BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-952

Share with friends in SM

Политическая обстановка в России в годы войны в решающей мере определялась ходом событий на фронте. В летние месяцы 1915 г. колоссальные потери, "великое" отступление, обнаружившаяся несостоятельность системы снабжения армии вызвали острый кризис. Оживилась оппозиция, демонстрировавшая свою "патриотическую тревогу" и обвинявшая власть в неспособности привести страну к победе. Утрачивая устойчивость, правительство пожертвовало высшими чинами военной администрации, были отправлены в отставку и отданы под следствие военный министр, начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ), повешен "шпион" С. Н. Мясоедов.

Катастрофическая нехватка винтовок, артиллерии, снарядов не могла быть быстро преодолена, и для того, чтобы переложить на оппозиционную "общественность" груз ответственности за решение этого "кровавого" вопроса, великие князья, реально виновные в провале операций на фронте и снабжения в тылу, предприняли крупный политический маневр. К снабжению армии были допущены Земский и Городской союзы, заводчикам разрешено создать независимые от власти военно-промышленные комитеты, представители цензовой "общественности" - депутаты Государственной думы, члены Государственного совета и Центрального военно-промышленного комитета - включены в состав Особого совещания по обороне, ведавшего военной промышленностью. В этой новой обстановке одним из направлений политической борьбы, правительственной пропаганды становилось разоблачение хищнического поведения предпринимателей, извлекавших невиданные в мирное время прибыли.

В предвоенные годы чиновники, занимавшиеся снабжением армии, при назначении цен на вооружение и боеприпасы добивались понижения расходов по заказам в частной промышленности, используя в качестве рычага ведомственные заводы: слишком алчный предприниматель мог не получить поставку, ее передавали в "наряд" казенному заводу. Государственная промышленность рассматривалась как "регулятор цен" по военным заказам.

В условиях, когда начались поиски виновников катастрофы, эта теория "регулятора" приобрела характер наступательного идеологического средства


Поликарпов Владимир Васильевич - кандидат исторических наук.

стр. 102

против оппозиционной "общественности". 3 ноября 1915 г. Совет министров обсудил этот вопрос в связи с ассигнованием 300 тыс. руб. на организационные расходы Центрального военно-промышленного комитета. В деятельности военно-промышленных комитетов была отмечена "чрезмерная преувеличенность цен по передаваемым частной промышленности заказам". В журнале заседания Совета министров это подтверждалось сопоставлением тех цен, которые назначали частные заводы, и тех, по которым работали казенные заводы горного ведомства: "Так, цена на 3-дюймовые шрапнели, поставляемые горным ведомством, колеблется между 6 руб. 40 коп. и 8 руб. 50 коп., а последние заготовительные цены для частных заводов достигают 14 руб. 25 коп.; 3-дм гранаты поставляются горным ведомством по 6 руб. 90 коп.., а частными заводами - по 12 рублей". Далее были перечислены такие же расхождения цен, назначаемых казенными и частными заводами, на 48-лин. (122-мм) и 6-дм снаряды. Был приведен и "самый разительный, однако, пример непомерного подъема цен": наиболее массовая 3-дм полевая пушка, изготовляемая казенными заводами "по нормальной цене 3750 руб.", обходилась при заказе частным заводам "в 7000 руб., 9000 руб. и даже 12 000 руб. за орудие". В этом обнаруживались признаки "нежелательного и вредного стремления объединившихся промышленников и посредников, пренебрегая благом общим и интересами государственными, извлекать из обстоятельств военного времени возможно большие выгоды". Совет министров сожалел, что указания на "корыстные побуждения" в деятельности общественных организаций "лишь в единичных случаях проникали в повременную печать", она вообще излишне "благожелательно" относится к "общественно-промышленным организациям". Такая односторонность печати "вводит в заблуждение общественное мнение, утверждая в нем превратное убеждение в безупречном и плодотворном функционировании (военно-промышленных) комитетов, противополагаемых оказавшимся будто бы несостоятельными правительственным органам", а это "роняет престиж" правительства. В итоге Совет министров решил, что освещение в печати "отрицательных сторон деятельности комитетов представляется существенно необходимым" 1.

Решительный шаг в этом направлении был сделан, когда в феврале 1916 г. с трибуны Государственной думы один из вождей правых, Н. Е. Марков, не ссылаясь прямо на журнал Совета министров, точно воспроизвел по этому документу сопоставления цен - "не для того, чтобы опорочить" военно-промышленные комитеты, язвительно пояснил он. Просто "нельзя так огульно хвалить только общественные организации и только порицать казенные... Предметы государственной обороны изготовляются там примерно вдвое дешевле, чем патриотически настроенными общественными организациями и частными заводами" 2.

Пока в Думе и в газетах развертывалось публичное разоблачение военно-промышленных комитетов, ведомства занимались дальнейшим накоплением материала. Первоначально изучение вопроса о ценах по контрактам с частной промышленностью Совет министров возложил на Министерство торговли и промышленности, но затем была создана комиссия, руководство которой взял на себя начальник ГАУ генерал А. А. Маниковский. Итог его усилий выразился в виде таблицы, показавшей соотношение цен частных и казенных заводов по разным типам артиллерийских снарядов. Смысл ее сводился к тому, что казенные предприятия всегда работали дешевле и дали государству экономию только на снарядах в размере 1 миллиарда рублей.

Эту таблицу Маниковский привел в обоснование выдвинутого ГАУ в октябре 1916 г. проекта постройки новых казенных заводов (минимум на 600 млн. руб.), а в 1920 г. опубликовал ее в своем труде "Боевое снабжение

стр. 103

русской армии", пользовавшемся в дальнейшем большим успехом и дважды (в .1930 и 1937 гг.) переизданном в поучение советским артиллеристам. Яркость разоблачительных данных, их предельная конкретность и авторитетность источника навсегда привлекли к этой сводке внимание историков. В советской стране и в эмиграции 3 они одинаково осуждали поведение дельцов, наживавшихся на народном бедствии. Сама таблица или извлеченные из нее показатели воспроизведены в десятках исторических сочинений, вплоть до новейших 4. Актуальность этому вопросу придает заметная в современной литературе тенденция - показать преимущества государственного военно-промышленного производства над частным и раскрыть антинациональный, предательский характер деятельности всякой оппозиции и независимой инициативы.

Материалы, представленные Маниковским с эмоциональной убедительностью и подкупающим критическим в отношении высшей администрации зарядом, производя впечатление искренности патриотического переживания и солдатского прямодушия, порой вводят историков в заблуждение. Труд этот воспринимается как надежный источник, дающий ответ на решающие вопросы; при его подготовке комиссия военных специалистов добавила по архивным материалам те данные, которых не хватало автору, погибшему в 1920 году. Особенно импонирует патриотическому сознанию доказательство того, что "русская промышленность оказалась способной производить все основные виды боевого снабжения военного времени, и зависимость страны от заграницы выразилась... в минимальных процентах", так что нельзя говорить "о катастрофическом положении царской армии к 1917 г. в смысле наличия жизненно необходимых предметов боевого снабжения" 5. Проходят незамеченными высказанные замечания относительно "сомнительной достоверности арифметических подсчетов" в этом труде, о том, что приведенные в нем показатели в выгодном свете "отражают работу... инстанций, ведавших артиллерией, а не боевое снабжение вооруженных сил" и не фактическую работу промышленности 6.

Проверка некоторых из цифр "Боевого снабжения армии" по делопроизводственным документам позволяет утверждать, что встречающиеся местами несовпадения натуральных показателей о выпуске оружия не вызваны какой-то тенденциозностью. Иное дело - сопоставления цен казенных и частных заводов, произведенные самим Маниковским еще в 1916 году. Колоссальная нажива частных предпринимателей на военных поставках ни у кого не вызывала сомнений, и ее не отрицали сами поставщики. Но доказать, что казенные заводы действовали с меньшими затратами, было возможно только систематически исключая из подсчета часть их издержек. Как установил десятки лет назад К. Ф. Шацилло, подобные сравнения цен были лишены объективного значения. Чиновники не утруждали себя реальными расчетами; такие категории, как себестоимость, амортизация, прибыль, на казенных заводах не имели никакого смысла, так что сопоставления такого рода показателей в лучшем случае отражают результат самообмана. Намеренная же фальсификация документов выражалась в том, что "цены" своих изделий казенные заводы назначали не на основе полного учета действительных издержек, а произвольно, с оглядкой на расценки частных фирм. В советское время эти фальсифицированные данные использовались для разоблачения хищничества монополий. Новейшая литература, потешаясь над "архаической верой советского интеллигента" в возможность научной объективности, те же фальшивые данные использует по их первоначальному назначению - для восхваления военной бюрократии и шельмования "либеральных", "общественных" организаций.

стр. 104

Подгоняя в этих целях цифры, чиновники проявляли немалую изобретательность. Например, они указывали на то, что казенный завод оценивает свои 48-лин. бомбы в 30 руб., тогда как частные, получая от 45 до 58 руб., берут лишние как минимум 15 руб. на каждом снаряде. На деле казенному заводу горного ведомства эти снаряды обходились вдвое дороже, но, "принимая во внимание, что повышение казенному заводу стоимости снаряда до 60 руб. могло бы неблагоприятно отразиться на частных заказах, Комиссия (начальника ГАУ) находила предпочтительным" оформить ассигнования Боткинскому заводу на изготовление снарядов, "не вводя стоимость оборудования в стоимость изделий"; в таком случае военное ведомство готово было принять этот недобор на счет своих "строительных ассигнований". В результате в сведениях о казенных заводах в своей таблице Маниковский получил возможность указать цену не в 60, а в 36 рублей 7.

Иначе поступила администрация Александровского завода МПС: в июле 1916 г. перерасход по заказу на 20 тыс. таких же снарядов (потребовалось оборудовать снарядную мастерскую) она отнесла "на эксплуатационные средства (Николаевской) дороги". Пермский пушечный завод горного ведомства в сентябре 1916 г. получил заказ на 220 тыс. таких же снарядов (на срок до середины 1917 г.) по 30 рублей. При этом была сделана оговорка: "...с тем, однако, условием, чтобы горному ведомству предоставлено было право в зависимости от цен на материалы просить о повышении цены".8. Горное ведомство могло и не беспокоиться: практика доплат казенным заводам из "военного фонда" по поводу вздорожания материалов прочно вошла в жизнь. Но месяц-полтора спустя оно провело через ГАУ и Исполнительную комиссию увеличение цены (до 35 руб.), при этом еще и увеличив размер заказа. Очевиден произвольный характер "ценообразования" внутри казенного хозяйства и бессмысленность сопоставления таких "цен" с какими-либо другими.

Власть старалась произвести благоприятное для себя впечатление об успешности работы казенных военных предприятий по сравнению с частными, особенно "общественными". Верхнетуринский завод горного ведомства должен был получать за свою 48-лин. шрапнель "твердую" цену 32 руб., но "в целях ускорения производства" ему требовалось дооборудование на 700 тыс. руб., и к цене было добавлено 2 руб. 30 копеек 9. Н. Е. Марков в выступлении в Думе 29 февраля 1916 г., перечисляя цены казенных горных заводов в сравнении с частными, когда подошел к ценам на 48-лин. шрапнель, указал цену горных заводов не 34 руб. 30 коп., а 21 руб., как и значилось в журнале Совета министров. Для частных заводов Марков назвал цену 41 руб. 80 коп., как в журнале, хотя именно казенный Обуховский завод исполнял заказ на 48-лин. шрапнели по 41 руб. 80 копеек 10.

Таким же образом иногда сопоставляют цены на пушки, которые назначал частный Путиловский завод (до 9 тыс. руб.), с ценами казенных Петроградского орудийного и Пермского заводов (5 - 6 тыс. рублей) 11. Из объяснений Петроградского орудийного завода видно, что в 1914 - 1916 гг. (и раньше) часть "плановых" расходов этого предприятия, не отражавшаяся в "ценах" изделий, составляла по некоторым статьям столько, сколько администрация находила нужным, достигая - с одобрения ГАУ - 70%. Сюда относились, например, расходы на нефть, осветительные и смазочные масла, наем некоторых категорий рабочих, вся стоимость одежды для них. Ежегодно заводы "независимо от даваемых им нарядов" получали, согласно разъяснению ГАУ, "определенные суммы", достигавшие 20% цеховой стоимости, на ремонт зданий и оборудования, на содержание "постоянных мастеров и подмастерьев". В Ценах казенных горных заводов, снабжавших металлом заводы артиллерийского и морского ведомств, не учитывались затраты на же-

стр. 105

лезную руду и древесное топливо 12. На казенных заводах чины администрации пользовались различными доплатами к штатным окладам, также не влиявшими на "цены".

Эти заводы черпали из так наз. военного фонда в прямом смысле несчитаные деньги. 20 августа 1915 г., то есть в момент обострения критического внимания к развалу снабжения фронта, Военный совет запретил казенным заводам "дополнительные расходы", возникавшие сверх "плановых", "относить на кредиты, за счет которых выполняются наряды". Между тем Петроградскому арсеналу, например, ввиду усиленных "по случаю военного времени" работ не хватило в 1915 г, средств, ассигнованных по плану, составленному еще в марте 1914 г., и пришлось в сентябре 1915 г. ходатайствовать о дополнительном отпуске средств " на наем мастеров, хозяйственные наряды и ремонт механизмов", а главное, на покупку каменного угля. Эти дополнительные (сопоставимые, впрочем, с плановыми) расходы "можно было бы... отнести на кредиты, за счет которых выполняются наряды на изготовление различных изделий, но ГАУ, во избежание... чрезмерного повышения стоимости этих изделий... полагало бы необходимым отпустить Петроградскому арсеналу просимую им сумму в 190 тыс. руб. из военного фонда". Военный совет 19 сентября 1915 г. согласился с этим предложением Маниковского.

Свои "перерасходы", обусловленные ростом цен на приобретаемые на рынке сырье, материалы, механизмы и отчасти на рабочую силу, ведомства лишь фиксировали в документах, требовавшихся для отчета в будущем. В середине 1916 г., давая наряды Ижевскому заводу и Петроградскому арсеналу на части 3-дм пушек и 48-лин. гаубиц, при рассмотрении исчисленной заводом "примерной стоимости" ГАУ должно было признать: "Истинная же стоимость изготовления предметов выяснится по представлении... заводами в ГАУ установленного отчета на поверку" для списания разницы на "военный фонд". 17 февраля 1917 г., не согласившись с предложенной Пермским заводом ценой 6-дм крепостной гаубицы (30 тыс. руб. ). Комиссия по артиллерийским вопросам решила дать заводу заказ по той ("нормальной") цене, какая была установлена при таком же заказе в "нормальное" время, в 1913 г., то есть 20 500 руб., "с тем, чтобы впоследствии, по определении действительной стоимости указанных орудий, установлена была окончательная их цена"13.

