Libmonster ID: BY-1773

В статье сравниваются два меморандума, опубликованные Чешским клубом и немецколиберальной оппозицией в 1879 1880 гг. по проблемам чешско-немецкого сосуществования, которые стали отправной точкой дискуссий вокруг богемского вопроса в австрийской политике.

This article offers a comparative analysis of the two memoranda published in 1879 - 1880 by the Czech and German Liberal clubs of the Cisleithanian Parliament. These documents contain the factions' positions regarding the Czech-German coexistence and can be viewed as a starting point for discussions upon Bohemian issues during the Conservative era. The author depicts the range problems in the national politics in Bohemia and draws conclusions about the perspectives of solving the conflict.

Ключевые слова: Австро-Венгрия, чешско-немецкие отношения, богемский вопрос.

В последнем двадцатилетии XIX в. чешско-немецкие взаимоотношения вступили в новую фазу: вопрос о законодательных и административных мерах по решению богемской проблемы прочно вошел в политический дискурс Австро-Венгрии.

Специфика этого периода заключалась также в том, что в 1879 г. премьер-министром Цислейтании был назначен Эдуард Тааффе, опиравшийся на коалицию консервативных сил, в том числе и чешских политиков, вернувшихся к активной деятельности после 16 лет "пассивной оппозиции". Возвращение чехов в парламент, разумеется, имело определенный политический расчет - славянские депутаты надеялись на уступки Вены в решении богемского вопроса в обмен на поддержку правительственных инициатив. Такая расстановка сил не устраивала либеральную часть немецкого политического спектра, в котором важную роль играли именно политики богемского происхождения. Неудивительно, что с их стороны исходила масса начинаний, самостоятельных или призванных стать ответом на те или иные проекты чешских оппонентов.

Первый эпизод подобной пикировки требованиями не заставил себя долго ждать. Уже в ноябре 1879 г. чешские депутаты передали на рассмотрение императора "Меморандум Чешского клуба"1, в котором были очерчены основные проблемные сферы богемской действительности и сформулированы принципы достижения национального (в первую очередь, языкового) равноправия.


Ждановская Анастасия Александровна- аспирантка исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

1 "Чешским клубом" было названо парламентское объединение депутатов богемских и моравских партий, образованное в октябре 1879 г. с началом заседаний парламента нового созыва.

стр. 79

Первая часть чешского меморандума была посвящена равноправию чешского и немецкого языков в административной системе и судах. Авторы документа назвали отправной точкой своих рассуждений ст. XIX Декабрьской конституции 1867 г.2 [1], в которой, по их мнению, уже был зафиксирован основополагающий принцип равноправия местных языков. Оставалось лишь дать некоторые административные распоряжения для воплощения этого принципа в жизнь, в остальном же дополнительного законотворчества не требовалось [2. S. 255].

Согласно чешским требованиям, в учреждениях и судах первой инстанции официальным языком должен был стать тот, на котором говорила большая часть населения соответствующего округа (он же должен был использоваться в переписке с любым таким учреждением). Для учреждений, компетенция которых распространялась на несколько округов, чешский и немецкий языки должны были пользоваться равными правами. Прошения, жалобы и любая другая документация, поступавшая в надокружную администрацию или суды, должны были рассматриваться на том же языке, на котором были составлены заявителем. Разумеется, все служащие подобных учреждений были обязаны владеть обоими языками в надлежащей мере3.

Второй пункт чешского заявления касался равноправия языков в стенах Пражского Карло-Фердинандового университета. Стоит заметить, что чешские депутаты прямо заявили о том, что создание отдельного чешского университета было бы нецелесообразным - достаточно лишь закрепить право студентов, преподавателей и исследователей пользоваться чешским языком наравне с немецким. Предполагалось, что аттестация доцентов и сдача государственных экзаменов станут возможны на обоих языках. Кроме того, должно было быть увеличено количество курсов, читаемых профессорами на чешском языке [2. S. 257].

Третья часть чешского меморандума касалась проблемы языкового равноправия в области среднего школьного образования. Авторы документа для аргументации обращались к статистике: переписям населения Богемии, Моравии и Силезии и данным о количестве чешских и немецких средних школ в каждом из этих регионов. Сравнение было весьма показательным: например, по состоянию на 1879 г. соотношение численности чешско- и немецкоязычного населения Богемии (3:2) заметно проигрывало соотношению количества школ с преподаванием на соответствующем языке (чешских школ было всего на 20% больше). Кроме того, из земского бюджета выделялось больше средств на содержание немецких школ (почти 1500 тыс. гульденов против 1285 тыс.) [2. S. 257]. В Моравии и Силезии аналогичные цифры также демонстрировали численное превосходство немецких школ.

В связи с этим требования Чешского клуба заключались в том, чтобы, во-первых, устранить диспропорцию в количестве школ и привести их в соответствии с численностью этнических групп; во-вторых, распределять бюджетные средства пропорционально количеству школ в чешских и немецких округах. Кроме того, чешские депутаты отдельно подчеркивали, что многие чешские школы находятся на попечении чешских же общин, тогда как большая часть немецких финансируются государством; этот дисбаланс также должен был быть устранен.


2 "Все народы государства равноправны, и каждый народ имеет неотъемлемое право сохранять и развивать свою национальность и язык. Равноправие всех языков, находящихся в обращении в регионе, в образовании, администрации и общественной жизни признается государством. В тех землях, где проживает несколько национальностей, образовательные учреждения должны быть организованы таким образом, чтобы каждый народ имел возможность получить образование на своем языке и не был принуждаем к изучению другого".

3 В Силезии равноправными языками администрации и судов должны были стать не только немецкий и чешский, но и польский.

стр. 80

Наконец, четвертая часть чешского документа была посвящена ремесленно-промышленным училищам. Аргументация строилась аналогичным предыдущему пункту образом, однако в этом случае диспропорция была особенно явной: на 29 немецких училищ в Богемии приходилось всего пять чешских [2. S. 259]. Именно это несоответствие, по мнению чешских политиков, было причиной традиционно незначительного участия чешского населения в промышленном производстве Богемии. Устранение столь несправедливого соотношения было призвано, в числе прочего, привлечь больше чехов в эту сферу деятельности.

Стоит также отметить, что в поисках аргументов чешские депутаты прибегали не только к неумолимым цифрам, но и к куда более неформализуемым доводам о равном праве каждого народа на "пестование" собственного языка и культуры и воспитании детей в этом духе и соответствующей среде, в том числе языковой.

Содержание чешского меморандума, особенно те пункты, в которых речь шла о двуязычии кандидатов в государственные чиновники и дальнейшей утраквизации Пражского университета, вызвало заметное возмущение немцев Богемии. По инициативе Франца Шмейкала, депутата ландтага и главы Немецкого клуба в Праге, был разработан ответный документ. В конце января 1880 г. он был рассмотрен участниками слета немецких депутатов в Вене [3. S. 186]. "Меморандум немецких депутатов рейхсрата и ландтага Богемии" был представлен премьер-министру Тааффе 9 февраля 1880 г. и затем передан императору. Этот документ -первая попытка немецколиберальных сил в новой политической реальности сформулировать отношение к национальному вопросу в Богемии. В тексте документа неоднократно подчеркивается тот факт, что он составлен именно силами немецко-богемских политиков и, разумеется, в русле их позиций и интересов.

Немецкий меморандум состоял из четырех частей, каждая из которых была ответом на соответствующие разделы чешской декларации. Лейтмотивом всех тезисов, сформулированных в этом документе, также стала опора на текущий основной закон государства и, в частности, на ст. XIX. Кроме того, приоритетными были централизаторские принципы - ключевой аспект подхода конституционалистов к национальным проблемам Австро-Венгрии. В критике чешского варианта упор делался в основном на неправомерность самой концепции чехов, которые исходили из того, что численность чешскоязычного населения Богемии в полтора раза превышает численность немецкоязычного. Авторы немецкого документа настаивали на том, что при принятии решений о таких сферах, как государственная деятельность или образование, необходимо исходить не из идеи национальном компромисса, а из интересов государства.

Первая часть документа рассматривала вопрос о языковом равноправии богемских (sic!) языков в государственных учреждениях и судах. Анализируя претензии чехов по поводу уравнения чешского языка с немецким в этой сфере, либералы не соглашались с толкованием ст. XIX как основы для введения двуязычия в государственных инстанциях. По их мнению, положение конституции о равноправии языков было применимо лишь к сфере внешних сношений, т.е. учреждений с гражданами государства. Что касается внутренних контактов, то в этой сфере равноправие немецкого с другими языками было неприемлемо в связи с тем, что все учреждения и суды, в том числе находящиеся в Богемии, были органами не отдельно взятой провинции, а всей Цислейтании и как таковые нуждались в языковом единообразии. Без него "единство судебных и исполнительных органов и, следовательно, жизне- и дееспособность всего государственного организма в нашей многонациональной Австрии стало бы невозможным", - говорилось в немецком меморандуме [4. S. 1]. Более того, принудительная необходимость изучения чешского языка богемскими чиновниками расценивалась как противоречащая духу ст. XIX и провозглашенному в ней принципу паритета языков, так как немецкие чиновники имели полное право на коммуникацию на своем родном языке. Один

стр. 81

из ведущих немецколиберальных политиков Эрнст Пленер, комментируя реакцию немецкой общественности на эту статью чешского документа, в мемуарах заметил также, что немецкоязычное население Богемии привыкло к контактам с немецкими чиновниками, к которым имело полное доверие, поэтому перспектива замены чиновничьего корпуса чехами вызывала у них неприятие [3. S. 187].

Вторая часть немецкого меморандума касалась вопроса языкового равноправия в Пражском университете. Авторы документа вновь призвали рассматривать эту проблему в контексте всего государства. Они указывали на необходимость учитывать тот факт, что уступка чехам и возможность защищать диссертации и сдавать государственные экзамены на чешском языке может создать нежелательный прецедент, к которому будут апеллировать и другие народы империи. Решение в пользу чехов могло бы со временем привести к полной анархии в системе высшего образования в цислейтанских провинциях. Во-вторых, акцент делался и на то, что Пражский университет был образовательным центром не только Богемии, но и всей империи, и именно обучение на немецком языке было залогом возможности привлекать студентов разных национальностей. Это, в свою очередь, было одной из причин, почему университет получал немалое финансирование со стороны Вены. Реформирование же в сторону двуязычного образования ставило бы под вопрос будущее университета как научного центра и, возможно, сводило бы его роль к региональной высшей школе. Такие преобразования были бы ударом по всему австрийскому образованию и науке вообще.

Критикуя позицию чехов по университетскому вопросу, немецкие политики предложили свой вариант его решения, который мог бы обеспечить "настоящий мир" в этой области. Речь шла о создании самостоятельного чешскоязычного университета, по примеру существования в Праге двух технических университетов ("высших школ") - чешского и немецкого. Такая мера способствовала бы "всестороннему примирению". Эта идея действительно была взята на вооружение через два года.

Третья часть документа, посвященная языковому вопросу в народных и средних школах Богемии, вновь отталкивалась от тезисов чешского меморандума. Немецкие политики считали опору на статистику (согласно которой количество немецких и чешских школ не было пропорционально соотношению численности немцев и чехов в провинции) неправомерной. В отношении народных школ они полагали, что их количество должно опираться не на общую численность населения, а на количество детей школьного возраста, что требовало бы отдельных подсчетов. Во-вторых, рассматривая развитие народных школ Богемии в исторической перспективе, авторы меморандума пришли к выводу о том, что в дополнительном увеличении количества чешских школ нет необходимости хотя бы потому, что в последние годы их открывается больше, чем немецких. Кроме того, из числа чешских детей 16% не посещали школу вовсе (в противовес 10% немецких детей). Подобное отношение ставило под сомнение сам факт того, что чешское население заинтересовано в развитии образования на уровне народных школ.

Говоря о средних школах, немецкие политики вновь призывали опираться не на подсчеты численности населения, а на интересы государства, по инициативе и благодаря попечению которого такие школы и существовали. Целью их создания была подготовка к высшей школе тех, кто впоследствии мог послужить Австро-Венгрии как образованный специалист - врач, учитель, священник и так далее. Таким образом, средние школы представлялись ступенью, доступной для всех жителей страны вне зависимости от их происхождения, а их выпускникам следовало, в первую очередь, владеть именно lingua franca всей монархии, т.е. немецким языком. Только на нем можно было продолжать образование и строить карьеру. Таким образом, увеличение количества школ с преподаванием на чешском было бы нецелесообразным даже для самих чехов.

стр. 82

Наконец, в четвертой части документа его авторы выражали протест против увеличения числа ремесленно-промышленных училищ с обучением на чешском языке. Главным аргументом немецкой стороны был тот факт, что чехи попросту не нуждаются в большом количестве таких учебных заведений, так как в большинстве своем занимаются сельским хозяйством. Промышленность в Богемии традиционно находится в руках немецкого населения, особенно кучно живущего именно в областях с развитой индустрией. Таким образом, преобладание числа немецких училищ было полностью оправдано.

В данном случае приводился пример Галиции. Будучи более населенной, чем Богемия, она имела совсем немного профессиональных училищ - 4% от их общего числа в Австрии, в то время как 42% приходилось на Богемию. С учетом этих цифр дальнейшее расширение сети училищ в Богемии под флагом равноправия национальностей немецкими авторами оценивалось как нелогичное.

Таковы были основные контраргументы немецкого меморандума. Его авторы неоднократно подчеркивали в тексте, что этот документ не отрицает идею компромисса национальностей, но лишь призывает в вопросах, важных для всего государства, исходить не из национальной политики, а из соображений государственного интереса, не продвигая "политические цели под маской уравнивания в правах" [4. N 41. S. 4]. Немецкая сторона, согласно этому документу, отвергала требования чехов не потому, что видела в них угрозу "немецкому характеру" немецкоязычных областей Богемии, а потому, что их реализация привела бы к федерализации империи, что было несовместимо с "энергичным развитием страны".

Анализируя эти тексты, стоит отметить, что дискуссия чешских и немецких политиков по этому и многим другим последующим вопросам принимала форму пикировок риторики и логики двух сторон. Один и тот же документ служил основой для диаметрально противоположных выводов в соответствии с интересами каждой из сторон, благо расплывчатость и обобщенность формулировок австрийского основного закона создавали массу возможностей для упражнений в ораторском искусстве. Приводимые сторонами аргументы не опровергали друг друга, поскольку строились в разных системах координат. Их отправные точки, как правило, лежали в концепциях государственного развития чехов и немцев. Значение этих дискуссий и аргументации, в конечном итоге, состоит не в том, чтобы определить правую сторону этого спора, а в том, чтобы рассмотреть его в рамках треугольника "чехи - немцы - Вена", так как именно в руках последней находились рычаги управления чешско-немецким конфликтом.

Публикация чешского и немецкого меморандумов вызвала значительный резонанс и ряд характерных комментариев со стороны публицистов. Несмотря на стремление авторов немецкого документа направить спор в общегосударственное русло, либеральная пресса рассматривала эту полемику как противостояние двух народов. Отмечалась, впрочем, и отрадность того факта, что оно ограничилось "областью интеллектуальных битв" [5. N 42. S. 1]. Современники подчеркивали и тот факт, что, несмотря на заверения о скором компромиссе, звучавшие при открытии парламента, "представители народов Богемии засвидетельствовали перед всем миром, что свободный взаимный компромисс пока невозможен [...] Словно два государства в состоянии войны, которые хотят посредничества третьего, защитники тезисов той и другой стороны исключают путь к непосредственному сближению и поодиночке направляются к ступеням трона" [4. N 42. S. 1].

Эти документы стали первым проявлением чешско-немецкого конфликта в новой - "конституционной" - эре истории Австро-Венгрии. Их значение заключается в том, что авторы меморандумов очертили основные проблемные сферы, в рамках которых впоследствии продолжались дискуссии. В ходе обсуждения в полной мере проявились подходы как к частным вопросам, так и к национальной политике вообще - подходы, исходные точки которых находились в концепциях

стр. 83

федерализма либо автономизма. Порочный круг чешско-немецкого конфликта заключался в том, что его стороны строили взаимоисключающие концепции, и достижение компромисса в данном случае означало бы полный отказ одной из сторон от своих идей, то есть, по сути дела, признание своего поражения.

Данные наблюдения находят отклик в рассуждениях анонимного автора колонки ежедневника "Prager Tagblatt": "Тот, кто однажды будет писать историю Австрии и захочет понять самую суть духа нашего времени, должен лишь внимательно прочесть два выдающихся документа. Он поймет, почему согласие до сих пор было невозможно. В образе мыслей, который обнаруживается в содержании меморандумов, находится ключ к пониманию диковинных симптомов тридцатилетней безысходной борьбы" [4. N 42. S. 1].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. http://www.verfassungcn.de/at/at-18/stgg67 - 2.htm

2. Ccska memoranda // Politicke programy ceskych narodnich stran 1860 - 1890. Praha, 2000.

3. Plener E. Erinnerungcn von Ernst Plener. Stuttgart und Leipzig, 1921. II. Band. Parlamentarische Tatigkeit 1873 - 1891.

4. Prager Tagblatt. 1880. Jahrgang 4.

5. Bohemia. 1880. Jahrgang 53.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/БОГЕМСКИЙ-ВОПРОС-НА-РУБЕЖЕ-1870-1880-х-ГОДОВ-ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ-ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. ЖДАНОВСКАЯ, БОГЕМСКИЙ ВОПРОС НА РУБЕЖЕ 1870-1880-х ГОДОВ: ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 12.08.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/БОГЕМСКИЙ-ВОПРОС-НА-РУБЕЖЕ-1870-1880-х-ГОДОВ-ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ-ПРОТИВОСТОЯНИЕ (date of access: 04.10.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. ЖДАНОВСКАЯ:

А. А. ЖДАНОВСКАЯ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
61 views rating
12.08.2022 (53 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
И КАТАЛИЗАТОР, И СОРБЕНТ
14 hours ago · From Беларусь Анлайн
СОЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА
14 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТРОПИЧЕСКИЕ ВУЛКАНЫ И КЛИМАТ АРКТИКИ
Catalog: География 
15 hours ago · From Беларусь Анлайн
Фейерверки и пиротехника во время свадебных церемоний
Catalog: Лайфстайл 
18 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТАЙНЫ "ТРЕТЬЕЙ ПЛАНЕТЫ"
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"МЕДИЦИНСКИЕ ПРОФЕССИИ" ВОДЯНОЙ СТРУИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"БЛАГОСЛОВЕННЫЙ, ВЕЛИКОДУШНЫЙ ДЕРЖАВ ВОССТАНОВИТЕЛЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ, НРАВЫ. Как мне выразить любовь свою...
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА - ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ЗЕМЛИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"СЛАВНЫЙ БЫЛИННЫЙ БОГАТЫРЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
БОГЕМСКИЙ ВОПРОС НА РУБЕЖЕ 1870-1880-х ГОДОВ: ЧЕШСКО-НЕМЕЦКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones