BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-357
Автор(ы) публикации: С. М. МЕНЬШИКОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В литературе последних лет по вопросам международных отношений уделяется немалое внимание особенностям противоречий между империалистическими государствами в современных условиях1 . Задача настоящей статьи - определить, какие исторические факторы существенно влияют на сравнительную силу центростремительных и центробежных тенденций в лагере империализма и каким было в разное время действительное отношение между двумя группами противоречий: межимпериалистических и между двумя социальными системами.

Изучение основных этапов межимпериалистической борьбы начиная с 70-х годов XIX в. дает немало материала для более основательного анализа ее особенностей в современный период.

В. И. Ленин четко определил временные рамки формирования стадии монополистического капитализма. И с точки зрения образования монополий и с точки зрения захвата колоний переход к высшей стадии капитализма относится к последним трем десятилетиям XIX века. В начале его монополии - "лишь едва заметные зародыши", а в конце "картели становятся одной из основ всей хозяйственной жизни". В начале - колониальная политика, как писал Ленин, "могла развиваться немонополистически по типу, так сказать, "свободно-захватного" занятия земель", ибо значительная часть промышленно неразвитых стран была еще не занята колониями. В конце периода - подавляющая часть этих земель оказалась захваченной и наступила другая эра - "монопольного обладания колониями а, следовательно, и особенно обостренной борьбы за раздел и за передел мира"2 .

Между ростом монополий в промышленности и захватом колоний существовала прямая экономическая взаимосвязь. Первые монополии росли в условиях длительного экономического застоя, последовавшего после кризиса 1873 г. и продолжавшегося до середины 1890-х годов. Рушился не только старый строй свободной конкуренции. Глубокой ломке подверглась и отраслевая структура хозяйства. Таким образом, экономические условия определяли специфику завоевания и освоения


1 См.: Громыко А. А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. М. 1982; Иванов И. Д. Международные монополии во внешней политике империализма. М. 1981; Халоша Б. М. Военно-политические союзы империализма. М. 1982; Бункина М. К., Мотылев В. В. Противоречия и конфликты современного капиталистического хозяйства. М. 1983; Сабельников Л. В. Война без перемирия. М. 1983; и др.

2 Ленин В. И. ПСС. Т. 27, с. 317, 422.

стр. 51


колоний в последнем 30-летии XIX века. Эти территории захватывались прежде всего как особые, перспективные рынки сбыта и объекты эмиграции "излишней" рабочей силы, что имело немаловажное значение в условиях, длительной депрессии и существенного возрастания безработицы в ведущих капиталистических странах.

К началу рассматриваемого периода была подорвана монополия Англии как промышленной "мастерской всего мира"3 . Другие страны, прежде всего Германия и США, превратились в активных ее конкурентов на мировом рынке. На этой основе развертывается погоня за колониями, в которой участвовала и сама Англия, уже обладавшая к тому времени крупнейшей колониальной империей. Для Англии это был способ укрыться на колониальных рынках от сильных конкурентов, а также средство экспортировать в колонии груз своих внутренних социально-экономических противоречий. Как говорил С. Роде, империя "есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами"4 . В погоне за колониями участвовали и другие западноевропейские страны, Япония, США. К началу рассматриваемого периода США купили Аляску и завершили захват Дальнего Запада, а к его концу аннексировали Гавайские о-ва и приготовились к захвату "чужих" владений - Кубы и Филиппин.

Итак, следующие особенности характерны для межимпериалистического соперничества того времени: 1) на сцене появились новые империалистические государства, поставившие под вопрос былую монополию Англии; 2) борьба между ними носила преимущественно невоенный характер, т. к. выливалась в захват "свободных" земель.

* * *

В начале XX в. произошло значительное обострение межимпериалистического соперничества. Главный факт, с которым теперь столкнулись крупнейшие капиталистические государства, - это отсутствие "свободных" земель для новых захватов. Но потребность в хозяйственных территориях не только оставалась, она значительно увеличилась. Этот конфликт закончился первой мировой войной. Отсюда и временные рамки нового периода: 1900 - 1918 годы.

Рост потребности в колониях определялся как самим фактом наступившего господства монополий, так и новым периодом ускоренного промышленного развития в ведущих капиталистических странах. Быстро растущие новые отрасли этого времени - электротехника и электромашиностроение, химия, военное судостроение - отличались высокой материало- и капиталоемкостью. Расширялся круг сырьевых товаров, в которых были непосредственно заинтересованы тресты. Быстро росла потребность в жидком топливе, селитре, железной руде, каучуке. Впервые остро возникла проблема нехватки минерального сырья и топлива в промышленно развитых странах, и начался лихорадочный поиск их источников за пределами собственной территории, возник обостренный интерес к их захвату. Объектами экспансии именно с этой целью стали Иран, Индонезия и другие отсталые страны, оказавшиеся обладателями огромных подземных кладовых. "Основной особенностью новейшего капитализма является господство монополистических союзов крупнейших предпринимателей. Такие монополии всего прочнее, - писал Ленин, - когда захватываются в одни руки все источники сырых материалов... Владение колонией одно дает полную гарантию успеха монополии против всех случайностей борьбы с соперником... Чем выше развитие капитализма, чем сильнее чувствуется недостаток сырья, чем острее конку-


3 Там же, с. 359.

4 Цит. по: там же, с. 376.

стр. 52


ренция и погоня за источниками сырья во всем мире, тем отчаяннее борьба за приобретение колоний"5 .

Новой тенденцией было и стремление к захвату не только уже выявленных, но и потенциальных источников сырья. Быстрое техническое развитие вело к появлению потребности в новых материалах, видах топлива и т. п., к открытиям, делавшим возможным освоение источников сырья, ранее считавшихся недоступными. Отсюда и стремление к приобретению всякой территории как возможного объекта хозяйственного использования. Этот новый взгляд на вещи был отображен французским историком Ж. -Э. Дрио: "Приходится торопиться: нации, не обеспечившие себя, рискуют никогда не получить своей части и не принять участия в той гигантской эксплуатации земли, которая будет одним из существеннейших фактов следующего (т. е. XX) века"6 .

Острейшая борьба развернулась и вокруг рынков сбыта. Внутри своих стран монополии продавали товары по монопольно высокой цене, на внешних же рынках, чтобы подорвать конкурентов и обосноваться на рынках, в том числе и защищаемых таможенными пошлинами, - зачастую по бросовым ценам. Это касалось даже рынков "чужих" колоний, ограждаемых особенно тщательно. Конкуренция стала чрезвычайно яростной и бескомпромиссной, ибо в схватке участвовали уже не мелкие, обособленные предприятия, а крупные тресты и целые государства.

Для укрепления своих позиций в других странах монополии стали прибегать к широкому вывозу капитала. Первые их зарубежные филиалы создавались преимущественно в сфере добычи сырья, плантациях, поставляющих на рынок метрополий чай, кофе, какао-бобы, сахарный тростник, тропические фрукты. Возникли совместные англо-голландские монополии для эксплуатации заокеанской нефти. Филиалы иностранных монополий, в частности в обрабатывающей промышленности, создавались и в странах среднего развития капитализма.

При общем ускорении темпов роста неравномерность промышленного развития резко усилилась. Быстрее других росло производство в Германии, США, Японии. Отставали Англия и Франция, у которых раньше всего сложилось монопольное обладание колониями, раньше начался вывоз капитала и раньше появились признаки застоя, загнивания, паразитизма. К началу первой мировой войны налицо было пять главных хозяйственных областей мира (а по нынешней терминологии пять центров притяжения): среднеевропейская, британская, российская, восточноазиатская, американская7 . "Мы видим, - писал Ленин, - три области с высоко развитым капитализмом (сильное развитие и путей сообщения и торговли и промышленности): среднеевропейскую, британскую и американскую. Среди них три господствующие над миром государства: Германия, Англия, Соединенные Штаты. Империалистское соревнование между ними и борьба крайне обострены тем, что Германия имеет ничтожную область и мало колоний... В британской и американской областях очень высока, наоборот, политическая концентрация, но громадное несоответствие между необъятными колониями первой и ничтожными - второй"8 .

Это еще один шаг вперед по пути разделения империализма на противостоящие друг другу, соперничающие группировки. Причем соотношение сил все больше менялось в пользу Германии, США, Японии. В начале века, например, Англия почти вдвое опережала Германию по объему промышленного производства, а к 1914 г. - лишь в 1,5 раза. В начале века Англия и Германия выплавляли одинаковое количество


5 Там же, с. 380.

6 Цит. по: там же, с. 384.

7 См. там же, с. 392 - 394.

8 Там же, с. 393.

стр. 53


стали, а в 1913 г. Германия превзошла в этой области Англию на 40%. В 1900 г. США выпускали промышленной продукции в 1,7 раза больше Англии, а в 1913 г. - в 2,2 раза больше9 .

Укрепление новых империалистических держав создало резкое противоречие между сложившимся территориальным и экономическим разделом мира, с одной стороны, и изменившимся соотношением экономических и военных сил - с другой. Англия и Франция захватили много колоний, когда были относительно сильны. Они сохранили свои колонии и в то время, когда стали относительно слабее экономически обогнавших их стран. "Обделенные" империалистические страны требовали передела колоний и сфер влияния. Отказ старых держав от "мирного" передела привел в конечном итоге к первой мировой войне.

Налицо был конфликт между определенным уровнем развития производительных сил капиталистических стран и характером сложившихся между ними отношений. Об этом говорил и Ленин: "Спрашивается, на почве капитализма какое могло быть иное средство, кроме войны, для устранения несоответствия между развитием производительных сил и накоплением капитала, с одной стороны, - разделом колоний и "сфер влияния" для финансового капитала, с другой?"10 . В то время, как видно, никакой.

* * *

Поскольку первая мировая война велась главным образом на территории Европы, то при характеристике ее истоков в буржуазной и социал-реформистской литературе не раз высказывалось мнение, что действительным предметом военного конфликта была защита национального суверенитета ряда европейских государств от поползновений одного из военных блоков. Отсюда и шовинистическая, ура-патриотическая позиция значительной части социал-демократии того времени, не говоря уже о позиции всех имущих классов.

Еще Базельский манифест II Интернационала точно и определенно указал на конкретные столкновения интересов, приведших к войне. Манифест делал вывод, что война не может быть "оправдана ни самомалейшим предлогом какого бы то ни было народного интереса", она готовится "ради прибылей капиталистов и честолюбия династий"11 . В ходе войны, когда большая часть социал-демократов отошла от положений и выводов Базельского манифеста, Ленин по-прежнему последовательно разоблачал империалистический характер войны обеих воюющих коалиций.

Объектом передела стали не только аграрные и экономически отсталые страны, но и промышленно развитые районы Западной Европы, такие, как Бельгия, которую стремилась аннексировать Германия, и Эльзас-Лотарингия, которую хотела вернуть Франция. Ленин подчеркивал, что интерес империализма к захвату "не только аграрных областей, а даже самых промышленных", характерен для империализма на данном этапе его развития, "ибо, во 1-х, законченный раздел земли вынуждает, при переделе, протягивать руку ко всяким землям; во 2-х, для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии"12 .

В планах германского империализма предусматривалась с этой


9 См. Экономика капиталистических стран после второй мировой войны. Стат. сб. М. 1959, с. 969, 976. Относительные показатели рассчитаны нами (см. Меньшиков С. М. Современный капитализм. М. 1974, с. 195).

10 Ленин В. И. ПСС. Т. 27, с. 396.

11 Цит. по: там же, с. 100.

12 Там же. Т. 27, с. 389.

стр. 54


целью широкая экспансия на Восток, причем "естественной зоной" немецких интересов считались значительные части России, Османской империи и Иран. Если бы Германии удалось поставить на колени Англию и Францию, то и более широкий передел их колониальных империй был бы неизбежен. Особые интересы США четко проявились во время послевоенных переговоров о мирном урегулировании. Речь шла не только об американском участии в дележе турецкого "наследства", т. е. о значительных сферах влияния на Ближнем Востоке, но и о получении других уступок - причем не столько от побежденной Германии, сколько от ослабевших союзников: Англии и Франции13 .

Итак, борьба за передел уже поделенного мира создала две воюющие между собой коалиции империалистических держав, "стоящих на совершенно однородной классовой почве со своими соперниками и противниками!"14 . Военная сила по-прежнему оставалась основным средством разрешения таких конфликтов, ибо ни один из соперников не хотел "мирно" отдавать свои территории, колонии, сферы влияния. В этих условиях центростремительная тенденция реально проявлялась лишь в создании империалистических блоков и коалиций.

Но обстановка первой мировой войны заставила буржуазных и социал-демократических теоретиков искать пути мирной консолидации противоречивых интересов капиталистических стран. Это выразилось более узко в проектах "Соединенных Штатов Европы" и более широко - в теории "ультраимпериализма" К. Каутского. Полемика вокруг этих вопросов сохраняет актуальность и в наши дни. Каутский ставил вопрос о возможности "сверхимпериализма", т. е. такого объединения отдельных империализмов, которое исключало бы войны между ними. По его представлениям, "ультраимпериализм" представлял бы собой единый всемирный трест, фазу "общей эксплуатации мира интернационально-объединенным, финансовым капиталом". В международных картелях Каутский усматривал прообраз мирных соглашений империалистов о переделе мира15 .

Ленинская критика концепции "ультраимпериализма" имеет два уровня. Один из них касается анализа долговременных тенденций развития капитализма. С этой точки зрения фаза "ультраимпериализма" и единого треста, "интернационально-объединенного финансового капитала", в котором нет внутренних противоречий, нет борьбы и конфликтов во всех возможных формах, - такая фаза "мирного" империализма невозможна и нереальна. Второй уровень критики - это вопрос о временных соглашениях и союзах империалистических держав. На это Ленин отвечает недвусмысленно: этот вопрос не теоретической возможности, а конкретной реальной действительности. Фактические примеры подобных союзов, в частности, для "мирного" раздела колоний и полуколоний имелись и в истории первых двух десятилетий XX века. Но неравномерность развития делала такие союзы непрочными, кратковременными, причем и внутри них не устранялись трения, противоречия, конфликты всякого рода16 .

Как на пример возможного союза Ленин указывал на "Соединенные Штаты Европы", с проектами которых носились тогда политические деятели разного рода. Ленин считал возможным такое временное соглашение европейских капиталистов для того, чтобы "сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии против Японии и Америки"17 . Но при этом не устранялись бы острые противоречия между участниками, ибо неравномерность развития приводила


13 См. История дипломатии. Т. 3. М. 1965.

14 Ленин В. И. ПСС. Т. 27, с. 94.

15 См. там же, с. 391, 415.

16 Там же, с. 416 - 417.

17 Там же. Т. 26, с. 354.,

стр. 55


бы к резкому изменению соотношения сил между ними. Ленин допускал возможность империалистических союзов в различных формах: "В форме ли одной империалистской коалиции против другой империалистской коалиции или в форме всеобщего союза всех империалистских держав", но считал такие союзы лишь "передышками" между войнами. "Мирные союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистских связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики"18 .

Такова диалектика ленинского подхода к соотношению центростремительных и центробежных сил в мире империализма. Причем важное значение имел вывод, что в условиях военного столкновения между империалистическими державами их взаимная вражда может возобладать над общеклассовыми интересами мировой буржуазии и создать благоприятные внешние условия для победы социалистической революции в одной, отдельно взятой капиталистической стране. Конечно, возможность такой победы вытекает из всей совокупности процессов, входящих в закон неравномерности экономического и политического развития капитализма19 . Но обстановка первой мировой войны сделала невозможным немедленное объединение империализма для подавления Октябрьской революции в России.

* * *

Появление первого в мире социалистического государства оказало двоякое влияние на внутренние противоречия капитализма. Принципиально новая социально-политическая система из лозунга и требования эксплуатируемого класса превратилась в международную реальность. Выпадение огромной страны из сферы влияния империализма объективно способствовало обострению межимпериалистического соперничества, т. к. сужалась территория для передела между империалистическими группировками. Вместе с тем классовая враждебность к новому государству, страх перед возможностью распространения социализма на другие страны впервые стали важнейшими факторами, определявшими общее направление и конкретные особенности политики капиталистических держав.

С этого времени и возникла проблема соотношения двух типов международных противоречий: между странами с различными социальными системами и между странами капитализма. В общетеоретическом плане, очевидно, что конфликт между социализмом и капитализмом более глубок, ибо отражает целую историческую полосу всемирного перехода от одной общественно-экономической формации к другой, смену политического господства эксплуататорского класса диктатурой пролетариата, а затем и бесклассовым обществом. Антагонизм между противоположными классами по своей сущности не может не быть глубже межимпериалистической борьбы, в которой сталкиваются представители одного и того же класса, имеющие однородные, хотя и конфликтующие интересы.

Но это вовсе не значит, что противоречия между двумя системами должны быть во всех случаях острее противоречий между капиталистическими державами. И тем более неверно считать, что раз существует всемирное противоречие более высокого, социально- классового порядка, то именно оно и порождает межгосударственные конфликты, тогда


18 Там же. Т. 27, с. 417 - 418.

19 См. там же. Т. 26, с. 354.

стр. 56


как соперничество империалистических стран отступает на второй план, теряет свой конфликтный характер. Опыт второй мировой войны свидетельствует об обратном. Осознание этой истины лежит в основе вывода о возможности и необходимости мирного сосуществования государств с различными общественными системами. Мирное сосуществование - внутренняя потребность социализма. Социалистические государства, как правило, рождаются в сложных условиях и нуждаются в длительном мирном сосуществовании с капитализмом. Это нужно для того, чтобы построить социалистическое общество. Потребность в мире пронизывает внешнюю политику социалистических государств и в последующий период их существования.

Исторические коренные преимущества социализма лучше всего выявляются именно в условиях прочного, длительного мира.

В социалистическом обществе нет классов и социальных групп, материально заинтересованных в войне, в обогащении посредством войны. Коммунистам чужды и идеи "экспорта революции". Социализм экспортировать нельзя, он подготавливается внутренним развитием каждой отдельной страны. Более того, наличие глубоких классовых и идеологических различий между двумя системами не должно препятствовать нормальному развитию отношений со странами капитализма. Идеологическая борьба не должна распространяться на межгосударственные отношения. Таковы были установки Ленина относительно международной деятельности СССР20 . Поэтому естественно, что с самого начала внешняя политика социалистического государства была направлена на нормализацию отношений с ведущими капиталистическими странами, на развитие взаимовыгодного сотрудничества с ними в самых различных областях. Это обстоятельство сыграло огромную роль в расстановке международных сил в 20 - 30-х годах, особенно в преддверии второй мировой войны.

Призывы к классовому антикоммунистическому сплочению не раз выдвигались идеологами империализма, так же, как делались неоднократные попытки реализации этого лозунга в конкретной политике. Это проявилось уже в первые годы после социалистической революции в России, когда предпринимались совместные усилия свергнуть Советское правительство, когда против него организовывалась военная интервенция ряда держав. В 20-х годах та же линия проявилась в создании "санитарного кордона", а в 30-х годах - в подписании "антикомин-терновского пакта", в политике умиротворения агрессора и в попытках западных держав "канализировать" экспансию наиболее агрессивных сил империализма против СССР21 .

Все эти попытки потерпели неудачу. В своем большинстве капиталистические страны, переживавшие в 20 - 30-х годах новую длительную полосу глубоких кризисных трудностей в экономике, оказались экономически заинтересованными скорее в сотрудничестве с социалистической страной, нежели в войне с ней. А в преддверии новой мировой войны межимпериалистическое соперничество за передел территорий объективно оказалось сильнее попытки создать "общеимпериалистический фронт" против реального социализма. Во второй половине 30-х годов межимпериалистическое соперничество вновь привело к расколу капиталистического мира на две воюющие коалиции, к новой мировой войне между ними.


20 См.: История внешней политики СССР, 1917 - 1980. Т. 1. М. 1980; Петровский В. Ф. Буржуазные внешнеполитические концепции и идеологическая борьба на международной арене. М. 1977; Санакоев Ш. П., Капченко Н. И. Внешняя политика и борьба идей. М. 1981.

21 См. Соловьев О. Ф. Международный империализм - враг революции в России. М. 1982.

стр. 57


* * *

Ленинский анализ истоков империалистической войны как войны за передел мира в своей методологической части может быть применен и ко второй мировой войне. Новым моментом было здесь то, что один из двух соперничающих блоков (американо- английский) стал в ходе войны союзником социалистического государства в борьбе против другого империалистического блока. По своей глубокой социально-политической сущности оба блока были ближе друг к другу, нежели к Советскому Союзу. Но по своим реальным экономическим и стратегическим государственным интересам Англия и США оказались в то время ближе к СССР, нежели к блоку Берлин - Рим - Токио.

Германия и Япония не только добивались территориального передела мира, но поставили своей целью завоевание совместного мирового господства. Германия стремилась к абсолютному господству в Европе и переводу всех других европейских стран на положение своих сателлитов, колоний и оккупированных территорий. Это касалось и таких империалистических стран, как Англия и Франция, не говоря уже об их африканских и части азиатских колоний. Япония воевала за обладание большей частью Азии и бассейна Тихого океана, что означало захват там всех колоний и полуколоний Англии, Франции и США22 . Не возникал на данном этапе лишь вопрос о завоевании США, но он неминуемо встал бы позднее, если бы странам "оси" удалось добиться своих первоочередных целей.

Имелись и другие существенные новые элементы, определившие характер второй мировой войны23 . Ситуация отличалась от первой мировой войны, когда ни для России, ни для Франции или Англии не было, по словам Ленина, угрозы утраты суверенитета, а речь шла лишь о переделе малых стран Европы, отчасти Азии. "Действительная сущность данной войны не национальная, а империалистская", - писал тогда Ленин24 . Гитлеровцы же хотели низвести на положение своих колоний и СССР, и Францию, и Англию.

В этих условиях военный союз с СССР был для Англии и США объективно необходим, так как это создавало для них реальную возможность разгромить Германию, причем преимущественно чужими руками. Конечно, правящие круги Англии и США больше всего думали о сохранении и расширении собственной колониальной сферы, о том, чтобы не допустить усиления международных позиций СССР. С нападением на Советский Союз Германия временно отложила реализацию немедленной цели - захвата Англии. Но У. Черчилль и Ф. Д. Рузвельт понимали, что если СССР падет, то настанет очередь Англии, а затем и США25 .

Угроза со стороны Германии и особенно Японии колониям и некоторым прямым сферам влияния американского капитала была более чем реальной. Япония оккупировала Филиппины. Германия рвалась к ближневосточной нефти, хотела утвердиться в Мексике и других странах Латинской Америки. США понимали, что их положение как империалистической державы в случае победы Германии и Японии оказалось бы подорванным. Но не менее важной была и другая сторона


22 См. История дипломатии. Т. 4. М. 1975.

23 См. История второй мировой войны 1939 - 1945. Т. 1. М. 1973, с. X-XI; Т. 3. М. 1974, с. 6 - 8.

24 Ленин В. И. ПСС. Т. 30, с. 83.

25 См.: Севастьянов П. П. Перед великим испытанием. Внешняя политика СССР накануне Великой Отечественной войны. М. 1981; Земсков И. Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе. М. 1982. ,

стр. 58


дела. В случае победы над Германией и Японией США могли выдвинуться на положение бесспорно первой по силе империалистической державы, в результате ослабления всех прочих, без исключения, конкурентов и соперников. США стремились тогда получить под свою фактическую опеку значительную часть наиболее ценного колониального наследства Англии и Франции. В Атлантической хартии 1941 г., послужившей принципиальной основой американо-английского союза, была оговорена свобода доступа к источникам сырья. Разумеется, эти задачи достигались США сравнительно малой кровью, ибо главную "работу" делали и жертвы несли другие страны, прежде всего Советский Союз. Итак, и непосредственные и более далекие цели США в войне были главным образом империалистическими.

Истоки второй мировой войны нельзя раскрыть, не учитывая конкретную социально- экономическую обстановку 20-х и особенно 30-х годов в мире капитализма. Это был период длительных кризисов и депрессий, резкого обострения классовых антагонизмов и борьбы за рынки. Техническая база индустрии с ее огромной и все растущей потребностью в минеральном сырье и топливе оставалась прежней. Передел источников сырья, произведенный в 20-х годах, был всецело в пользу Англии, США и Франции. При этом Германия и Япония были обделены. Межимпериалистическое соперничество крайне обострилось в условиях глубочайшего кризиса 30-х годов. Теснимая на рынках Германией и Японией, Англия отказалась от свободной торговли, повысила преференциальные барьеры в своих колониях и доминионах. Сверхпротекционизм и демпинг стали всеобщими явлениями, капиталистический мир распался на валютные блоки. Но даже в этих условиях соотношение экономических сил постоянно менялось в пользу Германии и Японии26 .

Сказалась и специфика внутреннего развития капиталистических стран. В условиях длительных и глубоких экономических кризисов ускорился рост государственно- монополистического капитализма. Но его преимущественная ориентация была различной. Кризис способствовал развитию крайнего милитаризма и реакции, принявших форму фашизма в Германии, Италии, а практически и в Японии. Тотальная милитаризация и подавление буржуазной демократии внутри страны, политика открытой агрессии на внешней арене, причем агрессии с глобальными целями и под расистскими лозунгами, - все это придавало особый, далеко идущий характер планам германского и японского империализма.

Такое направление социально-политического развития стран "оси" было одним из главных факторов, создавших общность целей участников антигитлеровской коалиции, в которую вошли социалистические и капиталистические государства. Борьба велась против фашизма, а не только за национальную независимость, что объединило в одном союзе самые различные классовые силы и политические партии. Это была политическая реальность, с которой правящие круги США и Англии не могли не считаться.

Следовательно, с одной стороны, межимпериалистические противоречия оказались сильнее, чем антикоммунистическая классовая общность империалистических государств; с другой - антифашистская общность различных политических сил в ряде капиталистических стран оказалась сильнее антикоммунистической и антисоветской классовой общности их буржуазии и других правящих слоев.


26 К началу второй мировой войны по объему промышленного производства Германия практически сравнялась с Англией, превосходя ее по продукции тяжелой индустрии (Экономика капиталистических стран, с. 977; см. также Меньшиков С. М. Ук. соч., с. 195).

стр. 59


* * *

Результаты второй мировой войны были для империализма в целом неожиданными. Его позиции в Европе и Азии резко ослабли, поскольку Германия и Япония были разгромлены. Возросла мощь Советского Союза. Социализм как социально-политическая система распространился на новую, обширную территорию. В этих условиях реакцией империалистических держав на рост мирового социализма было создание их классового экономического, политического и военного союза. Фултонская речь Черчилля 1946 г., доктрина Трумэна 1947 г., план Маршалла 1948 г. и, наконец, создание НАТО в 1949 г. - вот этапы становления этого союза27 .

Резкое ослабление Англии и Франции предопределило бесспорное лидерство США в этом союзе. Наряду с военной сферой, где преимущество США было подавляющим, их гегемония выразилась и в фактической монополии в области вывоза капитала и международного кредита, в распаде старых картельных соглашений, в которых сильные позиции принадлежали Англии и Германии, в создании валютной системы Бреттон-Вудса, закреплявшей господство доллара, и т. д.28 .

Начали распадаться и колониальные империи. Старые колониальные державы уже были не в силах поддерживать власть в своих владениях военным путем. Безуспешные колониальные войны истощали финансовые силы метрополий. Постепенно они вынуждены были терять колонии, одновременно они старались сохранить неоколониалистские связи и зависимости. Старая имперская форма организации мирового хозяйства явно рушилась. Главную роль здесь сыграл подъем национально- освободительного движения. Процессу распада колониальной системы способствовало и ослабление метрополий - Англии и Франции. Развернув широкую экономическую экспансию, США становились главным эксплуататором бывшей колониальной периферии29 .

Таким образом, классовый союз империалистических держав осуществлялся на неравноправной основе, т. е. практически при диктате США. Разговоры о необходимости "классового единства" перед лицом "коммунистической опасности" были призваны маскировать подчинение конкурентов и навязывание системы единоличного господства американского империализма. Конец 40-х - начало 50-х годов и были периодом наибольшего развития гегемонии США в капиталистическом мире.

Но приглушенные было центробежные силы постепенно стали возрождаться. Этому способствовала и экономическая обстановка. Научно-техническая революция, развернувшаяся в 40 - 60-х годах, не освободила экономику промышленно развитых капиталистических стран от сырьевой зависимости, но несколько видоизменила характер последней. Хотя потребность в стали оставалась высокой, век ее абсолютного преобладания подходил к концу. Колоссально возросло применение алюминия, уголь активно вытеснялся нефтью. Синтетические материалы ослабляли потребность в натуральном сырье30 . Это способствовало снижению интереса к тем колониям, которые были поставщиками каучука, хлопка, джута и т. п.


27 См. История дипломатии. Т. 5, кн. 1. М. 1974.

28 См.: Лемин И. М. Англо-американские противоречия после второй мировой войны. М. 1955; Меньшиков С. М. Американские монополии на мировом капиталистическом рынке. М. 1958.

29 См.: Распад Британской империи. М. 1964; Антясов М. В. Панамериканизм: идеология и политика. М. 1981.

30 См.: Энергетический кризис в капиталистическом мире. М. 1975; Сырьевой кризис современного капитализма (мирохозяйственные аспекты). М. 1980; Григорьев А. Д. США: научно-технический прогресс и использование промышленных конструкционных материалов. М. 1972; Хвойник П. Г. Международная капиталистическая торговля. М. 1977; Рыма лов В. В. Структурные изменения в мировом капиталистическом хозяйстве. М. 1978.

стр. 60


В течение некоторого времени Англия и Франция все еще стремились к сохранению своих бывших колоний как предпочтительных рынков сбыта товаров. Но их роль как сферы для вывоза капитала постепенно сокращалась. В первое десятилетие после войны у большинства империалистических держав (кроме США) не было излишков капитала для экспорта. С 50-х годов, по мере того как колонии получали независимость, и освободившиеся страны принимали меры для защиты отечественного производства, политический климат для иностранных вложений здесь ухудшился. В 60-х годах уже более двух третей вывоза капитала из США и Западной Европы направлялось в страны с высоким и средним развитием капитализма31 .

Научно-техническая революция усилила скачкообразность развития империалистических государств. Быстрее всего росло производство в побежденных странах - ФРГ и Японии, которые менее всего были обременены военными расходами и где ресурсы накопления могли идти почти исключительно на модернизацию и создание нового производственного аппарата. В 60-х годах Франция также ускорила свое индустриальное развитие. Медленнее росло производство в США и Англии.

Конкурентные позиции США на мировых рынках ослаблялись значительными военными расходами и крупными затратами на экспорт капитала. Уже к концу 50-х годов удельный вес США в мировой экономике существенно снизился. Так, их доля в промышленном производстве капиталистических стран сократилась с 50% в 1948 г. до 43% в 1958 г., доля в суммарном экспорте - с 33% в 1947 г. до 21% в 1957 году32 . Но в то время это не вызывало большого беспокойства в США. Индивидуально каждый из конкурентов был еще далеко позади. Доллар по-прежнему занимал господствующие позиции, запас золота в США еще был значительным. Преобладающее положение США в вывозе капитала никем не оспаривалось.

С конца 50-х годов новым фактором в расстановке сил стала экономическая интеграция в Западной Европе. С точки зрения межимпериалистических противоречий интеграция представляет собой сложное, многоплановое явление. Прежде всего, впервые в истории ведущие капиталистические страны Западной Европы объединились для укрепления своих позиций в конкурентной борьбе с США и Японией. Были поделены рынки самих европейских стран и создан общий внешний таможенный барьер против наиболее опасных для Европейского экономического сообщества конкурентов. Ликвидация таможенных пошлин внутри "Общего рынка" подтолкнула процесс переплетения капитала западноевропейских монополий, способствовала объединению предприятий и фирм, налаживанию специализации и кооперирования. Тем самым была создана основа для образования трансъевропежжих монополий - более мощных, чем прежние монополии в отдельных странах. Во-вторых, соглашения об "Общем рынке" предусматривали допуск ФРГ к неоколониальным сферам влияния других западноевропейских государств (в частности к рынкам африканских стран). Наряду с этим интеграция преследовала цель укрепить позиции капиталистической Западной Европы в ее взаимоотношениях с социалистической Восточной Европой, а также консолидацию общеклассовых позиций монополистической буржуазии Западной Европы в борьбе с рабочим классом.

Интеграция способствовала поддержанию сравнительно высоких темпов роста производства в Западной Европе в 60-е годы и усилению ее позиций на мировых рынках, прежде всего за счет США. Если в 1958 г. на западноевропейские страны, вместе взятые, приходилось


31 Современные международные экономические отношения. М. 1964, с. 300 - 301.

32 Меньшиков С. М. Современный капитализм: от кризиса к кризису. М. 1981, с. 142 - 143.

стр. 61


42% суммарного экспорта капиталистических стран, то к 1973 г. их доля увеличилась до 51%. За то же время удельный вес США сократился с 21 до 14%33 . Если первоначально западноевропейские страны добивались успехов на самом "Общем рынке", то к концу 60-х годов они все больше проникают на внутренний рынок США. Таким образом, к началу 70-х годов можно было с уверенностью констатировать создание второго соперничающего с США центра империализма - коалиции капиталистических держав Западной Европы34 .

В рамках империалистического союза под эгидой США шло и возрождение японского империализма. Япония, лишенная в результате войны колоний, должна была приспосабливаться к новой структуре мирового хозяйства, развивать совершенно новые для себя отрасли. Японские монополии с помощью государства сделали акцент на заимствование и освоение зарубежной, прежде всего американской, технологии. Развертывалась бурная внешнеторговая экспансия Японии. Были налажены устойчивые связи с рынками сбыта и поставщиками сырья в Юго-Восточной Азии и других странах бассейна Тихого океана. Со временем японские концерны проникли далеко за пределы этого региона, их экспансия приобрела глобальный характер. Япония стала успешно преодолевать таможенные барьеры США и "Общего рынка". К началу 70-х годов по промышленному производству она вышла на второе место в капиталистическом мире, обойдя ФРГ и другие западноевропейские страны35 . Так сложился третий, соперничающий с двумя остальными, центр современного империализма.

Образование трех центров притяжения вместо одного, существовавшего в первые годы после второй мировой войны, происходило в упорной экономической борьбе, но без применения военных методов. США не использовали свою превосходящую военную силу для ограничения экспансии конкурентов. Столкновения касались в большей степени рынков сбыта, чем источников сырья: в контроле над сырьем монополии США и в какой- то мере Англии по-прежнему занимали преобладающее положение.

Курс, проводимый тогда США, можно понять лишь в контексте всего мирового развития. Для американского империализма и в этот период и в последующий главными противниками были не империалистические соперники в лице Западной Европы и Японии, а Советский Союз и мировой социализм в целом. Именно в их существовании и в их политике США видели основное препятствие осуществлению своей претензии на мировое господство. В росте сил социального и национального освобождения во всем мире правящие круги США усматривали "руку Москвы" и "угрозу коммунизма".

На протяжении 50-х и 60-х годов США концентрировали свои главные усилия на наращивании стратегических и прочих вооружений, направленных против Советского Союза, на том, чтобы "сдерживать" распространение социализма на новые страны, а также делали прямые военные попытки реставрации капитализма - сначала в Корее, потом во Вьетнаме и других странах Индокитая. США даже способствовали восстановлению экономической мощи своих конкурентов, рассматривая их как форпосты капитализма в борьбе против СССР и других социалистических стран. Ради этого они шли даже на то, чтобы потесниться на мировых рынках в пользу своих союзников36 ,


33 Там же.

34 См.: Тамбовский В. Межимпериалистические противоречия на современном этапе. М. 1972; Гончаров А. Н. Война, которая не прекращается. М. 1975; Бакланов А. Г., Викторов А. В. Европа в современном мире. М. 1982.

35 См. Япония в системе мирохозяйственных связей. М. 1977.

36 См.: Кирсанов А. В. США и Западная Европа: экономические отношения после второй мировой войны. М. 1967; его же. Экономические отношения США и Западной Европы на современном этапе. М. 1975.

стр. 62


Были и экономические факторы, способствовавшие такой политике США. В 60-х годах рост производства в этой стране несколько ускорился по сравнению с 50-ми годами, циклические кризисы были слабее. Создавалась иллюзия сравнительного экономического благополучия. Быстрорастущая промышленность Западной Европы и Японии представляла собой новый огромный дополнительный рынок для США, особенно для их сельскохозяйственного и сырьевого экспорта. Весьма существенно и то, что страны высокоразвитого капитализма стали главной сферой вывоза капитала из США. Американские монополии обрабатывающей промышленности скупали предприятия в Западной Европе, Канаде, Австралии, создавали там новые производства. Это было и удобным способом обходить таможенные барьеры (в том числе "Общего рынка"). Зарубежные филиалы американских монополий быстро становились главной сферой внешнеэкономической экспансии США. По размеру продаваемой продукции они превзошли американский товарный экспорт37 . На этой основе развились мощные транснациональные корпорации (ТНК), имевшие штаб-квартиры в США и часто предпочитавшие ввозить туда продукцию своих иностранных предприятий.

Таковы были объективные условия, которые привели к утрате американским империализмом гегемонии в экономике капиталистического мира.

* * *

В первой половине 70-х годов накопились новые качественные сдвиги в развитии обеих групп противоречий: межимпериалистических и между двумя системами. Тогда же в капиталистическом мире стала резко меняться к худшему экономическая обстановка.

К тому времени сложилось примерное военно-стратегическое равновесие между США и СССР, между НАТО и Организацией Варшавского Договора. Это обстоятельство вызвало двоякую реакцию в правящих кругах капиталистических стран. Для значительной их части была характерна тенденция к разрядке и нормализации отношений с СССР и другими социалистическими странами. Эта тенденция проявилась сначала в Западной Европе и Японии и несколько позже в США. В Западной Европе и Японии это объяснялось прежде всего стремлением покончить с "холодной войной", укрепить собственную безопасность, получить дополнительные выгоды от экономического сотрудничества с социалистическими странами. Для правящих же кругов США разрядка была лишь попыткой добиться социального "статус-кво" в мире и получить доступ к новым важным рынкам38 . В целом ослабление напряженности в отношениях между двумя системами в 70-х годах объективно способствовало усилению центробежных тенденций в мире капитализма.

Второй и в какой-то мере производной была другая реакция, проявившаяся в США сначала при Дж. Картере, а потом наиболее отчетливо - при Р. Рейгане, а именно стремление к социальному реваншу в международном масштабе39 . Это было связано с предшествующими провалами американского империализма: и поражением во Вьетнаме, и созданием прогрессивных режимов в Африке, и опасением перед такой же "левой волной" в Центральной Америке, и революциями в


37 См. American Economy in Transition. Chicago - Lnd. 1980, pp. 183 - 279.

38 Это четко видно, например, из мемуаров Г. Киссинджера (см. Kissinger'H. Years of Upheaval. Boston-Toronto. 1982 (особенно - глава XXII).

39 См., напр.: Пономарев Б. Н. Конкретные дела во имя упрочения мира. - Коммунист, 1984, N 8, с, 20; Загладин Н. В. Антисоветизм в глобальной стратегии империализма США. М. 1981.

стр. 63


Афганистане и Иране. Вопреки утверждениям ряда американских политических деятелей разрядка оказала лишь небольшое влияние на эти процессы и, конечно, не была их причиной. После поражения во Вьетнаме США какое-то время не решались открыто применять военную силу против освободительных движений. Но это было вызвано не разрядкой, а отрицательным отношением американского народа к колониальным войнам, требовавшим от него все новых жертв, дискредитацией американской военщины и специальных служб. В результате этих поражений авторитет США как лидера капиталистического мира упал, и классовый союз империалистических держав, ранее сплоченный, начал обнаруживать глубокие трещины. В этих условиях "крестовый поход" Рейгана стал использоваться и как способ принудить союзников к объединению на антисоветской основе, заставить их отказаться от разрядки, следовать курсу на обострение международной напряженности.

Как подчеркивалось на апрельском (1985 г.) Пленуме ЦК КПСС, империализм пытается осуществить социальный реванш по самому широкому фронту: и в отношении социалистического содружества, и против стран, освободившихся от колониального гнета, национально-освободительных движений и трудящихся капиталистических стран. Усилилась в последние годы координация действий империализма против соцалистических государств40 .

Столкновение двух тенденций -к разрядке и к "крестовому походу" - развертывалось в условиях, когда новое застойное состояние капиталистической экономики, общий спад темпов ее развития, длительный структурный кризис вызвали резкое обострение межимпериалистического соперничества. Замедление роста международной торговли еще более осложнило проблему рынков. Общая кризисная ситуация вызвала новый взрыв протекционизма, торговой и валютной войны. Обострилась и борьба за сферы приложения капитала. Теперь уже западноевропейские и японские монополии стали скупать предприятия и создавать свои филиалы в США. Между капиталистическими державами возникли глубокие противоречия по важнейшим направлениям экономической политики, в том числе бюджетной и кредитной, по направлениям и методам государственного регулирования.

В новой обстановке США перешли в наступление на конкурентов, стремясь приостановить относительное ослабление своих позиций в мировой экономике41 . США стали применять новые методы удушения конкурентов: прямые ограничения объема их экспорта в США, попытки распространить на иностранные фирмы американское ограничительное законодательство и административные правила, перекладывание на союзников все большего бремени военных расходов, подрыв финансовой стабильности конкурентов политикой высоких процентных ставок и завышенного курса доллара. В результате произошла известная стабилизация доли трех центров в международной торговле; сокращение удельного веса США в суммарном производстве и экспорте капиталистического мира приостановилось42 .

В начале 80-х годов обострилось соперничество в новых ведущих областях научно- технического прогресса: микроэлектронике, роботизации, биотехнологии и т. д. Отставание Западной Европы в этих областях поставило ее в невыгодное положение по отношению к США


40 Правда, 24.IV.1985.

41 Программа активизации внешнеэкономической политики администрации Рейгана изложена в сборнике работ Гуверовского института: The United States in the 1980's Stanford. 1980.

42 См. Столяров Ю., Хесин Е. Три центра силы в экономике современного капитализма. - Мировая экономика и международные отношения, 1984, N 1 (далее - МЭМО).

стр. 64


и особенно Японии43 . Более реальной стала угроза американской экономической колонизации Западной Европы.

Экономическая ситуация была осложнена кризисом старого международного экономического порядка. В начале и середине 70-х годов американские и другие транснациональные монополии лишились непосредственного контроля над некоторыми важнейшими источниками минерального топлива и сырья в освободившихся странах (нефть, бокситы). Ограничение произвола транснациональных корпораций в ряде освободившихся стран, выдвижение развивающимися странами совместных требований о перестройке их экономических взаимоотношений с развитыми капиталистическими государствами, индустриализация, развитие государственного сектора в экономике освободившихся стран - эти и другие процессы ограничили возможность неоколониалистской эксплуатации бывших колоний. Кризисные процессы охватили и развивающиеся страны. Рост производства здесь резко замедлился, катастрофически возросла их внешняя задолженность. Почти хронический кризис платежных балансов сузил импортные возможности этих стран. Решать проблему рынка за счет бывших колоний стало трудно. В мире капитализма впервые стала ощущаться усиленная конкуренция со стороны обрабатывающей промышленности развивающихся стран. Структурный кризис, охвативший ряд важнейших отраслей промышленно развитых стран, заставил их сократить производство, переводя его отчасти в развивающиеся страны. Это коснулось металлургии, судостроения, нефтехимии, бытовой электроники и других, как правило, трудоемких и материалоемких отраслей. Низкая заработная плата в странах "третьего мира" позволяет развивать в них те самые отрасли, которые сокращаются в развитых капиталистических странах.

Таким образом, существенно меняется структура капиталистического мирового хозяйства, характер международного разделения труда. Промышленно развитые страны специализируются на наукоемких отраслях и информатике, а развивающиеся - наряду с прежним аграрно-сырьевым направлением - также на базовых отраслях тяжелой промышленности. По мере того как осуществляются эти глубокие структурные сдвиги, падает монополия империалистических стран на готовые изделия тяжелой промышленности, возрастает значение их монополии на передовую технику и технологию и, соответственно, растет зависимость развивающихся стран от импорта новейшей технологии. Наряду с этим сохраняется и монополия империалистических держав на кредитно-финансовые ресурсы. Даже нефтедоллары, т. е. излишки экспортных доходов нефтеэкспортирующих стран, вкладывались в другие страны не непосредственно, а через американские и западноевропейские банки. Огромную роль продолжает играть монополия промышленно развитых стран на передовую военную технологию, зависимость развивающихся стран от закупок вооружения в развитых капиталистических странах.

На фоне кризисных процессов и структурной перестройки мирового хозяйства развился и процесс транснационализации монополистического капитала. Ускорились концентрация и централизация капитала. Быстро росли не только американские, но и западноевропейские и японские ТНК. Началось их переплетение на базе новой, весьма высокой степени концентрации производства, вышедшей за пределы не только отдельных стран, но и центров империализма. Так, созданы совместные производства автомобилей американскими и японскими концернами, авиационных двигателей - английскими, французскими и американскими концернами, черных металлов - американскими и английскими


43 См.: Newsweek, 9.IV. 1984; International Herald Tribune, 3.IV.1984.

стр. 65


концернами и т. п.44 В 70-х годах выросли и транснациональные банки - как путем внешней экспансии крупнейших банковских монополий США, Западной Европы и Японии, так и путем образования международных банковских объединений, выступающих на евродолларовых и других международных рынках, не подлежащих контролю национальных регулирующих органов. Усилился процесс сращивания ТНК и международных банков и образования на этой основе транснационального финансового капитала и соответствующих группировок финансовой олигархии45 . Идет процесс сращивания международной финансовой олигархии с национальными капиталистическими государствами, вплоть до попыток координации экономической политики и государственного регулирования их экономики. Бурно развивается и интернационализация военно-промышленных комплексов, их сращивание с транснациональной военщиной в рамках НАТО и других империалистических военных союзов46 .

Все эти процессы укрепили основу для выработки совместной политики империалистических держав, несмотря на острейшую конкурентную борьбу между ними. Наряду с официальными совещаниями и встречами деятелей ведущих капиталистических держав (в том числе и в рамках НАТО) образовался и неофициальный механизм согласования политики представителями правящей элиты тех же государств (Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия, калифорнийские совещания)47 . Однако каждый из этих форумов отражает специфические интересы входящих в них финансово-олигархических групп и может подчас существенно отличаться направленностью совместно выработанных решений. Например, Трехсторонняя комиссия в большей степени отражает мнение северо-восточных финансовых групп США, в частности рокфеллеровской и моргановской, традиционно тесно связанных с западноевропейской финансовой олигархией и предпочитающих координацию на основе формального равенства трех империалистических центров при признании американского лидерства.

В отличие от нее калифорнийская и техасская группировки США, которые представляют Р. Рейган и его министры, больше ориентируются на методы грубого нажима и диктата, соответствующие интересам военно-промышленного комплекса, а также провинциальных американских промышленников, враждебно настроенных к конкуренции западноевропейских и японских монополий на внутреннем американском рынке. Акцент администрации Рейгана на "крестовый поход" против коммуниз-


44 См.: Жарков В. В. Клуб 200. Транснациональные монополии: структура и эволюция. М. 1974; Плетнев Э. П. Космополитизм капитала и интернационализм пролетариата. М. 1974; Иванов И. Д. Международные корпорации в мировой экономике. М. 1976; Астапович А. З. Международные корпорации США: тенденции и противоречия развития. М. 1978; Чибриков Г. Г Роль современных монополий в процессе интернационализации капитала и производства, М. 1979; Белоус Т. Я. Международные монополии и вывоз капитала. М. 1982; Медведков С. Ю. Транснациональные корпорации и обострение капиталистических противоречий. М. 1982; см. также: Fortune, 5.III.1984, р. 43; International Herald Tribune, 6.II.1984.

45 См.: Железова В. Ф. Клан 20-ти. Международные банки США. М. 1981; Зеленев С. Б. Гиганты британского бизнеса. Финансовый капитал Англии на мировой арене. М. 1981; Могутин В. Б. Банки и международный капиталистический бизнес. М. 1981; Черников Г. П. Интернационализация финансового капитала. М. 1982; Мусатов В. Т. Международная миграция фиктивного капитала. М. 1983; см. также: Fortune, 12.XII.1983, р. 60; 19.III.1984, р. 60; International Herald Tribune, 19 - 20.V.1984.

46 См.: Цаголов Г. Н. Миллиарды на оружие. М, 1981; Генри Э. За дверьми Белого дома. М. 1982; Халоша Б. М. Ук. соч.,; Богданов Р. Г. США: военная машина и политика. М. 1983; Фарамазян Р. А. Военная экономика американского империализма. М. 1983; Меньшиков С. М. Милитаризм и современная мировая политика. - Международная жизнь, 1984, N 1.

47 См.: Воронцов Г. А. Трехсторонняя концепция: теория и практика. - Вопросы истории, 1979, N 4; Гонсалес-Мата Л. М. Невидимые властители. М. 1983.

стр. 66


ма, сплочение империалистических держав под этим лозунгом - объективное проявление курса именно этих крайне реакционных, милитаристских, агрессивных группировок финансовой олигархии48 . Этот курс встречает сопротивление, прежде всего в Западной Европе, потому что он подрывает национальный суверенитет не только небольших, но и крупных капиталистических государств.

* * *

В 70-х и особенно 80-х годах империалистическим политикам приходится считаться еще с одним мощным фактором - императивами ядерного века. Военно-стратегический паритет между двумя социальными системами при наличии у них ядерного оружия свидетельствует о невозможности победы в ядерной войне. Возникла реальная опасность гибели цивилизации. Осознание этого факта значительной частью государств мира - дело сравнительно недавнего прошлого. Он еще не имеет всеобщего признания в среде империалистических политиков, особенно тех, кто отражает интересы военно- промышленного комплекса. Некоторые из таких деятелей, в там числе и в нынешней американской администрации, все еще считают, что победа в ядерной войне возможна. На этом основана пресловутая директива N 32, одобренная президентом США в 1982 г., "Руководящие указания в области обороны", разработанные Пентагоном, ускоренная модернизация стратегических ядерных сил США, планы перенесения гонки вооружений в космос49 .

Стратегический паритет явился мощным фактором, порождающим глубокие разногласия в военной политике империалистических держав - Размещение в Западной Европе американских ядерных ракет и ответные меры социалистических стран в еще большей степени поставили под сомнение существующие военные доктрины США и НАТО, прежде всего в Западной Европе, но также и за океаном50 . Пока США обладали значительным преимуществом по числу средств доставки ядерного оружия, доктрины "массированного возмездия" и "гибкого реагирования", На которых построена стратегия НАТО, не ставились под вопрос. Но в, условиях стратегического паритета у западноевропейских партнеров США появились серьезные сомнения в том, что Вашингтон действительно решится подвергнуть свою собственную территорию ответному ядерному удару. Ценность для Западной Европы американского "ядерного зонтика", как считалось, существует лишь постольку, поскольку ядерное оружие не будет применено вообще. Но теперь в Западной Европе возникает все больше опасений, что действительное намерение американской военщины состоит в том, чтобы втянуть Европу в т. н. ограниченную ядерную войну, а самой остаться в стороне от катастрофы. Западноевропейцы очень внимательно приглядываются к любым проявлениям подобного "ядерного изоляционизма" со стороны США51 .


48 Во время последнего заседания Трехсторонней комиссии вновь выявился этот антагонизм соперничающих группировок (International Herald Tribune, 3.IV.1984; см. также: Кокошин А. А. За фасадом глобальной политики. М. 1981).

49 Правда, 1.IV.1984; см. также: Арбатов А. Г. Военно-стратегический паритет и политика США. М. 1984.

50 См.: Воронцов Г. А. США - Западная Европа: общность и противоречия на новом этапе. - МЭМО, 1984, N 4; Bundy М., Kennan G., Mc Namara R., Smith G. Nuclear Weapons and the Atlantic Alliance. - Foreign Affairs, Spring 1982; McNamara R. S. The Military Role of Nuclear Weapons: Perceptions and Mispercep-tions. - Foreign Affairs, Winter 1983.

51 См.: Dank ert P. Speech Given by President of the European Parliament to the World Affairs Council of Boston. 2.XI.1983. -Press Release. Cabinet du President. Parlement Europeen; Tindemans L. Discours d'Ouverture du Ministre de Relations Etrangeres a la 8-e Conference Annuelle des Journalistes Europeens et Americains. Brusseles. Service de Presse, 5.IV.1984.

стр. 67


Выход из этого заколдованного круга стараются найти на путях реформирования НАТО. Модной стала ныне линия на усовершенствование обычных вооружений с тем, чтобы "повысить ядерный порог" и сделать вооруженные силы западноевропейских стран способными к ведению войны собственными силами на основе химического и усовершенствованного обычного оружия. Но и в этом случае военный конфликт мыслится американскими политиками (Роджерс, Киссинджер и др.) как затрагивающий лишь Старый Свет, тогда как США остаются в стороне, причем не рискуя и ядерным возмездием52 . Не меньше подозрений вызывают американские планы "тотальной космической обороны", которая, как заявляют видные западноевропейские деятели, "прикроет" т. н. сверхдержаву, тогда как Западная Европа окажется беззащитной от ядерного удара. Все эти дискуссии о будущем НАТО показывают, что единство империалистических держав подрывается ныне не только их традиционным взаимным соперничеством, но и стремлением выжить в планируемой американскими стратегами ядерной войне.

В капиталистических странах постепенно расширяется круг политиков, которые реалистически оценивают положение на мировой арене, В отличие от идеологов социального реванша они понимают необходимость мирного сосуществования государств с различным общественным строем, осознают, что в ядерный век нет разумной альтернативы такому курсу, и понимают взаимную выгодность развития делового сотрудничества со странами социализма. Широкое единство государств и общественных движений, реально противостоящих агрессивному империализму, охватывает прежде всего социалистические государства, но не только их. Оно включает также многие развивающиеся страны, особенно неприсоединившиеся государства. Мировое. коммунистическое и рабочее, а ныне и массовое антиядерное, антиракетное движение в центрах капитализма является мощной опорой этой коалиции, охватывающей страны с различным социальным строем и политические партии, представляющие различные классы.

Объективно курс рейгановской администрации способствовал возрастанию сил, противодействующих планам американского империализма. Во-первых, этот курс рассматривается в мире как попытка обеспечить мировое господство одной империалистической державы - США. Такой курс не может не вызывать сопротивления даже внутри империалистического лагеря. Конкурирующие центры империализма не готовы мириться с положением младших партнеров США. Во-вторых, взвинчивание международной напряженности и усиление военных приготовлений рассматривается большинством государств мира как реальная угроза существованию человеческой цивилизации. Об этом говорят принятые подавляющим большинством голосов в ООН резолюции, осуждающие применение ядерного оружия первыми и распространение гонки вооружений на космос, призывающие заморозить ядерные потенциалы. Эти решения приняты в условиях фактической изоляции США. В-третьих, объявление рейгановской администрацией "терроризмом" любых форм национально-освободительного движения, прямое военное вмешательство США в Центральной Америке, на Ближнем Востоке, провозглашение Вашингтоном целых регионов зонами "исключительных" или "особых" интересов США рассматриваются практически всеми развивающимися странами как угроза возрождения колониализма в его наихудшем варианте. Не случайно движение неприсоединения, которое первоначально возникло как стремление ряда стран поставить себя вне "политики блоков", объективно все больше становится анти-


52 См.: Kissi nger H. A. Issues Before the Atlantik Alliance. Center of Strategic and International Studies. Washington. 13.1..1984; Abshire D. M. A NATO Resources Strategy. U. S. Mission to NATO, Brussels, 9.IV.1984.

стр. 68


империалистическим по своей направленности. В-четвертых, новый тур гонки ядерных вооружений, развязываемый Вашингтоном и НАТО, в особенности размещение американских ракет в Западной Европе, вызвал мощный подъем антиракетного движения, который включает широкие социальные слои, в том числе и тех, кто все еще стоит на позициях поддержки НАТО.

Вопреки устремлениям американского империализма в мире существует тенденция к разрядке, к снижению международной напряженности, к сокращению ядерных вооружений, к честному и конструктивному диалогу между США и СССР, между Востоком и Западом. Большое впечатление производят на здравомыслящих деятелей Запада инициативы СССР, направленные на ослабление международной напряженности, прекращение гонки вооружений.

Оценивая перспективы отношений между империалистическими державами, было бы ошибкой считать, что соперничество между ними может перерасти в раскол на враждующие блоки или породить военное столкновение. Против этого говорит и невозможность возрождения старой колониальной системы, и практическое прекращение борьбы за передел территорий, и абсолютный перевес США над своими соперниками в военной силе. Но было бы неверно не видеть те объективные тенденции, которые в наши дни наряду с попытками сплотить "классовый союз против коммунизма" способствуют развитию глубокой противоположности экономических и государственных интересов различных центров системы империализма.

* * *

За свою более чем вековую историю межимпериалистическая борьба прошла несколько этапов, причем характер ее, степень напряженности и остроты менялись под влиянием многочисленных объективных факторов. Это прежде всего, факторы внутреннего порядка, связанные с эволюцией капиталистической экономики и политики: структурные сдвиги в хозяйстве, приливы и отливы технического прогресса, формы организации капиталистического производства, степень развитости и направленность государственно- монополистического регулирования, формы политического господства монополистической буржуазии, меняющееся экономическое значение колоний, внешних рынков, вывоза капитала, форм экономического и территориального раздела и передела мира, кризис и распад колониальной системы, противоречия между бывшими метрополиями и освободившимися странами. Под воздействием совокупности этих факторов периодически происходит то сравнительное усиление, то ослабление центробежных тенденций в системе империализма, на первый план выходит то тенденция к интеграции, к объединению в коалиции, к относительно мирным средствам разрешения противоречий, то к расколу на враждующие группировки, к конфликтным силовым методам передела мира. Но главное в том, что межимпериалистическое соперничество не затихает, несмотря ни на что. Другая группа факторов, также преимущественно связанная с внутренним развитием капитализма, - это объективные результаты самого межимпериалистического соперничества: неравномерность экономического и политического развития империалистических государств, военные конфликты между ними, а также конкретные и более далекие планы их экспансии. Так, итогом соперничества за послевоенные десятилетия является выдвижение США на положение главной державы в капиталистической системе, США используют свое положение для невоенного передела в свою пользу сфер влияния, рынков, источников обогащения. Претендуя на господство в капиталистическом мире, они пытаются навязать свой диктат не только развивающимся, но и промышлен-

стр. 69


но развитым государствам. Эта ситуация не снимает межимпериалистического соперничества и объективно делает еще более глубокими противоречия в лагере капитализма, ибо вынуждает другие империалистические страны защищать от США не только свои рынки и сферы влияния, но также свой национальный суверенитет и государственные интересы. Таким образом, претензии одной или нескольких держав на мировое господство способствуют усилению центробежных тенденций в лагере империализма.

С началом общего кризиса капитализма возникла проблема соотношения двух групп противоречий: противоречия между двумя социальными системами и межимпериалистической борьбы. Это противоречия разного порядка и глубины. В реальной исторической обстановке более глубокое противоречие между социализмом и капитализмом иногда может оказаться менее острым, чем взаимное соперничество империалистических держав, что ведет к сближению государств, принадлежащих к противоположным системам, но совместно противостоящих попыткам наиболее агрессивных империалистических сил установить свое мировое господство. Иначе говоря, между этими двумя группами противоречий нет "китайской стены", они тесно взаимосвязаны, одна влияет на другую и может частично разрешаться за счет другой.

Принципиально новая ситуация создается в условиях существования ядерного оружия и угрозы гибели человеческой цивилизации. В этой обстановке призывы США к единству в "крестовом походе" против коммунизма весьма настороженно встречаются значительной частью правящих кругов других империалистических стран. Оказывается, что для них высший классовый интерес состоит теперь не столько в попытках уничтожения противоположной социальной системы, сколько в том, чтобы выжить и продлить существование капиталистического строя в целом. На практике это ведет к принятию принципов мирного сосуществования, как единственной разумной альтернативы ядерному конфликту. Все более осознается глубокая общность интересов государств двух противоположных систем в ограничении, сокращении и в конечном счете полной ликвидации ядерного оружия. Вместе с тем стремление к нормальным отношениям между двумя системами соседствует с тенденцией к сохранению многополярности капиталистическое го мира, к предотвращению мирового господства одного империалистического центра, к сопротивлению экспансионистским планам наиболее агрессивных сил империализма.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ЭТАПЫ-МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-ИСТОРИЯ-И-СОВРЕМЕННОСТЬ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. М. МЕНЬШИКОВ, ЭТАПЫ МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 22.08.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ЭТАПЫ-МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-БОРЬБЫ-ИСТОРИЯ-И-СОВРЕМЕННОСТЬ (дата обращения: 17.10.2018).

Автор(ы) публикации - С. М. МЕНЬШИКОВ:

С. М. МЕНЬШИКОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
21 просмотров рейтинг
22.08.2018 (56 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Высшее образование в Чехии: качественно и престижно
Каталог: Педагогика 
Вчера · от Беларусь Анлайн
A WITNESS OF THREE ERAS
Каталог: Экология 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
WARDING OFF TECHNOGENIC DISASTER
Каталог: Разное 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
EXPANDING THE RAW MATERIAL BASE
Каталог: Разное 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FESTIVAL AT YAROSLAVL
Каталог: Вопросы науки 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ASYMPTOTIC BOOK OF NATURE
Каталог: Биология 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FORUM OF SCIENTISTS
Каталог: Вопросы науки 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
MAECENAS OF RUSSIAN SCIENCE
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ЛЮБИТЕЛЯМ МУЗЫКИ. Белорусская государственная филармония представляет новый сезон
Каталог: Культурология 
15 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
RUSSIAN SCIENTISTS' VICTORY
Каталог: Вопросы науки 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ЭТАПЫ МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK