BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-993

Share with friends in SM

172. Письма С. Снандаряна о переговорах в Риге *75

[Конец ноября 1911 года]

Письмо из Риги

Согласно решению РОК, уполномоченные ею лица все время пытались связаться с национальными социал-демократическими организациями, как для пополнения их представителями РОК, так и для совместной работы по подготовке общепартийной конференции. Если дело установления связи затягивалось, то во всяком случае не по вине РОК.

Представителю РОК удалось, наконец, установить непосредственную связь с латышским ЦК и поехать туда для доклада.

Латышский ЦК состоит в данное время из трех сочувствующих ликвидаторам или колеблющихся и двух партийцев, этим и объясняется то, что латышский ЦК решил "взять в свои руки" совместно с Бундом и "Кавказским областным комитетом" созыв общепартийной конференции. Бунд, как известно, примыкает к ликвидаторам, Кавказский областной комитет - тоже такая организация. Хотя он и говорит от имени всех кавказских социал-демократов, но самый крупный центр Баку в него не входит, а также и значительная часть социал-демократии Тифлиса. Кавказский областной комитет с самого начала отказался от участия в образовании РОК, куда его приглашали, и не пожелал иметь с ним никакого дела.

Деятельность Бунда проявилась лишь в агитации против РОК, вокруг которой сплотились в настоящее время все русские организации (Петербург, Москва, Нижний, Сормово, Казань, Саратов, Самара, Екатеринбург, Тюмень и три других уральских пункта, Николаев, Екатеринослав, Киев, Ростов, Баку, Тифлис, Вильно и Двинск).

Когда я явился в латышский ЦК, как уполномоченный РОК, то большинство ЦК (трое) хотели решить вопрос об участии латышей в российской конференции, даже не выслушав доклада приехавшего товарища. Но против этого энергично запротестовали остальные два члена ЦК, так что большинству пришлось уступить. Перед тем заседанием латышского ЦК, на котором должен был быть сделан доклад от имени РОК, состоялось другое собрание очень важной коллегии, а именно центрального кружка пропагандистов, куда


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 11; 2011, NN 1 - 3, 5 - 12; 1912, N 1.

стр. 3

входят выборные от всех районов товарищи рабочие. На этом собрании большинство ЦК хотело провести свое решение по отношению к РОК и таким образом поднять авторитет и вес своего постановления. Несмотря на нежелание большинства членов латышского ЦК, чтоб я присутствовал на этом собрании, я все же туда пошел, так как это соответствовало желанию самих рабочих.

После долгих и горячих прений, когда противниками РОК из латышского ЦК были пущены в ход все аргументы, когда все время только и склоняли Бунд и Кавказский областной комитет, которые-де "не идут", а следовательно, какая же это-де общепартийная конференция, вопрос был поставлен на голосование и большинством 8 против 3 было принято постановление участвовать в конференции, приветствовать ее и послать трех делегатов с решающими голосами.

Из трех голосовавших против двое было упомянут[ых] ц[е]кистов. Лишь один рабочий голосовал против. Остальные семь рабочих - представителей районов и один цекист голосовали за резолюцию РОК. Было выражено желание, чтобы при выборах делегатов ЦК предоставил решающий голос местным организациям. Сначала цекисты растерялись и тут же стали обсуждать, как организовать делегацию.

Но... утро оказалось вечера мудренее. На другой день ЦК (тремя голосами против двух), против воли и ясно выраженного мнения сознательных рабочих, представителей славного революционного латышского пролетариата, постановил: в партийной конференции участия не принимать, а послать на нее лишь одного делегата для простого осведомления. Можем только пожалеть о таком решении *76 76а.

* * *

ЦК СДЛК не удосужился определить свою позицию по отношению к РОК до тех пор, пока к ним не заявился представитель ЦК Бунда с агитацией против конференции, созываемой Российской ОК. Тогда латышский ЦК решил взять на себя "инициативу" по созыву общепартийной конференции совместно с Бундом, ПСД и Кавказским областным комитетом, причем милостиво допускает и нас, русские организации, к участию в созыве общепартийной конференции. Характерно, что предложение бундовского представителя не шло так далеко: он предлагал созыв конференции взять на себя только трем организациями, а именно: Бунду, латышской организации и... Кавказскому областному комитету. Таким образом, вся остальная Россия (и поляки) исключалась из этой компании "спасителей отечества". В этом предложении бундовца поддерживал мифический представитель Кавказского областного комитета.

Я позволю себе сделать маленькое отступление, чтобы пояснить товарищам более чем странное поведение бундовского представителя, а также мистификаторскую роль "кавказца". С этим самым представителем пишущему эти строки пришлось встретиться на одном высоком собрании, где бундист делал "доклад о положении дел в партии" и нападал на РОК. Не буду передавать содержание доклада "представителя" ЦК Бунда: ограничусь двумя словами: поток грязи и личных нападок на отдельных товарищей. Но когда затем мне было предоставлено слово и неожиданно для этого бундовца выяснилось, что перед ним стоит член РОК по созыву общепартийной конференции, то сей храбрец поспешил заявить, что он никем не уполномочен делать сообщение о партийных делах; что он приехал только для ознакомления уважаемых товарищей с нуждами еврейского пролетариата, что если он говорил о партийных делах, то только из простого желания информировать товарищей, которым-де не может не быть интересно узнать кое-что о положении

стр. 4

партии. А между тем из дальнейших разъездов этого бундовца ясно вытекает, что он с самого начала был командирован для борьбы с РОК. И вот в своих скитаниях бундовец где-то отыскал "представителя" Кавказского областного комитета и с ним вместе препожаловал к латышам *77...

Теперь несколько слов о Кавказском областном комитете, которым так любят оперировать наши явные и тайные ликвидаторы. Прежде всего, он неправильно называется Кавказским, так как ни Кубань, ни Терская область (Ставропольская губерния тоже), ни Дагестан в него не входили и не входят; остается одно Закавказье, из какового Баку не входит в эту организацию и не признает ее, так же часть Тифлиса. Что же остается? Другая часть Тифлиса и Кутаис. Теперь спрашивается - добросовестно ли со стороны товарищей выступать под громкой кличкой "Кавказского областного комитета" и постоянно мистифицировать этим остальных российских товарищей?

Член РОК по созыву Общепартийной конференции X.

Из второго письма члена РОК

Теперь могу вам уже сообщить, что и Рижский комитет высказался единогласно за РОК, за участие в созываемой РОК общепартийной конференции и против латышского ЦК. Рижский комитет - самая крупная и самая серьезная организация - латышские социал-демократы. Латышские социал-демократические рабочие за нас. Колеблются лишь два-три человека цекистов.

От редакции. Вышеприведенное письмо члена Российской ОК - одного из видных местных работников нашей партий - имеет, на наш взгляд, очень большое партийное значение. Оно ясно показывает, что русские работники могут ждать от так называемых "националов", или вернее, от центров этих национальных организаций. То, что делается у латышей, то же происходит, несомненно, и у поляков, и даже у Бунда, поскольку у последнего сохранились какие-нибудь рабочие партийные организации. Картина совершенно ясна: социал-демократические рабочие - латыши, поляки, евреи - всей душой с нами, с русскими рабочими-партийцами. Как только кому-нибудь из русских партийцев удается повидаться с этими рабочими и рассказать о РОК, о всех партийных делах, они всегда и неизменно с нами. И только их "верхние" кружки запутались в "дипломатии" самого низкого разбора - дипломатии, которая объективно означает одно: помощь ликвидаторам и помехи в деле строительства нелегальной партии.

Положение кристаллически ясное. Активной помощи ждать российским организациям от "националов" (т.е. от их верхних кружков) невозможно. Это необходимо понять раз навсегда. Пусть бы только не мешали! - вот единственно о чем их следует попросить.

Взять хотя бы поведение латышских друзей ликвидаторов. Три года не имела наша партия конференции. Два года, как созыв поставлен на очередь. Почти уже год готовимся к ней. И теперь, когда вокруг РОК сплотились около двадцати крупнейших организаций в России, нам говорят: подождите еще, мы, "националы", еще соберемся с фиктивным Кавказским областным комитетом (ликвидаторским), мы еще поторгуемся с Бундом (насквозь ликвидаторским). А вы с русской работой подождите! Благо мы, "националы", работаем независимо от вас. Подождите, над нами не каплет! Это - верх издевательства...

И объективно - это раскол, организуемый Бундом и голосовцами ("Кавказским областным комитетом"), за которыми плетется часть латышей. Ибо те, кто не входит в РОК, за которой стоят все русские организации, те, кто пытается создать новый Организационный комитет, - откалываются от партии, какими бы фразами о "единстве" они ни прикрывали этого.

стр. 5

Русские организации должны призвать к порядку интриганов из "руководящих" кружков "националов". Ни на минуту не откладывая, должны мы строить свою организацию, независимо от этаких элементов. И через их головы обязаны крикнуть латышским, польским, еврейским сознательным пролетариям: Товарищи! Нам так же, как и вам, дорого единство рабочих всех национальностей России, а вам - мы уверены - так же, как и нам, дорога партийная социал-демократическая работа наших русских организаций. Так скажите же твердо, что вы идете с нами, партийцами, против тех, кто изменил знамени РСДРП, - против ликвидаторов. Скажите твердо, что с изменниками не "соглашаются", а с ними борются на жизнь и на смерть.

Никого не ждать, а строить нелегальную, революционную РСДРП - таков наш лозунг. На этом пути нас поддержат не одни только латышские рабочие, но и рабочие других национальностей. Наш "национальный кризис" будет изжит только путем ознакомления самих рабочих из национальных организаций с действительным положением дел *78.

173. Резолюция ЦК Бунда *79

[Начало декабря 1911 года]

Общепартийные дела

Как известно, ЦК Бунда взял на себя инициативу созыва совещания из представителей латышской социал-демократии, Бунда и Кавказской областной организации для обсуждения вопроса о восстановлении ЦК в России и создания ОК по устройству конференции. ЦК латышской социал-демократии выдвинул контрпредложение о расширении совещания включением в него ПСД и образованной в России группой Ленина ОК, так называемой РОК.

По выслушании отчета о переговорах Бунда с ЦК латышской социал-демократии и Кавказским областным комитетом по делу о созыве предварительного совещания и рассмотрении указанного предложения ЦК латышской социал-демократии принята была следующая резолюция: "В ответ на предложение ЦК СДЛК принять участие в совещании представителей ЦК СДЛК, ЦК Б[унда], Главного правления СДПиЛ, Кавказского областного комитета и РОК по вопросу о созыве конференции и восстановлении центральных партийных учреждений, ЦК Б[унда] постановил: констатируя, а) что так называемая РОК не только не имеет права на такое название, ибо в ней не представлена ни одна из национальных и областных организаций, но [б)] что эта группа никоим образом не может быть даже признана представительницей хотя бы одного русского движения; в) что у нас нет данных о том, является ли РОКдействительным представительством реально существующих организаций русского пролетариата, ЦК Бунда снимает с себя ответственность за приглашение к участию в совещании РОК. Не желая вместе с тем тормозить инициативу ЦК СДЛК, ЦК Б[унда] согласен принять участие в совещании и при данном составе".

Решено было также настаивать на включении в ОК и приглашении на конференцию так называемых "ликвидаторов", однако не придавать этому требованию ультимативного характера, но в случае его отклонения оставить вопрос об участии Бунда в дальнейших шагах по организации конференции открытым до нового решения ЦК Бунда. Соответственная резолюция гласит:

"Признавая безусловно необходимым участие в организуемой конференции так называемой Петербургской инициативной социал-демократической группы и других подобных ей, как на основании постановлений прошедшего пленума, так и в интересах нормального партийного строительства, ЦК Бунда уполномочивает своих делегатов на совещании самым решитель-

стр. 6

ным образом протестовать против всяких попыток исключения этих групп, и, если несмотря на это будет принято противоположное решение, бундовская делегация заявляет, что вопрос об отношении Бунда к такой урезанной конференции является открытым и будет окончательно решен ЦК Бунда".

174. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову1

2 декабря (19 ноября) 1911 года

Дорогой Юлий Осипович!

Я отправил Вам вчера телеграмму с просьбой составить некролог Лафарга2. Вам в Париже это удобнее сделать, чем здесь в Петерб[урге]. Пожалуйста, сделайте это*80...

С Вашей статьей о фр[акции] хорошо бы поторопиться*81. Имейте в виду, что мы должны во что бы то ни стало выпустить, кроме 11-й, и 12-ю кн. до Рождества. Возьмется ли Ф. И. [Дан] за тему о еврейском вопросе в политике? Если нет, надо сейчас заказывать ее для 12-й книжки. Мне думается, что, пожалуй, придется все-таки обратиться еще раз к Коссовскому. Он наиболее подходящий в данном случае. Итак, сообщите о планах Ф. И. теперь же...

В 11-й кн. идет статья Тр[оцкого] с моим послесловием*82. Статья довольно интересная и дающая благодарный повод коснуться разных злободневных тем, в частности, возражая по некоторым пунктам Тр[оцкому], отгородиться и от возможных, да и существующих в действительности, уклонений наших единомышленников...

В прошлом письме я забыл Вам рассказать о моих сношениях с беззаглавной [Е. Д. Кусковой]. Относительно совместного редактирования чего бы то ни было не было и речи. Только у одного или двух из нашей публики бродила эта мысль, не принимая никаких реальных очертаний. Мне же она предложила дать статью по поводу анкеты в одном петерб. раб[очем] клубе, и я, разумеется, отказать ей не мог. Но беда вышла та, что статья оказалась донельзя слабой - слабой по своему содержанию, по отсутствию сколько-нибудь интересных мыслей; да и анкета ничего серьезного не дала. Мое положение оказалось воистину трагичное: извольте этой даме доказывать, что она написала просто плохую статью. Не поверит! Да и другие не поверят. Я ей предложил значительно сократить статью и несколько обработать одну часть. Теперь жду от нее последствий моего предложения (ее нет в Петерб.)...

...Вы спрашиваете об изменении в финанс[овом] положении "Нашей зари". Пока оно еще не изменилось, и в наличности имеются только перспективы... Но возможно, что тот наш общий знакомый [К. М. Ермолаев], о котором Вы упоминаете в письме, придет на помощь. Он уже на эту тему в общих чертах говорил... Кстати: Вы, кажется, напрасно писали письмо П[олон]скому. Он, наверное, денег в П-рге не отдаст, ибо на месте хочет, по-видимому, выпустить еженедельник*83... Здесь ходят слухи о прекращении "Звезды". Будто бы нет денег*84... Что касается возможных последствий посещения меня незваными гостями *85, то пока не имею на этот счет никаких сведений. Все, возможно, разумеется, но гадать трудно...

На днях постараюсь раздобыть обратно рукописи П. П-ча [Маслова]. А удивительный человек П. П-ч! Вы не можете себе представить, что за письмо он мне прислал. Совершенно невменяемое! И на что человек обиделся. Я виноват - если виноват - перед ним только в том, что забыл его известить о том, что предполагаю отложить его статью на номер. Но он, по-видимому, не на это обиделся, а на то, что я вообще отложил его статью. Т.е. он отрицает - иными словами - за редакцией право иметь запас из статей на неакту-

стр. 7

альные темы. А затем, в том, как он пишет статьи, он совершенно не думает о журнале и о читателе журнала... Ну, да Бог с ним!.. Жму крепко Вашу руку. A. П[отресов].

175. Заграничная ОК - в Российскую ОК*86

[3 декабря 1911 года]

Открытое письмо в РОК

Дорогие товарищи!

Обратиться к вам с этим гласным письмом вынуждает нас необходимость открыто высказать и обосновать свое отношение к вашей коллегии и предпринятым ею шагам по созыву всероссийской конференции. Вопрос о созыве конференции со времени конституирования РОК перешел из области дискуссии в область практических действий, и наша коллегия, положившая начало деятельности РОК и взявшая на себя такую большую ответственность в этом деле, не может обойти молчанием ваших решений, противоречащих той организационной политике, которую ЗОК все время проводит.

По получении извещения о конституировании РОК наша коллегия, не зная состава РОК и условия ее возникновения, постановила определить свое отношение к РОК лишь по выяснении всех этих условий. Теперь, ознакомившись с докладом вашего делегата, ЗОК, принимая во внимание тяжелые условия, в которых вы работаете, и всю важность взятой вами на себя задачи, решила принять резолюцию, выражающую приветствие РОК и даже согласие нашей коллегии руководствоваться ее решениями. Но и это доверие и согласие являются условными. По нашему глубокому убеждению, вами неправильно поняты те организационные задачи по созыву конференции, которые стоят перед вами. В ваших решениях многое требует коренного изменения. Вот почему мы единогласно отклонили внесенное вашим делегатом предложение о подчинении всем решениям РОК и сочли своей обязанностью поддержать вашу коллегию только в надежде, что в дальнейшей своей деятельности вы согласитесь предпринять ряд мер, обеспечивающих созыв действительно общепартийной конференции и связанных с реформой самой РОК.

Устный доклад вашего делегата дает нам повод на это надеяться. Он объясняет некоторые кардинальные недостатки вашей работы и способа конституирования РОК не зависящими от вас обстоятельствами, исключающими преднамеренное и сознательное игнорирование вами тех основных требований, исполнение которых является, по нашему убеждению, при настоящем положении РСДРП необходимой гарантией общепартийного характера конференции.

Но это обстоятельство тем более заставляет нас обратить ваше внимание на факты, вызывающие в широких партийных кругах недоверие к работе РОК и требующие с вашей стороны немедленной постановки ее на более широких и прочных основаниях:

I. Одной из крупных ошибок вашей работы, могущих привести к самым печальным последствиям, является та поспешность, с которой вы решили созвать конференцию. Правда, конференция должна быть созвана возможно скорее. Но несомненно в то же время, что возможно скорее должна быть созвана всероссийская конференция и первое условие - срок созыва - необходимо подчинить второму. Однако на первом же своем заседании РОК уже распределила мандаты *87 и дала лозунг приступить немедленно к выборам на конференцию.

Общепартийная работа по созыву конференции настолько сильно подвергается влиянию раздирающих нашу партию тенденций, что организации, берущей на себя эту ответственную работу, непростительно забывать об этом

стр. 8

и необходимо быть сугубо осторожной в своих решениях. В самом деле, группа большевиков-ленинцев или большевиков-фракционеров прилагает все усилия для организации не единой партии, а своей фракции с самого начала работ по созыву конференции. Тотчас после Совещания цекистов вся деятельность представителей этого направления в ЗОК и в ТК сводилась к организации своей фракции под прикрытием фраз об организации партии. Это же направление открыто пропагандирует в ЦО, вопреки решениям пленума ЦК и Совещания цекистов, раскол и восстановление ленинской фракции. Захватив силой в свою фракционную собственность ЦО партии, захватив часть партийного имущества в пользу своей фракции, большевики-ленинцы стремятся отнять у ЗОК материальные средства, необходимые для созыва общепартийной конференции, затем, чтобы оказывать при помощи этих средств финансовое давление на РОК в своем узкофракционном духе и в интересах исключения из конференции представителей течений, неугодных ленинской фракции. Эти же б[ольшеви]ки-ленинцы пытались сорвать ОК и ТК под тем предлогом, что последние не желают "подчиниться России". А между тем сами они четыре месяца тому назад в лице своих представителей в ЗОК угрожали своим уходом в случае, если последняя примет резолюцию о необходимости организовать РОК путем представителей от местных организаций *88 Не надеясь на желательный им состав РОК, выбранный таким способом, они рассчитывали тогда на фракционный состав ее путем наполнения РОК своими заграничными агентами.

Эту фракционную политику необходимо учесть при работе над восстановлением партии, и необходимо принять во внимание, что лозунг немедленных выборов на конференцию есть лозунг именно этой группы, рассчитывающей при скорейшем созыве конференции провести своих фракционных большевистских делегатов.

Подобная фракционная политика заграничного ленинского кружка без резкого отпора способна отпугнуть от работ по созыву конференции м[еньшеви]ков-партийцев и лишь укрепить то выжидательное, или даже, вернее, то скептическое отношение к вашей коллегии, которое заняли их руководители (главным образом Плеханов). При таком положении нельзя считать прочной по созыву конференции ту совместную работу, которую вели до сих пор м[еньшеви]ки-партийцы (Киев, Екатеринослав) и б[ольшеви]ки, и упрочить и укрепить эту работу нельзя проявленной РОК поспешностью, которая на руку лишь разнузданным фракционерам.

На фракционную конференцию не пойдут и товарищи поляки, которые заявляют, что примут участие лишь в конференции общепартийной. Мы надеемся, что так же поступят латыши и все другие течения, И если ваша коллегия останется при своем решении и будет форсировать созыв конференции, тогда она пойдет по пути не объединения, а раскола партии.

II. РОК конституировалась при участии лишь нескольких местных организаций, без представителей от крупнейших центров, как Москвы, Петербурга, Центрального района. На первом ее собрании, крайне узком по составу, решающим голосом пользовались только б-ки. РОК не сделала даже попытки привлечь представителей национальных организаций и не считала нужным даже теперь в своем "Извещении" сообщить, привлечены ли были к участию в конференции и конституировании РОК организации в Западном крае, Одессе и целом ряде крупных центров рабочего движения.

III. Хотя инициатива организации российской коллегии по созыву общепартийной конференции принадлежала совещанию цекистов, в котором самое деятельное участие приняли представители СДПиЛ, хотя польская часть партии представлена в ЗОК, что заранее гарантировало ее согласие принять

стр. 9

участие в конституировании РОК, она тем не менее не была приглашена к участию в РОК до ее конституировании.

В результате такой работы РОК в настоящее время состоит из представителей исключительно большевистского направления. Не сомневаясь в добрых намерениях этих товарищей, мы тем не менее принуждены констатировать, что такой состав РОК при фракционной обособленности и разногласиях, раздирающих партию, не в состоянии гарантировать ей того доверия и авторитета, которые необходимы для осуществления ее задачи.

IV. РОК организована агентами, посланными в Россию ЗОК с точными указаниями, исполнение которых должно было обеспечить партийный характер работы по созыву конференции. К сожалению, агенты эти - в большинстве сторонники ленинского направления - вместо того чтобы готовить организацию РОК под руководством пославшей их в Россию коллегии, не оправдали ее доверия и о целом ряде шагов, сделанных ими, не осведомляли ЗОК. В то время как за спиной нашей коллегии ленинцы вели переговоры с агентами, посланными в Россию, и пользовались полученными сведениями в целях проведения своей фракционной политики, ЗОК даже о таком важном моменте, как о конституировании РОК, узнала наравне с широкими партийными кругами и принуждена была, считаясь с этими обстоятельствами, принять свою первую резолюцию о конституировании РОК.

Далее, вы сочли нужным в своем "Извещении" выступить против ЗОК, которой РОК обязана своим существованием, становясь при этом на сторону ленинского меньшинства.

Враждебное отношение к ЗОК со стороны РОК было видно из всего доклада вашего представителя. Под предлогом борьбы с заграницей вы провели борьбу с той заграничной организацией, которая преследует одну цель - объединение всех партийных течений, которая с самого начала своей деятельности во имя единства партии боролась со всеми фракционными и раскольническими попытками, откуда бы они ни исходили. Этим враждебным отношением к ЗОК вы лишь ослабили ту партийную позицию, которую она защищает, и дали повод к худшим проявлениям раскольнической политики со стороны ленинцев-б-ков, выразившейся также в попытке взорвать ЗОК и ТК, и создали таким образом новые затруднения в деле строительства нашей нелегальной РСДРП.

V. Наконец, еще на один пункт мы должны обратить ваше внимание - на распределение вами делегатских мест. В решении такого трудного и щекотливого вопроса не видно, каким принципом руководилась РОК: принимала ли она во внимание резолюции Лондонского съезда, считалась ли со значением того или другого района для рабочего движения вообще или с силой и влиянием местных организаций в настоящее время? Чем объяснить, что Кавказской областной организации дано столько же голосов, сколько Бакинской и большевистской Тифлисской организации, из которых только первая представляет действительно крупную местную организацию? Чем, наконец, объяснить невероятное представительство от Урала, где не ведется правильной организационной работы, где не существует местных организаций и которому дано столько же голосов (три голоса), сколько Петербургу и Северной области, и почти столько же, сколько всему Центральному району с Москвой (4 голоса)?

Необходимо сказать, что все это производит впечатление пристрастного распределения, и такое необоснованно-неравномерное распределение мест, уменьшая представительство меньшевистских областей, давая перевес представительству б-ков, идет вразрез с организационной политикой, которую необходимо проводить для созыва действительно общепартийной конференции.

стр. 10

Ввиду изложенных фактов ЗОК считает необходимым решительно настаивать на следующем:

РОК не должна считать себя окончательно конституировавшейся88аОна обязана немедленно созвать Второе собрание РОК в расширенном составе с представителями от национальных организаций и представителями по крайней мере от Петербурга, Москвы, Центрального района.

Срок созыва конференции должен быть установлен РОК в расширенном составе, в связи с вопросом о наличности условий, необходимых для того, чтобы конференция могла объединить по крайней мере значительное большинство партии, если, вопреки усилиям, РОК не удастся привлечь к участию в конференции все партийные течения и национальные организации.

Кроме того, мы считаем очень важным для обеспечения контроля над выборами на конференцию представителям всех более крупных течений в партии, поскольку таковые не будут представлены в РОК местными организациями на выборных началах, - привлечь с совещательным голосом путем кооптации по одному видному местному работнику от тех течений и групп, которые Совещание цекистов решило пригласить в ЗОК. Кооптация должна быть произведена РОК по соглашению с идейными центрами этих течений.

Мы надеемся, товарищи, что вы согласитесь с нами в необходимости проведения предлагаемых нами мер, если вы желаете действительно общепартийной конференции, а не своза представителей ленинской фракции, если вы добиваетесь единства партии и сплочения внутри нее всех партийных элементов в борьбе против ликвидаторства и на почве революционного марксизма, а не раскола и распыления партии.

ЗОК, выражая доверие вашим добрым намерениям, считает необходимым указать, что дальнейшая поддержка вашей деятельности с ее стороны, равно как и совместная дружная работа по созыву конференции зависит лишь от исполнения вами вышеизложенных ее требований. И только при условии, что вы хотите, как и мы, не фракции, а единой партии, наша совместная работа будет обеспечена и отойдут в сторону все вопросы о наших формальных взаимоотношениях перед той громадной задачей, которая стоит перед нами.

Заграничная ОК по созыву Общепартийной конференции.

176. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

5 декабря (22 ноября) 1911 года

Дорогой Юлий Осипович!

Для ускорения посылаю через Вас письмо Петру Павловичу [Маслову]. Прочтите и передайте его ему. Хотелось бы скорее закончить этот совершенно нелепый инцидент. Пожалуйста, Вы и Ф. И. [Дан] постарайтесь на него со своей стороны воздействовать... У П. П., по-моему, развивается, что дальше, то больше чудовищное самомнение, поистине что-то вроде mania grandiosa [мания величия]. Я именно ввиду этого не счел возможным в своем письме скрыть от него дефекты его статей - их черновой характер, их совершенную отрывочность... Человек, который третирует все прочее, как публицистическую болтовню, должен же позволить, чтобы и ему говорили неприукрашенную правду в глаза.

Когда придет Ваша статья? Уже очень пора, если мы думаем справиться с 12-й еще книжкой до Рождества *89. Приходится теперь же думать о темах для этой книжки. Не считали ли бы Вы уместным коснуться избирательной платформы Г. Зиновьева? В "Звезде"*90 и в одном нелег[альном] листке она находит известный уголок. Следовало бы дать отпор. В Думе предстоит обсуждение законопроекта о Холмщине и городовом положении в Польше. Хорошо бы получить статью не только о еврейском вопросе в полит[ике]

стр. 11

(кстати: что же с этой темой?), но и о национализме вообще. Тут я опять становлюсь в тупик. О городовом положении в Польше, может быть, может дать Залевский*91. Очень бы хорошо, если бы Ф. И. нам что-нибудь дал. Сейчас, в конце года, нам особенно важно дать хорошо составленные номера. Имейте это в виду. Я - если только успею (я в последнее время плохо себя чувствую) - дам партийную статью *92, в ноябрьской книжке я только намечу некоторые парт[ийные] темы в ответе Троцкому. Ортодокс обещала статью о Толстом (1-й том его сочинений - ничего [не] даст, судя по беседе). М. Павловичу хочу заказать о Персии и Китае; Черев[анину] - о пятилетии закона 9 ноября3; Заславскому - обзор пров[инциальной) жизни. В. Ежов обещал компилятивную статью о чешск. -нем. инциденте в литературе. В. Левицкий - о социал-демократической фракции в избир. кампании.

Мое положение пока остается невыясненным. Глупо будет, если придется укладывать свой чемодан... Хотя должен сказать, что и жизнь в Петерб. сейчас удручительная. В области практ[ической] идет какая-то отчаянная бестолочь... Просто смотреть тошно... Я очень жалею, что недостаток времени и сил не дал мне до сих пор высказаться об этом в литературе. Об этом нужно говорить. Хорошо бы и Вам сказать свое слово. Хотя бы по поводу статей Радина [Кнуньянца], как Вы предполагали.

Ну, всего хорошего. Жму руку. Ваш А. П[отресов].

177. Ф. И. Дан - в Нью-йоркскую социал-демократическую группу *93

Париж, 5 декабря 1911 года

Многоуважаемый товарищ,

Приношу Вам глубокую благодарность от имени всех нас за 505 франков, полученных от нью-йоркской группы. Деньги эти пришли очень кстати, ибо на будущей неделе мы собираемся выпускать номер "Голоса социал-демократа" *94.

Теперь приходится, в общем, редко выпускать наше издание, главным образом потому, что центр тяжести литературно-политической работы нашей переносится все больше и больше в печать, издающуюся в России ("Наша заря", "Дело жизни", провинциальные издания) *95. Но при всем том мы считаем в высшей степени необходимым, чтобы "Гол. социал-демократа" пока сохранялся. Во-первых, есть вещи, которые все-таки в легальной печати не скажешь; во-вторых, при неизбежной нынешней разбросанности и изолированности друг от друга социал-демократических работников в России "Голос" все же создает как бы символ объединения, а при известных условиях, когда процесс партийного сплочения в России пойдет быстрее, может сыграть в этом отношении очень важную роль; в-третьих, приходится считаться с обширной рабочей и интеллигентской эмиграцией, которая мало-помалу отливает и обратно в Россию и которую "Голос" подготавливает к пониманию новых форм и методов русского рабочего движения; наконец, пока так или иначе не закончился тот процесс ужасного гниения и разложения, который происходит в нашей так называемой "партийной" верхушке, нам волей-неволей приходится употреблять все усилия, чтобы не дать гною отравить собою и русское движение, не дать ему заразить новые элементы. Эта - по существу своему оборонительная - работа крайне непривлекательна и требует затраты больших сил. Но она необходима, ибо наша партия - увы! - не может выскочить из-под влияния того закона развития, которым наградила ее мачеха-история. И до тех пор, пока в связи с общим оживлением не пойдут быстрее и процессы партийно-политического строительства, так что для рабочего движения станет уже не страшным заживо гниющее кружковое сектантство, нам придется выполнять эту неблагодарную задачу. К счастью, за

стр. 12

последнее время часть этой тяжести снята с наших плеч: разложение сектантской кружковщины достигло такой степени, что почтенные вчерашние друзья и объединенные борцы за мнимую "партийность" вцепились друг другу в волосы и взаимно разоблачают свое убожество и вырождение не хуже, чем это делали правящие клики Думы и Гос. совета во время пресловутого "кризиса" по вопросу о западном земстве.

В России же работа движется, может быть, слишком-слишком медленно для нашего нетерпения, но важно то, что она движется. Это - главное, чтобы побудить каждого не опускать в отчаянии руки.

С тов. приветом Ф. Дан.

178. Группа меньшевиков-партийцев и группа "Вперед" - Заграничному комитету Бунда *96

Париж, 21 декабря 1911 года

Уважаемый товарищ!

Задачей предлагаемого нами совещания является содействие восстановлению организ. единства партии. Говоря точнее, мы считаем возможным прийти на нем к соглашению насчет соединения за границей на федеративных или иных началах центров всех фракций, организаций и направлений, входящих в состав РСДРП; насчет создания органа, в котором все они могли бы принимать участие, излагать свои взгляды по вопросам, выдвигаемым политической жизнью России перед рабочим классом; и, наконец, одна из важнейших задач совещания - соглашение насчет содействия российским организациям (литературой и пр.) в деле созыва ими общепартийной конференции.

Если все это нам удастся провести, то цель наша будет достигнута. Причем оговариваемся, что мы считаем возможным добиться указанного лишь путем соглашения, но никак не посредством принуждения или майоризации меньшинства большинством.

До сих пор выразили готовность участвовать в совещании, кроме меньщевиков-парт[ийцев] (всего течения, во главе с "Дневником социал-демократа"), взявших на себя инициативу предложения, и группы "Вперед", подписанной уже под предыдущим письмом к Вам, также и группа "Голос социал-демократа", и редакция "Правды", избравшие уже представителей.

Остальные организации, кроме редакции "Рабочей газеты", отнесшейся отрицательно к нашему предложению, пока нам еще не ответили.

Надеясь, что теперь вопрос для Вас выяснился вполне, мы просим Вас, товарищи, ответить возможно скорее.

С тов. приветом, по поруч[ению] гр[упп] м-ков-парт[ийцев] и "Вперед" [подпись].

179. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

26 (13) декабря 1911 года

Дорогой Юлий Осипович!

Давно не писал Вам, замотавшись с разными хлопотами. От Рома*97 я еще не получил известия, но жду ответа на этих днях на мое категорическое письмо ему. Во всяком случае на днях - так или иначе - я постараюсь Вам выслать что возможно. К сожалению, это будет, вероятно, возможно в размере от 50 руб. до 100 руб. Хотите, я обращусь, кроме того, за срочной ссудой - под поручительство - в Литер. фонд4. Я получил таким образом для Петра Павлов. [Маслова] 150 руб. Для Вас тоже можно будет получить, не знаю только, в том же ли размере или меньшем. Если согласны, я тотчас же начну действовать. Эта процедура требует известного времени. Возможно также

стр. 13

похлопотать в Лит. фонде и о бессрочной ссуде - только, впрочем, в размере до 100 руб. (150 руб. П. П-чу они выдали бессрочно ввиду болезни жены его, многосемейности etc.)... Кстати, на днях выяснится более или менее как финансовое положение "Н[ашей] з[ари]", так, быть может, и возможность еженед. газеты. Сейчас пока все еще царит неопределенность, и мне дальше очень трудно вывозить "Н[ашу] з[арю]" на своих плечах... Плохо только, что почти никого нет, кто бы охлопотывал все эти дела, брал на себя все эти практические дела... Ну, посмотрим. Тогда я Вам тотчас же напишу.

N 11 "Н[ашей] з[ари]" выходит сегодня. Вашу статью о фракции пришлось отложить до дек[абрьской] кн. (как и мое окончание статьи об Овс[янико]-Кул[иковском]). Хочется во что бы то ни стало выпустить дек[абрьскую] кн. в декабре. Это имеет огромное значение для подписки. Если у Вас еще что-нибудь есть для дек. кн., высылайте немедленно. А то уже не поспеет и пойдет в январе. Для дек. кн. у нас, кроме Вашей и моей статьи, имеется: Нахимсон [Спектатор] - о результате переп[иси] в Герм[ании] 1907 г., В. Майский "Из теории и практики проф. союзов", В. Левицкий "Фракция социал-демократов и избир. кампания". О польском вопросе в Думе я дал телеграмму Залевскому (кроме того, о думских прениях в этой связи хочет писать Ежов). Коссовский о еврейском вопросе обещал дать к январю. Ст[епан] Иванович [Португейз] даст о международных компликациях5 (Персия, русско-америк. отношения, скандал в Галиции). Маевский и Заславский - вермишельные статьи на вн[утри]-обозр[евательные] темы. В иностранном отделе идут: М. Павлович "Реформы или революция", письмо из Франции - увы! с тех пор, как он ведет в "Соврем[еннике]" ин[остранное] обозр[ение], нам он ничего путного не дает, не дал до сих пор ни о Персии, ни о Китае; В. Левицкий *98 - Выборы в Швейцарии, и рекомендованный Павловичем автор ст[атьи] "Британская социалистич. партия"*99 - интересная статья. Кроме того, идет оконч[ание] ст. Михайлова, ст. Балабанова и др. Статью о посм[ертном] изд[ании] Толстого к январю хочет дать Ортодокс. Декабрь[скую] кн. приходится стряпать наспех, поэтому и не пришлось хорошенько сговориться ни с Вами, ни с Ф. И. [Даном]. На днях напишу Вам опять, после разъяснения положения. Рукописи, пропавшие у меня, надеюсь скоро отрыть.

Ну, пока всего хорошего. Жму крепко Вашу руку. А. Пот[ресов].

180. П. Б. Аксельрод - Нью-йоркской социал-демократической группе *100

[Декабрь 1911 года]

...социал-демократов, принимающих близко к сердцу наши внутрипартийные дела и бедствия и читающих "Г[олос] с[оциал-демократа]" - по меньшей мере - с таким же интересом, как большевистско-плехановские издания. Многие из этих товарищей имеют связи в России, переписываются с местными работниками и тем или другим путем доставляют туда и "Г[олос] с[оциал-демократа]". Кроме того, ведь некоторые из них ездят в Россию, и многие при первом дуновении свежего ветерка вернутся на родину. Вообще, как ни плоха теперь доставка нелегальной литературы в Россию, наши издания все же не менее распространены там, чем издания Гр[уппы] "О[свобождение] тр[уда]" в 80-х годах - с той разницей, что у Гр. "О. тр." не было и десятой доли читателей, имеющихся у "Полоса] с[оциал-демократа]" за границей, и что в то время, как ее влияние в России начало заметно чувствоваться и распространяться лишь в 90-х годах, "Г. с." имеет теперь же прямое и непосредственное влияние, опираясь на легальную меньшевистскую печать и на сравнительно широкие круги читателей в центрах русской эмиграции. В Париже, например, всего семь "плехановцев", а "голосовцев" около

стр. 14

двухсот. И в Швейцарии "голосовцев" гораздо больше "плехановцев" и "ленинцев" вместе взятых. И если бы ленинский кружок не присвоил себе сотен тысяч франков (или рублей) партийных, то еще большой вопрос, существовал ли бы он до сих пор вообще. Впрочем, обо всем этом, наверное, писал Вам Дан, и если Вы и другие товарищи со вниманием читали его письмо к Вам (и письмо Мартынова) "101, то Вы должны бы составить себе некоторое представление о положений дел у нас. Да и в последнем номере "Г. с", особенно в статье Мартова, достаточно материала для этого. Кстати: не только практики, но и литераторы легальные (Потресов, например) против закрытия "Г. с", его существование они считают необходимым как для того, чтобы ставить политические точки над i, так и для борьбы с морально-политическим развратом, дезорганизацией и идейным хаосом, вносимым большевиками в наше движение.

Даете ли читать наши письма Ингерману и другим близким товарищам?

Шлю Вам и им сердечные поздравления с Новым годом и пожелания успеха Вашему органу*102. Крепко жму руку. Ваш П. А.

181. "Гласный ответ" Польской социал-демократии*103

30 декабря 1911 года

Гласный ответ товарищам меньшевикам-партийцам и впередовцам

Уважаемые товарищи!

Ваше письмо от 5 сего месяца103а привело нас в немалое недоумение. Вы предлагаете нам принять участие в "обсуждении" - и притом в обсуждении только "предварительном" - "вопроса о возможности организационного соглашения" и т.д. - шесть месяцев после того, как этот вопрос не только был - при нашем участии - обсужден Совещанием членов ЦК, и соглашение признано им возможным и необходимым, но была также создана ОК для практического осуществления этого соглашения. Вы только еще собираетесь "предварительно обсуждать вопрос о возможности" почти четыре месяца после того, как бернское Совещание при ЗБЦК, разрешив этот вопрос по-своему, предприняло практические шаги для осуществления своего решения и послало - хотя и безуспешно - агентов в Россию с поручением образовать Организационный комитет для созыва конференции. Наконец, Вы выступаете со своей инициативой создания организационного центра содействия за границей - месяц спустя после того, как уже успела соорганизоваться - из сторонников ленинского направления - РОК в самой России - да после того, как эту РОК признали или даже приняли непосредственное участие в ее организации петербургские впередовцы, киевские, екатеринославские, бакинские и - если верить сведениям, опубликованным в социал-демократической печати, - также ростовские меньшевики-партийцы*104!

Согласитесь, уважаемые товарищи, что ввиду перечисленных обстоятельств Ваше приглашение может вызвать впечатление неуместной шутки, и Ваша инициатива несколько напоминает - по французской поговорке - горчицу, поданную на стол после обеда.