Действительно, корректировка цен оказывалась необходимой. Марков в Думе, сравнивая, по журналу Совета министров от 3 ноября 1915 г., цены заводов, приводил как "самый разительный пример непомерного подъема цен" заказы на 3-дм полевые пушки. Казенные заводы, по его словам, брали, в отличие от частных, всего лишь по 5 - 6 тыс. руб. за пушку. Из документов видно, что такие цены действительно существовали в 1915 - 1916 гг., когда Пермский завод получил один наряд на 2000 орудий по 6090 руб. и другой - на 3000 орудий по 5580 рублей. Но пока завод исполнял эти заказы, произошло "вздорожание материалов и рабочих рук", вызвавшее "повышение нарядной стоимости" пушки. В результате в 1917 г. заводу было доплачено по этим заказам 28 920 тыс. руб., так что получилось по 8000 руб. за пушку одного наряда и по 8350 руб. - другого. Эти новые цены ГАУ сравнивало с ценами бывшего частного Путиловского завода, назначенными 26 ноября 1916 г. (теперь предприятием уже руководило само ГАУ), и оказалось, что Путиловский завод берет дороже на 3,5 - 5,8% 14. Разница невелика. Но она ни в каком случае не может служить основанием ни для каких выводов, поскольку артиллерийское и горное ведомства указывали в качестве "цен" чисто условные цифры, фактически отражавшие, лишь частично, размер требуемых ассигнований.

Вообще даже один и тот же заказ мог быть показан, в зависимости от решаемой бюрократической задачи, с более высокой либо более низкой "це-

стр. 106

ной". В июне 1916 г. при заказе 120 тыс. 3-дм шрапнелей ГАУ докладывало о заявленной казенным Ижорским заводом цене 12 руб. 50 коп. и о том, что эта цена "ниже всех цен других заводов морского ведомства". Правда, она была уже выше, чем цена предыдущего заказа тому же заводу (18 января 1916 г.) - тогда цена составляла 12 руб. ровно. Но 12 руб. - это была "условная, номинальная" цена, а "если заменить обусловленные этим нарядом исходные цены материалов биржевыми" ценами, то вышло бы не 12, а 12 руб. 71 коп., то есть даже больше, чем нынешняя " твердая цена" нового заказа ("твердая, не зависящая от изменения цен сырых материалов на сумму 1,5 млн. рублей" ).

Частному заводу тоже можно было цену на эту же шрапнель исчислить, по усмотрению, в двух вариантах. В марте 1916 г. Петроградский металлический завод получил высшую из всех заводов цену - 17 руб. 22 коп. за снаряд. Но это - "при замене показанных исходных цен материалов биржевыми", тогда как "номинальная, условная" цена была бы 13 руб. 30 копеек15.

При таком "ценообразовании" доверчивость исследователя к источнику делает избыточно патетическим его заявление о' готовности патриотически пострадать за правду: пусть-де "за факты, которые я сейчас вновь приведу, я буду подвергнут критике как черносотенец и сторонник "псевдопатриотического приукрашивания монархически-имперского дореволюционного государства"".

К сожалению О. Р. Айрапетов не указывает, из какого источника взято, что Путиловскому заводу доставалось по 9 тыс. руб. за пушку. В используемом им обычно источнике сведений о Путиловском заводе, в истории завода 16, этого нет. Н. Е. Марков в Думе 29 февраля 1916 г., называя эту цену ("от 9000 руб. до 12 000 руб."), не сказал прямо, что он имеет ввиду Путиловский завод 17, но речь его была произнесена по поводу чрезвычайно громких событий, связанных именно с этим предприятием (крупнейшая забастовка, секвестр 18 ). Судя же по контрактам, заключенным ГАУ с Путиловским заводом в сентябре 1914 и марте 1915 г., этот завод делал в 1915 и 1916 гг. 3-дм полевые пушки все же не по 9, а по 7 тыс. рублей 19. В июле-августе 1915 г. при новом заказе таких же пушек по 7 тыс. руб. Путиловскому заводу, чтобы поторопить его, была обещана премия в 2000 руб. сверх 7 тыс. за каждую пушку, которую завод сдаст до истечения года, но одновременно назначена и неустойка в 10% - за пушки, сдаваемые в 1917 году20. Получить премию в 2000 руб. Путиловскому заводу не довелось, так как даже к концу 1916 г. он выполнил лишь часть из трех ранее полученных (в сентябре 1914, январе и марте 1915 г.) заказов - 2102 орудия из 2500 21, а далее должен был уже получать не премию, а штраф, то есть сдавать орудия не за 7 тыс. руб., а за 6300 рублей.

Указанная Н. Е. Марковым, О. Р. Айрапетовым и В. А. Никоновым цена могла бы относиться, скорее, к тому заказу 3-дм пушек, который получила группа Царицынского завода ("группа Виккереа") в августе 1915 года. Речь шла о поставке 2500 орудий по скользящей цене: ГАУ должно было платить от 10 600 руб. за орудие, изготовленное в марте 1916 г., да 7900 руб. - в августе 1917 г. (в среднем получалось 9228 рублей)22. Но к августу 1917. г. из 2500 экз. заводы поставили лишь 1442, причем 602 из них - без лафетов, а в марте 1916 г. - пока еще ни одного 23, так что и в этом случае в итоге едва ли вышла хотя бы средняя цена.

Из всех этих данных о заказах на 3-дм пушки следует, что даже при столь выгодных условиях, побуждавших фирмы торопиться с исполнением, контракты оказались не по силам ни Путиловскому, ни группе Царицынских заводов.

стр. 107

Упрощенный подход к использованию материалов ГАУ в советской литературе отвечал пропагандистским задачам, но это в данном случае еще не делало сомнительной ее научную добросовестность, пока не были выявлены признаки прямой фальсификации в источниках 24. Новейшая, "постсоветская" историография, энергично уверяющая в собственной ее "деполитизированности", прежнего недостатка, добросовестной наивности, лишена.

Данные об условиях контрактов полезны, с одной стороны, тем, что их анализ позволяет конкретно представить коренные особенности всего уклада государственного промышленного производства, которые были свойственны не только военным его отраслям. С другой стороны, без сопоставления реальной картины хозяйствования с тему как оно изображено в правительственной пропаганде, не учитывая влияние политических интересов, невозможно понять содержание чисто хозяйственных бумаг, от которых, казалось бы, можно было ожидать точности цифр. Становится очевидным также, что современные исследования не всегда и стремятся вникать в оценку достоверности исторических материалов, когда они, по конъюнктуре, кажутся пригодными для достижения пропагандных целей.

Примечания

Работа выполнена по проекту РГНФ N 12 - 31 - 10020 "Первая мировая война и конец Российской империи".

1. Особые журналы Совета министров Российской империи. 1915 год. М. 2008, с. 482 - 486.

2. Государственная дума. Созыв IV. Сессия 4-я. Стенографич. отчеты. Ч. 2. Пг. 1916, стб. 2464 - 2465.

3. МИНЦ И. И. История Великого Октября. Т. 1. М. 1977, с. 112, 113. Как писал А. А. Керсновский, "руководимые... лучшими знатоками артиллерийского дела в мире, наши казенные заводы быстро и сноровисто делали огромное дело... Полной противоположностью этой плодотворной деятельности казенных заводов была бестолковая шумиха и крикливая самореклама самозваных "помощников" военного ведомства - Военно-промышленного комитета и Земско-городского союза, навязанных оппозиционной общественностью растерявшемуся правительству. Эти организации... располагая в России всей печатью и всеми ораторскими трибунами, убедили страну в том, что только они и работают на оборону - помимо правительства, а то и вопреки правительству. Этим создавалось в стране революционное настроение, что было главной целью этих "военно-промышленников"... Другой целью была нажива..." Далее Керсновский воспроизводил сопоставления цен. Но пятирублевая разница цен на шрапнели (по Маниковскому) показалась ему мала, и в другой его работе появилось более впечатляющее соотношение: "Радикальная общественность... не пренебрегала и наживой.

. Военно-промышленный комитет Гучкова стал поставлять снаряды действующей армии по цене 32 руб. за 3-дм шрапнель", а " та же шрапнель, но тщательного изготовления казенных заводов, обходилась в 9 рублей" (КЕРСНОВСКИЙ А. История русской армии. Ч. 4. Белград. 1938, с. 758; ЕГО ЖЕ. Мировая война. Краткий очерк. Белград. 1939, с. 9 - 10).

4. См. например: МАРКОВ О. Д. Армия и флот России. 1914 - 1917 гг. СПб. 2011, с. 246 - по Керсновскому в варианте 1938 года.

5. ГАЛАКТИОНОВ М. Рец. на кн.: МАНИКОВСКИЙ А. А. Боевое снабжение русской армии. Т. 1, М. 1930. - Война и революция, 1930, N 10, с. 106, 109, ПО.

6. В. Т. Незанимательная арифметика. - Книга и оборона СССР, 1930, N 3 - 4, с. 24, 25. "В. Т." - очевидно, В. К. Триандафиллов. Ряд подобных замечаний высказал также Н. Н. Головин в книге "Военные усилия России в мировой войне" (Париж. 1939).

7. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 29, оп. 3, д. 754, л. 262, 262об.; ф. 369, оп. 16, д. 265, л. 1 - 2, 4. Доклад Маниковского от 4 сентября 1916 г., утвержденный Особым совещанием по обороне 21 сентября и Исполнительной комиссией при военном министре 28 октября 1916 года.

8. Там же, ф. 29, оп. 3, д. 753, л. б/N; д. 754, л. 101, 101об., 331, 331об.

9. Там же, ф. 1, оп. 1, д. 78774, л. 5об.; д. 78779, л. 19об.; д. 78775, л. 6. Ведомости расходов из военного фонда, декабрь 1915 года.

10. Там же, ф. 369, оп. 3, д. 86, л. 31. Здесь могло сказаться то, что чины сухопутного артиллерийского ведомства рассматривали морские заводы как "чужие", хотя и казенные, и иногда

стр. 108

классифицировали их в бумагах заодно с частными, тем более что порядки на заводах морского ведомства имели внешние признаки сходства с порядками на частных предприятиях. 2 ноября 1916 г. Обуховский завод получил на 1917 г. наряд на такие шрапнели по 39 руб. за снаряд (д. 754, л. 356, 356об.).

11. АЙРАПЕТОВ О. Р. Генералы, либералы и предприниматели: работа на фронт и на революцию.

1907 - 1917. М. 2003, с. 107; НИКОНОВ Вяч. Крушение России. 1917. М. 2011, с. 273.

12. См. ШАЦИЛЛО К. Ф. Государство и монополии в; военной промышленности. М. 1992, с. 40.

13. РГВИА, ф. 29, оп. 3, д, 5330, л. 31, 85, 52; ф. 369, оп. 16, д. 511, л.11.

14. Там же, ф. 504, оп. 6, д. 198, Л. 92 - 95. Доклад ГАУ, утвержденный Исполнительной комиссией 9 июля 1917 года.

15. Там же, ф. 29, оп. 3; д. 753, л. б/ N. Доклад ГАУ, утв. Исполнительной комиссией 15 июня 1916 года.

16. МИТЕЛЬМАН М., ГДЕБОВ Б., УЛЬЯНСКИЙ А. История Путиловского завода. 1801- 1917. М. 1961.

17. В конце 1915 г. Брянский завод добивался заказа по цене 12 500 руб., но это предложение было отклонено (РГВИА, ф. 369, оп. 3, д. 80, л. 7 - 8).

18. В согласии с "Историей Путиловского завода", изобличавшей " представителей капиталистов... во главе с Родзянко", Айрапетов указывает, что "все (!) представители негосударственного сектора экономики во главе с Родзянко проголосовали против секвестра" (Русский сборник. Т. 6. М. 2009, с. 305). В действительности результат голосования был противоположным (причем дважды - 7 и 18 ноября 1915 г.). Повторяя ошибку, допущенную в "Истории Путиловского завода", Айрапетов по недоразумению - по тому же самому поводу - ссылается и на А. Л. Сидорова, хотя Сидоров этой ошибки относительно позиции представителей "общественности" избежал (СИДОРОВ А. Л. Экономическое положение России в годы первой мировой войны. М. 1973, с. 128 - 131; Журналы. Особого совещания по обороне государства. 1915 год. М. 1975, с. 407, 432 - 433).

19. РГВИА, ф. 29, оп. 3, д. 720, л. 194а-196; ф. 504, оп. 6, д. 16, ч. 1, л. 124 - 125, 1об. -2об. Цена - 6750 руб., количество - 600, срок - с мая 1915 по май 1916 года.

20. Там же, ф. 29, оп. 3, д. 941, л. 211.

21. МАНИКОВСКИЙ А. А. Ук. соч. Ч. 2. М. 1922, с. 155; РГВИА, ф. 369, оп. 4, д. 32, л. 238 - 239; ф. 29, оп 3, д. 969, л. 32. На 3 августа 1916 г. было сдано 1360 шт. из 2500.

22. РГВИА, ф. 29, оп. 3, д. 724, л. 16. Цену в 10,5 тыс. руб., назначенную "Царицынской группой" по заказу на 2500 орудий, Маниковский называл "прямо грабительской", но все же "общественные организации", военно-промышленные комитеты он в этом случае не обвинял (можно добавить, что председатель ЦВПК А. И. Гучков являлся как раз застрельщиком кампании против Царицынской группы). В свое время эту напраслину возвел на них Н. Е. Марков. Айрапетов и Никонов также ошибочно утверждают (не указывая источника), что "Царицынская группа" выторговала себе этот контракт "при помощи" военно-промышленных комитетов. Фактически же ЦВПК и в самом деле взялся было устроить заказ на такие же пушки - и не по 10,5, а по 12 тыс. руб. (МИНЦ И. И. Ук. соч., с. 123), но не на 2500, а на 250 пушек, да и группа заводов имелась при этом в виду другая (ряд петроградских и Николаевский заводы, " при условии получения поковок от Сормовского завода") - не "Царицынская", и попытку эту Особое совещание по обороне ликвидировало, заставив ЦВПК заявить об отказе в январе-феврале 1916 года.

23. БУЛАТОВ В. В. Концерн "Виккерс" и группа Царицынского завода. В кн.: Экономическая история России. Проблемы, поиски, решения. Ежегодник. Вып. 1. Волгоград. 1999, с. 274; МАНИКОВСКИЙ А. А. Ук. соч. Ч. 2, с. 160. У Маниковского и Булатова итоговые цифры несущественно различаются. По сведениям ГАУ, на 12 сентября 1917 г. группа изготовила 1656 тел орудий, но лишь 750 лафетов (РГВИА, ф. 29, оп. 3, д. 796, л. 94).

24. ШАЦИЛЛО К. Ф. Государство и монополии, с. 28 - 29, 36; ЕГО ЖЕ. Русский империализм и развитие флота. М. 1968, с. 216; ОСЬКИН М. В. Первая мировая война. М. 2010, с. 231.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Артиллерийские-контракты-1914-1917-гг-как-исторический-источник

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. Поликарпов, Артиллерийские контракты 1914-1917 гг. как исторический источник // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.02.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Артиллерийские-контракты-1914-1917-гг-как-исторический-источник (date of access: 10.08.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. В. Поликарпов:

В. В. Поликарпов → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Ярославское ополчение в Отечественной войне 1812 г.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Артиллерийские контракты 1914-1917 гг. как исторический источник
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones