Libmonster ID: BY-2097
Author(s) of the publication: А. КУПРИН

ИСЛАМИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ПРОТИВ РЕСПУБЛИКАНСКИХ РЕЖИМОВ

Заметным явлением алжирской общественно-политической жизни с середины 70-х гг. XX в. стала активизация исламистов. Они развернули широкое идеологическое и пропагандистское наступление, делая упор на критику различных аспектов политики правящего режима, особенно его курса на построение социализма в Алжире. В декабре 1974 г. в столице страны ими была распространена брошюра, призывавшая к созыву Учредительного собрания и напоминавшая правящей верхушке об одном из принципов исламской традиции - обязанности правителей советоваться с народом. Это было лишь началом наступления исламизма в Алжире.

Подъем "исламистской волны" был связан с курсом на арабизацию страны (как реакцию на постколониальный синдром), лежавшую в основе "культурной революции". Для осуществления арабизации понадобилось пригласить сотни преподавателей из стран Ближнего Востока, во многих из которых религиозный фундаментализм был более "зрелым", чем в странах Магриба. Через этих "учителей" фундаменталистские и исламистские идеи и литература пошли в Алжир широким потоком. Арабизация государственной администрации и управленческого аппарата сектора экономики отставала от этого процесса в области образования. В частности потому, что крупные государственные компании предпочитали набирать выпускников из вузов, знавших по крайней мере один из основных западноевропейских языков (прежде всего французский, а также английский или немецкий), способных вести переговоры, заключать и оформлять сделки с их западными партнерами. К концу 70-х гг. большое число арабо-язычных специалистов, происходивших преимущественно из небогатых семей и отдаленных регионов страны, оказались безработными, что порождало социальную напряженность и толкало этих специалистов в лагерь исламистов.

В декабре 1978 г. умер президент Х. Бумедьен. В феврале 1979 г. высшую вакансию занял полковник Ш. Бенджедид. Несмотря на официальную риторику о "преемственности", его правительство начало постепенно осуществлять либерализацию экономики. Происходили количественный рост и обогащение буржуазии, налаживание связей некоторых ее представителей с правящей элитой. С другой стороны, государственная и партийная бюрократия, технократия и армейское руководство фактически приватизировали ключевые отрасли промышленности, получали разнообразные льготы и привилегии, использовали государственные финансовые средства в своих интересах, вынуждали национальные и иностранные частные компании отчислять им немалые проценты от стоимости контрактов, заключаемых с государством. Все большее распространение получало и чистое казнокрадство. Усиление в связи со всем этим социальной дифференциации вызывало резкое недовольство широких масс. Часть бывших сторонников Х. Бумедьена, наблюдавших, как попираются принципы социальной справедливости, о которых говорится в Национальной хартии и исламе, как происходит вестернизация правящей элиты, пополняли ряды исламистов.

Ш. Бенджедид, стремясь стабилизировать режим, в своих выступлениях спекулятивно возвышал роль ислама в алжирском обществе, не препятствовал деятельности исламистов (они в конце 70-х - начале 80-х гг. еще не представляли собой такой мощной политической силы, как во второй половине 80-х гг.), рассчитывая использовать их как противовес для ослабления позиции левых и группировок,

стр. 22


выступающих в защиту интересов берберского меньшинства. Однако, когда действия исламистов стали создавать реальную угрозу власти, последовала серия арестов, в том числе трех их лидеров - А. Мадани, А. Султани и А. Сахнуна. (Правда, в течение следующих 17 месяцев суд над исламистами не раз откладывался.)

В январе 1986 г. - после обсуждения на партийных и профсоюзных собраниях и внесения поправок - в силу вступил новый вариант Национальной хартии. Теперь в ней были отражены возрастание роли ислама в общественно-политической жизни страны и переход к политике либерализации экономики; в частности, подчеркивалось большое значение изучения религиозных дисциплин в алжирской школе.

В первой декаде октября 1988 г. Алжир потрясли бурные массовые волнения, в которых участвовала преимущественно молодежь. 4 - 5 октября они произошли в столице, а 6 - 8 октября - в других городах. Все они были жестоко подавлены армией, использовавшей даже танки. Волнения были вызваны резким ухудшением социально-экономической ситуации после обвального падения цен на нефть в 1985 - 1986 гг., что повлекло рост цен на продовольственные товары и предметы первой необходимости, увеличение безработицы вследствие сокращения производства и свертывания экономических программ, нехватку средств на социальные нужды и выплату внешнего долга и его обслуживание. Другая причина заключалась в последствиях углубления экономической либерализации, приведших к закрытию многих предприятий и заметному усилению миграции из сельской местности в города.

10 октября 1988 г. Ш. Бенджедид пообещал алжирцам представить программу социально-экономических и политических реформ. В частности, он предложил позволить не членам Фронта национального освобождения (ФНО) баллотироваться на парламентских выборах. Премьер-министр должен был нести ответственность не перед президентом, а перед парламентом. Был поставлен вопрос о пересмотре конституции. Президент обещал установить эффективный контроль над ценами. 3 ноября за предложенные реформы на референдуме высказались 92,1% проголосовавших алжирцев, или 83,1% имевших право голосовать1 .

22 декабря 1988 г. Ш. Бенджедид был избран президентом на третий срок, получив 81% голосов, что явилось неожиданностью2 . По-видимому, многие избиратели поддержали его за провозглашенную им программу экономических и политических реформ, а вестернизированные слои - из-за опасений прихода к власти исламистов. Парадоксально, но, возможно, что некоторые исламисты также могли поддержать Ш. Бенджедида, надеясь извлечь политические выгоды из обещанных им политических реформ.

23 февраля 1989 г. на референдуме была принята новая алжирская конституция. В ней уже не говорилось о необратимости пути к социализму, да и вообще о социализме. Произошло полное разделение между государством и правящей партией ФНО. В июле Национальное народное собрание приняло закон, разрешавший создание политических партий, но только не на корпоративной или религиозной основе. Однако эта оговорка фактически не действовала, поскольку в общественно-политической жизни открыто участвовал Исламский фронт спасения (ИФС); в том же месяце парламент принял закон о выборах, позволявший оппозиционным партиям выдвигать своих кандидатов на парламентских выборах.

ИФС, крупнейшая исламистская организация Алжира, был создан 18 февраля 1989 г. Он обнародовал свою политическую и социальную программу 7 марта на собрании в мечети Ибн Бадиса в Кубе (г. Алжир). Она была опубликована в газете "Трибюн д'октобр" от 25 июля 1989 г. ИФС был легализован как политическая партия 16 сентября. ИФС считает неразделимыми религию и политику, и что религия должна оказывать определяющее влияние на политику и общество. Основой законодательства должен быть шариат. ИФС энергично боролся против социалистической идеологии. Особое беспокойство в обществе вызывало требование ИФС о форсированной арабизации, что могло обострить ситуацию из-за значительного (до 20 - 25%) удельного веса берберов в населении страны.

Руководители и идеологи ИФС, как убедительно показал арабский исследователь А. Дифрауи в книге, изданной под редакцией французского исламоведа и социолога Ж. Кепеля, являлись убежденными противниками демократии, по крайней мере на начальном этапе существования этой организации3 . Отношение ИФС к демократии, как отметил автор, характеризовалось двойственностью: с одной стороны, демократия была для ИФС своего рода троянским конем для быстрого овладения властью; с другой - они беспощадно критиковали демократию с целью лишить легитимности правящий режим и демократические партии и как бы перенести эту легитимность на исламское государство. Свое участие в выборах ИФС, отметая обвинения в измене исламским идеалам, оправдывал тем, что соблюдение норм демократии западного типа носит временный характер и является наилучшим средством быстрого завоевания власти ради уничтожения той самой системы, которая позволяет исламистам самим прийти к власти.

В ИФС существовали умеренное крыло, возглавлявшееся А. Мадани, и радикальное, основными лидерами которого были А. Бенхадж, Ж. Сахнуни и А. Хашани. Умеренные стремились вводить шариат постепенно, демократическим путем, были готовы действовать в рамках многопартийной системы. Радикалы настаивали на немедленном введении шариата. Некоторые из них угрожали в случае прихода к власти в результате парламентских выборов запретить светские партии.

Социальной базой ИФС были в основном молодые люди (до 30 лет), особенно страдавшие от безработицы, как неграмотные, так и учащиеся и выпускники средних школ, студенты, дипломированные специалисты. ИФС поддерживала и часть торговой буржуазии, оказывавшая исламистам значительную финансовую помощь. Она заняла их сторону, так как те обещали снизить налоги, ослабить вмешательство государства в экономи-

стр. 23


ку, стимулировать частный сектор, бороться с коррупцией. ИФС оказывал некоторое влияние на традиционалистски ориентированных представителей буржуазии, интеллигенции и военнослужащих.

В апреле 1990 г. тысячи сторонников ИФС провели демонстрацию в г. Алжире, требуя роспуска Национального народного собрания в течение трех месяцев и введения шариата в полном объеме. Победив на местных выборах 12 июня 1990 г. (ИФС получил около 55% голосов, ФИО - 32%)4 , исламисты из ИФС сразу начали вводить нормы шариата, относящиеся к семье и браку, ввели раздельное обучение в школах, предписывали женщинам ношение одежды, соответствующей религиозным канонам, даже на рынках были установлены решетчатые перегородки, отделявшие в очередях мужчин от женщин.

В октябре 1990 г. перед первым туром парламентских выборов ИФС, демонстрируя свою силу, вывел (по разным оценкам) от 100 тыс. до 300 тыс. своих сторонников на манифестацию под лозунгом создания исламского государства. В условиях экономического кризиса, роста безработицы, разобщенности светских политических партий, неприятия алжирскими мусульманами вестернизации ИФС в первом туре парламентских выборов получил 188 мест, Фронт социалистических сил (ФСС) - 25 мест, ФНО - лишь 15 мест5 . Победа ИФС во втором туре, назначенном на 16 января 1991 г., казалась неизбежной. Из 199 избирательных округов, в которых должен был пройти второй тур, ИФС в первом туре получил наибольшее число голосов в 143, а ФНО - лишь в 466 . Не отрицая большого успеха ИФС в первом туре выборов, следует учесть, что он объясняется отчасти несовершенством избирательного закона (ИФС получил в 12,5 раза больше мест, чем ФНО, хотя ФНО поддержали лишь вдвое меньше избирателей по сравнению с ИФС) и злоупотреблениями и запугиванием избирателей со стороны исламистов, которые контролировали 853 коммуны из 1539 и 32 вилайи из 48. Примечательно, что ИФС в первом туре парламентских выборов получил 3,2 млн. голосов, то есть на 1,5 млн. меньше, чем на выборах в местные органы власти. В выборах участвовали лишь 59% электората, насчитывавшего 13,3 млн. избирателей7 . Эта потеря голосов исламистами объясняется отчасти неэффективностью местных органов власти, оказавшихся под контролем ИФС: безработица не уменьшалась, происходили народные волнения из-за несправедливого распределения продовольствия. Некоторых избирателей, голосовавших за ИФС на местных выборах, насторожила растущая агрессивность исламистов и перспектива перемен в стране по иранскому варианту. Исламисты избивали своих противников, организовывали на них покушения. Сторонники ИФС требовали отставки президента и учреждения исламской республики. В начале июня 1991 г. в столкновениях между исламистами и силами правопорядка погибли десятки человек.

Ввиду угрозы прихода исламистов к власти армия вмешалась в политический процесс. 4 января 1992 г. президентским декретом было распущено Национальное народное собрание. 11 января Ш. Бенджедид под давлением армии, опасавшейся компромисса между ним и исламистами, ушел в отставку. На следующий день Высший совет безопасности (ВСБ) ввел чрезвычайное положение и отменил второй тур парламентских выборов. 14 января был сформирован Высший государственный совет (ВГС), возглавивший государство. Он должен был функционировать как коллегиальный орган управления до истечения формального срока полномочий Ш. Бенджедида в декабре 1993 г. Распространялись слухи об аресте 500 исламистов. Один из лидеров ИФС А. Хашани, призывавший своих сторонников не давать повода для репрессий, был арестован 22 января. Последовала спираль террора, насилия и настоящей гражданской войны. Причиной послужило прекращение процедуры демократических выборов, запрет ИФС и преследование исламистов. С другой стороны, поведение сторонников ИФС после выборов в местные органы власти и особенно после первого тура парламентских выборов свидетельствовало о большой вероятности вооруженного противостояния и после второго их тура: демократия была для лидеров ИФС лишь средством достижения власти, они навязывали всему алжирскому

стр. 24


обществу "исламский выбор". Якобы мирные намерения ИФС опровергала, как подчеркивает арабист С. Э. Бабкин, инструкция ИФС от 6 июня 1991 г. Она призывала исламистов развертывать вооруженную борьбу, совершать нападения на военные и экономические объекты, уничтожать активных представителей интеллигенции, партийного аппарата. Первой боевой операцией исламистов стала атака на один из пограничных постов в ноябре 1991 г.8

ВГС возглавил М. Будиаф, один из видных лидеров алжирской национально-освободительной борьбы. Он терпимо относился к деятельности политических партий и к критике в адрес ВГС, но по отношению к ИФС занял жесткую позицию, и ИФС принял решение о вооруженном восстании. В июле 1993 г. председателем ВГС и министром обороны стал генерал Л. Зеруаль. Тем временем число жертв выступлений исламистов заметно возросло.

20 - 25 января 1994 г. созванная Конференция национального согласия определила политическое развитие страны после роспуска ВГС. В ней участвовали большинство политических партий (кроме ИФС, ОКД*, ФИО и ФСС), в том числе две умеренные исламистские партии - ХАМАС ("Харакат муджтамаа исламия", или Движение исламского общества) и "Ан-Нахда" ("Возрождение"). 1 февраля 1994 г. ВГС самораспустился, назначив президентом Л. Зеруаля. Именно при нем в 1994 - 1995 гг. происходили наиболее ожесточенные и крупномасштабные столкновения между исламистами (Вооруженным исламским движением, находившемся под влиянием ИФС, которое с июня 1994 г. стало называться Исламской армией спасения - ИАС, признавшей себя вооруженным крылом ИФС, и так называемыми Вооруженными исламскими группами) и армией. В боях против исламистов участвовали и отряды самообороны алжирцев -противников исламизации государства и общества, их ряды пополняли родственники жертв исламистов. Во второй половине 1993 г. часть армейской верхушки проявила готовность к началу переговоров с умеренными элементами ИФС. В самой армии произошел раскол на умеренных и радикалов.

В ноябре 1995 г. Л. Зеруаль в результате выборов стал президентом Алжира. Он получил 61% голосов. Лидер ХАМАС М. Нахнах, занявший проправительственную позицию после военного переворота 1992 г., заручился поддержкой 25,6% избирателей, генеральный секретарь ОКД С. Саади - 9,6%9 . Это были первые альтернативные президентские выборы в Алжире. Кандидаты оппозиционных партий, в том числе лидер ХАМАС М. Нахнах, могли свободно проводить политические собрания и критиковать правительство. Но настроения многих избирателей менялись не в их пользу. Характерно высказывание одного "простого алжирца", попавшее в прессу: "Я знаю людей, которые голосовали тогда за ИФС, но ни в коем случае не проголосовали бы за него теперь. Голосование в 1991 г. носило протестный характер, а теперь алжирцы увидели истинное лицо ИФС"10 . Президентские выборы показали, что алжирцы устали от длительного вооруженного противостояния и многие разочаровались в ИФС, они надеялись, что Л. Зеруаль изменит ситуацию в стране к лучшему, тем более, что тот в своей предвыборной кампании обещал гарантировать им мир и безопасность. Демонстрируя готовность к национальному согласию, поддерживая умеренное течение в исламистском движении, президент включил двух представителей ХАМАС в состав правительства, сформированного в январе 1996 г.11

К концу 1996 г. вооруженные группы исламистов стали избегать столкновений с армией. Они понесли большие потери в результате эффективных действий правительственных сил и отрядов самообороны, нарушилась координация их боевых операций и усилились разногласия в их рядах. С начала 1995 г. развернулась вооруженная борьба между Исламской армией спасения и Вооруженными исламскими группами, приводившая к ослаблению радикального исламизма. Произошло улучшение обстановки в ряде регионов. 5 июня 1997 г. состоялись выборы в нижнюю палату парламента (учрежденную в соответствии с конституцией 1996 г.) - Национальное народное собрание, в котором насчитывалось 380 мест. Правительственное Национально-демократическое объединение (НДО), созданное в начале 1997 г., получило наибольшее число мест - 156, Движение общества за мир (ДОМ, бывшая партия ХАМАС) - 69, "Ан-Нахда" - 34, ФНО - 62. Явка избирателей составила 65,5%12 . На парламентских выборах исламисты получили в целом 2,5 млн. голосов. На состоявшихся 23 октября 1997 г. выборах в местные органы власти число голосов, поданных за исламистов, сократилось до менее чем 2 млн13 . В середине 1997 г. было сформировано новое правительство, в котором ФНО и исламистское ДОМ получили по 7 портфелей, остальные (большинство) достались проправительственному Национально-демократическому объединению (НДО)14 .

Летом 1997 г. вновь велись секретные переговоры между правительством и ИФС. В июле были временно освобождены А. Мадани и А. Хашани. Вновь в алжирском руководстве шла борьба между умеренными (группировка Л. Зеруаля) и радикалами (группировка М. Ламари). Переговоры с ИФС не дали результатов. В октябре Л. Зеруаль вынес окончательный вердикт: он объявил досье ИФС закрытым.

В выступлении в сентябре 1998 г. Л. Зеруаль заявил, что он сложит с себя полномочия президента после досрочных президентских выборов в 1999 г., почти за два года до окончания своего президентского срока. Преобладает точка зрения, что Л. Зеруаль был вынужден уйти раньше в результате возобновления внутренней борьбы в высшем армейском командовании.

На президентских выборах 15 апреля 1999 г. победил один из бывших лидеров ФНО А. Бутефлика (73,8% голосов). Его поддержали НДО, ФНО, исламистские ДОМ и "Ан-Нахда", Всеобщий союз алжирских трудящихся (ВСАТ). Второе, третье и четвертое места заняли соответственно А. Т. Ибрахими, поддержанный в том числе частью исламистов (12,5% голосов), А. Джабалла, бывший член "Ан-


* Проберберское Объединение за культуру и демократию (Ред.).

стр. 25


Нахды", но создавший в январе новую исламистскую организацию Движение национальной реформы (4% голосов), А. Ахмед от берберистского ФСС (3,2%). Оппозиция оспаривала как официальные данные о числе проголосовавших, так и результаты выборов. Несмотря на заверения президента Л. Зеруаля в том, что президентские выборы 1999 г. будут примером "честности и прозрачности", соперники А. Бутефлики заявляли о "массовом характере обмана". Четыре кандидата (А. Ахмед, М. Хамруш, А. Т. Ибрахими и А. Джабалла) в совместном коммюнике утверждали, что в вилаиях с именем А. Бутефлики было распределено почти на 25% бюллетеней больше, чем с именами других кандидатов и что силам правопорядка было приказано не допускать представителей соперников А. Бутефлики на избирательные участки15 . Из семи зарегистрированных кандидатов на пост главы государства шесть отказались от участия в выборах. А. Бутефлика остался единственным претендентом. (Хотя соперники А. Бутефлики и выступили дружно с демаршем, они не обратились с официальным призывом бойкотировать выборы, и на избирательные участки поступили бюллетени на имя всех семи зарегистрированных кандидатов.) В общем эти выборы в чем-то походили на фарс.

Новый президент в интервью, опубликованном в парижском журнале "Нувель обсерватер", заявил, что 90% исламистских боевиков нейтрализованы или сдались властям16 . Вместе с тем, выступив 29 мая по радио и телевидению, президент предложил прекратить насилие в стране. Миротворческая инициатива была поддержана Исламской армией спасения (ИАС). Сторонники жесткого курса в алжирском руководстве и командиры отрядов местной самообороны выступили против примирения с исламистскими радикалами. Тогда А. Бутефлика 12 июня 1999 г. объявил о намерении провести референдум по данному вопросу. Во время подготовки к нему парламентом был принят "Проект закона о гражданском согласии", вступивший в силу в качестве закона 13 января 2000 г. Он включал положения об амнистии для некоторых категорий боевиков. Это способствовало смягчению напряженности в стране. В 2001 г. погибли 1300 человек, в то время как столько же были убиты лишь за одну неделю летом 1997 г.17 На состоявшемся в сентябре 2001 г. референдуме подавляющее большинство алжирцев поддержало курс на прекращение кровопролития. 13 апреля 2002 г. было заключено мирное соглашение между ИАС и алжирской армией. Вооруженную борьбу продолжали две экстремистские исламистские организации - Исламская группа проповеди и джихада и Вооруженные исламские группы. Начальник генерального штаба армии Алжира М. Ламари заявил 17 июня 2003 г., что около 700 боевиков этих организаций не представляют реальной угрозы государству. Для сравнения: в начале 90-х гг. в стране насчитывалось до 27 тыс. исламистских боевиков18 .

А. Бутефлика сформировал коалиционное правительство, охватывавшее широкий спектр политических сил. 30 мая 2002 г. состоялись очередные парламентские выборы. ФНО получил большинство мест, за него было подано 36% голосов. Национально-демократическое объединение (ОКД), бывшая правящая партия, удовольствовалось лишь 8,5% голосов19 . Исламистские партии потерпели неудачу: если раньше в Национальном народном собрании они имели 103 места, то теперь - лишь 82. Это свидетельствовало о продолжении падения влияния исламистов (правда, с поправкой на определенную фальсификацию выборов). Однако газета "Аш-Шурук", близкая к исламистам, была вынуждена признать, что эти выборы по крайней мере не были такими грязными, как в 1997 г.20

Для продолжения стабилизации в стране правительству предстояло решить ряд социально-экономических вопросов, в частности - проблемы безработицы (от нее в 2002 г. страдали около 30% активного населения и 50% людей моложе 25 лет21 ) и коррупции, а также ослабить напряженность в Кабилии. Правительство пошло на некоторые уступки берберам и этим разрядило ситуацию. При президенте А. Бутефлике были достигнуты определенные успехи в экономическом развитии страны. ВВП увеличился с 45,4 млрд. долл. в 1998 г. до почти 60 млрд. в 2001 г. Объем внешнего долга сократился в тот же период с 30,6 млрд. долл. до 21 млрд. В одном лишь 2001 г. приток прямых иностранных инвестиций составил 500 млн. долл., что эквивалентно их суммарному объему в 1993 - 1999 гг.22 Появилась перспектива экономического подъ-

стр. 26


ема и ослабления социальной напряженности.

А это очень важные условия для общей стабилизации в стране. Ведь основную роль в стремительном подъеме исламистского движения в конце 80-х гг. сыграл социально-экономический фактор. Утверждения о том, что на первом месте в этом процессе стояли социокультурный или цивилизационный факторы, носящие перманентный характер, необоснованны: в течение предыдущей четверти века до начала подъема исламизма политическая ситуация в Алжире оставалась стабильной. Однако, несомненно, на социально-экономический кризис наложились политический и социокультурный.

16 февраля 2004 г. три партии - Национальное демократическое объединение, исламистское Движение за мир (ДОМ) и пропрезидентская фракция ФНО - образовали коалицию в поддержку А. Бутефлики на предстоявших 8 апреля президентских выборах. Основным соперником А. Бутефлики выступил лидер ФНО А. Бенфлис, руководивший предвыборной кампанией А. Бутефлики в 1999 г. Бывшие руководители ИФС заняли различные позиции. Некоторые призывали бойкотировать президентские выборы, другие поддерживали А. Бутефлику. Армия впервые "заняла нейтралитет", в значительной мере, по мнению западных наблюдателей, под давлением западных держав, прежде всего США. За А. Бутефлику проголосовали 83,5% участвовавших в выборах алжирцев. Второе и третье места заняли соответственно А. Бенфлис (7,9%) и кандидат ДОМ А. Джабалла (4,8%)23 .

Три главных соперника А. Бутефлики (А. Бенфлис, А. Джабалла, лидер Объединения за культуру и демократию Саид Саади, набравший 1,9% голосов) в совместном заявлении заявили о якобы имевшей место массированной фальсификации итогов выборов. Однако этого не подтвердили международные наблюдатели. Депутат бельгийского сената Анна-Мари Лизэн констатировала, что выборы прошли "в соответствии с европейскими стандартами". Дж. Брюс, один из 120 наблюдателей от ОБСЕ, подчеркнул "прозрачность подсчета голосов".

Более строгими оказались отечественные критики. Так, по мнению Р. Тлемсани, профессора Института политических наук (г. Алжир), результаты выборов показывают, что Алжир после 20 лет многопартийной системы рискует превратиться в государство с "неототалитарной политической системой", в котором президент является "неприкасаемым", а выборные институты - демократическим фасадом24 . В самом деле, А. Бутефлика несколько раз высказывался за изменение конституции, которое еще больше усилило бы президентскую власть. (Конституция 1996 г. уже значительно расширила полномочия президента.) Склонность А. Бутефлики к авторитаризму подчеркивали и его соперники в ходе предвыборной кампании, называя его "алжирским Бонапартом". По-видимому, авторитарный характер власти в Алжире усилится. Многие сторонники, как и оппоненты, считают, что президент попытается вырвать ФНО из-под контроля А. Бенфлиса. Но это все детали внутриполитических отношений.

Главное же в настоящее время, на наш взгляд, в другом. Результаты недавних президентских выборов закрепили важную тенденцию: постепенное укрепление позиции государственной власти и ослабление влияния и возможностей радикальных исламистов. А это в интересах всего алжирского народа.

-----

1 The Middle East and North Africa 2000. L., 1999, p. 298.

2 Ibid.

3 Exiles et Royaumes. Les appartenances au monde arabo-musulman aujourd'hui. P., 1994, p. 105 - 124.

4 The Middle East and North Africa 2000. L, 1999, p. 299.

5 Ibid, p. 301.

6 "Government and Opposition". L, v. 35, 2000, N 2, p. 219.

7 The Middle East and North Africa 2000. L, 1999, p. 299, 301.

8 Бабкин С. Э. Движения политического ислама в Северной Африке. М., 2000, с. 121.

9 The Middle East and North Africa 2000. L, 1999, p. 309.

10 "Middle East". L, N 252, January 1996 p. 7.

11 Политическая элита Ближнего Востока. М., 2000, с. 160.

12 The Middle East and North Africa 2000. L, 1999, p. 310 - 311.

13 Сапронова М. А. Политика и конституционный процесс в Алжире (1989 - 1999). М., 1999, с. 118.

14 The Middle East and North Africa 2000. L, 1999, p. 311.

15 Ibid, p. 312.

16 Ближний Восток и современность. Выпуск одиннадцатый. М., 2001, с. 65.

17 "Jeune Afrique". P., N 2154, 22 - 28 avril 2002, p. 35.

18 "Пульс планеты". М., 2 июля 2003 г., с. "СВ"-4; 9 июля 2003 г., с. "СВ"-8.

19 "Journal of Democracy". Wash., V. 13, October 2002, N 4, p. 18.

20 "Компас". М., 06.06.2002, N 23, с 65.

21 "Jeune Afrique". N 2221, 3 - 9 aout 2003. p. 72 - 73.

22 "Jeune Afrique". P., N 2154, 22 - 28 avril 2002, p. 36.

23 "Monde". P., 11 - 12 avril 2004, p. 4.

24 Ibid.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/АЛЖИР-ДОЛГОЕ-ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. КУПРИН, АЛЖИР. ДОЛГОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 16.05.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/АЛЖИР-ДОЛГОЕ-ПРОТИВОСТОЯНИЕ (date of access: 30.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. КУПРИН:

А. КУПРИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
235 views rating
16.05.2023 (379 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Преимущества вертикальных памятников
10 days ago · From Беларусь Анлайн
Как создавалось ядерное оружие Индии
11 days ago · From Ales Teodorovich
КИТАЙ. ДРАКОН ТОЛЬКО ПРОСЫПАЕТСЯ
Catalog: Разное 
11 days ago · From Ales Teodorovich
Региональная безопасность. Как создавалось ядерное оружие Индии
15 days ago · From Ales Teodorovich
"ФАЛУНЬГУН", ИЛИ СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ
Catalog: История 
21 days ago · From Ales Teodorovich
Что получают выпускники курсов образовательных платформ? Как предъявить работодателю свои скиллы?
27 days ago · From Беларусь Анлайн
КНР: социальные последствия "РЕФОРМ И ОТКРЫТОСТИ"
31 days ago · From Ales Teodorovich
КНР. ДЕСЯТИЛЕТИЯ ПОИСКОВ И СВЕРШЕНИЙ
32 days ago · From Ales Teodorovich
КНР: ВОЗРОЖДЕНИЕ И ПОДЪЕМ ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Catalog: Экономика 
36 days ago · From Ales Teodorovich
КИТАЙ. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ - КЛЮЧ К ПОДЪЕМУ ЭКОНОМИКИ
37 days ago · From Ales Teodorovich

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

АЛЖИР. ДОЛГОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android