BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-763

Share with friends in SM

Во второй половине XVIII в. Венецианское государство представляло собой олигархическую республику, испытывавшую как политический, так и экономический кризис. Вплоть до падения в 1797 г. под натиском Наполеона республика сохраняла политическую систему, при которой государственные должности передавались из поколения в поколение при сохранении законов, составленных юристами прошлых веков. Промышленное производство и сельское хозяйство страдали от непродуманной экономической политики властей. И все это на фоне непрерывной угрозы вмешательства римской курии во внутренние дела республики. На протяжении многих столетий отношения республики с папским государством напоминали военные баталии: Венеция издавала многочисленные указы, ставившие деятельность и имущество церковнослужителей, проживавших на ее территории, под строгий контроль, а римский папа в ответ издавал интердикты, чуть ли не предающие республиканские власти анафеме. В рамках этого ставшего уже традиционным противостояния в 60-х годах XVIII в. правительство республики приступило к проведению антицерковной реформы, главными целями которой были усиление в государстве светской власти, ограничение деятельности и доходов священников и секуляризация церковного имущества. Полученные средства государство предназначало на проведение реформ в области экономики. Рассмотрим ход монастырской реформы, одной из самых важных частей антицерковной реформы, и ту немаловажную роль, которую венецианские просветители сыграли в формировании общественного мнения в пользу этих преобразований.

Для освещения этой темы были использованы найденные нами в отделах древней и редкой литературы национальных и университетских библиотек Милана, Генуи и Венеции работы венецианских просветителей XVIII в. А.Г. Косты, С. Спирити, К.А. Пилати, А. Монтеньякко, Ф. Гризелини, К. Манетти и А. Фортиса. Все они, за исключением Гризелини, получили духовное образование в церковных учебных заведениях, но затем заняли антиклерикальные позиции. В духе времени, также как и французские просветители, венецианские авторы критиковали "оседание больших денежных сумм в монастырях", не приносивших никакой пользы экономике, осуждали алчность церковнослужителей в приобретении все новой недвижимой собственности, обличали с иронией, а иногда и гневно, разврат и интриги, царившие в стенах венецианских монастырей, а также часто небогоугодное поведение священников, живших в миру.

Монастырская реформа конца 60-80-х годов XVIII в., а также роль венецианских просветителей в ее успешном проведении не изучались отечественными историками и


Карпова Екатерина Сергеевна - аспирантка кафедры новой и новейшей истории исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Научный руководитель - к.и.н., доц. B.C. Бондарчук.

стр. 194


лишь частично были рассмотрены западноевропейскими учеными, прежде всего итальянскими. Наибольший вклад в изучение этой проблемы внесли итальянцы Б. Чеккетти и Ф. Вентури (1), подобравшие круг источников по правительственной монастырской реформе - декреты, статистические данные продажи конфискованных церковных земель. Ф. Вентури первым указал на существование трактатов просветителей, в которых авторы либо предлагали свои проекты монастырской реформы, либо защищали действия правительства в глазах венецианской общественности, подчеркивая необходимость проведения таких мер (2). Р. Каноза занимался изучением жизни священников в монастырях и, опираясь на найденные документы, показал, что критика венецианскими просветителями аморальной жизни монахов была справедливой (3). А. Йемоло, М. Беренго, И. Жоржелэн, Е. Сержан, Ж. Трентафонте, непосредственно занимавшиеся антицерковной политикой Республики святого Марка, основной интерес проявляли к исследованию отношений венецианских властей с римской курией (4).

Самым главным мотивом начала правительственной монастырской реформы была потребность пополнить государственную казну за счет больших денежных запасов, хранившихся в монастырях. 20 ноября 1767 г. Большой Совет (5) издал декрет об упразднении монастырей с малым числом монахов. Если монастырь сам не мог обеспечить жизнь 12 монахам, его закрывали. Имущество упраздненных монастырей переходило в ведение специально созданной Большим Советом доходной кассы. Деньги из этой кассы поступали на нужды бедных церквей, больниц и на образование дворянской молодежи, преимущественно из бедных патрицианских семей (6). 20 сентября 1768 г. Большой Совет учредил комиссию по благотворительности, в задачи которой входил контроль за упразднением и продажей имущества монастырей.

Венецианское правительство монастырской реформой предполагало сократить число монахов. Их в Венеции в 1766 г. насчитывалось 7703 человека (Истрия, Далмация и Левант не включены в расчет). Все монахи были объединены в 39 орденов и располагались в 441 монастыре, 436 монахов из них были иностранцами, т.е. не имели венецианского гражданства (7).

Эту реформу правительство начало декретом от 27 сентября 1767 г., согласно которому монастырям было приказано ограничить пострижение в монахи новых послушников и порвать отношения с заграничными монастырями, к тому же священники ставились под юрисдикцию епископов, бывших венецианскими патрициями. Позже этот закон стал основой для декрета, утвержденного в Сенате 7 сентября 1768 г. 105 голосами - за, 58 - против при 54 - воздержавшихся. Контроль за исполнением этих правительственных предписаний был поручен патрицию Алессандро Дуодо, откровенно мало симпатизировавшему монахам. С этого времени правительство решительно приступило к сокращению числа монахов в государстве: с 1766 по 1778 г. их количество уменьшилось до 5505, в 1781 г. их было уже 4166 человек (8). На


1 Cecchetti В. Repubblica di Venezia e la corte di Roma nei rapporti della religione, v. 1. Venezia, 1874; Venturi F. II Settecento riformatore, v. 2. Torino, 1976.

2 Venturi F. Op. cit., p. 142.

3 Canosa R. II velo e il cappuccio, monacazioni forzate e sessualita nei conventi femminili in Italia tra Quattrocento e Settecento. Roma, 1991, p. 189-190.

4 Sergent S. Histoire de Venise depuis son origine jusqu'a nos jours. Venise, 1889; lemolo A.C. Stato e chiesa negli scrittori politic! italiani del Seicento e del Settecento. Torino, 1914; Berengo М. La societa veneta alia fine del Settecento. Firenze, 1956; Georgelin Y. Venise au siecle des lumieres. Paris, 1978; Trentafonte F. Giurisdizionalismo, illuminismo e massoneria nei tramonto della Republica Veneta. Venezia, 1984.

5 Большой Совет был самым крупным, 1000 человек, политическим органом Венецианской республики. Его членом мог стать любой венецианский дворянин старше 25 лет. На заседаниях Совета обсуждались внутриполитические проблемы, распределялись средства из государственного бюджета, вводились новые налоги.

6 Tabacco G. Andrea Tron e la crisi dell'aristocrazia senatoria a Venezia. Trieste, 1957, p. 126-127.

7 Iemolo A.C. Op. cit., p. 235.

8 Venturi F. Op. cit., p. 148-150.

стр. 195


протяжении этой реформы правительство получало поддержку со стороны литераторов-просветителей. В 1769 г. Спирити в рамках монастырской реформы предлагал правительству запретить монастырям, когда они берут новых послушников, взимать с последних деньги и требовать земельные владения, даже под предлогом того, что эти деньги пошли бы на содержание этих послушников (9). Спирити предлагал правительству установить статистический контроль за числом новых послушников, поступающих в женские и мужские монастыри, а также обязать монастыри возвращать после смерти монаха или монахини ценности и земельные владения, принесенные их родственниками монастырю (10).

Против чрезмерного богатства монастырей в 1770 г. на страницах ""Литературной Европы" выступил и Фортис: "Скромные жилища древних отшельников, проводивших дни в молитвах и покаяниях и зарабатывавших себе на жизнь трудом, ныне превратились в великолепные монастыри, где живут люди, отрекшиеся от мирской жизни, единственной целью которых является обогащение. Они - заклятые враги простого труда и слишком часто противники науки" (11).

Фортис резко критиковал практику отдавать монастырям большие суммы денег, "как будто Христос хотел взять большое приданое от своих невест", а также деньги на проведение обряда пострижения, религиозных праздников и подарков для сестер-монахинь. Отсутствие всех этих денег влекло за собой постоянные попреки только что постриженных (12). Таким образом, Фортис поднимал новую проблему. Такая ситуация вынуждала страдать многих людей.

Венецианские просветители главным в монастырской реформе видели запрещение насильственного пострижения молодых людей в монахи. Они резко выступали против этого "приношения молодых людей в жертву монастырям". Каминер на страницах "Литературной Европы" писала в 1768 г. о том, что слишком многочисленными в Венеции стали случаи, когда "несправедливые отцы" посылают своих "несчастных детей" в монастыри (13).

В 1768 г. Пилати призывал правительство: во-первых, при обращении молодого человека или девушки в суд и при наличии доказательств того, что родители принуждают их уйти в монастырь, заставить последних дать молодым людям достаточно денег, чтобы они могли покинуть родительский дом и начать самостоятельную жизнь; во-вторых, принять закон, по которому монахом можно было бы стать только при наличии на то государственной лицензии (14). Пилати предлагал также заменить пострижение "на веки вечные" пострижением на неопределенное время, которое потом монах или монахиня, если захотят, могут подтвердить или отказаться от него, покинув монастырь (15).

В этом же году анонимный автор "Церкви и республики в их границах", приведя историю вопроса, резко осуждал практику не только насильственного, но и раннего пострижения в монахи. Огромную ошибку, по его мнению, совершил Бонифаций VIII, когда установил возрастную границу для пострижения в монахи - 14 лет, возраст, в котором человек не способен еще оценить всю тяжесть монашеской жизни, когда он должен отречься от радостей мирской жизни, даже не узнав, в чем они заключаются, и


9 Spiriti S. Osservazioni su la carta di Roma col titolo Lettera in forma brevis, quibus abrogantur e gli altri. Venezia, 1769, p. 67.

10 Ibid., p. 217-218.

11 Fortis A. Degli abusi introdotti nei monasteri delle monache, per Ie Doti, e per Ie spese, che vogliono dalle donzelle che ne veston 1'abito, e loro Riforma. Opera del cav. D. Francesco Vargas Macciucca. Firenze, 1769. - L'Europa letteraria, Venezia, 1.1.1770, v. Ill, p. I, p. 21-22.

12 Ibid., p. 23.

13 L'Europa letteraria, Venezia, X. 1768, L 1, p. 2, p. 55.

14 Pilati С.A. Riflessioni di un italiano sopre la chiesa in generate, sopra il clero sia regolare che secolare, sopra I vesconi ed I pontefici romani e sopra I diritti ecclesiastic! dei principi. Borgo Francone (Venezia), 1768, p. 187-188.

15 Pilati С A. Nuovo progetto di una riforma d'ltalia ossia dei mezzi di liberar 1'Italia dalla tirannia dei pregiudizi e della superstizione, col riformare i pid cattivi costumi e Ie piu pemiciose leggi, v. I. Londra, 1786, p. 201.

стр. 196


в следствие этого, не понимая от чего он, собственно, отрекается. Венецианский автор полагал, что самым разумным было бы определить возрастные рамки для пострижения в монахи - 25-30 лет. В эти годы человек уже сформировался как независимая личность и сам вполне обдуманно может принять такое важное решение, как пострижение в монахи и отказ от жизни в миру (16).

Венеция не препятствовала распространению на своей территории книг, выступавших против раннего и насильственного пострижения молодых людей в монахи. Примером тому может послужить история публикации пьесы Фонтенеля "Ересь или весталка". Впервые она увидела свет в Париже, но вскоре по решению Сорбонны и парижского архиепископа была запрещена. Когда французские издатели опубликовали эту пьесу в Лионе, власти города приказали сжечь все экземпляры. В Венеции же эта пьеса публиковалась свободно в переводе с французского на итальянский Франческо Альбергати Капачелли и распродавалась с успехом (17).

Правительство в 1767-1768 гг. неоднократно рассматривало возрастные границы пострижения в монахи. Сенат установил: для пострижения в монахи и начала проповедования - 21 и 25 лет соответственно вместо прежних - 16 и 21 года. Лицам, моложе установленного декретом возраста, запрещалось находиться в монастыре под любым предлогом, будь то учеба или служба. По новому закону церемонию пострижения в монахи должны были проводить только священники, родившиеся в Венеции. Однако позже, в 1782 г., Большой Совет под сильным давлением римского папы понизил возрастные рамки пострижения в монахи и начала проповедования до прежних пределов, т.е. до 16 и 21 года (18), что вновь обострило в обществе интерес к этой теме.

Венецианский аббат Бьянкини в 1786 г. призывал правительство пересмотреть постановление 1782 г. и обратиться к примеру древнеегипетских законодателей, а также к примеру императора Юстиниана, установившего, что прежде, чем стать монахом, молодой человек должен был быть послушником и жить в миру не менее трех лет, чтобы иметь время хорошо обдумать важный жизненный шаг, который он намерен сделать. Бьянкини считал, что безнравственность в монастырях, столь широко критикуемая просветителями, происходит именно от того, что монахами становятся в слишком молодом возрасте, когда человеческая природа сильнее религиозных нравоучений (19). В целом, как мы видели, предложения просветителей были более широкими и даже более гуманными, чем решения правительства, хотя в главном предложения просветителей совпадали с правительственными законами. И для тех и для других цель была одна: запретить практику насильственного пострижения в монахи и поставить священников под контроль светской власти.

Именно практика насильственного пострижения в монахи была, по мнению просветителей, причиной аморального поведения служителей церкви. Монахини, часто принужденные родней уйти в монастырь, вели себя на светский манер. В приемной монастырей часто велись беседы о культуре, моде, танцах, назначались любовные свидания. Не редкостью в венецианских женских монастырях были и балы, а во время карнавалов многие монахини переодевались в светские одежды и уезжали веселиться на гондолах своих друзей и любовников. Часто государственный суд должен был вмешиваться во внутримонастырские дела, чтобы призвать монахинь к благочестию, как это было в 1759 г., когда Серене Форести, настоятельнице женского монастыря святой Клары, было приказано проследить, чтобы практика монахинь подделывать ключи от келий дабы беспрепятственно принимать любовников - братьев францисканцев, монастырь которых находился рядом, - была прекращена раз и навсегда. Настоятельница так старалась поправить положение дел и репутацию монастыря, что даже


16 La chiesa e la repubblica dentro i loro limiti. Venezia, 1768, p. 108-110.

17 Venturi F. Op. cit., p. 116.

18 Iemolo A.C. Op. cit., p. 235.

19 Bianchini A. II diritto ecclesiastico tratto dalle opere canoniche del Vanespen con aggiunta di materie, e delle pratiche particolari per gli stati della Serenissima Repubblica di Venezia, v. I. Venezia, 1786, p. 232-233.

стр. 197


добилась от епископа разрешения возвести вокруг женского монастыря каменную стену. Это настолько не понравилось монахиням, что позже им удалось отстранить ее от руководства монастырем, устроив преждевременные перевыборы (20). Французский историк А. Бэйи утверждал, что ситуация не была такой уж страшной, так как из 35 венецианских монастырей дурную славу обрели лишь 17, а другие были примером истинной добродетели (21). Но разве не свидетельствует о деградации монастырской жизни в Венеции то, что только в половине из монастырей царило благочестие?

Для ослабления позиций духовенства правительство использовало все, даже критику просветителей по поводу одеяний священников. Прежде всего осуждалось разнообразие в облачении священников различных религиозных орденов. Пилати, утверждая, что не одеяние главное в монахе, призывал правительство учредить один общий тип одеяний для церковнослужителей, и тогда "доминиканец, увидев капуцина не станет говорить: вон идет бородатый козел, и капуцин, в свою очередь, не будет называть доминиканца ослом с белым животом и черной спиной" (22). Чрезмерное разнообразие одеяний служителей церкви отмечал и Спирити - в Венеции слишком много священников, различающихся между собой длиной плаща, наличием остроконечного или закругленного капюшона или его отсутствием, шириной и формой рукавов. Одни носили ботинки, другие - сабо, третьи - сандалии, кто-то носил кожаный ремень, кто-то - шелковый. Цвет одеяний мог быть белым, серым, черным или коричневым. Даже длина бород была самой разнообразной у членов различных орденов (23). Аббат Бьянкини также выступал за унификацию монашеских одеяний, называя такое разнообразие стилей и цветов одежд священников неподобающим учению Христа и общественному статусу служителей церкви и предлагал взамен длинную сутану черного цвета. Критиковал также Бьянкини слишком "светскую" любовь венецианских священников к ношению самых разнообразных париков (24). Существовали парики для архиепископов, епископов, простых священников, дьяконов и иподьяконов.

Сильно критиковалась расточительность на шитье новых одеяний. Венецианский аббат Сериман, описывая одеяния свищенников, уверял, что многие использовали непостижимое количество денег и ткани на свои одежды, что из одного одеяния некоторых священников можно было бы сшить одежду для 12 простолюдинов, а на деньги, потраченные священниками высокого духовного сана, можно было бы прокормить венецианскую семью в течение целого года. О расточительности свидетельствовал и Карло Гольдони, утверждавший, что для пошива одеяния для одной монахини надо было использовать 24 локтя, т.е. 14,5 м ткани. Священник Пиццики был поражен тем, как были одеты монахини женского монастыря Сан Лоренцо. Их одеяние было сшито по французской светской моде с декольте и из легкой дорогой ткани. Эти монахини казались ему скорее нимфами, чем затворницами (25). Критика одеяний священников достигла таких размеров, что даже патриарх в 1775 г. выразил официальное порицание священникам, особенно тем, кто одевался на светский манер даже для служения мессы (26).

Правительственная реформа по упразднению монастырей и религиозных орденов в полной мере развернулась к середине 1770 г. С 7 апреля 1770 г. по 26 августа 1771 г. республика получила в казну от продажи 52 упраздненных монастырей 387 389 дукатов (27).

Такая политика венецианского правительства возмутила Рим. Глава католической


20 Canosa R. Op. cit., p. 189-190; Bailly A. La Serenissime Republique de Venise. Paris, 1946, p. 365.

21 Bailly A. Op. cit., p. 366.

22 Pilati C.A. Nuovo progetto..., v. I, p. 166-167.

23 Spiriti S. Op. cit., p. 69.

24 Bianchini A. Op. cit., p. 24-27.

25 Morazzoni G. La moda a Venezia nel secolo XVIII. Milano, 1931, p. 35, 68.

26 Niero A. La diocesi dal Seicento alia caduta della Repubblica. - Storia religiosa del Veneto, v. 1. Padova, 1991, p. 178.

27 Pastor L. von. Storia dei papi dalla fine del Medioevo, v. XVI, p. II. Roma, 1934, p. 357-359.

стр. 198


церкви Климент XIV послал ряд булл в Республику святого Марка, требовавших остановить монастырскую реформу, а также направил в Венецию своего посла Марторелли для выражения официального протеста римской курии против мер правительства. Однако венецианцы не удовлетворили требований курии, и монастырская реформа продолжалась до 1786 г. Ее результатом стало упразднение 127 монастырей на территории республики.

Пилати в 80-х годах был горячим сторонником правительственной реформы, хотя считал ее несколько ограниченной. Он выступал не за частичное, как это делало правительство, упразднение монастырей, а за полную ликвидацию "этих хранилищ богатств, где монахи уклоняются от любого общественного бремени, стремясь от общества взять все, что только возможно, где ведется спокойная жизнь, где монахов не тревожит ни государственная, ни людская беда, где придумываются способы посеять вражду между правителем и поддаными, хозяином и прислугой, мужем и женой, друзьями и т.д., где несчастные утешаются пустыми и лживыми фразами, где постоянно выдумываются новые доктрины и разные истории, чтобы обмануть весь мир" (28). Таким образом, в монастырях и монастырской жизни Пилати видел "язву", которую было необходимо удалить для общественного спокойствия и благополучия. В качестве меры, нарушавшей "слишком спокойную и бесполезную жизнь и монастырях", Пилати предлагал запретить священникам просить милостыню, заставить их самих работать на монастырских землях и обеспечить свое существование, а также приказать в случае государственных бедствий - войны, пожаров, наводнений - оказывать помощь наравне с остальными гражданами (29).

Он предлагал также на въезде в любой город республики проводить тщательный досмотр и обыск священников, так как они слыли самыми хитрыми контрабандистами (30). Это предложение Пилати было абсолютно утопичным, но оно показывает сколь сильным было желание Пилати ограничить деятельность монахов и монастырей. Даже почту он желал привлечь к строжайшему контролю над всеми видами корреспонденции, которую вели между собой монастыри. Иными словами, основной частью правительственной монастырской реформы, по мнению этого просветителя, должен был стать абсолютный и всесторонний государственный контроль за монахами и монастырями. Но такого всеобъемлющего контроля венецианское правительство не предусматривало. Основной его целью после закрытия монастырей было приступить к отчуждению и распродаже церковного имущества.

Итальянский историк Д. Меноцци замечает, что желание венецианского правительства приступить к секуляризации и распродаже церковного имущества было не только данью традиции, но и острой экономической необходимостью, так как в 1764- 1766 гг. в Венецианской республике, как и во многих других итальянских государствах, разразился голод как следствие неурожая. Все это вынудило правительство искать пути пополнения государственной казны (31).

Тема отчуждения церковного имущества в эти годы являлась превалирующей в сочинениях просветителей Республики святого Марка, которые не только поддерживали эту реформу, но и активно предлагали свои проекты ее развития. Основоложником дискуссии о необходимости отчуждения церковного имущества считается Монтеньякко, опубликовавший книгу "Размышления о церковном имуществе". Эта книга сразу же завоевала большую популярность среди венецианских издателей и читателей. В течение 1766 г. сразу три крупных издателя К. Палезе, Л. Павини и Дж. Дзордзи получили государственную лицензию на издание этого сочинения. В 1767 г. римская курия выразила официальный протест против произведения Монтеньякко,


28 Pilati C.A. Nuovo progetto di una riforma d'ltalia..., v. I, p. 10-14.

29 Ibid., p. 50.

30 Ibid., p. 51.

31 Menozzi D. Tra riforma e restaurazione. Dalla crisi della societa' cristiana al mito della cristianita' medievale (1758-1848). - Storia d'ltalia. La chiesa e il potere politico dal Medioevo all'eta' contemporanea. Torino, 1986, p. 173-174.

стр. 199


призывавшего правительство к секуляризации церковного имущества. В ответ на это Монтеньякко издал еще одну книгу под названием "Подтверждение размышления о церковном имуществе", в которой настойчиво повторял, что его главным убеждением всегда было и есть, что христианская церковь была основана Иисусом без движимого и недвижимого имущества и что священники изначально были лишь распорядителями, а не собственниками денег и имущества, которые дарили церкви прихожане и которые должны были идти только на содержание церкви (32).

Официальным началом правительственной реформы по секуляризации церковного имущества считается 12 апреля 1766 г., когда Сенат поручил комиссии по благотворительности собрать сведения о недвижимом церковном имуществе, которое церковь приобрела, нарушая государственные законы. Эта комиссия, ее членом был Монтеньякко в качестве действительного советника, составила 2 мая 1766 г. декрет, приказывавший всем управляющим городских и областных центров республики предоставить в течение шести месяцев подробный отчет о размерах церковного имущества, полученного от светских лиц по завещанию, дарственной и другим юридическим актам. Это постановление комиссии сурово предупреждало церковнослужителей о том, что к тем, кто не выполнит эти предписания, свои меры воздействия применит инквизиция (33).

12 июня 1767 г. комиссия по благотворительности постановила, чтобы священники, становившиеся монахами, лишались права составлять завещание, и если они все же это делали, то завещание должно было быть признано недействительным. По новому закону, если священник умирал, его недвижимое имущество должно было перейти к его наследникам, но только к светским лицам. Таким образом, монахи и монахини в Венеции лишались права как составлять завещание в пользу церкви, так и наследовать имущество своих умерших родственников (34).

Декретом от 20 сентября 1767 г. вводились поощрения светским лицам за сообщение правительственной комиссии о церквах и монастырях, не подчинявшихся государственным распоряжениям и скрывавших размеры своих доходов и земельных владений. Согласно этому постановлению, такие светские лица вместе с комиссией 10 мудрых должны были получить 15% прибыли от продажи такого "укрываемого" церковного недвижимого имущества. В этом же декрете была сделана оговорка: все спорные вопросы на эту тему между духовными и светскими лицами необходимо решать в пользу светских лиц (35).

Эту правительственную реформу активно поддержал просветитель Манетти. Он считал секуляризацию церковного имущества мерой справедливой, так как в чрезмерном богатстве церкви, его неравномерном распределении, постоянной борьбе священников за расширение церковной собственности видел основную причину конфликтов духовной и светской власти (36). Единственно правильным решением для правительства Манетти считал запрет всем гражданам республики завещать или дарить церкви недвижимое имущество. Священников же правительство должно было лишить права покупать новые земли, а также заставить их продать часть уже имевшихся у них земельных владений, которые не использовались для поддержания жизнедеятельности церквей и монастырей, являясь, таким образом, "излишними" (37).


32 Mantegnacco A. Confermazione del ragionamento ihtomo ai beni temporali delle chiese indirizzata agli autori dello scritto, che ha per titolo "Le mani morte ossia lettera all'autore del ragionamento". Venezia, 1767, p. XI.

33 Raccolta di leggi e statuti su I possessi, ed acquisti delle mani-morte con varie dissertazioni di celebri autori, del senatore Antonio Filippo Adami (patrizio pistoiese cavaliere del sacro, e militare Ordine di S. Stefano, provveditore dell'Arte dei Medici, e speziali ecc). Venezia, 1767, p. 97.

34 Borelli G. Stato, economia e societa' nella Repubblica veneta tra 400 e 700. Verona, 1980, p. 224.

35 Decreto 20 settembre 1767. - Cappelletti G. Storia della Republica di Venezia dal suo principio sino al suo fine, v. 12. Venezia, 1855, p. 160.

36 Manetti С. Avvertimenti politici, storici, canonico-legali ai Principi cristiani intomo all'uso della loro podesta sulle cose ecclesiastiche e sacre. Venezia, 1767, p. 28.

37 Ibid., p. 30, 32.

стр. 200


Предложения Манетти в самой полной степени отвечали правительственной реформе этого периода.

Не все придерживались столь революционной точки зрения. Литератор Ортес, оппонент венецианских просветителей, еще в 1766 г. пытался убедить правителей, что, проводя конфискацию и распродажу церковных земель в пользу светских лиц, они разрушат тот социальный баланс, который всегда существовал во всех государствах между духовенством и светской властью, существовал именно потому, что каждая из сторон знала, что она обладает недвижимым имуществом, которое обеспечит ей достойное существование (38).

Наибольшей остроты тема секуляризации церковного имущества достигла в произведениях венецианских просветителей в 1768-1769 гг.

"Литературный курьер" от 20 февраля 1768 г., публикуя рецензию на книгу испанца Дон Педро Родригеса, посвященную секуляризации церковного имущества, с большой похвалой отзывался о его суждениях, согласившись, что светская власть всегда имеет право сократить права и владения церкви на территории государства и что правительство должно пресечь практику наследования монахами имущества светских лиц по завещанию (39).

"Порочными" называл желание священников приобретать новые земли и Коста. По его убеждению, лишь в православных странах богатое церковное имущество могло быть нормальным явлением, так как священники в этих странах могли жениться и должны были содержать жен и детей. В католических же странах, где священники официально были целибатариями, такая практика не имела оправдания (40). Его поддерживал Спирити, убежденный в том, что имущество как светских лиц, так и духовенства должно контролироваться только светскими властями, причем правительство вправе распоряжаться им в различных трудных для государства ситуациях (41).

И Гризелини считал правильным запрет веницианского правительства на расширение церковного землевладения, а также закон о частичной секуляризации этих земель. Более того, он был убежден в том, что правительство должно было стать распорядителем ренты, получаемой священниками со своего церковного недвижимого имущества, а также всевозможных денежных поступлений - десятина, дарственные - в фонд церкви. Гризелини даже выдвинул предложение о том, как лучше осуществлять такой государственный контроль за доходами церкви. Согласно его плану, правительство должно было покупать в рассрочку церковные земли и платить каждый год священникам 2% от общей стоимости выкупленных у церкви земель. Эти деньги обеспечивали бы жизнь священников, реставрацию церквей и монастырей, из них же следовало раздавать милостыню бедным прихожанам (42).

1 июня 1769 г. Сенат принял решение о перераспределении конфискованного у упраздненных орденов и монастырей имущества в пользу бедных церквей. Распродажа церковного имущества продолжалась вплоть до 1786 г., хотя и более медленными темпами. Первоначально планировалось конфискованные церковные земли, на которые не нашелся покупатель, объявить достоянием государственной казны и раздать городам и деревням с условием, что население и власть этих местностей будут содержать церковнослужителей на доходы от этих земель. Но на практике все получилось не так. Эти церковные земли были распроданы за 3 000 000 дукатов и перешли в абсолютное распоряжение светских лиц, которых не особенно беспокоило положение церквей и приходских священников (43). 29% конфискованных у церкви земель купили


38 Ortes G. Dei fidecommessi a famiglie, a chiese e luoghi pii. Milano, 1804, p. 62.

39 Corner letterario, Venezia, 20.11.1768.

40 Costa A.G. Istoria dell'origine e del progresso delle rendite ecclesiastiche nella quale si tratta secondo il Gius antico, e moderno di tutto quello, che conceme Ie materie beneficiarie, della Regalia, delle Investiture, delle nomine, e degli altri Diritti attribuiti ai Principi, v. 1. Venezia, 1768, p. XXXIV.

41 Spiriti S. Op. cit., p. 107.

42 Criselini F. Dizionario delle arti e dei mestieri, v. 1. Venezia, 1768, p. XXVII.

43 Kovalevsky М. La fin d'une aristocratic. Turin, 1901, p. 100.

стр. 201


венецианские аристократы (известно, что государственный прокурор, дворянин Эриццо, купил земли на сумму 460 285 дукатов, а сенаторы Веньер, Корнер и Дольфин - соответственно на 60 000 и по 136 000 дукатов), 16,2% - приобрели дворяне Террафермы, а остальные 54% - перешли к представителям других социальных классов. Большую часть церковных земель купили, мелкие предприниматели и земельные арендаторы, которые и раньше были распорядителями этих земель, но без права собственности на них (44).

Венецианское правительство, проводя секуляризационную реформу, опасалось, что священники начнут вывозить деньги за границу, были известны случаи тайной пересылки монахами денег за рубеж. Так в 1756 г. открылось, что в Брешии одно братство за 15 лет собрало 315 687 лир и послало из них 144 336 лир в папское государство, пытаясь получить за это милости понтифика и недвижимое имущество (45). Дело дошло до того, что государство запретило даже паломничество к мощам Франциска Ассизского, так как 15 тыс. паломников могли вывезти с собой из Венето 3 000 000 реалов (46). Указом от 22 сентября 1767 г. главам венецианских конгрегации поручалось проследить за тем, чтобы священники не переводили свои деньги за границу, так как они должны идти на содержание венецианского клира, и чтобы каноники получали деньги только от тех церквей и монастырей, где они постоянно живут, а не от еще двух-трех, как это случалось в Венеции (47).

Еще одним направлением правительственной политики сокращения доходов и имущества духовенства было введение равного налогообложения светских граждан и церковнослужителей, за которое очень активно выступали просветители Республики святого Марка. Манетти видел во взимании со священников налогов, от которых они прежде были освобождены, великолепную возможность для правительства пополнить государственную казну (48). Пилати предлагал установить для монастырей определенную сумму налога, а какой из монастырей какую часть денег будет отдавать для уплаты этого общего для всех монастырей налога, решать должны были сами монастыри (49).

23 июня 1768 г. Сенат издал указ о налогообложении религиозных орденов. В 1769 г. эта правительственная мера приняла более широкие масштабы, и имущество духовенства облагалось такими же налогами, какие платили светские лица (50).

Венецианское правительство нанесло беспощадный удар по церковному имуществу, что облегчило дальнейший ход антицерковной реформы в Республике святого Марка: усилилась борьба против примата римского папы, церковной цензуры, целибата, раннего пострижения в монахи, церковной инквизиции, большого количества религиозных праздников, за реформирование системы духовного образования. Интересы правительства и просветителей в проведении монастырской реформы совпадали, хотя венецианский Сенат был явно умереннее в своих шагах, чем того желали просветители. Роль просветителей в проведении монастырской и антицерковной реформы в целом не может остаться незамеченной. Очень много значил их энтузиазм в защите и разработке антицерковных мер, в стремлении подготовить общественное мнение для восприятия и успешного проведения этой столь важной и даже революционной для того времени реформы, в корне менявшей позиции духовенства в стране, устанавливая абсолютный примат светской власти над деятельностью церкви.


44 Trentafonte F. Op. cit., p. 26-27.

45 Cecchetti В. Op. cit., p. 139-140.

46 Pastor L. von. Op. cit., p. 357.

47 Cappelletti G. Op. cit., p. 161, 167.

48 Manetti C. Op. cit., p. 27.

49 Pilati C.A. Riflessioni di un italiano..., p. 199-200.

50 Cecchetti В. Op. cit., p. 79.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ВЕНЕЦИАНСКИЕ-ПРОСВЕТИТЕЛИ-И-МОНАСТЫРСКАЯ-РЕФОРМА-В-РЕСПУБЛИКЕ-СВЯТОГО-МАРКА-В-60-80-е-годы-XVIII-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е.С. КАРПОВА, ВЕНЕЦИАНСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ И МОНАСТЫРСКАЯ РЕФОРМА В РЕСПУБЛИКЕ СВЯТОГО МАРКА В 60-80-е годы XVIII в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ВЕНЕЦИАНСКИЕ-ПРОСВЕТИТЕЛИ-И-МОНАСТЫРСКАЯ-РЕФОРМА-В-РЕСПУБЛИКЕ-СВЯТОГО-МАРКА-В-60-80-е-годы-XVIII-в (date of access: 24.01.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е.С. КАРПОВА:

Е.С. КАРПОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
М. В. Каргалова. ОТ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕИ К СОЦИАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ. СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
2 days ago · From Беларусь Анлайн
РОССИЯ И БРИТАНИЯ. ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ Н. А. ЕРОФЕЕВА. Вып. 2
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ИСТОРИЯ ЕВРОПЫ, т. 5. М., 2000
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
К. ЛИБКНЕХТ О ЗАКОНАХ ИСТОРИИ
Catalog: Философия 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ БИРЮКОВИЧ (1893-1954)
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
И. М. МАЙСКИЙ МЕЖДУ И.В. СТАЛИНЫМ И У. ЧЕРЧИЛЛЕМ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ
2 days ago · From Беларусь Анлайн
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА КНЯЗЬ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ И ЕКАТЕРИНА II
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
АВСТРО-ВЕНГРИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. КРАХ ИМПЕРИИ
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗВЕДОК СТРАН "ОСИ" В АФГАНИСТАНЕ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЕНЕЦИАНСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ И МОНАСТЫРСКАЯ РЕФОРМА В РЕСПУБЛИКЕ СВЯТОГО МАРКА В 60-80-е годы XVIII в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones