Библиотека художественной литературы

Библиотека художественной литературы

Поиск по фамилии автора:

А Б В Г Д Е-Ё Ж З И-Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш-Щ Э Ю Я

Загрузка поисковой формы...

Читальный зал:
                      НИКОЛАЙ КУРОЧКИН

                      СТИХИЙНЫЙ ГЕНИЙ


   Старший Инженер,  который  сидел в Отделе Проверки на Но-
визну, читал поступающие в Главное Управление по делам Изоб-
ретений и Открытий (ГУИО) заявки - обычно только первый лист
- и решал,  передать заявку в Отдел Рассмотрения по Существу
или в Сектор Вежливых Отказов,  был обычный Старший Инженер:
тонкорукий,  полноватый, бледноватый, лысоватый и в "минусо-
вых" очках.  Он знал, что сам ни пороха не выдумает, ни даже
велосипеда не изобретет. Но он бескорыстно любил технический
прогресс  и радовался каждый новой заявке,  - а вдруг что-то
небывалое?!
   Но заявка, входящий 24680/13579, его испугала.
   Едва глянув на первый лист, он схватил телефонную трубку.
   - Ну что там опять?  Пожар? Потоп? Перпетуум мобиле изоб-
рели? - лениво спросил Главный Специалист.
   - Гораздо хуже! Опять Серопегов!
   Главный помолчал и с надеждой в голосе спросил:
   - Может, не тот? Может, однофамилец?
   - Тот самый, стихийный гений.
   Главный проглотил таблетку, запил и сказал:
   - Ладно. Раз так, неси ее прямо ко мне. Будем решать кар-
динально.  От авторов вечных двигателей нас закон бережет, а
от стихийного гения надо своими силами отбиваться.
   Разница между нормальным гением и гением стихийным огром-
на.
   Это, собственно говоря, и не разница.
   Это - пропасть!
   Нормальный гений  начинает с поступления в приличный вуз,
вроде МВТУ,  МИФИ или Томского политехнического.  На третьем
курсе он получает, за курсовую работу, кандидатскую степень.
За дипломный проект - степень докторскую.  В тридцать лет он
- членкор и директор института.  Женится нормальный гений на
киногеничной,  но хозяйственной аспирантке. Его тесть - пер-
сональный пенсионер союзного значения,  а теща - милая,  ин-
теллигентная женщина с высокоразвитым  чувством  юмора.  Все
изобретения и открытия, которые возглавляемый нормальным ге-
нием коллектив выдает на-гора в огромных количествах,  нахо-
дят  немедленное  применение  в различных отраслях народного
хозяйства и приносят сотни тысяч рублей экономии.
   Умирает нормальный гений,  окруженный толпой любимых уче-
ников,  любящих родственников и талантливых скульпторов, го-
товящихся к конкурсу на лучший проект монумента Генеральному
Конструктору.
   Стихийный гений свой творческий путь начинает с гадостей.
   Вроде пятновыводителя для бесследного удаления  двоек  из
дневника.
   Этими гадостями он увлекается так, что учиться ему неког-
да. После восьмого класса он, к радости родителей и школьных
педагогов,  поступает в ближайший техникум.  Учится  он  там
средне, но на производственной практике заваливает заводской
БРИЗ "рацухами". И на первое в жизни вознаграждение покупает
бочонок пива, три ящика "Рубина", целый рюкзак соевых батон-
чиков и две банки килек в томате.
   И только благодарственный отзыв с завода, пришедший имен-
но в день педсовета,  спасает стихийного гения от отчисления
"за организацию коллективной пьянки".
   Кажется, это чудесное спасение - последнее везение в  его
жизни.
   Дипломный проект стихийный гений защищает на  четверочку,
потому  что даже самый тупой из членов Аттестационной комис-
сии видит,  что в проекте есть чтото такое...  Что то...  Но
даже  самый  ученый  член комиссии видит,  что разобраться в
этом "чем-то" не хватит никакого ума.  Да и графическое  ис-
полнение не очень...
   За две недели до распределения стихийный гений влюбляется
в  пьющую  уборщицу - мать-одиночку старше его на шесть лет.
Поэтому распределяется он - добровольно -  в  самый  дальний
райцентр.  Там  ведь  оклад на десятку выше и квартиру сразу
дают.  А самое главное - село не город,  там каждый на виду,
так может быть, жена пить меньше будет?
   И так он и живет в  этой  глухомани.  Исправно  трудится,
добросовестно тянет целый воз общественных нагрузок, мучает-
ся с женой,  которая так и не "завязала", и лается с тещей -
женщиной неинтеллигентной,  лишенной чувства юмора, побывав-
шей пару раз в исправительно-трудовом учреждении и,  ко все-
му, драчливой.
   Для приработка он а свободное время чинит сложную бытовую
технику, от которой отступились мастера из районного КБО.
   Кроме всего этого,  он встает каждый день в пять утра  и,
уединившись в дровяном сарае (зимой - в кухне), изобретает.
   Изобретает вещи,  машины и технологические процессы, фан-
тастические,  несомненно гениальные - но ни одно его изобре-
тение не находит себе применения ни в какой отрасли народно-
го хозяйства.
   Ни одно!
   За четыре года,  прожитых в Новокитеже, Лаврентий Серопе-
гов послал в ГУИО двадцать шесть заявок - и получил двадцать
шесть отказов. Но рук не опустил и, перебравшись в Тьмутара-
кань (где так же работал технологом Райпромкомбината), снова
начал заваливать ГУИО заявками. И снова - отказ за отказом.
   Отказы были вежливыми и разнообразными.  То его изобрете-
ния отвергали из-за технологической сложности, то из-за эко-
номической невыгоды,  то по соображениям техники безопаснос-
ти...  Но чаще всего - из-за побочных эффектов, чудовищных и
неожиданных.
   За неимением  большего,  своими  удачами Лаврентий считал
провалы на стадии испытания. И то...
   Вот создал он стопроцентной надежности порошок, отпугива-
ющий акул. Сначала все шло как по маслу.
   "ЧерноморНИИРыбхоз" уже  производственные  испытания вел.
Уже Серопегов подумывал о распродаже мебели - пора и  в  об-
ластной центр перебираться... Но внезапно испытания свернули
- и до сих пор НИИ судится с рыболовецким  колхозом  "Заря":
даже у дальних чукотских берегов, стоит показаться свежепок-
рашенному и омытому водами четырех  морей  и  одного  океана
колхозному траулеру, вся рыба удирает, - и тунцы, и акулы, и
скумбрия.  Оказалось, что порошок Серопегова действует изби-
рательно - на одних акул - только в химически чистой воде. А
в загрязненной он реагирует с углеводородами и  превращается
в мощное средство распугивания всего живого.  И ведь до чего
стойкий! Пять лет прошло, траулер одиннадцать раз перекраши-
вали, - а рыбу еще пугает.
   А крем от веснушек?  Тоже скандал!  Веснушки крем  сводил
начисто,  это  верно.  Но также сводил к нулю и сопротивляе-
мость организма вирусному гриппу!
   Изобрел Серопегов  цветное  телевидение - оказалось,  оно
уже есть.
   Построил лазерный  топор  -  трехсотлетний дуб срезает за
четверть секунды без щепы и без опилок! - но топор при рабо-
те генерировал такие радиопомехи, что во время полевых испы-
таний чуть не погиб в ста километрах  от  лесосеки  "Ан-12",
идущий на посадку по радиомаяку.  После этого случая Серопе-
гов полгода не мог изобретать,  переживал.  Хорошо -  грузо-
вой!.. А если бы лайнер с пассажирами?
   В ГУИО за эти полгода успокоились,  стали думать, что Се-
ропегов или спился, или погиб при испытании какой-нибудь но-
вой своей уродины. Но вот опять заявка, и опять абсурд.
   Главный Специалист вытащил-таки эту заявку на коллегию.
   Проблему Серопегова обсудили на высшем уровне  и  решили:
воспользоваться  заявкой и раздраконить ее так,  чтобы раз и
навсегда отбить у гения охоту изобретать чего не надо! Заяв-
ку размножили на ротаторе, сочинили соответствующую сопрово-
диловку - и разослали всем заинтересованным организациям.  А
Серопегову послали вызов,  подписанный самим начальником ГУ-
ИО.
   Подписывая командировку в столицу, директор Райпромкомби-
ната сказал:
   - Знаешь, Лаврентий, я тебя - ты только не обижайся, я же
откровенно,  - я тебя за психа считал. Но думал: мужик смир-
ный,  безобидный,  пусть себе изобретает. А ты, оказывается,
вон что!
   - Да, я вот что, - рассеянно ответил Серопегов, косясь на
лежащую перед директором телеграмму с белыми по красному по-
лю буквами: "Правительственная".
