Джон Кольер. Сборник новелл "На полпути в ад"

 

 

 

JOHN COLLIER

 

1901-1980

 

Вступительная статья и составление В. СКОРОДЕНКО

 

 

 

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ МИР ДЖОНА КОЛЬЕРА

 

 

 

     " - Умоляю вас, сэр, - воскликнула она... - вы мне одно скажите: куда я

попала?

     - В Ад, куда же еще! - ответил он, рассмеявшись от всего сердца.

     - Ох, вот счастье-то! - воскликнула девушка. - А я было решила, что это

Буэнос-Айрес.

     - Они почти все  так  думают,  -  заметил  наш  герой,  -  -за  этого

лайнера".

     Такой диалог происходит в новелле "Дьявол, Джордж и Рози"  между  двумя

последними персонажами, и он отражает принципы, с которыми ее автор подходил

к построению  своих  прихотливых,  барочных,  гротескных  и  большей  частью

фантастических сюжетов. Писатель, как то типично для  создателей  английской

философско-нравоописательной притчи от  Свифта  до  Мюриэл  Спарк,  брал  за

основу  либо  чисто  фантастическое   допущение,   либо   ситуацию,   вполне

правдоподобную и даже житейскую, однако напряженную до абсурда  и  гротескно

заостренную, как, например,  в  рассказах  "Другая  американская  трагедия",

"Дождливая суббота" или "Бешеные деньги".  Но  в  рамках  фантасмагории  или

абсурда действие развивалось в согласии  с  определенными  закономерностями,

персонажи поступали именно так, как диктовали  их  характер  и  коллия,  в

которую они попадали по воле автора.

     Старинная мудрость гласит, что в каждом безумии есть своя логика.  Есть

она  и  в  приведенном   разговоре.   Поскольку   в   наш   просвещенный   и

механированный  век  ладья  Харона  превратилась  в  огромный  лайнер,   а

расстояние между Землей и Адом, как убедительно продемонстрировали читателю,

- немалое, Хароновы "пассажирки" логично заключают, что пересекли  океан;  а

Буэнос-Айрес мнится им потому, что для  большинства    них  он  и  вправду

равнозначен прельстительному раю - нечто вроде голубой мечты Остапа  Бендера

о Рио-де-Жанейро, где все ходят в  белых  штанах:  пошлый  вариант  -пошлого

счастья. И Рози,  по  природе  чуждая  пошлым  идеалам,  вполне  естественно

радуется, что не угодила в Буэнос-Айрес: ад для нее предпочтительней.  Можно

видеть, что тут все взаимообусловлено и вытекает одно   другого,  так  как

безумный фантастический мир кольеровского повествования существует по  своим

законам, не менее строгим, нежели  законы  реального  мира,  даром  что  они

зачастую действуют по зеркальному принципу - с обратным знаком, как, скажем,

в рассказе "На полпути в ад", где над эскалатором  в  преисподнюю  красуется

"наоборотное"  табло  "Держитесь  неправой  стороны".  Да  и  фантастическая

вселенная новелл Кольера нередко не только выявляет и выражает реальность  с

ее абсурдными несоответствиями, но суть та же реальность, однако увиденная в

немыслимом ракурсе и требующая совсем другой оценки. Так, ад как  две  капли

воды похож на серое жилое предместье большого промышленного города (в данном

случае Лондона), от какового уподобления читателю рукой  подать  до  вывода,

что предместье-то и есть самый натуральный ад ("Дьявол, Джордж и Рози").

     Легкость,  с  которой  сосуществуют,  сопрягаются,  взаимопроникают   и

отождествляются реальность и фантасмагория,  пожалуй,  самая  примечательная

черта творческой манеры английского  писателя  Джона  Генри  Нойеса  Кольера

(1901- 1980),    чья    литературная   биография   не    лишена    вестной

парадоксальности, какой отмечено и его сравнительно небольшое  наследие.  Он

родился в семье потомственных интеллигентов, вхожих в великосветские  круги,

получил прекрасное образование на дому, печататься  начинал  в  частных  или

малотиражных  даниях.  Он  долгое  время    20-30-е  годы)  редактировал

поэтический   раздел   журнала   "Тайм   энд   тайд",   имевшего    хождение

преимущественно в среде верхнего эшелона гуманитарной интеллигенции.

     В определенном смысле Кольер  был  космополитической  фигурой.  Еще  до

войны он побывал в Голливуде, где успешно сотрудничал в качестве  сценариста

с середины 30-х годов (последний его сценарий относится к 60-м). В 1940  или

1941 году он уехал в США, спустя четверть века  после  войны  перебрался  во

Францию, затем вернулся на родину, где и умер. По  всем  объективным  данным

он,  таким  образом,  принадлежал  к  рафинированному  кругу   "высоколобых"

литераторов. Тем не менее писателем "для бранных" он не был.

     Романы Кольера,  получившие  лестную  оценку  у  знатоков  и  любителей

ящного, были в свое время достаточно популярны и  выходили  общедоступными

многотиражными  даниями,  хотя  теперь  они   скорее   достояние   истории

литературы  -  тонкие,  острые  и  довольно  смелые  по  тогдашним   канонам

нравоописательные бурлески "Жена-обезьянка" (1930) и "Обори  гнусного  беса"

(1934), а также антиутюпия "Круг замкнулся" (1932), ображавшая  разоренную

и разрушенную войной Англию 1995 года. Однако подлинную славу по обе стороны

Атлантики принесли ему рассказы,  печатавшиеся  в  различных  периодических,

преимущественно американских, даниях и отдельными сборниками:  "Еще  никто

не вернулся" (1931; первая книга новелл, вышедшая ничтожным тиражом, "Дьявол

и прочие" (1934), "Весь секрет в мускатном орехе" (1943),  "Выдумки  на  сон

грядущий"  (1951).  Новеллы  Кольера  пользовались  таким  успехом,  что   в

англоамериканской критике появился и какое-то время имел хождение термин  "a

Collier story" ("рассказ в манере  Кольера"),  образованный  по  аналогии  с

"well-made story" ("хорошо  сработанный  рассказ").  Следует  прнать  -  и

читатель настоящей книги с этим, надеемся, согласится,  -  что  кольеровские

новеллы действительно "сработаны" на славу.

     Одна причин популярности рассказов Кольера, думается, та, что в  его

творчестве  слились  английская  и  американская  школы  новеллы.  Сгущенный

гротеск Э. По, "черный юмор" фантазий А.  Бирса,  невозмутимая  интонация  и

непредрекаемые скачки концовок, характерные для О.  Генри,  накладываются  у

Кольера  на  свойственные  английской   новелле   пристальное   внимание   к

материальному  окружению  персонажей,  моралующую  тенденцию,   мастерство

комедии нравов, нередко переходящей в  сатиру  на  нравы,  и  парадоксальное

"обыгрывание"  обыденного  с  выворачиванием  нананку  привычных  штампов,

шаблонов и стереотипов поведения и мышления,  что  с  блеском  делали  Оскар

Уайльд или старший современник Кольера Олдос Хаксли.

     Художественная дидактика Кольера, как  и  разоблачение  им  нормативных

шаблонов, - явление особого свойства. Он порой завершает  свои  микропритчи,

влекая "мораль" и преподнося ее  читателю,  можно  сказать,  на  блюдечке:

"Девушки, легкомысленно отказывающиеся от нкорослых  голубоглазых  мужчин,

рискуют остаться при собственном интересе" ("На полпути в ад"). Верить ему в

таких  случаях  не  рекомендуется   -   он   явно   пародирует   облегченное

душеспасительное чтиво.  Речь  в  этом  рассказе  идет  вовсе  не  об  уроке

девушкам,  а  о  несостоятельности  самоубийства  как  выхода    жненных

трудностей вообще и о глупости самоубийства на почве неразделенной  любви  в

частности. Банальная вроде бы самоочевидность, прописная истина,  но  истина

истине рознь. К прописям, выработанным человечеством за века  социального  и

нравственного взросления, писатель относился с полным уважением и доверием -

в отличие от истин мнимых, продиктованных нормативной моралью  стяжательства

и эгома и освященных образом жни двух стран, которые Кольер хорошо  знал

и где, за редким исключением, разворачивается действие его  проведений,  -

Великобритании и США.

     Героиня маленького романа Мюриэл  Спарк  "Умышленная  задержка"  (1981)

вспоминает, как в детстве ее заставляли для улучшения  навыков  чистописания

переписывать сентенции типа "Честность -  Лучшая  Политика"  и  "Не  все  то

Золото,  что  Блестит":  "Приходится  прнать,  что  сии  наставления,  над

которыми я тогда не  задумывалась  по  своему  детскому  легкомыслию,  но  в

которых усердно украшала завитушками прописные  буквы,  оказались,  к  моему

удивлению, совершенно  истинными.  Им,  может  быть,  недостает  великолепия

Десяти Заповедей, зато они ближе к существу дела".

     Об истинности этих наставлений (как, впрочем, и библейских заповедей во

главе с первейшей них - "Не убий") и о  ложности  софмов,  которыми  их

подменяют, собственно, и писал Кольер, поскольку во всех  его  проведениях

толкуется  о  неотвратимом,  пусть  принимающем  фантастические,   если   не

сказочные, формы воздаяния за  отступление  от  истин  и  слепое  следование

мнимостям. При  этом  трудно  не  заметить,  что  забвение  общечеловеческих

нравственных норм, как правило, сопровождается  у  его  персонажей  истовой,

подчас до одурения, преданностью социальным фикциям и догмам,  возводимым  в

абсолют, как в рассказах "Без  посредства  Голсуорси"  и  "Каната  хватает",

главные действующие лица которых прекрасно сочетают моральное бесстыдство  с

нежно лелеемым комплексом британского "офицера и джентльмена" и "сахиба"  на

службе в колониях.

     По  верному  наблюдению  американского  литературоведа  Г.  X.  Уоттса,

"рассказы  Кольера  лишь  укрепляют  в   благоразумном   читателе   ощущение

морального  и  интеллектуального  благополучия" {Contemporary novelists/ Ed. J. Vinson. - Lnd. : St. James Press, 1976, p. 295.}.   Естественная,   добавим,

реакция со стороны читателя благоразумного, с которым, понятно, ни

когда не случится того,  что  происходит  с  персонажами  Кольера;  эти

постоянно попадают в неприятные положения, терпят  фиаско,  губят  других  и

сами гибнут по причине своего неблагоразумия, а проще  сказать  -  глупости,

открывающей дорогу пороку. Порок же у Кольера неменно бывает наказан (что,

однако,  далеко  не  всегда  сопровождается  торжеством   добродетели),   за

нарушение моральных истин и заповедей обязательно следует расплата.

     И пороки, и грехи, и глупость, о которой говорится у Кольера,  довольно

древнего происхождения, но с тех незапамятных времен, когда они были впервые

осознаны как таковые, человечество, обогатив их  новыми  формами,  мало  что

менило в них по существу. "Не. убий" так и осталось  "Не  убий"  (рассказы

"Перестраховка", "Другая американская трагедия", "Ночью  все  кошки  черны",

"Ловец человеков", "Бешеные деньги", "До встречи на Рождество"), "Не укради"

осталось "Не укради" ("Вариации на  тему",  "Творческое  содружество"),  "Не

прелюбодействуй" осталось "Не прелюбодействуй" ("Всадница  на  сером  коне",

"На добрую память", "Каната хватает", "В самом Аду нет фурии... ")  и  запрет

вожделеть  к  чужому  тоже  сохранил  свой  начальный  однозначный   смысл

("Зеленые  мысли",  "Бешеные  деньги",  "Все  отменяется",   "Карты   правду

говорят"). Глупость в рассказах Кольера предстает все той  же  глупостью,  а

чванство  -  чванством,  равно  как  вульгарность,  тупая  самовлюбленность,

торжествующее невежество и т. п. Его персонажи  в  буквальном  смысле  слова

ловятся на собственные пороки и  на  собственных  пороках,  пытаясь  достичь

благополучия, успеха, богатства и прочего в обход нравственности,  -  "Ловец

человеков", "Все отменяется",  "Карты  правду  говорят",  "Каната  хватает",

"Перестраховка", "Спящая красавица", "Дождливая  суббота"  и  многие  другие

новеллы.

     Что там  ни  говори,  а  стойкий  моральный  подтекст  ображаемого  -

отличительное качество британской литературной традиции.

     А так как пороки, с которыми имеет дело эта традиция,  особой  новной

не отмечены, о чем уже говорилось, то и в сюжетах кольеровских новелл  можно

иной раз распознать знакомые модели,  хотя  осмыслены  они  и  представлены,

разумеется,  в  пародийном,  гротескно  стилованном  "ключе".  В   "Другой

американской трагедии" проглядывает история про Красную Шапочку, в  рассказе

"Дьявол, Джордж и Рози" угадывается миф об  Орфее  и  Эвридике,  обрамляющая

новелла распространенного в литературах Востока цикла сказок (или рассказов)

Попугая присутствует в "Хищной птице", а сказочный сюжет о спящей  красавице

очевиднейшим образом использован в одноименной новелле. Возникают  и  вполне

оправданные   ассоциации   с   сюжетными   и   композиционными    решениями,

предложенными в свое время другими авторами. Так, "Зеленые мысли"  отчетливо

перекликаются  с   "Цветением   странной   орхидеи"   Г.   Дж.   Уэллса,   а

"Перестраховка"  приводит  на  память  классическую  схему   хрестоматийного

рассказа О. Генри "Дары волхвов".

     Что касается нечистой  силы,  то  она  выступает  у  Кольера  в  полном

соответствии с амплуа, отведенным ей в фольклорной и литературной  традиции:

как враг рода человеческого, обманутый и посрамленный лукавым смертным  ("На

полпути в  ад",  "Кино  горит",  "Дьявол,  Джордж  и  Рози",  "Когда  падает

звезда"), как коварный и красноречивый соблазнитель мефистофелевского  толка

("Правильный шаг"), как орудие высшей справедливости и воздаяния по заслугам

("Придуманный мистер Вельзи").

     Древние пороки, однако, предстают в рассказах Кольера в одеждах  вполне

современных - и в переносном, и в прямом смысле: "Никогда еще  желтый  жилет

не овладевал самыми потаенными мыслями Генри; никогда прежде не  олицетворял

он собой так явственно, как сегодня, независимость,  положение  в  обществе,

обеспеченную жнь, умение нравиться" ("Все отменяется"). Но и обряженные  с

иголочки,  они  под  пером  Кольера  выглядят  не  привлекательней,  чем   в

библейские времена, а то и еще уродливее, потому что мельчали.  Соединение

тупости, глупости,  беспардонности  и  веры  в  собственную  непогрешимость,

вестное под именем британского снобма, явно не смотрится в сопоставлении

с образцами ветхозаветной гордыни и взывает не столько к  праведному  пафосу

обличения, сколько к желанию ничтожить острым сатирическим пером, с  чем

Кольер справляется весьма успешно ("Каната хватает"). А в  одной    крайне

малочисленных у него новелл  с  открытой  политической  тенденцией  объектом

сатиры  становится  качество,   распространенное   среди   соотечественников

писателя и заключающееся в  несколько  параноидальном  стремлении  объяснять

собственные  ошибки  происками  враждебных  сил  и  "рукой   Москвы"   ("Без

посредства Голсуорси").

     Придерживаясь  истины,  Кольер  показывает  древние  грехи  зависти   и

вожделения трансформированными - в духе  времени  -  в  жадность  к  деньгам

вообще, а к чужим - в особенности; она становится сущностью его персонажей и

двигателем   действия   в   таких   рассказах,   как    "Бешеные    деньги",

"Перестраховка", "Другая американская трагедия", "Ночью  все  кошки  черны",

"Все  отменяется",  "Спящая  красавица",  "Зеленые  мысли",  "Карты   правду

говорят",  "Чудеса  натуралма".  Лики  жадности  весьма  разнообразны,  но

читатель не найдет среди  них  ни  одного  симпатичного;  правда,  столь  же

малоприятны у Кольера и облики всех остальных пороков в их "оцивилованном"

варианте.

     Мишенью гротесков Кольера становятся не только современные нравы, но  и

социальные явления - замкнутый на себя мир кинобнеса ("Кино  горит",  "Все

отменяется",  "Гей   О'Лири"),   индустрия   проводства   бестселлеров   и

литературных  репутаций  ("Вариации  на  тему",  "Творческое  содружество"),

самоновейшие  помрачения  разума  типа  возведенного  в  культ  психоанала

("Толкование сновидения"). А коль скоро исконные глупости человеческого рода

показаны автором в современном их бытовании, то и ведомство,  в  обязанности

которого от сотворения мира входит насаждать пороки и глупости, одновременно

их наказывая, тоже претерпевает существенную модернацию. Фантазия  Кольера

по  части  выдумки  непередаваемо  комичных  и  в  то  же  время   логически

обоснованных форм  и  прнаков  такой  модернации  дьявольского  промысла

неисчерпаема и парадоксальна. Ее венец - концепция ада как  претворенного  в

вечность  образа  существования  мелкобуржуазного   лондонского   предместья

("Дьявол, Джордж и Рози") или как безостановочно, без перерывов и  выходных,

работающего второразрядного танцевального зала ("Правильный шаг").  Точность

и расчетливая аккуратность в описаниях самых ничтожных  мелочей  свойственны

Кольеру, бесстрастно ироничному создателю своей  фантастической  реальности,

которую он выстраивает с учетом ее сказочных закономерностей и  вращенной,

однако на свой лад последовательной логики - именно ею  определены,  скажем,

форма  и  направление  зеленых    буквальном  значении)   мыслей   мистера

Маннеринга    одноименной  новеллы  или  поведение   орангутана-литератора

("Вариаций на тему").

     Выраженное фантастическое начало или, на  худой  конец,  незначительное

гротескное смещение действительности - а  последнее  показательно  даже  для

бесспорно реалистических рассказов "Бешеные деньги", "На добрую память"  или

"Все отменяется" - служит у Кольера, помимо прочего, той же цели, достижению

которой способствует и его отточенный, сдержанный,  описательный,  чуть-чуть

манерный и окрашенный более  или  менее  явной  иронией  стиль,  -  созданию

дистанции между автором и читателем. Фантастика  Кольера  качественно  иного

порядка, чем, например, у  Гоголя  или  Булгакова  При  всей  невероятности,

непостижимости ситуаций в  повести  "Нос"  и  романе  "Мастер  и  Маргарита"

фантастическое в них воспринимается как своеобразное  продление  реальности,

ее  дополнительная  модификация.  Читатель  способен  отожествить   себя   с

персонажами Гоголя и Булгакова - не демонического ряда,  конечно,  а  лицами

реального   плана.   У   Кольера   такое   отожествление   невозможно:   его

интеллектуальные  комедии  нравов  разыгрываются   на   замкнутой   площадке

сконструированной    художественной    действительности,    где    реальное,

жнеподобное и откровенно сказочное равно далеки от читателя.

     Кольер строит свои  новеллы  как  заведомые  литературные  опыты  -  не

ображение жни, но иронический,  граничащий  с  сарказмом  комментарий  к

несообразностям жни, и от читателя он не ждет сопереживания  ображенному

здесь читатель прван правильно осмыслить рассказанное и влечь   притчи

надлежащий  "урок".   Этот   подход,   родственный   брехтовскому   принципу

отчуждения,  показателен  для  английского  эстетма  рубежа  веков;  среди

традиций, питавших творчество Кольера, ближайшим  образом  заявляет  о  себе

традиция О. Уайльда, автора "Кентервильского привидения".

     Учитывая огромную популярность в Советском Союзе наследия  О.  Уайльда,

Э. По и О. Генри, остается пожалеть, что Джон  Кольер  приходит  к  русскому

читателю с большим опозданием. Но период наибольшего  увлечения  Кольером  в

Англии и США пришелся на конец 30-х-40-е годы, время, когда советским  людям

было не до ящных умозрительных фантазий. Когда же во второй половине  50-х

годов современная зарубежная литература вновь стала  широко  переводиться  в

Советском  Союзе,  Кольер  у  себя  на  родине  как-то  незаметно  выпал 

литературного обихода - как выпало его имя   престижного  ежегодника  "Кто

есть кто": в выпуске 1958 года статья о нем еще имелась, а в  1959  году  ее

уже не было. И даже смерть писателя,  на  которую  откликнулся  американский

журнал "Тайм", британская "Тайме" обошла молчанием.

     Писательская слава имеет свои приливы и отливы, но опыт показывает, что

меткое и талантливое  слово,  однажды  пронесенное  в  литературе,  в  ней

остается и находит своего  благодарного  читателя.  Рассказы  Джона  Кольера

вошли в классический фонд британской новеллы XX века. Пришел черед их автору

встретиться и со своим русским читателем.

 

                                                               В. Скороденко

 

 

 

НА ДНЕ БУТЫЛКИ

 

 

Перевод. Макарова М. , 1991 г.

 

 

     Фрэнклин  Флетчер  мечтал  пожить  красивой  жнью:  тигровые   шкуры,

прекрасные женщины. Правда без шкур он, пожалуй, мог бы и обойтись. Но, увы,

прекрасные женщины тоже были недосягаемы. И на службе,  и  в  доме,  где  он

снимал квартиру, все девушки напоминали ему то мышей, то котят или кошек  и,

как правило, не очень стремились соответствовать рекламным образцам.  Другие

никогда ему не встречались. В тридцать пять лет он  покончил  с  бесплодными

мечтаниями и решил, что пора  поискать  утешение  в  хобби,  в  этом  жалком

подобии счастья.

     Он с хищным видом слонялся по глухим закоулкам, высматривая в  витринах

у  старьевщиков  и   антикваров,   что   бы   ему,   черт   возьми,   эдакое

поколлекционировать. На одной  захудалой  улочке  он  набрел  на  невзрачный

магазинчик, в чьей пыльной витрине одиноко красовалась бутыль с великолепной

моделью парусника внутри. Было в этом  паруснике  нечто  родственное  самому

Фрэнклину, и ему захотелось узнать, сколько эта бутыль стоит.

     Магазинчик показался ему тесным и голым. Вдоль стен  ютились  несколько

обшарпанных  полок,  сплошь  уставленных  бутылками  самой  разной  формы  и

величины, внутри которых можно было разглядеть множество  вещиц,  интересных

лишь тем, что их упрятали в эти бутылки. Пока Фрэнклин их учал, отворилась

боковая дверца, и, шаркая, вышел хозяин, морщинистый старичок в  старомодной

шляпе. Появление покупателя, похоже, удивило его и  обрадовало.  Он  показал

Фрэнку несколько  букетов,  райских  птиц,  панораму  Геттиебергской  битвы,

миниатюрные японские садики, даже высохшую человеческую  голову-все,  все  в

бутылках.

     - А что на той дальней полке? - спросил Фрэнк.

     - Так, кое-какие безделицы. К обитателям тех бутылок принято относиться

весьма скептически. Но мне они нравятся.

     Он влек несколько пыльного полумрака. В  первой  оказалась  дохлая

муха, в других не то конские волосы, не то соломенные стебли, а в  прочих  и

вовсе ни на что не похожие клочья.

     - Милости прошу, - предложил старик, -  на  любой  вкус  джинны,  духи,

сивиллы, демоны и тому подобное. Полагаю, многих них упрятать  в  бутылку

куда труднее, чем ваш парусник.

     - Но позвольте! Джинны в Нью-Йорке... - перебил его Фрэнк.

     - Именно. Именно здесь можно обнаружить бутылки с  самыми  незаурядными

джиннами. Минуточку терпения. Пробка очень тугая...

     - Тут что, действительно один ... этих? - осторожно спросил Фрэнк.  -

Вы хотите выпустить его?

     - А почему бы нет? - сказал старик и, оставив в покое  пробку,  перенес

бутыль ближе к свету. - Ну да, один "этих"... Силы небесные! Гм,  "почему

бы нет"! Глаза у меня совсем уже не видят. Ведь  чуть  не  откупорил.  Здесь

обитает пренеприятнейший субъект, да-да! Надо же! Как хорошо, что я не сумел

вытащить пробку. Поставим его обратно. Так, в нижнем углу справа. Не  забыть

бы сделать наклейку с надписью. Ну, а этот образчик уже не так опасен.

     - И что там? - спросил Фрэнк.

     - По моим данным, самая прекрасная девушка в мире, - ответил старик,  -

не знаю, насколько это вас заинтересует. Сам я ни разу  не  выпускал  ее 

бутылки. Давайте поищем что-нибудь более привлекательное.

     - Почему же, с научной точки зрения, довольно любопытно... - попробовал

возразить Фрэнк.

     - Наука наукой, а что вы на это скажете? -  Старик  вытащил  пузырек  с

крохотным, напоминающим насекомое  существом,  почти  незаметным  под  слоем

пыли. - Послушайте.

     Фрэнк приложил  пузырек  к  уху.  Кто-то  слабеньким  голоском  шептал:

"Луианец-Саратога,         четыре-пятнадцать.          Луианец-Саратога,

четыре-пятнадцать", - без конца повторяя всего четыре слова.

     - Боже, что это?

     - Кумекая Сивилла собственной персоной. . Редчайший экземпляр.  Слышите,

теперь она предсказывает результаты скачек.

     - Действительно, редчайший, - согласился Фрэнк. - И все же хотелось  бы

взглянуть на ту, которую вы отложили. Преклоняюсь перед красотой.

     - И в душе художник, я? - улыбнулся старик. - В таком случае вам просто

нужно подобрать  себе  надежный,  умелый,  способный  выполнить  любое  ваше

приказание экземпляр. Уж поверьте. Ну вот, например,  этот.  Рекомендую,  не

раз его испытывал. Очень хорош. Обслужит по первому разряду.

     - Если так, почему же у вас нет дворца, тигровых шкур и прочего, чем  в

таких случаях обычно обзаводятся?

     - Все это у меня уже  было.  Он  устроил.  Кстати,  с  этой  бутылки  и

началась моя коллекция. Все, что здесь собрано, тоже он  достал.  Сначала  я

потребовал себе дворец, с картинами, мрамором, рабами и с  упомянутыми  вами

тигровыми шкурами. А потом приказал на одну шкур уложить Клеопатру.

     - Ну и что вы о ней скажете? - взволнованно спросил Фрэнк.

     - Для человека разбирающегося очень недурна, - ответил  старик.  -  Мне

все это очень скоро надоело. И я подумал:  "Мне  бы  магазинчик,  буду  себе

торговать бутылками со всякой всячиной". Попросил своего малого.  Он  мне  и

Сивиллу добыл, и того чуть было не выпущенного нами  свирепого  дружка.  Все

остальное тоже он.

     - Значит, он в этой бутылке? - спросил Фрэнк.

     - В этой, в этой. Послушайте сами.

     Фрэнк приложил ухо к стеклу. Надрывающий душу голос  молил:  "Выпустите

меня. Умоляю. Выпустите меня, пожалуйста. Исполню любое ваше желание. Только

выпустите. Я не причиню вам зла. Ну  выпустите.  Хоть  ненадолго.  Выпустите

меня. Исполню любое ваше желание.  Ну,  пожалуйста... ".  Фрэнк  взглянул  на

старика.

     - Надо же, он действительно здесь, в бутылке.

     - Разумеется, здесь,  -  обиженно  сказал  старик.  -  Не  стану  же  я

предлагать вам пустую бутылку. За кого вы меня принимаете, молодой  человек?

По правде говоря, мне не хочется с ним расставаться, я к нему  привязан,  но

вы все же мой первый покупатель, я столько лет ждал.

     Фрэнк снова поднес к  уху  бутылку:  "Выпустите  меня.  Выпустите.  Ну,

пожалуйста. Испо... "- Боже! - вырвалось у Фрэнка. - И он все время так?

     - Наверное. Прнаться, я редко его слушаю. Предпочитаю радио.

     - Похоже, бедняге там несладко, - с сочувствием заметил Фрэнк.

     - Возможно. Кажется, они не любят свои бутылки.  А  мне  бутылки  очень

нравятся. Есть в них некая притягательность. Помнится, я как-то...

     Но тут Фрэнк его перебил: - Скажите, он действительно неопасен?

     - Помилуйте, совершенно безвреден. Некоторые считают  их  коварными,  -

дескать, сказывается восточная кровь, и вообще - никогда не замечал  за  ним

ничего подобного. Я часто его выпускал; он все как просишь выполнит-и  опять

в бутылку. Должен сказать, это настоящий профессионал.

     - Неужели может выполнить любое желание?

     - Любое.

     - И сколько вы за него возьмете? - спросил Фрэнк.

     - Ну, не знаю. Миллионов десять.

     - Ого! Я не миллионер. Но если он действительно так хорош, не  уступите

ли вы его в рассрочку?

     - Не волнуйтесь. Хватит и пяти долларов. У меня действительно есть все,

что я хотел иметь. Вам завернуть?

     Фрэнк отсчитал пять долларов и поспешил домой, о всех сил стараясь не

разбить драгоценную ношу. Войдя в комнату, он  тут  же  вытащил  пробку.  Из

бутылки  вырвалась  мощная  струя  прогорклого   дыма,   который   мгновенно

сгустился, превратившись в увесистого, шести с лишним футов великана типично

восточной наружности, со свисающими складками  жира,  крючковатым  носом,  с

мощным двойным подбородком и свирепо поблескивающими белками глаз -  вылитый

кинорежиссер, только покрупней калибром.

     Фрэнк, не сразу сообразив, что бы такое  попросить,  приказал  принести

шашлык, кебаб и рахат-лукум. Через секунду все было перед ним.

     Оправившись  от  умления,  Фрэнк  отметил,  что  принесенные  кушанья

отменного качества и к тому же искусно разложены на золотых,  отполированных

до зеркального блеска блюдах с тончайшей  гравировкой.  Судя  по  всему,  он

действительно получил  первоклассного  слугу.  Фрэнк  ликовал,  но  виду  не

показывал.

     - Золотые  блюда  превосходны,  -  небрежно  обронил  он.  -  А  теперь

приступим к делам более важным. Мне необходим дворец.

     - Слушаю и повинуюсь, - почтительно вымолвил смуглый великан.

     - Солидный, построенный с соответствующим размахом, в удобном месте,  с

соответствующей мебелью, соответствующими  картинами,  мраморными  статуями,

драпировками и прочими соответствующими вещами. Побольше  тигровых  шкур.  У

меня к ним слабость.

     - Все будет исполнено, господин.

     - Вообще я в душе художник, - пояснил Фрэнк. - Твой прежний хозяин  это

сразу понял. Так вот, любви к искусству я вынужден потребовать, чтобы  на

каждой шкур лежало  по  молодой  женщине.  Они  могут  быть  блондинками,

брюнетками, пышными как Юнона и миниатюрными, томными и живыми, всякими - но

обязательно красивыми. И не стоит их одевать. Не выношу  одежду,  это  такая

пошлость. Ну что, справишься?

     - Справлюсь, господин.

     - Я жду, действуй.

     - Покорнейше прошу вас на минутку закрыть глаза, когда вы их  откроете,

обнаружите все, что только что перечислили.

     - Ладно, - согласился Фрэнки добавил: - Только без шуточек у меня.

     Итак, он закрыл глаза. Со всех сторон  доносилось  приятное,  с  легким

присвистом жужжание. Отсчитав ровно минуту, Фрэнк открыл глаза и  огляделся.

Над ним и впрямь возвышались своды дивного дворца, укомплектованного  полным

набором  колонн,  статуй,  картин  и  прочего  доступного  лишь  воображению

великолепия, к тому же его взгляд то и дело упирался в  тигровые  шкуры,  на

которых возлежали ослепительные юные красавицы в первозданном, не опошленном

одеждами виде.

     Трудно передать восторг, охвативший Фрэнка. Он будто пчелка,  ненароком

залетевшая в цветочный магазин,  перепархивал  от  одной  тигровой  шкуры  к

другой. И всюду его встречали чарующей улыбкой, и каждый взгляд манил смелым

или тайным прывом. Здесь легкая краска смущения  и  потупленные  глаза,  а

чуть поодаль жаркий румянец  страсти.  Вот  плечо,  оживший  мрамор.  А  вот

прывающие к объятью руки, но какие! Кто-то  пытается  не  выдать  чувства,

напрасные старанья. Кто-то откровенно радуется его любви.

     - Я прекрасно провел время, - прнался Фрэнксвоему джинну час  спустя.

- Лучше просто некуда.

     - В таком случае осмелюсь попросить вас  об  одной  милости,  -  сказал

великан,  занятый  в  этот  момент  приготовлением  собственного  ужина.   -

Назначьте меня дворецкими главным распорядителем развлечений, бавьте  меня

от моей мерзкой бутылки.

     - Что ж, я  не  против,  -  великодушно  согласился  Фрэнк.  -  Ты  так

хлопотал, старался, у меня язык не повернется, чтобы приказать тебе убраться

обратно в бутылку. Изволь, дворецким так  дворецким,  только  уговор  -  без

стука ко мне не входить, сам понимаешь. И еще - никаких шуточек.

     Расплывшись в подобострастной улыбке, джинн исчез, а Фрэнк устремился к

своему  гарему,  где  и  провел  вечер  с  не   меньшей   приятностью,   чем

вышеупомянутый час.

     В чудных наслаждениях мелькали неделя за неделей, но  постепенно  Фрэнк

сделался чуть blase {Пресыщенный (фр. )}, начал привередничать (от этого  его

не спас бы и  лучший    лучших  джиннов),  все  чаще  находил  поводы  для

недовольства.

     - Слов  нет,  они  необыкновенно  милы,  -  однажды  заявил  он  своему

дворецкому, - особенно  для  того,  кто  действительно  умеет  ценить  такую

прелесть, но, видимо, все же далеки от совершенства, иначе  бы  они  мне  не

надоели. Да, я ценю красоту, но истинную;  мне  нужна  бесспорно  прекрасная

женщина. Забирай своих красавиц. Вместе  с  тигровыми  шкурами.  Оставь  мне

только одну шкуру.

     - Слушаю и повинуюсь, - сказал джинн. - Готово.

     - И на эту шкуру помести саму Клеопатру. Не успел  он  моргнуть,  перед

нам очутилась Клеопатра, и надо прнаться, она была просто великолепна.

     - Здравствуйте! - сказала царица. -Это я, и опять на какой-то  тигровой

шкуре!

     - Опять! - умленно воскликнул  Фрэнк,  тут  же  вспомнив  старика 

магазина. - Можешь ее унести. Елену Прекрасную, пожалуйста.

     Через миг Елена Прекрасная была ему доставлена.

     - Здравствуйте! - сказала Елена. - Это я, и опять на какой-то  тигровой

шкуре!

     - Опять! - снова  воскликнул  Фрэнк.  -  Проклятый  старикашка!  И  эту

забирай. Королеву Гвиневеру.

     Супруга  короля  Артура  слово  в   слово   повторила   реплики   своих

предшественниц; то же самое Фрэнк услышал от мадам Помпадур, леди  Гамильтон

и прочих прославленных красавиц, которых ему удалось вспомнить.

     - Теперь мне понятно, почему у этой старой развалины такой жалкий  вид!

Старый греховодник! Загубил мне все удовольствие!  Ну  да,  я  ревнив;  кому

охота быть вторым после какого-то старикашки. Где же мне отыскать  существо,

достойное объятий ценителя совершенной красоты?

     - Если вы удостоите  вниманием  вашего  покорного  слугу,  -  отозвался

джинн, - то я напомню вам об одной бутылочке, той самой, которую мой прежний

хозяин ни разу не откупоривал, ибо я принес ее, когда подобные вещи потеряли

для него всякую прелесть. А ведь считается,  что  в  этой  бутылке  спрятана

прекраснейшая всех земных красавиц.

     - Да, да, припоминаю, - оживился Фрэнк. - Сейчас  же  принеси  мне  эту

бутылку.

     Через несколько секунд бутылка стояла перед ним.

     - Отпускаю тебя до вечера, - сказал Фрэнк своему дворецкому.

     - Благодарю, мой  господин.  Я  тогда  слетаю  в  Аравию,  навещу  свое

семейство, давненько их не видел. - И он с поклоном растворился в воздухе. А

Фрэнк принялся сосредоточенно откупоривать  бутылку,  что  почти  сразу  ему

удалось.

     Перед ним предстала девушка невероятной  красоты.  Все  его  предыдущие

именитые гостьи выглядели бы рядом с ней сущими ведьмами.

     - Где я? - умленно промолвила красавица. - Что это за чудный  дворец?

Почему подо мной расстелена тигровая  шкура?  И  кто  этот  юный  прекрасный

принц?

     - Да ведь это я, - в восторге завопил Фрэнк, - я! День промелькнул  как

одно райское мгновение. Фрэнк  и  не  заметил,  как  снова  появился  джинн,

нагруженный провиантом для ужина.  Конечно  же,  Фрэнк  собирался  разделить

трапезу со своей чаровницей, благодаря которой  он  узнал  истинную  любовь.

Даже джинн при виде такой красоты закатил свои свирепые глазищи.

     Во время ужина взбудораженный любовью Фрэнк внезапно вскочил и помчался

в сад: сорвать для любимой розу. И тогда джинн подошел к  гостье,  вроде  бы

долить в ее бокал вина, и зашептал ей в самое ухо: "Не знаю, помнишь  ли  ты

меня. Я соседней бутылки. Как часто я любовался тобой сквозь стекло".

     - О да, я хорошо вас помню. Тут вернулся Фрэнк. Джинн поспешно умолк  и

старательно напряг литые мышцы, демонстрируя красу и мощь смуглого торса.

     - Не  бойся,  милая.  Это  всего-навсего  джинн.  Не  обращай  на  него

внимания. Скажи, ты действительно меня любишь?

     - Ну конечно, - сказала красавица.

     - Нет, ты скажи, что любишь. Почему ты не ответила мне "люблю"?

     - Я так и сказала. Ну конечно.  Как  ты  просил.  Столь  неопределенный

ответ, словно туча, омрачил все его счастье.  Закравшиеся  в  душу  сомнения

безжалостно отравляли минуты упоительного блаженства.

     - О чем ты думаешь? - спрашивал Фрэнк.

     - Так, ни о чем, - следовал ответ.

     - Так-таки ни о чем? - не  отступался  Фрэнк,  и  начиналась  очередная

ссора.

     Раза  два  он  даже  прогонял  ее  в  бутылку.  И  она  подчинялась,  с

загадочно-мстительной улыбкой.

     - Почему она так улыбается? - спросил  он  у  джинна,  которому  как-то

рассказал о своих мучениях.

     - Кто ее знает, может, у нее там любовник.

     - Ты шутишь! - воскликнул Фрэнк, холодея от ужаса.

     - Да, просто  диву  даешься,  насколько  просторными  бывают  некоторые

бутылки, - сказал джинн.

     - Выходи! - тут же заорал. Фрэнк. - Кому сказано, выходи!

     Его возлюбленная послушно выбралась наружу.

     - Есть там кто-нибудь, кроме тебя?

     - А что, такое бывает? - спросила она с плохо разыгранным удивлением.

     - Отвечай на мой вопрос, - требовал Фрэнк. - Отвечай: да или нет.

     - Да или нет, - повторила она, доведя его до полного бешенства.

     - Ах ты потаскушка, лживая, лицемерная потаскушка! - крикнул  Фрэнк.  -

Сейчас я сам туда влезу. И если кого-нибудь найду, моли Бога за  себя  и  за

него.

     С этими  словами  он  невероятным  усилием  воли  протиснулся  в  узкое

горлышко и внимательно учил каждый сантиметр:  никого  не  было.  И  вдруг

сверху донесся непонятный звук. Он поднял голову и увидел,  как  в  горлышко

ввинчивается пробка.

     - Что вы делаете? - закричал Фрэнк. - Закупориваем бутылку,  -  ответил

его джинн.

     Фрэнк разразился проклятьями, потом перешел на просьбы и в конце концов

на униженные мольбы.

     - Выпустите меня, - упрашивал он. - Выпустите меня, пожалуйста. Исполню

любое ваше желание. Только выпустите меня.

     Однако у джинна нашлись другие неотложные дела.  В  чем  Фрэнк  тут  же

убедился, имея горькую  возможность  наблюдать  за  ретивым  их  выполнением

сквозь прозрачные стены своей тюрьмы.

     На следующий день его бутыль схватили, со свистом домчали до  знакомого

грязного  магазинчика  и  запихнули  на  полку  с   остальными,   мало   чем

отличающимися бутылками.

     Там он и пробыл целую вечность, погребенный под толстым  слоем  пыли  и

обессилевший от  ярости,  которая  охватывала  его  при  мысли  о  том,  чем

занимаются его вероломная возлюбленная и джинн в его же  собственном  чудном

дворце.

     Однажды в магазинчик забрели моряки, и, узнав,  что  в  бутылке  Фрэнка

находится прекраснейшая в  мире  девушка,  они  скинулись  всей  командой  и

выкупили ее. Откупорив бутыль уже в открытом море и обнаружив там всего лишь

бедолагу Фрэнка, матросы были разочарованы неописуемо и тут же весьма  грубо

им воспользовались.

 

 

НИЧЕГО, КРОМЕ ХОРОШЕГО

 

 

Перевод. Загот М. , 1991 г.

 

 

     Доктор Рэнкин был крупным мосластым  мужчиной,    тех,  на  ком  даже

новенький костюм кажется старомодным, - так выглядят костюмы на  фотографиях

двадцатилетней давности. Это объяснялось  тем,  что  туловище  у  него  было

широким и плоским,  будто  составленным    упаковочных  коробок.  Лицо  со

взглядом деревянной статуи  тоже  было  словно  -под  топора;  волосы,  не

ведавшие расчески,  походили  на  парик.  Огромные  ручищи  отнюдь  не  были

ящными, такие  записываются  в  плюс  доктору  небольшого  провинциального

городка, где жители и поныне  сохранили  типичную  для  селян  склонность  к

парадоксам, полагая: чем больше твои лапы схожи  с  обезьяньими,  тем  легче

тебе сделать какую-нибудь тонкую работу, например, удалить миндалины.

     Доктор Рэнкин как раз и  был  прекрасной  иллюстрацией  данной  теории.

Скажем, в это конкретное ясное утро он  просто  цементировал  большой  кусок

пола в погребе - не бог весть какая ювелирная  работа,  -  но  его  огромные

неящные ручищи трудились  размеренно  и  неторопливо,  и  было  ясно:  они

никогда не оставят в теле пациентов тампон, а шрам на теле никогда не  будет

уродливым.

     Доктор оглядел дело рук своих со всех  сторон.  Что-то  подровнял  тут,

что-то пригладил здесь  и,  наконец,  убедился,  что  заплата  сработана  на

совесть, профессионал не сделает лучше. Он подмел остатки осыпавшейся земли,

бросил в огонь.  Уже  хотел  убрать  инструмент,  но  еще  раз  прошелся  по

поверхности рукой мастера, то бишь мастерком, и  заплатка  стала  совершенно

заподлицо с остальным полом. В эту минуту высшей сосредоточенности  хлопнула

дверь веранды - будто выстрелила маленькая пушка, -  доктор  Рэнкин,  вполне

понятно, подскочил как ужаленный.

     Он нахмурил брови, навострил уши. Две  пары  тяжелых  ног  затопали  по

вибрирующему полу веранды. Открылась дверь в дом, и посетители вошли в холл,

с которым погреб был связан напрямую одним лестничным пролетом,  к  тому  же

весьма коротким. Он услышал посвистывание, потом Бак и Бад закричали: - Док!

Эй, док! Клюет!

     То ли доктор не был в  тот  день  расположен  к  рыбалке,  то  ли,  как

свойственно людям крупным и грузным, от неожиданного испуга у  него  начисто

пропала жажда общения, то ли ему просто хотелось спокойно довершить работу и

посвятить себя делам более важным, нежели  рыбалка,  -  так  или  иначе,  на

прывный клич друзей он не отозвался. Вместо этого он  весь  превратился  в

слух - друзья  еще  немного  покричали,  потом,  естественно,  оставили  это

занятие и перешли на диалог - в голосах зазвучали раздраженные и  удивленные

нотки.

     - Наверное, куда-то смылся.

     - Оставим записку - мы у ручья, приходи.

     - Можно сказать Айрин.

     - Но ее тоже нет. Уж она-то куда подевалась?

     - По идее, должна быть дома.

     - По идее! До чего ты, Бад,  наблюдательный.  Посмотри  на  этот  стол.

Столько пыли, что расписаться можно...

     - Т-с-с! Смотри!

     Видимо, последний говорящих заметил, что дверь в погреб приоткрыта и

вну горит свет. В следующую секунду дверь широко  распахнулась,  и  Бад  с

Баком глянули вн.

     - Док! Вон ты где!

     - Ты что, не слышал, как мы тут глотки драли?  Подслушанное  не  сильно

обрадовало доктора, тем не менее  он  улыбнулся  своей  деревянной  улыбкой,

глядя, как его друзья спускаются по ступенькам.

     - А я еще подумал - неужели кто-то пришел, - сказал он.

     - Да мы орали как резаные, - возмутился Бак. - Думали, никого дома нет.

uде Айрин?

     - В гостях, - ответил доктор. - В гости уехала.

     - Эй, а это что? - спросил Бад. - Чем ты тут  занимаешься?  Закапываешь

одного своих пациентов?

     - Вода через пол сочится, - объяснил доктор. -  Наверное,  какой-нибудь

ключ забил неподалеку.

     - Не может быть! - воскликнул Бад, в котором тут же проснулся агент  по

продаже недвижимости с его высокоэтическими принципами. - Док, между прочим,

этот дом тебе продал я. Не  хочешь  ли  ты  сказать,  что  я  подсунул  тебе

рухлядь, -под которой бьет источник?

     - Вода была, это факт, - буркнул доктор.

     - Док, можешь посмотреть  на  геологическую  карту  местности  в  клубе

"Кивание". Лучшей подпочвы нет во всем городе.

     - Похоже, он продал тебе товар с гнильцой, - вставил Бак, ухмыляясь.

     - Ни в коем случае! - вскричал  Бад.  -  Ты  вспомни.  Когда  док  сюда

приехал, он в недвижимости ни черта не смыслил. Факт,  разве  нет?  Тыкался,

как слепой котенок!

     - А какой драндулет он купил у Теда Уэббера! - заметил Бак.

     - Он бы и дом Джессопа купил, если бы я ему позволил, - сказал  Бад.  -

Но я не тех, кто втирает очки клиенту.

     - Даже последнему лопоухому обормоту-горожанину, - уточнил Бак.  -  Кто

другой обязательно его надул бы, - продолжал Бад. - Может, кто-то  и  надул.

Только не я. Я рекомендовал им этот дом. Он и Айрин въехали сюда сразу,  как

только поженились. Разве я стал бы селить дока  в  рухлядь,  у  которой  под

фундаментом бьет ключ?

     -  Ладно  тебе,  -  отмахнулся  доктор,  придя  в  смущение  от   такой

совестливости. - Наверное, сильные дожди прошли, вот и все.

     - Ух ты! - воскликнул Бак, глядя на вымазанный конец кирки.  -  Глубоко

копнул! До глины добрался?

     - До глины четыре фута, - сказал Бад.

     - Восемнадцать дюймов не хочешь? - спросил доктор.

     - Четыре фута, - повторил Бад. - Могу показать карту.

     - Ладно. Хватит спорить, - остановил их Бак. - Так что, док? Как насчет

порыбачить, а? Клев нынче что надо.

     - Не могу, ребята, - сказал доктор. - К больным надо идти.

     - Э-э, док, живи и жить давай  другим,  -  процитировал  Бад.  -  Пусть

отдохнут от твоего лечения, глядишь, выздоровеют. Или ты  весь  город  решил

уморить?

     Всякий раз, когда на свет божий влекалась эта шутка,  доктор  опускал

глаза долу и с улыбкой бурчал себе под нос: - Извините, братцы, но не могу.

     - Ну, что ж, - с разочарованием в голосе проговорил Бад.  -  Коли  так,

мы, пожалуй, пойдем. Как Айрин?

     - Айрин? - переспросил доктор. - Лучше не бывает.  Уехала  в  гости.  В

Олбени. Поездом, в одиннадцать часов.

     - В одиннадцать часов? - повторил Бак. - В Олбени?

     - Я сказал Олбени? - удивился доктор. - Я имел в виду Уотертаун.

     - У нее там друзья? - спросил Бак.

     - Миссис Слейтер, - ответил доктор. - Мистер и  миссис  Слейтер.  Айрин

девчонкой жила с ними по соседству, на Сикамор-стрит.

     - Слейтер? - теперь удивился Бад. - По соседству с Айрин? В  Уотертауне

таких нет.

     - Что значит "нет"? - возмутился доктор. - Айрин мне вчера  весь  вечер

только про них и говорила. Получила от  них  письмо.  Вроде  бы  эта  миссис

Слейтер ухаживала за Айрин, когда ее матушку положили в больницу.

     - А я говорю "нет", - стоял на своем Бад.

     - Ну, так она мне сказала, - заявил доктор. - Конечно, с тех пор  много

лет прошло.

     - Послушай, док, - сказал Бак. - Мы с Бадом там выросли.  Родственников

Айрин знаем всю свою жнь. Бывало, их дома просто не вылезали. Так  вот,

никаких Слейтеров по соседству никогда не было.

     - Может, эта женщина снова вышла  замуж,  -  предположил  доктор.  -  А

раньше жила под другой фамилией.

     Бад покачал головой.

     -Когда Айрин ушла на станцию? -спросил Бак.

     - С четверть часа, - ответил доктор.

     - Ты ее не подвез? - спросил Бак.

     - Она захотела прогуляться, - сказал доктор.

     - Мы  шли  со  стороны  Мейн-стрит,  -  сообщил  Бак.  -  И  с  ней  не

встретились.

     - Может, она пошла через пастбище, - предположил доктор.

     - Ну, это все ноги собьешь, да еще с чемоданом, - усомнился Бак.

     - У нее небольшая сумка с одежонкой, вот и все, - уточнил доктор.

     Бад продолжал качать головой.

     Бак посмотрел на Бада, потом на кирку,  на  свежий,  еще  не  застывший

цемент.

     - Боже правый! - воскликнул он.

     - Господи, док! - поразился Бад. - Чтобы ты пошел на такое?

     - Что вы несете, черт вас дери, шуты безмозглые! - взъярился доктор.  -

Вы на что намекаете?

     - Источник! - пробурчал Бад. - Как это я сразу не понял, что источником

тут и не пахнет.

     Доктор взглянул на цементную заплату, на кирку,  на  вытянувшиеся  лица

друзей. Его собственное лицо побагровело.

     - Уж не спятил ли я? - вопросил он. - Или это спятили вы? Вы  намекаете

на то, что я... что я Айрин... мою жену... так, ну ладно! Идите отсюда!  Да,

идите и зовите шерифа. Скажите, пусть явится сюда и начнет копать.  Давайте,

шагом марш!

     Бад и Бак переглянулись, переступили с ноги на ногу и снова застыли.

     - Идите, идите, - настаивал доктор.

     - Прямо не знаю, - вымолвил Бад.

     - Ну, вообще-то побудительные мотивы у него были, - заметил Бак.

     - Бог свидетель, - согласился Бад.

     - Бог свидетель, - подтвердил Бак. - И ты свидетель. И я. И весь город.

Только докажи это суду присяжных.

     Доктор приложил руку к голове.

     - Что такое? - воскликнул он. - Это еще что? Куда вы  клоните?  На  что

намекаете?

     - Вот тебе и на, оказались на месте преступления! - задумчиво  пронес

Бак. - Сам видишь, док, как вышло. Тут надо как следует мозгами  пошевелить.

Мы ведь с тобой давние дружки. Кореша, можно сказать.

     - Кореша-то кореша, но подумать надо, -  подхватил  Бад.  -  Дело  ведь

серьезное. Да, были побудительные мотивы, но закон есть закон. И  по  закону

могут привлечь за соучастие.

     - Ты что-то сказал про побудительные  мотивы,  -  непонимающе  пронес

доктор.

     - Сказал, - согласился Бак. - И ты - наш друг. Если считать, что у тебя

смягчающие вину обстоятельства...

     - Надо тебя как-то выручать, - сказал Бад.

     - Смягчающие вину обстоятельства? - переспросил доктор.

     - Раньше или позже, кто-нибудь все равно бы тебя просветил,  -  заверил

его Бак.

     - Могли просветить и мы, - прнал Бад. - Только... Знаешь,  думали,  а

за каким чертом?

     - Могли, - подтвердил Бак. - И едва  не  просветили.  Пять  лет  назад.

Когда ты на ней еще не женился. И полгода не прошло, как ты здесь поселился,

но мы как-то к тебе прониклись. Думали, надо  бы  тебе  намекнуть.  Говорили

между собой об этом. Помнишь, Бад?

     Бад кивнул.

     - Вот ведь как бывает, - сказал он. - Насчет дома Джессопа я тебе сразу

все выложил на тарелочке, все как есть. Ни за что бы не позволил, док, чтобы

ты его купил. Ну, а женитьба-это штука  деликатная.  Могли  сказать,  да  не

сказали. . - Да, тут мы виноваты, - откликнулся Бак.

     - Мне уже пятьдесят, - сказал доктор. - Наверное, для Айрин я староват.

     - Да будь тебе хоть двадцать  один,  будь  ты  хоть  Джонни  Вейсмюллер

{Вейсмюллер Джонни - прославленный исполнитель роли Тарзана. (Здесь и  далее

примеч. переводчиков. )}, ни черта бы не менилось, - уверил его Бак.

     - Я знаю, многие считают, что идеальной женой ее не назовешь, -  сказал

доктор. - Может, так оно в есть. Она молода. Полна жни.

     - Да перестань ты! - резко бросил Бак, глядя на сырой  цемент.  -  Ради

бога, док, перестань. Доктор провел рукой по лицу.

     - Не всем нужно одно и то же, - сказал он. - Я  суховат.  Про  меня  не

скажешь,  что  у  меня  душа  нараспашку.  А  Айрин  -  она  человек  живой,

общительный.

     - Это точно, - согласился Бак.

     - А хозяйка нее никудышная, - продолжал доктор. - Сам знаю. Но  ведь

мужчине не только это требуется. Она умеет наслаждаться жнью.

     - Угу, - поддакнул Бак. - Что было, то было.

     - Это меня в ней и привлекает, - пояснил доктор. -  Потому  что  самому

мне этого не дано. Ну, хорошо, нельзя сказать, что  она  очень  умна.  Пусть

даже она дурочка. Мне все равно. Пусть лентяйка. Пусть она неорганованная,

у нее семь пятниц на неделе - пусть!  Я  сам  органован  так,  что  дальше

некуда. Зато она умеет наслаждаться жнью. И  это  прекрасно.  Значит,  она

сохранила детскую наивность.

     - Да. Если бы это было все, - сказал Бак.

     - Но, - продолжал доктор, выкатывая на  него  глаза,  -  тебе,  похоже,

вестно что-то еще.

     - Это вестно всем, - уточнил Бак.

     - Скромный, приличный человек приезжает сюда и  берет  в  жены  местную

потаскушку, - с горечью пронес Бад. - И никто ему  ни  слова.  Все  просто

наблюдают.

     - И посмеиваются, - добавил  Бак.  -  А  мы  с  тобой,  Бад,  вместе  с

остальными.

     - Мы ей сказали, чтобы наперед поостереглась, - вспомнил Бад. -  Мы  ее

предупредили.

     - Кто ее только  не  предупреждал,  -  сказал  Бак.  -  Но  потом  всем

опостылело. Когда дело дошло дошоферни...

     - Но мы, док, мы никогда, - взволнованно доложил Бак. - Особенно  после

твоего приезда.

     - Город будет за тебя, - заверил Бак.

     - Толку от этого, если судить будут в суде графства, - заметил Бад.

     - Господи! - внезапно воскликнул доктор. - Что же мне  делать?  Что  же

мне делать?

     - как-нибудь ты, Бад, - сказал Бак. - У меня  звонить  в  полицию

рука не поднимется.

     - Спокойно, док, - заговорил Бад. - Не убивайся. Слушай, Бак. Когда  мы

сюда вошли, на улице никого не было, верно?

     - Вроде никого, - подтвердил Бак. - Но  что  мы  в  погреб  спустились,

этого точно никто не видел.

     - Значит, в погреб мы  не  спускались,  -  подытожил  Бад,  подчеркнуто

обращаясь к доктору. - Ты понял, док? Мы покричали  наверху,  покрутились  в

доме минуту-другую и убрались восвояси. А в погреб не спускались.

     - Если бы это было так, - с тяжелым сердцем выдавил себя доктор.

     - Ты просто скажешь, что Айрин пошла прогуляться и так и не  вернулась,

- поучал Бак. - А мы с Бадом поклянемся, что видели, как она ехала города

с каким-то типом... ну, допустим, в "бьюике". Все поверят, не сомневайся. Мы

это провернем. Только попозже. А сейчас нам надо смываться.

     - Главное, ты запомни. Стой на своем. Мы сюда не  спускались  и  вообще

тебя сегодня не видели, - повторил Бад. - Пока!

     Бак и Бад поднялись по ступенькам, осторожничая сверх всякой меры.

     - Ты лучше эту... эту штуку прикрой, -  посоветовал  Бак  на  прощанье,

полу обернувшись.

     Оставшись один, доктор сел на пустой ящик и обхватил голову руками.  Он

так и сидел в этой позе, когда дверь веранды снова хлопнула. На сей  раз  он

не вздрогнул. Просто стал вслушиваться. Открылась и закрылась дверь  в  дом.

Женский голос прокричал:  -  Э-гей!  Э-гей!  Я  вернулась.  Доктор  медленно

поднялся.

     - Я вну, Айрин! -  откликнулся  он.  Дверь  в  погреб  отворилась.  У

основания ступеней стояла молодая женщина.

     - Представляешь! - воскликнула она. - Опоздала на этот дурацкий поезд.

     - О-о! - понимающе воскликнул доктор. - Назад шла через поле?

     - Ну да, как последняя дура, - посетовала жена. - Надо было голоснуть и

перехватить поезд через две-три остановки. Да мне  сразу  это  в  голову  не

пришло. В общем, зря только ноги била. А вот если бы ты меня сразу подбросил

до станции, я бы поспела.

     - Возможно, - не стал спорить доктор. - Ты на обратном пути  никого  не

встретила?

     - Ни единого человечка, - ответила она.  -  А  ты  свое  месиво  месить

кончил?

     - Боюсь,  все  придется  переделать,  -  высказал  опасение  доктор.  -

Спускайся сюда, дорогая, посмотришь сама.

 

 

ВЕЧЕРНИЙ ЦВЕТОК

 

 

Перевод. Загот М., 1991 г.

 

     Обнаружено в блокноте, который за  25  центов  приобрела  в  универмаге

"Брейсис" мисс Сэди Бродрибб.

 

     21 МАРТА. Сегодня я принял решение. Раз и навсегда поворачиваюсь спиной

к миру буржуазии, который ни в грош не ставит поэта. Ухожу прочь, рву связи,

сжигаю мосты...

     И вот свершилось! Я свободен! Свободен, как пылинка, что пляшет в  луче

солнечного света! Свободен, как  комнатная  муха,  что  путешествует  первым

классом на громадном океанском лайнере! Свободен, как мои  стихи!  Свободен,

как пища, которую буду вкушать, как бумага, на которой пишу, как отороченные

овечьей шерстью удобные шлепанцы, которые я буду носить.

     Еще утром у меня только и было денег, что на трамвайный билет. А сейчас

я здесь, ступаю по этому бархату. Вы, конечно, сгораете от  желания  узнать,

где же он, этот рай; наладить сюда поездки, все здесь  испоганить,  прислать

сюда своих родных и блких, а то выбраться и самим. Впрочем,  этот  дневник

едва ли попадет вам в руки раньше,  чем  я  отдам  концы.  Так  что  могу  и

рассказать.

     Я нахожусь в гигантском универмаге "Брейсис" и счастлив так, как бывает

счастлива мышь, что забралась в самую  середину  огромной  головки  сыра.  Я

счастлив-и мир больше ничего обо мне не услышит.

     Весело, весело заживу я теперь, ничего мне не страшно позади  свернутых

в рулоны ковров, которые окружают меня почти глухой стеной,  этот  потаенный

уголок я намерен выстлать стегаными пуховыми одеялами, покрывалами ангоры

и роскошными темно-синими подушками. Гнездышко будет укромнее некуда.

     Я проник в это святилище сегодня, ближе к вечеру, и вскоре услышал, что

шаги вокруг стали стихать- пришло время закрывать магазин. Теперь моя задача

предельно  проста  -  увернуться  от  бдительного   ока   ночного   сторожа.

Уворачиваться - это мы, поэты, умеем.

     Я уже провел свою  первую  мышиную  разведку.  Тихонько,  на  цыпочках,

пробрался до отдела канцтоваров и, соблюдая меры предосторожности,  метнулся

назад, прихватив с собой лишь вот эти  письменные  принадлежности,  предметы

первой необходимости для поэта. Сейчас я их отложу и отправлюсь в  поход  за

другими вещами, насущно необходимыми:  пища,  вино,  мягкая  кушетка,  ладно

скроенная домашняя куртка. Эта келья будит в моей душе нужные струны.  Здесь

я буду писать.

 

     НА ДРУГОЙ ДЕНЬ, РАННЕЕ УТРО. Наверное, нет  в  мире  человека,  который

испытал бы столь сильные, столь противоречивые чувства, какие выпали на  мою

долю вчера вечером. В это невозможно поверить. И  все  же...  Как  интересна

становится жнь, когда события принимают подобный оборот!

     Как и намеревался, я выполз    своего  убежища  и  застал  невиданную

дотоле картину: свет и тьма соперничали за  право  владения  этим  большущим

магазином.   Центральный   лестничный   пролет   был   наполовину   освещен;

ярко-лилово, будто на гравюрах Пиранези {Пиранези  Джиованни  -  итальянский

гравер XVIII в. },  в  переменчивой  игре  света  и  тени  нависали  круговые

галереи. Изящная  паутина  лестниц,  летучие  стрелки  перекидных  мостов  -

реальность граничила со сказкой. Шелка и  бархат  лучали  мерцание,  какое

исходит  от  привидений,  полуобнаженные  манекены   жеманно   улыбались   и

простирали руки в обезлюдевший воздух. Никаких прнаков жни, лишь холодно

поблескивают кольца, клипсы и браслеты.

     Я полз вдоль поперечных проходов, совершенно объятых  тьмой,  и  ощущал

себя мыслью, которая  бродит  по  мозговым  вилинам  спящей  кордебалетки,

мечтающей выбиться в солистки. Разумеется,  мозг  у  нее  куда  меньше,  чем

универмаг "Брейсис". К тому же в универмаге сейчас, в отличие от  ее  мозга,

нет мужчин.

     Ни  одного  -  кроме  ночного  сторожа.  Я  совершенно  о  нем   забыл.

Прокравшись через открытое пространство антресольного этажа и обняв  стойку,

на которой висели греющие душу и тело пледы, я  услышал  равномерный  гулкий

стук - так могло стучать и мое  собственное  сердце.  Но  тут  мне  со  всей

очевидностью открылось - стук идет вне. Это были шаги, и звучали они всего

в нескольких футах от меня.  В  мгновение  ока  я  схватил  пышную  накидку,

замотался в нее и застыл, выбросив одну руку,  подобно  Кармен,  исполненной

глубочайшего презрения.

     Мне повезло. Он прошел мимо, позвякивая своим нехитрым  снаряжением  на

цепочке,  мурлыча  что-то  себе  под  нос,  на  глазах   словно   чешуя-след

преломившихся лучей сверкающего дня. "Иди себе в тщете мирской", - прошептал

я и позволил себе беззвучно усмехнуться.

     И тут же усмешка замерла на моих  губах.  Сердце  екнуло.  Страх  снова

подкатил к горлу.

     Я боялся  пошевельнуться.  Боялся  повернуть  голову  и  посмотреть  по

сторонам. Чувствовал: за мной  наблюдает  нечто,  и  это  нечто  видит  меня

насквозь. Это была не просто паника, какую  способен  пробудить  в  человеке

простой  сторож.  Первый  импульс  был  естественным:  оглянись!  Но   глаза

отказывались  повиноваться  этому  импульсу.  Я  словно  прирос  к  месту  и

продолжал смотреть прямо перед собой.

     Глаза пытались убедить меня в том, во что мозг  отказывался  верить.  И

они своего добились. Я  понял,  что  смотрю  прямо  в  чьи-то  глаза,  глаза

человеческие, только большие, какие-то плоские, светящиеся. Как  у  существ,

предназначенных для ночной жни,  которые  выползают    своих  укрытий  в

зоопарке при искусственном голубом свете, имитирующем свет луны.

     Обладатель этих глаз находился от меня в десятке футов.  Сторож  прошел

между нами, причем к нему он был ближе,  чем  ко  мне.  И  все-таки  его  не

заметил. Но и я, судя по всему, смотрел на него несколько минут подряд. И не

заметил тоже.

     Он стоял, чуть откинувшись на нкий помост,  где  на  полу,  усыпанном

красновато-желтыми  листьями  и  отороченном  пышными  домоткаными   рюшами,

красовались свежелицые  восковые  девушки  в  ярких  спортивных  костюмах  в

елочку, мелкую и крупную клетку. Он прислонился к юбке одной этих Диан, и

складки юбки скрывали его ухо, плечо и отчасти правый бок. Сам он был одет в

неяркий,  но  модный  костюм    шотландского  твида  с  богатым  рисунком,

расписную с кружевами рубашку оливково-розово-серого цвета, замшевые  туфли.

Он был бледен, как существо, влеченное -под могильного  камня.  Длинные,

худые руки кончались свободно висевшими ладонями, походившими не  на  ладони

вовсе, а на эдакие прозрачные плавники или дымчатые шифоновые облачка.

     Он заговорил. Это был не голос, но какой-то подъязычный посвист.

     - Для новичка совсем неплохо!

     Я сообразил, что он делал мне комплимент - не без легкой девки  -  по

поводу моей  довольно  дилетантской  попытки  замаскироваться.  Заикаясь,  я

вымолвил: - Простите. Я не знал, что здесь еще кто-то живет.

     Оказалось,  что  я  против  воли  пытаюсь  имитировать  его   свистящее

подшепетывание.

     - О да, - поддержал меня он. - Здесь живем мы. И это прекрасно.

     - Мы?

     - Да, все мы. Смотрите!

     Мы стояли у  края  первой  галереи.  Он  обвел  вокруг  длинной  рукой,

указывая на все пространство магазина. Я взглянул. Но ничего  не  увидел.  И

ничего не услышал,  кроме  тяжелых  шагов  сторожа,  удалявшихся  куда-то  в

бесконечную даль, кажется, к подвальному этажу.

     - Ну что, видите?

     Знаете, бывает такое чувство, когда пристально всматриваешься  в  глубь

полутемного вивария? Видишь  какую-то  кору,  голыши,  несколько  листьев  -

больше ничего. И вдруг камень испускает вздох - оказывается, это жаба. А вот

и хамелеон, а вот и свернувшийся кольцом уж, а это  богомол  затаился  среди

листьев. Оказывается, вся эта застекленная штуковина кишмя кишит  жнью.  И

думаешь: а вдруг и здесь, по эту сторону стекла, то же самое? И, поеживаясь,

глядишь себе на рукав, смотришь под ноги.

     Это самое чувство охватило меня и в  магазине.  Я  огляделся  и  ничего

вокруг не увидел.  Огляделся  второй  раз  -  и  увидел  пожилую  даму,  она

выбиралась -за громадных часов.  А  вот  три  девушки,  стареющие  инженю,

донельзя истощенные, они жеманно улыбались перед входом в парфюмерный отдел.

Волосы торчали тонким пушком, эдакой  блеклой  осенней  паутинкой.  Мужчина,

такой же хрупкий и бесцветный, с внешностью полковника-южанина, он  стоял  и

разглядывал меня,  а  сам  при  этом  поглаживал  усищи,  которым  могла  бы

позавидовать любая  креветка.  Из-за  портьер  и  занавесей  выплыла  убогая

дамочка, не исключено, имевшая литературные пристрастия.

     Все  они  обступили  меня,  попархивая  и  посвистывая,   будто   кисея

покачивалась на ветру. Глаза широко распахнуты и лучатся, но как-то  плоско.

А радужная оболочка начисто бесцветная.

     - Совсем свеженький!

     - Это же детектив! Надо позвать Людей Тьмы!

     - Я не детектив. Я поэт. Я распростился с мирской суетой.

     - Он поэт. Он пришел к нам. Его нашел мистер Роско.

     - И он нами восхищается.

     - Надо познакомить его  с  миссис  Вандерпэнт.  Меня  отвели  к  миссис

Вандерпэнт.   Она   оказалась местной   матроной   преклонных   лет,    почти

совершенно прозрачной.

     - Так вы поэт, мистер Снелл? Здесь вы найдете вдохновение. Я,  пожалуй,

могу претендовать на звание местной долгожительницы. Пережила три слияния  и

один капитальный ремонт-бавиться от меня им не удалось!

     - Дорогая миссис Вандерпэнт, расскажите, как вы вышли на свет  божий  и

вас едва не купили, приняв за картину Уистлера.

     - Ну-у, это было еще до войны.  Тогда  я  была  поплотнее.  Да,  святая

правда - приняли за картину, совсем уж покупать собрались, но  у  кассы  вдруг

спохватились -  рамы - то нет. А когда за мной вернулись...

     - ... Ее уже не было.

     Их смех напоминал стрекот кузнечиков-вернее, привидений кузнечиков.

     Уистлер Джеймс-английский художник XIX в.

     - А где Элла? Где мой бульон?

     - Уже несет, миссис Вандерпэнт. Сейчас, минутку.

     - Прямо наказание, а  не  девчонка!  Знаете,  мистер  Снелл,  кто  она?

Найденыш! Она не совсем нашего круга. .

     - В самом деле, миссис Вандерпэнт? Поразительно!

     - Много лет,  мистер  Снелл,  я  жила  тут  совершенно  одна.  Когда  в

восьмидесятые годы наступили кошмарные времена, я решила укрыться  здесь.  Я

была тогда молоденькой девушкой, и  многие,  спасибо  им  за  доброту,  даже

называли меня красоткой, но мой несчастный папа обанкротился. В те  дни  для

молоденькой девушки в Нью-Йорке "Брейсис" значил  многое,  поверьте,  мистер

Снелл. Мне казалось ужасной сама мысль, что приходить сюда наравне со  всеми

я  больше  не  смогу.  И  я  перебралась  сюда  навсегда.  Я   по-настоящему

встревожилась, когда после криса тысяча девятьсот седьмого года тут начали

появляться другие. Но скоро успокоилась, ибо это  оказались  милейшие  люди!

Судья, полковник, миссис Билби...

     Я поклонился. Меня представляли.

     - Миссис Билби пишет пьесы.  Она  старого филадельфийского рода. Вам с нами будет очень уютно, мистер Снелл.

     - Для меня это большая честь, миссис Вандерпэнт.

     - Ну и, разумеется, вся наша милейшая молодежь пришла сюда  в  двадцать

девятом. Их несчастные папы решили расстаться с жнью, прыгнув вн с  крыш

небоскребов.

     Я вовсю раскланивался и присвистывал. На  представление  ушло  немало

времени. Кто бы мог подумать, что в "Брейсисе" живет так много народу?

     - А вот наконец и Элла с моим бульоном. Тут я заметил, что молодежь  не

так уж и молода, несмотря на их улыбки, вежливые ужимки, платьица инженю.  А

вот Элле еще не было и двадцати. Одетая во что-то поношенное,  она  тем  не

менее напоминала живой цветок на  французском  кладбище  или  русалку  среди

коралловых полипов.

     - Иди сюда, глупенькая! - Миссис Вандерпэнт тебя  заждалась.  Бледность

ее была не такая, как у них; не мертвенная бледность чего-то, лежавшего под

могильным камнем, лишь редка способная вяло  блеснуть.  Ее  бледность  была

сродни жемчужной.

     Элла! Жемчужина этой самой далекой, самой сказочной  пещеры!  Маленькая

русалка! И кто она здесь?  Девочка  на  побегушках,  ей  перекрывают  воздух

существа,  у  которых  вместо  пальцев  побелевшие  от  смерти...  щупальца!

Красноречие меняет мне.

 

     28 МАРТА. Итак, я довольно быстро свыкаюсь с моим новым  полуосвещенным

миром, с моим странным обществом.  Постигаю  замысловатые  законы  тишины  и

маскировки, которые довлеют над внешне независимыми прогулками  и  сборищами

полночного клана. Как люто ненавидят они  сторожа - именно  его  существование

вынуждает их соблюдать эти законы,  вносит  ложку  дегтя  в  бочку  меда  их

праздных бдений!

     - Гнусное, вульгарное создание! От него разит этим наглым солнцем!

     На самом деле это вполне привлекательный молодой человек,  для  ночного

сторожа даже очень молодой - не удивлюсь, если окажется,  что  его  ранили  на

войне. Но местная публика готова разорвать его на части.

     А со мной они очень милы. Им льстит, что в их рядах  появился  поэт.  И

все же я не могу ответить им взаимностью.  У  меня  слегка  стынет  кровь  в

жилах, когда я вижу,  с  какой  неъяснимой  легкостью  даже  пожилые  дамы

паучихами перебираются с одного балкона на другой. Или меня коробит  оттого,

что они унижают Эллу?

