Libmonster ID: BY-2031

Е. ЗАКАЗНИКОВА, кандидат исторических наук

СТАНОВЛЕНИЕ БУДУЩЕГО ВОСТОЧНОТИМОРСКОГО ГОСУДАРСТВА ПРОИСХОДИТ В ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛЫХ УСЛОВИЯХ

В результате кровопролитных столкновений экономическая инфраструктура была разрушена на 70 процентов, ВВП сократился на 45 процентов, жилищный фонд почти полностью уничтожен, общественные, в том числе медицинские, службы практически не функционировали. 80 процентов населения оказались безработными, а подушевой национальный доход снизился до уровня беднейших стран Азии. Голод и нищета стали причиной резкого роста уровня заболеваемости, а также преступности, и имели следствием обострение ситуации и общественные беспорядки.

По оценке Всемирного банка, для восстановления экономики Восточного Тимора необходимо 300 миллионов долларов. Кроме того, чиновники Временной администрации ООН (УНТАЕТ), играющей, по сути дела, роль правительства на период перехода этой территории к независимости, призывали дополнительно выделить 200 миллионов на гуманитарную помощь, без учета средств на бюджет самой этой администрации.

ПО ПУТИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

В декабре 1999 года в Токио состоялась конференция по оказанию помощи Восточному Тимору, представлявшая 50 стран и ряд международных организаций. Она выработала пятилетнюю программу экономического возрождения территории, прежде всего аграрного сектора, с целью ликвидации ее зависимости от зарубежной продовольственной помощи, а также сформирования местной администрации и создания условий для привлечения иностранных инвестиций. На это предполагалось ассигновать 522,45 миллиона долларов. Одной из стран-доноров выступила Португалия, которая активизировала усилия по возобновлению своего присутствия на Восточном Тиморе и заявила о желании играть важную роль на его пути к независимости и восстановлению.

Столь быстрой реакции США и других западных стран на просьбу руководства Восточного Тимора о помощи способствовало важное заявление Гужмау, который сказал, что развитие будущего государства будет базироваться на либеральной демократии и рыночной экономике. А это помогло ему избавиться от репутации "левака". Гужмау, являющийся де-факто президентом будущей республики, участвовал в конференции в качестве представителя Восточного Тимора.

Практическая работа по созданию гражданской инфраструктуры осуществлялась национальными лидерами в тесном сотрудничестве с УНТАЕТ, которая контролировала финансы, вопросы юриспруденции, будущей конституции и выборов. Проблемами внутреннего управления и социально- экономической сферой занимался Национальный совет восточнотиморского сопротивления (ГНРТ). Был образован Национальный консультативный совет из 15 членов - семи руководителей движения за независимость, трех деятелей из сторонников автономии и представителя влиятельной католической церкви, а также четверых сотрудников Временной администрации ООН, включая его главу Сержио Виера де Мелло. Совет работал под девизом: "Восточный Тимор: строительство нации с самого начала".

Эта работа шла непросто из-за глубоких противоречий и разного толкования понятия справедливости. Существовала и определенная напряженность в отношениях ГНРТ с представительством ООН. Гужмау считал, что руководимая им организация - будущее правительство Восточного Тимора, и поэтому УНТАЕТ должна консультироваться с ней при принятии каждого решения. Он предостерегал, что УНТАЕТ может превратиться в бюрократическую машину, которая не воспринимает чаяний народа. Гужмау призывал сократить до трех тысяч человек миротворческие силы ООН, насчитывавшие 8300 военнослужащих и 4200

стр. 27


полицейских из 37 стран, так как крупный контингент создает социальные проблемы, а сэкономленные средства следует направить на восстановление Восточного Тимора. Миссия ООН, в свою очередь, обвиняла руководство ГНРТ в том, что оно уклоняется от практической деятельности. Были разногласия и в отношении ФАЛИНТИЛ (военное крыло ФРЕТИЛИН - Революционного фронта за независимый Восточный Тимор), которому Гужмау хотел придать официальный статус.

"МИНИСТРЫ БАНАНОВОЙ РЕСПУБЛИКИ"?

В июле 2000 года было образовано "переходное правительство" Восточного Тимора, пять членов которого являлись местными жителями и четыре - представителями ООН с перспективой замены их восточнотиморцами. А в октябре состоялась инаугурация Тиморского национального совета из 36 человек, спикером которого был избран Гужмау.

Но уже в начале декабря восточнотиморские члены "переходного правительства" направили письмо главе УНТАЕТ с угрозой отставки, поскольку они стали "карикатурой в духе министров банановой республики". Авторы послания добивались определения юридического статуса кабинета и его отношений с ООН.

Тем не менее, шел процесс становления основных атрибутов государственности. В частности, был принят закон о политических партиях, и к концу 2000 года их насчитывалось уже семь.

Постепенно налаживалась и повседневная жизнь, хотя трудностей очень много, так как из обещанной международной помощи на февраль 2000 года поступило только восемь миллионов долларов.

В условиях массового возвращения перемещенных лиц и беженцев особенно остро стоит проблема с жильем, прежде всего, в Дили, куда направляется большинство этих людей. Население города почти удвоилось - с 80 тысяч человек в сентябре 1999 года до 140 тысяч в октябре 2000 года. Строятся дома и дороги, а для бездомных ООН предоставляет временный приют. Восстанавливается водо- и электроснабжение, а также система начального образования и здравоохранения. За счет Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), выделившего в 2000 году 10 миллионов долларов, сделаны прививки 50 тысячам детей, а 80 процентов школьников приступили к занятиям, хотя зачастую и в неприспособленных для этого условиях. Осуществляется программа обеспечения населения чистой водой. По улицам Дили вновь ездят машины, оживилась мелкая торговля. Разворачивают свою деятельность инвесторы из стран региона, таких как Таиланд, Сингапур, Малайзия и Австралия, повсюду открываются агентства по продаже автомобилей, рестораны и отели. Приступили к работе миссии ряда стран.

30 сентября 2000 года восточнотиморцы отпраздновали первую годовщину своей победы. В кафедральном соборе Дили в присутствии 1,5 тысячи человек состоялся благодарственный молебен, который отслужил главный епископ Восточного Тимора К. Белу. Еще несколько тысяч ликующих людей собрались в парке после участия в шествии к храму. Среди молящихся были бойцы в камуфляжной форме, представляющие ФАЛИНТИЛ, руководители ГНРТ и представительства ООН. В своей проповеди К. Белу призвал народ Восточного Тимора к единству и работе во имя будущего, пожелал своим соотечественникам не повторять несправедливости прошлого. Перенесенные страдания, сказал он, помогут нам стать сильнее.

Восточнотиморцы связывают свое будущее с личностью Шанана Гужмау. Этому харизматическому лидеру 55 лет, он получил классическое образование в семинарии Ордена иезуитов, владеет пятью иностранными языками. В мае 2000 года Гужмау получил ежегодно присуждаемую Сиднейскую премию мира. В июле состоялось его бракосочетание с австралийкой Кристи Суард, на протяжении десяти лет являвшейся активной участницей борьбы восточнотиморцев за независимость. В 1994 году она встретилась с Гужмау в Джакарте во время его тюремного заключения. В октябре 2000 года у них родился сын. Это вторая жена Гужмау, от первого брака у него трое детей.

Главные надежды на улучшение социально-экономического положения своей родины национальное руководство Восточного Тимора возлагает на международную поддержку, в том числе от стран Азии.

В феврале 2000 года Гужмау и его заместитель в ГНРТ Рамуш-Орта, предполагаемый будущий министр иностранных дел страны, посетили Китай, Южную Корею, Сингапур, Филиппины и Малайзию в поисках политической и экономической поддержки. Они заявили о стремлении установить прочные отношения со странами АСЕАН и получить статус наблюдателя в ассоциации. На ее Бангкокской встрече министров иностранных дел в июле того же года Рамуш-Орта заявил о желании Восточного Тимора стать членом как Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, так и Южно-Тихоокеанского форума. Хотя устав организации запрещает двойное членство, он призвал сделать исключение для Восточного Тимора. Присоединение к АСЕАН, подчеркнул Рамуш-Орта, важнее, но тогда Восточный Тимор не сможет получать помощь, поступающую тихоокеанским странам от Европейского Союза. Двойное членство создало бы для будущего молодого государства идеальную ситуацию. По этническим и религиозным признакам эта территория ближе к таким членам форума, как Папуа - Новая Гвинея, Фиджи и Соломоновы острова. Но членство в АСЕАН дало бы стране доступ к обширным рынкам и обеспечило более весомый голос на международной арене, а также облегчило бы переговорный процесс с Индонезией.

Национальные лидеры планируют, в частности, осуществить такую важную для экономики страны акцию, как аннулирование австралийско-индонезийского договора 1989 года о морской границе, согласно которому прибыли от добычи нефти и газа на шельфе Тиморского моря должны распределяться между Индонезией и Австралией в расчете 50:50, и заключение нового соглашения с Австралией. (Забегая несколько вперед, отметим, что после года переговоров в июле 2001 года было заключено рамочное соглашение, по которому 90 процентов прибылей от эксплуатации шельфа будет доставаться Восточному Тимору.)

Однако выполнение всех этих планов во многом зависело от разрешения такой острой проблемы, как возвращение беженцев.

ПРОБЛЕМА БЕЖЕНЦЕВ

Репатриация восточнотиморских беженцев, основная масса которых по-прежнему находилась в Западном Тиморе, была организована силами ООН. К 2000 году число вернувшихся составило 145 тысяч.

Но процесс этот шел медленно, и одна из главных причин заключалась в противодействии со стороны милиции, не выполнявшей приказ военного командования об объявлении лагерей беженцев зоной, свободной от незаконных вооруженных формирований, и возвращении милиции во внутренние районы Западного Тимора. Главари милиции, контролировавшие основные лагеря беженцев, угрожали расправой тем, кто захочет вернуться на родину, и запугивали их произволом, который якобы ожидает их там со стороны администрации ООН. Позиция главарей объясняется достаточно просто: именно через их руки проходила международная гуманитарная и финансовая помощь беженцам.

Однако экстремистские действия милиции привели к резкому ухудшению отношений ООН с Индонезией.

стр. 28


Нападению боевиков, продолжавших свои вылазки на Восточный Тимор, подвергались не только возвратившиеся туда беженцы, но и ооновские миротворцы. Были убиты и ранены несколько военнослужащих, жестоко избиты трое сотрудников Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев на Западном Тиморе. А 6 сентября 2000 года, во время налета на офис ООН в городе Атамбуа, три работника миссии были убиты и их тела сожжены, а здание представительства разграблено. В нападении участвовали не только боевики милиции, но и подстрекаемые ими беженцы, вооруженные мачете и доведенные до состояния крайнего возбуждения "амока".

ООН заявила о прекращении гуманитарной деятельности своей миссии до радикального улучшения ситуации с ее безопасностью, эвакуировав 400 своих сотрудников. Руководитель миссии отметил проявления враждебности со стороны не только индонезийской милиции, но и армии.

Президент Индонезии, находившийся в это время на Саммите тысячелетия в Нью-Йорке, выразил сожаление и соболезнования родственникам убитых. Он отрицал преднамеренный характер этой акции со стороны армии, но не исключил возможности участия некоторых военных в подстрекательстве к ней милиции после убийства одного из ее лидеров, который незадолго до этого был объявлен в числе подозреваемых в насилии на Восточном Тиморе в 1999 году (возможно, это был акт возмездия за резню, устроенную боевиками милиции в церкви города Суаи: убийство было совершено в день годовщины этого трагического события). Президент заявил об отправке в Атамбуа дополнительных сил армии и полиции.

Вместе с тем, он обратился к мировому сообществу с призывом не только требовать от Индонезии урегулирования проблемы беженцев, но и оказывать помощь в ее разрешении. 8 сентября ООН приняла резолюцию о разоружении и роспуске индонезийской милиции. Активизировалась и деятельность миротворческих сил на Восточном Тиморе, разделенном для лучшего обеспечения безопасности на три сектора.

Однако видимых сдвигов не произошло. Не выполнялось обещание индонезийского министра иностранных дел закрыть в течение трех-шести месяцев лагеря беженцев на Западном Тиморе. Боевики по-прежнему запугивали и убивали беженцев. Медленно шел и процесс их разоружения, несмотря на выгодные условия выкупа их оружия.

По линии индонезийского правительства помощь была прекращена еще в марте 2000 года, а в конце апреля А. Вахид заявил о решении передать лагеря беженцев на Западном Тиморе Комиссии ООН по делам беженцев. Какой-то объем продовольствия поступал по линии индонезийского Красного Креста, но с октября 2000 года эти поставки прекратились. Между тем Западный Тимор с четырьмя миллионами населения является одним из самых бедных и слаборазвитых регионов Индонезии. Половина населения районов, где расположены лагеря восточнотиморских беженцев, живет ниже черты бедности. И такая нагрузка, как беженцы - а в регентстве Белу, где находится Атамбуа, они составляли почти пятую часть населения, - для него непосильна.

Беженцы представляли, в сущности, огромную голодающую массу. Кто-то, чтобы прокормиться, обрабатывал под посадку зерновых и овощей небольшие клочки пустующей земли, немногим удавалось получить работу на городских стройках. А те, кто не находил или не хотел искать способа пропитания, шли на преступления. Все это создавало чреватую серьезными социальными конфликтами атмосферу напряженности между местным населением и беженцами, особенно вооруженными группировками.

ОГОНЬ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Совет Безопасности ООН вновь потребовал от Джакарты принятия максимальных мер для пресечения действий экстремистов. Он предоставил миротворцам право открывать огонь по экстремистам без предупреждения в случае неспособности Индонезии обеспечить их безопасность. Осенью 2000 года отношения Индонезии с ООН и ведущими странами-донорами достигли самой низкой отметки.

В этих условиях индонезийские власти предприняли определенные усилия по наведению порядка, а также заявили о намерении пригласить представителей ООН на Западный Тимор для наблюдения за ходом разоружения милиции и условиями жизни беженцев. Были также установлены личности убийц ооновских работников. В связи с этим возобновилась экономическая помощь Индонезии со стороны международных финансовых организаций, был снят введенный США запрет на оказание военной помощи. Приглашенная в Индонезию делегация ООН прибыла в ноябре 2000 года. Одним из результатов визита стало возвращение на родину большой группы восточнотиморских беженцев. Но, когда миграционная служба и Комиссия ООН по делам беженцев развернули в начале марта 2001 года крупнейшую кампанию по репатриации беженцев, ее сразу взяла под свой контроль милиция. Представитель миграционной службы ООН заявил в связи с этим, что неспособность индонезийских властей пресечь вопиющие факты запугивания беженцев и обеспечить их безопасность подрывает надежды на помощь ООН в деле их возвращения и единственным выходом из этой ситуации является закрытие лагерей беженцев.

Между тем, положение беженцев становилось все хуже. В начале 2001 года индонезийское правительство

стр. 29


обратилось к ООН с просьбой возобновить работу ее сотрудников по оказанию гуманитарной помощи, гарантируя им безопасность, но получило отказ. В то же время наметилась тенденция сокращения числа беженцев, желающих вернуться на родину. Более того, многие из вернувшихся снова уехали на Западный Тимор. Связано это было, прежде всего, с крайне тяжелыми условиями жизни на Восточном Тиморе.

К тому же индонезийские власти начали новый этап активной кампании по предотвращению возврата беженцев. Было объявлено, что лицам, желающим поселиться в каком-либо регионе Индонезии, будут предоставлены жилье, гектар земли, продовольственное и финансовое обеспечение. В условиях царившего в лагерях беженцев гуманитарного кризиса индонезийское правительство провело в начале июня регистрацию восточнотиморских беженцев с одновременным опросом о том, хотят ли они вернуться на родину или остаться в Индонезии. На специальных пунктах записались практически все беженцы - 224 тысячи человек. И почти 213 тысяч из них выразили желание поселиться в Индонезии, что не удивительно в контексте обещаний властей. Международные наблюдатели опровергли обвинения в фальсификации результатов опроса. В то же время итог этой кампании оказался неожиданным и для самих ее организаторов. По словам министра переселения и инфраструктуры Эрны Витулар, правительство предполагало, что в регистрации примут участие самое большее 24 тысячи семей, и лишь около половины из них пожелают остаться в Индонезии. Джакарта оказалась в сложном положении.

ФАКТЫ ПОДТВЕРДИЛИСЬ, НО МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА НЕ БУДЕТ

Трудной оказалась и проблема расследования злодеяний, совершенных противниками независимости Восточного Тимора. Резолюцию о проведении такого расследования приняла в сентябре 1999 года Комиссия ООН по правам человека, собравшаяся на специальную сессию в четвертый раз за сорок лет. В ноябре Восточный Тимор посетила группа экспертов ООН для сбора доказательств нарушения прав человека. Она пришла к выводу об ответственности за террор и насилие генерала Виранто и пятерых других индонезийских военачальников и рекомендовала создать международный трибунал. Однако Индонезия выступила против международного вмешательства, объявив о намерении учредить собственный трибунал. В конце ноября индонезийская национальная комиссия по расследованию нарушений прав человека на Восточном Тиморе признала, что армия была "прямо вовлечена в массовые убийства и сокрытие фактов таких убийств в сотрудничестве с полицией". В заявлении комиссии указывалось, что она обнаружила документы, свидетельствующие о негативной роли Джакарты "в кампании террора и разрушения". Председатель комиссии Джоко Сугианто констатировал: "Факты показывают, что гражданский и военный аппарат, включая полицию, сотрудничали с милицией в создании атмосферы, способствующей преступлениям против человечности". По свидетельству очевидцев, военные стреляли в сторонников независимости и даже беженцев, насиловали женщин.

В январе 2000 года доклад комиссии был обнародован и передан в генеральную прокуратуру. В нем содержались обвинения в убийствах и разрушениях на Восточном Тиморе против более 30 старших офицеров и ряда гражданских лиц. Но президент Абдуррахман Вахид подтвердил свою позицию в отношении международного трибунала, хотя и заверил о намерении не вмешиваться в ход расследования ООН. Но в начале февраля генеральный секретарь ООН

Кофи Аннан неожиданно заявил, что Индонезии должна быть предоставлена возможность самой решать этот вопрос. В середине того же месяца он прибыл в Джакарту для дипломатической поддержки индонезийского правительства в связи с опасностью непредсказуемого поведения армии перед угрозой судебного разбирательства и появлением информации о подготовке военного заговора против законной власти. За сутки до этого визита президент приостановил участие генерала Виранто в правительстве на посту министра- координатора по вопросам политики и безопасности ввиду начавшегося в отношении него расследования, а в мае он был окончательно выведен из состава правительства. Тем не менее, Комиссия ООН по правам человека вновь потребовала создания международного трибунала для рассмотрения преступлений, совершенных на Восточном Тиморе, расценив как тревожную ситуацию в зоне, контролируемой индонезийскими силами. В августе Верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон, посетившая Восточный Тимор, по-

стр. 30


требовала от индонезийского правительства ускорения расследования.

В ноябре 2000 года в Индонезии был учрежден трибунал по расследованию нарушений прав человека. Закон предусматривает 25-летний срок тюремного заключения в случае таких серьезных нарушений прав человека, как геноцид и преступления против человечности. Прокуратура завершила рассмотрение ряда дел по обвинению индонезийских военных и гражданских лиц, подозреваемых в совершении этих противозаконных актов на Восточном Тиморе.

Вместе с тем, был освобожден арестованный ранее по подозрению в такого рода преступлениях Эурико Гуттерес. В январе 2001 года суд над ним все-таки состоялся, но он завершился лишь приговором о помещении его под домашний арест, а в начале июня Гуттерес был полностью освобожден. В связи с этим министр иностранных дел Австралии заявил, что он "глубоко разочарован", ведь индонезийская правоохранительная система признала все преступления Гуттереса. В начале мая суд Джакарты вынес поразительно мягкий приговор в отношении шести лиц, обвиняемых в совершенном в сентябре 2000 года убийстве троих сотрудников ООН. Они были осуждены на срок от 10 до 20 месяцев. Кофи Аннан заявил о неприемлемости этого решения суда, квалифицировав его как удар по усилиям мирового сообщества по обеспечению безопасности персонала гуманитарных миссий.

Таким образом, несмотря на давление, оказываемое ООН на Индонезию, расследование совершенных на Восточном Тиморе преступлений идет сложно и противоречиво. В конце августа 2001 года конгресс США принял закон, запрещающий военное сотрудничество с Индонезией до тех пор, пока она не примет меры к наказанию лиц, виновных в злодеяниях на Восточном Тиморе.

КТО СПОСОБЕН ОБЪЕДИНИТЬ ИЗМУЧЕННЫЙ НАРОД?

Важнейшим событием на пути к провозглашению независимости Восточного Тимора стали выборы в Конституционную ассамблею. Они были назначены на 30 августа 2001 года - в день второй годовщины референдума.

На улицах Дили тысячи сторонников самой популярной в народе партии - ФРЕТИЛИН разъезжали на мотоциклах, грузовиках, в автобусах и автомашинах, размахивая флагами своей партии. Учитывая низкий уровень грамотности населения, общественные и церковные деятели стремились донести до народа идеи демократии в доступных ему формах.

В течение нескольких недель избирательной кампании католические хоры, рок-группы и поэты вдохновенно обыгрывали тему свободных выборов и необходимости толерантности борющихся между собой кандидатов. Грант на эти цели в размере 300 тысяч долларов был предоставлен по линии Программы развития ООН. Тридцать поэтов состязались 25 августа в Дили на конкурсе песен о демократии, а студенты использовали форму интерактивного театра с приглашением кандидатов от различных участвующих в выборах партий. Подобные программы имели эффект.

Как отметил Рамуш-Орта, еще за месяц до проведения этой кампании кандидаты от партий были настроены в отношении друг друга весьма нетерпимо, но обстановка стала заметно меняться к лучшему. Умиротворению в обществе способствовала и позиция, занятая Шанана Гужмау, единственным человеком, который, по мнению многих наблюдателей, способен объединить измученный народ. Пересмотрев свое намерение не участвовать в выборах президента страны, 25 августа он объявил о выдвижении своей кандидатуры на пост президента. По словам Гужмау, он согласился баллотироваться в президенты, в частности, под нажимом ряда иностранных государств. Но свое решение Гужмау обусловил тем, чтобы политические партии и объединения, как и население страны в целом, уважали результаты выборов в Конституционную ассамблею. Необходимо, считает Гужмау, чтобы будущее правительство Восточного Тимора придерживалось позиции национального примирения во имя избежания гражданской войны. Выборы президента не связаны с всеобщими выборами, они состоятся, как ожидается, в начале 2002 года, незадолго до провозглашения независимости.

В первых в истории страны свободных выборах участвовало 16 политических партий, боровшихся за 88 депутатских мест. Было зарегистрировано 425 тысяч избирателей, имевших право на голосование, в процедуре регистрации участвовала группа прибывших на Восточный Тимор в конце января добровольцев ООН. В день выборов на избирательные участки пришло более 90 процентов избирателей, причем многим жителям отдаленных районов пришлось потратить на дорогу целый день. Выборы прошли спокойно и были восприняты как "праздник демократии".

Большинство голосов было подано, как и ожидалось, за главного борца за независимость - ФРЕТИЛИН, который получил 57,3 процента голосов и 55 мандатов в Конституционной ассамблее, хотя их и недостаточно для абсолютного большинства в две трети, необходимого для самостоятельного сформирования правительства в будущем. Второе и третье места заняли Демократическая партия и Социал-демократическая партия, получившие по восемь с небольшим процентов голосов и 13 мест.

Ассамблея рассматривается как переходный (временный) парламент, который призван в течение 90 дней разработать и принять основной закон государства и осуществить подготовительную работу для провозглашения независимости.

В конце октября Конституционная ассамблея единогласно проголосовала за провозглашение независимости Восточного Тимора 20 мая 2002 года - в день 28-й годовщины создания первой политической партии на этой территории - Тиморской социал-демократической ассоциации, ставшей предтечей ФРЕТИЛИН. В начале ноября Совет Безопасности ООН одобрил этот план, приняв решение направить в страну после провозглашения ее независимости группу международных гражданских экспертов с целью поддержания стабильности, а также постепенно сокращать численность миротворческих сил до их полного вывода в мае 2002 года. А в конце того же месяца Конституционная ассамблея приняла Основной закон будущего государства.

Пока же Восточный Тимор остается под управлением Временной администрации ООН, в которой работают и российские эксперты. Сохраняется и присутствие корпуса миротворческих сил, который, как заявил Кофи Аннан в мае 2001 года в отчете Совету Безопасности ООН, необходим, в частности, из-за опасения беспорядков в результате действий индонезийской милиции. Убежденность в необходимости присутствия "голубых касок" после провозглашения независимости выразили и восточнотиморские лидеры Рамуш-Орта и К. Белу. Одновременно положено начало созданию и национальной армии Восточного Тимора. К 2002 году предполагалось сформировать один армейский батальон, а затем довести численность армии до пяти батальонов в составе трех тысяч военнослужащих. Вооружение армии будет производиться за счет бюджета Временной администрации ООН, а непосредственными поставщиками оружия станут США и Бельгия.

Активное участие США в этом деле, разумеется, не случайно. Восточный Тимор является важным стратегическим пунктом на стыке двух океанов и, согласно западным источникам, Вашингтон стремится создать на одном из восточнотиморских островов военно-морскую базу (в настоящее время в Юго- Восточной Азии американские военные

стр. 31


суда обслуживаются лишь в Сингапуре). Об этих планах США сингапурская "Стрейтс таймс" писала еще в сентябре 2000 года, когда на Восточный Тимор было переброшено от двух до четырех тысяч американских морских пехотинцев с "гуманитарной миссией" - поставкой продовольственных и других товаров, но при этом 600 из них, по имеющимся данным, осуществляло разведывательную деятельность. Новая американская администрация подчеркивает возросшее внимание к Юго-Восточной Азии как стратегическому элементу своей внешней политики. С мая 2001 года помощник госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихого океана Джеймс Келли трижды побывал в этом регионе. Начав с посещения столиц стран АСЕАН, он в начале сентября прибыл на Восточный Тимор, где заявил, что США имеют здесь свои интересы. О приоритетах в отношениях с развитыми странами восточ-нотиморского руководства некоторое представление дает интервью Рамуш-Орта в мае 2001 года в Голландии. Для Восточного Тимора среди наиболее значительных и важных, он назвал, прежде всего, Австралию как близкого соседа и страну, сыгравшую решающую роль в миротворческой операции 1999 года и оказавшую щедрую экономическую помощь. По словам Рамуш-Орта, от Австралии будет зависеть безопасность Восточного Тимора. Он также отметил, "громадную важность Португалии, которая в течение 25 лет возглавляла дипломатическую деятельность по проблеме Восточного Тимора в ООН, Европейском Союзе и Совете Европы и предоставляет в настоящее время огромную помощь". Рамуш- Орта выступил за признание португальского языка в качестве официального на Восточном Тиморе, квалифицируя это как политический акт солидарности двух стран. А Карлуш Белу выдвинул идею учреждения ассоциированного статуса Восточного Тимора и Португалии, обосновав ее возможностью получать необходимую поддержку Европейского Союза и проводить более эффективную внешнюю политику. Большая роль отводится и Японии как главному донору Восточного Тимора.

Несколько ранее, в октябре 2000 года, епископ К. Белу посетил Россию. Он выразил мнение, что его страна должна иметь дружественные отношения со всеми государствами мира, в том числе и с Россией, с которой Восточный Тимор хочет активно развивать отношения во всех сферах. Епископ обратился к российскому правительству с просьбой об оказании экономической и военно-технической помощи, в первую очередь в области подготовки кадров ввиду нехватки учителей, инженеров, строителей, врачей.

Отношение национального руководства Восточного Тимора к Индонезии до последнего времени было весьма настороженным. Неоправданно мягкую позицию индонезийских судебных органов при расследовании совершенных на Восточном Тиморе преступлений Рамуш- Орта оценил как проявление отсутствия у Индонезии чувства справедливости, раскаяния и покаяния. Лишь после того, как Мегавати Сукарнопутри, став в июле 2001 года президентом государства, признала право Восточного Тимора на независимость, наметился определенный прогресс. 12 сентября 2001 года в Джакарте состоялась первая встреча представителей Временной администрации ООН и политических лидеров Восточного Тимора с новым индонезийским президентом. Подводя итог этой встречи, глава УНТАЕТ Сержио де Мелло заявил, что ее участники сфокусировали свое внимание "на желании установить долгосрочные отношения, сотрудничество и дружбу между новорожденной нацией Восточного Тимора и Индонезией". Он квалифицировал встречу как "исключительно сердечную и обсудившую широкий круг проблем", в том числе необходимость ускорить репатриацию остающихся в лагерях Западного Тимора 50 тысяч беженцев.

Разрешение данной проблемы стало особенно насущным после того, как в октябре индонезийское правительство приняло решение прекратить с конца 2001 года помощь беженцам, которая оказывалась в виде рисовых пайков и небольших денежных сумм, и предоставлять им лишь финансовые кредиты для организации бизнеса. Тем более, что и эта помощь охватывала далеко не всех беженцев - в печати были сообщения о двух тысячах голодающих, не получавших пайки в течение четырех месяцев.

ПРОТИВОРЕЧИЯ МОГУТ СНОВА ВСПЛЫТЬ

Преодоление огромных экономических и социальных трудностей станет важнейшей задачей национального руководства независимого Восточного Тимора.

В то же время серьезную проблему может составить политическая нестабильность в стране, связанная как с переходом к новому ее статусу, так и с более глубинными, характерными для общества подобного уровня развития, процессами, прежде всего незавершенностью национального и социально-классового формирования. Население Восточного Тимора делится не менее чем на 12 этнических групп, говорящих на разных диалектах, и между ними существуют определенные противоречия. Они отошли на задний план в период борьбы против общего врага, но могут всплыть вновь.

На Восточном Тиморе лишь пять старых сформировавшихся организаций, таких как ФРЕТИЛИН, АПОДЕТИ (Тиморский народно-демократический союз) и УДТ (Тиморский демократический союз). Остальные возникли относительно недавно, образованы они главным образом по этническому признаку вокруг соперничающих между собой лидеров. Некоторые из этих партий называются христианско- демократическими, в названии других присутствуют слова "националистическая", "социал-демократическая", "демократическая", "либеральная", "рабочая". По сути, идеологических различий между ними мало, но они есть, а главное - существуют разногласия между Гужмау и руководством более левого ФРЕТИЛИН, в том числе и по вопросу об отношениях с Индонезией. ФРЕТИЛИН, к примеру, настаивает на выплате Индонезией 700 миллионов долларов за причиненные Восточному Тимору в 1999 году разрушения. Гужмау же заявил накануне выборов, что он хочет забыть об этом ущербе и достигнуть примирения с проиндонезийской милицией, поскольку было бы несправедливо требовать от нынешнего правительства Индонезии расплаты за ошибки других.

Все это может сказаться на предстоящих выборах президента страны, особенно с учетом успеха ФРЕТИЛИН на выборах в ассамблею. В них будут участвовать пять кандидатов, в том числе Рамуш-Орта и лидер ФРЕТИЛИН Матанг Руак. Гужмау поддерживают АПОДЕТИ, УДТ и еще девять мелких партий. Положение усугубляется противоречиями в самой ФРЕТИЛИН, от которой выдвинут еще один кандидат. Наблюдатели отмечают также амбициозность и авторитарные замашки в поведении ФРЕТИЛИН. Похоже, боевое прошлое будет еще сказываться на действиях этой организации. На результатах выборов президента страны может отразиться и победа на выборах в ассамблею партий социал- демократического толка.

При всех трудностях становления на карте мира появляется новое независимое государство. И, как отмечается в редакционной статье газеты Международного института азиатских исследований "ИИАС Ньюслеттер" (Амстердам), сам факт его возникновения окажет большое влияние на геостратегический баланс в тихоокеанском регионе и будет способствовать углублению демократических процессов в Азии.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ВОСТОЧНЫЙ-ТИМОР-В-ОЖИДАНИИ-НЕЗАВИСИМОСТИ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ЗАКАЗНИКОВА, ВОСТОЧНЫЙ ТИМОР. В ОЖИДАНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 23.03.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ВОСТОЧНЫЙ-ТИМОР-В-ОЖИДАНИИ-НЕЗАВИСИМОСТИ (date of access: 13.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. ЗАКАЗНИКОВА:

Е. ЗАКАЗНИКОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
109 views rating
23.03.2023 (387 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ВЬЕТНАМ НА ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СПАДА
Catalog: Экономика 
9 hours ago · From Беларусь Анлайн
КИТАЙ - ВЛАДЫКА МОРЕЙ?
3 days ago · From Yanina Selouk
Независимо от того, делаете ли вы естественный дневной макияж или готовитесь к важному вечернему мероприятию, долговечность макияжа - это ключевой момент. В особенности, когда речь идет о карандашах и подводках для глаз, лайнерах и маркерах.
Catalog: Эстетика 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Как создавалось ядерное оружие Индии
Catalog: Физика 
6 days ago · From Yanina Selouk
CHINA IS CLOSE!
Catalog: Разное 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СМИ КЕНИИ
9 days ago · From Беларусь Анлайн
ТУРЦИЯ "ЛЕЧИТ" АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ
13 days ago · From Беларусь Анлайн
ТУРЕЦКО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ВЗГЛЯД ИЗ АНКАРЫ
Catalog: Право 
13 days ago · From Yanina Selouk
Белорусы несут цветы и лампады к посольству России в Минске
Catalog: Разное 
21 days ago · From Беларусь Анлайн
ОТ ЯУЗЫ ДО БОСФОРА
23 days ago · From Yanina Selouk

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ВОСТОЧНЫЙ ТИМОР. В ОЖИДАНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android