Libmonster ID: BY-2032

Е. ЗАКАЗНИКОВА, кандидат исторических наук

В нынешнем году ожидается провозглашение независимости Восточного Тимора, расположенного между Юго-Восточной Азией и Океанией. Обеспечение свободного выбора народу нового небольшого государства (население 850 тысяч человек, территория - около 15 тысяч квадратных метров) станет достойным завершением одной из успешных миротворческих операций ООН и повысит престиж этой организации.

Независимость этой бывшей своей колонии Португалия обещала еще в 1974 году после демократической революции. На октябрь 1976 года намечалось провести выборы на Восточном Тиморе с целью создания Народной ассамблеи для решения вопроса о его деколонизации. Но в условиях противоборства местных политических организаций необходимого для этого консенсуса достичь не удалось.

Тонкая прослойка городской элиты раскололась на три фракции: левый Революционный фронт за независимый Восточный Тимор (ФРЕТИЛИН), выступавший за сохранение португальского правления консервативный Тиморский демократический союз (УДТ) и небольшой Тиморский народно-демократический союз (АПОДЕТИ), выразивший желание войти в состав Индонезии. В августе 1975 года УДТ устроил путч, развязав гражданскую войну. Португальский губернатор и его войска покинули остров, оставив солидный склад оружия, которым воспользовался лучше организованный ФРЕТИЛИН. За несколько месяцев тяжелой борьбы он установил контроль над сельской местностью, а затем и административным центром городом Дили. 28 ноября была провозглашена народно-демократическая республика. Двумя днями позже лидеры УДТ и АПОДЕТИ объявили о своей поддержке интеграции с Индонезией. После встречи в декабре 1975 года с президентом США Дж. Фордом президент Индонезии Сухарто заявил, что опасно иметь у себя "на заднем дворе новую Кубу". При моральной поддержке США и других западных держав, стремящихся не допустить появления на Восточном Тиморе "левого коммунистического" режима, каковым считался ФРЕТИЛИН, 7 декабря индонезийские войска вторглись на Восточный Тимор и разгромили основные силы ФРЕТИЛИН. В июле 1976 года Джакарта, формально на основе просьбы вновь созданного руководства УДТ-АПОДЕТИ, аннексировала территорию, объявив ее 27-й провинцией страны. В сельской местности сохранялось сильное сопротивление со стороны сторонников независимости, однако оно было подавлено. Военные действия во время кампании 1977-1979 годов и расселение сельских жителей в "стратегические деревни" привели к массовому голоду населения и гибели множества жителей.

Восточный Тимор оказался почти под полным контролем Индонезии, которая игнорировала мнение ООН, осудившей аннексию.

ПУТЬ К СВОБОДЕ

В середине 80-х годов активизировались вооруженные действия Революционного фронта за независимый Восточный Тимор под командованием Шанана (Жозе Алехандре)

стр. 23


Гужмау. В 1986 году эта организация объединилась с Тиморским демократическим союзом, лидеры которого выступили за самоопределение Восточного Тимора при сохранении связей с Португалией.

Однако все попытки возродить движение за независимый Восточный Тимор жестко пресекались.

В ноябре 1991 года силы безопасности Индонезии расстреляли мирную демонстрацию, устроенную на похоронах сторонника ФРЕТИЛИН. Было убито, по официальным сообщениям, от 50 до 60 человек, по другим сведениям, общее число погибших составило как минимум 500. Кровавую бойню на территории, где господствует католическая религия, осудили международные правозащитные организации и правительства западных стран. Вашингтон ограничил поставки оружия Индонезии.

Власти заявили, что осталось лишь 200 партизан ФРЕТИЛИН, которые не представляют больше опасности. В ноябре 1992 года был арестован Гужмау, которого приговорили к пожизненному тюремному заключению, замененному затем на 20 лет тюрьмы.

Из зарубежных государств наибольший интерес к Восточному Тимору проявляла Австралия, де-юре признавшая включение этой территории в состав Индонезии. Австралийско- индонезийские отношения развивались по восходящей линии вплоть до начала 1990-х годов, когда в Австралии прошли акции протеста против нарушения прав человека на Восточном Тиморе. К середине десятилетия отношения наладились, и были подписаны двусторонние соглашения о сотрудничестве в области безопасности и по экономическим вопросам. Но в 1995-1997 годы под эгидой ООН в Австралии были проведены три раунда Всеобщего Восточнотиморского диалога, участники которого выступили за усиление защиты прав человека в провинции. В октябре 1996 года духовный лидер тиморцев епископ Карлуш Филипп Хименес Белу и представитель ФРЕТИЛИН по международным отношениям Жозе Рамуш-Орта получили Нобелевскую премию мира, последний организовал широкую кампанию в поисках зарубежной поддержки своей организации.

В самой Индонезии включение Восточного Тимора в состав страны было принято как данность, информации о происходивших там злоупотреблениях было мало. Лишь в начале 1990-х годов защитники прав человека стали поднимать этот вопрос, некоторые общественные организации Джакарты обратились к правительству с призывом к постепенному выводу войск из Восточного Тимора и предоставлению провинции особого статуса в форме автономии.

После падения авторитарного режима Сухарто в мае 1998 года и прихода к власти Хабиби, с одной стороны, вырвались наружу десятилетиями сдерживаемые в стране социальные и религиозно-этнические конфликты, усилилось существовавшее в ряде регионов сепаратистское движение. С другой - обозначились перемены и в позиции властей: проблема провинций стала рассматриваться как часть провозглашенной Хабиби программы демократического реформирования Индонезии, и была выдвинута идея региональной автономии.

В июне 1998 года Хабиби объявил, что Восточному Тимору будет предоставлена широкая автономия, если его население признает суверенитет Индонезии. В это же время треть жителей Дили вышла на улицы города с требованием референдума по вопросу самоопределения провинции, а руководители ФРЕТИЛИН провели в Сиднее первую за пределами своей территории конференцию. Важным событием в развитии борьбы сторонников независимости Восточного Тимора стало образование Национального совета восточнотиморского сопротивления (ГНРТ). Организация представляла собой коалицию из 21 политического объединения, главными их которых были ФРЕТИЛИН и УДТ.

В июле 1998 года было положено начало вывода индонезийского военного контингента из Восточного Тимора. А в августе при содействии ООН было достигнуто соглашение Индонезии и Португалии о переговорах по вопросу предоставления этой провинции автономии, которые начались спустя два месяца в Нью-Йорке. В конце января 1999 года Хабиби заявил о возможности предоставления независимости Восточному Тимору. Этот шаг был сделан в расчете на поддержку Запада в условиях тяжелого экономического кризиса, в котором оказалась Индонезия. По словам советника президента по иностранным делам Деви Фортуна Анвара, это было реалистическое решение, поскольку Восточный Тимор превратился в нарыв, вызывающий "лихорадку" у всей страны. Несмотря на все вложенные в него усилия и средства, Индонезия "не смогла завоевать умы и сердца местного населения, как не сумели этого сделать США во Вьетнаме". А министр иностранных дел Али Алатас заявил, что Восточный Тимор вообще не представляет значительного стратегического интереса для Индонезии. Однако вопрос ставился так: либо население провинции соглашается с широкой авто-

стр. 24


номией, отказываясь от независимости, либо оно получает независимость без какого-либо переходного периода. Индонезийские власти стремились избежать дополнительных расходов на нужды провинции с учетом большой вероятности ее отделения.

СЛОЖНЫЙ ВЫБОР

Народ Восточного Тимора был поставлен перед сложным выбором. Большинство населения провинции стремилось к независимости как к конечной цели, но руководители ГНРТ, кроме самых радикальных представителей движения, считали, что необходим длительный переходный период в форме автономии для создания присущих государству институтов. Шанана Гужмау полагал, что для этого понадобится десятилетний срок. Прежде всего надлежало заняться разоружением населения, иначе история могла повториться, и Восточный Тимор вновь, как в 1975 году, оказался бы в условиях гражданской войны.

Еще менее оптимистичным был прогноз экономического положения этой территории. В провинции практически нет промышленности, 80 процентов незначительного экспорта провинции составляет кофе, вывозится также сандаловое дерево. Предполагается, правда, что на морском шельфе между Восточным Тимором и Австралией могут находиться залежи нефти и газа, но понадобятся годы и огромные средства для геологоразведочных работ. При всей жестокости установленного индонезийскими властями режима (по данным ФРЕТИЛИН и португальских источников, с 1975 года погибла четверть населения провинции, по официальной информации -100 тысяч жителей, а также 20 тысяч индонезийских солдат) центральные власти обеспечивали почти 100 процентов расходов местных органов управления. После разрухи середины 70-х годов начала создаваться экономическая инфраструктура. Но 75 процентов экономики провинции контролировалось индонезийцами, и десятки тысяч более образованных специалистов из других провинций Индонезии, переселившихся сюда в рамках правительственной программы миграции, занимали доминирующие позиции в сфере гражданских служб и бизнеса. Отток этих квалифицированных кадров поставил бы под удар и без того слабую экономику Восточного Тимора.

После заявления Хабиби в провинции стало нарастать сепаратистское движение. Регулярно происходили антииндонезийские демонстрации, которые сопровождались вооруженными столкновениями между сторонниками независимости и приверженцами сохранения интеграции с Индонезией. В результате уже в начале 1999 года индонезийские госслужащие начали покидать провинцию, несмотря на призывы администрации оставаться на своих рабочих местах. В конце концов этот процесс принял массовый характер. Власти объявили, что подлежат увольнению находящиеся на государственной службе восточнотиморские граждане -сторонники независимости. В результате был нанесен серьезный ущерб школам, медицинским учреждениям и другим общественным службам, пострадал и мелкий бизнес.

В этой тревожной обстановке Гужмау, в начале февраля переведенный (под нажимом ООН и руководителей ЕС) из тюрьмы под домашний арест, призвал население провинции к спокойствию и осуществлению мирного перехода к ее новому статусу. Он развил бурную деятельность, встречаясь с западными дипломатами и индонезийскими официальными лицами в поисках путей урегулирования проблемы, сумел достичь соглашения с лидером проиндонезийски настроенных восточнотиморцев Жоао Таваресом о прекращении огня. На переговорах Португалии и Индонезии было принято решение сторон о референдуме под эгидой ООН.

Но уже в начале марта обстановка в провинции резко осложнилась. Выступавшая против независимости Восточного Тимора армия, выполняющая в индонезийском обществе так называемую "двойную функцию", то есть военную и политическую, была возмущена тем, что решение о референдуме в провинции было принято без предварительных с ней консультаций. К тому же у военных имелись на Восточном Тиморе немалые экономические интересы. Руководство вооруженных сил полагало, что сохранение интеграции провинции с Индонезией поддерживает 20 процентов ее населения, столько же твердо выступает за независимость, а остальные 60 процентов можно склонить к неучастию в референдуме или к голосованию за автономию. Средством к достижению этой цели была избрана тактика угроз, а орудием ее осуществления - милиция. Милицейские группы существовали в провинции на протяжении длительного времени, действуя как противовес военному крылу Революционного фронта за независимый Восточный Тимор - ФАЛИНТИЛ.

С марта 1999 года боевики милиции стали совершать акты насилия в отношении мирного населения. В городе Ликуика были убиты 45 человек, собравшихся в церкви, чтобы спастись от преследования. Кровавая бойня была устроена и в Дили, где сотни боевиков, одетые в красно-белые цвета индонезийского флага, убивали всех подозреваемых в сочувствии к независимости. Гужмау вынужден был объявить об окончании временного перемирия и призвать своих сторонников к оружию. Одновременно он обратился к

стр. 25


ООН с предложением разместить на Восточном Тиморе миротворческие силы, еще раз подтвердив, что ГНРТ не отказывается от продолжения диалога как единственного пути к достижению мира и независимости. К прекращению насилия, угрожающего превратить Восточный Тимор во второе Косово, призвал и епископ К. Белу.

Индонезийское правительство также призвало стороны к прекращению огня и заявило о намерении образовать комиссию, которая способствовала бы достижению этой цели. В ее состав предполагалось включить представителей центральных и местных властей, деятелей восточно- тиморской общественности, особенно конфликтующих сторон, в том числе Гужмау.

Гужмау пришлось отменить свой приказ о вооруженном сопротивлении экстремистам. В это же время с призывом к размещению международных миротворческих сил на Восточном Тиморе обратилось правительство Австралии. Как и другие западные державы, имеющие геополитические интересы в данном регионе, Австралия опасалась балканизации Индонезии и, находясь в непосредственной от этой страны близости, была особенно заинтересована в сохранении его безопасности. Однако индонезийские власти согласились лишь на размещение гражданской полиции ООН с целью наблюдения за подготовкой к референдуму и его проведением. Окончательное индонезийско-португальское соглашение о референдуме было подписано 5 мая министрами иностранных дел обеих стран и Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном, назначившим его на 8 августа.

МИССИЯ ПОМОЩИ ООН ПРИСТУПАЕТ К РАБОТЕ

Миссия помощи ООН на Восточном Тиморе (У НАМЕТ) приступила к выполнению своих функций 1 июня 1999 года. План ее действий состоял из трех фаз: периода, предшествующего голосованию, периода между голосованием и передачей административной ответственности ООН и периода осуществления политического обустройства территории для автономии или независимости. Индонезия отвечала за безопасность и поддержание порядка в течение первых двух фаз, армия подлежала полному выводу, а милиция и ФАЛИНТИЛ - разоружению. Однако эти планы не были выполнены. Наоборот, с приближением даты референдума начался разгул насилия, причем уже не только против приверженцев независимости, но и работников миссии ООН, несколько человек было ранено.

Такой ход событий был связан с усилением роли армии. После того как в апреле 1999 года полиция была формально отделена от милиции, при содействии армии были образованы военизированные отделения милиции, в том числе и за счет вербовки восточнотиморских приверженцев сохранения провинции в составе Индонезии. Руководили этими отрядами военные офицеры, связанные с силами особого назначения и разведкой. По сообщениям прессы, милиции было передано 50 тысяч единиц оружия. После объявления о референдуме соединения милиции активизировали свои действия, начав кампанию по запугиванию сторонников независимости во всех 13 дистриктах (районах) Восточного Тимора. Национальный совет восточнотиморского сопротивления, в свою очередь, призывал жителей провинции игнорировать эти угрозы и участвовать в референдуме, голосуя так, как они считают нужным.

28 июля главнокомандующий индонезийскими вооруженными силами генерал Виранто выступил на заседании правительства против проведения референдума на Восточном Тиморе на том основании, что это могло бы спровоцировать усиление сепаратизма в других регионах страны. Хабиби и члены правительства отвергли его предложение. В тот же день Кофи Аннан принял решение назначить референдум, после очередного его переноса, на 30 августа.

Стремясь создать благоприятные условия для проведения референдума, церковь в лице, прежде всего, К. Белу организовала в Джакарте встречу сторонников и противников независимости. В интервью накануне референдума Гужмау, признав, что процесс примирения сторон будет очень длительным, заявил, что нужно сделать все, чтобы избежать актов мести и усиления вражды. Он отметил, что подготовлена программа развития страны и выразил надежду на помощь ООН в восстановлении экономики Восточного Тимора. Индонезийцы, родившиеся на Восточном Тиморе и остающиеся здесь, будут приняты как братья, подчеркнул Гужмау, обещав также амнистию всем, кто сложит оружие. Однако бесчинства боевиков милиции в последнюю неделю перед голосованием резко усилились, в ожесточенных столкновениях со сторонниками независимости погибли и были ранены десятки человек. Под давлением международной общественности Индонезия согласилась на увеличение полицейских сил ООН на Восточном Тиморе.

Несмотря на все попытки помешать проведению референдума, он прошел мирно, и в голосовании участвовало свыше 98 процентов граждан. Соблюдение законности при проведении референдума обеспечивали 1600 наблюдателей ООН, в том числе шестеро российских, на его проведение ООН выделила десятки миллионов долларов. В провинции находились также сотни индонезийских и иностранных журналистов и

стр. 26


официальные делегации из Австралии и Новой Зеландии. США, Португалия, Бразилия и ряд других стран были представлены своими послами в Джакарте. За независимость высказалось 78,5 процента голосовавших. После объявления 4 сентября итогов референдума на улицах Дили - административного центра Восточного Тимора - царило ликование. Однако вскоре провинция вновь оказалась во власти стихии насилия.

ВАКХАНАЛИЯ РАЗРУШЕНИЯ

Результаты референдума привели в ярость военных. Поддерживаемая ими милиция развязала настоящий террор в отношении сторонников независимости. Начавшись в Дили, волна насилия распространилась на всю провинцию. Боевики милиции разрушали и жгли жилища, убивая их обитателей (в том числе и дом К. Белу, родственники которого погибли). Особенно пострадали жители города Суаи, где накануне голосования представители церкви предприняли усилия по примирению враждующих сторон. Уже на другой день после объявления итогов референдума экстремисты ворвались в местную церковь, заполненную женщинами с детьми, и устроили массовое побоище. Убив трех священников и двух монахинь, пытавшихся защитить прихожан, они стали расстреливать и остальных, перед уходом бросив гранаты, чтобы добить тех, кто был еще жив. Погибло около 200 человек. В провинции была применена тактика выжженной земли, все, что встречалось на пути боевиков, подвергалось разграблению, на стенах домов появились надписи "Свободный Восточный Тимор будет есть камни". Начался массовый исход населения, пытающегося скрыться в горах и лесах или бежать в другие регионы.

События на Восточном Тиморе переросли в гуманитарную катастрофу. В городах и поселках провинции практически не осталось пригодного к использованию жилья. Сотни тысяч жителей стали вынужденными переселенцами на собственной территории, страдая от голода и отсутствия медицинской помощи. В результате расправы экстремистов погибло от тысячи человек, по официальным данным, до десяти тысяч, согласно информации епископа Белу. Около 300 тысяч человек были депортированы, из них 250 тысяч - на Западный Тимор в 20 созданных там лагерей беженцев. Причем многие из них - не по своей воле. Лишь в середине октября Комиссия ООН по делам беженцев смогла получить доступ в лагеря на Западном Тиморе, установив, что 60 процентов беженцев хотят вернуться на родину. По данным миссии ООН, армия смотрела сквозь пальцы на действия милиции, а в некоторых случаях и направляла их. Гужмау назвал происходящее геноцидом восточнотиморского народа и призвал мировое сообщество принять срочные меры к прекращению насилия.

Международное сообщество осудило Индонезию, не принимавшую действенных мер для прекращения трагедии на Восточном Тиморе. Наиболее активную позицию вновь заняла Австралия, обратившись в ООН с предложением ввести в провинцию ограниченные миротворческие силы. Однако Индонезия выразила несогласие с этим вариантом и ввела на Восточном Тиморе 7 сентября режим чрезвычайного положения. Ситуацию к лучшему это не изменило. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан предупредил Индонезию о возможности введения миротворческих сил, если в течение 48 часов кровопролитие не будет прекращено. О готовности принять в них участие заявили, кроме Австралии, Новая Зеландия, Великобритания, Канада и некоторые другие страны. 12 сентября Хабиби все же объявил о согласии на размещение многонациональных миротворческих сил на Восточном Тиморе. Выступая перед депутатами парламента, он призвал принять их и уважать желание восточнотиморцев быть независимыми, и тем самым избежать риска международной изоляции Индонезии, преодолеть вызванный конфликтом политический кризис, с тем чтобы в третье тысячелетие страна могла вступить свободной от международного давления.

15 сентября Совет Безопасности ООН единодушно принял резолюцию, одобряющую план создания многонациональных миротворческих сил под единым командованием с целью восстановления мира и безопасности на Восточном Тиморе. Костяк их - 4,5 тысячи человек из общей численности в девять тысяч - должен был составить контингент из Австралии, которую Кофи Аннан попросил и руководить этими силами. Индонезийская армия получила право оставаться на территории провинции вплоть до ее официального отделения.

МИРОТВОРЦЫ НА ОСТРОВЕ

20 сентября состоялась высадка на Восточном Тиморе первой группы миротворческих сил - ИНТЕРФЕТ, которой командовал генерал Питер Косгроув.

Никаких эксцессов со стороны про-индонезийской милиции не было, а население встретило миротворцев с

стр. 27


энтузиазмом. 23 сентября Хабиби отменил чрезвычайное положение на Восточном Тиморе. В ИНТЕРФЕТ, окончательно сформированный в феврале 2000 года, приняли участие государства Азии, Европы и Латинской Америки. Ближайшие союзники Индонезии по АСЕАН следовали принятому в этой организации принципу невмешательства во внутренние дела входящих в нее стран. Было решено, что участие в миротворческой операции ООН будет для каждой из них индивидуальным, а не под флагом АСЕАН. Позиции асеановских государств в отношении кризиса на Восточном Тиморе оказались весьма различны, но в целом организация не смогла сыграть существенной роли в разрешении конфликта. Наиболее активным участником миротворческой акции ООН стал Таиланд, давно пытавшийся оттеснить Индонезию от ее фактического лидерства в АСЕАН. Бангкок направил на Восточный Тимор тысячу своих солдат, тайский генерал стал заместителем командующего ИНТЕРФЕТ. Резко негативную позицию заняло руководство Малайзии, осудившее иностранные государства за поощрение выхода Восточного Тимора из Индонезии. По мнению премьер- министра страны Мохамада Махатхира, западные государства используют Восточный Тимор как орудие распада страны и, не добившись своей цели во время правления Сухарто, достигли ее в условиях обострения экономического и политического положения Индонезии.

27 сентября Индонезия передала "голубым каскам" полномочия по восстановлению мира и стабилизации положения в своей бывшей провинции. А в начале октября Кофи Аннан обнародовал отчет Совету Безопасности об операции на Восточном Тиморе. Он рекомендовал установить срок переходного периода к независимости этой территории от двух до трех лет и предложил образовать Временную администрацию ООН на Восточном Тиморе (УНТАЕТ). В октябре предложение генсека ООН было одобрено Советом Безопасности.

В том же месяце вновь избранный парламент Индонезии принял решение об отделении Восточного Тимора.

Признав результаты референдума в бывшей провинции, новый президент Абдуррахман Вахид 29 октября официально уведомил руководство ООН о завершении Индонезией управления Восточным Тимором и передаче его под ответственность этой организации. В начале ноября был выведен последний гарнизон индонезийских войск. Одновременно правительство Индонезии заявило о намерении открыть свое представительство на Восточном Тиморе при согласии Временной администрации с целью участия в разрешении проблем, могущих возникнуть в результате передачи власти. В ноябре индонезийский парламент одобрил решение президента освободить 90 политических заключенных, осужденных за сепаратистскую деятельность, в том числе на Восточном Тиморе. А в конце того же месяца в Джакарте состоялись "исторические", как писали газеты, переговоры президента Индонезии с Ш. Гужмау. Стороны согласились перевернуть страницу длившегося два десятилетия кровопролития и начать новую эру отношений.

Появление миротворческих сил способствовало значительному улучшению ситуации на Восточном Тиморе, хотя обстановка все еще оставалась сложной. В приграничном городке Атамбуа, где находился крупнейший лагерь восточнотиморских беженцев на Западном Тиморе, уже на следующий день после высадки первого отряда "голубых касок" был создан Фронт за единство нации, объединивший несколько проиндонезийских вооруженных групп. Фронт заявил о намерении освободить Восточный Тимор от господства "неоколониализма", обвинив миротворческие силы ООН в стремлении превратить территорию в нового "раба и марионетку" западных держав. Один из руководителей милиции Эурико Гуттерес заявил, что Восточный Тимор должен быть разделен на две части с тем, чтобы жители, проголосовавшие против независимости, смогли обосноваться на территории, которая останется под управлением Индонезии. А его сподвижник Жоао Таварес поклялся освободить шесть западных дистриктов Восточного Тимора.

Осуществлению подобных намерений могла способствовать позиция командующего армии на Западном Тиморе генерал- майора Адама Дамири, который дал понять, что он не будет препятствовать милиции при пересечении границы. Генерал Виранто, в свою очередь, заявил, что армия не в состоянии контролировать действия милиции, которая насчитывала в тот момент, по его данным, 53 тысячи человек. Он предложил руководству миротворческих сил ООН провести совместные военные операции на границе, превратив ее в буферную зону. Было подписано двустороннее соглашение о тесном и всестороннем сотрудничестве сторон. Тем не менее базировавшиеся на Западном Тиморе соединения милиции продолжали проникать на сопредельную территорию, дестабилизируя обстановку. Оздоровить ситуацию пытались бойцы военной организации Революционного фронта. В ряде мест произошли их столкновения с милицией. В конце сентября партизаны вступили в Дили. Их лидер Таур Матан Руак заявил на встрече с руководством ИНТЕРФЕТ, что его бойцы установили контроль над восточными районами провинции и предложил сотрудничество в обеспечении безопасности в пограничной с Западным Тимором зоне. П. Косгро-ув приветствовал это предложение, расценив его как важный первый шаг. Помощь ФАЛИНТИЛ, которая прекрасно ориентировалась в местных условиях, могла быть очень полезной. Однако сотрудничество с этой организацией было ограничено мандатом ООН, а после высадки "голубых касок" - также инструкцией о разоружении всех незаконных вооруженных формирований. После отказа бойцов Революционного фронта выполнить эту инструкцию был достигнут компромисс, в соответствии с которым бойцы численностью 1500 человек передислоцировались в небольшой городок к югу от Дили. К тому же часть его членов решила вернуться к своим семьям или в район прежнего проживания.

31 января 2000 года миротворческая операция ООН на Восточном Тиморе была завершена. В феврале вместе с частью австралийских войск П. Косгроув отбыл на родину.

В конце месяца состоялась первая после референдума поездка индонезийского президента на Восточный Тимор. Он принес извинения местному населению за нарушения прав человека, совершенные армией и сторонниками интеграции с Индонезией, и призвал к строительству лучшего будущего для обеих сторон. Абдуррахман Вахид и восточнотиморские лидеры выразили стремление к нормализации отношений, придав им стратегический характер. Министр иностранных дел Индонезии и глава Временной администрации ООН подписали коммюнике, в котором констатировалось понимание в отношении статуса Восточного Тимора и наземной и морской границы между этой территорией и Индонезией. Вахид призвал проиндонезийские военизированные соединения прекратить тактику насилия в отношении беженцев, желающих вернуться на родину, и отказаться от вооруженной борьбы. Одновременно представители Временной администрации ООН и командование вооруженных сил Индонезии достигли договоренности о повышении уровня безопасности и взаимодействия в пограничном районе. Индонезийское военное руководство приступило к разоружению находившихся в зоне его контроля военизированных формирований.

(Окончание следует)

 


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ВОСТОЧНЫЙ-ТИМОР-В-ОЖИДАНИИ-НЕЗАВИСИМОСТИ-2

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ЗАКАЗНИКОВА, ВОСТОЧНЫЙ ТИМОР. В ОЖИДАНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ (2) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 23.03.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ВОСТОЧНЫЙ-ТИМОР-В-ОЖИДАНИИ-НЕЗАВИСИМОСТИ-2 (date of access: 24.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. ЗАКАЗНИКОВА:

Е. ЗАКАЗНИКОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
96 views rating
23.03.2023 (398 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КНР: ВОЗРОЖДЕНИЕ И ПОДЪЕМ ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Ales Teodorovich
КИТАЙ. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ - КЛЮЧ К ПОДЪЕМУ ЭКОНОМИКИ
2 days ago · From Ales Teodorovich
КИТАЙ УТОЧНЯЕТ КУРС
Catalog: Разное 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
КИТАЙСКАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ: НОВЫЕ ЧЕРТЫ
Catalog: Экономика 
6 days ago · From Ales Teodorovich
КИТАЙ ПЕРЕОСМЫСЛИВАЕТ ИСТОРИЮ РОССИИ
Catalog: История 
8 days ago · From Ales Teodorovich
Банк ВТБ (Беларусь) предлагает белорусам вклады в белорусских рублях и иностранной валюте
Catalog: Экономика 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
ВЬЕТНАМ НА ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СПАДА
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Беларусь Анлайн
КИТАЙ - ВЛАДЫКА МОРЕЙ?
14 days ago · From Yanina Selouk
Независимо от того, делаете ли вы естественный дневной макияж или готовитесь к важному вечернему мероприятию, долговечность макияжа - это ключевой момент. В особенности, когда речь идет о карандашах и подводках для глаз, лайнерах и маркерах.
Catalog: Эстетика 
15 days ago · From Беларусь Анлайн
Как создавалось ядерное оружие Индии
Catalog: Физика 
17 days ago · From Yanina Selouk

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ВОСТОЧНЫЙ ТИМОР. В ОЖИДАНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ (2)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android