     Вчера мы весь вечер провели за бриджем. А сегодня будут ставить  пьеску

миссис Билби "Любовь в царстве теней". Хотите верьте, хотите нет, но к нам в

гости на спектакль стройными рядами придет другая колония- "Уанамейкерса".

Видимо, люди живут во всех больших магазинах.  Считается,  что  приглашенным

оказана большая честь, ибо мое новое  общество -  отъявленные  снобы.  Они  с

ужасом рассуждают о парии, который  оставил  заведение  высокого  пошиба  на

Мэдисон-авеню и теперь влачит жалкое и сумбурное существование  в  захудалом

кафетерии.  И  с  какой  трагедией  они  пересказывают   исчорию   обитателя

"Альт-манса" - тот  столь  пылко  возлюбил  висевшую  на  манекене  клетчатую

куртку, что в  критическую  минуту появился    тьмы  и  вырвал  ее    рук

покупателя.  Как  я  понял,  вся  колония   "Альтманса"   в   страхе   перед

расследованием была вынуждена перебраться резко вн по социальной лестнице,

в грошовую забегаловку. Что ж, пора собираться на спектакль.

 

     14  АПРЕЛЯ. Мне удалось поговорить с Эллой. Раньше я  не  осмеливался - меня  не  покидает

чувство, что хоть одна пара белесых глаз  украдкой  за  мной  наблюдает.  Но

вчера вечером, во время спектакля, на меня вдруг напала  икота.  Мне  строго

было велено идти в подвал  и  разрешиться  от  недуга  там,  среди  мусорных

ящиков, куда сторож не заглядывает никогда.

     И вот там,  во  мраке,  где  стойко  ощущался  запах  крыс,  я  услышал

сдавленное рыдание.

     - Что это? Это ты? Это Элла? Что с тобой, дитя мое? Почему ты плачешь?

     - Они даже не разрешили мне посмотреть спектакль.

     - И это все? Право, не нужно так расстраиваться.

     - Я так несчастна.

     И она поведала мне свою трагическую историю. Что вы  об  этом  скажете?

Когда она была  маленькой  девочкой,  шестилетней  сопливой  девчонкой,  она

забрела в дальний угол магазина и где-то под прилавком заснула,  а  мама  ее

тем временем примеряла новую шляпку. Когда девочка проснулась,  магазин  был

погружен во тьму.

     - Я начала плакать, и тут они все повыходили и взяли меня. "Если мы  ее

отпустим, она все расскажет", - волновались они. А другие  предлагали: "Нужно

позвать Людей Тьмы". - "Пусть остается здесь, - решила миссис Вандерпэнт.  -

Будет мне исправной служанкой".

     - А кто эти Люди Тьмы, Элла?  Когда  я  здесь  появился,  они  их  тоже

поминали.

     - Вы разве не знаете? О-о, это ужасно! Ужасно!

     - Расскажи, Элла. Поделись со мной. Ее всю затрясло.

     - Знаете гробовщиков, фирмы "Конец пути", они ходят по домам,  когда

люди умирают?

     - Да, Элла.

     - Так вот, в их похоронном бюро, как и здесь, как в "Гимбелсе",  как  в

"Блумингдейлсе", живут люди, такие, как эти.

     - Какая мерзость! Но чем же они там  пробавляются,  в  этом  похоронном

бюро?

     - Мне почем знать? Туда присылают покойников,  для  бальзамирования.  И

те, кто там живет... они просто кошмарные! Даже наши и то перед ними робеют.

Но если кто-то  умирает  или  сюда на  свою  беду,  забирается  какой-нибудь

взломщик, забирается и видит наших и может кому-нибудь рассказать...

     - Так, так. Продолжай.

     - Тогда наши посылают за теми, за Людьми Тьмы.

     - Боже правый!

     - Да, наши  убирают  труп  в  отдел  медицинских  товаров...  труп  или

взломщика, связанного накрепко, если это взломщик - и посылают за теми, а сами

все прячутся... потом те приходят... Господи! Я  их  однажды  видела.  Прямо

черная тьма, тьма на двух ногах. Стра-ашно!

     - А потом?

     - Они заходят, где лежит покойник или бедняга-взломщик. У них там  есть

воск... и все прочее, что надо. А когда они уходят, на столе остается лежать

восковой манекен. А уж потом наши его одевают, в костюм там или купальник, и

ставят рядом с остальными манекенами, и никто ничего не замечаег.

     - Но они ведь тяжелее других, эти манекены? Должны быть тяжелее.

     - Нет.  Совсем  не  тяжелее.  Я  думаю,  там  таких  уже  много-бывших

покойников.

     - Господи помилуй! И что, они и с тобой хотели так  обойтись,  с  малым

ребенком?

     - Да, но миссис Вандерпэнт сказала, что я буду ее служанкой.

     - Мне не нравятся эти люди, Элла.

     - Мне тоже. Так хочется увидеть живую птичку.

     - Сходи в отдел зоологии.

     - Нет, это не то. Мне надо, чтобы она сидела на ветке с листочками.

     - Элла, давай встречаться почаще. Будем приползать сюда  и  встречаться

здесь. Я расскажу тебе про птичек, и про ветки, и про листочки.

 

     1 МАЯ. Последние несколько вечеров в магазине только и разговоров было,

что о грандиозном слете в "Блумингдейлсе",  отовсюду  доносился  взволнованный шепот. Наконец долгожданная ночь наступила.

     - Еще не переоделся? Ровно в два выходим. - Роско назначил себя  (либо

был назначен) моим поводырем и охранником.

     - Роско, я ведь совсем новичок. Как подумаю, что надо выйти на улицу, у

меня поджилки трясутся.

     - Чепуха! Бояться нечего. Выскальзываем наружу по  двое  или  по  трое,

встаем на тротуаре, ловим такси. Ты что, в старые времена никогда  ночью  на

улицу не выходил? А коли выходил, значит, нас видел, и не раз.

     - Боже правый, верно! Еще часто чесал в затылке: кто же это такие?  Вон,

значит, кто. Но, Роско, я весь в поту. И дыхание  перехватывает.  Боюсь,  не

простыл ли.

     - Раз так, тебе лучше остаться. Не ровен  час  чихнешь,  вся  вечеринка

может пойти насмарку.

     Я решил довериться их жесткому этикету, который  во  многом  диктовался

боязнью быть обнаруженными, и оказался прав. Скоро все они ушли,  прошуршав,

как листья, косо летящие на ветру. Я тут же переоделся во фланелевые брюки,

парусиновые туфли и модную спортивную рубашку - весь этот товар  поступил  в

магазин  только  сегодня.  Потом  нашел  уединенное   местечко,   вдали   от

накатанного маршрута сторожа. Там в поднятую руку манекена я вложил  широкий

лист  папоротника,  который  ъял  в  отделе  цветов,  -  сразу  получилось

молоденькое весеннее деревце. Ковер был песчаного цвета, как песок на берегу

озера.  Белоснежная  салфетка, два  пирожных,   каждое   украшено   вишенкой.

Оставалось только вообразить себе озеро и найти Эллу.

     - Ой, Чарлз, что это?

     - Я поэт, Элла, а когда поэт встречает такую девушку, как ты, его тянет

на природу. Видишь это дерево? Пусть оно  будет  нашим.  А  вон  озеро - более

красивого я в жни не видел. Вот трава, цветы. И птицы, Элла. Ты говорила,

что любишь птиц.

     - О-о, Чарлз, ты такой милый. Мне кажется, я слышу, как они поют.

     - А это наш ленч. Но прежде чем приняться за  еду,  сходи  за  скалу  и

посмотри, что там.

     Я услышал ее восторженный вскрик - она увидела летнее платье, которое я

принес для нее. Когда она вернулась,  весенний  день  одарил  ее  приветливой

улыбкой, а озеро засияло ярче прежнего.

     - Элла,  теперь  давай  перекусим.  Будем  радоваться  жни.  А  потом

поплаваем. Тебе так пойдет любой этих купальников!

     - Чарлз, давайте просто посидим и поговорим.

     Мы сидели  и  говорили,  а

время растворилось, как во сне. Не знаю, сколько  мы  могли  так  просидеть,

забыв обо всем на свете, если бы не паук.

     - Чарлз, что вы делаете?

     - Ничего, милая. Просто дрянной паучок, он полз по твоему  колену.  Это

мне, конечно, привиделось, но иногда такие фантазии хуже реальности. Вот я и

попробовал его поймать.

     - Не надо, Чарлз! И уже поздно! Очень поздно! Они вот-вот вернутся. Мне

пора домой.

     Я отвел ее домой - в подвальный этаж, в кладовку с  кухонной  утварью - и

поцеловал ее на прощанье. Она подставила мне щечку. Интересно, почему только

щечку?

 

     10 МАЯ. - Элла, я тебя люблю.

     Прямо так и сказал. Мы уже несколько раз встречались.  Целыми  днями  я

мечтал о ней. Даже дневник не вел. А уж о стихах не могло быть и речи.

     - Элла, я тебя люблю. переберемся в салон для новобрачных. Что ты

так испугалась, милая? Хочешь, вообще уедем отсюда.  Поселимся  в  небольшом

ресторанчике в Центральном Парке, помнишь такой? Там вокруг тысячи птиц.

     - Прошу тебя... прошу тебя, не говори так!

     - Но я люблю тебя, люблю всем сердцем.

     - Ты не должен.

     - А вот оказалось, что должен. Ничего не могу с собой  поделать.  Элла,

только не говори мне, что ты любишь другого.

     Она всхлипнула.

     - Увы, Чарлз, люблю.

     - другого, Элла? Одного этих?  Я  думал,  ты  терпеть  их  не

можешь. Наверное,  это  Роско.  Только  в  нем  и  сохранилось  хоть  что-то

человеческое. Мы с ним говорим об искусстве, о жни, обо всем прочем. И  он

похитил твое сердце!

     - Нет, Чарлз, нет. Он такой же, как остальные. Я их всех ненавижу. Меня

от них с души воротит.

     - Тогда кто же это?

     - Он.

     - Кто?

     - Сторож.

     - Не может быть!

     - Может. От него пахнет солнцем.

     - Боже, Элла, ты разбила мне сердце.

     - Ты можешь остаться моим другом.

     - Да, конечно. Я буду тебе как брат. Но как вышло, что ты его полюбила?

     - О-о, Чарлз, это было так прекрасно. Я думала о птицах и  замечталась,

забылась. Только ты меня не выдавай, Чарлз. Они со мной знаешь что  сделают?

- Ну что ты! Не бойся. Продолжай.

     - Ну, я замечталась, и тут появляется он, выходит -за угла. А  мне  и

деваться некуда-на  мне  было  голубое  платье.  А  вокруг  всего  несколько

манекенов, и те в нижнем белье.

     - Так, дальше, пожалуйста.

     - Что мне оставалось делать? Я скинула платье и застыла как вкопанная.

     - Понятно.

     - Он остановился прямо возле меня, Чарлз. Посмотрел на меня. И коснулся

моей щеки.

     - И ничего не заметил?

     - Нет. Она была холодная. Но, Чарлз, при этом он заговорил  со  мной...

сказал: "Ай да крошка, вот  бы  таких  на  Восьмой  авеню  побольше".  Какой

прелестный комплимент, правда, Чарлз?

     - Лично я сказал бы "на Парк-авеню".

     - Ой, Чарлз, не становись похожим на них. Иногда мне  кажется,  что  ты

начинаешь походить на них. Велика ли разница, Чарлз,  какую  улицу  назвать?

Комплимент от этого не стал хуже.

     - Может, и не стал, но сердце мое  разбито.  И  как  ты  добьешься  его

взаимности? Ведь он живет в другом мире.

     - Да, Чарлз, его - мир-Восьмая авеню. Я хочу перебраться туда. Чарлз,  ты

и вправду мой друг?

     - Я тебе как брат, но сердце мое разбито.

     - Я скажу тебе, что хочу сделать. Скажу. Я снова туда встану. Тогда  он

меня увидит.

     - И что?

     - Может, он снова со мной заговорит.

     - Элла, дорогая, ты просто себя терзаешь. Себе же делаешь хуже.

     - Нет, Чарлз. На сей раз я ему отвечу. И он заберет меня с собой.

     - Элла, я не могу этого слышать.

     - Тес! Кто-то идет! Я увижу птиц, Чарлз,  настоящих  птиц,  увижу,  как

растут цветы. Это они вернулись. Тебе надо идти.

 

     13 МАЯ. Последние три дня  стали  для  меня  настоящей  пыткой.  И  вот

сегодня я не выдержал. Ко мне подсел Роско. Сидел рядом и долго  смотрел  на

меня. Потом положил руку на плечо.

     - Что-то ты совсем раскис,  старина,  -  посочувствовал  он.  -  Может,

выбраться в "Уанамейкерс" и покататься на лыжах?

     На его доброту я не мог не ответить откровенностью.

     - Нет, Роско, это не поможет. Дело мое гиблое. Я не могу есть, не  могу

спать. Даже писать и то не могу, понимаешь?

     - Что с тобой? Затосковал по дневному свету?

     - Роско... я влюбился.

     - В кого-то    продавщиц?  Из  покупательниц?  Но  учти,  Чарлз,  это

категорически запрещено.

     - Нет, Роско, ни то, ни другое. Но все  равно,  надежды  на  взаимность

никакой.

     - Дорогой дружище, мне больно видеть тебя таким. я  помогу  тебе.

Выговорись, облегчи душу.

     И тут... это было какое-то наваждение. Меня прорвало. Я ему  доверился.

Видимо, доверился, как же иначе? Во всяком случае, я не  собирался  выдавать

Эллу, мешать ее бегству, силком держать здесь, пока ее сердце  не  потеплеет

ко мне. Если такие намерения у меня все же были, то только  подсознательные,

клянусь!

     Так или иначе, но я выложил ему все. От начала до конца!  Он  выслушал

меня с сочувствием, но в этом сочувствии я уловил скрытое неодобрение.

     - Ты ведь отнесешься к моей тайне с уважением,  а,  Роско?  Кроме  нас,

знать об этом не должен никто.

     - Не беспокойся, старина, буду нем как могила. И прямиком направился  к

миссис Вандерпэт - наверное. Во всяком случае, вечером  атмосфера менилась.

Люди бледными промельками скользят  мимо  меня,  нервно  улыбаются,  в  этих

улыбках что-то жуткое, садистское, замешенный на страхе восторг. Стоит мне к

кому-то обратиться, отвечают уклончиво, смущаются и тотчас  исчезают  прочь.

Вечер танцев почему-то отменили. Эллу я найти не  могу.  Придется  выползать

отсюда. Буду искать ее снова.

 

     ПОЗДНЕЕ. Господи! Свершилось. В отчаянии я пошел в кабинет управляющего

- оттуда сквозь стеклянные стены просматривается весь универмаг - и  встал  на

вахту. Ровно в полночь  появились  они,  небольшая  группа,  будто  муравьи

тащили свою  жертву.  Жертвой  этой  была  Элла.  Они  отнесли  ее  в  отдел

медицинских товаров. Ее и еще кое-что.

     Когда  я   возвращался   сюда,   навстречу   прошествовала   порхающая,

шипяще-свистящая  орава - это  были  Люди  Тьмы,  в  паническом  экстазе   они

оглядывались через плечо, стремясь остаться незамеченными.  Спрятался  и  я.

Как описать эти мрачные, утратившие человеческие черты  существа,  бесшумные

словно тени? Они отправились туда... где была Элла.

     Что мне делать? Выход один. Надо найти сторожа. И все  ему  рассказать.

Мы с ним спасем Эллу. А если сила окажется на их  стороне...  что  ж,  тогда

оставлю этот дневник на прилавке. Завтра, если буду жив, успею  его  забрать

до открытия магазина.

     Если нет, смотрите в  витрины.  Ищите  там  три  новых  манекена:  двое

мужчин - один них с виду романтик - и одна  девушка.  У  нее  голубые  глаза,

настоящие васильки, а верхняя губа чуть приподнята.

     Ищите нас.

     А их выкурите отсюда! И уничтожьте - раз и навсегда! Отомстите за нас!

 

 

БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ

 

 

Перевод. Муравьев В. , 1991 г.

 

     Гуараль отвез телегу пробковой  коры  на  шоссе,  к

перпиньянскому грузовику. Он возвращался домой, тихо-мирно  шел  рядом

со своим мулом, ни о чем особенно не думал,  и  вдруг  мимо  него  прошагал

полуголый умалишенный, каких в здешней части Восточных Пиренеев  никогда  не

видывали.

     У них в деревне водились два-три головастых  идиота,  но  этот  был  не

такой. И не был он можденный и буйный, как старик Барильеса после  пожара.

И не было у него крохотной  усохшей  головенки  с  языком-болтушкой,  как  у

Любеса-младшего. Совсем какой-то небывалый полудурок.

     Фуараль про себя окрестил его оголтелым: слепит и прыщет, будто солнце,

в самые глаза. Красное тело так и прет цветных  лохмотьев-красные  плечи,

красные колени, красная шея, и широкое круглое красное  лицо  так  и  прыщет

улыбками, словечками, смешками.

     Фуараль догнал его на гребне горы. Тот уставился вн, в долину,  точно

остолбенел.

     - Боже мой! - сказал он Фуаралю. - Нет, вы только посмотрите!

     Фуараль посмотрел: все было как всегда.

     - Это я, дурак, - сказал полоумный,  -  шастаю,  значит,  туда-сюда  по

чертовым Пиренеям неделю  за  неделей  и  вижу  все  одно  и  то  же:  луга,

березняк;сосняк,  водопады,  зеленым-зелено,  словно  тебе  поднесли   миску

haricots verts! {Зеленых бобов (фр. ). } А вот же чего я все время искал! Почему никто не сказал мне об этом?

     Как было отвечать на такой дурацкий вопрос?  Ну,  да  умалишенные  сами

спрашивают, сами отвечают.  Фуараль  наподдал  мулу  и  стал  спускаться  по

дорожке, но полоумный шел с ним вровень.

     - Что же это такое, господи? - говорил он. - Кусок  Испании  перетащили

через границу, что ли? А может, это лунный кратер. Воды, наверное,  никакой?

Боже мой, ну и красногорье кругом! Смотрите-ка, а земля  желто-розовая!  Это

деревни там виднеются? Или кости вымерших чудищ? Мне  здесь  нравится,  -

говорил он. - Мне нравится, как смоковницы разверзают скалы. И как  косточки

разверзают смоквы.

     О сюрреалме слышали? Вот он, сюрреалм жни. А это что  за  роща?

Пробковый дубняк? Похоже на окаменелых  циклопов.  О,  дивные  циклопы,  вас

обдирают донага разбойники-смертные, но я своей малой кистью на малом  куске

холста воскрешу вас к жни в вашем пробчатом облачении!

     Фуараль, уж  на  что  человек  не  набожный,  все-таки  счел  за  благо

перекреститься. Дурень нес околесицу всю  дорогу,  два  или  три  километра.

Фуараль отвечал ему "да" или "нет" либо хмыкал.

     - Это моя земля! - голосил помешанный. - Ее сотворили для  меня!  Какое

счастье, что я не  поехал  в  Марокко!  Это  ваша  деревня?  Изумительно!  А

дома-то, поглядите - в три, в четыре этажа. Почему они - выглядят так,  точно

их нагромоздили пещерные жители - да-да, пещерные жители, не нашедши в  скалах

никаких пещер? А может, тут и скалы были да осыпались - вот оголенные пещеры

и сгрудились на солнцепеке? Почему у вас нет окон? Нравится мне  эта  желтая

колокольня. В испанском духе.  А  здорово,  что  колокол  висит  в  железной

клетке! Черный, как ваша шляпа. Мертвый. Может, потому здесь и тихо? Мертвый

звук-висельник в лазури! Ха-ха! Разве  не  забавно?  Или  вам  не  по  нутру

сюрреалм? Тем хуже, друг мой, ибо вы, кстати, как раз  и  есть  сырье  для

сновидений. Мне нравится, что вы все в  черном.  Тоже  небось  на  испанский

манер? Вы как прорехи в белом свете.

     - До свидания, - сказал Фуараль.

     - Погодите минутку, - попросил чужак. -  Где  бы  мне  тут  приютиться?

Гостиница у вас есть?

     - Нету, - сказал Фуараль, заворачивая во двор.

     - Вот черт! - сказал чужак. - Ну у кого-нибудь хоть можно переночевать?

     - Нет, - сказал Фуараль. Дуралей был малость озадачен.

     - Ладно, - сказал он наконец. - Пойду, по крайней мере, осмотрюсь.

     И пошел по улице. Фуараль видел, как он заговорил с мадам Араго,  и  та

покачала головой. Потом он сунулся к пекарю, пекарь тоже дал  ему  от  ворот

поворот. Он, однако же, купил у него каравай хлеба, а у  Барильеса  сыра  и

вина, сел на скамеечку, подзакусил и давай шляться по косогорам.

     Фуараль решил за ним приглядеть и отправился на деревенскую  верховину,

откуда виден был весь склон. Дурень шатался  без  всякого  толку:  ничего  не

трогал, ничего не делал. Потом он вроде как стал пробираться  к  усадебке  с

колодцем, за несколько сот ярдов от деревни.

     А усадебка-то  принадлежала  Фуаралю,  через  жену  досталась:  хорошее

местечко, был бы сын, там бы  и  жил.  Завидев,  что  чужака  понесло  в  ту

сторону, Фуараль пошел за ним без лишней, сами понимаете, спешки, но не  так

чтобы медленно. И точно,  на  месте  оказалось,  что  дурень  тут  как  тут,

заглядывает в щели ставен, даже дверь подергал. Мало ли что было у  него  на

уме.

     Фуараль подходит, тот оборачивается.

     - Здесь никто не живет? - спрашивает.

     - Нет, - сказал Фуараль.

     - А кто хозяин? -  полюбопытствовал  чужак.  Фуараль  не  знал,  что  и

ответить. Потом все-таки прнался, что он и есть хозяин.

     - А мне вы дом не сдадите? - спросил чужак.

     - Для чего? - спросил Фуараль.

     - Как то есть! - сказал чужак. - Чтобы жить.

     - Зачем? - спросил Фуараль. Чужак тогда выставил руку,  загнул  большой

палец и говорит, нарочито медленно.

     - Я, - говорит, - художник, живописец.

     - Ага, - говорит Фуараль.

     Чужак загибает указательный палец.

     - Я, - говорит, - смогу здесь работать. Мне здесь  нравится.  Нравится

обзор. Нравятся те два ясеня.

     - Ну и хорошо, - говорит Фуараль. Тогда чужак загибает средний палец.

     - Я, - говорит, - хочу прожить здесь шесть месяцев.

     - Ага, - говорит Фуараль.

     Чужак загибает безымянный.

     - Прожить, - говорит, - в этом доме.  Который,  с  вашего  позволения,

выглядит на желтой земле точно  игральная  кость  посреди  пустыни.  Или  он

больше похож на череп?

     - Ого! - говорит Фуараль.

     А  чужак  загибает  минец   и   говорит: -   За   сколько   франков - вы

разрешите мне - жить и работать в этом доме шесть месяцев?

     - Зачем? - говорит Фуараль.

     Тут чужак аж затопотал. Вышел целый спор; наконец  Фуараль  взял  верх,

сказав, что в здешних краях никто домов не снимает: у всякого свой есть.

     - Но мне-то надо снять этот дом, - сказал  чужак,  скрежеща  зубами,  -

чтобы картины здесь рисовать.

     - Тем хуже для вас, -  сказал  Фуараль.  Чужак  разразился  воплями  на

каком-то неведомом наречии, едва ли не сатанинском.

     - Ваша душа, - сказал  он,  -  видится  мне  крохотным  и  омерзительно

кругленьким черным мраморным шариком на выжженном белом солончаке.

     Фуараль сложил в  щепоть  большой,  средний  и  безымянный  пальцы,  а

указательным и минцем ткнул в сторону чужака: пусть его обижается.

     - Сколько вы возьмете за эту лачугу? - спросил чужак. - Может, я  ее  у

вас куплю.

     И Фуараль с большим облегчением понял, что это,  оказывается,  простой,

обычный, жалкий идиот. У него и штанов-то нет,  чтоб  как  следует  прикрыть

задницу, а он зарится на этот прекрасный крепкий  дом,  за  который  Фуараль

просил бы двадцать тысяч франков, было бы у кого просить.

     - Ну! - сказал чужак. - Так  сколько  же?  Фуаралю  надоело  зря  время

терять, и он былне прочь напоследок слегка позабавиться,  вот  они  сказал: -

Сорок тысяч.

     - Дам тридцать пять, - отозвался чужак. Фуараль от души расхохотался.

     - Хорошо смеетесь, -  заметил  чужак.  -  Я  бы  такой  смех,  пожалуй,

нарисовал. Изобразил бы, как сыплются свежевырванные с корнями  зубы.  Ну  и

как? Не отдадите за тридцать пять? Задаток могу прямо сейчас.

     И, вытащив бумажник, этот  полоумный  богатей  зашуршал  одним,  двумя,

тремя, четырьмя, пятью тысячефранковыми билетами перед носом Фуараля.

     - Останусь буквально без гроша, - сказал он. - Но на худой-то  конец  я

ведь могу его перепродать?

     - С божией помощью, - сказал Фуараль.

     - А что, стану-ка я сюда ездить, - сказал тот. - Боже  ты  мой!  Да  за

шесть месяцев я здесь столько понарисую - на целую выставку. В Нью-Йорке все с

ума свихнутся. А я снова сюда и наработаю еще на одну выставку.

     Фуараль, ошалев от радости, даже и не  пытался  что-нибудь  понять.  Он

стал неистово нахваливать свой дом: затащил покупателя внутрь,  показал  ему

печку, выстукал стены, заставил заглянуть в трубу, в сарай, в колодец...

     - Ладно, ладно, - сказал чужак. - Отлично. Все отлично. Побелите стены.

Подыщите мне какую-нибудь женщину - прибираться и стряпать. Я поеду обратно  в

Париж и вернусь с вещами через неделю. Слушайте:  занесите  в  дом  тот  вон

стол, два-три стула и кровать. Остальное я сам привезу. Вот ваш задаток.

     - Нет, нет, - сказал Фуараль. - Все надо сделать честь  по  чести,  при

свидетелях. Потом вот приедет законник, он выправит какие надо бумаги. Пошли

со мной в деревню. Я позову Араго, он человек надежный. Еще Га,  он  очень

надежный. И Винье, он надежный, как могила. Разопьем бутылку старого вина, у

меня есть, я поставлю.

     - Прекрасно! - сказал ниспосланный богом юродивый.

     В деревню и пошли. Явились Араго, Г, Винье,  надежные,  как  каменная

стена. Задаток был уплачен,  вино  откупорено,  чужак  заказал  еще,  в  дом

набилась  куча  народу.  Кого  не  пустили,  те  стояли   снаружи,   слушали

доносившийся  хохот.  Можно  было  подумать,  будто  в  доме   свадьба   или

какое-нибудь безобразие. Фуаралева старуха и та выходила постоять в  дверях,

показать себя людям.

     Спору нет, было в этом сумасшедшем что-то  умопомрачительное.  Вечером,

после его ухода, они основательно потолковали о нем между собой.

     - Слушаешь его, - сказал коротышка Г, - и точно  пьян,  ни  гроша  не

потратив. Вроде и понятно, и непонятно - как по воздуху летишь; и смех берет.

     - А мне как маслом по сердцу смазали: вдруг показалось, будто  я  богач

богачом, - сказал Араго. - И не то что вот у меня, скажем, схоронено свое  в

дымоходе, а как если бы... ну, как если хоть сори деньгами - не переведутся.

     - Мне он нравится, - сказал коротышка Г. - Мы с ним друзья.

     - Это ты чепуху мелешь, - сказал Фуараль. - Он же полоумный. А  дела  с

ним у меня.

     - Я подумал, пожалуй, он и не такой уж полоумный, когда он сказал,  что

твой дом глядит земли как старый череп, - сказал  Г,  неспроста  небось

отводя глаза.

     - Может, даже и не обманщик? - спросил Фуараль. - Если хочешь знать, он

еще сказал, будто дом похож на игральную костяшку посреди пустыни.  Так  как

же, череп или костяшка?

     - Я, говорит, Парижа, - сказал Араго. - И прямо  тут  же:  я,  мол,

американец.

     - Да, да. Что и говорить, самый настоящий обманщик, - подтвердил Кес. -

Может статься, мошенник мошенников-недаром разъезжает по всему свету. Но,

к счастью, вдобавок полоумный.

     - Вот и покупает дом, - сказал Лафаго. -  Были  б  мозги  при  нем,  он

бы - этакий-то обманщик - забрал его  себе,  и  все  тут.  А  так  покупает.  За

тридцать пять тысяч франков!

     - Человек  полоумный,  будь  он  семи  пядей  во  лбу,  все  равно  что

вывернутый мешок, - сказал Араго. - А если он вдобавок набит деньгами, то...

     - ... то деньги так и сыплются, - продолжил Г.

     Чего же лучше-то. Все с нетерпением поджидали чужака.  Фуараль  побелил

дом, прочистил дымоходы, повсюду прибрал. И уж  будьте  уверены,  хорошенько

все обыскал на случай,  если  покойный  тесть  три  года  назад  где-нибудь

что-нибудь  схоронил,  а  тот  дурень  об  этом  как-нибудь   прослышал.   С

парижанами, с ними держи ухо востро.

     Чужак возвратился, и его пожитки целый  день  перевозили  на  мулах  от

шоссе,  где  они  были  сгружены  с  машины.  К  вечеру  все   собрались   в

доме - свидетели, помощники и прочие. Оставались сущие  пустяки  -  получить

денежки.

     Фуараль намекнул на это деликатней деликатного. Чужак  заулыбался,  без

всяких проволочек сходил в комнату, куда свалили его скарб,  и  живо  принес

какую-то книжечку, всю маленьких billets,  вроде  тех  лотерейных,  какие

пробуют вам всучить в Перпиньяне. Он оторвал верхний билетик.

     - Пожалуйста, - сказал , он, протягивая  билетик  Фуаралю.  -  Тридцать

тысяч франков.

     - Не пойдет, - сказал Фуараль.

     - Что еще за новости? - удивился чужак.

     - Таких бумажечек я навидался, - сказал Фуараль. - И написано  на  них,

друг мой, было не тридцать, а триста тысяч. Только потом тебе  говорят,  что

они не выиграли. Нет, мне бы лучше деньгами.

     - Это и есть деньги, - сказал чужак. - Все равно что деньги. Предъявите

это, и вам выдадут тридцать тысячефранковых кредиток, таких самых,  какие  я

вам дал в тот раз.

     Фуараль слегка опешил. В здешних краях принято рассчитываться под конец

месяца. Опасаясь сорвать сделку, он положил бумажонку в карман,  распрощался

и пошел в деревню следом за остальными.

     Чужак освоился и вскоре со всеми перезнакомился. Фуараль, у которого на

душе кошки скребли, исподволь выспрашивал его. Оказалось, что он и правда

Парижа - там он жил; и в самом деле американец - оттуда родом.

     - А во Франции, значит, родственников нет? - спросил Фуараль.

     - Никаких родственников.

     Так-так-так! Ну, Фуараль надеялся, что с деньгами все обойдется. Однако

дело-то было не только в  деньгах.  Никаких  родственников!  Тут  не  мешало

поразмыслить. Фуараль отложил это дело на потом,  чтобы  толком  обмозговать

как-нибудь ночью, когда сон на глаза не пойдет.

     В конце месяца он взял свою бумажонку и отправился за деньгами. Дуралей

сидел под ясенем почти нагишом и знай себе разрисовывал кусок холста. И  что

бы, вы думали, он взялся рисовать? Да паршивые оливы Рустана, с  которых  на

людской памяти ни оливки не сняли!

     - В чем дело? - сказал полоумный. - Я занят.

     - Вот, - сказал Фуараль, протягивая бумажку. - Мне деньги нужны.

     - Ну и какого же дьявола, - спросил тот, - вы пристаете ко  мне,  а  не

получаете свои деньги?

     Фуараль еще ни  разу  не  видел  его  таким  сердитым.  Хотя  вообще-то

вестно: тронь весельчака за мошну - и куда все веселье делось?

     - Послушайте-ка, - сказал Фуараль, - это дело очень серьезное.

     - Нет, уж лучше вы  послушайте,  -  сказал,  чужак.  -  Вот  эта  штука

называется чек. Я дал его вам, а вы с ним ступайте в банк. В банке вам дадут

деньги.

     - В каком банке? - спросил Фуараль.

     - В вашем банке. В любом банке. В перпиньянском банке, - сказал чужак.

- Поезжайте в Перпиньяв, и дело с концом.

     Фуаралю все же очень хотелось получить наличными, и он объяснил, что он

человек бедный, а в Перпиньян целый день проездишь, и слишком это  накладно

выходит для такого, как он, самого что ни на есть бедного человека.

     - Ну вот что, - сказал чужак. - Сами знаете,  что  барыш  вы  отхватили

прерядный. Не мешайте мне работать. Езжайте с чеком в Перпиньян, оно  того

стоит. Я вам свое заплатил с лихвой.

     Фуараль смекнул: верно, Г наболтал, что, мол, дом не по цене  продан.

"Ладно же, недомерочек, мы об этом поразмыслим на досуге,  долгим  дождливым

вечерком". Однако делать было нечего.  Пришлось  надеть  черный  праздничный

костюм, доехать на муле до Эстажеля, пересесть на автобус, и автобус  привез

его в Перпиньян.

     А в Перпиньяне хуже, чем в обезьяннике. Тебя толкают, на тебя  пялятся,

хихикают тебе в лицо. Если у человека дело - ну, скажем,  в  банке  -  и  он

стоит на тротуаре перед входом, чтобы к этому банку присмотреться,  так  его

за пять минут с полдюжины  раз  отпихнут  на  мостовую;  спасибо,  коль  жив

останешься.

     Ну, все же Фуараль попал  наконец  в  банк.  Там,  как  зайдешь,  глаза

разбегаются. Медные перила, полированное дерево, часы не меньше церковных, и

чучела в халатиках сидят-копошатся в деньгах, точно мыши в сыре.

     Он встал в сторонку и  прождал  с  полчаса,  но  никто  его  словно  не

замечал. Наконец какое-то чучелко подозвало его к  медным  перилам.  Фуараль

порылся в кармане и вытащил чек. Чучелко поглядело на него, как  на  простую

бумажку. "Пресвятая дева!" - подумал Фуараль.

     - Хочу обменять на деньги, - сказал он.

     - Состоите вкладчиком нашего банка?

     - Нет.

     - Угодно открыть счет?

     - Деньги мне выдадут?

     - А как же. Распишитесь здесь.  И  здесь  распишитесь.  Распишитесь  на

обороте  чека.  Вот,  возьмите.  Распишитесь  здесь.  Благодарю  вас.  Всего

хорошего.

     - А тридцать тысяч франков? - воскликнул Фуараль.

     - С  этим,  дорогой  мосье,  придется  подождать -  чек  надо  учесть  в

расчетной палате. Зайдите через неделю.

     Фуараль  отправился  домой,  порядком   ошеломленный.   Неделя   прошла

тревожно. Еще днем он более или менее рассчитывал получить  свои  деньги,  а

ночью только закрывал глаза, как ему казалось: вот он входит в банк,  и  все

чучела в халатиках дружно клянутся, что первый  раз  его  видят.  Однако  он

кое-как перетерпел и точно в назначенный срок снова появился в банке.

     - Угодно чековую книжку?

     - Нет. Мне просто деньги. Деньги мне.

     - Всю сумму? Хотите закрыть счет? Так-так. Распишитесь здесь.  И  здесь

распишитесь. Фуараль расписался.

     - Пожалуйста. Двадцать девять тысяч восемьсот девяносто.

     - Но, мосье, ведь было тридцать тысяч!

     - Но, дорогой мосье, сборы.

     Фуараль понял, что тут ничего  не  поделаешь.  Он  ушел  с  деньгами  в

кармане. Неплохо, конечно. Но остальные сто  десять  франков!  Это  же  хуже

гвоздя в сапоге.

     Дома Фуараль сразу пошел разговаривать с чужаком.

     - Я человек бедный, - сказал он.

     - Я  тоже,  -  сказал  чужак.  -  У  меня  гроша  лишнего  нет,  чтобы

приплачивать вам за то, что вы не умеете получать деньги по чеку.

     Такой гнусной лжи свет еще не видывал. На глазах ведь у  Фуараля  чужак

оторвал один чудной верхний billet в тридцать  тысяч  франков    маленькой

книжечки, а там их оставалась еще целая пачка! И опять же тут ничего  нельзя

было поделать: простого  честного человека  всегда  водят  за  нос  и  топчут

ногами. Фуараль отправился домой и спрятал свои несчастные двадцать девять с

чем-то тысяч в коробочку за  камнем  дымохода.  Другое  дело,  были  бы  это

круглые тридцать тысяч. Какая дикая несправедливость!

     Да, тут было о чем подумать вечерами, и Фуараль крепко поразмыслил.  Он

решил, что одному, пожалуй, не справиться, и  позвал  Араго,  Кеса,  Лафаго,

Винье, Барильеса. Только Га не позвал. Это  ведь  Г,  а  не  кто  другой

наболтал чужаку, будто он переплатил за дом, и вообще его  растревожил.  Так

что пусть Гйз идет гуляет.

     Прочим он все объяснил очень доходчиво.

     - Родственников нигде в наших местах нет. А в книжечке, дорогие друзья,

сами видели-десять, двенадцать, пятнадцать, а может быть,  и  двадцать  этих

чудных маленьких billets.

     - А если кто-нибудь за ним явится? Кто-нибудь Америки?

     - Да ушел куда-то, ушел пешком, по-дурацки, как пришел, так и ушел. Что

угодно может случиться с полоумным,  который  болтается  без  дела  и  сорит

деньгами.

     - Это верно. Все может случиться.

     - Но надо, чтоб случилось, пока законник не приехал.

     - И это верно. Пока что даже кюре его не видел.

     - Дорогие друзья, на свете должна быть справедливость. Без нее ни  туда

ни сюда. У человека, у честного человека, нельзя  вынимать    кармана  сто

десять франков.

     - Нет, такое недопустимо.

     Ночью эти честнейшие люди покинули свои дома, высокие  вестково-белые

строения, продырявленные черными тенями и в лунном свете еще больше,  чем  в

солнечном, похожие на груды  выцветших  костей  среди  пустыни.  Без  лишних

разговоров взошли они по склону и постучались в дверь к чужаку.

     Через недолгое время они возвратились и один за другим, опять-таки  без

лишних слов, скользнули в свои черным-черные двери, вот и все.

     Целую неделю деревня на  первый  взгляд  жила  по-прежнему.  Разве  что

глухие темные провалы, эти прорехи в беспощадном свете, стали  глубже.  И  в

каждой черной глуби  затаился  человек  с  двумя  замечательными  billets  по

тридцать тысяч франков. Хорошо: тут и глаза ярче, и одиночество приятнее,  и

человек,  как  сказал  бы  тот  художник,  подобен  фабровскому   тарантулу,

неподвижно поджидающему в глубине своей норы пеструю муху.

     Но того художника теперь уже трудновато было припомнить. Его  болтовня,

его смешочки и даже его предсмертный всхлип никакого эха  не  оставили.  Все

это минуло, словно раскаты и вспышки  вчерашней  грозы.  Так  что,  исключая

заботы утренние и вечерние, которые привычно заслоняли жнь, никто   дому

не вылезал. Жены их почти не решались с ними заговаривать, а сами  они  были

слишком богаты, чтобы разговаривать между собой.  Г  узнал,  в  чем  дело-

дело-то было не тайное, кроме  как  для  посторонних,  -  и  Г  прямо-таки

взбесился. Но жена  пилила  его  с  утра  до  вечера,  и  ему  некогда  было

разбираться с соседями.

     Под конец недели Барильес вдруг возник в дверях  своего  дома.  Большие

пальцы он заложил за пояс, лицо его потеряло свинцовый оттенок  и  приобрело

сливовый, осанка выражала сердитую решимость. Он перешел улицу к дому Араго,

постучался и прислонился  к  дверному  косяку.  Араго  вышел  и  прислонился

напротив. Они поговорили кое о чем, так, вообще,  потом  Барильес,  отбросив

окурок сигареты, вскользь и между прочим упомянул один  участочек  на  земле

Араго, где имелись сарай, виноградник и оливковая роща.

     - Черт, ей-богу, знает, - сказал Барильес. -  От  червяка  прямо  нынче

спасенья нет. А так, в былые времена, рощица-то не пустяки стоила.

     - Именно что черт, - сказал Араго. - Вот хочешь верь, хочешь  не  верь,

друг дорогой, а я, бывало, имел с этой рощицы, что ни год, добрые три тысячи

франков.

     Барильес дал те звуки, которые в здешних местах сходят за хохот.

     - Ты меня прости! - сказал он. - Мне послышалось, ты сказал - три тысячи.

Три сотни-это конечно. Если, скажем, случится хорошая погода, то  три  сотни

можно шутя выручить.

     Поговорили  сначала  вежливо,  потом  насмешливо,  злобно,  яростно   и

отчаянно; закончили сердечным рукопожатием, и участочек был продан Барильесу

за двадцать пять тысяч франков. Позвали свидетелей: Барильес отдал один billet

и получил пять тысяч сдачи от Араго коробочки,  хранившейся  в  дымоходе.

Сделка всех порадовала: видать, дело пошло.

     Оно и правда пошло. Тут же на месте начались  pour parlers {Переговоры (фр. ). } на  предмет

продажи мулов Винье Кесу за восемь тысяч; потом Любес  продал  Фуаралю  свой

подряд на пробку за пятнадцать; дочь Рустана была сосватана за брата Винье с

приданым в двадцать тысяч; и медная рухлядь мадам Араго пошла  общим  счетом

за шестьдесят пять франков, после ожесточенной торговли.

     Один лиш Г остался ни при чем; впрочем, Любес по пути домой,  рядно

накачавшись, сунулся за  порог  к  гою  и  внимательно  оглядел  его  жену

Филомену сверху дону, с головы до ног, раза три. Интерес его был вялый  и

неуверенный; но все же с лица Га сошло горькое и угрюмое выражение.

     Но это было только начало. Вскоре торговля оживилась и торговать  стали

по-крупному. Бум, он бум  и  есть.  Сдачу  что  ни  день  выкапывали  -под

плитняка, влекали соломенной матрасной  трухи,  доставали    дырок  в

балках и тайников в стенах. Когда эти замороженные  суммы  оттаяли,  деревня

расцвела, будто орхидея, прянувшая сухого стебля.  Вино  лилось  рекой  и

орошало каждую  сделку.  Давние  недруги  шли  на  мировую.  Увядшие  девицы

обнимали юных женихов. Богатые  вдовцы  женились  на  молоденьких.  Иные 

людишек поплоше носили не снимая праздничные  костюмы:  к  примеру,  тот  же

Любес, коротавший вечера в доме Га.  А  Г  вечерами  гулял  по  деревне,

угрюмости его как не бывало, и приценивался к упряжи у Лафаго и к  отличному

Ружью у Рустана. Поговаривали о празднестве, особом и небывалом, после сбора

винограда - но поговаривали шепотом, чтобы кюре не прослышал.

     Фуараль, прнанный главарь, не пожелал ударить в грязь лицом и  сделал

потрясающее предложение. Он предложил ни  больше  ни  меньше  чем  проложить

дорогу для грузовиков от  шоссе  на  гребне  горы  до  самой  Деревни.  Ему

возражали: придется, мол, бог знает сколько заплатить работникам.

     - Это да, - сказал Фуараль, - только мы потом  и сами внакладе не останемся. Столько  и  полстолько  возьмем  за  свой продукт.

     Предложение прошло. Деревенские мальчишки и те приобщились  к  выгодам.

Барильес  переименовал  свою  лавочку  в   "Кафе-мороженое,   вселенское   и

пиренейское". Вдова Луайо предложила помещение, стол и даже одежду  одиноким

женщинам; по вечерам она принимала  бранных  гостей.  Барильес  съездил  в

Перпиньян и вернулся с распрыскивателем, который должен был удвоить  урожай

с его нового оливкового участка. Любес тоже  съездил и  вернулся  с  ворохом

дамского белья, и белье это мышлял разве что дьявол. Съездили туда два-три

отпетых картежника - и вернулись  с  новенькими  сверкающими  колодами - как  ни

сдай, а на руке словно одни короли да тузы. Съездил  и  Винье - и  вернулся  с

вытянутой фиономией.

     Торговали все размашистее, и все больше требовалось  наличных.  Фуараль

выступил с предложением: - Съездим-ка мы все  в  Перпиньян,  все,  как  один,

зайдем в банк, шлепнем на конторки наши  billets  и  покажем  чучелкам,  кто

настоящие-то богачи. Да у них и денег на нас вряд ли хватит!

     - Свои сто десять они возьмут, - сказал Кес.

     - Плевать на сто десять! - заявил Фуараль. - А  уж  потом,  друзья  мои

дорогие, потом - ха-ха! - грешим один раз! Говорят, эти-то, которые там, у  них

одного запаху на пятьдесят франков! С ума сойти!  Ковры  на  лестницах,  все

рыжие, любую гадость захочешь - пожалуйста! Завтра!

     - Завтра!  -  подхватили  они  хором;  и  назавтра  все  отправились  в

Перпиньян с сияющими лицами, разодевшись будто на  праздник.  Всякий  дымил,

как паровоз, и все помыли ноги.

     Путешествие выдалось на славу. Они останавливались  у  каждого  кафе  и

все, что там ни есть, спрашивали почем. А в  Перпиньяне  они  шли  сомкнутым

строем; и если на них пялились,  то  наши  друзья  не  оставались  в  долгу.

Переходя дорогу к банку, Фуараль спросил: - А где же Г?  -  и  притворился,

будто ищет его взглядом. - Разве ему ничего не причитается?

     Тут они все расхохотались. И хоть ты что, не  могли  принять  серьезный

вид.  Так,  давясь  от  хохота,  они  один   за   другим   прошествовали   в

дверь-вертушку, и наконец она крутнулась за последним них.

 

 

ВЫ ОПОЗДАЛИ  ИЛИ  Я  СЛИШКОМ  РАНО?

 

 

Перевод. Евдокимова Н. , 1991 Г.

 

     За  городом  я  приемлю  нормальный,

общепринятый порядок вещей, поступая  точно  так  же,  как  поступает  любой

другой: рано встаю, ем когда положено, в дождь поднимаю воротник  пальто.  Я

понимаю причины,  обусловившие  необходимость  утреннего  бритья,  и  бреюсь

поутру о дня в день.

     Другое дело в городе. Когда я живу в городе, меня не влекут к себе часы

"пик", олицетворяющие в моем восприятии картину "Грачи прилетели". Прилив  и

отлив у какой-либо подводной пещеры не пугает  меня  больше,  чем  приток  и

отток у хладных зевов контор и жарких зевов ресторанов. Не  нахожу  ни  хода

времени, ни необходимости дождя, ни смысла в трезвости, ни радости в  питии,

ни целесообразности в  платежах,  ни  планомерности  в  жни.  Существую  в

чужеродном лабиринте  как  насекомое  среди  людей  или  же  как  человек  в

муравейнике.

     Презираю  жалкое  превосходство  хмурого  дня  над  беззвездной  ночью.

Портьеры у меня всегда задернуты; сплю я, когда глаза закрываются, ем, когда

спохвачусь, а  читаю  и  курю  непрерывно,  разрешаю  душе  беспрепятственно

покидать мое ущербное неухоженное тело и редко  докучаю  ей  расспросами  по

возвращении.

     Моя квартира - в одном самых каменных домов старинного квартала  "Инне

Корт". Прислугу не держу, так как вечно собираюсь на той  неделе  за  город,

хотя порой задерживаюсь на месяцы и даже...  не  знаю  на  сколько  времени.

Делаю умопомрачительные запасы сигарет, а еды - что в голову придет: пусть меня ничто не отвлекает от

пейзажей Сатурна или от  неописуемых  тургеневских  садов,  пусть  ничто  не

понуждает выходить на улицу.

     На руках у меня  ужасающие  следы  ожогов  от  сигарет;  они  догорают,

зажатые между пальцами, покуда я прохаживаюсь в компании женщин с  кошачьими

головами. Ничто не кажется мне причудливым, когда я выныриваю таких грез,

разве что я отогну портьеру и выгляну на  площадь.  Тогда  порой  приходится

надавливать ладонями на  сердце,  чтоб  возобновить  дыхание,  о  котором  я

совершенно позабыл.

     Во скольких поездках, любовях и местностях меня то и дело  подстерегала

и в пух и прах разбивала переполненность блюдца, не  позволяющая  моей  руке

загасить  сигарету.  Привычка,  ведающая;  подобными  мелочами,  потребовала

какой-нибудь другой емкости. Я встал, удерживая при себе мысли, как  держишь

в руках до краев наполненный  бокал,  и  откочевал  в  ванную,  направляемый

смутным воспоминанием о мыльнице, которая лежала там заброшенная, как пустая

раковина на пустынном берегу опустошенного разума. Но поглощенная Бог ведает

каким морским валом, эта скорлупа исчезла, а мои оживающие  глаза,  поначалу

бесцельно перебегавшие с предмета на предмет, вскоре вновь потребовали моего

полного возвращения грез (бедняга Крузо!), чтобы воззриться на  пробковый

коврик, на свежий, мокрый, поблескивающий отпечаток голой ноги.

     Не много времени мне понадобилось, чтобы убедиться: я  сух,  облачен  в

пижаму и комнатные туфли, меня никак не назовешь свежевымытым.  Более  того,

след ноги, где отпечатки пальцев округлы как  отборный  жемчуг,  не  был  ни

длинным, как у мужчины, ни когтистым, как у медведя; не был он и следом моей

конечности.  Это  была  ножка  женщины,  нимфы,  пеннорожденной  Венеры.  Я

вообразил,  будто  мой  скитальческий  дух  вернул  мне  спутницу  с  брега

какого-то обетованного моря, какой-то более удачливой раковины.

     Пылающими глазами впивал  я  влажный  отпечаток; под  моим  взглядом  он

подсыхал. Вбирал его не воздух, а я - я ни с кем не делился. Разглядывал днями

и ночами, обстраивал ладные виноградинки крутыми стопами, столь же  ящными

щиколотками, пропорционально округлыми лодыжками. Я вычислил колени,  бедра,

груди, предплечья, плечи, пухлые ладошки и удлиненные  пальцы,  полную  шею,

маленькую головку, длинный локон зеленовато-золотых волос,  подобный  гибу

морской волны.

     Где появился один босой след, там появится и другой; я  не  сомневался,

что в скором времени удостоюсь лицезреть тусклое поблескивание ее волос. При

этой мысли я тотчас же ощутил волчий аппетит и принялся беспокойно слоняться

комнаты в комнату.

     С  безответным  одобрением  я  отметил,  что   к   присутствию   богини

небесчувственна даже неухоженная мебель: замерла, чистенькая и опрятная, как

провинциалы в музее. Под незримыми ножками божества новыми  цветами  расцвел

ковер, словно зовут ее  не  Венера,  а  Персефона.  В  открытое  окно  лился

солнечный свет и потоки теплого воздуха. Когда же  это  я  успел  раздернуть

гардины, как бы высылая приглашение солнцу и воздуху? Быть может,  она  сама

это проделала? Однако немыслимо уследить за всякими пустяками,  как  они  ни

прелестны. Я возмечтал увидеть глянец ее волос.

     - Прости меня за то, что я смирялся с бледностью усопших! Прости, что я

беседовал с женщинами, которые пахли как львицы! Покажи мне свои волосы!

     Меня грызла жестокая тоска по существу, которое  все  время  находилось

рядом. "А вдруг, - подумал я, проснувшись в  своей  неведомо  почему  свежей

постели, - а вдруг она ужасающе вынырнет в темноте, белоснежная как мрамор

и такая же холодная!" И в тот же миг ощутил прерывистые  дуновения  тепла  у

себя на щеке и понял, что она дышит  совсем  рядом.  Обхватить  руками  было

нечего, кроме воздуха. Днями напролет слонялся я    угла  в  угол,  причем

кипящая кровь во мне выла как собака на луну: "Здесь ничего, кроме пустоты".

     Убедил себя, что это вздор. Я видел след  красы,  ощущал  тепло  жни.

Постепенно божественную невидимость начнет преломлять один орган  чувств  за

другим, покуда божество не предстанет как ваянное хрусталя, а  потом -

плоти и крови. И стоило мне только переубедить себя, как я увидел на зеркале

налет ее дыхания.

     Я увидел, как неведомо откуда взявшиеся цветы раздвинули свои лепестки,

когда она уткнулась в них лицом. Поспешив туда, я уловил аромат - не цветочный,

а ее волос.

     Я повалился на пол и разлегся как пес на пороге, где один или два  раза

в сутки мог ощутить легкое дуновение - это  колыхалась  на  ходу  ее  юбка.  Я

ощущал движение ее тела или же кратковременное потускнение света  там,  где

она двигалась; я ощущал биение ее сердца.

     Порой, как бы краешком глаза, я видел (а  может,  мне  казалось,  будто

вижу) не ее ослепительную кожу, нет, но солнечные блики на ее плоти, которые

исчезали, стоило мне пошире распахнуть глаза.

     Теперь я знал,  где  она  движется  и  как  движется,  но  меня  губило

сомнение,  ибо  двигалась  она  не  по  направлению  ко  мне.  Возможно   ли

существование еще одной жни, которая для нее ощутимее моей, а для меня еще

менее осязаема, чем  мое  божество?  Или  божество  томится  тут  у  меня  в

нежеланном заточении? Неужели все эти движения, все эти  передвижения  не  в

мою сторону, - всего лишь перемещения женщины, мечтающей о побеге?

     Трудно сказать. Я думал, что пойму все, если услышу ее голос. Или пусть

она слышит меня.

     Денно и нощно я ей твердил: - Заговорите со мной. Дайте мне услышать ваш

голос. Скажите, что вы меня простили. Скажите, что вы здесь навеки. Скажите,

что вы моя.

     Денно и нощно я вслушивался в пустоту, ловя ответ.

     Я ждал в невыразимом молчании, подобно звездочету, который в  такой  же

кромешной тьме ждет луча света от звезды, в  существование  которой  у  него

есть все основания верить. В конце концов, когда я утратил и веру и надежду,

до меня донесся звук... или же нечто, столь же недалеко  ушедшее  от  звука,

сколько блик света на ее щеке от кожи щеки.

     С тех пор, живя одними лишь барабанными перепонками,  не  шевелясь,  не

дыша, я ждал. А пррачный звук нарастал: он проходил различные,  бесконечно

малые ступеньки громкости. Вот - звук за секунду перед дождем;  вот - трепыханье

крылышек, бессвязное бормотание воды; вот - слова, унесенные  ветром; вот - слова на иностранном языке; причем звуки становились все отчетливее, ближе.

     Временами меня подводил слух, точно так же как других подводит  зрение:

глаза вдруг застилаются слезами, как  раз  перед  тем  как  предстоит  вновь

увидеть давна любимое лицо после непередаваемо долгой разлуки.  Или  вдруг

на нее нападало молчание, и тогда я уподоблялся путнику, идущему на журчание

ручья и внезапно переставшему слышать это журчание  -за  того,  что  ручей

нырнул в кущу деревьев или ушел под воду. Но свой "ручей" я находил  заново,

и с каждым разом он становился чище и отчетливее. Уже можно  было  различить

слова: я расслышал слово "любовь", расслышал слово "счастье".

     Но вот уши мои полностью распахнулись, и  я  услышал  сдержанное  "ах",

даже сам шелест раздвигаемых губ. Она еще что-нибудь пронесет!

     Каждый звук был четок как колокольчик. Она сказала: - Ах, дивно!  Тишина

такая, Гарри здесь хорошо работается. А угадай,  каким  чудом  нам  достался

этот дом! Предыдущего владельца нашли мертвым в кресле, и с тех пор говорят,

будто здесь водятся привидения.

 

 

КОГДА ПАДАЕТ ЗВЕЗДА

 

 

Перевод. Евдокимова Н . 1991 г.

 

     В аду, как  и  в  прочих  вестных  нам  местностях,

условия созданы - хуже некуда. Приспособленные к окружающей среде,  энергичные

и честолюбивые дьяволы на них почти не  реагируют.  Надеются  улучшить  свою

участь, а рано или поздно стать демонами высших категорий.

     В  кишащей  массе  посредственных   заурядных   дьяволов-трудяг   любые

эскапистские  стремления  в  достаточной   степени   улаживаются   благодаря

развлечениям, аналогичным радио и телевидению: можно мельком  поглядеть  то,

что там выдают за рай, остальное же время - оглушительная реклама.

     Однако  бывают  там  ленивые,  никчемушные,  совершенно   недьявольские

дьяволы,  только  и  мечтающие,  как  бы  выбраться    ада  со  всеми  его

прелестями, а некоторым даже удается осуществить эту свою мечту.  Начальство

не тратит лишних усилий на то, чтобы водворить беглецов на место: они, как

правило, повсюду не справляются  с  порученной  работой  и  лишь  становятся

обузой для общества.

     Кое-кто беглецов поселяется на всяких там  миниатюрных  планетоидах,

бессистемно разбросанных  по  внешней  кромке  Плеяд.  Эти  крохотные  мирки

вздымаются подобно зеленым атоллам средь вековечной  сини.  Здесь  дезертиры

сколачивают себе жалкие хижины  и  влачат  убогое  существование,  промышляя

дилетантской ловлей душ человеческих. Живут как бичкомеры,  с  каждым  годом

становятся на год жирнее и  ленивее,  зато  сравнивают  себя  с  мятежниками

работоргового судна "Баунти".

     Когда им хочется разнообразия, они заплывают  в  лазурный  эфир,  порою

достигая даже скалистых берегов Рая, - только для  того,  чтобы  хоть  краем

глаза увидеть девушек, которые, само собой разумеется, ангельски прекрасны.

     Скалистые берега Рая, можете быть уверены, утыканы летними  санаториями

и хорошо ухоженными купальными пляжами. Попадаются также тихие лиманы  и  не

пользующиеся популярностью "дикие" пляжи, где эфир  умывается  в  сапфировых

волнах,  набегающих  на  вызолоченные  скалы,  равно  как  на  песок   такой

зернистости, что при  виде  его  всякий  мало-мальски  порядочный  старатель

немедля схватился бы  за  лопату  и  лоток.  Здесь,  где  не  наткнешься  на

ангела-спасателя с распахнутыми крылами, купаться строжайше запрещено. А все

потому,  что  иной  раз  сюда  заносит   кого-нибудь      засекретившихся,

акулоподобных беглых дьяволов, и заплывший сюда против всяких правил  должен

быть готов расхлебывать последствия. Однако вопреки риску, а может-благодаря

ему, кое-кому младшего райского поколения хлеба не давай, а дай  нарушить

хоть  какое-то  правило  (впрочем,  это  характерно  для  младших  поколений

практически повсюду).

     И вот  в  одно  прекрасное  утро  некая  восхитительная  юная  ангелица

появилась в одном запретных приморских гротов. Погода стояла на славу,  а

сердечко красавицы  трепетало  точь-в-точь  как  струны  ее  арфы.  Ангелица

предчувствовала, что  ее  блаженное  состояние  может  с  минуты  на  минуту

расцвести, обернувшись состоянием еще более блаженным. Она долго  сидела  на

нависающей скале и пела-звонко, как жаворонок в утреннем небе. Потом встала,

одну за другой приняла несколько балетных поз, сама не зная для  чего,  и  в

конце концов белой лебедью порхнула в упоительный эфир.

     А там  вбли  берега  на  отмели  околачивался  немолодой,  ожиревший,

совершенно неинтересный дьявол, имея целью не что иное, как подглядывать  за

купальщицами. При виде прелестного создания  в  старом  распутнике  возникло

неодолимое щекочущее томление; оно  вскипело  в  черном  закосневшем  сердце

наподобие пузыря в котле со смолой. Дьявол вернулся  и  ухватил  ангелицу,

как могла бы ухватить красавицу-купальщицу акула,  и  впавшую  в  обморочное

состояние  умчал  к  себе  на   маленькую   зеленую планетку,   доставил   на

покосившуюся  веранду  своей  хижины,  которая  как  ни  в  чем  не   бывало

высовывалась -за скал  на  обозрение  всему  миру,  точь-в-точь  наподобие

рыбацкого шалаша, какие встречаются на любом тропических островов.

     Придя в себя, ангелица охнула и в ужасе  воззрилась  на  омерзительного

похитителя, на его пузо, складками собравшееся над залоснившимся ремнем,  на

рваные джинсы, с грехом пополам прикрывающие дьяволиное естество. А  дьявол,

вооружась ножницами, уже  орудовал  вовсю:  отрезал  прочь  крылья,  бережно

подбирая перышки.

     - Вот, - приговаривал он, - очень удобно будет прочищать трубку.  Люблю

курить на рыбалке. А вот моя любимая удочка;  она  прочнее  и  длиннее,  чем

кажется. Закидываю ее в самую глубь общежитии Ассоциации  Молодых  Христиан.

Наживка тамошняя - один приятнейших снов, когда-либо мне  приснившихся.  Я

храню их вон в том ведре, можешь достать любой наудачу и насадить на крючок.

     - Противные, липкие, виваются!  -  взвгнула  она,  отшатнувшись  от

открывшегося ей зрелища. - Ни за что на свете не прикоснулась бы!

     - Ты уж, пожалуйста, прикоснись, - сказал он, -  если  хочешь  отведать

сердце и "сладкое мясо" {"Сладкое мясо" - щитовидная и поджелудочная железы.} молодого нежного студента-богослова.

     - Как-нибудь сама прокормлюсь, - заявила она, скривив губки. - Я ничего

не ем, только мед, да цветы, да  еще,  если  уж  сильно  проголодаюсь,  яйцо

колибри.

     - Воображала! - обиделся он. - Задавака! Если. ты  думаешь  разыгрывать

   себя   утонченную   леди,   то   лучше   передумай.   Мягкий,   глупый,

добросердечный - это старина Том Бревнохвост, пока и поскольку его гладят  по

шерстке! Но осени меня крестом - и я превращусь в грубияна, хулигана, драчуна.

Будешь насаживать наживку, когда я велю, а кроме того - мыть посуду,  а  также

драить полы, и делать уборку, и готовить обед, и гнать самогон, и  застилать

кровать...

     - Постели? - переспросила она. - Свою постель я как-нибудь заправлю.  А

что до вашей...

     - Застели одну, и хватит, - прервал он, - и вознесусь я на тебе обратно

в рай, а уздечкой мне послужит букетик маргариток. Я сказал "кровать".  Это

единственное  число,  а  будь  оно  множественным-стало  бы  еще  более

единственным в своем роде. Тут он так  расхохотался,  что  чуть  не  лопнул.

Ангелица сочла эту шутку очень и очень плоской.

     - Я знаю, что нарушила правила, - молвила она. - И знаю, что теперь  ты

можешь заставить меня работать на тебя и делать всю  черную  работу.  Но  на

самом-то деле мой проступок-не грех, а потому ты не  вправе  навязывать  мне

такую судьбу, которая хуже смерти.

     - Хуже смерти, вон оно что? - Самолюбие дьявола было  уязвлено.  -  Это

показывает, много ли ты в таких вещах разбираешься.

     - Если бы я захотела разбираться в них получше, - отвечала  она,  -  то

вас в наставники не выбрала бы. - Даже если  бы  я  сделал  тебе  сверкающее

ожерелье, - сказал он, - слез невинных хористок?

     - Благодарю вас! - пронесла она. - Оставьте при себе свою мишуру, а я

оставлю при себе свою добродетель.

     - Мишуру! - сказал он с негодованием. - Все ясно, ты ничего не смыслишь

в ювелирном деле, да и в добродетели тоже. Ладно, милочка,  не  один  способ

придуман, чтобы укрощать огнедышащих дракончиков!

     Однако старый сластолюбец рассудил, не  приняв  во  внимание  небесного

воина. В последующие дни он ее обхаживал и так и эдак,  но  ни  тирания,  ни

неуклюжая лесть отнюдь не перевешивали контраста белоснежной  добродетели  и

его прокопченного цвета лица. Когда он хмурился, она его побаивалась,  когда

же улыбался, она его ненавидела с такой силой, с  какой  никто  и  нигде  не

ненавидел ни единого дьявола.

     - Да я могу, - пригрозил он, - упрятать тебя в бутылку с  виски,  а  уж

оттуда  тебе  волей-неволей  придется  вылезти,   как   только   первый   же

подвернувшийся покупатель, рыцарь плаща и костюма, вытащит пробку.

     - Давайте, - согласилась она. - Он будет не противнее вас  и  такой  же

зануда.

     - Возможно, - сказал  он.  -  Хотя,  насколько  я  понимаю,  твой  опыт

обращения с покупателями в плаще и костюме крайне  скуден.  Я  скормлю  тебя

устрице, откуда ты выйдешь заточенной в жемчужину, и обменяют тебя, при очень

нескромных обстоятельствах, на вагон и маленькую тележку целомудрия, которое

ты так высоко ставишь.

     - Закричу во весь голос "КУЛЬТУРА"! -отвечала она весьма  хладнокровно.

- А жертва выхватит свой дамский пистолетик, и тогда мы обе спасемся.

     - Очень мило, - сказал он. - Но ведь я могу отправить тебя на  землю  в

качестве несовершеннолетней девушки, лет девятнадцати-двадцати. Это возраст,

когда искушения подстерегают на каждом шагу,  а  сопротивляемость  им  самая

нкая.  А  стоит  тебе  только  согрешить,  спустя  семь  лет  аренды  тебя

соучастником все становится моим - душа, тело, добродетель  и  прочее.  Именно

так, - сказал он, выругавшись, -  я  и  сделаю.  Глупец  я,  что  раньше  не

додумался.

     Сказано-сделано. Он ухватил ее за щиколотки и  метнул  далеко-далеко  в

космические моря. Проследил, как опускается, переворачивается,  поблескивает

на лету ее тело, и  нырнул  следом  как  школьник  за  серебряной  монеткой,

брошенной в плавательный бассейн.

     Несколько человек простонародья, возвращаясь домой поздно вечером  и

переходя Бруклинский мост, показывали друг другу то, что приняли за падающую

звезду; а еще позднее, выйдя на улицу после дружеской пирушки,  затянувшейся

на всю ночь, некий пьяный  поэт  вдохновился  зрелищем,  которое  принял  за

розовоперстую зарю, занявшуюся в Центральном  Парке  и  поблескивающую  там

сквозь ажур чахлых кустов. Однако то была вовсе не заря, а  наша  прекрасная

юная ангелица, которая прибыла на землю в качестве молоденькой девы и успела

тем временем потерять  не  только  одежды,  но  и  память,  как  это  иногда

случается  с молоденькими девами,  и  блуждала  меж  деревьев  в  состоянии

полнейшей непорочности.

     Трудно предугадать, долго ли все это продолжалось бы,  не  наткнись  на

нашу ангелицу три  добродушнейшие  старые  дамы,  которые  всегда  по  утрам

входили  в  Парк  первыми,  дабы  успеть  скормить  хлебные   крошки   своим

друзьям-птичкам. Останься там наша молоденькая ангелица  до  часа  обеденных

перерывов - могло приключиться  все  что  угодно,  по-скольку  при  ней

сохранилось очарование, и была она розовее и жемчужнее любой зари. Округлая,

стройная, сочнее персиков - было, в ней что-то неудержимо притягательное.

     Старые дамы, щебеча и  воркуя  совсем  как  их  пернатые  любимчики,  с

состраданием обступили это розовое совершенство, созданное   невинности  и

соблазнительности.

     - Бедняжка! До такой крайности наверняка довел ее какой-нибудь мужчина,

- прощебетала мисс Ваалстрад.

     - Какой-нибудь диавол, - поправила мисс  Экосез.  Эта  поправка  немало

развеселила "духа-благодетеля", незримо стоявшего неподалеку. Не в  силах

удержаться, он слегка ущипнул мисс Экосез, а ведь  подобные  знаки  внимания

были ей совершенно внове.

     - Силы небесные! Это вы, мисс Кости? - вскричала мисс Экосез. -  Правда

ведь, это не вы себе позволили?

     - Я? Да я вообще ничего не делала, -  отвечала  мисс  Кости.  -  А  что

случилось?

     - Я ощутила что-то вроде щипка, - сказала мисс Экосез.

     - И я! - подхватила мисс Ваалстрад. - Вот прямо сию секунду.

     - И я! - вскричала мисс Кости. - О Господи! Теперь мы все трое  утратим

память.

     - Давайте со всей поспешностью отправим ее  в  больницу,  -  предложила

мисс Экосез. - Сегодня Парк с утра какой-то не такой, и пташечки  к  нам  не

подлетают. Им-то  сверху  виднее!  Через  какие  же  испытания  прошла  наша

бедняжечка!

     Добродушные старые девы отвезли нашу прекрасную, но невезучую  ангелицу

в больничку для нервно-больных, где ее приняли милосердно и  даже  не  без

энтузиазма. Вскоре нашу ангелицу препроводили в маленькую палату, где  стены

были светло-зеленые, оттенка утиного яйца, поскольку, как выяснилось, именно

такой  цвет  наиболее  успокоительно  воздействует  на  девиц,  обнаруженных

бредущими по Центральному Парку и не имеющих при себе ни одежды, ни  памяти.

Лечащим врачом приставили к ней некоего выдающегося молодого психоаналитика.

Подобные случаи были как раз его узкой специалацией, и редко постигала его

неудача, если требовалось расшевелить чьи-либо воспоминания и память.

     Лукавый, естественно, притащился в больничку следом и теперь стоял  там,

ковыряя в зубах да наблюдая за происходящим. Он пришел в восторг,  приметив,

что молодой психоаналитик хорош собой - дальше некуда. Черты лица  мужественны

и правильны, черные глаза так и сверкают, и засверкали  еще  сильнее,  когда

психоаналитик  узрел  свою  новую  больную.  Что  до  нее,  то   она   стала

поблескивать с отливом цвета незабудок, при виде  чего  дьявол  снова  потер

руки. Все трое были довольны.

     Психоаналитик был украшением своей оклеветанной профессии.  Принципы

у него были самые высокие, но все же не выше, чем энтузиазм по  отношению  к

бранной им науке. Итак, отпустив медсестер, которые  сопровождали  больную

до палаты, он уселся на стул рядом с кушеткой, на которой лежала ангелица.

     - Я  пришел  для  того,  чтобы  вас  вылечить,  -  провозгласил  он.  -

По-видимому, на вашу  долю  выпало  какое-то  мучительное  переживание.  Вы

должны рассказать мне все, что запомнили.

     - Не могу, - проговорила она едва слышно. - Ничего не помню.

     - Быть может, вы все еще находитесь в шоковом состоянии, -  сказал  наш

достойный аналитик. - Дайте мне руку, дорогая, -  я  хочу выяснить,  холодна

она или тепла и есть ли на ней обручальное кольцо.

     - Что есть рука? - прошептала несчастная  юная  ангелица.  -  Что  есть

тепла? Что есть холодна? Что есть обручальное кольцо?

     - Ох, бедная девочка! - воскликнул он. - Совершенно ясно, шок был очень

силен. Которые забывают, что такое обручальные кольца, тем  сплошь  и  рядом

достается покрепче остальных. Однако вот это - ваша рука.

     - А это ваша? - спросила она.

     - Да, это моя, - ответил он.

     Больше юная ангелица ничего не  сказала,  лишь  поглядела  на  то,  как

дрожит ее рука в  его  руке,  а  после  опустила  восхитительные  ресницы  и

тихонько вздохнула.  Сердце  пылкого  молодого  ученого  так  и  зашлось  от

восторга, ибо он заприметил начало индукции - того самого  явления,  которое

неописуемо упрощает усилия психоаналитиков.

     - Так-так! - пронес он наконец.  -  Теперь  предстоит  выяснить,  чем

вызвано выпадение памяти. Вот история болезни.  Судя  по  всему,  ударов  по

голове не было.

     - Что есть голова? - осведомилась она.

     - Вот ваша голова, - объяснил он. - А вот ваши глаза, а вот ваш ротик.

     - А это? - спросила она.

     - А это, - объяснил он, - ваша шея.

     Очаровательная  юная  ангелица  была  самой  лучшей    всех  больных.

Ничего-то ей не было надо, только угодить своему врачу, поскольку  таков  уж

механм  индукции:  он,  врач,  представляется  больной  ослепительно-яркой

личностью    забытого  детства.  Естественную  ее   наивность   усугубляла

наивность амнезии, вот ангелица и приспустила простыню, которая укрывала  ее

до подбородка, и спросила: - А это что?

     - Это? - переспросил он. - Как можно было забыть, что  ЭТО?  Я  вот  не

забуду до конца жни. Никогда не видел таких прелестных плеч.

     В восторге от его одобрения, ангелица задала  еще  один-два  вопроса  и

доспрашивалась до того, что наш достойный молодой аналитик вскочил со  стула

и принялся мерять палату шагами в состоянии неодолимого возбуждения.

     - Бесспорно, - пробормотал он,  -  я  испытываю  встречную  индукцию  в

чистейшем ее  виде  или  по  меньшей  мере  в  наиболее  интенсивном.  Столь

выраженный  пример  этого  феномена  должен,  безусловно,  стать   предметом

кропотливого  экспериментального  исследования.  Свою  работу  я   озаглавлю

"Демонстративно-соматический метод применительно к случаям полной  амнезии".

Ортодоксы  нахмурятся,  ну  и  пусть;  в  конце   концов,   в   свое   время

неблагосклонно косились даже на самого Фрейда.

     Опустим занавес молчания над  последовавшей  затем  сценой,  ибо  тайны

психоаналитической кушетки - все равно что тайны исповедальни. Однако ничего

святого не существовало для Тома Бревнохвоста, который к этому времени успел

обхохотаться. "Право же, - думал он,  -  какой  грех  на  свете  может  быть

непростительнее, чем увести образцового молодого психоаналитика за ту черту,

где  он  позабыл  и  себя,  и  свою  карьеру,  и  профессиональную  этику?" В

определенный момент позволив себе  стать  видимым,  коварный  старый  дьявол

склонился над кушеткой с цинической усмешкой на обветренном лице.

     - Ах, что это, родной? - вскричала юная ангелица  голосом,  исполненным

смятения и безысходности.

     - Что "это"? - попытался уточнить молодой аналитик, в тот миг  как  раз

поглощенный своими исследованиями.

     Ангелица умолкла и впала в меланхолию. Она-то знала,  кого  увидела,  и

теперь, припомнив кое-какие обстоятельства, пожалела, что не подумала о  них

раньше. Всем вестно, что от сокрытия подобные грехи не умаляются.

     - Увы, - сказала она. - Я, кажется, вновь обрела память.

     - Так, значит, ты исцелилась, - вскричал аналитик в восторге. -  А  мой

метод оказался правильным и будет единодушно принят всеми  моими  коллегами,

по крайней мере теми, у кого пациенты хоть на четверть так же  красивы,  как

ты! Но расскажи же мне, что ты припомнила. Прошу тебя не  как  врач,  а  как

твой будущий муж.

     Как легко один грех следует за другим,  особенно  когда  возлегаешь  на

только что совершенном грехе! У бедняжки-ангелицы не хватило духу  разрушить

счастье своего бранника, сообщив, что через семь  лет  он  вынужден  будет

уступить  ее  толстому  и  щетинистому   врагу   рода   человеческого.   Она

промурлыкала, что заснула в ванне и что подвержена лунатму.  Этот  рассказ

был принят с энтузиазмом, и счастливый молодой  аналитик  умчался  оформлять

разрешение на брак.

     Враг человеческий без промедления снова стал видимым и теперь с гнусной

благосклонностью взирал на свою жертву.

     - Быстро сработано! - одобрил он.  -  Избавила  меня  от  уймы  хлопот.

Другая бы, попав в Нью-Йорк, выламывалась бы чуть ли не  неделю.  В  награду

подкину тебе чемодан-другой с одежкой, чтобы твои объяснения не рассыпались,

а тогда выходи за этого малого и будь счастлива. Надо отдать должное старине

Тому Б. : у него даже в хвосте нет ни на волос ревности!

     По правде говоря, старый негодяй понимал, что рано или поздно  ангелица

за кого-нибудь да выйдет замуж, а поскольку был  он  ревнив  как  демон,  то

смекнул, что лучше ревновать к одному, чем  к  двоим.  Кроме  того,  по  его

мнению,  с  ее  сторону  благоразумно  было  выбрать  хорошего  кормильца  и

добытчика, у которого битком набиты холодильник и  стенной  бар,  да  еще  в

подвале хорошо работает котельная, где ночью можно будет выспаться в  тепле.

С этим у психоаналитиков всегда все в порядке. А окончательно склонило его в

пользу данной кандидатуры следующее соображение: брак,  основанный  на  лжи,

обычно чреват и  другими  прегрешениями,  для  обоняния  лукавого  столь  же

приятными, как для нас грешных - розы далилии.

     Сразу же оговорим, что в  отношении  последнего  наш подлец  был  горько

разочарован. Никакая жена не могла бы вести  себя  более  по-ангельски,  чем

наша ангелица. Больше того, сладкие одуряющие ароматы домашних  добродетелей

подействовали   на   дьявола   так   угнетающе,   что   он   устремился    в

Атлантик-Сити - подышать  свежим  воздухом.   Тамошняя   курортная   атмосфера

оказалась до того головокружительной, что он и провел  там  почти  все  семь

обусловленных лет. Таким образом, ангелице почти удалось позабыть о  будущем

в неисчерпаемом счастии настоящего. К концу первого года  она  провела  на

свет крепыша-мальчика, а к концу третьего - красавицу-девочку. Квартира у  них

была обставлена с безукорненным вкусом; муж поднимался все выше и выше  по

служебной лестнице, и на всех симпозиумах психоаналитики неменно встречали

его аплодисментами. Однако, когда истекал седьмой год, опять  заявился  враг

рода человеческого-посмотреть, как делишки. Он рассказал  матери  семейства,

чего нагляделся в Атлантик-Сити, и подробно остановился на том, как  заживут

вдвоем, когда истечет ее время. С этого дня он к ней зачастил, и  не  только

тогда, когда она пребывала в одиночестве.  Он  был  напрочь  лишен  такта  и

позволял себе возникать перед ангелицей в такие минуты,  когда  даже  самому

толстокожему  дьяволу   должно   быть   понятно,   что   его   присутствие

обременительно. Она закрывала  глаза,  но  враги  рода  человеческого  через

закрытые глаза видны даже лучше. Она горестно вздыхала.

     - Как ты можешь горестно вздыхать в такие  минуты?  -  спросил  однажды

муж.  Ангелица  не  могла  толково  объяснить,  и   между   ними   едва   не

пролегла пропасть разрыва.

     - Диву даюсь, - сказал аналитик в другой подобный раз, - не связано  ли

это с твоими переживаниями, накопленными до  того,  как  ты  теряла  память.

Возможно ли, что ты лечилась  не  до  конца?  Это  подрывает  мою  веру  в

собственный метод.

     Так грызла и точила его эта  мысль,  пока  он  не  очутился  на  пороге

нервного истощения.

     - Труды мои пошли прахом, - заявил он в один прекрасный день. - Утратил

я веру в свое великое открытие. Неудачник я. Покачусь  теперь  по  наклонной

плоскости. Пристращусь к выпивке. А вот и седой волос! Что может  быть  хуже

старого, седого, пьяного психоаналитика, давно утратившего  веру  в  себя  и

свою науку, хотя прежде ставил и то  и  другое  превыше  всего?  Бедные  мои

детки, с каким отцом вам придется расти бок о бок! Не будет у вас ни уютного

дома, ни образования,  а  может  быть,  не  будет  и  обувки.  Придется  вам

поджидать меня под дверью пивнушек. Подхватите комплекс  неполноценности,  а

когда женитесь - станете вымещать свою  неполноценность  на  своих  несчастных

партнерах, и их тоже придется психоаналировать.

     При этих словах несчастная молодая  ангелица  совсем  сникла.  В  конце

концов, остались-то считанные недели. Она и подумала, что лучше уж разрушить

остатки своего счастья, чем отравить жни мужа и детей. В ту  ночь  она  во

всем созналась.

     - Никогда бы не принял всерьез такие россказни, - заявил ее муж,  -  но

ты, моя дорогая, заставила меня уверовать в ангелов, а  отсюда-один  шаг  до

того, чтобы уверовать в дьяволов. Ты вернула  мне  веру  в  науку,  а  такое

достижение часто уподобляют гнанию бесов. Где он? Нельзя ли на  него  хоть

глазком глянуть?

     - Проще простого, - ответила ангелица. - Поднимись в  спальню  пораньше

обычного  и  спрячься  в  моем  платяном  шкафу.  Когда  я  приду  и   начну

раздеваться, он наверняка припожалует.

     - Прекрасно, - сказал муж. - Но может  быть,  сегодня,  когда  и  без

этого прохладно, тебе не стоит...

     - Ах, дорогой, - возразила она. -  Теперь  уже  поздно  беспокоиться  о

таких пустяках.

     - Ты права, - согласился он. -  В  конце  концов,  я  психоаналитик  и,

значит, придерживаюсь широких взглядов, а он - всего-навсего дьявол.

     Муж тотчас взбежал наверх и затаился в супружеской спальне, а вскоре за

ним проследовала ангелоподобная жена. Как она и предвидела,  в  определенный

момент материаловался дьявол, растянулся во весь рост в шезлонге  и  давай

посылать оскорбительные ухмылки ангелице. Он  зашел  настолько  далеко,  что

выдал этому невинному созданию один своих развлекательных  щипков,  когда

ангелица проходила мимо.

     - Худеешь, - заметил он. - Но ничего, скоро ты вернешься в прежнюю свою

форму, дай только начаться нашему медовому месяцу. Ох и весело же нам  будет

вдвоем! Ты не представляешь, сколькому я научился в Атлантик-Сити!

     В таком духе он распространялся еще какое-то время. В конце концов  муж

выбрался платяного шкафа и ухватился за дьяволово запястье.

     - Отпусти запястье! - Дьявол пытался высвободиться, ибо старые, толстые

и сластолюбивые дьяволы подобны угрюмым и запуганным детишкам,  когда  за них

берутся психоаналитики.

     - Запястье  ваше  меня  не  волнует,  -  пронес  психоаналитик  тоном

высокомерной отрешенности. - Вопрос упирается в ваш хвост.

     - Хвост? - пробормотал несколько опешивший Том. - А что  хвост?  Что  с

ним неладно?

     - Не сомневаюсь, что хвост очень хорош, - ответил психоаналитик.  -  Но

насколько я понимаю, вы не прочь от него бавиться.

     - Избавиться? - вознегодовал дьявол. - Во имя всей скверны, ради чего я

стал бы это делать?

     - О вкусах не спорят, - презрительно пожал плечами  аналитик.  -  А  в

Атлантик-Сити вы видали такого типа придатки?

     - Да нет, если начистоту, то не видал, - ответил павший духом враг рода

человеческого.

     Если начистоту, то дьяволы, внушающие нам невесть что,  сами  в  высшей

степени внушаемы. Вот отсюда и надо за них приниматься.

     - Я пришел к выводу, что у хвоста происхождение чисто  психиатрическое,

-  провозгласил  психоаналитик.  -  Уверен,  что  его  можно  лечить   без

особого труда.

     - А кто вам сказал, что я хочу от  него  лечиться?  - злобно  огрызнулся

дьявол.

     - Никто не говорил, - отвечал ученый муж безмятежным тоном. - Но вы  об

этом  подумывали  и  пытались  подавить  в  себе  такую  мысль.  По   вашему

собственному прнанию,  вы  ярко  выраженный  "вуайер"  ("Посвященный"),  -

неудобств такой позиции я коснусь несколько позднее.  По  крайней  мере,  вы

видели то, что  считается  нормальным,  хорошо  сложенным  мужчиной,  и  без

сомнения хотели бы уследить за модой.

     - Да я и так превесело провожу время, - сказал дьявол, к  тому  времени

окончательно ушедший в глухую защиту.

     Психоаналитик разрешил себе раздвинуть губы в улыбке недоверчивой  и  в

то же время жалостливой.

     - Дорогая, - обратился он к жене, - я вынужден  просить  тебя  оставить

нас вдвоем. Доверительность этих искалеченных и злосчастных душ священна.

     Ангелица  без  промедления  вышла,  тихонько  закрыв  за  собой  дверь.

Аналитик уселся  у  головья  шезлонга,  на  котором  возлежал  неудачливый

дьявол.

     - Значит, по-вашему, превесело проводите время? - переспросил он  самым

медоточивым тоном, какой только можно вообразить.

     - Превесело, - вызывающе ответил враг человеческий. -  И  больше  того,

очень скоро стану проводить еще веселее.

     - Конечно, у меня всего лишь гипотеза,  -  проговорил  аналитик.  -  На

столь ранней стадии анала трудно ожидать чего-нибудь более  весомого.  Но,

по моему мнению, то, что вы называете веселым времяпрепровождением, на самом

деле всего лишь маска весьма глубокого нарушения психики. Отчетливо выражены

психологические симптомы. Вы возмутительно растолстели,  и  подозреваю,  что

это обстоятельство, в свою очередь, дает осложнение на сердце.

     - А действительно, временами  у  меня  бывает  одышка,  -  обеспокоился

дьявол.

     - Вы не против указать свой возраст? - сказал аналитик.

     - Три тысячи четыреста сорок, - ответил дьявол.

     - На вид я бы дал вам, по крайней мере, на тысячу лет больше, -  заявил

аналитик. - А впрочем, я не претендую на непогрешимость. Ясно одно: вы плохо

приспособились к своему первоначальному окружению, иначе не решились  бы  на

побег. А теперь пытаетесь совершить побег от анала. Потому что он угрожает

роскошному вашему хвосту. Сознанием-то вы  понимаете,  что  это  чудовищное

уродство, но не желаете принять это к сведению.

     - Прямо не знаю, - неопределенно промямлил враг рода человеческого.

     - Нет, знаете, просто цепляетесь за него  как  за  свою  дьявольщину - за

инфернальную отметину, - возразил аналитик сурово. - А к чему  сводится  эта

самая  распрекрасная  дьявольщина?  Она,  полагаю,   всего   лишь   протест,

порожденный чувством непричастности, которое запросто может восходить к тому

самому моменту, когда вы стали дьяволом. Даже у людей, и то родовая травма не

обходится без последствий. Насколько же  хуже  уродиться  нищим,  никому  не

нужным дьяволом!

     Злополучный враг рода  человеческого  заерзал,  задергал  бесчисленные

свои подбородки и  вообще  стал  всячески  выказывать  озабоченность.  Тогда

аналитик вбил последний гвоздь, перечислив приступы депрессии,  беспричинные

страхи,  чувство  вины,  комплекс   неполноценности,   периоды   бессонницы,

неупорядоченные  приемы   пищи,   чревоугодие,   психосоматические   болевые

ощущения. В конце концов бедняга дьявол форменным  образом  чуть  ли  не  на

коленях умолял подвергнуть его психоаналу; об одном просил - назначить ему и

дополнительные сеансы лечения, чтоб быстрее подействовало.

     Психоаналитик охотно пошел навстречу. Жену с  детьми  отправил  на  все

лето на курорт, а сам сутками напролет работал над  сложным  своим  больным.

Еще до возвращения ангелицы неузнаваемо преображенный  дьявол  покинул  кров

аналитика, одетый в жемчужно-серый  костюм,  сам  бесхвостый,  сравнительно

стройный и с живым умом. Вскоре после того  он  обручился  с  некоей  миссис

Шлягер - вдовой, в свое время тоже побывавшей в сложных больных.

     Дьявол ходил в гости к своему благодетелю, подкидывал  на  коленях  его

детишек, винялся перед хозяйкой за все причиненные ей неудобства.  Хозяйка

радостно  простила:  в  конце  концов,  дурные  его  поступки  были  вызваны

неуправляемыми импульсами да к тому же познакомили ее с  супругом,  так  что

бывшего дьявола она теперь считала членом семьи.  Бывший  дьявол  бывал-таки

немножечко занудлив, когда пересказывал в обществе свою историю болезни,  но

это как раз характерно для всех, кому пошел на пользу психоанал.  В  конце

концов бывший дьявол подался на  Уолл-стрит,  где  настолько  преуспел,  что

благодетелю своему вскоре подарил первоклассную клинику.

 

 

ВЕСЬ СЕКРЕТ В МУСКАТНОМ ОРЕХЕ

 

 

Перевод. Евдокимова Н. , 1991 г.

 

     Ваш  Институт  Минералогии  субсидируют  с

десяток крупных коммерческих фирм,  и  почти  каждая  держит  у  нас  своего

постоянного    представителя,    который    курирует    тот     или     иной

научно-исследовательский проект.  В  библиотеке  царит  дух  товарищества  и

задымленности клуба. Мы с Логаном освоили ее раньше прочих,  а  потому  наши

два стола помещались у самого окна-"фонаря". У кромки  окна,  где  освещение

было хуже всего, ютился маленький столик - для новичков и командированных.

     Как-то утром за этим столом примостился какой-то новенький.  Совсем  не

обязательно было перелистывать снятые им с полок книги,  чтобы  догадаться:

его специальность - не химические формулы, а статистика. Лицо у него  было  до

того туго обтянуто кожей, что  напоминало  пиратскую  эмблему  черепа.  Это,

можно сказать, фирменный знак  специалистов  по  статистике.  Рот  явно  был

приучен к  жесткой  дисциплине,  но  при  малейшем  попустительстве  начинал

судорожно подергиваться. А центром нервозной разболтанности были руки. Едва

этому человеку предоставлялся случай вытянуть обе руки одновременно (скажем,

с целью пододвинуть  книгу),  как  он  принимался  внимательно  разглядывать

ладони, иногда  с  добрую  минуту  подряд.  В  таких  случаях  конвульсивное

подергивание лицевых мышц вокруг рта становилось особенно заметным.

     Новый сотрудник нко склонялся над  столом,  когда  кто-либо  проходил

мимо, как бы  стараясь  свести  к  минимуму  вероятность  контакта.  Но  вот

новенький вынул сигарету, его  взгляд  упал  на  табличку    нас  не курят", с которой никто не считался, и  он  тут  же  водворил  сигарету

обратно в пачку. Около полудня он  растворил  какую-то  таблетку  в  стакане

воды. Я предположил, что здесь налицо запущенное нервное истощение.

     В перерыве, за ленчем, я поделился новостью с Логаном. Тот сказал: - Это

уж точно, у бедняжки и вид-то несчастный, как у промокшего кота.

     В  отличие  от  многих  меня  никогда  не  отталкивает  и   не   лишает

естественности  унылый  эгоцентрм  нервных  или   несчастных.   В   Логане

любопытства  поменьше,  зато  добродушия  через  край.  Несколько  дней   мы

наблюдали, как томится этот человек  в  одиночной  камере  своей  депрессии,

тогда как остальные, наслаждаясь общением друг с  другом,  обтекают  его  со

всех сторон. Затем, не сговариваясь, пригласили перекурить вместе с нами.

     На приглашение он и отреагировал как  нервнобольной:  похоже,  мысленно

перебрал несколько несостоятельных  доводов  "против"  и  лишь  после  этого

согласился. Однако в столовую пошел с нами охотно, и не  успели  мы  доесть,

как он подтвердил мое подозрение: голодался по обществу, но   молчаливой

застенчивости не делал ни шага навстречу  окружающим.  К  тому  времени  мы,

конечно, успели выведать его имя: Дж. Чапмен Рид корпорации "Уолз Таймен".

Он перечислил целую вереницу городов, где когда-либо бывал  или  работал,  и

мимоходом упомянул, что сам родом Джорджии. Вот и все, что он счел нужным

о себе сообщить. Он весьма заметно приоткрылся, как только разговор  перешел

на  общие  материи,  а  порой  обнаруживал  напряженное,  себя  не   щадящее

остроумие - как раз такое я больше  всего  ценю.  И  он  был  нам  трогательно

благодарен  за  наше  случайное  приглашение.  Поблагодарил  нас,  когда  мы

вставали -за стола, другой раз - когда  мы  выходили   ресторана,  и  еще

раз - на  пороге  .  Тем  более  естественно  было  пригласить   его

как-нибудь на днях спокойно посидеть вечерком всем вместе.

     На протяжении последующих нескольких недель мы  часто  виделись  с  Дж.

Чапменом Ридом и сочли, что он очень  приятен  в  общении.  Свойственна  мне

великая слабина к таким сухим, сдержанным  типам,  которые  за  целый  вечер

разок-другой вынырнут вдруг (неожиданно для всех) с сочной, меткой  остротой,

показывающей,  какое  вулканическое  ядро   сжато   высоким   давлением   и

обманчиво-кроткой  внешностью.  Мы  трое  могли  бы  даже  стать  настоящими

друзьями, если бы сам Рид не предотвратил этот шаг - не столько сдержанностью,

которую я почитал его второй натурой, сколько чрезмерной благодарностью.  Он

не проносил многословных речей (не тот характер), но  потерявшейся  собаке

не нужно слов, чтобы показать, как нужны ей новые хозяева и как она ценит их

доброту. Ясно было, что для Дж. Чапмена Рида  наша  компания  была  всем  на

свете.

     В один прекрасный день  в  библиотеку  заглянул  приятель  Логана - некий

Натан Тимбл. Это был репортер, ему надо было скоротать  где-нибудь  часок  в

ожидании пересадки с поезда на поезд. Он  уселся  на  столе  Логана - лицом  к

окну, спиной ко всему помещению.  Подошел  я  и  включился  в  их  беседу  с

Логаном. Пора уже было Тимблу в дорогу, как вдруг вошел  Рид  и  уселся  за

свой столик. Тимбл непровольно огляделся по сторонам,  и  тут  его  взгляд

скрестился со взглядом Рида.

     Я решил понаблюдать за Ридом. После первого ошарашенного переглядывания

он даже мельком не посмотрел на заезжего гостя. С минуту,  если  не  дольше,

посидел недвижно, лишь голова его все более клонилась долу  рывками,  словно

кто-то на нее с силой нажимал. Затем поднялся и вышел .

     - О Боже! - воскликнул Тимбл. - Да вы знаете, кто это был? Знаете, кого

вы тут пригрели?

     - Нет, - сказали мы. - Кого?

     - Джесона Ч. Рида.

     - Джесон Ч. ? - придрался я. - Нет, этот Дж. Чапмен. Ах да, понятно.  И

что же?

     - Да вы что, газет не читаете?  Не  помните  питтс-бургского  убийства,

совершенного топором?

     - Не помню, - сказал я.

     - Минуточку, - сказал Логан. -  Примерно  год  назад  совершилось,  да?

Что-то я такое читал.

     - А ну вас всех! - возмутился Тимбл. - Это была сенсация на всю  первую

полосу. Этого вашего типа судили. Говорят, своего друга искромсал чуть ли не

на кусочки. Я видел труп. Никогда в жни не сталкивался с чем-нибудь  более

страшным. Фантастика! Ужас! - Однако, - заметил я, -  навряд  ли  это  дело

рук нашего знакомого.  Судя  по  всему,  ему  не  был  вынесен  обвинительный

приговор.

     - На него пытались навесить дело, - объяснил Тимбл, -  но  не  удалось.

Должен прнать, все выглядело для него как нельзя хуже. Вдвоем  с  жертвой.

Никого посторонних. Но отсутствовал мотив  преступления.  Не  знаю.  Хоть

убейте, не знаю. Я освещал тот процесс. Ходил в зал суда каждый божий  день,

но так и не выработал в себе отношения к этому  вашему...  Не  оставляйте  в

библиотеке топоров без присмотра, вот и весь сказ.

     После этого он  с  нами  распрощался.  Я  посмотрел  на  Логана.  Логан

посмотрел на меня.

     - Не верю, - заявил Логан. - Не верю, что это Рид.

     - Неудивительно, что у него все нервы расшатаны, - сказал я.

     - Да, - сказал Логан. - Такой груз на душе невыносим.  А  теперь  он  к

тому же перенесся сюда, и Риду это вестно.

     - Мы ему как-нибудь дадим понять, - предложил я, - что не придаем всему

этому значения, хотя бы настолько, чтобы поднять газетную подшивку.

     - Хорошая мысль,  - одобрил Логан. Чуть погодя  в  библиотеку  вернулся

Рид; все его  движения  свидетельствовали  о  напряженном  самоконтроле.  Он

подошел к нам-туда, где мы с Логаном сидели.

     - Может, вы предпочитаете  отменить  свое  приглашение  на  сегодняшний

вечер? - спросил он. - По-моему, лучше будет его отменить.  Я  попрошу  свое

начальство, чтоб меня опять куда-нибудь перевели. Я...

     - Постойте, - прервал Логан. -  Кто  сказал?  Мы  ничего  подобного  не

говорили.

     - Разве  ваш  знакомый  ничего  вам  не  говорил?  -  удивился  Рид.  -

Непременно что-нибудь да упомянул.

     - Он сказал, что вас судили, - подхватил я. - И что вы были  оправданы.

С нас этого достаточно.

     -  Вы  по-прежнему  оправданы,  -  сказал  Логан,  -  наша  встреча  не

отменяется, и хватит на эту тему.

     - Ох! - сказал Рид. - Ох!

     - Забудьте об этом, - посоветовал Логан и уткнулся в свои бумаги.

     Я обнял Рида  за  плечи  и  легонько,  по-приятельски подтолкнул  его  к

одинокому столику. Остаток дня мы старались на Рида не смотреть.

     В тот вечер, когда мы  встретились  за  обедом,  нам  с  Логаном  было,

естественно, немного не по себе. Рид, наверное, это почувствовал.

     - Послушайте, - сказал он, когда  мы  покончили  с  едой,  -  никто  не

возражает, если мы нынче обойдемся без кино?

     - Я-то не против, - сказал Логан. - Пошли в варьете "Шансы"?

     - Нет, - сказал Рид. - Я хочу  пойти  с  вами  куда-нибудь,  где  можно

потолковать. Пошли ко мне.

     - Как угодно, - отозвался я. - В этом нет необходимости.

     - Нет, есть, - возразил Рид. - Лучше уж раз и навсегда покончить с этим

делом.

     Он впал в болезненно-нервозное  состояние,  поэтому  мы  согласились  и

поехали к нему, домой, где ни разу  не  были.  Это  оказалась  однокомнатная

квартира с раскладным диваном-кроватью и входом в ванную и  кухню  прямо 

жилой комнаты. Хоть Рид и провел в нашем городе свыше двух месяцев, ничто  в

том жилище не выдавало  его  присутствия.  Складывалось  впечатление,  будто

комната была снята специально для нашего разговора, на тот вечер.

     Мы  уселись,  но  Рид  немедленно  вскочил  и  встал  между   нами,   у

декоративного камина.

     - Я бы предпочел ничего не говорить о сегодняшнем происшествии, - начал

он. - Предпочел бы проигнорировать его и забыть. Но от него не отмахнешься.

     - Бесполезно уверять  меня,  что  вы  не  станете  об  этом  думать,  -

продолжал он. - Конечно, станете. Там у нас все только  об  этом  и  думали.

Направила меня фирма в Кливленд - и там прознали. Все как один думали об этом,

перешептывались, ломали головы.

     Видите ли, куда увлекательнее было бы, если б  обвиняемый  оказался,  в

конце концов, виновным, не так ли?

     По-своему, я даже рад, что дело  всплыло.  Я  имею  в  виду-между  нами

тремя. Большинство - не хочу, чтоб оно имело обо мне хоть крупицу  знания.  Вы

двое - вы ко мне хорошо относились, - я хочу, чтоб вы знали  обо  мне  все  до

конца. Все.

     В Питтсбург я приехал   штата  Джорджия,  прослужил  в  фирме  "Уоллз

Таймен" с десяток лет.  В  бытность  свою  в  Питтсбурге  я  познакомился...

познакомился с Эрлом Уилсоном. Он тоже приехал Джорджии, и мы с ним стали

закадычными друзьями. Я никогда не был светским человеком, не  любил  ходить

по гостям. Эрл стал для меня не только  лучшим  другом,  но  и  чуть  ли  не

единственным другом.

     Ладно. Эрл зарабатывал больше, чем я. Он мог себе  позволить  особнячок

на окраине города. Я, бывало, наезжал туда раза два-три в неделю. Вечера  мы

проводили чрезвычайно мирно. Я хочу, чтоб вы поняли: там я  чувствовал  себя

как дома. Отношений хозяин-гость не было. Если меня клонило ко  сну,  я  без

всяких церемоний  шел  наверх,  разваливался  на  кровати  и  задремывал  на

полчасика. В этом ведь нет ничего ряда вон выходящего?

     - Да, ничего ряда вон выходящего, - пронес Логан.

     - А некоторые там полагали, что есть, - пояснил Рид. - Так вот, в  один

прекрасный вечер я туда отправился после работы.  Мы  перекусили,  посидели,

сыграли партию в шашки. Он сделал нам обоим по коктейлю, потом я сделал  нам

обоим. Все нормально, не правда ли?

     - Как нельзя более, - заверил его Логан.

     - Потом я устал, - продолжал Рид, - ощутил неприятную тяжесть в голове.

Сказал, что пойду наверх вздремну с полчасика. Этого мне всегда хватает.  Ну

и пошел.

     Обычно я сплю крепко, очень крепко, свои полчаса, и после  этого  встаю

освеженный. Но в тот раз мне виделись какие-то сны,  а  точнее-кошмары.  Мне

чудилось, будто я попал под бомбежку, затем послышался голос Эрла (будто  бы

он меня окликнул), но я не просыпался,  во  всяком  случае,  не  просыпался,

покуда не истекли мои тридцать минут.

     Я спустился вн. В гостиной было темно. Я окликнул Эрла  и  направился

через всю гостиную - от лестницы к выключателю.  На  полпути  я  обо  что-то

споткнулся... это оказался опрокинутый торшер. Ну и грохнулся  я  со  всего

размаху - и налетел прямехонько на Эрла.  Я  почувствовал,  что  он  мертв.  Я

встал, нашарил выключатель. Эрл лежал там, где я и полагал. Похоже было, что

на него напал какой-то сумасшедший. Изрубил чуть ли не на кусочки. Господи!

     Я тотчас же схватился за телефон и позвонил в полицию. Натурально, пока

они туда ехали, я огляделсяпо сторонам. Но прежде всего я просто слонялся по

особняку, совершенно ошеломленный. По всей видимости,  я  опять  поднялся  в

спальню. У меня-то это не отложилось в памяти, но там на подушке  обнаружили

пятно крови. Еще бы! Я весь был покрыт кровью. Чуть ли не пропитан:  я  ведь

на него упал.  Вы  можете  представить  ошеломленного  человека?  Вы  можете

представить, что он забрел на  второй  этаж  и  даже  не  сохранил  об  этом

воспоминания? Можете?

     - Конечно, могу, - сказал Логан.

     - Вполне естественное состояние, - поддакнул я.

     - Они-то подумали, что тем самым прижали меня  к  стенке,  -  продолжал

Рид. - Так и заявили мне прямо в лицо. Идиоты! Словом, я помню, что озирался

по сторонам и вдруг увидел орудие  убийства.  У  Эрла  в  кухне  красовалась

разнообразнейшая  кухонная  утварь.  Это  была  продукция  одного    наших

филиалов. В частности, был у  него  топорик  для  рубки  мяса -  такой  можно

увидеть в первой попавшейся мясной лавке. Он валялся в комнате на ковре.

     Словом, понаехала полиция. Я рассказал все, что мог. Эрл был  спокойным

человеком. Не имел врагов. Да и у кого гсть такие враги? Я  решил,  что  там

побывал какой-то маньяк. Ничего не было похищено. Значит, не  разбой,  разве

что туда нагрянул какой-нибудь полоумный бродяга, и его что-то так напугало,

что он побоялся что-либо прихватить.

     Кто бы там ни был, смылся он крайне аккуратно. Чересчур аккуратно  для

полиции. И чересчур аккуратно для меня. Искали  они  отпечатки  пальцев,  но

ничегошеньки не нашли.

     В делах такого рода у них разработана нескончаемая тягомотина. Не стану

утомлять вас каждой подробностью. По-видимому,  данная  процедура  оказалась

несостоятельной: тот парень им не по зубам. Но,  конечно,  полиции  хотелось

провести арест. Вот они и предъявили обвинение мне.

     Дело у них было построено на частице "не". Бог их  знает,  на  что  они

надеялись. Может быть, они-то рассуждали иначе. Но поймите: одно дело, если

бы у них замкнулась цепь убедительных косвенных улик и мне бы  все  сошло  с

рук только благодаря  тому,  что  разделились  голоса  присяжных,  и  совсем

другое - прнать, что от истинного преступника не осталось ни пуха ни пера.

     Какие улики свидетельствовали не в  мою  пользу?  То,  что  в  доме  не

оказалось и следа кого-то третьего!  Да  это  свидетельствует  только  о  их

треклятой беспомощности, больше ни о чем.  Убивает  человек  своего  лучшего

друга Ни с того ни с сего? Отыскали они хоть какую-то причину, хоть какой-то

мотив? Первым делом они принялись искать женщину. Умственные  способности  у

них-как у подписчиков бульварных газетенок. Прочесали наши  денежные  дела-и

его, и мои. Попытались даже раскрыть какую-то связь  с  каким-то  подпольем.

Господи, знали бы вы, что это такое - терпеть перед собой лица,  сошедшие  со

страниц  комиксов,  и  сталкиваться  с  умами  под  стать  лицам!  Если  вас

когда-нибудь обвинят в убийстве, лучше уж повесьтесь в камере  в  первую  же

ночь.

     Под конец они вцепились в шашечную партию. Бедные, безвредные шашки! Во

все время игры мы с ним разговаривали, понимаете ли, и порой забывали  даже,

чей ход. Надо полагать, есть люди, способные взбелениться в споре о  детской

игре, но для меня это нечто совершенно непостижимое. Вы-то сами можете  себе

представить, как человек убивает друга во время игры? Я не могу. Если на  то

пошло, эту игру мы, помнится, начинали сызнова, и не один раз, а  два; первый

раз-когда коктейли готовил Эрл, а второй раз-когда смешивал я. Оба  раза  мы

забывали, кому ходить. А полиция к этому придралась. Надо было им найти хоть

тень какого-то мотива, а ничего получше они не могли придумать.

     Разумеется, мой адвокат не оставил от их  построений  камня  на  камне.

Благодарение Господу, у нас в ту пору царило повальное увлечение - в обеденный

перерыв все как один играли в шашки. Очень скоро адвокат отыскал с полдюжины

сотрудников, готовых поклясться на Библии, что  ни  Эрл,  ни  я  никогда  не

принимали эту игру всерьез,  да  еще  до  такой  степени,  чтобы  -за  нее

передраться.

     С  другими  мотивами  полиция  и  вовсе  не  могла  выступить.   Полное

отсутствие.  Оба  мы - и  он,  и  я -  вели  образ  жни  простой,  заурядный,

обыденный, открытый как книга. А полиция с чем выступила? Не могла  отыскать

того, за отыскание чего ей платят деньги. За это она решила послать человека

в камеру смертников. Дальше ехать некуда.

     - Звучит странновато, - заметил я.

     - Да, - поддержал он с пылом. - Вот именно  странновато.  Они  получили

то, чего добивались: девять присяжных проголосовали за  оправдание,  трое  -

против, и тем самым полицейские уберегли честь мундира.  Там  еще  оставался

простор для намека, что они с самого начала вышли на верный путь поисков. Но

можете себе представить, на что с  тех  пор  похожа  моя  жнь!  Если  вас,

друзья, когда-нибудь постигнет нечто подобное, - удавитесь в камере в первый

же вечер.

     - Не надо так говорить, - возразил Логан. -  Послушайте,  вам  пришлось

нелегко. Хуже не бывает. Но черт возьми! Эта  полоса  кончилась.  Теперь  вы

здесь.

     - И мы здесь, - прибавил я. - Если это служит хоть слабым утешением.

     - Служит ли утешением? - сказал Рид. - О Господи, да знали бы вы, каким

еще утешением! Я никогда не смогу вам рассказать. Не горазд я на такие речи.

Поймите, я затаскиваю  вас  в  эту  трущобу,  а  вы  единственные    всего

человечества относитесь ко мне по-человечески, и я на  вас  выплескиваю  всю

эту муть и даже не предлагаю ничего спиртного. Ну ладно, сейчас я вас угощу;

уж этот-то напиток вам понравится.

     - Я бы с удовольствием хватанул виски со льдом, - сказал Логан.

     - У меня  найдется  кое-что  получше,  -  заверил  Рид,  направляясь  в

кухоньку. - У нас там в  Джорджии,  в  нашем  медвежьем  уголке,  есть  свой

фирменный коктейль.  Но  только  его  надо  приготовить  по  всем правилам.

Минуточку погодите.

     Он скрылся за кухонной дверью,  и  мы  услышали,  как  хлопают  пробки,

гремят бокалы, что-то наливается и переливается. Покуда это происходило, Рид

по-прежнему переговаривался с нами через порог.

     - Хорошо, что я вас сюда затащил, -  говорил  он.  -  Я  рад,  что  все

выложил вам начистоту. Вы не представляете, что это значит - когда тебе верят,

когда тебя понимают. О Господи! Я словно воскрес.

     Он появился с тремя доверху налитыми высокими бокалами на подносе.

     - Вот попробуйте, - сказал он не без гордости.

     - За дни грядущие! - провозгласил Логан.  Мы  отхлебнули  и  приподняли

брови в знак одобрения. Содержимое бокалов походило на некий вариант горячего

напитка хереса и сильно отдавало мускатным орехом.

     - Нравится? - обеспокоенно  вскричал  Рид.  -  Немногим  вестен  этот

рецепт, и уж совсем мало кто умеет хорошо смешать. Существуют  два  или  три

ублюдочных варианта, которые готовит какое-то жалкое  дурачье...  позор  для

Джорджии, да и только. Да я готов... я  готов  вылить  их  помои  им  же  на

голову. Подождите минутку. Вы  люди  взыскательные.  Да,  клянусь  Господом,

взыскательные! Дам вам возможность самим судить.

     С  этими  словами  он  опять  метнулся  в  кухоньку  и   принялся   еще

ожесточеннее греметь бутылками, все еще  несвязно  переговариваясь  с  нами,

восхваляя ортодоксальный вариант напитка и предавая анафеме все подделки.

     - Вот, пожалуйста,  -  сказал  Рид,  появляясь  с  тремя  бокалами,  на

поверхностный  взгляд  очень  похожими  на  предшествующие,  но  с   другими

специями. - В этих ублюдочных порциях нет мускатного ореха, а  есть  сушеная

от него шелуха да еще имбирь. Берите.  Пейте.  Сплевывайте  на  ковер,  если

угодно. Я смешаю настоящий, чтобы заглушить у вас во рту привкус вот  этого.

Вы только попробуйте. Вы только скажите, что вы думаете о  варваре,  который

утверждает, будто  это  и  есть  фирменный  напиток  Джорджии.  Давайте  же.

Высказывайтесь.

     Мы прихлебнули. Никакой такой особой разницы. Тем не менее ответили  мы

так, как от нас и ожидалось.

     - Ты как считаешь, Логан? - сказал я. - Вот в первом, бесспорно, что-то

такое было.

     - Бесспорно, - подхватил Логан. - Первый - это вещь.

     - Вот, - сказал Рид, и лицо его побагровело, а глаза засверкали  словно

раскаленные уголья. - А этот - свиное пойло.  Человеку,  который  именует  это

фирменным напитком Джорджии, нельзя  доверить  даже  готовление  гуталина.

Здесь отсутствует мускатный орех. А ведь  весь  секрет  в  мускатном  орехе.

Человек, который обходится без мускатного ореха!. . Да я б его!. .

     Он потянул к подносу  обе  руки,  чтоб  унести  на  кухню,  и  тут  обе

собственные ладони попали ему в поле зрения. Он  уселся  как  ни  в  чем  не

бывало  и принялся их разглядывать внимательным образом.

 

КИНО ГОРИТ

 

 

Перевод. Евдокимова Н. , 1991 г.

 

 

     Я дремал на песке Малибу и грезил о деньгах, как вдруг

услышал одинокий  крик.  Это  была  всего-навсего  чайка,  стремительная

снежинка в жарком бесцветном небе, но -за  крыльев,  белны  и  глубокого

пессимма в ее крике я подумал, что, может быть, это мой ангел-хранитель.

     Тут  черный  телефон  подал  свой  лживый  голос     мрачных   глубин

прибрежного домика, и я повиновался. Звонил, разумеется, мой агент.

     - Чарлз, я органовал тебе деловую встречу. Ты  сегодня  приглашен  на

обед. Слыхал о человеке по имени Махмуд?

     - Он турок?

     - Не исключено.

     - Не слыхал.

     - Не стану скрывать, Чарлз, я тоже не слыхал. Но ты уж мне  поверь,  он

человек  надежный.   У   него   есть   деньги,   новые   идеи,   потрясающие

органаторские способности - все что надо.

     - Чего ему от меня надо?

     - Всего.

     - Не слишком ли много?

     - Вот что, Чарлз, этот малый хочет делать кинокартины. Кинокартины надо

ставить, Чарлз, и писать для них сценарии. А этот малый...

     - Знает он мою ставку?

     - Я все пытаюсь тебе сказать, Чарлз: ты получишь  больше,  чем  твердый

оклад. Намного больше.

     - Где и в котором часу?

 

     С первым ударом часов,  бьющих  восемь,  я  входил  в  вестибюль  отеля

"Биверли-Ритц". Точнехонько при последнем ударе лифтер с торжествующим видом

открыл дверцу, негромко лязгнув ею, и моему взору открылась,  как  бриллиант

"Кохинор" в ларце,  персона  такого  важного  вида,  что  мне  на  мгновенье

показалось, будто это  манекен,  придающий  отелю  хороший  тон.  Я  ошибся.

Манекен всосал в себя дым сигары невообразимого размера; он обвел мрачным  и

проницательным  взглядом  убогую  публику,  снующую  по  вестибюлю,   взгляд

остановился на моих волосах, причесанных  без  особых  претензий.  Он  узнал

меня. Я узнал его.

     - Мистер Ритим, с вашей стороны это очень, очень любезно. Вы  проделали

путь Малибу.

     - Да. Никогда ничего не делаю наполовину.

     - Превосходный принцип, мистер Ритим. Я все время пытаюсь  внушить  его

своему шеф-повару - он путешествует вместе со мной. Если мы сейчас  поднимемся

ко мне в номер, вы получите возможность судить, насколько мне это удалось.

     Когда мы вошли в номер, Махмуд  замолчал,  ожидая  криков  удивления  и

восторга. Эти крики я не  без  труда  подавил  в  себе.  Восхитительно  было

услышать вопрос, заданный с едва заметной досадой в голосе: - Надеюсь, вас не

раздражает такая отделка?

     - Ни в коей мере. Люблю барокко; обожаю Тициана.

     -  Прнаться,  я  люблю  комфорт.  Люблю   путешествовать   со   своей

обстановкой. Я велел провести здесь кое-какие архитектурные переделки.

     - Отличный вкус, да будет мне позволено сказать, и отличное суждение!

     Он знал, что провел на меня впечатление, но и я знал,  что  он  хотел

провести на меня впечатление. Таким образом, мы были квиты,  но,  конечно,

деньги по-прежнему были только у него.

     - Проверим искренность вашего комплимента, - сказал он. - Доверяете  ли

вы моему  вкусу  настолько,  чтобы  согласиться  отведать  совершенно  новый

коктейль?

     - С нетерпением жду этой возможности.

     Какой приятный разговор!  Кто 

нас его начал? Того и гляди, мы начнем отвешивать друг другу поклоны.

     Новый коктейль  подавался  внушительными  порциями,  мутновато  отливая

опалом, как абсент, и отличался неуловимым, но одуряющим букетом - в нем  были

смешаны воспоминания, сожаления, презрение...  Я  проглотил  первую  порцию;

вторая поглотила меня; я  вынырнул  в  разгаре  пиршества  и  беседы,  более

жаждущий и веселый, чем когда-либо в жни.

     - Выпейте еще вина, мистер Ритим. Так вот, мы остановились на том,  что

я бы стал во главе возрожденной и облагороженной кинопромышленности.

     - Для этого нужны только деньги и, разумеется, талант.

     - Значит, вы присоединяетесь?

     - Если мой агент не будет возражать. Подлый тип, предупреждаю!

     -  Он  присоединится  к  нам  попозже,  вечером.  Думаю,  мне   удастся

потолковать с ним на его языке. Я плесну вам капельку коньяку, мистер Ритим.

Выпьем за длительное и счастливое сотрудничество.

     На другой день с утра пораньше я  пришел  в  контору  Джо.  Наши  брови

дрожали, как усики муравьев при встрече.

     - Ну, Джо? Я вчера что-нибудь подписывал?

     - Подумай о цифре, - сказал он.

     - Полно, я о ней всю ночь думал.

     - Умножь ее на пять, - продолжал он с улыбкой.

     - Не могу! Я не Эйнштейн.

     - Вот контракт, Чарлз. Убедись своими глазами.

     - Сколько же тут страниц! Эй! Что-то  у  него  слишком  много  прав  на

бесконечные продления!

     - Ты ведь сам вчера говорил: "За такую сумму - на целую вечность!"- Джо,

я хотел бы перечитать этот контракт с тобой вместе, слово за словом.

     - Извини, меня ждет другой клиент, - ответил Джо. - Ты ее заметил?

     - Я видел в приемной что-то вроде лоскутка зари.

     - Это мисс Белинда Уиндховер Англии. Будешь выходить - взгляни  еще

раз, повнимательнее.

     - Прежде чем я это исполню, Джо, расскажи побольше о Махмуде.

     - Да что ж, - стал увиливать мой  агент.  -  А  сам-то  ты  что  о  нем

думаешь?

     - Похоже, он везде бывает.

     - Безусловно.

     - Всех знает.

     - Это уж точно.

     - У него поразительные глаза, Джо.

     - Да, Чарлз, совершенно необыкновенные.

     - Во всяком случае, - прибавил я, - у него денег куры не клюют.

     - Богат как... Богат как Крез, -  воскликнул  Джо,  вновь  обретя  свою

обычную лучезарность.

     - Наверное, он старше, чем кажется, Джо.  Он  описывал  мне  эпод 

англо-бурской войны.

     - Серьезно? Ха! Ха! Я думал, ты скажешь - крестовых походов.

     - Что такое? Уж не рассказывал ли он и о них?

     - Мне-то рассказывал. Конечно, чего только люди не наговорят агенту,  -

Джо, а этот Махмуд тебе никого не напоминает? Тебе  не  приходилось  слышать

его имя?

     - Я никогда не умел связать имя с лицом, Чарлз. Но клянусь тебе, до сих

пор я его нигде не видел.

     - Нет, не увертывайся, Джо, - сказал я тревожно. - Как по-твоему, кто

он такой?

     - Старик, это не мое дело - думать о том, кто такие люди. Так не  пойдет.

Моя работа - продавать клиентов.

     - Меня-то ты продал, Джо. Будь  я  проклят,  если  не  продал!  Будь  я

проклят в любом случае! Дьявол!

     - Послушай, старина. Не заводись, не стоит.  В  конце  концов,  это  же

кино. Подумай о людях, которым я продавал тебя раньше.

     - Да,  Джо.  Но  вот  эти  чертовы  пункты  в  контракте.  Ты  серьезно

предоставил ему право продлевать контракт до бесконечности?

     - Да это ведь только оборот речи.

     - Оборот речи! Ну и ну!

     - В конце концов, он выдающийся органатор. Пари  держу,  он  добьется

потрясающих  результатов.  Работай  как  следует,  Ритим,  и   перед   тобой

ослепительное будущее.

     - Джо, этот контракт надо расторгнуть. Я неиграю.

     - Очень жаль, старина, но  к  этому  контракту  невозможно  придраться.

Кстати, подумай о деньгах.  Подумай  обо  мне.  Агенту  нужны  комиссионные,

Чарлз. К тому же не исключено, что Махмуд вовсе  не  тот,  за  кого  ты  его

принимаешь.  Ты  автор,  мечтатель;  надо   помнить,   что   ты   живешь   в

двадцатом веке. Может, это просто старик, которому вставили обезьяньи  железы

еще во времена крестовых походов или около того.

     - С такими-то ушами?

     - Может, он тогда давал деньги  в  рост.  Может,  ему  за  это  слегка

подрезали уши.

     - А когти?

     - Вот что, Ритим, нечего иронировать. Я и сам знаю этих продюсеров. У

меня вкус, так же как и у тебя. Тем не менее такова кинопромышленность,  сам

понимаешь. С этими людьми я делаю дела. Я не могу разбирать их по  косточкам

только смеху ради.

     - Джо, пойду-ка я прогуляюсь по улицам.

     - Вот это другой разговор! Я же  знал,  что  ты  окажешься  на  высоте.

Господи! Все на свете бы отдал, чтобы этого не было, Чарлз. На  меня  просто

затмение нашло.

     Я еще раз прошел мимо мисс Белинды Уиндховер. Она была  прекрасна,  как

ангел.  Мне-то  что  за  дело?  В  тот  же  вечер  я  опять  посетил   отель

"Биверли-Ритц", и на сей раз меня провели в номер  мистера  Махмуда.  Хозяин

был в умопомрачительном смокинге.

     - Мистер Махмуд, вы случайно не участвовали в крестовых походах?

     - Мистер Ритим, это было весьма увлекательное приключение.

     - Выходит, вы довольно глубокий старик, не так ли?

     - Да ведь человеку столько лет, на  сколько  он  себя  чувствует.  А  я

сегодня чувствую себя дьявольски молодо,  дорогой  Ритим.  Я  остановился  в

отеле "Биверли-Ритц"; подписал контракт с талантливым человеком, со  дня  на

день возрожу Американскую Кинопромышленность!

     - Изыди!

     - Дорогой мой! Мы живем в двадцатом веке!

     - Ладно, тогда пшел вон!

     - Возьмите сигару.

     - Послушайте. Меня голыми руками не возьмешь.

     - Меня тоже. Кстати, мне пришло в голову заново экранировать  Джекила

и Хайда. Я мог бы сыграть заглавную роль. Смотрите!

     - Бррр!

     - Слабак! В таком виде меня никто не переваривает.  Помню,  навестил  я

одну святую. Она сказала, что  лучше  проведет  свою  жнь  на  раскаленных

угольях, чем посмотрит на меня хотя  бы  еще  одну  секунду.  По-моему,  это

лестно. Но вы не беспокойтесь, Ритим, мы-то с вами сработаемся, как черти  в

аду.

     - Да! Да, конечно! Оставайтесь только, как вы есть сейчас, вот  и  все.

Очевидно, выбора у меня нет. Я сделаю все что хотите.

     - Вот это мне и нравится в писателях. Итак, с  чего  мы  начнем  делать

фильмы?

     - Выслушайте дружеский совет. Вам вовсе ни к чему делать фильмы. Ничего

это вам не даст, кроме забот. И потом,  вам  придется  иметь  дело  с  уймой

актеров.

     - Я всегда находил, что комедианты блки мне по духу.

     - По-моему, вы отстали от жни. Не видели наших звезд.

     - Дорогой Ритим, простите, но мне по чину положено уметь  обращаться  с

людьми. Что до забот - пфф!  Я  заправлял  одной    крупнейших  органаций

мироздания. Ничего, кроме воркотни и жалоб. А теперь я вышел  в  отставку  и

намерен наслаждаться жнью.

     - Так почему бы вам не держаться в тени? - спросил я. - Держались бы  в

тени и ничего не принимали блко к сердцу.

     - Видели бы вы мой трон! Нет, дорогуша, я  твердо  решил  заняться.  Вы

обдумайте сценарий. А  я  останусь  здесь  и  проведу  пресс-конференцию.  И

кстати, кое-кто должен сюда скоро прийти. Ваш превосходный агент отыскал  ее

для меня. Чистая английская девушка. Свежая! Небалованная!

     - Знаю я таких.

     - Полагаю, что нет, Ритим. Она  еще  дитя!  Я  сделаю    нее  звезду.

Вообще-то она должна уже быть здесь. - Он нажал кнопку настольного звонка. -

Пришла мисс Уиндховер?

     - Да, сэр. Ожидает в приемной.

     - Впустите.

     Секундой позже вошла мисс Уиндховер,  подобная  все  тому  же  лоскутку

зари, затмевающая стодолларовое электрическое сияние.

     - Ой, мистер Махмуд! Я... я... я...

     Он ободряюще похлопал ее по руке: - Ну, ну, милочка! Право же, не  стоит

волноваться! Всегда помните, что вы талантливы, а это - достояние, которого не

купишь ни за какие деньги. Помните. Это придаст вам уверенность в себе. Мисс

Марлен Дитрих уверена в себе. Я хочу, чтобы и вы были уверены.

     - Если бы вы знали, сколько  я  перенесла,  мистер  Махмуд.  Борьба  за

крошечные роли. Дешевые меблированные комнаты. И  папочка  так  сердится.  А

мамочка плачет. Почему родители  всегда  такие  снобы?  Они  чудесные  люди,

конечно, чудесные старомодные люди. Почему родители всегда так старомодны?

     - Полно, полно, милочка! Теперь все позади. Подумайте о большом экране.

Богатство! Слава! Званые вечера на Биверли-Хиллс!

     - И искусство!

     - Да, да. Искусство.

     - Оно прежде всего. И конечно, собачки.

     - Да, в самом деле. Дорогой Ритим,  мисс  Уинд-ховер  любит  собак.  Не

могли бы вы?. .

     Не  слишком  польщенный,  я  снял  телефонную  трубку  и  вызвал  Бюро

Обслуживания.

     - Собак. Для мисс Белинды Уиндховер.

     - Очень жаль, сэр, но зоомагазины уже закрыты.

     - Это называется "обслуживание"? Разве в отеле нет собак?

     - Только собаки Миры де Фаль.

     - Она вышла в тираж. Пришлите их в номер. Вскоре  явился  паж  с  двумя

борзыми, четырьмя гордонами и мопсом. Белинда Уиндховер  была  в  восторге: -

Ой, собачки!

     - Смотрите, как она их целует, дорогой Ритим. Станет она  звездой,  как

вы полагаете?

     - Слушайте, Махмуд, я вижу, вы балуете эту девушку.

     - Чепуха. Льщу себя надеждой, что я умею обходиться с людьми.  Я  хочу,

чтобы вы куда-нибудь сводили ее, учили ее психологию и написали бы для нее

эффектную роль.

     - Пусть она учает роль. Психологию к чертям!

     - Да будет вам, дорогой Ритим.

     - Не стану, - заявил я. - Это мое последнее слово.

     - Жаль! Жаль! Послушайте, взгляните-ка на паркет. Один квадратик  вроде

бы расшатался.

     Пока я смотрел, он приподнял паркетину носком. Эффект был  необычайный.

Я как будто заглянул  в  бездонную  глубину  и  увидел  массу  быстро-быстро

двигающихся фигурок на сцене с декорациями огненного  цвета.  Мистер  Махмуд

водворил квадратик на место, и видение исчезло.

     - Бррр!

     - Как вы сказали, дорогой Ритим?

     - Я сказал "да".

     - Вы проведете вечер с мисс Уиндховер?

     - Да.

     - И учите ее психологию?

     - Да.

     - Ага, вот и репортеры! Входите, джентльмены! Входите. Я хочу, чтобы вы

все познакомились с мисс Белиндой Уиндховер. Она ушла   аристократического

дома ради искусства. Запишите.

     - Да ладно. Мы это знаем. Старомодные родители.

     - Ну сфотографируйте ее. Вот она,  готовится  стать  звездой  кинофирмы

"Махмуд пикчерс инкорпорейтед". Вот ее любимые собаки.

     - Да ладно. Мы их знаем. Привет, Мирза! Привет, Бобблс! Ребята, помните

время, когда они принадлежали Нэнси Норт?

     - Она вышла в тираж.

     - А Люсиль Лэси? Ее всегда снимали с мопсом.

     - Она тоже вышла в тираж.

     - Их, наверное, никто не дрессировал. Ладно. Наводи аппарат. А это  что

за тип?

     - Я писатель.

     - Чудненько! Придержи-ка штатив. О'кей. Снимаю. Мисс Белинда Уиндховер.

А вы мистер Махмуд?

     -  Я  ложу  вам  свои  планы  относительно  возрождения  Американской

Кинопромышленности.

     - Само собой. Давайте снимем Белинду с большими  белыми  псами.  В  них

есть шик. Где ваши соболя, мисс Уиндховер?

     - Соболей для мисс Уиндховер, дорогой Ритим.

     - Есть. - Раздраженный, я снова взялся за трубку: - Соболей.

     - Очень жаль, сэр, но в такое время суток невозможно купить соболей.

     - Что за паршивая забегаловка! Разве в отеле нет соболей?

     - Есть, сэр, и много. Например, у мисс Полины Пауэлл.

     - Она вышла в тираж. Пришлите  их  в  номер.  Вскоре  все  снимки  были

сделаны. Репортеры удалились.

     - Итак, молодые люди, я отсылаю вас, чтобы вы подружились.

     - Ой, мистер Махмуд, а вы с  нами  не  пойдете?  -  вскричала  Белинда,

хитренько надув губки и вильнув бедрами.

     - Зовите меня просто Николя, милочка. Сегодня, увы, я не могу.  У  меня

еще куча всяких дел.

     - А это ничего, что меня увидят вместе с писателем?

     - Мистер Ритим - очень вестный  писатель,  милочка.  И  что  еще  более

важно, он - моя правая рука.

     -  Да,  я  буду  учать  вашу  психологию.  Будущая   звезда   немного

приободрилась.

     - Я хочу узнать все-все про свою психологию, - щебетала  она,  пока  мы

шли к лифту. - Я ведь  буду  незаурядной  актрисой,  мистер  Ритим?  Я  буду

интеллектуальной актрисой. А в то же время больше всего  на  свете  я  люблю

стряпать простенькие блюда в простеньком платьице. Как только прославлюсь, я

приглашу Кларка Гейбла, и Кэтрин Хэпберн, и Гарри Купера и  угощу  домашними

печеньицами.

     - Чудненько! Не расставайтесь с этой идеей. Она мне нравится.

     - А вы мне расскажете все-все про мою психологию?

     - Непременно, - сказал я. - Мы нырнем в нее вместе. Идемте же.

     На другой день я провел много времени с мистером  Махмудом.  Его  номер

был полон орхидей и телеграмм.

     - Люди начинают нервничать, - сказал он, потирая руки.

     - Да.

     - Нас ждут великие дела.

     - Да.

     - А как там наша Белинда? Придумаете роль под стать ее психологии?

     - О да. Ручаюсь.

     - Она... она вчера обо мне что-нибудь говорила?

     - Говорила. Она считает, что вы потрясающий парень.

     - Потрясающий парень, вот как? Ритим, нас ждут великие  дела.  Великие!

Ну, бегите.

     Я побежал в ресторан, где должен был встретиться с  Белиндой.  За  ночь

она, как видно, набралась уверенности в себе.

     - Здравствуйте, мистер Ритим!

     - Послушай, киностудия - самое демократическое заведение в  мире.  Можешь

называть меня Чарли. - Ладно. Я ведь простая душа.  Люблю  стряпать.  А  как

мистер Махмуд?

     - Белинда, он от тебя без ума.

     - Скажи-ка, он вправду крупный продюсер?

     - Крупнейший. Ни у кого  нет таких денег, как у него.

     - Да, Чарли, так-то так. Но есть на свете кое-что, чего не купишь ни за

какие деньги, по крайней мере в Англии. Или это я сама придумала?

     - Ты имеешь в виду талант. Я ведь читаю твои , мысли, Белинда.

     - Не смей. Понимаешь, у меня  старомодные  родители.  Мне  бы  хотелось

сыграть Джульетту.

     - Это уже было.

     - Не так, как сыграю я. Ты  напишешь  новый  сценарий,  специально  для

меня.

     - Ладно. Мы его модернируем. Квартира Капулетти находится в одном

небоскребов  Нью-Йорка.  Ромео - молодой  оперативник    ФБР,  он   окончил

Гарвард, но  притворяется,  будто  учился  в  Йейле,  чтобы  сбить  с  толку

гангстеров. Все Капулетти тоже учатся в  Гарварде.  Это  создает  почву  для

примирения и счастливого конца. Ромео увлекается  альпинмом;  это  создает

почву для сцены на балконе. На балконе небоскреба.  Только  героя  зовут  не

Ромео, а Дон.

     - Разве он тогда не получится какой-то другой?

     - Ты ведь знаешь, что Шекспир сказал: "Зачем Ромео ты?"- Это  Джульетта

сказала.

     - Вот видишь, значит, были сомнения.

     - Ты прав. А я вот что придумала: записывай  мои  мысли  о  Шекспире  в

книгу, а я потом поставлю свою подпись. Не хочу быть заурядной актрисой.

     - Не будешь. Но нам пора к Махмуду. Он от тебя без ума.

     - И он действительно самый крупный продюсер?

     - Действительно. Но дай я шепну тебе  на  ушко.  -  Господи!  Ушко  как

раковина! Прелестная розовая раковина! - Я  хотел  сказать:  помни,  что  ты

талантлива. Вчера вечером тебя только-только открыли.  Сегодня  ты  то,  что

есть сегодня. Ты быстро проявляешь себя. Мысли в крупном масштабе. Никому не

давай сковывать твой стиль. Даже Махмуду.

     - Ни за что не дам. Ради искусства. Оно священно.

     - Молодец!

     Когда они вошли в номер, мистер Махмуд сжал обе ее руки в своих.

     - Очень, очень мило со стороны очень, очень прелестной  дамы  навестить

бедного старого кинопромышленника в его трущобе в "Биверли-Ритц"!

     - Ники, Чарли придумал мне роль, Джульетту, но гораздо лучше.

     - Отлично. А кого вы метите на роль Ромео, дорогой Ритим?

     - Да кого угодно.

     - Он должен карабкаться по  фасаду  небоскреба,  Ники.  Чтобы  я  могла

сыграть сцену на балконе с розой в руках.

     - А вашим голливудским героям-любовникам это  под  силу,  Ритим?  Они

ведь все не так молоды, как хотелось бы.

     - Конечно. Вскарабкаются куда угодно. И вот еще что, при создании  роли

надо выработать кое-какие черты Жанны д'Арк. Она спасет Нью-Йорк.

     - От чего?

     - От гангстеров. А знали бы вы, -за чего зритель валом повалит.

     - Ну?

     - В фильме будут стрелять настоящими пулями.

     - Эх, Ритим! Полно, полно! В конце концов, знаете  ли,  в  каждой  игре

есть свои правила. Даже я...

     - Выслушайте меня! - вскричал я. - Этого  требует  роль.  Ты  согласна,

Белинда? Как может она вжиться в образ, выложить всю себя, если  вы  жалеете

для нее пули?

     - Мне кажется, пули должны быть настоящие, Ники.

     - Конечно, - настаивал я. - Вы  думаете,  стала  бы  Теда  Бара  играть

Клеопатру без настоящих жемчужин?

     - Играла же без настоящего аспида, -  ухватился  за  соломинку  Махмуд.

Этот довод я разбил: - Аспид  был  настоящий,  только  старый.  С  вырванными

зубами.  Можете  употребить  старые  пули.  Можете  даже  пригласить  старых

гангстеров, а потом пустить слух, что они умерли от разрыва сердца.

     - Вы что-то решительно настроились, дорогой Ритим.

     - Решительно? Дайте мне добраться до павильона!

     - Может, там будет паркетный пол?

     - Все может быть, - ответил  я  подавленно.  -  Может  быть,  мы  будем

стрелять холостыми патронами. Может быть, я пойду за настоящими жемчужинами.

Потому что я хочу придать роли некоторые черты Клеопатры, когда ее  приносят

закутанную в ковер.

     - Пожалуйста, дорогуша. Автор у нас талантливый, Белинда.

     - Чарли в порядке, вот только быстро уступает. Ну пожалуйста, Ники, мне

хочется настоящих пуль.

     - Вот что, - объявил я. - Я пойду куплю  жемчуг.  А  вы  тут  пока  все

обговорите.

     На обратном пути меня одолевали  дурные  предчувствия.  Не  слишком  ли

далеко я зашел? Жемчужины казались слишком вульгарными. Я решил  отправиться

сначала к себе в номер и посмотреть,  что  получится,  если  вынуть  две-три

самые крупные. Когда я шел по коридору,  лифт  с  гуденьем  опустился  вн.

Оттуда вышел мистер Махмуд. Одними губами он пронес: "Она  умительна!"  И

его не стало.

     Чуть позже я поднялся к нему в номер. Там в одиночестве сидела Белинда,

обрывала лепестки орхидей.

     - Похожи на конфетти, - сказала она. - По-моему,  он  о-очень  ми-илый,

ваш мистер Махмуд.

     Про себя я отметил ее среднеевропейский акцент. Получила свои пули?

     - Чарли, ты сделаешь так, чтобы я  спасала  город  от  Красного  Флота.

Настоящие снаряды.

     - Правильно, Белинда, милая. Ник  мировой  парень.  Он  белый  человек,

Белинда. За ним стоит многое. Был бы я девушкой, я бы по Нику с ума  сходил.

Но не забывай: талант-то у тебя. Никому не давай сковывать твой стиль. Перед

тобой блистательное будущее. Ты, может, думаешь, что  купаешься  в  деньгах?

Детка, это крохи по сравнению с теми деньгами, что у  тебя  еще  будут,  если

только ты не дашь испортить себе стиль.

     -  Ты  прав,  Чарли.  Это  ведь

искусство. Оно священно.

     Вечером я застал Махмуда одного.

     - Она умительна, Чарлз! Но... послушайте...

     - Да?

     - Говорила ли она с вами о снарядах?

     - Она сказала, что это вы с ней говорили о снарядах.

     - Возможно, так оно и было. В приливе чувств. Тяжело, Чарли.  Настоящие

снаряды! Неприятностей не оберешься. Я не  хочу,  чтобы  меня  затаскали  по

судам.

     - А вам-то что за дело?

     - Мне дело до моих стремлений в области кино. Более того, Чарлз, мне не

нравится ваш сценарий. Не сердитесь, старина. Сценарий великолепный, но  мне

он не нравится. Откровенно говоря, он слишком накладен.

     Он не смотрел мне в глаза. Я видел: ему стыдно, что его миллионы не так

уж неисчерпаемы. Я рассудил, что если одной сторон, заключивших контракт,

не чуждо подобное тщеславие, то у другой стороны еще  есть  надежда.  Тут  я

стал его подначивать: - А я-то думал, что вы владеете всеми сокровищами мира.

Я думал, вы надежная фигура. Есть ведь поговорка "Богат как дьявол".

     Ему не хотелось откровенно прнаться, что он не самый главный  Дьявол.

Он пробормотал что-то вроде "бюджет есть бюджет".

     - Могу сделать вам вестерн, - саркастически предложил я.  -  Разоритесь

на живую лошадь?

     - Я уже разорился на живой капкан, дорогой Ритим.

     - Может, вы и правы. Ладно, пойду набросаю что-нибудь начерно.

     На другой день спозаранку я навестил Белинду.

     - Ну вот,  красотка,  наш  сценарий  погорел.  Пишу  тебе  историческую

вещичку жни провинциального городка. Ты носишь такую здоровенную шляпу,

знаешь, тех, что закрывают все лицо.

     - Чарли, не может быть! Я хочу, чтобы меня принесли в  ковре,  с  тремя

большими жемчужинами.

     -  Жемчужины  исключаются,  цыпочка.  Мы  перешли  на  режим  экономии.

Представляешь, даже снарядов не стало. Остались только ты да лошадь.

     - Не пиши ни слова, Чарли. Подожди, пока я увижусь с Ники.

     После ленча раздался телефонный звонок: меня вызвали к мистеру Махмуду.

У него сидела Белинда, разрумянившаяся и счастливая.

     - Настоящие снаряды, Чарли! - И наряды. Мы с Белиндой женимся.  Правда,

малютка?

     - Да, я получу настоящие снаряды.

     - И настоящие броненосцы, - вставил я. - Как  вам  нравится  эта  идея?

Давайте я введу их в сценарий. Они пойдут вверх по Гудзону,  рыгая  адский

огонь! Мой подарок невесте.

     - Слышишь,  что  он  предлагает,  Ник?  Ой,  Чарли,  ты  умеешь  писать

сценарии! Настоящие броненосцы!

     - Боюсь, что Чарлз шутит, дорогая. Он любит шутить с адским огнем. А мы

с тобой... поговорим лучше о нашей свадьбе.

     -  Ладно,  Ники.  Полетим  в  Нью-Йорк.  Зайдем  в  первую   попавшуюся

церквушку...

     - Я не ослышался? К первому попавшемуся судье?

     - Нет, голубок, в церквушку.

     - Это не  для  нас,  голубка.  Мы  устроим  тихую  свадьбу,  пусть  нас

обвенчает судья.

     - Что? За кого ты меня принимаешь? Кто я - твоя собственность?  Рабыня?

Кинозвезда я или нет?

     - Но ты ведь и хорошая женушка, голубка.  Помни,  ты  простая  девушка.

Собачки... печеньица... Ее  поклонники  хотят,  чтобы  она  стала  идеальной

женушкой, не так ли, Чарлз?

     - Да, Ники. Но я ведь еще не законтрактовалась на роль жены. Я не играю

роль, пока на нее не подписан контракт. Моя мать готворит,  что  девушка  не

должна ображать жену, пока она еще не жена. Моя  мама  старомодна.  Почему

родители так старомодны?

     - Я тоже старомоден, моя радость, - сказал Ник. - Я  не  могу  войти  в

первую попавшуюся церквушку. Я провалюсь сквозь землю. Давай, родная, пойдем

к простому судье, а я уж как-нибудь увеличу смету. Может быть, достану  тебе

броненосец - другой.

     - Только не забудь, что ты обещал.

     - Гора с плеч! Какое счастье! - воскликнул он. - Настоящее счастье! Так

не будем же медлить.

     - Линда, - шепнул я, пока  он  заказывал  по  телефону  самолет.  -  Не

забывай о своем престиже.

     Устрой себе хороший, долгий медовый месяц. По меньшей мере два  месяца,

голубка, иначе весь мир подумает, что твоим чарам чего-то недостает.

     - Ты прав, Чарли. Устрою.

     И  вот  они  отправились  в  Юму.  Несколько  недель   спустя   получаю

телеграмму: "Вернемся пятницу зпт приветом тчк Ник  Линда".  Вскоре  другая:

"Секрету зпт нельзя ли наметить другой сценарий вопросительный знак  Вестерн

зпт острова Южных морей зпт любые простые съемки  на  природе  тчк  Повторяю

тире секрету тчк Ник".

     Поразмыслив, я набросал веселую  пьеску    сельской  жни;  примерно

такие играла в старину Мейбл Норман. Я подумал, что Белинда навряд ли придет

в восторг, но меня связывал контракт. Приказ есть приказ.

     Я поехал в аэропорт встречать молодоженов. Первой появилась  Линда,  ее

тотчас же обступили репортеры. До меня  долетали  отдельные  слова:  "Муж...

собачки... печеньица... "- Чарлз,  -  шепнул  Махмуд.  -  На  два  слова.  Вы

наметили вчерне? Другой сценарий?

     - Да, он готов. А в чем дело? Скупитесь на настоящие броненосцы?

     - Чарлз, она требует, чтоб был настоящий Нью-Йорк.

     - Ну и ну! Ну и ну! Ничего, есть сценарий   сельской  жни.  Белинда

может получить настоящие чулки в резинку.

     -  Она  мыслит  масштабно,  Чарлз.  Ей  может  показаться,  что   после

настоящего Нью-Йорка это просто девательство.

     - Не беспокойтесь. Езжайте в отель. Вам там все приготовлено. Я загляну

после ужина.

     Поздно вечером я пришел к ним в гости. Судя по всему,  в  романтическом

супружестве не было полной гармонии. Махмуд хмурился над кипой счетов.

     - Вы накупили уйму первосортных орхидей, Чарлз, - сказал он тревожно.

     - Нет ничего слишком хорошего для вас с Линдой, - ответил я улыбаясь. -

Вы мои лучшие друзья в мире кино.

     - Да, но все ведь идет за счет текущих расходов.

     - Ну вот, опять ты за свое, милый! - вскричала Линда. - Он  стал  таким

скрягой, Чарли. Говорит, чтоему не по средствам  купить  мне  Нью-Йорк.  Для

сцены бомбежки. Когда я спасаю город, не могу  я  играть  на  фоне  картонных

коробок, Чарли. Объясни ему.

     - Отчасти она права. Ник, - поддержал я. - Но  все  же  послушай  меня,

Линда. Я  написал  тебе  новый  сценарий.  Прелестная  роль.  Ферма.  Птички

щебечут. Настоящие птички. И курочки есть. Ты  сыплешь  им  зерно.  На  тебе

комические чулки. Настоящие чулки. Настоящий комм.

     - Ник, эту шутку дурного тона вы специально приберегли к моему приезду?

     - Постой, голубка, - сказал Ник. - Дай  автору  случай  отличиться.  Он

написал этот сценарий кровью своего сердца. Продолжайте, Чарли.

     - Правда, Линда. В сценарии есть и смех, и слезы.

     - Смех?

     - Там тебе попадают эклером в фиономию. Настоящим...

     - Скажи-ка, а что еще ты для меня припас? До бурлеска не дошло? Хватит.

С меня довольно.

     - Жанна д'Арк начинала с фермы, голубка.

     - В Жанну д'Арк никто не швырялся пирожными с кремом.

     - С нею обращались еще хуже, радость моя, она доила  коров,  -  убеждал

Ник. - Я ведь там был. Я сам все подстроил.

     - Что это значит "Я там был"? - взвгнула Белинда. - Ты уже  начинаешь

мне врать? Лечу в Рино. А впрочем, нет. Не забудь,  что  ты  вставил  в  мой

контракт, когда мы были в Юме. Я одобряю или отвергаю сценарий.

     - Ну что ж, радость моя, Чарлз напишет такой сценарий,  что  ты  будешь

довольна. Может быть, сыграешь молоденькую девушку, которая мечтает  попасть

на сцену. Тогда можно будет  прочитать  монолог  Джульетты  на  какой-нибудь

вечеринке. Если там присутствует крупный продюсер.

     - Нет, не напишет.

     - Нет, напишет.

     - Нет, не напишет. Это мое последнее слово.

     - Нет, напишет, - упорствовал Махмуд. - Прелестный сценарий.  Роль,  от

которой весь мир с ума сойдет. Настоящий мир. Напишете, Чарлз?

     - Да если начистоту, то не напишу, - ответил я.

     - Что?

     - Посмотрите на часы. Разве вы не слышали, как пробило полночь?

     - Ну и что с того?

     - А вот что. Ник, - сказал я. - Прошло два месяца.  Сегодня - теперь  уже

вчера - был  последний  день,  когда  вы  имели  право   требовать   продления

контракта. Боюсь, что вы прозевали. Я свободен!

     - Силы ада! Впору провалиться на этом самом месте!

     - Ники, ты должен нанять сценариста,  пусть  напишет  мне  такую  роль,

чтобы действие происходило в Нью-Йорке. И роли для  моих  собачек.

     - Твои собачки дохли, - объявил я. - Наелись печеньиц.

     - Чарли! Собачки!

     - Провалиться мне на этом самом месте! - бормотал Ник. - Прозевать срок

продления контракта!

     - Вот так вот, - сказал я. - Прозевали. Теперь проваливайтесь!

     - Так я и сделаю! - воскликнул он и топнул ногой.

     Тут он схватил - Белинду в охапку,  и-раз!  -  оба  провалились  сквозь

землю.

     Я выбрал себе в петлицу орхидею поменьше и  пошел  в  ночной  клуб.  На

другой день я вернулся на песок Малибу.

 

 

ДОЖДЛИВАЯ СУББОТА

 

 

Перевод. Загот М. , 1991 г.

 

     Был июль. Посвист, бульканье и еще сотня  звуков, что всегда сопровождают дождь, сделали  семейство  Принси  пленниками  их

большого и унылого дома. Все члены семейства сидели  в  гостиной,  каждый  в

кресле-озерке потускневшего и сыроватого ситца,  а  четыре  высоких  окна

лили обильные слезы.

     Этот дом, неухоженный и не радующий глаз, был нужен мистеру Принси, ибо

он испытывал отвращение к своей жене, дочери и  растяпе-сыну.  Прогуливаться

по деревне, без тени улыбки подносить руку к шляпе - в этом состояла для  него

радость жни. Он  испытывал  холодное  наслаждение,  вспоминая  эподы 

бесконечно  далекого  детства,  -  вот  он  находит  в  оранжерее  пропавшую

деревянную лошадку, вот видит  в  толстой  стене  отверстие,  через  которое

сочится свет. Но  теперь  все  это  под  угрозой - его  аскетическая  гордость

занимаемым в деревне положением, его пылкая привязанность к дому, - а  -за

чего?  Из-за  того,  что  Миллисент,  его  флегматичная  и  туповатая  дочь

Миллисент, наконец проявила свой идиотм в  полной  мере.  Мистер  Принси,

борясь с отвращением, отвернулся от. . нее и заговорил с женой.

     - Ее упекут в сумасшедший дом, -  сказал  он.  -  Сумасшедший  дом  для

преступников. А нам придется куда-нибудь уехать. Иначе сживут со свету.

     Его дочь снова затрясло.

     - Я покончу с собой, - сообщила она.

     - Тихо, - осадил ее мистер Принси. - Времени у нас в обрез. Выслушивать

твою чушь некогда.

     Я  займусь  этим  сам.  Джордж,  -  обратился  он  к  сыну,  безучастно

смотревшему в окно. - Иди  сюда.  Скажи-ка,  далеко  ли  ты  продвинулся  в

медицине, прежде чем тебя выгнали как безнадежного?

     - Ты это знаешь не хуже моего, - откликнулся Джордж.

     - Ты в состоянии...  В  твою  башку  вбили  достаточно,  чтобы  ты  мог

определить: что о такой ране скажет знающий доктор?

     - Как что? Скажет, что от удара.

     - А если с крыши упала черепица? Или откололся кусок перекрытия?

     - Ну, отец, вообще-то...

     - Возможно такое?

     - Нет.

     - Почему?

     - Потому что она ударила его несколько раз.  - Я этого  не  вынесу,  -

вставила миссис Принси.

     - Куда же ты денешься, дорогая, -  сказал  ее  муж.  -  И  попрошу  без

истерики в голосе. Вдруг кто-то случайно услышит.  Мы  сидим  и  говорим  о

погоде. А если, к примеру, он упал в колодец и  ударился  головой  несколько

раз?

     - Не знаю, отец, честно.

     - То есть он  ударился  о  боковины  несколько  раз,  пока  летел  вн

тридцать или сорок футов... да еще чтобы и угол был подходящий. Нет,  боюсь,

это не пойдет. Придется еще раз, с самого начала. Миллисент!

     - Нет! Нет!

     - Миллисент, мы должны  как  следует  во  всем  разобраться,  с  самого

начала. Вдруг ты что-нибудь упустила?  Одна - единственная  мелочь  может  нас

спасти или уничтожить. Особенно тебя, Миллисент. Ты же не хочешь  попасть  в

сумасшедший дом? Или на виселицу? А могут отправить на виселицу,  Миллисент,

могут. Хватит трястись. И говори потише, ради всего святого. Мы  беседуем  о

погоде. Давай.

     - Не могу. Я... Я...

     - Успокойся, девочка. Успокойся. - Свое удлиненное,  бесстрастное  лицо

он приблил к лицу дочери. Какое отвратное, какое жуткое существо  эта  его

дочь! Не  лицо,  а  тарелка,  челюсть  тяжеленная,  фигура  корявая,  как  у

молотобойца. - Отвечай, - продолжал он. - Ты была в конюшне?

     - Да.

     - Минутку. Кто знал, что ты была влюблена в этого недоделка-викария?

     - Никто. Я никому и словом...

     - Можешь не сомневаться, - прервал ее  Джордж,  -  об  этом  знает  вся

деревня, пропади она пропадом. В "Плуге" про них целых три года точат лясы.

     - Похоже на правду, - сказал мистер  Принси.  -  Весьма  похоже.  Какая

мерзость! - Он сделал жест, словно хотел стереть что-то  с  тыльной  стороны

ладоней. - Ладно, идем дальше. Так ты была в конюшне?

     - Да.

     - Убирала в коробку набор для крокета?

     - Да.

     - И услышала, как кто-то идет по двору?

     - Да.

     - Это был Уитерс?

     - Да.

     - И ты его окликнула?

     - Да.

     - Громко? Ты громко его окликнула? Мог кто-нибудь услышать?

     - Нет, отец. Никто, это точно. Да я его и не окликала. Я была  около

двери, и он меня увидел. Махнул рукой и подошел.

     - Мне надо точно знать, был  ли  кто  поблости?  Мог  кто-нибудь  его

видеть?

     - Не мог, папа. Точно говорю.

     - Значит, вы вошли в конюшню.

     - Да. С неба лило как ведра.

     - Что он сказал?

     - Сказал: "Привет, Милли". Мол, вините, что иду мимо  заднего  двора,

но уж так вышло, вообще-то он идет в Басс-Хилл.

     - Так.

     - А когда, говорит, шел мимо парка, увидел наш  дом  и  вдруг  обо  мне

подумал, дай, думаю, загляну на минутку да и  скажу  ей  словечко-другое.  У

него, говорит, большая радость, вот и захотелось со мной поделиться. Епископ

сказал ему, что даст ему должность приходского священника. Оно само по  себе

здорово, но еще значит, что он сможет жениться. Тут он стал заикаться. Ну, я

решила, он это про меня.

     - Меня не интересует, что ты решила. Только его слова, как есть. Ничего

другого.

     - Ну... О, Господи!

     - Не реви! В твоем положении это непозволительная роскошь. Говори.

     - Он сказал, что нет. Что я тут ни при чем.  Что  он  женится  на  Элле

Брэнгуин-Дэвис. Что, мол, ему очень жаль и  все  такое.  Потом  он  собрался

уходить.

     - Дальше?

     - Я совсем ополоумела. Он уже повернулся ко мне спиной. У меня  в  руке

был столбик от крокета...

     - Ты закричала, завопила? Когда его ударила?

     - Нет. Ничего такого, это точно.

     - А он? Ну! Говори.

     - Нет, отец.

     - А потом?

     - Я бросила столбик. И сразу пошла домой. Вот и все.  Господи,  что  же

это такое, хоть ложись и умирай!

     - Никого слуг ты не встретила. В конюшню никто не зайдет. Понимаешь,

Джордж, скорее всего он кому-нибудь сказал, что отправляется в Басс-Хилл.  И

наверняка никто не знает, что он забрел сюда. На него могли напасть где-то в

лесу. Надо все продумать до мельчайших подробностей...  Викария  с  пробитой

головой...

     - Отец, не надо! - воскликнула Миллисент.

     - Ты что, хочешь, чтобы тебя повесили? Итак, викария с пробитой головой

находят в лесу. Кто хотел бы убить этого Уитерса?

     Раздался стук в дверь, и в ту же секунду она открылась. На пороге стоял

маленький капитан Смол-летт, славившийся своей бесцеремонностью.

     -  Кто  убил  бы  Уитерса?  -  переспросил  он.  -  Я,   с   превеликим

удовольствием. Здравствуйте, миссис Принси. Вот решил к вам зайти.

     - Он слышал, отец, - простонала Миллисент. .

     - Дорогая, нам уже и пошутить нельзя? - задал  вопрос  ее  отец.  -  Не

делай вид, что ты шокирована. У нас  тут  маленькое  теоретическое  убийство

викария, Смоллетт. Сейчас ведь все помешаны на детективах да ужасах.

     - Убиение духовного лица, - сказал капитан  Смоллетт.  -  Но  суд  меня

оправдает.  Вы  слышали  про  Эллу  Брэнгуин-Дэвис?  Она  сделала     меня

посмешище!

     - Почему? - не понял  мистер  Принси.  -  Почему  она  сделала    вас

посмешище?

     - Потому что я и сам за ней приударял, - прнался Смоллетт без особого

смущения. - И она была готова сказать мне "да". Не слышали?  Она  сама  всем

рассказывала. А теперь выходит, она дала мне от ворот поворот,  соблазнилась

на белую крысу в собачьем ошейнике.

     - Плохо дело! - посочувствовал мистер Принси.

     - Военное счастье переменчиво, - подвел итог маленький капитан.

     - Садитесь, - пригласил мистер Принси. -  Матушка,  Миллисент,  утешьте

капитана Смоллетта, развлеките его приятной беседой.  Нам  с  Джорджем  надо

кое-чем заняться. Через пару минут мы вернемся, Смоллетт. Идем, Джордж.

     Прежде чем мистер Принси и его сын возвратились, прошло минут пять.

     - Извини, дорогая, - обратился мистер Принси к жене. - Смоллетт, хотите

взглянуть на что-то весьма интересное? Зайдем на минуту в конюшню.

     Они вышли на конюшенный двор. Стойла давно стояли пустые, в них, как  в

сараях, кое-что хранили. Никто сюда не заглядывал. Первым в  конюшню  вошел

капитан Смоллетт,  за  ним  последовал  Джордж,  последним  оказался  мистер

Принси. Закрыв дверь, он тут же взял стоявшее за ней ружье.

     - Смоллетт, - сказал он, - мы  пришли  сюда,  чтобы  застрелить  крысу,

Джордж услышал, что она скребется под корытом. Теперь  слушайте  меня  очень

внимательно, не то я по случайности подстрелю вас. Я не шучу.

     Смоллетт взглянул на него.

     - Хорошо, - сказал он. - Я весь внимание.

     - Сегодня днем проошла ужасная трагедия, - объяснил мистер Принси.  -

И она будет еще ужаснее, если дело не замять.

     - Вот как? - удивился Смоллетт.

     - Вы слышали, как я спросил, кто мог бы убить Уитерса, - сказал  мистер

Принси. - Слышали, как у Миллисент вырвалась необдуманная фраза.

     - Да, - согласился Смоллетт. - И что?

     - Ничего особенного, - сказал мистер  Принси.  -  Пока  вам  не  станет

вестно, что сегодня днем Уитерс умер насильственной  смертью.  А  вам  это

станет вестно, мой дорогой Смоллетт, непременно станет.

     - Вы его убили? - воскликнул Смоллетт.

     - Не я - Миллисент, - сказал чистую правду мистер Принси.

     - Ах, черт! - вскричал Смоллетт.

     - Именно, что черт, - подтвердил мистер Принси. - Вы бы сразу вспомнили

о случайно услышанном - и догадались.

     - Возможно, - согласился Смоллетт. - Наверное, догадался бы.

     - Стало быть, - сделал вывод мистер Принси, - -за вас  у  нас  теперь

проблемой больше.

     - Почему она его убила? - спросил Смоллетт.

     - Да-а, обычная  история,  -  сказал  мистер  Принси,  поморщившись.  -

Омерзительная и постыдная. И прискорбная тоже. Она взяла в голову, что он  в

нее влюблен.

     - А-а, ну конечно, - понял Смоллетт.

     - А он рассказал ей об этой Брэнгуин-Дэвис.

     - Ясно. - Смоллетт кивнул.

     - Мне совершенно не хочется, - продолжал  мастер  Принси,  -  чтобы  ее

прнали сумасшедшей либо убийцей. Тогда мне в этих краях жни не будет.

     - Пожалуй, вы правы, - прнал Смоллетт.

     - С другой стороны, - развивал тему мистер Принси, - об этом знаете вы.

     - Да, - сказал Смоллетт. - Вопрос в том, буду  ли  я  держать  язык  за

зубами. Но я дам вам обещание...

     - Вопрос в том, смогу ли я вам верить, - сказал мистер Принси.

     - Но я дам обещание, - повторил Смоллетт.

     - Вы его сдержите, если все сойдет гладко,  -  вел  свою  линию  мистер

Принси. - А вдруг кто-то что-то заподозрит, начнут расспрашивать, как тогда?

Вы испугаетесь, не захотите попасть в соучастники.

     - Ну, не знаю, - буркнул Смоллетт.

     - Зато я знаю, - заявил мистер Принси. - И что прикажете с вами делать?

     - Я, собственно говоря, не вижу никаких вариантов, - сказал Смоллетт.

- Укокошить еще и меня - на такую глупость вы не пойдете. Куда вы  денете  два

трупа?

     - А по-моему, - сказал мистер Принси, - тут я рискую меньше. Несчастный

случай - вот и все объяснение. Или, допустим, вы с Уитерсом  оба  исчезаете.

Почему нет? Такое возможно.

     - Слушайте, - заволновался Смоллетт, - вы же не собираетесь...

     - Это вы слушайте, - перебил его мистер Принси. -  Выход  найти  можно.

Выход есть, Смоллетт. Вы сами мне его подсказали.

     - Я? - умился Смоллетт. - Какой?

     - Вы сказали, что убили бы Уитерса, - объяснил мистер Принси. -  У  вас

есть мотив.

     - Я пошутил, - промямлил Смоллетт.

     - Вы все время шутите, - заметил мистер Принси. - Люди считают,  что  в

ваших шутках есть доля правды. Так вот, Смоллетт, доверять вам  я  не  могу,

придется вам доверять мне. Либо я убью вас сейчас же, прямо тут. Я не  шучу.

Так что вам предстоит выбирать между жнью и смертью.

     - Продолжайте, - буркнул Смоллетт.

     - Вон там - сточная яма. - Мистер Принси заговорил быстро и напористо.  -

Туда я положу Уитерса. Про то, что он приходил сюда, никому    посторонних

не вестно.  Искать  его  в  этой  яме  не  будет  никто,  если  только  не

проболтаетесь вы. Так вот - вы дадите мне  доказательство  того,  что  Уитерса

убили вы.

     - С какой стати? - воскликнул Смоллетт.

     - Тогда у меня будет гарантия, что вы никому и  ничего  не  вякнете,  -

пояснил мистер Принси.

     - Какое доказательство? - спросил Смоллетт.

     - Джордж, - позвал мистер Принси, - врежь-ка ему по морде как следует.

     - Господи! - охнул Смоллетт.

     - Еще раз, - велел мистер Принси. - Смотри костяшки себе не расшиби.

     - Ой!

     - Извините, - сказал мистер Принси. - Но нам нужны следы  борьбы  между

вами и Уитерсом. Тогда едва ли у вас возникнет желание идти в полицию.

     - Почему вы мне не верите на слово? - взмолился Смоллетт.

     - Поверю, когда мы закончим, - обрадовал его мистер Принси.  -  Джордж,

возьми столбик для крокета. Через платок. Да, как я тебе сказал. Смоллетт, а

вы беритесь за свободный конец этого столбика. Не возьметесь - застрелю.

     - О черт, - простонал Смоллетт. - Ладно.

     - Выдерни его головы несколько  волосинок,  Джордж,  -  распорядился

мистер Принси. - Ты не забыл, что с ними сделать? Теперь,  Смоллетт,  берите

вон тот стержень и подденьте за кольцо плиту. Уитерс лежит в соседнем стойле.

Вам придется приволочь его сюда и скинуть в яму.

     - Ни за что к нему не притронусь, - сказал Смоллетт.

     - Отойди в сторону, Джордж,  -  распорядился  мистер  Принси,  поднимая

ружье.

     - Погодите! - закричал Смоллетт. - Погодите.  -  Он  сделал,  как  было

ведено.

     Мистер Принси вытер пот со лба.

     - Слушайте меня, - сказал он. - Бояться нечего, можно  не  сомневаться.

Помните, никто не знает, что Уитерс заглянул сюда. Все думают, что он  пошел

в Басс-Хилл. Целых пять  миль-такой  участок  поди  обыщи.  Искать  в  нашей

выгребной яме никому и в голову не придет. Ну, видите, что бояться нечего?

     - Пожалуй, - неуверенно пронес Смоллетт.

     - Теперь идем в дом, - сказал мистер Принси. - Эту  крысу  нам,  видно,

никогда не поймать.

     Они вошли в дом. Горничная как раз подавала чай в гостиной.

     - Представь себе, дорогая, - обратился мистер Принси к жене, - мы пошли

в  конюшню,  чтобы  подстрелить  крысу,  а  нашли  капитана  Смоллетта.   Не

обижайтесь, дорогой друг, это шутка.

     - Вы, наверное, шли по проселку за домом, - предположила миссис Принси.

     - Да. Да. Так оно и было, - пробормотал Смоллетт в некотором смятении.

     - У вас губа кровоточит, - сказал Джордж, - передавая ему чашку чая.

     - Я... я ее чуть ушиб.

     - Сказать Бриджет, чтобы принесла йода?  -  участливо  спросила  миссис

Принси. Горничная в ожидании подняла голову.

     - Не беспокойтесь, пожалуйста, - сказал Смоллетт. - Пустяки.

     - Очень хорошо, Бриджет. - Миссис Принси  кивнула  служанке.  -  Можете

идти.

     - Смоллетт очень добр, - вступил мистер Принси после ухода служанки.  -

Про наши неприятности ему все вестно. Мы можем на него положиться. Он  дал

слово чести.

     -  Правда,  капитан  Смоллетт?  -  воскликнула  миссис  Принси.  -   Вы

действительно хороший человек. - Не тревожьтесь, старина, -  успокоил  гостя

мистер Принси. - Они никогда ничего не найдут.

     Вскоре Смоллетт стал прощаться. Миссис Принси крепко стиснула его руку.

На глазах ее выступили слезы. Втроем  они  смотрели,  как  он  удаляется  по

дорожке. Потом мистер Принси несколько минут что-то с жаром доказывал  жене,

а потом они вдвоем поднялись наверх и с  еще  большим  жаром  стали  что-то

доказывать Миллисент. Когда прошел дождь - а  прошел  он  довольно  быстро,  -

мистер Принси вышел прогуляться по конюшенному двору.

     Вернувшись, он снял телефонную трубку.

     - Соедините меня с полицейским участком Басс-Хилл,  -  попросил  он.  -

Побыстрее... Алло, это полиция? Говорит мистер Принси,    Эбботс-Лэкстона.

Боюсь,  у  нас  здесь  проошло   нечто   ужасное.   Пожалуйста,   пришлите

кого-нибудь, и поскорее.

 

 

НА ПОЛПУТИ В АД

 

 

Перевод. Куняева Н. , 1991 г.

 

     Поспешно решив покончить счеты  с  жнью,  Луис  Терлоу

подумал, что может по  крайней  мере  не  спешить  с  этим.  Он  заглянул  в

банковскую книжку: на счету у него оставалось сто с небольшим фунтов.

     - Прекрасно, - заметил он. -  Съеду-ка  я  с  этой  вонючей  квартиры  и

пороскошествую недельку в "Барашке". Еще разок вкушу всех маленьких радостей

жни, прежде чем сказать им "прости".

     И он снял номер в "Барашке", где вконец загонял мальчишек-посыльных. То

они неслись на Пиккадилли покупать хрантемы - ему хотелось вдохнуть аромат

наступающей осени, которую он уже не застанет. То он отправлял их в Сохо  за

французскими сигаретами, чей вкус оживлял воспоминания об  одной  прелестной

гостинице с видом на Сену. Он распорядился доставить галереи  в  Нейи  на

несколько  дней  маленькое  полотно  Мане - "чуть-чуть  пожить   с   творением

прекрасного",  объяснял  он  с  весьма   загадочной   улыбкой.   Можете   не

сомневаться, что он ел и пил только самое  отменное;  кусочек  того,  глоток

другого - ведь ему со стольким предстояло проститься.

     В последний вечер он позвонил Селии:  ему  заблагорассудилось  еще  раз

услышать ее голос. Сам  он,  понятно,  хранил  молчание,  хотя  его  так  и

подбивало сказать: "Чем все время трещать "Алло", сказала бы лучше "Прощай".

Но она с ним уже попрощалась, а его учили не жертвовать хорошим вкусом  ради

дурного словца.

     Он положил трубку и выдвинул ящик ночного столика, где хранил купленный

в несколько приемов запас веронала.

     "Что-то многовато придется глотать, - подумал он.  -  Все  познается  в

сравнении. Я  льстил  себе,  что  далек  от  тех  суматошных  и  бестолковых

самоубийц, кто сломя голову кидается  выжигать  себе  потроха,  наглотавшись

какой-нибудь химии. Теперь же мне  кажется,  что  завершить  столь  приятную

неделю, впихнув в себя два десятка таблеток и запив их  двадцатью  глотками,

едва ли намного утонченнее. Впрочем, такова жнь.  Не  будем  нервничать  и

спешить".

     Рассудив так, он поудобнее устроился  на  подушках,  поздравил  себя  с

выбором пижамы и  поставил  на  столик  некую  фотографию,  прислонив  ее  к

будильнику.

     - Аппетита у меня никакого, - посетовал  он.  -  Заставляю  себя  есть,

только чтоб друзей ублажить. Нет ничего занудней безнадежно влюбленного.

     С  этими  словами  он  жеманно  приступил  к  своей  последней  легкой,

неприхотливой и скудной трапезе.

     Таблетки подействовали довольно  быстро.  Наш  герой  смежил  веки.  Он

оформил на лице улыбку, какую пристало иметь человеку со вкусом,  когда  его

поутру застают мертвым. Он отключил  тот  моторчик,  что  тянет  нас  сквозь

время, и приготовился отлететь в долину теней.

     Полет был долгим. Он не предвидел ему конца и тем более удивился, когда

обнаружил, что никакого "ничто" не существует, а вот мертвое  тело  в  самом

удобном  спальном  номере  отеля  "Барашек",  напротив,   существует   самым

очевиднейшим образом.

     - Вот и я, - сказал он. - Мертвый! В отеле "Барашек"!

     Эта свежая мысль мигом подняла его с постели. Он обратил внимание,  что

тело, однако, осталось в кровати, и с радостью отметил, что улыбка  все  еще

на месте и имеет наилучший вид.

     Он подошел к  зеркалу  посмотреть,  способно  ли  его  теперешнее  лицо

принять столь же тонкое выражение, но,  заглянув  в  стекло,  ровным  счетом

ничего не увидел. Однако же у него несомненно имелись  руки  и  ноги,  и  он

чувствовал, что может по-прежнему вскидывать бровь характерным движением. По

всему этому он заключил, что он почти такой же, только другой.

     - Я всего лишь сделался  невидимкой,  -  констатировал  он,  -  в  чем,

конечно, есть свои преимущества.

     Он тут же решил выйти на улицу немножечко поразвлечься. Спустившись  по

лестнице, он проследовал за уходившим посетителем сквозь вращающиеся двери и

через минуту уже шагал по Корк-стрит. Судя по всему, был  первый  час  ночи;

ему повстречались  полисмен,  пара  такси  и  несколько  дам,  и  никто  его

решительно не заметил.

     Не прошел  он,  однако,  и  двадцати  ярдов - он  как  раз  поравнялся  с

мастерской своего портного, - как некто худой и черный отделился  от  теней,

что окутывали ограду перед ателье, и пронес, возникнув у него за  плечом: -

Провались оно в преисподнюю, приятель, и долго же ты собирался!

     Луиса  слегка  обескуражило,  что  он  оказался  не  таким   полным

невидимкой, как считал поначалу. Он в свою очередь воззрился на незнакомца и

увидел, что глаза у того светятся, как у кошки, а это говорило  об  особенно

остром зрении.

     - Уж не я ли, - спросил Луис, - заставил вас ждать?

     - Да -за вас я тут болтаюсь и мерзну целую неделю, - сердито  ответил

незнакомец.

     На дворе был сентябрь, ночи стояли хотя  и  прохладные,  но  отнюдь  не

морозные. Сопоставив одно с другим, Луис спросил: - Неужели вы все это  время

ждали,  чтобы  меня,  так  сказать,  арестовать  в  связи  с  моим  недавним

самоубийством?

     - Затем и ждал, - подтвердил бес. - Охоткой пойдете или как?

     - Любезнейший друг, - сказал Луис, - я знаю, что вы при исполнении,  да

и вообще я не тех, кто устраивает на улице сцены. Простите, если заставил

вас маяться на холоде, но, честно говоря,  я  и  понятия  не  имел  о  вашем

существовании, так что не принимайте мое опоздание столь болезненно.

     - Вот-вот, болезнь, она меня так и прет, - сварливо пожаловался бес.

- Готов поклясться, что подхватил грипп, бог его побери! - С  этими  словами

он отчаянно чихнул и добавил: - Хуже всего, что и путь нам придется  проделать

такой человеческий. Я на много недель выйду строя.

     - Ну что же вы так расчихались, прямо сердце надрывается! -  воскликнул

наш  герой.  -  Вам  доводилось  пробовать  кветч,  что   подают   в   клубе

"Крысоловка"?

     - Какой такой кветч? - поинтересовался бес, не переставая чихать.

     - На вкус - жидкий огонь, - ответил Луис. - Если не ошибаюсь, его готовят

сливовых косточек, хотя почему именно них - этого не знаю.  Может  быть,

лечить простуду вроде вашей.

     - Жидкий огонь, вот как? - И глаза незнакомца разгорелись, как  огоньки

сигарет.

     - Пойдемте отведаем, за чем дело стало, - предложил Луис.

     - Уж и не знаю, - замялся бес. - Мы ведь припозднились на  неделю  по

вашей милости, так что вполне могли бы задержаться  еще  на  полчасика  ради

меня. Да только, боюсь, если там про это прознают, шуму не оберешься.

     Луис заверил беса, что и дополнительные полчаса тоже следует списать на

его, Луиса, счет.

     - Вы простудились по моей нерасторопности, - - объяснил он.  -  Поэтому

за время, необходимое для вашего лечения, ответственность несу я,  и  только

я.

     Тот поверил ему с готовностью, натолкнувшей нашего героя на мысль,  что

бес, должно быть, самых простых.

     Итак, наша парочка направилась в  "Крысоловку".  Когда  они  пересекали

Пиккадилли, попутчик, указав Луису на станцию подземки, заметил: - Сюда-то я

вас   и   доставлю   после    того,    как    мы    пропустим    по    рюмке

как-вы-его-там-называли.

     - По этой линии нам в Ад не попасть, - ответил  Луис,  -  разве  что  в

Бэронз Корт {Район в северной части Лондона, застроенный в конце XIX  в. }. Их, правда, легко спутать, так что ошибка простительна.

     - Никакой ошибки, - возразил бес. -  Перейдемте-ка  на  ту  сторону,  я

покажу вам, в чем тут хитрость.

     Они вошли в вестибюль и, мило болтая, спустились по эскалатору.  Народу

в подземке было много, но  в  толпе  заурядных  пассажиров  наши  друзья  не

привлекли к  себе  ни  малейшего  внимания.  Этой  линией  пользуются  много

джентльменов  демонической  внешности  и  столько   же   других - с   обличьем

мертвецов. К тому же (чуть не забыл!) они ведь были невидимы.

     Когда  они

достигли самой нижней платформы, к которой подкатывают поезда,  бес  сказал:

"Идем!" - и увлек Луиса в переход, до тех пор ни разу не  попадавшийся  тому

на глаза. Оттуда доносился еще более оглушительный грохот и несло совсем уже

раскаленным воздухом. Луис  увидел  табло  с  надписью  "Держитесь  неправой

стороны" и через несколько шагов очутился у пасти эскалатора,  какой  нашему

герою не привиделся бы даже во сне: он нвергался от того  места,  где  они

остановились, и с ревом и стоном устремлялся в тайные недра  земли.  Свет  в

шахте давали  обычные  лампы.  Луис,  чье  зрение,  по-видимому,  невероятно

обострилось, разглядел,  что  далеко-далеко  вну  этой  бесконечной  ленты

черные тени уступают место голубым, а лампы - звездам. Однако и  после  этого

подвижная лестница, похоже, убегала в черт знает какую даль.

     В остальном  же  она  напоминала  любой  другой  эскалатор,  не  считая

мелочей. Например, стены шахты были украшены живописной рекламой  искушений,

и некоторые них показались Луису  весьма  любопытными.  Он  свободно  мог

ступить на эскалатор - здесь не было ни турникета, ни контролеров, - но,  как

мы видели, он не жаловал спешки.

     Время от времени его и его спутника толкали другие бесы, следовавшие со

своими  подконвойными.  Боюсь,  кое-кто    последних  вел  себя  не  самым

достойным образом, и их приходилось тащить силой,  как  принято  в  полиции.

Зрелище было весьма униаительное. Тем не менее Луис с интересом отметил, что

стоило адским полицейским и их жертвам ступить на эскалатор, как тот, словно

ощутив их вес, мгновенно набирал чудовищную  скорость.  Потрясающее  зрелище

являла собой эта узкая бегущая лента, озаренная пррачными огнями, ревущая,

нвергающаяся и выгибающаяся дугой на всем протяжении от Земли  до  Ада,  а

расстояние между ними куда больше, чем можно вообразить.

     - Как же вы обходились до эпохи механации? - спросил Луис.

     - Скакали сернами со звезды на звезду, как же еще, - ответил бес.

     - Великолепно! - рек Луис. - А сейчас пойдем выпьем.

     Бес  согласился,  и  они  отправились  в   "Крысоловку",   где,   уютно

примостившись в уголке у стойки, воздали должное полной  бутылке  знаменитого

кветча. С презрением отказавшись от стакана, бес присосался  к  горлышку,  и

пораженный Луис узрел, как сверхкрепкое фирменное  бренди  закипело  ключом.

Напиток, видимо, пришелся бесу по вкусу.  Выдув  все  до  капли,  он  всосал

заодно и бутылку - расплавленное стекло сплющилось по бокам  наподобие  шкурки

крыжовника,  когда  его  высасывает  ребенок.  Втянув  в  себя  сосуд,   бес

ухмыльнулся, сделал губы уточкой и выдул стекло - теперь он скорее походил на

курильщика,  выпускающего  свою  первую  утреннюю   затяжку.   Более   того,

выдуваемая стеклянная масса приняла у него не первоначальную форму  бутылки,

но  застыла  в  очаровательную  скульптурную  группу,   очень   забавную   и

исполненную с бесподобным реалмом.

     - Адам и Ева, - лаконично откомментировал бес, ставя статуэтку на стол,

чтобы остыла.

     - Изумительно, просто умительно! -  воскликнул  Луис.  -  А  Марса  с

Венерой можешь?

     - Ага, - сказал бес. Луис незамедлительно  реквировал  еще  полдюжины

кветча.

     Он задал бесу пару-другую сюжетов, описание которых вряд ли  представит

интерес для  читателя.  Бесу,  однако,  каждое  задание  казалось  почему-то

смешнее предыдущего, а когда он икнул, работая над леди Годивой,  и  увидел,

что стало со статуэткой, то едва не зашелся от хохота. Дело в  том,  что  он

таки здорово поднабрался. Луис же подбрасывал ему все новые темы - не  столько

любви  к  искусству,  сколько    нежелания  прокатиться  на  том  самом

эскалаторе.

     Но вот наступила минута, когда бес уже не мог выпить и капли. Он встал,

побренчал монетами (у бесов  водится  монета - вот  куда  они  уплывают,  наши

денежки!) и надул щеки.

     - У-уф! - сказал он, икнув. -  Простуде  моей  вроде  бы  полегчало.  А

нет - так ну ее в Ад! - и вся недолга! Ха-ха!

     Будьте уверены, Луис не забыл сообщить бесу, что тот - парень хоть куда.

     - Ну вот, - пронес наш герой, когда они вышли клуба и остановились

на ступеньках, - тебе, помнится, в эту сторону, а мне - в другую.

     Он скорчил приятную мину, приподнял шляпу и пошел себе восвояси,  боясь

перевести дух, пока не повернул за угол. Решив, что опасность уже позади, он

сказал: - Слава Богу, удалось бавиться от этого малого! Подведем  итоги.  Я

мертв, невидим, а ночь только начинается. Не сходить ли к  Селии  поглядеть,

что она сейчас поделывает?

     Но пуститься в эту скороспелую авантюру он  не  успел:  жесткие  пальцы

стиснули ему предплечье, он обернулся и увидел своего верного стража.

     - А вот и ты, - сказал Луис. - Я все гадал, куда это ты исчез.

     - Надрался как бог, - молвил бес, ухмыляясь. - А теперь  проводи-ка  ты

меня до дому.

     Ничего другого Луису не оставалось. Они направились на Пиккадилли.  Бес

придерживал его  за  запястье,  разумеется,  крайне  тактично,  только  Луис

предпочел бы вообще обойтись без него.

     Таким манером они, непринужденно болтая, снова спустились в подземку  и

вышли на платформу линии "Пиккадилли-Серкус" - ту самую, где  адская  скважина

зияет для тех, кому дано ее видеть. И кто  бы,  вы  думали,  попался  в  эту

минуту Луису на глаза - в цилиндре, белом шелковом кашне и при полном  параде?

Проклятый мерзавец, его удачливый соперник ловил последний  поезд,  поспешая

домой. Луиса осенило.

     - Держу пари, - обратился он  к  бесу,  -  у  тебя  не  хватит  силенок

пронести меня на спине отсюда до эскалатора.

     Презрительно хмыкнув, бес подставил спину.  Отчаянно  напрягшись,  Луис

схватил соперника за талию и взвалил бесу на закорки. Бес зажал его ноги под

мышками и припустил с резвостью прового рысака.

     - За два пенса снесу аж до самого Ада! - гаркнул он с пьяной бравадой.

     - Заметано! - воскликнул Луис; он бежал вприпрыжку за ними, дабы сполна

насладиться дивным зрелищем.

     Млея от восторга, он проследил, как они скакнули на эскалатор,  а  тот,

как показалось нашему герою, прибавил скорости еще заметнее  и  резвее,  чем

раньше.

     Луис поднялся на улицу вне себя от счастья. Он немного прошелся и вдруг

надумал заглянуть в "Барашек" посмотреть, как там поживает его труп.

     Не без досады он обнаружил, что впечатляющая  улыбка,  над  которой  он

столько бился, вянет буквально у него на глазах и вообще как-то  по-идиотски

скособочилась. Без всякой задней мысли  он  инстинктивно  скользнул  в  свое

тело, чтобы вернуть улыбку на место. От этого у него засвербило в  носу,  он

не удержался, чихнул, открыл глаза - и выяснил, что живой и здоровый  лежит  в

роскошном спальном номере отеля "Барашек".

     - Ну и ну, - пронес он,  поглядев  на  ночной  столик.  -  Неужели  я

незаметно уснул, проглотив всего пару таблеток? Нет,  недаром  говорят,  что

поспешность нужна только при ловле блох. Я, наверное, видел сон - но все  было

прямо как наяву!

     Словом, он порадовался тому, что жив, а через пару дней порадовался еще

больше, когда до него  дошли  новости,  свидетельствующие  о  том,  что  это

все-таки  был  не  сон.  Соперника  Луиса  объявили  без   вести   пропавшим - последними  его  видели  два  приятеля  у   входа   на   станцию   подземки

"Пиккадилли-Серкус" во вторник в самом начале первого.

     - Кто бы подумал? - заметил Луис. - Как бы то ни было, а не сходить  ли

проведать Селию?

     Наш герой, однако, познал, как хорошо не спешить, и, прежде  чем  идти,

взял да и передумал, так что вообще никуда не пошел,  а  уехал  на  осень  в

Париж, чем и доказал: девушки, легкомысленно отказывающиеся  от  нкорослых

голубоглазых мужчин, рискуют остаться при собственном интересе.

 

 

ВСАДНИЦА  НА  СЕРОМ  КОНЕ

 

 

Перевод. Ливергант A. , 1991 г.

 

     Кингвуд  был  последним  отпрыском  старинного

англо-ирландского рода, который на протяжении  трех  столетий  буйствовал  в

графстве Клэр. Кончилось тем, что все их особняки были проданы  или  сожжены

многострадальными ирландцами, а тысяч акров земли не осталось и  фута.  У

Рингвуда, однако, сохранилось  несколько  сот  фунтов  годового  дохода,  и,

растеряв свои родовые поместья, он  унаследовал  по  крайней  мере  исконную

семейную черту считать всю  Ирландию  собственной  вотчиной  и  наслаждаться

обилием лошадей, лисиц, лососей, дичи и девушек.

     В погоне за этими удовольствиями Рингвуд в любое  время  года  рыскал

повсюду, от Донегола до Уэкс-форда. Не было охоты, во главе  которой  он  не

скакал бы на чужой лошади; не было мосэ, на котором бы он подолгу не стоял с

удочкой погожим майским утром; не было сельского трактира, где бы он,  уютно

устроившись после обеда у камелька, не храпел ненастным зимним днем.

     Был у него закадычный  друг  по  имени  Бейтс,  человек  одного  с  ним

происхождения и склада. Такой же долговязый, как Рингвуд, так же  стесненный

в средствах, с таким же костлявым обветренным лицом, Бейтс был так же груб и

самонадеян и отличался такими  же,  как  его  друг,  барскими  замашками  по

отношению к молоденьким деревенским девушкам.

     Эти пройдохи ни разу не написали друг другу ни строчки: обычно один 

них отлично знал,  где  найти  другого.  Частенько  какой-нибудь  проводник,

почтительно закрывая глаза на то, что Рингвуд едет  в  купе  первого  класса  по

билету третьего, доверительно сообщал ему, что мистер  Бейтс  проследовал  в

этом направлении не далее как  в  прошлый  вторник  и  сошел  в  Киллорглине

пострелять бекасов недельку-другую. А какая-нибудь застенчивая  горничная  в

сырой спальне рыбацкого трактира улучала минуту шепнуть Бейтсу, что  Рингвуд

отправился в  Лоу-Корриб  поудить  щуку.  Такого  рода  устную  "информацию"

поставляли друзьям полицейские и священники, старьевщики  и  лесничие,  даже

бродяги на дорогах.  И  если  оказывалось,  что  одному    них  улыбнулось

счастье, другой не мешкая собирал свой потрепанный рюкзак, складывал  удочки

и ружья и снимался с места, чтобы разделить с другом добычу.

     Как-то зимой, когда Рингвуд под вечер возвращался с  пустыми  руками  с

Баллинирского болота, его окликнул проезжавший мимо в  двуколке,  которую  и

теперь иной раз встретишь в  Ирландии,  одноглазый  торговец  лошадьми,  его

старинный знакомый. Сей достойный муж сообщил нашему герою,  что  он  только

что Голуэя, где видел мистера Бейтса, который направлялся в деревню  под

названием Нокдерри и просил его при встрече обязательно рассказать  об  этом

мистеру Рингвуду.

     Обмозговав это сообщение, Рингвуд отметил, что в нем присутствует слово

"обязательно", но ровным счетом ничего не говорится, охотится его друг,  или

ловит рыбу, или ему посчастливилось встретить какого-нибудь  креза,  который

готов за бесценок расстаться с  парой  охотничьих  лошадей.  "Если  так,  он

наверняка назвал бы его по имени. Бьюсь об заклад,  это  пара  подружек.  Не

иначе!"При мысли об этом он хмыкнул, по-лисьи повел своим длинным  носом  и,

не теряя времени даром, собрал вещи и отправился  в  Нокдерри,  где  никогда

прежде не бывал, хотя, охотясь на зверей, птиц и девочек, исколесил уже  всю

страну.

     Нокдерри оказалась тихой, заброшенной деревушкой, находившейся далеко в

стороне от разбитой дороги. Кругом привычно громоздились нкие голые холмы,

в долине бежала речушка,  а  над  лесом  торчала  полуразрушенная  башня,  к

которой тянулась заросшая лесная дорога.

     Сама  деревня  ничем   не   отличалась от   остальных: жалкие   домишки,

покосившаяся мельница, пара пивных да трактир - вполне сносный  при  условии,

что постоялец свыкся с грубой сельской стряпней.

     Здесь и остановился взятый Рингвудом напрокат автомобиль, и  наш  герой

осведомился у хозяйки трактира о своем друге, мистере Бейтсе.

     - Как же, как же, - сказала хозяйка, - этот  джентльмен  живет  у  нас,

ваша честь. То есть жить-то он живет, только его нет.

     - Как так?

     - Здесь его вещи, он занял самую большую комнату, хотя у меня есть  еще

одна, ничуть не, хуже, и пробыл у нас добрую половину недели,  но  позавчера

вышел пройтись и, поверите ли, сэр, с тех пор как в воду канул.

     - Найдется. Дайте мне комнату, я дождусь его.

     Итак, он поселился в трактире и прождал друга весь вечер, но  Бейтс  не

возвращался. В Ирландии, впрочем, такое случается часто, и единственно,  что

вселяло в Рингвуда  нетерпение,  были  подружки,  с  которыми  ему  хотелось

поскорее познакомиться.

     Последующие день-два он занимался исключительно тем, что разгуливал  по

улочкам и закоулкам деревни  в  надежде  отыскать  этих  красоток - или  любых

других. Ему было совершенно безразлично, каких именно, хотя  в  принципе  он

предпочел бы простую крестьянку, так как обременять себя  длительной  осадой

не собирался.

     Наконец через два дня, находясь примерно в миле от деревни, он увидал в

ранних сумерках девушку, которая гнала по проселочной дороге  стадо  грязных

коров. Наш герой взглянул на нее и, хищно ощерившись, замер на месте. В этот

момент он как никогда смахивал на лису.

     Девушка казалась совсем юной, ее голые ноги были  забрызганы  грязью  и

оцарапаны кустарником, но была она так хороша собой, что барская кровь  всех

поколений Рингвудов закипела в жилах их  последнего  отпрыска,  и  он  вдруг

испытал непреодолимое желание выпить кружку парного молока. Поэтому, постояв

с минуту, он неторопливо зашагал следом, намереваюсь свернуть к коровнику  и

попросить об одолжении выпить невинной влаги, а заодно и перекинуться парой

слов.

     Но ведь не зря говорят, что раз уж везет, так  везет.  Стоило  Рингвуду

пуститься следом за своей обольстительницей, твердя  про  себя,  что  другой

такой нет во всем графстве, как  вдруг  он  услышал  стук  копыт  и,  подняв

голову, увидел, что к нему шагом приближается серая лошадь, которая,  видно,

только что появилась -за угла, потому  что  еще  мгновение  назад  никакой

лошади и в помине не было.

     Впрочем, в серой лошади еще не было бы ничего примечательного-тем более

если хочется поскорее выпить парного молока, -  не  отличайся  она  от  всех

остальных" лошадей ее статей и масти по  крайней  мере  тем,  что  была  она

какая-то странная-не верховая и не охотничья, она  как-то  необычно  ставила

ноги, хотя порода и сказывалась в круто выгнутой  шее,  небольшой  голове  и

широких ноздрях. К тому же-и это  занимало  Рингвуда  куда  больше,  чем  ее

порода  и  родословная,  -  серая  лошадь  несла  в  седле  девушку,   краше

которой - это уже совершенно очевидно - не было на всем свете.

     Рингвуд посмотрел на нее,  а  она,  медленно  приближаясь  в  сумерках,

подняла глаза и посмотрела наг Рингвуда. И в тот  же  миг  Рингвуд  забыл  о

маленькой пастушке. Да что там пастушка, он забыл обо всем на свете.

     Лошадь подошла еще ближе, а девушка и Рингвуд не сводили друг  с  друга

глаз. То было не любопытство, то была любовь-с первого взгляда и до гробовой

доски.

     В следующий миг лошадь поравнялась с ним и, немного ускорив шаг, прошла

мимо. Но Рингвуд не мог заставить себя побежать за ней, крикнуть; он был так

потрясен, что стоял словно вкопаяный и только смотрел ей вслед.

     Он  видел,  как  лошадь  и  всадница  медленно  растворяются  в  зимних

сумерках. Он успел заметить, что немного поодаль девушка свернула  с  дороги

возле сломанных ворот. Въезжая в ворота, она обернулась и свистнула,  и  тут

только Рингвуд обратил внимание на то, что рядом с ним  стоит  ее  собака  и

обнюхивает его. Сначала ему показалось, что это некрупный волкодав, но потом

он рассмотрел, что это всего лишь высокая поджарая косматая борзая.  Собака,

поджав хвост и прихрамывая, затрусила к своей хозяйке, и он вдруг понял, что

бедное животное не так давно жестоко били: на ребрах  под  редкой  шерстью

видны были шрамы.

     Собака, впрочем,  его  занимала  мало.  Справившись  с  охватившим  его

волнением, Рингвуд поспешил к воротам. Когда он поравнялся с ними,  всадница

уже скрылась вида, но он узнал заброшенную аллею, ведущую к старой  башне

на склоне холма.

     Решив, что на сегодня с него хватит, Рингвуд пустился в обратный  путь.

Бейтс еще не вернулся, что, впрочем, было только к  лучшему:  Рингвуд  хотел

провести вечер в одиночестве и разработать подробный план действий.

     "За такую лошадь никто не даст и двадцати фунтов,  -  размышлял  он.  -

Выходит, она не богата. Тем лучше! Кроме  того,  одета  девушка  неважно.  Я

толком не разглядел, что на ней было, - кажется, какой-то плащ или  накидка.

Не модница, прямо скажем. И живет в этой старой башне!  А  я-то  думал,  она

давно  развалилась.  Впрочем,  должно  быть,  вну  пара  комнат  осталась.

Разоренное гнездо! Видно, хорошей семьи, голубая кровь, аристократка  без

гроша за душой-томится в этой забытой Богом дыре, вдали  от  людей.  Мужчин,

наверное, годами не видит. Не зря она так смотрела на меня.  Господи!  Знать

бы только, что она там одна, я бы на разговоры да вздохи времени  не  терял.

Правда, у нее могут быть отец или брат,  мало  ли  кто.  Ничего,  мы  своего

добьемся".

     Когда хозяйка принесла лампу, он спросил ее: - Скажите, кто эта  молодая

особа, которая ездит верхом на нкорослой, неприметной такой серой лошадке?

     - Молодая особа, сэр? На серой лошади?

     - Да, она повстречалась мне за деревней. Повернула к  башне,  в  старую

аллею.

     - Пресвятая Богородица! - воскликнула добрая женщина.  -  Да  ведь  это

красавица Мурраг.

     - Мурраг? Ее так зовут?  М-да!  Старинное  ирландское  имя,  ничего  не

скажешь.

     - Да, имя старое, ваша честь. Еще до прихода англичан они были королями

и королевами в Коннахте. И у нее самой, говорят, лицо как у королевы.

     -  Правильно  говорят.  Вот  что,   миссис   Дойл,   принесите-ка   мне

разбавленного виски. Очень обяжете.

     Его подмывало спросить хозяйку, живет ли в башне  вместе  с  красавицей

Мурраг кто-нибудь  вроде  отца  или  брата,  но  он  придерживался  принципа

"словами делу не поможешь", особенно в подобных  пикантных случаях.  Поэтому,

сев к огню, он принялся услаждать себя воспоминаниями о  том,  какой  взгляд

подарила ему прекрасная незнакомка, и в конце концов пришел  к  выводу,  что

даже самого незначительного повода будет достаточно, чтобы явиться к  ней  с

витом.

     Выдумать  на  месте  любой  предлог  всегда  было  для  Рингвуда  парой

пустяков, а потому на  следующий  же  день  после  обеда,  переодевшись,  он

отправился к заброшенной аллее. Войдя в ворота,  он  оказался  под  сенью

влажных от дождя, раскидистых деревьев, которые так разрослись, что под ними

уже сгущалась вечерняя мгла. Он  посмотрел  вперед,  рассчитывая  увидеть  в

конце аллеи башню, но аллея поворачивала, и башня скрывалась  за  сомкнутыми

стволами.

     Дойдя до конца аллеи, он увидел вдали чью-то фигуру и,  присмотревшись,

узнал в ней прекрасную незнакомку, которая стояла у  входа,  будто  поджидая

именно его.

     - Добрый день, мисс Мурраг, - сказал  он  еще  дали.  -  Простите  за

вторжение. Дело в том, что всего месяц назад я имел удовольствие встретить в

Корке вашего дальнего родственника.

     Когда он подошел поближе и вновь увидел ее глаза, слова разом застыли у

него во рту, ибо взгляд ее был куда сильнее пустых слов.

     - Я знала, что вы придете, - сказала она.

     - Боже! - воскликнул он. - Как я мог не прийти! Скажите, вы здесь одна?

     - Совершенно  одна,  -  ответила  она  и  протянула  ему  руку,  словно

собираясь вести за собой.

     Благословляя судьбу, Рингвуд хотел было взять ее за руку, как вдруг  на

него бросилась ее поджарая собака и чуть не сшибла его с ног.

     - Лежать! - крикнула она. - Назад!  -  Собака  съежилась,  заскулила  и

отползла в сторону, прижимаясь брюхом к земле. - С ним иначе нельзя.

     - Хороший пес, - сказал  Рингвуд.  -  Видать,  малый  не  промах.  Люблю

борзых. Умные собаки. Что? Ты хочешь поговорить со мной, старина?

     Ухаживая за женщинами, Рингвуд имел обыкновение делать  комплименты  их

собакам,  но  на  сей  раз  зверь  и  правда  скулил  и   урчал   необычайно

выразительно.

     - Молчи! - сказала девушка, опять замахнувшись.  И  собака  затихла.  -

Паршивый пес. Вы пришли сюда для  того,  -  сказала  она  Рингвуду,  -  чтобы

расхваливать эту подлую тварь, жалкую дворнягу? - Тут она снова  бросила  на

него взгляд, и он разом забыл про несчастную собаку. Она протянула ему руку,

он взял ее, и они пошли к башне.

     Рингвуд был на седьмом небе. "Вот повезло, - думал он.  -  Уламывал  бы

сейчас эту деревенскую девчонку где-нибудь в сыром, вонючем хлеву. Наверняка

бы еще распустила нюни и побежала матери  жаловаться.  А  тут - совсем  другое

дело".

     В этот момент девушка распахнула тяжелую дверь и, приказав собаке лечь,

повела нашего героя по огромному  пустому,  выложенному  камнем  коридору  в

небольшую комнату со сводчатым потолком, которая если и напоминала хлев, так

только тем, что в ней, как бывает в старых каменных помещениях, было сыро  и

отдавало плесенью. Однако в огне уютно потрескивали поленья, а перед камином

стоял широкий нкий диван. В целом комната  была  обставлена  необыкновенно

скромно, в старинном вкусе. "Прямо Кэтлин-ни-Холиэн      {Кэтлин-ни-Холиэн (Кэтлин, дочь Холиэна) - метонимия и символ Ирландии

В  одноименной  пьесе  ирландского  поэта  и  драматурга  У.  -  Б.   Йейтса

(1865-1939) Кэтлин-ни-Холиэн-старая женщина, которая прывает  ирландцев  к

борьбе за независимость и преображается в прекрасную девушку.}, - подумал  Рингвуд.  -

Так, так! Мечты о любви в "Кельтских сумерках" {"Кельтские   сумерки" - движение   ирландских   поэтов-символистов   и

филологов начала  века  во  главе  с  Йейтсом,  проникнутое  ностальгией  по

героическому прошлому древних кельтов.}. Похоже, она и  не  пытается

скрыть это".

     Девушка опустилась на  диван  и  сделала  ему  знак  сесть  рядом.  Оба

молчали. В доме не было слышно ни  звука,  только  ветер  гудел  снаружи  да

собака тихо скулила и скреблась в дверь.

     Наконец девушка заговорила.

     - Ведь вы англичан, - мрачно сказала она.

     - Не упрекайте меня в этом, - ответил Рингвуд. - Мои предки пришли сюда

в тысяча шестьсот пятьдесят шестом году. Конечно, я  понимаю,  для  Гэльской

лиги {Гэльская    лига-националистическая     органация     ирландской

интеллигенции, ставившая своей  целью  возрождение  ирландского  (гэльского)

языка, вышедшего употребления. Основана в 1893 г.}

это не срок, но все же, думаю, мы вправе сказать, что  Ирландия  стала

для нас вторым домом.

     - Терпимости, - сказала она.

     - Будем говорить о политике? - спросил он. - Неужели нам с  вами,  сидя

здесь вдвоем, у огня, нечего больше сказать друг другу?

     - Вы бы хотели говорить о любви, - сказала она с улыбкой. - А между тем

вы тех людей, кто порочит доброе имя несчастных ирландских девушек.

     - Вы совсем не за того меня принимаете.  Я    тех  людей,  кто  живет

замкнутой и однообразной жнью в ожидании единственной  любви,  хотя  порой

мне кажется, что это несбыточная мечта.

     - Да, но ведь еще вчера вы глазели на ирландскую  крестьянку,  которая

гнала по дороге стадо коров.

     - Глазел? Что ж, допустим. Но стоило мне увидеть вас, и я напрочь забыл

о ней.

     - Такова была моя воля, - сказала  она,  протягивая  ему  обе  руки.  -

Хотите остаться со мной?

     - И вы еще спрашиваете?! - с восторгом воскликнул он.

     - Навсегда?

     - Навсегда! - крикнул Рингвуд. - Навеки! -  Он  вообще  предпочитал  не

скупиться на громкие посулы, только бы не уронить себя в глазах своей  дамы.

Но тут она посмотрела на него с такой доверчивостью, что он  сам  поверил  в

искренность своих слов. - Ax! - вскричал он. - Колдунья! - И заключил  ее  в

свои объятия.

     Он коснулся губами ее губ и в тот же  миг  потерял  над  собой  власть.

Обычно он гордился своим хладнокровием, но  на  этот  раз  был  не  в  силах

совладать со страстью; рассудок, казалось,  без  остатка  растворился  в  ее

жарком пламени. Утратив всякую способность соображать, он только слышал, как

она твердит: "Навеки! Навеки!" - а потом все пропало, и он уснул.

     Спал он, как видно, довольно долго. Ему показалось,  что  разбудил  его

стук открывающейся и закрывающейся двери. В первый момент он растерялся,  не

вполне понимая, где находится.

     В комнате теперь было совсем темно, огонь в камине еле теплился.  Чтобы

окончательно прийти в себя, он заморгал, прислушался. Вдруг он услышал,  как

рядом с ним что-то невнятное бормочет ему Бейтс, как будто он тоже спросонья

или, вернее, с похмелья.

     - Я так и знал, что ты сюда явишься, - говорил Бейтс. - Чего  я  только

не делал, чтобы остановить тебя.

     - Привет! - сказал  Рингвуд,  полагая,  что  он  задремал  у  камина  в

деревенском трактире. - Бейтс? Боже, я, должно быть,  крепко  заснул.  Чудно

как-то себя чувствую. Проклятье! Значит, это был сон! Зажги  свет,  старина.

Наверное, уже поздно. Пора ужинать. Сейчас крикну хозяйку.

     - Ради Бога, не надо, - хрипло сказал Бейтс. - Если подашь  голос,  она

прибьет нас.

     - Что-что?  Прибьет  нас?  Что  ты  мелешь?  В  этот  момент  в  камине

перевернулось  полено,  слабое  пламя  занялось  вновь,  и  Рингвуд   увидел

чьи-то длинные, косматые лапы. И все понял.

 

 

СЛУЧАЙ НА ОЗЕРЕ

 

 

Перевод. Макарова М. , 1991 г.

 

     Мистер Бисли, которому вчера исполнилось пятьдесят  лет,

утром во время бритья обнаружил, что он поразительно похож на мышь.  Пи-пи!

- пропищал он своему отражению, обреченно пожав плечами. - Ну что, дождался?

Разве могло быть иначе при такой жене,  как  Мария?  Недаром  она  частенько

напоминала мне котеночка. Котеночек давно вырос и отрастил когти.

     Затянув узкий галстук, мистер Бисли поспешил вн, оторванный от своих

дум  страхом  опоздать  к  столу.  Сразу  же  после  завтрака  он   открывал

магазинчик, который (участь любого провинциального  лавочника)  донимал  его

бессмысленной суетой до десяти вечера. Несколько раз на дню к нему  заходила

супруга и, не стесняясь покупателей, отчитывала за обнаруженные ею промахи и

ошибки.

     Единственным его  утешением  была  утренняя  свежая  газета,  развернув

которую, он  всегда  искал  очередную  статью  мистера  Бисли.  По  пятницам

недолгое  удовольствие  можно   было   продлить:   приносили   его   любимый

еженедельник "Нейчер Сай-енс Марвелз". Этот естественнонаучный журнал, можно

сказать, пробивал брешь в несносных буднях, сквозь которую он попадал в  мир

совершенно невероятный.

     В это утро невероятное сношло и до самого мистера Бисли. Оно  явилось

в  виде  запечатанного  в  длинный  конверт   роскошного   бланка   солидной

юридической фирмы.

     - Дорогая, хочешь верь, хочешь нет, но я получил в наследство четыреста

тысяч долларов, - сообщил мистер Бисли супруге.

     - Откуда! Дай-ка взглянуть! - воскликнула миссис Бисли.  -  Ну  что  ты

вцепился в эту бумажку.

     - На, читай. Тебе ведь везде нужно сунуть  свой  нос.  Как  же  я  могу

лишить тебя такого удовольствия.

     - Вон как ты сразу заговорил, - ехидно заметила она.

     - Да, - пронес, ковыряя в зубах, мистер Бисли,  -  значит,  теперь  у

меня есть четыреста тысяч;

     - И мы сможем купить квартиру в Нью-Йорке или даже

домик в Майами, - добавила его супруга.

     - Забирай половину суммы и делай с этими деньгами все, что тебе угодно,

лично я собираюсь путешествовать.

     Услышав это, миссис Бисли замерла от ужаса, который охватывал ее всякий

раз, когда посягали на ее собственность, пусть даже неновую и бесполезную.

     - Ради того, чтобы гоняться за какими-то туземками,  ты  готов  бросить

собственную жену, - помолчав, сказала миссис  Бисли.  -  Я  думала,  ты  уже

угомонился.

     - Меня интересуют лишь такие, которых я видел на фотографиях Рипли,  со

вставленными в губы тарелками. А в "Нейчер Сайенс Марвелз" мне попадались  с

длинными как у жирафа шеями. Хочу посмотреть на этих туземок, на пигмеев, на

райских птиц и на юкатанские храмы древних майя. Да,  я  согласен  поделить

деньги пополам, потому что ты предпочитаешь городской комфорт, тебе  подавай

приличное общество. А мне хочется попутешествовать.  Можем  поехать  вместе,

если ты не против.

     - Ладно, едем. Но учти, я жертвую собой, чтобы уберечь тебя от  опасных

соблазнов. И когда тебе наконец надоест глазеть на всякую чепуху,  мы  купим

квартиру в Нью-Йорке и дом в Майами.

     Итак, затаив в душе обиду и злость, миссис Бисли отправилась  с  мужем,

готовая  на  любые  адские  муки,  лишь  бы  помешать  ему,  хоть   немного,

насладиться райскими, на его взгляд, удовольствиями. Они забрались  в  самое

сердце девственных лесов, и  каждое  оконце  их  нехитрого,  срубленного 

неотесанных бревен жилища обрамляло поистине сезанновский  пейзаж:  отвесные

лучи  голубыми  пирамидами  пересекали  перпендикуляры  елей  или   искристо

дробились на свежей трепещущей зелени. А окно их  дома  в  Андах  очерчивало

ослепительно лазурный квадрат, в  нижнем  углу  которого  иногда  появлялось

белейшее, похожее на ватный тампон облачко. На одном тропических островов

морской прибой каждое утро, как настоящий, причем  явно  не  лишенный  вкуса

hotelier {Хозяин гостиницы}, оставлял у двери их хижины подарок: морскую звезду,  ракушку  или

высохшую лиловую водоросль. Миссис Бисли,  с  ее  вульгарными  склонностями,

предпочла бы, конечно, бутылку хорошего пива или свежий номер  "Экземинера".

Везде и всюду она тосковала о квартире в Нью-Йорке и о  домике  в  Майами  и

старательно водила беднягу мужа за то, что он лишил ее этого счастья.

     Стоило какой-нибудь райской птице облюбовать  ветку  над  его  головой,

заботливая супруга зычным воплем торопилась  спугнуть  редкостное  пернатое,

чтобы мистер Бисли ни в коем случае не успел его рассмотреть. То  она  якобы

случайно перепутала час отправления экскурсии  к  юкатанским  храмам,  то

оттащила его от броненосца, притворившись, что ей в глаз попала  соринка.  А

при виде знаменитых балийских  грудей,  которыми  их  обладательницы,  будто

полновесными гроздьями, так и манили  скорей  причалить  к  берегу,  она  на

середине  трапа  развернулась  и  решительно  двинулась   назад,   энергично

подталкивая перед собой упирающегося супруга.

     Ко  всему  прочему,  она  твердила,   что   в   Буэнос-Айресе   следует

остановиться надолго, ей необходимо прилично  одеться,  привести  в  порядок

лицо, волосы и, естественно, побывать на скачках. Мистер Бисли,  желая  быть

справедливым, не противился и заказал номер в  дорогой  гостинице.  Однажды,

когда жена была на  скачках,  наш  путешественник  случайно  познакомился  с

расположившимся в шезлонге невысоким господином, как  оказалось,  врачом 

Португалии, и вскоре они увлеченно обсуждали гоацинов, анаконд и аксолотлей.

     - Кстати говоря, я недавно вернулся с  верховьев  Амазонки,  -  сообщил

маленький  португалец,  -  там  потрясающие  болота  и  озера.  Индейцы  мне

рассказывали, что в одном этих  озер  обитает  еще  не  вестное  ученым

животное: нечто среднее между крупным

аллигатором и черепахой, с длинной шеей и саблевидными зубами.

     - Интереснейший, надо  полагать,  экземпляр!  -  восхищенно  воскликнул

мистер Бисли.

     - Да, экземпляр интересный, - согласился португалец.

     - Вот бы туда попасть! Поговорить с теми  индейцами!  Как  бы  я  хотел

взглянуть на этого зверя!  Вы  очень  заняты?  Не  хотите  присоединиться  к

небольшой экспедиции?

     Португалец согласился, и они сразу обговорили все  нюансы  предстоящего

путешествия. Возвратившаяся со скачек миссис  Бисли  была  просто  ошарашена

вестием о том, что  они  чуть  не  сию  секунду  отправляются  к  каким-то

вымирающим индейцам у какого-то затерянного  в  лесах  Амазонки  озера.  Она

накинулась на португальца, но тот лишь молча кивал  головой,  поскольку  его

целиком устраивали условия, предложенные мистером Бисли.

     Все время, пока они поднимались  вверх  по  Амазонке,  миссис  Бисли  с

остервенением втолковывала мужу, что никакого чудища не существует и что  он

доверился наглому мошеннику. К ее постоянному нытью супруг уже  притерпелся,

но при всяком намеке на доктора мистер Бисли страдальчески морщился,  сгорая

от стыда. К тому же у нее был громкий пронзительный  голос,  и,  проплыв  по

знаменитой реке многие тысячи миль, мистер Бисли видел только зады и  хвосты

обратившихся в бегство тапиров, паукообразных обезьян и муравьедов,  которые

торопились укрыться в джунглях. Наконец они добрались до нужного озера. -  А

откуда тебе вестно, что это то самое озеро? - не сдавалась миссис Бисли. -

Мало ли тут озер. Что этому твоему португальцу говорят индейцы? Ты  ведь  ни

слова не понимаешь. Тебе что скажут, то и ладно. Как же, дождешься ты своего

зверя.

     Мистер Бисли молчал. А  португалец  успел  разузнать,  что  у  индейцев

где-то есть заброшенная хижина, которую им  после  упорных  поисков  удалось

обнаружить. В ней они и поселились. Потянулись монотонные дни. Мистер Бисли,

жестоко искусанный москитами, с утра залегал в тростниках с биноклем. Однако

смотреть было не на что.

     Миссис Бисли решила, что пора отомстить за все ее муки. - Я больше  здесь

не останусь, - объявила она с привычно оскорбленным видом. - Мало того что я

позволила тебе затащить меня сюда. Изо всех сил о тебе заботилась.  Проплыла

сотни миль в одном каноэ с дикарями. Теперь я должна еще  смотреть,  как  ты

переводишь деньги на какого-то проходимца. Завтра же утром едем в Парагвай.

     - Как хочешь, это твое дело, - сказал мистер Бисли. - Я выпишу тебе чек

на  твои  двести  тысяч.  Попробуй  нанять  какое-нибудь  встречное   каноэ,

спустишься на нем вн. А я останусь здесь.

     - Что ж, поглядим, - сказала миссис Бисли. Ей совсем  ни  к  чему  было

ехать одной, ведь не дай Бог ему тут будет  без  нее  хорошо.  Даже  получив

обещанный чек, она продолжала пугать мужа  отъездом,  вдруг  он  передумает,

тогда последнее слово останется все-таки за ней, а не передумает... это  она

ему тоже потом припомнит.

     Как-то она проснулась  раньше  обычного  и  вышла  набрать  к  завтраку

опостылевших ей ысканных фруктов, в обилии прораставших неподалеку  от

хижины. Пройдя несколько шагов, она  случайно  бросила  взгляд  на  песчаный

берег и увидела там отпечаток когтистой косолапой  ступни,  примерно  в  ярд

шириной, метрах в трех от первого отпечатка виднелся точно такой же второй.

     Замечательные следы не вызвали у нее  ни  страха,  ни  любопытства - одну

лишь досаду, оттого что прав оказался  муж,  а  маленький  португалец  вовсе

никакой не мошенник. Она даже не вскрикнула от удивления, не побежала будить

мужчин, только зашипела, будто гусыня. Не долго думая  эта  ужасная  женщина

сорвала с ближайшей пальмы огромный лист и вмиг ничтожила  уникальные,  не

вестные цивилованному миру следы. Она стала  искать  новые  и  с  кривой

усмешкой тоже их стерла. Она продвигалась все дальше и дальше, пока  цепочка

следов не привела ее к самому краю теплой отмели.

     Разделавшись с последним когтистым отпечатком, миссис Бисли выпрямилась

и оглянулась на хижину.

     - Ты еще об этом узнаешь, - пообещала она  мирно  спавшему  супругу,  -

через несколько лет, в Майами, когда ты станешь  слишком  стар  для  второго

такого путешествия.

     В этот момент вода за ее спиной всколыхнулась, и миссис Бисли  ухватили

чьи-то частые, очень похожие на сабли зубы. У нее не было времени  убедиться

в  наличии  всех  прочих  перечисленных  португальцем  свойств,  но   чудище

несомненно обладало и ими. Она успела коротко вскрикнуть,  но,  поскольку  в

последнее время миссис Бисли то и дело повышала голос, крик получился  таким

хриплым, что если бы его и услышали, то наверняка спутали бы с очень похожим

криком мегатерия, который, впрочем, считается вымершим. Однако  чуть  погодя

чащи  действительно  вылез  последний,  доживающий  свои  дни  мегатерий,

огляделся в поисках собрата и, безнадежно понурившись, отправился восвояси.

     Вскоре проснулся мистер Бисли и, не обнаружив поблости супруги,  стал

будить доктора. - Вы видели мою жену?

     - О да! - ответил маленький португалец и снова закрыл глаза.

     Мистер Бисли отправился на поиски, но  через  какое-то  время  вернулся

один.

     - Видимо, моя жена все-таки сбежала. Ее следы ведут к озеру,  наверное,

уговорила кого-нибудь туземцев отвезти ее на каноэ. Она  давно  грозилась

это сделать, ей не терпится купить домик в Майами.

     - Что ж, город неплохой,  -  сказал  португалец,  -  Хотя  в  некоторых

отношениях Буэнос-Айрес все же лучше. Да, наше с вами чудовище  вконец  меня

разочаровало.  Не  вернуться  ли  нам  в  Буэнос-Айрес,  там  тоже   имеются

презанятные вещицы - такие вашему Рипли и не снились.

     - Нет, вы замечательный человек! - воскликнул мистер Бисли. - Вы  почти

убедили меня, что и в городской жни есть свои прелести.

     - Раз так и если вам  тут  действительно  надоело,  можем  уехать  хоть

завтра. Какие на некоторых тропических островах водятся девушки! Вот это,  я

понимаю, чудо природы, хотя они и не украшают себе губ обеденными тарелками,

а в их танцах, ручаюсь, вы обнаружите все тайны искусства.

 

 

ПЕРЕСТРАХОВКА

 

 

Перевод: Муравьев В., 1991 г.

 

     Алиса и Эрвин были безмятежно счастливы, ни дать

ни взять юная чета в семейной киноидиллии.  Они  были  даже  счастливее

любых киносупругов, потому что миловались не  на  глазах  у  публики  и  без

оглядки на цензуру. Пером не описать, с каким упоением  Алиса  бросалась  на

шею Эрвину, когда тот возвращался со  службы,  и  с  каким  восторгом  Эрвин

расточал ей ответные ласки.

     По крайней мере часа два они даже и не думали обедать. Да и  через  два

часа дело шло еле-еле, вперемежку с нежностями и шалостями, укусами в  шейку

и шепотками на ушко, и прежде чем подать блюдо на стол,  надо  было  вдоволь

нацеловаться, поприжиматься и подурачиться.

     Когда же наконец они садились за еду, то ели, уверяю  вас,  с  отменным

аппетитом. Но и тут он не упускал случая перебросить что попригляднее ей  на

тарелку, а она то и дело отбирала самые лакомые кусочки и всовывала их ему в

раскрытые и слегка выпяченные губы.

     После обеда они устраивались вдвоем  в  одном  кресле,  совершенно  как

попугайчики в клеточке, и он вдавался в подробное перечисление ее прелестей,

а она воздавала должное его вкусу и  наблюдательности.  Впрочем,  эти  утехи

длились недолго, потому что  оба  торопились  лечь  пораньше,  чтобы  наутро

встать бодрыми и свежими.

     Редкая  ночь  у  них  пропадала  впустую:  он  обязательно   просыпался

раз-другой и зажигал свет - убедиться, что она ему не просто приснилась. Она сонно мигала в розовом

сиянии ночника и ничуть не сердилась, что  ее  будят;  происходил  восхитительный разговорчик, и вскоре оба блаженно засыпали.

     Мужу, которому по вечерам так хорошо  дома,  незачем  застревать  после

работы  в  кабаках  и  забегаловках.  Редко-редко  Эрвин,  так  уж  и  быть,

соглашался поддержать компанию, но и то вдруг вспоминал  свою  милочку - такую

полненькую, мягонькую, сладенькую, кругленькую - и подскакивал  на  месте  или

подпрыгивал на полметра.

     - Чего ты скачешь? - спрашивали друзья. - На гвоздь, что ли, сел?

     - Нет-нет, - уклончиво отвечал он. - Это у меня   просто  душа  играет.

Это жнь во мне кипит.

     Затем он, как дурак, улыбался во весь рот, поспешно прощался с друзьями

и сломя голову бежал домой, чтобы  срочно  увериться  в  подлинности  своего

чудесного достояния - нежных, милых  и  несравненных округлостей,  составлявших

его очаровательную женушку.

     И вот однажды, мчась домой со всех  ног,  он  опрометью  ринулся  через

улицу, а -за угла  выскочило  такси.  По  счастью,  водитель  успел  резко

затормозить, а то бы Эрвина сшибло, как кеглю, и не  видать  бы  ему  больше

своей лапушки. Эта мысль привела его в ужас,  и  он  никак  не  мог  от  нее

отделаться.

     В тот вечер они по обыкновению сидели вдвоем  в  кресле,  и  она  нежно

оглаживала его бледноватые щеки, а он вытягивал губы, как  голодная  горилла

при виде бутылки с молоком, пытаясь перехватить и чмокнуть ее руку. В такой