   Столица Лаврентию очень понравилась.  А в магазинах-то, в
магазинах!  Чего и чего только нет,  особенно в "Пионере" на
улице Горького! Любую модель есть из чего соорудить! А "Инс-
трументы",  что на улице Кирова?! Да разве одни только мага-
зины? А Политехнический музей? ВДНХ? А?!.
   Словом, Москва - она и есть Москва.
   Заниматься рассмотрением серопеговской  заявки  собрались
более тридцати человек. Тут были молодые и старые, мужчины и
женщины, патлатые и лысые, толстые и худощавые...
   И все - на него?  Лаврентий ужаснулся и забился в уголок.
Но прислушавшись к разговорам,  которые  вели  вполголоса  в
ожидании  начала  те,  кто  должен  решить судьбу шестьдесят
восьмого его детища, приободрился.
   Оказалось, люди как люди.  И говорят они,  в общем, о том
же,  как в Тьмутаракани, когда директор Райпромкомбината со-
берет народ на планерку к четырем,  а сам задержится до пол-
пятого. О футболе говорят, о модах, о лекарствах, о детях, о
клеве  в дождь,  о вчерашнем телефильме,  о "где достала?" и
"где бы достать?",  о начальстве и о культсекторе  месткома,
который ни на что хорошее билеты достать не может...
   Многое можно было узнать о людях,  слушая эти  разговоры.
Но  вот кто есть кто и какое отношение имеет к серопеговской
заявке - этого узнать нельзя было.
   Вот когда  начали по списку (люди-то все из разных учреж-
дений) проверять явку, он узнал, что тут собрались экономис-
ты и художники,  медики и транспортники,  кожевники и элект-
ронщики...
   Перекличка закончилась, встал Старший Инженер и, не глядя
влево, чтоб ненароком не наткнуться взглядом на ненавистного
гения, объявил:
   - Начинается  обсуждение  заявки  на  изобретение   номер
24680/13579 А/Я.  АВТОР - товарищ СЕРОПЕГОВ Лаврентий Ивано-
вич - ПРЕДЛАГАЕТ устройство для облегчения и ускорения пеше-
го хождения, ПРЕДНАЗНАЧЕННОЕ для повышения производительнос-
ти и облегчения условий труда работников,  более  или  менее
значительную  часть  своего  рабочего  времени  проводящих в
ходьбе,  как-то: агрономов, почтальонов, изыскателей, лесни-
ков, сборщиков лекарственных растений и тому подобных, ОТЛИ-
ЧАЮЩЕЕСЯ от ранее известных (смотри  французский  патент  на
имя Ш. ПЕРРО, патенты на имя братьев ГРИММ и В. ГАУФА и дру-
гие аналогичные на так называемые "САПОГИ СЕМИМИЛЬНЫЕ") сле-
дующими  ОСОБЕННОСТЯМИ:  а)  значительно  более высокой ско-
ростью передвижения:  двадцать пять километров  в  час  (или
пятнадцать  и  семь  десятых мили) против семи миль у лучших
зарубежных  образцов;  б)  принципиально  новым  двигателем:
вместо примененной в известных образцах "нечистой силы", вы-
деляющей в окружающую среду высокотоксичные сернистые соеди-
нения - электрономеханический усилитель биотоков; в) автома-
тизированной системой управления,  значительно более  надеж-
ной,  нежели примененная в зарубежных моделях ручная телепа-
тическая; а также г) широким применением синтетических конс-
трукционных и отделочных материалов.
   - Вы все,  товарищи, с заявкой ознакомлены заблаговремен-
но,  мнения у вас уже сложились - так что прошу высказывать-
ся!  - и Старший Инженер сел. Он так старался быть объектив-
ным, не выпячивать своего личного отношения к заявителю, что
теперь подумал: "А не перегнул ли? Еще создастся мнение, что
ГУИО - за!" Но Главный одобрительно кивнул.
   Представитель Академии Медицинских Наук сказал:
   - Мы,  безусловно,  против.  Не будем говорить о том, что
при таком темпе ходьбы  неизбежно  усиленное  потоотделение,
что  -  в сочетании с обдуванием организма встречным потоком
воздуха - чревато простудой.  Не будем. Тем более, что изоб-
ретение предназначено для людей закаленных, подолгу бывающих
на свежем воздухе.
   Оставим пока в стороне и вопрос о влиянии на организм вы-
сокочастотных излучений всей этой электроники.  Этот  вопрос
нуждается в специальном исследовании,  хотя я лично убежден:
излучение это - вредное и, по ряду параметров, даже канцеро-
генное! Но об этом тоже не будем говорить.
   Но вот о влиянии ходьбы с  такой  скоростью  на  развитие
мускулатуры  нельзя  не сказать.  Вы представьте,  товарищи:
шестьвосемь шагов в секунду!  Один час такой,  с  позволения
сказать,  "ходьбы"  в сутки - и через год вам обеспечена ги-
пертрофия мышц тазобедренного  пояса,  расстройства  сердеч-
но-сосудистой  системы  и так далее.  Нет,  медицина против!
Разве для тренировки спортсменов-стайеров - и то под  наблю-
дением врачей.
   Представитель ВНИИ Технологии  Кожевенно-обувной  промыш-
ленности объявил,  что даже если все "за", изделие немыслимо
запускать в производство:  и трудоемко оно сверх меры, и хи-
мики  материал для подметок,  способный выдержать такие наг-
рузки, обещают не раньше, чем через десять лет...
   Его коллега  из ВНИИ Экономики той же отрасли с цифрами в
руках показал,  что себестоимость пары сапог будет (даже при
поточном  производстве) такой,  что они и за двадцать лет не
окупятся, а уж при мелкосерийном!.. Мотоцикл дешевле стоит!
   Тут возник спор.  Кто-то обрушился на мотоциклы:  уличные
пробки, заторы, светофоры - а тут надел и топай! Кто-то воз-
разил, что мотоцикл - это не двадцать пять километров в час,
а сто. Еще кто-то добавил, что мотоцикл хорош на дороге, а в
лесу на нем не очень-то...
   Уже про сапоги начали забывать,  выкладывая наперебой,  у
кого что наболело насчет московского уличного движения;  уже
в углу,  рядом с Серопеговым, седой красавец в джинсах расс-
казывал о Лос-Анджелесе: "Шесть миллионов жителей - и ни од-
ного пешехода, кроме интуристов!" Но тут встал худенький ма-
йор из ГАИ и так зычно прокашлялся, что испуганно смолкли.
   Майор сказал:
   - Если тут кто и мечтает носиться по Москве в серопеговс-
ких сапогах-скороходах быстрее троллейбуса -  так  это  зря.
Потому что сапогоносца,  передвигающегося с такой скоростью,
к пешеходам отнести никак нельзя, и для них будут разработа-
ны особые правила.
   Какие именно,  я пока сказать не могу,  вопрос этот слож-
ный,  -  но  от  имени ОРУД заверяю,  что носиться по городу
быстрее троллейбусов и без правил - этого не будет!
   За майором  выступил представитель Общества Охраны Приро-
ды.
   Он очень  красочно  описал перспективы нашествия на запо-
ведники и заказники туристов и браконьеров  в  серопеговских
сапогах.  Тут Лаврентий окончательно понял, что чаша весов с
соображениями в пользу сапог взлетела к небу,  а чаша с воз-
ражениями  скребет по полу.  Он пригорюнился и перестал слу-
шать. И пропустил интересный спор.
   Элегантная длинноногая  дама из Бюро Технической Эстетики
заявила,  что даже если бы врачи, технологи, экономисты, га-
ишники и кто угодно были за сапоги-скороходы Серопегова,  их
все равно не стоило бы выпускать:  бессмысленно  ставить  на
конвейер модель, неподдающуюся видоизменениям в соответствии
с колебаниями моды!
   Каблук "копытом" выходит из моды и вообще вот-вот на дли-
тельный период установится мода  на  практичный  и  красивый
низкий  каблук - и куда тогда прикажете девать эти дурацкие,
ботфорты,  у которых каблук не ужмешь, поскольку он нафарши-
рован всякой кибернетикой?!
   Тут вскочила плотненькая усатенькая брюнеточка из обувной
секции Центрального Дома Моделей Рабочей Одежды и воскликну-
ла,  что высокий каблук никогда - "Да, ни-ког-да!" - не вый-
дет  из  моды.  А  фарш  надо  "ужать"  - пусть электронщики
что-нибудь придумают.  Транзисторы же придумали,  вон  какие
махонькие, а не хуже больших радиол работают!
   Печальный вислоухий  электронщик возразил,  что в сапогах
применены интегральные схемы,  микромодули,  а если их заме-
нить транзисторами,  каблук станет побольше пивного бочонка.
И, кстати, эти микромодули жуткий дефицит.
   Все было ясно. Представитель профсоюза работников местной
промышленности  похвалил Серопегова как известного в отрасли
рационализатора (Лаврентий ушам не поверил:  какой там  "из-
вестный в  отрасли?" Он же для отрасли ничего не сделал,  до
того ли ему!) и посетовал,  что работа над  интересными,  но
малополезными новинками помешала Лаврентию Ивановичу еще бо-
лее результативно  содействовать  техническому  прогрессу  в
местной промышленности.
   Подводя черту,  появившийся перед самым концом обсуждения
Начальник  ГУИО  предложил включить сапоги-скороходы в возг-
лавляемый вечным двигателем второго рода список  разработок,
не  принимаемых к рассмотрению,  пожелал товарищу Серопегову
успехов в труде, рационализаторстве и личной жизни и излече-
ния  от  ложного честолюбия,  толкавшего такого талантливого
человека на создание ненужных химер.
   Последним, собирая  бумаги,  покидал конференцзал Старший
Инженер. Он не скрывал торжества. Ну, что теперь, после пуб-
личной экзекуции, скажет этот маньяк?
   А Серопегов сказал удивленно:
   - Ничего страшного.  Так обсуждать и я бы смог.  Да, смог
бы!
   Остаток дня он бродил по улицам и к вечеру очутился в За-
москворечье. Остановился перед приторно пахнущим темно-крас-
ным зданием. Из ворот валил народ, в основном девушки. Серо-
пегов долго всматривался в освещенные зыбким светом уличного
фонаря лица,  высмотрел то, которое понравилось больше всех,
остановил благоухающую ванилью и корицей большеглазую девуш-
ку и спросил:
   ~ Скажите,  только правду: я еще не отцвел? Мне еще можно
начать жизнь сначала?  Нет,  я не то спросил, что хотел. На-
чать сначала всегда можно, даже у края могилы. А вот успею я
куда-то дойти, если сейчас начну с начала, а?
   Девушка долго, пристально смотрела на него и наконец ска-
зала задумчиво:
   - Не пьяный и не шизик. И не поконченный. Успеете. Может,
не  до самого своего потолка - но все же довольно далеко.  И
достаточно высоко.
   Удивительнейшие вещи иногда говорят большеглазые девушки!
   Такое говорят,  чего и сами на всю глубину  не  понимают.
Такое, чего и знать-то никак не могут.
   Нам, мужчинам,  никогда не уразуметь,  откуда это в  них,
еще  ничего не испытавших,  и людей видевших немногих - да и
еще, по сути, и не живших.
   Окрыленный Серопегов понесся к Москворецкому мосту. А де-
вушка посмотрела ему вслед,  пожала плечами и,  улыбаясь че-
му-то, пошла к станции метро "Новокузнецкая".
   Дальше события развертывались с феерической быстротой.
   Серопегов развелся с пьяной Дусей,  пристроил детей в ин-
тернат,  сделал прямо в день приезда рацпредложение по меха-
низации удаления опилок на пилорамах промкомбината,  на воз-
награждение нанял репетитора и  с  последним,  сентябрьским,
потоком поступил в Политехнический на заочное,  на факультет
автоматизации.
   Сейчас он  живет в областном центре и работает директором
Дома технического творчества молодежи.  Он зорко  следит  за
тем, чтобы юные изобретатели не упускали из виду ни экономи-
ку,  ни технологию,  ни побочные эффекты...  Питомцы уважают
его за золотые руки, но поругивают за въедливость. Начальст-
во им довольно: пороху, правда, не выдумает, но мужик надеж-
ный,  толковый.  И недаром уже много лет подряд его избирают
председателем областного общества ВОИР.
   Пыльные сапоги-скороходы долго валялись на антресолях, но
при переезде на новую квартиру  жена  (та,  большеглазая,  с
фабрики "Рот Фронт"; специально в Москву летал, три пересме-
ны у проходной караулил, пока опять встретил) их выкинула.
   Узнав об этом, Лаврентий сказал:
   - Зря. Лучше бы почтальонше отдала. Хотя нет. Сломает но-
гу, а мы отвечай... Нет, молодец, что выкинула.
   И благодарно чмокнул жену в щечку.

--------------------------------------------------------------------
"Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 01.09.2003 17:32