Правда, все попытки добиться организационного объединения течений и национальных организаций, входящих в РСДРП, на почве созыва конференции, до сих пор не привели к цели. Но, быть может, Вы сознаете теперь, что вина и ответственность за это положение вещей ложится почти целиком на меньшевиков-партийцев, и отчасти на впередовцев - мы говорим "отчасти", учитывая скромные размеры политического влияния этой группы.

Если бы Вы проявили в свое время больше активности, определенности в политической ориентации, если бы Вы вместо того, чтобы прикрывать свою половинчатость и робость лишенными всякого политического содер-

стр. 15

жания ссылками на партийную "легальность" и радоваться "правильности своей позиции" - меж двух стульев, - если бы Вы присоединились к ЗОК и приняли планомерно и официально, как течение, деятельное участие в создании в России центра по созыву конференции, то конституировавшаяся там РОК могла бы быть поставлена на действительно партийных основаниях и общепартийный характер конференции был бы обеспечен.

Полное бессилие течений, сгруппированных вокруг раскольнического бернского Совещания, теперь обнаружилось во всей полноте. Оно и раньше было очевидно для всякого, кто хотел бороться с фракционерами и активно работать над воссозданием партии, а не дипломатничать, ограничиваясь "пассивным сопротивлением" и ища предлога, чтобы умыть руки и остаться в "своей хате с краю". Считая, очевидно, осторожность матерью всех добродетелей, Вы предпочли подождать и "посмотреть, что из этого выйдет". Вы издали платформу*105, которая, высказавшись de omnibus rebus et quibustam allius (обо всем возможном и еще кое о чем), не забыв напомнить партии о необходимости "списков пособий" для кружков самообразования и т.п., кончает как раз на том месте, где начинаются "проклятые вопросы": каково Ваше отношение к решениям Совещания членов ЦК и к агитации за конференцию, начатой ЗОК в России105а, и, главное, что же, собственно, Ваше течение считает обязательным для себя практически предпринять в переживаемом партией кризисе, кроме неизвестно кому данного совета о том, чтобы конференцию созвала "Особая комиссия". Вы дождались того, что Ваши ближайшие товарищи в России, оставленные Вами без всякого руководства, пошли, поскольку можно судить, за большевиками ленинского направления, служа против воли и помимо собственного ведома делу раскола. Желая быть нефракционными, Вы сыграли на руку наихудшим фракционерам, и Вам поневоле приходится дополнять теперь свою "правильную позицию" воплями, предостережениями и угрозами по адресу Ваших бакинских и киевских единомышленников.

То же самое в большей или меньшей степени относится и к позиции, занятой группой "Вперед". Неизбалованная большими симпатиями, привыкшая с первого же дня своего появления на политической арене чувствовать себя, что называется, в загоне и быть предметом иронического отношения всех течений в партии, заграничная группа "Вперед" увидела себя в положении совершенно необычном, когда ее стали вдруг - для полноты комплекта течений в комиссиях и на конференции - "рвать" в разные стороны. У впередовских лидеров закружилась голова. Преисполнившись несколько преувеличенным сознанием своей необходимости, они убили пять месяцев на беготню между "правой и левой комбинацией", хлопотливо, с озабоченным и деловым видом предлагая одной И другой стороне свои услуги, ставя условия и грозя уходом к "конкуренту", стараясь продать свое участие в "комбинации" как можно дороже, проникаясь опасением, как бы не продешевить, всякий раз, когда соглашение, казалось, налаживалось, и без удержу упиваясь своею "нефракционностью". Попрыгунья стрекоза лето красное пропела... наступила зима, а с нею петербургские впередовцы ушли... к РОК - нисколько не смущаясь "василеостровской резолюцией", с которой впередовские лидеры носились за границей как с воплощением наивысшей политической мудрости и глубочайшим откровением духа "самих рабочих"*106.

Вы убедились теперь, товарищи, к сожалению, задним умом, что в политике воздержание от участия в борьбе является иногда самой худшей и - всегда - наименее почетной формой участия в ней и что политическое небытие (быть "не в числе драки") вовсе не гарантирует от весьма реальных и чувствительных ударов. Вы желаете исправить ошибку и созываете совещание. Слишком поздно, товарищи, и вовсе не с того конца, думается нам,

стр. 16

принимаетесь Вы за дело. Мы не менее Вас стремимся к восстановлению единой РСДРП и доказали это на деле, вступив в решительную борьбу с ленинской группой, когда она, пользуясь Вашим "воздержанием" и недостатком политической ориентации среди Ваших товарищей в России, решилась освободиться от обязательств, наложенных на нее "Совещанием" членов ЦК, желая подменить общепартийную конференцию большевистским "свозом". Тем не менее мы принуждены отклонить Ваше приглашение, ибо считаем участие в созываемом Вами совещании при данном положении дел совершенно бесцельным. Теперь у нас нет ни времени, ни охоты для участия в новых заграничных "комбинациях" - и не потому, что бы мы их считали "склокой". Мы отлично знаем, что на фразах о нефракционности и необходимости одной и единой конференции не уйти от того, "что на нашем партийном жаргоне называется склокой". Если "склока" составляет содержание жизни руководящих партийных учреждений и групп, то ее нужно изжить, а следовательно принять в ней участие, хотя бы и без охоты - кому же до этого охота?! - затем, чтобы ей противодействовать. Но мы убеждены, что соглашения за границей вообще имеют теперь самое второстепенное значение и не в состоянии приблизить разрешения задачи. Центр тяжести борьбы за общепартийную конференцию передвинулся в настоящее время в Россию.

Мы начали эту борьбу на Совещании членов ЦК, заставив ленинскую группу отказаться от раскольнических планов - как оказалось, только до поры до времени, до благоприятной конъюнктуры, которую создала для нее Ваша позиция, и помогая провести решения, направленные против раскольнической практики ЗБЦК и голосовцев. Мы неуклонно продолжали проводить ту же линию в ЗОК и в ТК. Наши усилия не привели пока к желательному результату, к созданию общепартийной и всероссийской РОК, но борьба далеко еще не кончена.

Как Вам известно, поддерживая требования ЗОК, мы отказались от участия в конференции, созываемой РОК в нынешнем ее составе, и выдвинули как непременное условие нашего участия коренную реформу самой РОК, т.е. новоконституирование ее на партийных началах: привлечение представителей от национальных организаций, Кавказского областного комитета и др., а также выполнение ряда условий, исключающих возможность искусственного подбора конференции во фракционных интересах*107.

Борьба, начатая ЗОК и нами, нашла себе поддержку в недавних решениях ЦК СДЛК, представляющей в настоящее время, несомненно, одну из сильнейших организаций в РСДРП. Товарищи латыши окончательно порвали с ЗБЦК и с бернским Совещанием при нем, безжалостно уничтожая надежды голосовцев и "Правды" на союз трех "сильнейших" организаций, на которые Совещание возложило почетную задачу расколоть партию. Но не менее горькое разочарование пришлось пережить ленинцам. Правда, товарищи латыши не вступили в ЗОК, считая невозможным добиться в настоящее время объединения партии путем воздействия из-за границы, но они тем действительнее поддержали линию, проводимую большинством ЗОК. Подобно нам, хотя и независимо от нас, СДЛК решила, как нам сообщает латышский ЦК, "не принять участия в партийной конференции, созываемой лишь одной (нынешней) РОК". Тем самым надежды ленинских раскольников придать участием латышских и польских социал-демократов затеваемому ими фракционному "свозу" вид партийности потерпели полное фиаско.

Наконец, латышский ЦК, точно так же, как и мы, потребовал создания новой общероссийской и общепартийной РОК, в которой приняли бы участие, наряду с существующей организацией того же имени, перечисленные выше национальные и другие организации. Кавказской областной организации и

стр. 17

Бунду не остается теперь - после развала бернского Совещания - ничего другого, как отказаться от своих раскольнических планов и принять поддерживаемое также нами предложение товарищей латышей собраться на предварительное совещание с нынешней РОК107а.

Таким образом, ленинская группа, стремящаяся к искусственному подбору конференции, поставлена перед дилеммой: либо отказаться от своих нелепых планов, либо взять на себя ответственность за раскол с огромным большинством партии и оказаться совершенно изолированной.

Но этого еще недостаточно. Теперь остается еще оказать давление в том же направлении на нынешнюю РОК через работников на местах в самой России. И в этом отношении Вы, товарищи меньшевики-партийцы и впередовцы, могли бы - более того, это, по нашему убеждению, составляет Вашу прямую обязанность - многое сделать. Агитация ЗОК всколыхнула большинство организаций в России, она дала толчок к возрождению работы на местах и собрала работников русской части партии вокруг лозунга партийной конференции. Правда, насколько можно судить по выступлениям РОК, ленинской группе удалось из-за границы направить работу по созыву конференции во фракционное русло и даже наложить свою специфическую печать на резолюции, вынесенные некоторыми организациями. Но, с другой стороны, почти не подлежит сомнению - судя хотя бы по примеру бакинских, киевских и ростовских меньшевиков-партийцев, петербургских впередовцев и т.д. - что значительная часть местных организаций, признавших РОК и обещавших ей поддержку, действует только под влиянием жгучей потребности найти выход из тупика, в который попала партия, и покончить с хаосом и дезорганизацией, парализующей РСДРП в момент оживления массового движения и приближающихся выборов в IV Думу. Не подлежит также сомнению, что некоторые из этих организаций действуют под влиянием гипноза, распространяемого ленинской группой, напялившей на себя в последнее время шкуру партийности; иные попросту мистифицированы. Этим организациям необходимо выяснить роль, которую их заставляют играть ленинцы, делая их соучастниками раскола и бесцеремонно выставляя их сторонниками своей политики вышибания, отсекания и недопущения на конференцию течений и групп, имеющих неотъемлемое право быть на ней представленными. Открыть глаза местным организациям на эти проделки, побудить Ваших единомышленников к протесту против всякой узкофракционной политики со стороны РОК, вынудить через них новоконституирование РОК на партийных началах в духе требований, выставленных товарищами латышами и нами, - такова, по нашему убеждению, Ваша задача.

Из этого вытекает, что было бы крупной ошибкой с Вашей стороны, если бы Вы безусловно отказали РОК во всякой поддержке (как это уже делали некоторые Ваши товарищи за границей), не исчерпав раньше всех средств, чтобы побудить ее стать на партийный путь. Такая ложная тактика представляла бы то же "воздержание", но только наизнанку, и была бы на руку исключительно голосовско-ликвидаторским элементам, поставившим себе задачей изолировать и вышибить из партии ленинское направление. Для нас, действительных партийцев, раскол, произведенный справа ли, или слева, осуществляемый средствами кружкового воздействия и вышибания, так сказать, за спиной партии, до конференции и помимо ее, одинаково неприемлем. Мы думаем, и Вы, наверное, с нами в этом согласны, что единственно партийный съезд, или, если он неосуществим, то общепартийная конференция, выражающая полно и верно волю партии, призвана и может решить вопрос о совместимости того или другого течения с принадлежностью к РСДРП. И очень вероятно, что по отношению к открытым ликвидаторам, отрицающим необходимость партии и издевающимся над ней, конференции придется этот вопрос себе поставить.

стр. 18

Повторяем: игнорировать работу по созыву конференции, сделанную уже в России, было бы не только опрометчивостью, но прямо изменой делу единства партии и содействием раскольникам справа. Необходимо использовать уже заложенный фундамент, расширяя и укрепляя его в духе партийного, антифракционного строительства. Путь же безусловного бойкота РОК и созыв совещаний за границей, подобных тому, которое Вы проектируете, может в данных условиях повести меньшевиков-партийцев и впередовцев не к восстановлению партии и укреплению ее антиликвидаторской позиции, а лишь к блоку их с голосовско-ликвидаторскими элементами.

Теперь точка приложения силы - это местные организации в России, и Вы, активно поддерживая там в указанном направлении начатую работу, можете многое сделать для восстановления единой, нелегальной РСДРП.

С тов. приветом, по поручению Главного правления СДПиЛ, Секретарь.

182. Роспуск ЗБЦК*109

Январь 1912 года

Заграничное бюро ЦК

ЗБЦК доводит до всеобщего сведения, что ЦК СДЛК и Главное правление СДПиЛ не имеют больше в нем своих представителей и что, таким образом, оно состоит лишь из представителей м[еньшеви]ков и Бунда.

Ввиду такого сокращения своего состава ЗБЦК считает необходимым образование за границей временного учреждения, которому оно передало бы заведование текущими дедами (например, следственными и судебными, а также сношениями с другими партиями), и потому предлагает всем представленным за границей течениям и национальным организациям РСДРП образовать с этой целью общую комиссию*110.

Когда эта комиссия конституируется, ЗБЦК передаст ей все текущие дела.

Заграничное бюро ЦК.

183. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

2 января 1912 г. (20 декабря 1911 года)

Дорогой Юлий Осипович!

...Только что просматривал номер "Голоса [социал-демократа]", и мне он понравился. Надо будет подумать, в какой форме ознакомить публику с ленинской "нечаевщиной". В последнем номере "Нашей зари" это было только предисловие*111.

184. Парижские "ллехановцы" о положении в партии*112

[Начало января 1912 года]

Ко всем членам партии

От товарищей из России, принимающих активное участие в партийной работе*113, все чаще получаются известия о том, что ближайшей задачей всех членов РСДРП является восстановление ее единства. Между тем некоторые фракционные кружки усерднейшим образом работают над расколом партии, грозящим самому ее существованию. Вместо того, чтобы воспользоваться наступившим политическим подъемом и в частности массовыми солидарными выступлениями пролетариата на митингах для протеста против содержания на каторге невинно осужденных социал-демократов - депутатов II Думы *114 и зажатия рта нашим товарищам в III Думе*115, для развития социалистического и политического сознания рабочего класса и для партийной организационной работы, заграничные кружковых дел мастера поглощены всецело углублением раскола за границей и перенесением его в Россию.

стр. 19

Стремление российских организаций созвать общепартийную конференцию фракционеры пытаются использовать для своза своей кружковой конференции; желание этих организаций воссоздать партийные центры оформляется в образование центров фракционных. Причем фракционеры надевают на себя партийную маску: орган одной части фракции называется ЦОпартии, кружковая конференция называется общепартийной и скоро, может быть, мы будем даже читать резолюции подобной конференции, которые будут всем навязываться как общепартийные.

Мы, парижские меньшевики-партийцы, считаем своей прямой обязанностью выразить свой самый энергичный, самый резкий протест против этих действий, являющихся практическим осуществлением давнишних мечтаний и предложений ликвидаторов. Ликвидаторы уже несколько лет твердят, что партии нет, что партийная дисциплина поэтому ни для кого не обязательна и т.д. Теперь ленинский кружок им дает в руки отличное оружие для защиты указанных положений той "общепартийной" конференцией, которую он уже совсем готов состряпать.

Тем более настойчиво заявляем мы свое возмущение фракционными действиями неоликвидаторов, щеголяющих под маской партийцев, что они считают возможным опираться на нас, партийных меньшевиков, говорят о нашей солидарности с ними. Мы не только не солидарны, но считаем их такими же преступниками по отношению к партии, как и резонерствующих ликвидаторов.

Иллюстрацией деятельности ленинского кружка может служить недавно состоявшаяся в Париже "конференция" его заграничных сторонников*116. Она без колебания решила считать членами "другой партии" всех не примкнувших к ее кружку. "Делегаты" разъехались затем по местам и стали "действовать". В Цюрихе пятью голосами "распустили" Вторую группу содействия, а когда остальные ее члены не согласились с этим, ее объявили "несуществующей", забрав у нее при этом печать, адреса и проч. *"7... Все совершается по намеченной программе.

Неужели же мы, социал-демократы, попавшие волею судеб за границу, можем оставаться равнодушными, видя, что фракционеры рвут партию на клочья, чем доставляют неимоверную радость многочисленным врагам ее? Неужели мы не можем дать кучке дезорганизаторов, совершенно забывших интересы всей партии, дружный отпор?

И пусть нам не говорят, что у нас в партии имеется целый ряд разногласий, что в ней находятся люди, посягающие на ее подпольную организацию, что в ней попадаются "пророки", преподносящие пролетариату религиозный опиум под видом социализма, и т.д. Мы знаем это превосходно и будем продолжать со всей энергией бороться с этими уклонениями от революционного марксизма идейно и стараться организационным путем провести соответствующие решения на общепартийной конференции. Но выбрасывать из партии мы никого не можем - у всех нас равные права. Невозможно подразделять членов партии на настоящих и ненастоящих.

В переживаемый нашей партией критический момент прямой обязанностью всех действительных партийцев является борьба против попыток окончательно ликвидировать партию и заменить ее кружком.

Мы убеждены, что наш лозунг "Да здравствует единая, старая, закаленная в бою РСДРП" будет подхвачен всеми членами ее, которым надоела фракционная склока, и они вместе с нами дружно воскликнут:

Долой кружковых дел мастеров и подмастерьев!

Долой дезорганизаторов!

Парижская группа меньшевиков-партийцев.

стр. 20

Примечания Б. И. Николаевского к документам NN 172 - 184

75. С. Спандарян, с которым Либер столкнулся в Петербурге на заседании социал-демократической думской фракции и который в Петербурге и Риге вел работу в качестве представителя ленинской РОК, об этой своей деятельности информировал заграницу - тамошнего представителя РОК Г. К. Орджоникидзе и редакцию "Социал-демократа". Его письма в Заграничный центр большевиков, по-видимому, сохранились. Так заставляют думать некоторые замечания в работе М. Москалева "Русское бюро ЦК большевистской партии" (М. 1947), но до сих пор не опубликованы, за исключением тех двух его' писем о переговорах в Риге с представителями ЦК и Рижского комитета СДЛК, которые были напечатаны в виде отдельного оттиска из N 26 ""Социал-демократа", ЦО РСДРП". Этот оттиск представляет значительный интерес для истории того периода не только по содержанию, но и по его судьбе, которую историк должен проследить. Документы, напечатанные в этом "Оттиске", не включены в N 26 "Социал-демократа", и в тексте этого номера нет вообще никакого упоминания, что этот оттиск был выпущен, хотя обычно все такие "оттиски" регистрировались (в том же N 26 упомянуто о выпуске отдельным оттиском "Избирательной платформы" ЦК большевиков). Вообще, самое внимательное изучение как этого N 26 "Социал-демократа", так и всех других изданий группы Ленина за указанный период не позволяет найти ни малейшего следа выпуска этого оттиска, равным образом как нет никакого упоминания о нем в работах советских авторов, писавших об эпохе 1911 - 1912 гг.; он не включен ни в сборник "Революция и РКП(б)" (издание 1926 г.), ни в специальный сборник "Пражская конференция", изданный к ее 25-летию (М. Партиздат, 1937). О нем не упоминают редакторы собрания сочинений С. С. Спандаряна, заботливо собравшие все его мелкие газетные статьи и письма. Он даже не включен в полное переиздание текста "Социал-демократа", выпущенное Институтом Маркса-Энгельса-Ленина в 1933 - 1934 гг., хотя существование этого "оттиска" в специальной библиографической литературе известно (в "Библиографич. указателе Валка", выпущенном в 1931 г., он зарегистрирован даже дважды -под NN 573 и 1056) и, следовательно, в московских библиотеках экземпляр его имеется. Не знать об этом "оттиске" советские исследователи не могут еще и потому, что в полемической зарубежной литературе этот "оттиск", как увидим ниже, вызвал довольно много откликов (см. ниже примеч. 76 и 77), которые советским историкам, конечно, известны. Столь систематическое и столь длительное замалчивание этого "оттиска" его издателями и единомышленниками, конечно, имело серьезные причины, они выяснятся из дальнейших комментариев. (Нами "отдельный оттиск" перепечатывается с экземпляра, имеющегося в собрании Б. И. Николаевского.)

Этот "отдельный оттиск" в подлиннике озаглавлен "Письмо из Риги", хотя он содержит не одно, а два "письма" (второе, правда, совсем краткое) и редакционное послесловие, о котором речь будет ниже (примеч. 78). Тексту предпослано несколько вводных слов: "В дополнение к тем сведениям о ходе работ РОК, которые были даны в предшествующих номерах ЦО, приводим чрезвычайно важные сообщения из Риги, присланные нам членом РОК".

76. Опубликование группою Ленина этих "разоблачений" о закулисной стороне борьбы внутри руководящих органов СДЛК вызвало резкие протесты этих последних. Для понимания остроты этих протестов необходимо помнить, что речь шла о внутренней жизни нелегальных организаций, которые действовали под постоянной опасностью полицейских преследований, причем полиция умела использовать в своих целях всякие неосторожные указания печати, дававшие ей возможность в какой бы то ни было степени приподнять завесу над внутренней организационной структурой и жизнью этих подпольных организаций. Именно поэтому существовали строгие правила конспирации, запрещавшие сообщать в печати какие бы то ни было сведения о числе членов той или иной ячейки, о внутриорганизационных взаимоотношениях и т.д. Если кто и мог ту или иную часть этих сведений вынести в печать, то лишь сама данная организация, а ни в коем случае не представитель другой организации, особенно если он приезжал для переговоров. Между тем опубликование "Социал-демократом", т.е. Лениным и Зиновьевым, этих писем Спандаряна именно это правило нарушало.

В силу этих соображений протесты ЦК и Рижского комитета СДЛК были сформулированы в резолюциях небывалой остроты. Текст их опубликован в N 119 ЦО СДЛК "Циня"6 от 14 февраля 1912 года. Даем их в официальном переводе, который был прислан Заграничным комитетом СДЛК в редакцию "Голоса социал-демократа" и напечатан в N 5 "Листка "Голоса социал-демократа"": "1. Резолюция ЦК СДЛК.

Прочитав "Письмо из Риги", напечатанное в N 26 "центрального органа" - "Социал-демократа" ', в котором член РОК сообщает о своем участии на заседаниях ЦК СДЛК и

стр. 21

Рижской центральной пропагандистской коллегии и в котором явно и недвусмысленно указано на некоторых членов ЦК СДЛК, мы заявляем:

1) что подобное игнорирование элементарнейшей конспирации со стороны члена РОК есть низкая провокаторская выходка;

2) что не соответствует действительности утверждение, будто бы большинство ЦК не пожелало выслушать доклад члена РОК и пересмотреть вопрос, о котором ЦК СДЛК прежде вынесено уже единогласное решение;

3) что неверно, будто бы большинство ЦК высказалось против допущения члена РОК на заседание Рижской центральной пропагандистской коллегии;

4) что "стиль", каким составлено упомянутое письмо и какого за последнее время начинает придерживаться "центральный орган", заставляет всякого члена партии краснеть от стыда.

Принимая во внимание все вышесказанное, мы выражаем автору упомянутого письма и редакции "Социал-демократа" свое глубочайшее негодование и протест.

2. Резолюция и пояснения Рижского комитета

Рассмотрев еще раз и основательно вопрос об организации общепартийной конференции, мы признаем свое первоначальное решение участвовать на конференции, организуемой РОК, односторонним и непродуманным и потому его отменяем. Вместе с тем мы высказываем по вопросу об организации конференции свою глубокую признательность и солидарность по отношению к деятельности и решениям ЦК СДЛК.

(За эту резолюцию голосовали четверо; пятый член Рижского комитета воздержался от голосования, так как он не участвовал на том заседании, в котором происходило первоначальное голосование по вопросу об участии в конференции РОК.)

Ознакомившись с "Письмом из Риги", помещенным в N 26 "Социал-демократа", и в котором делегат РОК дает отчет о своих "великих успехах" у латышского пролетариата и в котором, между прочим, явно и недвусмысленно сделаны указания на некоторых членов ЦК СДЛК, мы считаем подобный поступок члена РОК низким провокаторским шагом - поэтому выражаем против него самый резкий протест. (Принято единогласно.)

Во избежание дальнейших недоразумений и неясностей Рижский комитет поясняет следующее:

Наивысшей инстанцией рижской организации является городская конференция. Рижский комитет есть ее исполнительный орган, а не "самая большая и серьезная организация СДЛК", как это сказано в вышеупомянутом "Письме из Риги". Рижская городская конференция высказалась против участия на организуемой РОК конференции, выражая при этом пожелание, чтобы, если бы и собралась такая конференция, ЦК не принял в ней участия даже в целях информации. Рижская центральная пропагандистская коллегия не есть инстанция с решающим голосом, а представляет из себя только идейный аппарат, который подчинен деятельности и руководству Рижского комитета. Она состоит из представителей пяти районов по одному от пропагандистской коллегии каждого района (5), из представителей русского и литовского культурных центров и еще некоторых работающих в рижской организации пропагандистов. Она сама определяет свой состав и свою численность (особенно относится это к пропагандистам последней категории) смотря по обстоятельствам и потребностям. После своего первоначального голосования за участие в конференции, организуемой РОК, центральная пропагандистская коллегия рассмотрела вопрос более основательно на своем следующем заседании и пришла к противоположному заключению, считая деятельность и решения ЦК СДЛК совершенно верными".

Кроме этих резолюций организаций, действующих внутри России, Заграничный комитет СДЛК в том же номере "Циня" от себя опубликовал большое сообщение, из которого важно отметить два пункта:

а) Заграничный комитет критикует тот "двоякий модус представительства, который РОК хотела применить к русским организациям, с одной стороны, и СДЛК, с другой. Предоставляя каждым 30 членам русских организаций право посылки одного делегата, РОК через своего приехавшего для переговоров уполномоченного тов. X. предложила СДЛК, насчитывающейоколо 3 тыс. членов, прислать двух представителей".

б) По поводу письма Спандаряна и редакции "Социал-демократа" Заграничный комитет СДЛК заявляет: "Письмо из Риги с замечаниями редакции является не чем иным, как призывом к нарушению партийной дисциплины, и потому подобные демагогические и фракционные выходки мы самым резким образом осуждаем и отвергаем" (курсив всюду Заграничного комитета).

76а. От редакции ("Социал-демократа"]. Совершенно такое же сообщение о вышеописанном мы получили и от латышских товарищей из Риги (примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

77. Эта часть "Письма из Риги" вызвала ответ Либера, который был опубликован в N 5 "Листка "Голоса социал-демократа"" как "Письмо в редакцию": "Только на днях мне попался в руки листок, изданный ленинцами в качестве приложения к N 26 их органа. Считая ниже своего достоинства вступать в полемику с РОКистом, поместившим в этом листке свое

стр. 22

письмо из Риги, нахожу все-таки полезным представить в истинном свете то, что происходило в "высоком собрании"8, о котором повествует автор письма.

Я просил нескольких членов этого собрания созвать общее собрание для того, чтобы я мог выполнить возложенную на меня ЦК Бунда задачу - ознакомить это собрание с деятельностью Бунда за последние месяцы, с теми вопросами, которые у нас стоят на очереди и теперь живо интересуют наши партийные круги. Собрание по моей просьбе состоялось. Еще до открытия его я узнал, что на нем будет присутствовать еще кто-то с докладом. Частным образом мне сообщили, что это будет ленинец. Когда устанавливался порядок дня собрания, я узнал, что этот ленинец будет выступать в качестве представителя РОК, об образовании которой, насколько мне помнится, тут же впервые и узнал. На первой очереди был мой доклад. Первым пунктом его было сообщение о позиции, которую Бунд занял по отношению к последним "событиям" в нашей общепартийной жизни. Я рассказал о перевороте, совершенном за границей "совещанием чекистов", о резолюциях, принятых по этому поводу бундовским июльским совещанием, о тех шагах, которые наш ЦК намерен предпринять для того, чтобы из России оказать отпор героям переворота, и для того, чтобы сохранить единство Партии. Как известно, первым шагом должно было, по нашему мнению, быть совещание тех наиболее крупных организаций, которые с самого начала выступили решительно против этого переворота, т.е. СДЛК, Кавказского областного комитета и Бунда. Между прочим, я рассказал и о позорных заявлениях Ленина на "совещании чекистов", и о решении ЦКБ привлечь его за эти заявления к партийному суду9. Теперь товарищам, я думаю, уже понятно, что "под потоками грязи", о которых говорится в вышеупомянутом листке, следует подразумевать дезорганизаторские подвиги ленинцев, а под "личными нападками на отдельных товарищей" - сообщение о позорных выступлениях самого Ленина. Ни о каких других личностях, конечно, в докладе совершенно не упоминалось.

Когда эта часть доклада была исчерпана, РОКист вдруг предлагает на этом мой доклад прервать и дать ему слово для сообщения о РОК. Так как у меня была единственная задача - та, о которой я выше упомянул, и так как, следовательно, мне еще предстояло сделать сообщение о нашей деятельности и внутренней жизни, то я конечно, воспротивился стремлению РОКиста превратить собрание в состязание между им и мной по вопросу о положении дел в нашей партии. РОКист, как видно было из ряда его замечаний, был плохо информирован. Ему хотелось видеть во мне представителя другой ОК (созданной, будто бы, Бернским совещанием), и вступить со мной, как с таковым, в единоборство. Но никакой другой ОК к тому времени не существовало, никакого совещания в России еще не существовало, а я выступал только как представитель ЦК Б[унда], информирующий собрание о наших делах. Предложение РОКиста не было принято, и я продолжал свой доклад: о наших политических кампаниях (страховой, коалиционной, в связи с вопросом о снятии черты оседлости), о нашей подготовке к избирательной кампании, о всеобщей забастовке щетинщиков и об их съезде, об общем оживлении, замечающемся в нашей партийной жизни, о нашей издательской деятельности и т.п.

Потом было дано слово для доклада РОКисту. Характер этого доклада товарищи могут себе представить, а я его касаться не буду. Докладчику был задан целый ряд вопросов, которые должны были выяснить истинную физиономию РОК: ее "внефракционность", реальные силы, на которые она опирается, и т.п. Как из сообщения РОКиста, так и из его ответов на заданные вопросы, по-моему, всем присутствующим должно было быть ясно, что РОК - это ленинский кружок, за которым плетется несколько партийцев-меньшевиков, что она опирается на небольшие группки, что подавляющая часть партии к ней не пристала. Из разговоров с отдельными членами собрания я убедился, что и у них получилось такое же представление.

Вот и все, что происходило на этом собрании. Забыл еще упомянуть, что вместе с РОКистом на собрании был еще один ("чина" его не знаю и по сие время), который отрекомендовал себя "местным российским" работником и, очевидно, тоже имел какое-то отношение к РОК. В опровержение моего сообщения о партийных делах он стал сыпать цитатами из заграничных листков, стал склонять по всем падежам Ленина, Дана, Ольгина и др., словом, обнаружил такое широкое знакомство со всеми произведениями заграничной склоки, что поневоле закрадывалось сомнение относительно его "местного" происхождения. Слушатели только пожимали плечами, а председатель постарался положить конец этим цитатам и склонениям. Член ЦК Бунда Р." 78. Автор этого редакционного послесловия до сих пор в литературе не раскрыт. Послесловие это не перепечатано в Сочинениях ни Ленина, ни Зиновьева, ни Каменева, которые втроем тогда не только редактировали все издания группы большевиков-ленинцев, но и фактически были авторами почти всех печатавшихся в них статей и заметок. Но анализ и стиля, и содержания этого документа приводит к выводу, что автором его не мог быть никто другой, кроме самого Ленина10. Из названных авторов только его формулировки бывали так сжаты и ударны, и только он один из них рисковал делать столь ответственные выводы, как вывод,

стр. 23

данный В этом послесловии, которое, по существу, является ни чем иным, как настоящим объявлением "войны на уничтожение" "руководящим", "верхним кружкам" всех без исключения "националов", которые отказались пойти вместе с Лениным по намеченному им пути раскола партии. Нигде в печати того времени ни сам Ленин, ни кто-либо из его ближайших помощников не формулировал этого вывода с такою последовательностью и остротою, как в этом редакционном послесловии, опубликованном лишь в этом старательно замалчиваемом "отдельном оттиске" из N 26 "Социал-демократа".

Значение этого послесловия будет особенно ясно, если мы более точно выясним обстановку выпуска "отдельного оттиска". Для этого выяснения крайне важно прежде всего установить точную дату издания "оттиска".

На самом "оттиске" никакой даты не проставлено. Выпущен он в качестве оттиска из N 26 "Социал-демократа", который помечен 8 мая 1912 г., но несомненно, что выпущен он значительно раньше. Как видно из выдержек, приведенных выше, в примеч. 76, ответные резолюции-протесты на это "Письмо из Риги", принятые ЦК и Рижским комитетом СДЛК, были напечатаны уже в N 119 "Циня" от 14 февраля 1912 г., а на получение "оттиска" в Риге, на обсуждение вопроса в организациях (из комментариев "Циня" видно, что вопрос обсуждался в ряде инстанций и не на одном собрании) и на выработку резолюций, а затем на пересылку их в Брюссель, где тогда печаталась "Циня", и публикацию в последней должно было уйти никак не меньше 4 - 5 недель11. С другой стороны, N 25 "Социал-демократа" датирован 21 декабря 1911 г. и, если бы Ленин свое решение о публикации письма Спандаряна принял раньше этой даты (само это письмо было напечатано, несомненно, в конце ноября), он сам включил бы его в N 25 или пустил бы особым к нему приложением.

Таким образом устанавливаются весьма узкие границы во времени, когда "отдельный оттиск" мог быть выпущен в свет: первая половина января 1912 г., т.е. период после окончания так называемого "совещания заграничных большевиков" (27 - 30 декабря 1911 г.), на котором была создана особая "Заграничная организация РСДРП", объединившая одних только последовательных большевиков-ленинцев, и перед открытием ленинской же "общепартийной конференции" в Праге (18 - 30 января 1912 г.). Начало этого периода Ленин провел в Париже, конец - в Праге. Когда точно он переехал в Прагу, неизвестно. Несмотря на обилие написанного о Ленине, хронологическая канва жизни Ленина разработана без достаточной полноты. Но несомненно, что около 9 - 10 января он был уже в Праге: из его писем известно, что он был противником обращения, которое 11 января было послано группою делегатов конференции ряду фракций и всем национальным партиям с новым приглашением послать своих делегатов на конференцию (см. док. N 185). Есть много оснований думать, что выпуск "отдельного оттиска" и по существу связан со спорами вокруг этого обращения.

В конце декабря Ленин принимал весьма активное участие в совещании заграничных большевиков. Из материалов об этом совещании (см. Ленин. Соч., т. XV; Ленинский сб., т. XXV) известно, что вопрос об отношениях к другим фракциям стоял в центре споров, во время которых Ленин вполне определенно проводил линию строгого размежевания со всеми другими фракциями, делая только чисто словесные оговорки относительно "плехановцев", причем эти оговорки свидетельствовали не об его желании действительно согласовывать свою политику с политикой "плехановцев", а только о понимании им важности иметь право прикрываться в проведении своей политики авторитетом Плеханова. В действительности Ленин был за выделение большевиков в особую фракцию, но он знал, что "сейчас строить фракцию нельзя потому, что в России нет фракционеров" (Ленинский сб., т. XXV, с. 109), а потому работу по построению фракции считал нужным прикрывать вывеской общепартийности. "Мы, - заявлял он, - фракция, строящая партию" (там же, с. 108).

Но на всем этом совещании речь шла только о фракциях, существующих в русской части партии. О "националах" на совещании не говорилось, во всяком случае о них нет никакого упоминания ни в резолюциях, ни в других опубликованных материалах совещания. Зная Ленина, можно говорить с полной уверенностью о том, что этот пропуск был не случаен: в дни совещания Ленину было еще не окончательно ясно, как отнесутся некоторые из националов, а именно поляки и латыши. Он знал, что внутри обеих этих организаций по вопросу об участии в конференции шла напряженная внутренняя борьба, борьба, которую он направлял, а в значительной мере и вызвал. Разрыв с другими русскими фракциями ему был необходим, иначе и на конференции могли восторжествовать примиренческие настроения, но говорить открыто о разрыве с "националами" он еще не мог. Именно поэтому на совещании заграничных большевиков он обходил этот вопрос.

Вопрос о "националах" окончательно выяснился в начале января, как раз к тому моменту, когда начались предварительные совещания приехавших из России делегатов на конференцию: выяснилось, что ни СДЛК, ни СДПиЛ, ни тем более Бунд на конференцию не придут.

Об этих предварительных совещаниях делегатов в литературе вообще известно мало, но из доклада Зевина (док. N 192) известно, что на них в центре споров стоял вопрос о

стр. 24

расширении состава конференции и о привлечении к участию в ней представителей других фракций, а в особенности представителей "националов". Съехавшиеся делегаты, рядовые провинциальные работники с небольшим партийным опытом и стажем (достаточно сказать, что из них ни один не был ни на одном из предыдущих партийных съездов), чувствовали себя в высшей степени неловко в положении верховных вершителей судеб партии. Именно отсюда их желание расширить конференцию и в особенности привлечь к участию в ней "националов".

Инициативную роль в этом вопросе играл Зевин, меньшевик-"плехановец", делегат из Екатеринослава. Перед Прагой он побывал в Париже и был в курсе настроений тамошних "плехановцев", и за ним шла значительная часть делегатов: его предложение обратиться с письмом-приглашением к Плеханову, Троцкому, большевикам-примиренцам, впередовцам, а также к националам было принято (только вопрос о приглашении "голосовцев" был отложен до самой конференции), несмотря на оппозицию Ленина. Об этом известно из его письма к Шкловскому от 12 марта 1912 года12 (Ленинский сб., т. XIII, с. 199). Никто из приглашенных на конференцию, как известно, не прибыл, но борьба по этому вопросу продолжалась и на самой конференции, которая сочла необходимым принятие специальной резолюции "Об отсутствии делегатов от национальных центров на общепартийной конференции", подчеркивавшей, что организаторами конференции были приложены все усилия, чтобы привлечь к участию в ней националов. Как видно из документов (Ленин. Соч., 4-е изд., т. XVII), принятие такой резолюции Ленин не предусматривал, а он заранее разработал план работ конференции и приготовил проекты важнейших резолюций. Несомненно, что необходимой она стала ввиду настроений делегатов из России.

В этих условиях едва ли можно считать случайностью совпадение факта такого повышенного интереса делегатов конференции к вопросу об отношениях с националами, с одной стороны, и появление в свет "отдельного оттиска" с письмом Спандаряна и послесловием Ленина, с другой. Внутренняя политическая связанность этих двух событий станет еще более ясной, если мы укажем, что подписи Спандаряна нет на письме-приглашении, которое было послано делегатами 11 января (см. док. N 185). Спандарян, по-видимому, был вообще единственным делегатом конференции, который в это время был в Праге и отказался присоединиться к приглашению. Он, который вел борьбу с представителями СДЛК в Риге, явно считал невозможным ставить свою подпись под письмом, которое шло в Ригу...

Именно этим примиренческим настроениям делегатов конференции Ленин и противопоставил "отдельный оттиск" со своим воинственным послесловием, которое вместо политики соглашения с "верхними кружками" националов рекомендует вести политику восстановления "низов" этих национальных социал-демократических организаций против исторически сложившихся групп их руководителей. На самой конференции Ленин должен был делать вид, что подчиняется настроениям большинства, и резолюция "Об отсутствии делегатов от национальных центров" написана в примирительных тонах, но не она, а редакционное послесловие к "оттиску" отвечало его действительным стремлениям. На практике именно с этого момента Ленин начал вести линию на раскол "националов", прежде всего поляков и латышей (в Бунде он имел очень мало зацепок, а на Кавказе начало политики раскола относится к более раннему времени). Следы его работы сказались очень быстро. Уже в N 28 "Социал-демократа" от 18 ноября 1912 г. появилось сообщение из Риги "Латышские социал-демократические рабочие против ликвидаторов" (во главе этого похода стоял "Русский культурный центр при Рижском комитете"), а в N 30 того же "Социал-демократа" от 25 января 1913 г. уже появился обстоятельный отчет об успешной работе по проведению "Раскола в ПСД", начало которой было положено еще в декабре 1911 года.

79. Печатается по тексту листовки, изданной в Женеве Заграничным комитетом Бунда: "Декабрьское заседание ЦК Бунда" (издания Бунда и др. центров "национальных" партий в Библиографич. указателе Валка не зарегистрированы); перепечатана в N 3 "Листка "Голоса социал-демократа"". В листовке тексту резолюции предпослано краткое сообщение о том, что "в начале декабря 1911 г. состоялось заседание ЦК Бунда с участием нескольких местных работников, пользовавшихся совещательным голосом".

Из решений, принятых на этом заседании, мы берем только части, которые относятся к "общепартийным делам". М. Рафес в книге "Очерки по истории Бунда" (М., 1923), приводя последние два абзаца данного документа, прибавляет: "Это и было первым шагом к оформлению так называемого "августовского блока" 1912 г." (с. 231).

80. Некролог Лауры и Поля Лафаргов для "Нашей зари" был написан К. Залевским (N 11 за 1911 г., с. 85 - 90).

81. N 11 "Нашей зари" вышел без статей Мартова.

82. См. примеч. 10.

83. В Екатеринославе (Днепропетровск), где тогда проживал И. Б. Полонский (см. примеч. 56), предполагался выпуск рабочего меньшевистского журнала на время избирательной кампании. План этот реализован не был в результате полицейских репрессий.

стр. 25

84. "Звезда" в это время, превратившись в орган одних большевиков и порвав организационную связь с думской социал-демократической фракцией, действительно проходила через полосу острого финансового кризиса, чтобы затем вступить в новый период своего существования. Возобновление газеты в октябре 1911 г. стало возможным лишь потому, что Ленин, понимая исключительную важность издания "Звезды", пошел на крайнюю с его точки зрения жертву и выдал какую-то сумму (какую точно, неизвестно), по-видимому, из того фонда, который он получил в январе 1910 г. от пленума ЦК на издательскую деятельность его "литературной группы". "Пока, - писал он 15 сентября 1911 г. Горькому, жалуясь на тяжелое материальное положение и прося о поддержке, - мы смогли раздобыть последние деньжонки на возобновление "Звезды""13 (Ленин. Соч., т. XXIX, с. 17). Но этих денег хватило лишь на первые 4 - 5 номеров. От дальнейших дотаций из своего фонда Ленин, как расчетливый хозяин, отказывался. Новых источников не имелось14, и в редакционных кругах "Звезды" (ее политическими руководителями в это время были М. Ольминский и Н. Батурин15) шли разговоры о неизбежности приостановки издания в ближайшем же будущем (именно их регистрирует Потресов). Но как раз в этот момент на помощь газете пришел В. А. Тихомирнов16, от которого большевики получили средства, давшие им возможность не только продолжить и участить издание "Звезды" (во второй половине января 1912 г. она стала выходить два раза в неделю), но и создать в апреле 1912 г. "Правду".

Факт получения большевиками средств из этого источника тщательно замалчивается в советской литературе. О нем нет никаких упоминаний ни в общих курсах истории КПСС, ни в специальных работах и очерках по истории "эпохи "Звезды" и, "Правды"". Причина понятна: установление этого факта разрушает созданную большевиками легенду о возникновении "Правды" на "трудовые гроши", собранные путем сборов среди рабочих. Но эта легенда совершенно не соответствует действительности: "Звезда" была основана и могла существовать до конца 1911 г. только на средства, которые она в той или иной форме получала из заграничного большевистского фонда, а начиная с конца 1911 г. ее продолжение стало возможным лишь при щедрой материальной поддержке, которую она получила от В. А. Тихомирнова.

Сын очень богатого казанского торговца и пароходовладельца, Виктор Александрович Тихомирнов (1889 - 1919) еще на школьной скамье примкнул к революционному движению и был одним из создателей кружка учеников казанского реального училища, которые в 1907 г. были инициаторами и руководителями "беспартийно-революционного союза средних и высших школ". Этот союз просуществовал около двух лет, завязав связи с рядом городов Поволжья и Урала. Ближайшими друзьями Тихомирнова были А. Я. Аросев, позднее советский писатель и дипломат (погиб в годы "ежовщины"), и особенно В. М. Молотов (Скрябин), а политическим руководителем - М. А. Колчинский-Езерский, тогда большевик, который и привлек эту молодежь в большевистский лагерь. В начале 1909 г. "союз" был раскрыт полицией, руководители переарестованы и после нескольких месяцев тюрьмы отправлены в ссылку на север на два года. Тихомирнову по хлопотам родных ссылка была заменена высылкой на тот же срок за границу.

За границей Тихомирнов окончательно определился как большевик-ленинец и лично связался с Лениным. По рассказу Молотова, "там Тихомирнов виделся с Лениным и, обладая соответствующими материальными возможностями, вел с Владимиром Ильичом разговоры об издании в России легальной большевистской газеты. Эти разговоры привели к тому, что, по инициативе Владимира Ильича, Тихомирнов присоединил свои материальные средства, свою энергию, знания к началу легального органа большевиков" (Авториз. биография В. М. Молотова в т. 41 "Энциклопедического словаря" Гранат).

О своих переговорах с Лениным Тихомирнов сообщил своим друзьям по казанскому кружку, совещание членов которого состоялось в конце лета 1911 г. под Саратовом (как раз перед тем они окончили сроки своей ссылки). Решение Тихомирнова получило общее одобрение. Сам Тихомирнов отправился в Казань регулировать свои дела по наследству (на его долю пришлось около 300 тыс. руб.), а Молотов поехал в Петербург, где поступил в Политехнический институт и принял участие сначала в "Звезде", а затем в "Правде". Вместе с Тихомирновым, который вскоре также приехал в Петербург и вошел в число сотрудников "Звезды" (под псевдонимом Терентьев), они стали главными организаторами новой финансовой базы "Звезды", а затем весною 1912 г. фактически организаторами "Правды", на что из наследства Тихомирнова ушло в общей сложности около 100 тыс. рублей.

После большевистской революции Тихомирнов занимал пост члена коллегии НКВД. Умер в 1919 г. от тифа. Эта справка основана, кроме цитированной выше биографии Молотова, на воспоминаниях Аросева (Пролетарская революция, 1922, N 4) и на рассказах М. А. Колчинского, который в 1912 г. эмигрировал в США, где и умер в 1954 году. Его переписка с В. А. Тихомирновым, В. М. Молотовым, А. Я. Аросевым и др. находится в распоряжении редакции настоящих "Материалов". См. также "Memoirs of George Denike"17 (рукопись хранится в Русском исследовательском центре Гарвардского университета), с. 34-

стр. 26

35. Наиболее подробные биографические данные о Тихомирнове даны в статье А. Аросева в N 3 "Путей революции" (Казань, 1924), но и в ней нет упоминания о материальной помощи, которую он оказал "Звезде" и "Правде". См. также Bertran Wolfe. Three Who Made a Revolution, с 559 - 560.

85. Незадолго перед тем, около середины ноября ст.ст., у Потресова был произведен обыск, причем полиция забрала ряд рукописей, поступивших в редакцию "Нашей зари" (в их числе рукописи П. П. Маслова, о которых упоминается в письмах Потресова), а также переписку с Мартовым, Даном и др. меньшевиками-эмигрантами. Жандармское управление сделало тогда попытку на основании этих материалов начать18 судебный процесс против Потресова по обвинению его в принадлежности к революционному сообществу; Потресов был арестован, но прокуратура дело прекратила за недостатком юридических доказательств (см. ниже, примеч. 139).

86. См. Библиографич. указатель Валка, N 569; перепечатана в статье Е. Бош (Пролетарская революция, т. 39, с. 193 - 198). Под "Открытым письмом" стоит дата "ноябрь 1911 г.", но эта дата взята, очевидно, по ст. стилю: из ответа Орджоникидзе видно, что "Письмо" это было распространено 3 декабря нов. стиля. Ответ Орджоникидзе напечатан в N 25 "Социал-демократа" от 21 декабря 1911 г. (перепечатан в кн. Орджоникидзе, 1956, т. 1, с. 24 - 32).

87. В опубликованных решениях РОК о порядке "распределения мандатов" не говорится, но из полемики, которая тогда велась вокруг деятельности РОК и затем Пражской конференции, видно, что такое решение было, причем принятые нормы решительно расходились с элементарными требованиями равноправия между представительством организаций русских и организаций "националов". Для русских организаций РОК установила право каждой организации, которая имеет не меньше 30 членов, послать делегата с решающим голосом (см. ВКП(б) в резолюциях, т. 1, с. 174)19, но СДЛК, которая насчитывала около 3 тыс. организованных членов, было дано всего два голоса (см. примеч. 76). Небольшая группа большевиков, которая за несколько месяцев до того откололась от общей партийной организации в Тифлисе и насчитывала, по ее собственному утверждению, всего 79 человек (Пражская конференция, 1937, с. 129), причем в действительности эта цифра была крайне преувеличена, и после ареста Спандаряна и Стасовой весною 1912 г. эта группа вообще перестала существовать, получила один решающий голос; а Кавказскому областному комитету, который представлял свыше тысячи организованных членов и который объединял больше чем десяток местных организаций, из которых каждая была сильнее группы тифлисских большевиков, отводилось всего два голоса и т.д.

88. Об этом эпизоде из жизни ЗОК в литературе никаких подробностей не имеется. "Четыре месяца тому назад", т.е. приблизительно в конце июля, когда за границей еще находился Рыков, который был убежден, что многие конфликты в партии вызваны главным образом обстановкой, господствующей в эмиграции, и считал, что местные организации стоят на примиренческих позициях. Именно за эти настроения Ленин считал Рыкова наивным "годовалым младенцем" (письмо Ленина Ольминскому от 16 июня 1913 г.20). Осенью 1911 г., после ареста Рыкова, все связанные с ним "примиренческие" группы были переарестованы.

88а. 3-й пункт резолюции, принятой 6 октября 1911 г.: "По мере того, как работа по созыву конференции будет обнимать новые центры рабочего движения, в состав российской коллегии должны быть введены представители этих новых центров" (примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

89. В N 12 "Нашей зари" за 1911 г. Мартов напечатал статью "Социал-демократическая фракция II Думы".

90. В N 30 "Звезды" от 20 ноября ст.ст. была напечатана статья Гр. (Г. Зиновьева) "К выборам в IV Думу". О каком именно "одном нелегальном листке" говорит Потресов дальше, выяснить не удалось.

91. Залевский напечатал в N 12 "Нашей зари" статью "Польский вопрос в Государственной думе".

92. Этой статьи Потресов не написал, как равным образом не дали для декабрьской книжки "Нашей зари" своих статей из перечисляемых ниже в письме авторов еще Ортодокс, Череванин, Заславский и В. Ежов. М. Павлович дал статью "Реформа или революция (Письмо из Франции)", а В. Левицкий "Пятая сессия и думские партии".

93. Письмо было адресовано на имя Я. М. Джемса, который тогда был секретарем социал-демократической группы в Нью-Йорке.

94. N 26 "Голоса социал-демократа", вышедший в декабре 1911 г., был последним номером этого издания.

95. Из провинциальных изданий, стоявших на позициях, близких к меньшевикам, в это время существовал "Горожанин" в Харькове, "Иркутское слово"21 в Иркутске; были попытки выпуска органов в Киеве и Екатеринославе.

96. Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Бунда. Подпись неразборчива. См. док. NN 164 и 167.

стр. 27

97. И. М. Ромм, на котором лежала техническая сторона издания многотомника "Общественное

движение в России вначале XX века".

98. Эта статья В. Левицким была напечатана за подписью В. Левский.

99. Эта статья была напечатана за подписью "Петр П." Автором статьи был эмигрант-меньшевик, живший в Лондоне и печатавший в меньшевистской печати статьи из Англии под псевдонимом "Петр Петров" и "Рабочий Петров" (этим псевдонимом пользовался также А. Н. Смирнов, петербургский рабочий-металлист).

100. Печатается по подлиннику, сохранившемуся в неполном виде в архиве нью-йоркской социал-демократической группы. Датируется по содержанию. Было адресовано, по-видимому, на имя Я. М. Джемса.

101. Это письмо А. С. Мартынова не сохранилось.

102. Имеется в виду газета "Новый мир".

103. 2 стр. в 2 столбца, типография "Юнион", Париж. В Библиографич. указателе Валка эта листовка не зарегистрирована (этот указатель изданий "национальных" центров вообще не регистрирует). Секретарем Главного правления был Тышко, который, несомненно, и был автором этого "Гласного ответа", являющегося, таким образом, официальным изложением позиции Главного правления СДПиЛ в тогдашних спорах.

103а. Письмо это гласит: "Париж, 5 декабря 1911 года.

В Главное правление социал-демократии Польши и Литвы.

Уважаемые товарищи!

Совещание представителей меньшевиков-партийцев (течения, представленного "Дневником социал-демократа") и группы "Вперед", обсудив вопрос о возможности организационного соглашения всех течений и центров, признало необходимым обратиться к Вам с предложением сообщить, находите ли Вы возможным со своей стороны участвовать в предварительном обсуждении этого вопроса совместно с нами. В случае согласия просим Вас возможно скорее избрать своих представителей и сообщить об этом нам. С тов. приветом, (следуют подписи)" (примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

104. Все эти сведения взяты из "Отчета" Орджоникидзе (N 25 "Социал-демократа").

105. См. выше, док. N 143.

105а. Об этом Вы решились высказаться только в самое последнее время, открывая в резолюциях Совещания - по истечении пяти месяцев после их принятия! - нарушение партийной легальности (примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

106. Эта резолюция, принятая на "расширенном собрании Василеостровского районного комитета РСДРП", приведена в документе N 112 (см. примечание к ней).

107. См. док. N 175.

107а. Мимоходом: "Правда" в своем ответе на Ваше приглашение (сообщенном неизменно любезной редакцией также и нам) старается при помощи стилистических оборотов и изворотов укрыть факт полного крушения, которое потерпели бундовцы и кавказцы, а вместе с ними и бернское Совещание в своих стараниях привлечь товарищей латышей к знаменитому отныне союзу "трех сильнейших организаций". Неизменно лояльный редактор "Правды" хочет вызвать впечатление, как будто состоялись какие-то общие решения несостоявшегося "союза". По полученным нами сведениям, утверждения "Правды" представляют продукт слишком живого воображения. Поистине - голодной курице просо снится*108.

108. Это письмо редакции "Правды" в литературе не известно; в нашем распоряжении его не имеется.

109. См. Библиографич. указатель Валка, N 1452 (печатается по экземпляру архива Бунда). ПО. Такая комиссия создана не была.

111. В N 26 "Голоса социал-демократа" от декабря 1911 г., помимо общеполитических материалов, было напечатано несколько статей о ленинской "нечаевщине", являющихся существенным дополнением к брошюре Мартова "Спасители или упразднители?" Из этих статей наиболее важной является неподписанная статья "Две партии", подробно разбирающая все те сообщения фактического характера, которые имелись в брошюре Ю. Каменева "Две партии" (автором этой статьи был Ф. И. Дан, но она была обстоятельно переработана им вместе с Мартовым и Мартыновым, так что является, по существу, результатом их коллективной работы). Дополнением служит небольшая заметка Л. Мартова "По поводу нападок на мою брошюру", а также наиболее существенные выдержки из "Речи Н. Ленина на партийном суде 1907 г.". В этой последней речи Ленин, как известно, доказывал свое право вести полемику против своих противников внутри партии в таких формах, чтобы "вызывать самые худшие мысли, сеять самые худшие подозрения о противнике" (эти места речи Ленина 1907 г., получившие впоследствии широкую известность, впервые были опубликованы в этой заметке).

112. См. Библиографич. указатель Валка, N 1841; нигде не перепечатана. Парижская группа меньшевиков-партийцев ("плехановцы"), крайне малочисленная и невлиятельная по своему составу, в ноябре-январе 1911 - 1912 гг. сделала попытку выступить на арену большой

стр. 28

внутрипартийной политики и взяла на себя инициативу созыва совещания представителей всех социал-демократических групп не-ленинского лагеря (см. док. NN 164, 167, 178). Эта их попытка успеха не имела (несколько позднее, в марте, такого рода совещание состоялось и приняло общую резолюцию). Причиной была прежде всего основная линия внутрипартийной политики Плеханова, которую с трудом усваивали даже его сторонники. После переворота в ЗБЦК, совершенного Н. А. Семашко (Александровым) в мае 1911 г. (с захватом партийной кассы), Плеханов отказался от прямой поддержки Ленина, тем более, что как раз в то время между ними вышел конфликт и в редакции "Звезды" по вопросу об отношении к петиционной кампании (см. раздел IV, примеч. 7). Но и после этого Плеханов ни разу не выступил в печати против Ленина, не сопроводив это свое выступление еще более резким ударом против меньшевиков-"голосовцев". Для таких выступлений Плеханова с ударами "на два фронта" особенно характерны все его статьи и заметки в N 15 - 16 "Дневника социал-демократа", особенно статья "Всем сестрам по серьгам"). В существовавшей тогда обстановке крутого курса Ленина на прямой раскол объективное значение этих выступлений Плеханова было выгодным для Ленина, так как в них всегда были элементы объяснения поведения Ленина в данное время тем, что якобы аналогичные вещи делали "ликвидаторы" в том или другом случае недавнего прошлого. Такое поведение Плеханова можно объяснить только тем, что он рассчитывал создать для себя положение суперарбитра, стоящего над двумя ведущими борьбу лагерями, которые ослабляют свои силы в этой борьбе и скоро будут вынуждены обратиться к его арбитражу. Эта "двусторонняя" политика, действительно, помогла Плеханову сблизиться с "большевиками-партийцами" (Любимов, Лозовский, Владимиров и др.), вместе с которыми вскоре (с апреля 1912 г.) он начинает выпускать в Париже журнал "За партию"22, а затем, с мая 1914 г., еженедельную газету "Единство"23 в Петербурге. Но зато, с другой стороны, этот курс Плеханова был причиной трений внутри парижской группы плехановцев, большинство которых настаивало на более решительных выступлениях против раскольнических действий Ленина. После окончательного разрыва Ленина с "большевиками-примиренцами" (ноябрь 1911 г.) Плеханов дал свое согласие на участие парижских "плехановцев" в общих совещаниях с "голосовцами", хотя сам своей "двусторонней" тактики не изменил. Одним из этапов на этом пути отхода "плехановцев" от Ленина и был парижский листок, печатаемый нами под N 184. Датируется он по содержанию. Он выпущен вскоре после того, как в эмигрантских кругах стало известно о решениях парижского "Совещания заграничных большевиков" (27 - 30 декабря 1911 г.), но до начала Пражской конференции (18 - 30 января 1912 г.).

113. Такими "товарищами из России" в период выпуска этого листка были прежде всего два делегата на Пражскую конференцию, которые себя причисляли к "плехановцам", а именно Я. Д. Зевин ("Савва", он же "Вассиан") из Екатеринослава и Д. Шварцман ("Виктор Ордынский") из Киева. Перед началом конференции в Праге, в начале января, они оба побывали в Париже (они переходили границу в Галиции, не через связи ленинского транспортного центра - Сувалки-Лейпциг), где совещались с местными "плехановцами". На этих совещаниях ставился вопрос, не будет ли им более целесообразным отказаться от участия в конференции. Мнения этих двух делегатов разошлись. Крупская рассказала в своих воспоминаниях, как Зевин и Шварцман спорили в присутствии ее и при участии Орджоникидзе по вопросу: ехать или не ехать им в Прагу. Зевин был против поездки, Шварцман - за (Крупская. Воспоминания, с. 173).

114. В октябре 1911 г. В. Л. Бурцев опубликовал в своей газете "Будущее" и в иностранной печати признания Станислава Бродского, бывшего агента петербургского Охранного отделения, который рассказал о роли полицейских агентов (его самого и Шорниковой) в инсценировке "военного заговора", за причастность якобы к которому были арестованы социал-демократические депутаты II Государственной думы, а сама эта Дума распущена. Эти разоблачения дали богатый материал для развития кампании в пользу пересмотра дела депутатов-втородумцев (И. Г. Церетели, Арч. Джапаридзе, В. А. Анисимов и др.). Международное социалистическое бюро немедленно же выпустило особое воззвание ко всем партиям Интернационала, и повсюду производились массовые митинги с требованием освобождения депутатов. Одновременно делались попытки развернуть такую кампанию и в России. Острый раскол в рядах РСДРП, конечно, оказывал тяжелое влияние на активность последней.

115. 15 ноября ст.ст. 1911 г. социал-демократическая фракция внесла в Государственную думу запрос о разгоне II Государственной думы и о процессе социал-демократических депутатов в связи с разоблачениями С. Бродского. Президиум Государственной думы, и особенно депутаты крайнего правого лагеря прилагали все усилия, чтобы не допустить какого-либо обсуждения этого запроса на публичных заседаниях. Несколько дней в Думе происходили бурные столкновения. Депутаты - социал-демократы Чхеидзе, Гегечкори, Т. С. Кузнецов, М. Захаров24 были исключены из заседаний за неподчинение распоря-

стр. 29

жениям председателя и попытки говорить с трибуны о процессе втородумцев (Звезда, NN 30 - 31 за 1911 г.). 116. 27 - 30 декабря 1911 г. в Париже состоялось "Совещание заграничных большевиков", созванное по инициативе парижских ленинцев (Кружок содействия "Рабочей газете"). На совещании присутствовало 11 делегатов с решающими голосами (по одному делегату на каждые 5 - 10 членов заграничных кружков ленинцев), редакция "Рабочей газеты" (Ленин, Зиновьев, Каменев) и несколько особо приглашенных лиц. Это специально подобранное "Совещание", которое имело полномочия в лучшем случае от 90 - 100 человек, конечно, полностью приняло все предложения Ленина о фактическом существовании "двух партий" и постановило создать свою особую "Заграничную организацию РСДРП" с "секциями во всех пунктах эмиграции"; всех, кто в эту организацию не войдет, считать принадлежащими не "к старой революционной РСДРП", а к новой партии "легалистов, ликвидаторов, проводников буржуазного влияния на пролетариат". Размежевание со всеми другими социал-демократами "Совещание" решило производить на вопросе об отношении к "ликвидаторам-голосовцам" и на требовании признания РОК за "единственно полномочный центр социал-демократической русской работы" (ВКП(б) в резолюциях, т. 1, с. 179)25. "Совещание" выбрало комитет Заграничной организации в составе Н. А. Семашко, М. Ф. Владимирского, Инессы Арманд (секретарь Комитета), Н. В. Кузнецова и Манцева.

Примечания Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к документам NN 172 - 184.

1. См. также: Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913, с. 409 - 410.

2. Правильнее было бы написать "некролог Лафаргов". Лафарг Поль (1842 - 1911) - один из основателей Французской рабочей партии, член I Интернационала, последователь Маркса и Энгельса; Лафарг Луиза (1845 - 1911) - дочь К. Маркса, жена П. Лафарга, деятельница Французской рабочей партии, переводчица работ Маркса и Энгельса на французский язык. Супруги Лафарг покончили жизнь самоубийством одновременно.

3. Указом 9 ноября 1906 г. крестьянам предоставлялось право выходить из общины со своей землей и продавать ее. Указ был утвержден Думой в качестве закона только в 1909 г. и царем - 14 июня 1910 года.

4. Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым - организация, основанная в Петербурге в 1859 г. по инициативе А. В. Дружинина. Среди учредителей были Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой. Средства поступали в фонд в виде пожертвований, отчисления из доходов от спектаклей и концертов, участие в которых стало традицией в среде писателей и артистов. Литературный фонд существовал до 1918 г., когда был распущен, как "контрреволюционная организация".

5. Компликации - осложнения, трудности.

6. "Zinna" ("Борьба") - газета на латышском языке. Выходила с 1904 г, как орган Прибалтийской латышской социал-демократической рабочей партии. С 1906 г. орган Социал-демократии Латышского края, с 1919 г. - ЦК Коммунистической партии Латвии. После распада СССР в Риге выходят две коммунистические газеты, использующие это название.

7. То есть в "отдельном оттиске" "Социал-демократа" N 26. - Ред. "Материалов".

8. То есть на заседании социал-демократической фракции Государственной думы. - Ред. "Материалов".

9. Текст этого решения ЦК Бунда - см. раздел IV, примеч. 147. - Ред. "Материалов".

10. Судя по тому, что ни в "Полн. собр. соч." Ленина, ни в сб. "Неизвестные документы" указанное послесловие не опубликовано, Ленин не был его автором.

11. Кроме того, из самого текста послесловия видно, что автор его еще не знает о совещании четырех национальных центров, которое состоялось в России в конце января 1912 г. (см. док. N 191).

12. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 48 - 49.

13. Там же, с. 37 - 38.

14. Несколько позднее, в феврале 1912 г., на "Звезду" было получено 3 тыс. германских марок от германской социал-демократической партии (см. публикацию Полетаева в "Октябре", 1928, N 5, с. 168) (примеч. Б. Н., А. Б. - Ю. Ф., Г. Ч.).

15. Батурин (Замятин) Николай Николаевич (1877 - 1927) - участник социал-демократического движения с 1898 года. В 1901 г. был арестован и сослан, в 1903 г. бежал и эмигрировал. В Женеве был одним из организаторов библиотеки и архива ЦК РСДРП. Возвратившись в Россию, участвовал в революции 1905 - 1907 годов. Один из организаторов газеты "Звезда" в 1911 г., затем петербургской "Правды" в 1912 году. После 1917 г. занимался историей партии.

стр. 30

16. Тихомирнов Виктор Александрович (1889 - 1919) - социал-демократ с 1905 г., большевик. После Октябрьского переворота являлся членом коллегии Наркомата внутренних дел; один из организаторов милиции.

17. Денике Георгий Петрович (1887 - 1965) - социал-демократ с 1909 г., меньшевик. Работал в Казани. После Октябрьского переворота 1917 г. эмигрировал. Участвовал в издании "Социалистического вестника" в Берлине, публиковал статьи по истории меньшевизма.

18. Слово в рукописи расшифровано предположительно.

19. Решение РОК от октября 1911 г. о порядке распределения мандатов на конференцию см.: КПСС в резолюциях, т. 1. с. 312. Вопросы представительства также рассматривались в кратких резолюциях "О представительстве легальных организаций" и "О национальных организациях" (там же).

20. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 191 - 193.

21. "Иркутское слово" - еженедельная газета (ноябрь 1911 - Июнь 1912 г.), в которой сотрудничали как ссыльные меньшевики, так и большевики. Газета публиковала протесты против Ленского расстрела в апреле 1912 года.

22. Журнал Г. В. Плеханова "За партию" издавался в 1912 -1914 гг. в Париже.

23. Газета "Единство" была создана по инициативе Плеханова. Выходила в Петербурге с мая 1914 года. Во время первой мировой войны придерживалась патриотического курса, выступала за полную победу Антанты. В редакцию входили Г. А. Алексинский, покинувший группу "Единство", Л. Г. Дейч, В. И. Засулич. Плеханов считался официальным руководителем газеты, вокруг которой сложилась его политическая группа. С марта по ноябрь 1917 г. газета выходила ежедневно, поддерживая Временное правительство; с декабря 1917 по февраль 1918 г. - нерегулярно, издавалась под названием "Наше единство", затем прекратила выход под нажимом большевистских властей.

24. Захаров Михаил Васильевич (1881 - 1928) - рабочий Павловопосадской фабрики Лабзина и Грязнова Московской губернии. Депутат III Государственной думы. Сотрудничал в газетах "Звезда" и "Правда" (Петербург).

25. Совещание заграничных большевистских групп 27 - 30 декабря 1911 г. приняло документ, именовавшийся "проектом резолюции по докладу о положении дел в партии", предложенный Лениным: "Организация партийных с. -д. сил за границей и задачи большевиков". В нем, в частности, говорилось: "Объединяясь в единую с. -д. организацию большевиков, совещание возлагает ответственность за продолжающийся раскол за границей на те группы, которые не желают поддерживать Русского центра, РОК" (КПСС в резолюцих, т. 1, с. 313 - 315).

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-03-04

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Вопросы истории, № 2, Февраль 2012, C. 3-31, В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 04.03.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-03-04 (date of access: 27.11.2020).

Publication author(s) - Вопросы истории, № 2, Февраль 2012, C. 3-31:

Вопросы истории, № 2, Февраль 2012, C. 3-31 → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
148 views rating
04.03.2020 (268 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
30 days ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
35 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
37 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
37 days ago · From Беларусь Анлайн
Война и общество в XX веке
37 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones