны. (О нем см. также ниже, раздел VI, прим. 130.)

103. Т.е. план общепартийной конференции.

103а. Перевод: положение обязывает. - Ред. (Примеч. Б. Н., А. Б.)

104. А. В. - это, несомненно, А. В. Луначарский, который тогда вместе с А. А. Богдановым интересовался вопросами пролетарской культуры. Журавлева также интересовалась этими вопросами и пробовала свои силы на литературном поприще. В письме Ф. Калинина к Алексинскому от 24 апреля 1911 г. (к этому времени и Калинин и Журавлева вернулись из своей нелегальной поездки в Россию) есть сообщение, что "Милаида пишет каждый день по рассказу" и мучит ими Луначарского.

105. Библиографический указатель Валка. N 1081. Редакция этого "Указателя" относит данный документ к началу 1912 года. Это явная ошибка: в начале 1912 г. ЗБЦК фактически уже не существовало, и вообще внутрипартийное положение было совсем иным. Документ "впередовцев" относится явно к началу 1911 г., но не раньше конца января, так как в нем говорится о документе "ленинцев", в котором "вынырнула" какая-то "Заграничная коллегия ЦК": этот документ - резолюция ленинцев от 15 января 1911 г. (см. выше док. N 59).

106. Иван Конст. Вульпе (партийный псевдоним "Евгений"), рабочий-слесарь, ленинец, один из шести рабочих, посланных из Петербурга во вторую "впередовскую" школу; умер в 1912 или 1913 году. Из этих 6 рабочих из Петербурга два оказались сторонниками Ленина: Вульпе ("Евгений") и И. И. Салман ("Сергей"). Последний под предлогом болезни покинул в январе 1911 г. школу и, получив деньги на проезд на родину, отправился в Париж к Ленину. Результатом его разговоров с Лениным и было настоящее письмо последнего к "Евгению"-Вульпе. Об этом письме в литературе имеется только краткое упоминание в статье С. Лившица "Партийная школа в Болонье" (Пролетарская революция, т. 50, с. 127- 128), который со слов А. А. Богданова рассказывает, что письмо это, полученное из Парижа, "было вскрыто "Иваном" (И. А. Острецовым), на имя которого оно было адресовано: без пометки на конверте, что оно предназначено для кого-нибудь другого. Первые же строки этого письма так поразили "Ивана", что он прочел все письмо вместе с другими товарищами на квартире, а затем оно было, с разрешения "Евгения", прочитано на общем собрании слушателей. Нужно сказать, что "Евгений" был ленинцем, и в письме ему давалась Лениным директива вести в школе фракционную борьбу или "взорвать" школу. Остальные слушатели были озлоблены против "Евгения", и через два-три дня после этой истории "Евгений" уехал в Париж".

Текст письма, печатаемый теперь впервые (по копии, которая сохранилась в архиве Алексинского среди других материалов школы в Болонье), позволяет ознакомиться с "директивой" Ленина и объясняет озлобление остальных слушателей и против "Сергея" с "Евгением", и против Ленина. Ответные письма четырех остальных рабочих из Петербурга, посланные "Сергею" и Ленину, печатаются ниже (док. NN 65 и 66).

Датировка этого письма определяется сопоставлением его содержания с другими документами. Официальное открытие школы состоялось 21 ноября 1910 г.; функционировала она до начала марта. Относительно Салмана ("Сергея") известно, что он выбыл из школы "в середине курса" (Пролетарская революция, т. 50, с. 121). Конечно, определение это весьма приблизительное. Но, с другой стороны, несомненно, что история с письмом Ленина предшествовала официальному обращению секретаря Совета школы Л. Павловой (Лядовой) в редакцию "Социал-демократа" с требованием не выступать на страницах этого органа "по вопросу о Второй партийной школе", так как разоблачения в этом пункте могут "затруднить (в полицейском отношении) возвращение" учеников школы в Россию. Это обращение датировано 15 февраля 1911 г. (оно опубликовано в "Пролетарской революции", т. 50, с. 128 - 129). Таким образом, хронологические рамки для всего этого эпизода приблизительно определяются концом января - началом февраля 1911 года. К этим 2 - 3 неделям относится отъезд "Сергея" из Болоньи, его встречи с Лениным в Париже, получение в Болонье писем Ленина и "Сергея" к "Евгению", конфликтные дни вокруг этих писем в Болонье, отъезд "Евгения".

107. Группа "уральцев" в Болонье состояла из шести человек, из которых четыре были полноправными слушателями, делегированными официальной партийной организацией Миньярского завода, а два остальных вольнослушатели. В вольнослушатели первой категории принимали лиц, не имевших "командировок" в школу от партийных организаций, но

стр. 25

бравших на себя обязательство по окончании школы отправиться на партийную работу в Россию. Вольнослушатели второй категории никаких обязательств на себя не брали и никакими правами в школе не пользовались.

Один из старейших заводских центров на Урале (завод основан в 1784 г.), Миньярский завод, расположенный отдельным поселком в горах (тогда он принадлежал к Уфимской губернии, теперь входит в Челябинскую область), имел крупную большевистскую организацию, которая существовала без перерыва с начала 1900-х гг. и до самой революции 1917 года. В 1908 - 1909 гг., после того, как полицией были разгромлены партийные центры в Уфе, боевая дружина миньярских большевиков играла роль центральной для Урала; здесь обосновался целый ряд видных боевиков из других районов Урала, и именно миньярскими боевиками была проведена экспроприация на станции Миас в августе 1909 г., когда было захвачено, по данным правительственного сообщения, свыше 86 тыс. рублей (см. выше, раздел 1, прим. 68). Значительная часть этой суммы организаторами экспроприации была передана группе "Вперед" для организации школы в Болонье, куда Миньярская организация официально командировала четверых своих представителей в качестве учеников. Из этой четверки двое были непосредственными участниками экспроприации, а именно Константин Мячин17 и Иван Хрущев. Мячин - главный организатор - до 1917 г. находился в эмиграции. Вернувшись в 1917 г., примкнул к большевикам-"ленинцам" и под именем Яковлева сыграл роль в судьбе царской семьи - в качестве начальника того отряда, который перевез Николая II и его семью из Тобольска в Екатеринбург. Позднее исчез, и в советской литературе встречались указания о его переходе на сторону Колчака, но в литературе антибольшевистского лагеря никаких указаний об этом не встречается. Третий участник экспроприации, Тимофей С. Кривов18, в школе находился на положении вольнослушателя первой категории, но в Россию вернулся только после революции, когда примкнул к большевикам-"ленинцам".

Остальные "уральцы" в Болонье непосредственного отношения к экспроприации на станции Миас не имели, хотя и были связаны с боевыми дружинами. Ими были Петр Гузаков19, рабочий, игравший большую роль в рабочих волнениях в 1905 - 1906 гг. на Симском заводе (расположен неподалеку от Миньярского), и Михаил Коковихин20, рабочий Миньярского завода, в 1909 г. выполнявший функции секретаря большевистской организации на заводе. Гузаков, осужденный на 8 лет тюрьмы, в конце 1909 г. бежал из Уфимской тюрьмы и должен был уехать за границу (побег был связан с вооруженным нападением), где и оставался до революции (его брат, один из организаторов экспроприации на станции Миас, был казнен в 1910 г.). Коковихин был единственным из всех "уральцев", прошедших курс в школе, который тогда же вернулся в Россию, но был вскоре арестован и пошел в ссылку; после революции играл видную роль в коммунистической партии. В 1956 г. получил орден Ленина за участие в движении 1905 г. - см. Ведомости Верховного Совета СССР, от 23 марта 1956 года. Шестой была Прасковья Стяжкина21, молодая работница, оказывавшая помощь "боевикам" и бежавшая за границу из ссылки. В школе она была "вольнослушательницей второй категории".

Ленин был настроен крайне резко против этой группы "уральцев" и в начале 1911 г. даже официально требовал от Русского бюро ЦК назначения особого расследования дела об экспроприации на станции Миас, угрожая в противном случае выступить по этому делу в печати (письмо к Рыкову от 25 февраля 1911 г.22 - Ленин. Соч., 4-е изд., т. 34, с. 388). Он одновременно обвинял меньшевиков за то, что они "кокетничают" с группой "Вперед", хотя им известно, что эта группа нарушила "после пленума 1910 г. резолюцию об ..." (точки в "Ленинском сборнике", т. XXV, с. 320, откуда взята цитата), и тоже угрожал разоблачить это дело в печати. До такого "разоблачения" дело не дошло, но в брошюре Каменева "Две партии", которая вышла в 1911 г. с предисловием Ленина, намеки на это дело имеются (Две партии, 2-е изд., Москва, 1923, с. 187).

Для понимания причин такого отношения Ленина и к экспроприации на станции Миас и вообще к группе "уральцев", бывших учеников школы "впередовцев" в Болонье, необходимо прежде всего установить следующие факты. Экспроприация имела место в августе 1909 г., и главный ее организатор и руководитель К. Мячин за границу с деньгами прибыл уже в конце 1909 г., т.е. до пленума ЦК. Ленин тогда же был осведомлен обо всем этом деле. Главные организаторы боевых дружин на Южном Урале (в районе Уфы), братья Эразм и Иван Кадомцевы в это время жили в Париже, входили в большевистскую группу содействия и принадлежали к числу правоверных "ленинцев". Кадомцевы не могли не знать всех подробностей Миасского предприятия. Они, особенно Эразм С. Кадомцев23, бывший офицер, еще с 1906 г. был в личных сношениях с Лениным, которого осведомлял обо всех действиях "уральских боевиков", и совершенно исключено, чтобы они не посвятили Ленина в подробности Миасской авантюры, которая стоила больших человеческих жертв и повела к жестокому разгрому всех рабочих организаций на Южном Урале вообще.

стр. 26

Всю историю миасской экспроприации Ленин должен был знать уже в конце 1909 г. - до январского пленума ЦК. И если бы он думал действительно об интересах партии, которым экспроприация на станции Миас действительно нанесла большой ущерб, то он имел полную возможность и даже был обязан тогда же поднять вопрос о недопустимости поведения уральских боевиков, организовавших эту экспроприацию.

Ленин этого не сделал. Вопрос о нарушении "уральцами" резолюции, которая запрещала членам партии участие в экспроприациях (она была принята в мае 1907 г.), Ленин поднял только в январе-феврале 1911 г., и поднял в применении к одним лишь участникам экспроприации на станции Миас. Мотивы, которыми он при этом руководствовался, не имели ничего общего с борьбой против того зла, которое, по мнению партии, экспроприации причиняли. Требование расследования об "уральцах" - участниках экспроприации на станции Миас - для него было картою в его игре за власть над партией. В конечном счете он этого и не скрывал перед теми, кто были его главными партнерами на данной стадии этой игры, - перед большевиками-"примиренцами", которые в начале 1911 г. держали в своих руках Русское бюро ЦК и с точки зрения Ленина были наиболее важным препятствием для захвата им в свои руки общепартийных центров. В своем письме к Рыкову, представителю этих большевиков-"примиренцев", Ленин писал 23 февраля 1911 г.: "Впередовцы очень сильны. У них есть школа = конференция = агентура. У нас (и у ЦК) ее нет. У них есть деньги - до 80 тыс. руб. Что же, они отдадут их вам? Неужели вы так наивны?.. Они сблизились с ликвидаторами, они против нас устроили школу, они втирают очки, говоря: мы ничего, мы не отзовисты, а вы верите словам и не боретесь с делами... Одно из двух: или вы потакаете особой фракции и оставляете за нею ее деньги. Тогда мы публикуем свое заявление в ЦК (с требованием следственной комиссии) и говорим: пусть впередовцы и помогают такому ЦК, - мы не будем"24(курсив всюду подлинника - Ленин. Соч., 4-е изд., т. 34, с. 388).

Более ясно высказать свои подлинные мотивы Ленин не мог. Он возмущался совсем не экспроприацией, а тем, что добытые при посредстве этой экспроприации деньги попали в руки группы "впередовцев", которые пытались, по мнению Ленина, вести внутрипартийную политику на сближение всех групп, которые были против "вышибателей", т.е. против Ленина. Его задачей было отобрать деньги от впередовцев. В случае, если ЦК отказывался это сделать, если он соглашался оставить деньги в руках впередовцев, Ленин угрожал разоблачить эту экспроприаторскую историю, опубликовать документы и, следовательно, обвинить ЦК в укрывательстве экспроприаторов. Правда, своего заявления в ЦК по этому делу (текст его до сих пор неизвестен)25 Ленин так и не опубликовал, хотя не только деньги не были отобраны, но и следственная комиссия не была назначена. Выступление в печати для Ленина было крайне рискованным (впередовцы знали слишком много секретов самого Ленина). Делая эти заявления в своем письме, Ленин только шантажировал Рыкова, но главной своей цели он достиг, а эта цель, как видно из того же письма, состояла в организационном разрыве "примиренческого" ЦК и с голосовцами, и со впередовцами.

108. Этими четырьмя петербургскими рабочими были переплетчик Веселов26 ("Валентин"), Д. И. Никончиков ("Леонид"), слесарь И. А. Острецов27 ("Иван") и металлист И. П. Сесицкий28("Владимир"). О первых двух никаких биографических данных в распоряжении редакции не имеется. Относительно Острецова известно, что после революции он принадлежал к большевикам и был лектором в партийных коммунистических школах. Сесицкий, перешедший с 1911 - 1912 гг. в лагерь "ленинцев", в предреволюционные годы входил в состав Петербургского комитета большевиков и играл весьма заметную роль в жизни большевистского движения. После революции выяснено, что он был агентом Охранного Отделения, но ни точная дата начала его работы на полицию, ни подробности этой работы не выяснены (Пролетарская революция, т. 50, с. 121).

"Ответ" воспроизводится по копии, сделанной на пишущей машинке; на обороте этой копии - также машинописная копия краткого ответа четырех Ленину, печатаемая ниже как док. N 66. (Копия сохранилась в архиве Алексинского.)

109. Письмо "Сергея" (И. И. Салмана) к "Евгению" (И. К. Вульпе) не сохранилось.

110. Это письмо К. Каутского опубликовано в N 3 сборника "Вперед", май 1911 г., с. 58 - 60. В центре этого письма Каутский поставил вопрос о "легальных возможностях" и об их использовании русскими социал-демократами. Известно, что ученики школы писали на эту тему рефераты (Пролетарская революция, т. 50, с. 134).

111. В N 1 "Нашей зари" за 1911 г. Мартов попытался по настоянию Потресова и др. друзей начать серию регулярных публицистических очерков на текущие темы под обшим заголовком "Беглые заметки", причем в этом номере были напечатаны две заметки: "Литературщина против политики" (о выступлениях большевиков против "ликвидаторов") и "Маленькая нелогичность" (ответ на замечания К. Дмитриева-Колокольникова по поводу статьи Мартова в "Нашей заре" о Копенгагенском конгрессе).

стр. 27

112. Череванин (Ф. А. Липкин) статьи о крестьянской реформе 1861 г. тогда не написал - в N 2 "Нашей зари" за 1911 г. появилась статья на эту тему А. С. Мартынова "Две реформы (к 50-летию освобождения крестьян)".

112а. Сообщите также примерно объем статей: на худой конец, что не вместится, пойдет в мартовскую книжку (Примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

113. На эту тему в "Нашей заре" (N 2 за 1911 г.) написал А. Мартынов в статье "Дань толстовству".

114. Потресов. Критические наброски. О чертополохе безвременья (Об Иорданском и "Современном мире").

115. В январском номере "Русской мысли" за 1911 г. Изгоев напечатал резкий ответ на статью Потресова в "Нашей заре", N 3, 1910 года. Ответ на нее Потресов дал в своей статье о Плеханове (Наша заря, N 3, 1911 г.)

116. См. ниже док. N 68 и комментарии к нему.

117. 28 января - 11 февраля 1911 г. (нов. ст.) в Петербурге заседал "Второй всероссийский ремесленный съезд" (первый состоялся в 1900 г.), сыгравший большую роль в развитии открытого рабочего движения, но совершенно не освещенный в истории. По своему составу этот съезд в подавляющем большинстве был съездом владельцев различного рода мелких ремесленных мастерских, среди которых было очень много сторонников консервативных и даже реакционных политических группировок. Этот социальный состав съезда был известен заранее, и заранее же можно было предвидеть политические настроения большинства его участников; поэтому среди меньшевиков, работавших в профессиональном движении, были влиятельные противники участия представителей рабочих организаций в этом съезде. Именно в этом духе была написана статья К. Дмитриева (К. Д. Колокольникова) "К ремесленному съезду". Напечатанная в "Печатном деле", органе рабочих-печатников Петербурга, она была перепечатана в ряде других профессиональных органов - "Кожевник", "Рабочее эхо" и др. Дмитриев, считая участие представителей рабочих во всевозможных съездах общественных организаций вообще необходимым, высказывался против участия их в ремесленном съезде, как съезде представителей другого, социально-чуждого класса. Эта точка зрения встретила решительное сопротивление большинства той литературно-политической группы меньшевиков, которая существовала в Петербурге еще с 1906 - 1907 гг., несла на себе в годы реакции главную тяжесть работы по обслуживанию социал-демократической думской фракции, профсоюзной рабочей печати и т.д. и в 1910 г. составила основное ядро сотрудников "Нашей зари". Выразителем мнений этой группы в печати тогда явился П. А. Гарви-Бронштейн, который напечатал в "Нашей заре" (N 8 - 9 за 1910 г.) статью "На темы дня. К ремесленному съезду" за подписью Ю. Чацкий, доказывая, наоборот, настоятельную необходимость возможно более активного участия в ремесленном съезде. Точка зрения этой группы получила поддержку социал-демократической думской фракции, и в течение последних месяцев 1910 г. членами этой группы была проведена большая подготовительная работа как в Петербурге, так и в провинциях, в тех рабочих центрах, где группа имела связи; существенную роль в этой работе сыграли организации Бунда и СДЛК, которые выступили сторонниками участия в съезде (большевики в этой подготовительной работе участия не принимали, но выступали за участие в съезде).

В результате на съезде собралась, правда, сравнительно немногочисленная (33 рабочих из общего числа 430 делегатов съезда), но высококвалифицированная делегация, в состав которой входило 24 делегата от рабочих союзов собственно России (10 от Петербурга, 5 от Москвы, 3 от Ростова на Дону, 2 от Нижнего Новгорода и по одному от Баку, Киева, Екатеринослава и Тамбова), 5 от района деятельности Бунда (два от Вильно и по одному от Гомеля, Двинска и Лодзи), три от района деятельности эстонской социал-демократической организации (из Ревеля). В числе делегатов были такие известные деятели рабочего движения, как К. А. Гвоздев29 (председатель союза рабочих-металлистов в Петербурге), В. Г. Чиркин30, Черемисский (член ЦК Бунда) и др. Существенную поддержку эти рабочие делегаты получили от социал-демократических депутатов Третьей Государственной думы, в особенности от Г. С. Кузнецова, И. П. Покровского31 и д-ра Предкальна32, которые принимали самое активное участие во всех работах съезда.

На съезде рабочие делегаты оформились в особую рабочую группу, председателем которой был избран Гвоздев (его речь в день открытия съезда напечатана в "Звезде" N 6 от 22 января ст.ст. 1911 г. в статье о съезде, автором которой был сам Гвоздев, печатавшийся под псевдонимом "Гордей"). Общая декларация рабочей группы, первоначальный проект которой был написан П. А. Гарви (Ю. Чацкий), была подробно обсуждена на заседаниях группы и в окончательной редакции принята группой единогласно. На съезде ее огласил И. С. Астров (настоящая фамилия И. С. Повес33), выступавший на съезде под видом делегата от Екатеринослава (наиболее подробный отчет о съезде под углом участия в ней рабочей группы был дан в статье Б. О. Богданова "Итоги ремесленного съезда" - Наша заря, N 2, 1911 г.).

стр. 28

Но открытые выступления были только частью деятельности рабочей группы, еще более важное значение имели тайные совещания рабочих делегатов съезда с деятелями социал-демократического движения в Петербурге, которые были устроены на квартире члена Государственной думы Предкальна. Кроме делегатов съезда, в этих совещаниях участвовали члены Государственной думы Кузнецов и Предкальн, затем меньшевики П. А. Гарви, И. А. Исуф ("Михаил"), Б. О. Богданов, И. С. Астров, член ЦК Бунда А. И. Вайнштейн34 (псевдоним "Рахмиэль"), представитель ЦК СДЛК (фамилию установить не удается) и др. Главную роль в этих совещаниях играли представители меньшевиков Петербурга, которые провели главную часть работы по подготовке съезда и в процессе этой работы оформились как "Петербургская Инициативная группа РСДРП", в первый состав которой входили П. А. Гарви, И. А. Исуф, К. М. Ермолаев, Б. О. Богданов, И. С. Астров, К. А. Гвоздев, А. Н. Смирнов, И. Н. Кубиков (Дементьев), В. Г. Чиркин и др.

Целью этих совещаний, как формулирует П. А. Гарви в своих неизданных "заметках для памяти", написанных в 1935 г., которые имеются в распоряжении редакции "Материалов", был "обмен мнений по вопросу о методах возрождения партийной социал-демократической работы и всероссийской партийной организации, а также установление политических и партийно-организационных связей между петербургской Инициативной группой и социал-демократическими группами и лицами, действовавшими в провинции".

Активное участие в совещании, как и в съездовской кампании, принимал еврейский Бунд, руководимый Вайнштейном и делегатом ремесленного съезда Черемисским, а также СДЛК.

Совещание имело два заседания - на квартире члена Государственной думы Предкальна (депутат от г. Риги). К совещанию была привлечена и думская социал-демократическая фракция. Одной из задач совещания была политическая и организационная подготовка социал-демократической выборной кампании в Четвертую Государственную думу.

Совещание было занято также развертывавшейся в то время так называемой "петиционной кампанией" за право коалиций, развернутой петербургской "Инициативной группой".

Кроме основных резолюций, перепечатываемых нами полностью в тексте, был принят ряд неопубликованных решений, которые, по словам Гарви, "касались между прочим и подготовки второго, более широкого партийного совещания, воспользовавшись для этой цели предстоявшим в Москве совещанием или съездом фабричных врачей. Совещание в связи с ремесленным съездом было нами импровизировано; совещание в связи с предстоявшим московским съездом должно было быть подготовлено и носить организованный порядок..."

Резолюции совещанием все были приняты единогласно, хотя некоторые разногласия на нем и намечались. "По основному организационному вопросу, - пишет Гарви, - вызывавшему острую борьбу вокруг так называемого "ликвидаторства", были расхождения и на совещании. Компромисс, главным образом с бундовцами и латышами, был достигнут не без борьбы, но скоро. Сводился он к тому, чтобы признать, что "в тех местностях, где существуют активные социал-демократические партийные организации, ведущие массовую политическую деятельность, там вся намеченная совещанием работа должна вестись этими организациями. А где таких нет, совещание находит необходимым немедленное образование инициативных социал-демократических групп, которые в процессе самой работы будут содействовать образованию оформленных партийных организаций"".

Публикуя эти резолюции, редакция "Социал-демократа" (N 23) снабдила их обширными комментариями (автором их был Зиновьев, - см. Зиновьев. Соч., т. 2, с. 68 - 74), в которых утверждала, что "решения совещания приняты в результате борьбы с ликвидаторами", которые якобы были против этих резолюций и вносили на совещании "свои резолюции, совершенно отрицавшие РСДРП и предлагавшие строить новую, во что бы то ни стало легальную партию"35.

По рассказам П. А. Гарви, это утверждение редакции "Социал-демократа" совершенно не соответствовало действительности: не было ни одной резолюции, внесенной "ликвидаторами" на совещание, которая была бы совещанием отвергнута; наоборот, едва ли не все резолюции совещания были сформулированы именно "ликвидаторами" (главным образом, самим Гарви), хотя, конечно, после обсуждения на совещании в первоначальные проекты вводились поправки. Подтверждением этой роли "ликвидаторов" служит тот факт, что именно представителям петербургской Инициативной группы были поручены и функции поддержания связей с делегатами, уезжавшими в провинцию, и дело опубликования принятых резолюций. Именно от них, а не от кого-либо другого, через посредство редакции "Голоса социал-демократа", эти резолюции получила и редакция "Социал-демократа".

Комментарии этой последней редакции Гарви квалифицировал как сплошные выдумки, основанные на слухах, которые распускали "ленинцы", сторонников которых ни на совещании, ни среди делегатов ремесленного съезда вообще не было. Возможно, что некоторым основанием для этих выдумок было то обстоятельство, что на совещании, в ходе

стр. 29

обсуждения, некоторые из петербуржцев указывали на желательность сделать попытку "созыва съезда рабочих организаций на основе закона 4 марта36 - в духе аксельродовского рабочего съезда" (слова Гарви). На эту тему тогда в рабочих организациях Петербурга велось немало разговоров, но всегда не как о задаче сегодняшнего дня, а как об отдаленной цели, над подготовкой которой необходимо работать. В качестве конкретного предложения вопрос этот на совещании никем поднят не был, обсуждения его не велось, и во всяком случае никакой резолюции никто не выносил.

Равным образом совершенно неправильно и утверждение редакции того же "Социал-демократа" о "попытке потресовцев провести резолюцию о бойкоте одного легального издания за его антиликвидаторское направление". Речь здесь шла, конечно, о "Звезде", трений вокруг которой тогда, действительно, было много. Но как раз перед ремесленным съездом и во время него отношения между деятелями петербургских профсоюзов и редакцией "Звезды" значительно улучшились, она открыла свои страницы для сообщений рабочих организаций и для статей деятелей последних: в частности, о ремесленном съезде давалась информация, вполне благожелательная для рабочих делегатов, и даже была напечатана статья К. А. Гвоздева (за подписью "Гордей" в N 6 "Звезды" от 4 февраля 1911 г.). Поэтому конфликт казался потерявшим остроту, и, как категорически утверждал Гарви, вопрос о "Звезде" на совещании никем не поднимался, хотя, конечно, общих разговоров о ней между делегатами съезда велось немало... Уступчивость ленинцев, бывших закулисными хозяевами "Звезды", была только временной; очень скоро после окончания ремесленного съезда се политика снова изменилась, но обострение отношений относится уже к марту-апрелю 1911 года.

Вопрос о публикации резолюций совещания и сообщения о нем был поручен Б. О. Богданову и П. А. Гарви (Ю. Чацкому), причем никаких определенных инструкций дано не было, но говорилось о необходимости считаться с интересами того большого второго совещания, которое было намечено в связи со вторым съездом фабрично-заводских врачей (созывался на апрель 1911 г. в Москве). Почти немедленно после съезда начались аресты рабочих делегатов во главе с Гвоздевым, а затем и деятелей петербургской Инициативной группы вообще. Был арестован Б. О. Богданов, успевший до ареста написать статью о съезде для "Нашей зари". П. А. Гарви, чтобы спастись от ареста, поспешил уехать в провинцию, в Витебск, откуда он написал большое письмо Мартову с подробным рассказом обо всей кампании, проведенной в связи со съездом. Это письмо вместе с приложенными резолюциями совещания было отправлено через К. М. Ермолаева, который в это время жил в Берлине, но с наказом ничего не публиковать до особого разрешения. Это разрешение было дано только после провала всех планов большого совещания в Москве (оно было сорвано полицейскими арестами). Резолюции впервые были опубликованы в N 1 "Листка "Голоса социал-демократа"" от 25 июня 1911 года. Решение приступить к выпуску этого "Листка" в значительной мере и было вызвано необходимостью напечатать эти резолюции.

За два дня до выхода "Листка", 23 июня 1911 г., редакция "Голоса социал-демократа" разослала корректурные оттиски этих резолюций вместе с вводной статьей всем группам и фракциям РСДРП, а также редакциям социал-демократических изданий вместе со следующим сопроводительным письмом (в архиве Бунда сохранилось два экземпляра этого гектографированного циркулярного письма, адресованных один - Заграничному комитету Бунда, другой - редакции "Информационного листка Бунда"):

"Париж, 23 июня 1911 года.

В редакцию "Информационного листка Бунда"

Препровождая нам для напечатания текст резолюций совещания деятелей легальных рабочих организаций крупнейших городов России, уполномоченная совещанием группа поручила нам сообщить редакциям заграничных изданий и заграничным организациям следующее: непременным условием опубликования резолюций совещание постановило, чтобы ни в коем случае, ни прямо, ни косвенно, ни намеками не разоблачался личный состав совещания, время и место его, обстоятельства, сопровождавшие его, словом, никакие данные, которые могли бы в этом отношении стать случайно известными той или другой редакции или организации сверх того, что опубликовывается группой. Охотно предоставляя критике существо своих резолюций, группа указывает, что неосторожное оглашение подробностей организационного характера представляет собой прямую полицейскую опасность для рабочих организаций, и рассчитывает, что все авторы статей в заграничных изданиях или ораторы на заграничных собраниях будут строго считаться с этим.

Редакция "Голоса социал-демократа"".

Настойчивость этого предостережения была вызвана практикой "ленинцев", которые систематически публиковали внутриорганизационные сообщения в такой форме, которая легко позволяла полиции использовать эти публикации против соответствующих деятелей открытых рабочих организаций.

стр. 30

Кроме "Листка "Голоса социал-демократа"", резолюции совещания были опубликованы в N 23 "Социал-демократа" от 14 сентября 1911 г. (в сопровождении цитированных выше комментариев Зиновьева) и в "Информационном листке Заграничной организации Бунда".

118. Резолюции эти никогда опубликованы не были, и содержание их неизвестно.

119. После больших арестов деятелей профессиональных союзов в ноябре-декабре 1910 г. в кругах деятелей рабочего движения Петербурга был поднят вопрос о необходимости привлечь общественное внимание к невыносимости создавшегося положения. Тогда только что оформившаяся Инициативная группа решила взять это движение в свои руки и придать ему форму подачи заявлений ("петиций") от рабочих на имя председателя Государственной думы. Движение это, получившее название "петиционной кампании", началось в январе 1911 г. прежде всего среди рабочих-металлистов. Вопрос этот стоял в центре работ собрания уполномоченных Союза металлистов (9 января ст. ст. 1911 г.), из работников которого в 1910 г. были арестованы председатель, два секретаря, целый ряд членов правления и т.д. (отчет об этом собрании в N 5 "Звезды" от 13(26) января 1911 года). Первая петиция была подана председателю Государственной думы рабочими завода Гейслера37 ("Звезда", N 6) за 273 подписями.

119а. Явная описка: речь идет, конечно, о Третьей Государственной думе. - Ред. [Б. Н., А. Б.]

120. Вопрос этот в порядок дня совещания был поставлен представителями Бунда, в агитации которых вопрос о праздничном отдыхе играл особенно значительную роль, так как для еврейского пролетариата вопрос о праздничном отдыхе осложнялся соображениями национального порядка: рабочие и служащие - евреи по национальности - стремились праздниками сделать не воскресные дни, а субботу. Руководители Бунда, защищавшие идею культурно-национальной автономии как средства разрешения национального вопроса вообще, в духе этой идеи решили и вопрос о праздничном отдыхе, считая, что рабочим и служащим каждого отдельного предприятия должно быть предоставлено право самим решить, какой именно день недели они хотят праздновать: воскресенье или субботу. (В русской литературе эту точку зрения развил Вл. Колосовский38: "К вопросу о праздничном отдыхе торговых служащих". - "Наша заря", N 8 - 9 за 1910 год.) Текст этой части резолюции явно свидетельствует об ее бундовском происхождении. Она обращена к русским рабочим, которые должны выработать свое мнение по этому вопросу. Предполагается, что мнение рабочих еврейских уже имеется.

Примечания

Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к док. NN 56 - 68

1. Заржонд (современная транскрипция Зажонд) - правление СДКПиЛ.

2. Блюменфельд Иосиф Соломонович ("Цветов", "Блюм", 1865 - 1941) - социал-демократ, заведовал типографией и транспортом "Искры". С 1904 г. меньшевик. Длительное время находился в эмиграции. Возвратился в Россию в 1917 году. Участвовал в организации меньшевистского издательства "Рабочая печать". После Октябрьского переворота отошел от политической деятельности.

3. Ни в "Полном собрании сочинений" Ленина, ни в сборнике его "Неизвестных документов" это письмо не опубликовано. Вульпе Иван Константинович ("Евгений") (1885 - 1913) - социал-демократ с 1903 г., большевик. В 1905 г. член Совета рабочих депутатов Костромы. Был арестован и приговорен к одному году заключения в крепости. В 1910 г. выехал за границу. Был слушателем партийной школы в Болонье. Покинул ее до окончания занятий и возвратился в Россию. Покончил жизнь самоубийством.

4. Речь идет о школе в Лонжюмо, пригороде Парижа - большевистской пропагандистско-агитационной школе для рабочих, созданной по инициативе Ленина в качестве новой фракционной школы, противопоставленной школе в Болонье, созданной в основном членами группы "Вперед". Школа в Лонжюмо существовала с весны по август 1911 года. В ней проходили обучение 13 основных слушателей и 5 вольнослушателей. В числе слушателей был агент Охранного отделения Р. В. Малиновский. Лекции читали Ленин, Зиновьев (он одновременно был директором школы), Луначарский, Каменев, Семашко и другие.

5. Имеется в виду школа Ленина в Люнжюмо.

6. Одно слово прочитать не удалось.

7. См. также: Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913, с. 378 - 379.

8. Речь идет о годовщине отмены крепостного права в России.

9. Конференция "некоторых социал-демократических организаций" состоялась в Вене в конце августа 1912 года. Она была созвана по инициативе Л. Д. Троцкого и проходила под его руководством. В ней участвовали 18 делегатов с решающим и 10 с совещательным голосом,

стр. 31

которые представляли территориальные социал-демократические организации, и несколько "инициативеных групп" меньшевиков, Социал-демократию Латвийского края, ППС, Литовскую социал-демократию, Бунд, Украинскую "Спилку", группу грузинских социал-демократов, группу "Вперед", группу "Голоса социал-демократа", профсоюз "Моряк" и газету "Правда" Троцкого. На конференции был образован Августовский блок социал-демократических организаций, оказавшийся непрочным объединением и просуществовавший только до 1914 года.

10. Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ) возникла в 1893 г. вначале как Социал-демократия Королевства Польского, а с августа 1900 г., после объединения с социал-демократическими организациями Литвы, получила название СДКПиЛ. Лидерами были Р. Люксембург, Л. Иогихес (Тышка), Ф. Дзержинский. В 1906 г. СДКПиЛ вошла в РСДРП в качестве территориальной организации. В 1912 г. в партии произошел раскол на сторонников Главного правления (так называемых зажондовцев), стоявших ближе к меньшевикам, нежели к большевикам, и розламовцев (сторонников Краевого правления партии в Варшаве). Последние (к их числу относились К. Радек, И. Уншлихт и др.) пытались установить близкий контакт с большевиками. В годы первой мировой войны обе группы образовали единую партию, которая призывала к революционному выходу из войны. В 1918 г. совместно с ППС-левиией СДКПиЛ образовала Коммунистическую рабочую партию Польши.

11. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, с. 47 - 61.

12. Мордкевич (Мордкович) - псевдоним Р. М. Бланка.

13. КПСС в резолюциях. Т. 1, с. 294.

14. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 22 - 24. Письмо было написано 7 или 8 марта (22 или 23 февраля 1911 г. ст. ст.).

15. Вельтман Михаил Лазаревич ("Павлович", обычно подписывал свои работы Павлович-Вельтман, 1871 - 1927) - социал-демократ, сотрудник "Искры" с момента ее создания в 1898 году. Участник революции 1905 - 1907 гг. в Петербурге. С 1905 г. меньшевик. После Октябрьского переворота 1917 г. вступил в большевистскую партию. В 1921 - 1923 гг. член коллегии Наркомпроса. С 1921 г. ректор Московского института востоковедения. Автор многих трудов по истории национально-освободительных движений.

16. Копп Виктор Леонтьевич (1880 - 1930) - социал-демократ с 1901 года. Выступал за примирение большевиков с меньшевиками, сотрудничал с Троцким, являлся редактором его газеты "Правда", выходившей в Вене. В 1918 г. вступил в большевистскую партию. Работал в советском полпредстве в Берлине, в 1919 - 1920 гг. находился в Германии с официальными и неофициальными поручениями Наркоминдела РСФСР, затем работал в аппарате Наркоминдела. В 1925 - 1927 гг. был полпредом в Японии, затем в Швеции.

17. Мячин Константин Алексеевич ("Финн", "Николай", "Яковлев") (1886 - 1938) - социал-демократ с 1905 г., один из руководителей боевых групп в Уфимской губернии в 1905 г., участник террористических актов и экспроприаций, в том числе в районе Челябинска. В 1909 - 1917 гг. эмигрант. В 1917 г. возвратился в Россию, недолгое время жил в Уфе, присоединился к большевикам. Входил в состав Военно-революционного комитета Петроградского Совета. В начале 1918 г. стал заместителем председателя ВЧК. В апреле 1918 г. руководил отправкой Николая II из Тобольска в Екатеринбург. В 1921 - 1928 гг. входил в группу политического советника при правительстве Сунь Ятсена в Китае М. М. Бородина. По возвращении в СССР был арестован и освобожден в 1933 году. Арестован вновь и расстрелян во время "большого террора".

18. Кривов Тимофей Степанович ("Граф") (1886 - 1966) - социал-демократ с 1905 г., большевик. Участник террористических актов и экспроприаций на Урале. В 1910 г. эмигрировал. Возвратился в Россию в 1911 г., был арестован и отправлен на каторгу. Освобожден в 1917 году. Стал членом Уфимского Совета. В 1920 - 1922 гг. секретарь Уральского бюро ЦК РКП(б), затем заместитель наркома рабоче-крестьянской инспекции. Позже являлся арбитром Совнаркома СССР, заместителем наркома финансов СССР и т.д.).

19. Гузаков Петр Васильевич (1889 - 1944) - социал-демократ с 1905 года. Участник экспроприации на Урале. Был арестован. Бежал и в 1909 г. эмигрировал. В 1911 г. возвратился в Россию, участвовал в нелегальной деятельности. Был арестован и приговорен к каторжным работам. Освобожден в 1917 г., примкнул к большевикам. Занимал различные посты в Красной армии во время гражданской войны. После войны на партийной работе. В 1925- 1927 гг. управляющий делами ЦК ВКП(б). С 1928 г. работал в ВСНХ, а затем директором Научно-исследовательского института мясной промышленности.

20. Коковихин Михаил Николаевич (1883 - 1965) - социал-демократ с 1903 г., большевик. В 1910 г. учился в Болонской партийной школе. В 1911 г. возвратился в Россию, был арестован в Москве и сослан. После 1917 г. на партийной и советской работе. В 1922 - 1930 гг. член ЦКК РКП(б) - ВКП(б). В 1934 - 1937 гг. заместитель наркома социального обеспечения РСФСР.

стр. 32

21. Стяжкина Прасковья Афанасьевна (1890-?) - участница социал-демократического движения с 1908 года. Работала на Урале. Первая жена В. В. Куйбышева. С 1921 г. жила в Москве. Судьба неизвестна.

22. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 18 - 22.

23. В 1956 г. получил орден Ленина. - См. Ведомости Верховного Совета СССР от 28 июля 1956 г., с. 417. (Примеч. Б. Н., А. Б.)

24. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 20.

25. Документ "В Центральный комитет", написанный Лениным и подписанный "Представители большевистского течения, подписавшие на пленуме договор с ЦК и имеющие полномочия (по доверенности от Мешковского) его расторгнуть", был написан не позднее 22 января (4 февраля) 1911 г. (ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, с. 105 - 107). Речь шла не об экспроприациях, а о расколе партии и о нежелании ленинской группы делиться деньгами с другими фракциями. Формально об экспроприациях вообще не упоминалось.

26. Веселов Василий Яковлевич (1890-?) - член РСДРП, руководящий деятель Бунда, меньшевик.

27. Острецов Иван Андреевич (1890 - 1944) - социал-демократ. Учился в партийной школе в Болонье. Затем присоединился к большевикам. В советское время на музейной работе, в 1930 - 1932 гг. директор Государственного Русского музея в Ленинграде. В 1936 г. арестован. Умер в заключении.

28. Сесицкий Иван Петрович - большевик, рабочий Невского судостроительного завода, провокатор. Являлся членом Петербургского комитета РСДРП в 1910 - 1911 годах. Сотрудничал с Охранным отделением с 1910 года. Кличка в Охранке - "Умный". Выдал властям ряд нелегальных социал-демократических деятелей.

29. Гвоздев Кузьма Антонович (1881 - 1956) - рабочий, руководитель стачечных выступлений в Петербурге и в других городах. В 1910 - 1911 гг. председатель правления Союза металлистов. С 1914 г. меньшевик. С 1915 г. председатель рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета. В сентябре-октябре 1917 г. министр труда Временного правительства. После Октябрьского переворота участвовал в создании антибольшевисткого Собрания уполномоченных от фабрик и заводов. Затем работал в кооперации. В 1931 г. арестован и приговорен к десятилетнему тюремному заключению. Затем срок заключения был продлен еще на восемь лет. Освобожден в 1956 году.

30. Чиркин Василий Гаврилович (1879 - 1944) - социал-демократ с 1903 г., рабочий, токарь по металлу. В 1906 - 1910 гг. деятель Союза металлистов в Петербурге. Участник V съезда РСДРП (Лондон). Был близок к меньшевикам. Подвергался арестам и ссылкам. В 1917 г. член ЦК РСДРП(о). В конце 1917 - начале 1918 г. недолгое время был председателем ВЦСПС. В июне 1928 г. арестован, затем освобожден. Позже многократно подвергался арестам, скончался в концлагере.

31. Покровский Иван Петрович (1872 - 1963) - социал-демократ с 1902 г., врач. Депутат 111 Государственной думы от Кубанской и Терской областей. Был членом Бюджетной и Переселенческой комиссий. Представлял думскую социал-демократическую фракцию в редакции газеты "Звезда". После 1917 г. работал заведующим Черноморским краевым отделом здравоохранения.

32. Предкальн Андрей Янович (1873 - 1923) - латышский социал-демократ, депутат III Государственной думы. Примыкал к большевикам. Автор ряда брошюр по вопросам социального обеспечения.

33. Повес Исаак Сергеевич ("Астров") (1876 - 1922) - меньшевик. Участвовал в деятельности социал-демократических организаций Одессы и Петербурга. В 1917 г. меньшевик-интернационалист. После Октябрьского переворота участвовал в антибольшевистском движении в Харькове и Одессе. В 1922 г. арестован. Умер в тюрьме от сыпного тифа.

34. Вайнштейн Арон Исаакович (1877 - 1938) - социал-демократ, член Бунда, затем социалист-сионист. После Октябрьского переворота большевик. Расстрелян во время "большого террора".

35. В комментариях к "Звезде" в переиздании ее, выпущенном Институтом Маркса-Энгельса-Ленина (т. 1. М. 1932, с. 138, примеч. 5), все эти утверждения "Социал-демократа" повторены в еще более вульгаризированной форме. (Примеч. Б. П., А. Б.)

36. Имеется в виду закон от 4 марта 1906 г. о союзах и обществах. Закон определял понятия общества, союза и профессионального общества, подчеркивал некоммерческий характер их деятельности, устанавливал порядок создания, требования к учредителям и т.д.

37. Завод Гейслера в Петербурге - Электромеханический завод Н. К. Гейслера и Кo, основанный в 1895 году. Ныне завод им. А. А. Кулакова.

38. Колосовский Михаил Павлович (имя указано Николаевским неверно) (1881-?) - социал-демократ с 1905 г., меньшевик. После 1917 г. член РКП(б). Жил в Брянской губернии. Судьба неизвестна.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-04-05

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 05.04.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-04-05 (date of access: 25.05.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
110 views rating
05.04.2020 (50 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
3 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
5 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
5 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones