BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека Беларуси, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-238
Автор(ы) публикации: И. А. ЮРКОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В историко-экономической литературе существуют различные мнения относительно финансовой политики Советского государства и товарно- денежных отношений в период гражданской войны. В 20-е годы Л. Н. Юровский высказал точку зрения, что с падением реальной ценности денег в Советской России "шло отмирание денежного хозяйства", до начала 1921 г. составлявшее "прямую задачу экономической политики", что "Советская власть строила хозяйственную систему, в которой деньги в старом смысле слова не были нужны, и после некоторых колебаний она стала прямо ориентироваться на отмену денег", что в заключительный период гражданской войны идеи экономической политики "вылились в определенную систему", "государственная власть, ориентируясь на полную ликвидацию всех капиталистических и вообще всех товарно-денежных отношений, строила такой порядок, в котором деньги должны были стать излишними", и, наконец, что, "отказываясь от системы денежного хозяйства, государственная власть должна была отказаться и от системы денежных налогов. Она вступила и на этот путь". Советская власть, резюмировал автор, отказалась от экономической системы, основанной на товарно-денежных отношениях, и подменила ее другой - "военным коммунизмом"1 .

Хронологические рамки этой "новой системы" Р. Е. Вайсберг определил следующим образом: "Военный коммунизм как система экономической политики начинается с июня 1918 г., а во многих местах - даже на полгода позже, где к тому времени государственный аппарат приспособился в провинции для проведения принципов военного коммунизма. Заканчивается он в марте 1921 года. Весь период от ноября 1917 года до начала военного коммунизма можно рассматривать как тесно связанный с военным коммунизмом период подготовки его всем ходом событий"2 . Таким образом, "военный коммунизм", в представлениях этого автора, из меры вынужденной превращался, по существу, в закономерность. Именно постулат о несовместимости денег с социализмом как один из главных аргументов "военно-коммунистического" истолкования проблемы дал основание Л. Яснопольскому нарисовать пессимистическую перспективу для будущих исследователей: "Картина нашего


1 Юровский Л. Н. На путях к денежной реформе. М. 1924, с. 24, 15, 16, 25.

2 Вайсберг Р. Е. Деньги и цены (Подпольный рынок в период "военного коммунизма"). М. 1925, с. 14.

стр. 61


денежного обращения за 1919 - 1920 гг. навсегда, вероятно, останется одной из наиболее запутанных страниц революционной истории"3 .

Взгляды Юровского и некоторых других авторов 20-х годов разделяет часть историков и экономистов и в наши дни. Так, А. В. Шеховцов утверждает, что "не только Маркс и Энгельс отрицали товарное производство и товарно- денежные отношения при социализме, но и В. И. Ленин долгое время придерживался этих взглядов, пока практика социалистического строительства не внесла соответствующие коррективы". Далее он уточняет, что "В. И. Ленин не сразу отказался от прежних взглядов отрицания товарно-денежных отношений при социализме", что "первым шагом его отхода от них было признание необходимости организации товарообмена"4 в марте 1921 г.

Тезис о несовместимости товарно-денежных отношений с социализмом, которого будто бы придерживались Маркс и Энгельс, а также Ленин до перехода к нэпу, уже был подвергнут критике академиками А. М. Румянцевым, Т. С. Хачатуровым, чл. -корр. АН СССР А. И. Па-шковским5 , чл. -корр. АН СССР Л. А. Леонтьевым6 и И. И. Кузьминовым 7 . Тем не менее Н. В. Хессин утверждает, что Ленин "с первых же дней Советской власти" поставил практическую задачу - вместо товарного производства "сразу же перейти к коммунистическим формам производства и распределения в условиях военного коммунизма", а за развитие рыночных отношений высказался только "в первые годы нэпа"8 . Аналогичных взглядов придерживаются З. В. Атлас, В. Е. Есипов, Е. В. Олесеюк, Н. Г. Соколов9 . Другой точки зрения придерживается Е. Г. Гимпельсон. Опираясь на высказывания Ленина, он пришел к выводу, что курса партии на ликвидацию денежных отношений не было. Ленин считал необходимым не отменять денежную систему, а укреплять ее10 . Критика позиций ряда авторов по данному вопросу содержится и в книге, подготовленной авторским коллективом под редакцией И. Д. Злобина11 .

Существование различных точек зрения свидетельствует о незавершенности исследования вопроса, поэтому представляется целесообразным вновь обратиться к его рассмотрению. Расхождение взглядов исследователей по вопросам экономической политики периода гражданской войны в целом в какой-то мере можно объяснить тем, что для раскрытия богатого ленинского наследия и практики хозяйственного строительства привлекаются пока узкий круг источников, ограниченный фактический материал. Цель предлагаемой статьи - по возможности восполнить этот пробел.


3 Яснопольский Л. Наше денежное обращение в эпоху революции. - Журнал Киевского экономического совещания, 1923, N 7, с. 3 - 4.

4 Шеховцов А. В. Теория товарного фетишизма Карла Маркса. Воронеж. 1965, с. 182, 183.

5 Правда, 4.III.1968.

6 Леонтьев Л. А. Капитал К. Маркса и наша эпоха. М. 1968; Коммунист. 1967, N 12.

7 Правда, 16.IV.1969.

8 Хессин Н. В. Развитие теории планомерной организации социалистического производства и проблемы ее совершенствования. - Вестник Московского университета, серия экономика. 1979, N 1, с. 17.

9 Атлас З. В. Социалистическая денежная система. М. 1969, с. 139, 140, 151; Есипов В. Е. В. И. Ленин о товарном производстве при социализме. В кн.: В. И. Ленин и строительство нового общества. Материалы юбилейной сессии. Л. 1970, с. ИЗ; Соколов Н. Г. Использование товарообмена при переходе к нэпу. В кн.: Новая экономическая политика. Вопросы теории и практики. М. 1974, с. 121; Олесеюк Е. В. Разработка экономической политики Коммунистической партии в трудах В. И. Ленина. Ростов н/Д. 1977.

10 См. Гимпельсон Е. Г. "Военный коммунизм": политика, практика, идеология. М. 1973, с. 141, 142.

11 Деньги, кредит и финансы в социалистическом обществе. М. 1975, с. 17 - 24.

стр. 62


После взятия рабочим классом государственной власти решение проблемы денег и товарно-денежных отношений было едва ли не самой сложной задачей в борьбе за осуществление разработанной Лениным экономической программы партии. В результате империалистической войны денежное хозяйство страны было совершенно расстроено. На 1 июля 1914 г. в обращении находилось 2335,4 млн. руб. кредитных билетов, золотых, серебряных и медных монет, в том числе 1630 млн. руб. бумажных денежных знаков. Металлические деньги исчезли из оборота к 1916 г. На 1 ноября 1917 г. сумма бумажных денег возросла до 23446 млн. руб., а на 1 января 1921 г. - до 1168598 млн. руб. В связи с покрытием расходов голодного года (засуха) и началом накопления средств для промышленности к 1 апреля 1922 г. эмиссия достигла 23663714,6 млн. руб.12 . Рост бумажной массы в денежном обращении продолжался в последующие годы и к марту 1924 г. увеличился по сравнению с 1914 г. в 13 раз. Однако рост цен на хлеб в десятки раз опережал денежную эмиссию: в 1914 г. розничная цена фунта хлеба составляла 2,5 коп., в 1918 г. - 6 руб. 52 коп., к январю 1921 г. - 850 руб., в июле - 3600 руб.13 . За время с 1914 по 1920 г. рубль обесценился в 9 млн. раз 14 .

Царское и Временное правительства покрывали расходы на войну за счет налоговых поступлений (53,5% в 1916 г.) и иностранных займов. После Октября налоговые поступления из года в год сокращались: в 1918 г. они составили 76%, в 1919 г. - 14,6%, в 1920 г. - 0,2% бюджета республики 15 , а поступлений от иностранных займов не было. Для покрытия расходов Советское государство вынуждено было прибегнуть к эмиссии. Но с каждым новым выпуском денежных знаков покупательная способность всей денежной массы снижалась; финансовый рынок страны оказался заполненным денежным суррогатом. Декретом СНК от 16 февраля 1918 г. и соответствующим постановлением Наркомфина от 30 мая было узаконено обращение старых суррогатов - облигаций "займа свободы", купонов государственных процентных бумаг, серий государственного казначейства и краткосрочных обязательств. Имели хождение царские, думские деньги и керенки; некоторые из них даже печатались. По нашим подсчетам, с ноября 1917 по апрель 1920 г. таких денег было выпущено. 108,9 млрд. руб. На окраинах в роли эмитентов выступали не только местные "правительства", но и городские самоуправления, военное командование, кредитные учреждения, различные организации. Выпуск советских денежных знаков начался с декрета СНК от 4 февраля 1919 г., затем стали печататься новые кредитные билеты, расчетные и денежные знаки 16 .

Расстройство денежного хозяйства породило ряд острых проблем: роли и места денег в социалистическом обществе, их функций в товарообмене, а потом и способов учета производимых материальных ценностей с перспективой замены денежного учета натуральным и трудовым. В своей работе финансовое и другие хозяйственные ведомства столкнулись с трудностями теоретического порядка - в трудах основоположников научного коммунизма отсутствовали прямые ука-


12 Отчет Государственного Банка за 1916 год. Пг. 1917; Народный комиссариат финансов (7 ноября 1917 - 25 октября 1922). М. 1922, с. 17; Денежное обращение и кредит. Т. 1 (1914 - 1921 гг.). Пг. 1922, с. 11, 12, 13; Вестник финансов. 1923, N 16- 17; Наше денежное обращение. Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914 - 1925 гг. М. 1926, с. 155; ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 355, л. 15.

13 Денежное обращение и кредит. Т. 1, с. 118.

14 На новых путях. Вып. II-III. Финансы. М. 1923, с. 169, 175, 177.

15 Социальная революция и финансы. Сборник к III конгрессу Коммунистического Интернационала. М. 1921, с 121.

16 СУ, 1918, N 24, ст. 331; N 39, ст. 509; 1919, N 10 - 11, ст. 102; N 16, ст. 179; N 21, ст. 269; N 52, ст. 506; 1920, N 15, ст. 89; N 92, ст. 496.

стр. 63


зания на роль денег после взятия рабочим классом государственной власти.

Партия и правительство придавали упорядочению денежного хозяйства первостепенное значение. Денежная система, указывал Ленин, должна быть построена на принципах единой, строго определенной финансовой политики: "Нам необходима финансовая централизация, необходима концентрация наших сил; без проведения в жизнь этих принципов мы не достигнем экономических преобразований" 17 . Ленинские принципы в области финансовой политики, объективно присущие социалистической системе хозяйства, стали проводиться в жизнь в полном соответствии с очередными задачами Советской власти.

Поскольку деньги были источником привилегий и преимуществ состоятельных слоев общества, первоочередная задача рабочего класса заключалась в том, чтобы ликвидировать эти преимущества и удовлетворить нужды Советской власти в деньгах через банки. Но уже в мае 1918 г. на I Всероссийском съезде представителей финотделов18 Ленин предложил более радикальные меры борьбы против свергнутой буржуазии. Он сообщил, что в настоящее время вырабатывается проект замены существующих денег новыми для разоружения буржуазии экономически. Ленин проектировал обмен бумажных денег таким образом, чтобы до определенной суммы он производился "рубль за рубль", свыше же установленной (для состоятельных лиц) нормы - рубль за меньшую сумму новых денег. Обмен, следовательно, не должен был ущемить интересы трудящегося населения. Этому мероприятию Ленин придавал чрезвычайно важное значение. Одна из задач момента, подчеркивал он, - "замена старых денежных знаков новыми. Деньги, бумажки - все то, что называется теперь деньгами, - эти свидетельства на общественное благосостояние, действуют разлагающим образом и опасны тем, что буржуазия, храня запасы этих бумажек, остается при экономической власти. Чтобы ослабить это явление, мы должны предпринять строжайший учет имеющихся бумажек для полной замены всех старых денег новыми"19 . Ленин выступал, таким образом, не за уничтожение, а за учет денег, рассматривая их как средство борьбы с буржуазией.

I Всероссийский съезд СНХ, проходивший почти одновременно со съездом представителей финотделов, дал директиву полностью изъять из обращения все денежные суррогаты и произвести замену старых денег новыми20 . Однако из-за ухудшения общей обстановки в стране обмен денег осуществить не удалось. Нехватка денежных знаков, особенно на окраинах, усиливалась. Декретом СНК от 3 сентября 1918 г. Ташкентскому отделению Народного банка было разрешено выпустить временные кредитные билеты Туркестанского края21 , а декретом от 1 октября право выпуска временных кредитных билетов на сумму до 50 млн. руб. было предоставлено Пятигорскому отделению22 . Эти декреты подтвердили, хотя и в локальных рамках, что Народный банк является единственным расчетно-кредитно-кассовым органом Советского государства, а система денежных отношений остается непоколебленной 23 . Наконец,


17 Ленин В. И. ПСС. Т. 36, с. 351.

18 Народное хозяйство, 1918, N 5, с. 43.

19 Ленин В. И. ПСС. Т. 36, с. 354.

20 Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая - 4 июня 1918 г. Стеногр. отч. М. 1918, с. 476.

21 СУ, 1918, N 95, ст. 944, 945. Туркестан таким правом пользовался и позднее. Так, постановлениями СНК от 16 апреля 1919 г., 26 августа и 9 сентября 1920 г. предоставленное Туркестану право на выпуск временных кредитных билетов было расширено до 40 млрд., а затем до 75 млрд. руб. (СУ, 1919, N18, ст. 209; СУ, 1920 N80 ст. 396; ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 4, д. 795, л. 133).

22 СУ, 1918, N72, ст. 790.

23 Местным банкам было предоставлено право печатать деньги вследствие того, что банды Дутова и других нарушили коммуникации и переправить деньги на окраину было невозможно.

стр. 64


декретом от 26 октября Совнарком расширил эмиссионное право Народного банка до 33,5 млрд. руб., а декретом от 15 мая 1919 г. предоставил ему право выпуска бумажных денег "в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках". Советское правительство подтвердило тем самым, что денежная система сохранялась. Названные меры проводились в полном соответствии с принципами централизма в организации банковского дела и денежной системы, изложенными Лениным в марте - апреле 1918 г. в работах "Очередные задачи Советской власти" и "Тезисы банковой политики".

Однако уже в то время, весной 1918 г., один из лидеров "левых коммунистов", Н. Осинский, выступил против рынка и развития товарно-денежных отношений среди "деревенских мелких собственников" как зародыша и очага капиталистического строя24 . Взгляды "левых коммунистов" нашли отражение в резолюции II Всероссийского съезда СНХ (декабрь 1918 г.) по вопросу финансирования народного хозяйства. Съезд высказался за устранение всякого влияния денег и денежного обращения на экономическую жизнь страны. По существу, этот съезд подал Наркомфину идею - принять меры к свертыванию денежного обращения. Одновременно решением съезда СНХ Народный банк был лишен самостоятельности в проведении своих операций, размер денежного обращения определялся теперь не НКФ и Народным банком, а ВСНХ. В резолюции съезда было записано: "В области финансирования производства Народный банк является вспомогательным исполнительным расчетно-кассовым аппаратом при ВСНХ и всецело подчиняется в этом отношении его указаниям"25 .

Как объяснить принятие съездом СНХ резолюции, противоречащей декрету СНК от 26 октября? Следует учитывать, что в связи с упадком хозяйственной конъюнктуры и разраставшейся эмиссией банковские операции, особенно в области кредита, утрачивали свое значение. Гражданская война усиливалась, и чрезмерная централизация власти в области экономики была оправданной. Что же касается идеологической окраски резолюции съезда СНХ, то, как нам представляется, настроения революционного романтизма в борьбе с буржуазией, особенно в связи с проведением национализации на основе декрета от 28 июня 1918 г., не могли не вызвать среди части руководящих кадров некоторую поспешность в выводах о том, что деньги - это пережиток капитализма. Борьба с капитализмом происходила не только с помощью оружия, но и аргументами идеологического порядка. Все это и сказалось на резолюции съезда совнархозов и взглядах части руководящих работников. Так, член коллегии Наркомфина Л. Л. Оболенский писал: "В настоящее время в Советской России система безденежных расчетов является первым шагом по пути к отмене денежного обращения вообще", но, пока существует крестьянское хозяйство, "народное хозяйство России еще не может совсем отказаться от участия в обороте денежных знаков" 26 .

Наибольшие трудности в объяснении "курса" на свертывание денежного обращения вытекают, однако, не из ведомственной позиции руководящих деятелей ВСНХ и Наркомфина, а главным образом из того, что их взгляды по вопросам финансовой политики впоследствии в той или иной степени стали связываться с Программой партии, принятой VIII съездом в марте 1919 г. Авторы, рассматривающие финансовую политику Советского государства в плане отказа от денег, товарно-денежных отношений, ссылаются прежде всего на Программу партии. Правомерно ли это? В Программе партии денежной проблеме отведены три


24 Осинский Н. Строительство социализма. М. 1916, с. 46.

25 Труды II Всероссийского съезда советов наоодного хозяйства (19 - 27 декабря 1918 г.). Стеногр. отч. Изд. ВСНХ. Б/г, с. 192, 194.

26 Народное хозяйство, 1920, N 1 - 2, с. 7.

стр. 65


параграфа. Остановимся прежде всего на § 15: "В первое время перехода от капитализма к коммунизму, пока еще не организовано полностью коммунистическое производство и распределение продуктов, уничтожение денег представляется невозможным". Здесь говорится о переходной эпохе, когда вопрос о ликвидации денежного обращения в качестве ближайшей задачи ("в первое время") не может быть предметом дискуссий. Вместе с тем Программа партии рекомендовала меры по расширению безденежных расчетов (обязательное держание денег в Народном банке, введение бюджетных книжек, замена денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов и т. п.) 27 . Они относились к ближайшим задачам партии и должны были стать центром внимания в работе соответствующих ведомств. Однако это не дает оснований для вывода, что партией был намечен курс на уничтожение денег. Указанные меры отражали лишь этап подготовки к естественному переходу от денежных расчетов между советскими учреждениями и предприятиями к безденежным, т. е. посредством банковско-чековых операций, и прямого касательства к ликвидации товарно-денежных отношений не имели. Не случайно Ленин в проекте Программы партии отметил, что "практический опыт подготовки и проведения этих и подобных мер покажет, какие из них наиболее целесообразны"28 . С предупреждениями Ленина против торопливости в реализации мероприятий, подготавливавших уничтожение денег, мы встретимся еще не раз.

В Программе партии были намечены некоторые практические меры по расширению безденежных расчетов и в то же время четко сказано, что уничтожение денег в переходный период невозможно. Противоречия, или, как писал З. В. Атлас, дуализма, здесь нет. Более того, в § 16 ставилась задача сбалансированности доходов и расходов, даже определялись условия сбалансированности и средства к их достижению - распределение продуктов (в ленинском проекте - "правильная постановка товарообмена") и переход к поимущественному налогу - прогрессивному и подоходному29 . Но сбалансирование доходов и расходов - важнейшее условие устойчивости денежной системы. Именно в этом направлении развивалась ленинская мысль после VIII съезда партии. В мае 1919 г. он отмечал: "Еще до социалистической революции социалисты писали, что деньги отменить сразу нельзя, и мы своим опытом можем это подтвердить" 30 . Не случайно поэтому не было декрета, отменяющего деньги.

Правда, за годы гражданской войны был издан ряд декретов об отмене платы за коммунальные и транспортные услуги. Среди них особое внимание исследователей привлекли декреты, принятые с октября 1920 по 27 января 1921 г.31 . Ряд авторов считали, что введением этих декретов государство ликвидировало последние очаги частной торговли, сосредоточило в своих руках всю снабженческо-распределительную систему и предприняло конкретные шаги, рассчитанные на непосредственный переход к коммунистическому распределению32 . Аналогичные декреты принимались не только в конце или после окончания гражданской


27 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е. Т. 2, с. 56.

28 Ленин В. И. ПСС. Т. 38, с. 100.

29 КПСС в резолюциях... Т. 2, с. 56.

30 Ленин В. И. ПСС. Т. 38, с. 353.

31 СУ, 1920, N 85, ст. 422; N 93, ст. 505, 531; N 100, ст. 539; 1921, N 2, ст. 2; N 6. ст. 45, 46, 47.

32 Сборник трудов Ленинградского института советской торговли. Вып. XXX. Л. 1967, с. 223; Заостровцев П. Г., Заостровцева Н. Б., Богомазов Г. Г. К вопросу о ленинском этапе развития теории товарного производства при социализме. - Вопросы истории КПСС, 1968, N 8, с. 77; Берхин И. Б. Экономическая политика Советского государства в первые годы Советской власти. М. 1970, с. 180.

стр. 66


войны, но и в 1918 - 1920 гг.33 . Сбор платы за трамвай, телефон, водопровод и т. д., выражавшийся в мизерных суммах, в то время как в обиходе оперировали миллионами, потерял свое значение, поскольку содержание кондукторов и кассиров обходилось значительно дороже, чем сам коммунальный сбор. В основе этой меры лежала простая целесообразность. Упразднение платности, помимо всего прочего, было и своеобразной попыткой обуздать инфляцию и избавиться от суррогата и его перевозки из коммунально- транспортных контор в систему финансовых учреждений. Да и эмиссия, как известно, была следствием войны, и уже только поэтому названная группа сугубо конъюнктурных декретов не дает оснований к тому, чтобы меры по преодолению последствий войны объяснять трансформацией идеологических принципов партии 34 .

В этой связи следует подчеркнуть, что часть декретов, принятых в начале 1920 г., имела достаточно определенные мотивы, связанные с общими задачами Советского государства по упорядочению денежного обращения. Так, в декрете от 25 марта замысел законодателя изложен совершенно четко: "Для избежания взаимных денежных расчетов между ведомствами и упрощения служебных сношений по почте, телеграфу, радиотелеграфу и телефону, СНК постановил - отменить взимание платы". Следовательно, данный декрет, как и изданный в его развитие декрет от 23 декабря, полностью соответствовал экономической политике, связанной с расширением безденежных расчетов и соблюдением правил единства кассы. Между прочим, принцип единства кассы - аксиома в денежных расчетах не только для первых лет социалистического строительства, он и поныне последовательно проводится в жизнь Коммунистической партией и Советским государством 35 .

Отметим еще одно обстоятельство, касающееся чисто практической стороны дела в области финансовой политики. Эмиссия - не порождение "военного коммунизма", а прежде всего следствие мировой войны, и Советское государство вынуждено было нести ее груз в таких же размерах, как Германия, в несколько меньших, чем Франция и другие страны. Рабоче-крестьянское правительство не препятствовало и обращению старых денег вплоть до 1919 г. и даже после этого не объявило ни девальвации, ни деноминации, ни аннулирования денег, "чего можно было ожидать, - по справедливому замечанию Р. Е. Вайсберга, - в связи со стремлением к системе безденежных расчетов" 36 .

Самым драматическим фактом в истории денежного хозяйства были попытки ВСНХ и Наркомата финансов ввести безденежные расчеты в производственную деятельность с той целью, чтобы заменить рубль трудовой единицей измерения ценностей и, опираясь на это, ликвидировать деньги во имя создания коммунистических отношений уже в ближайшее время. Данное мероприятие по проведению ломки товарно-денежных отношений было предпринято III съездом СНХ в январе 1920 г., сама же идея стала вынашиваться в кабинетах главного штаба по руководству народным хозяйством уже с сентября 1918 г. В тезисах съезда о финансировании промышленности (п. 18) говорилось: "Ввиду чрезвычайной неустойчивости денежной единицы (рубля) для учета хозяйственных операций необходимо поставить задачу хозяйственно-учетным органам об установлении твердой учетной единицы в хозяйстве и бюджете страны, взяв за основание измерения единицу труда" 37 .


33 СУ, 1918, N 83, ст. 880; 1920, N 6, ст. 43; N 20, ст. 109; N 34, ст. 165.

34 Мы полностью разделяем мнение В. В. Горбунова о том, что "идеологическая линия партии не менялась и не могла меняться" в течение всех лет гражданской войны (Горбунов В. В. В. И. Ленин и Пролеткульт. М. 1974, с. 133, 134).

35 Деньги, кредит и финансы в социалистическом обществе, с. 157, 158.

36 Вайсберг Р. Е. Ук. соч., с. 14, 15.

37 Экономическая жизнь, 28.I.1920.

стр. 67


Если в декабре 1918 г. II съезд СНХ высказался за устранение денежного обращения в хозяйственной жизни в самой общей форме, то в январе 1920 г. финансово-счетный отдел ВСНХ создал специальную комиссию под руководством С. Г. Струмилина. С этими мерами и была связана дискуссия об учетной единице трудовых затрат38 в условиях изгнания рубля как единственного мерила ценностей и валютно-счетной единицы. Таким образом, идея "тредов" (трудовых единиц) появилась в кабинетах ВСНХ39 в самом начале 1920 г.

Работников финансового ведомства в то лее время волновал и вопрос о создании материального бюджета. Зам. наркомфина А. О. Альский в докладе о деятельности НКФ на конференции финотделов в начале сентября 1921 г. отмечал, что в условиях натурализации хозяйства, растущей эмиссии и постоянного сужения сферы применения денег, когда денежный бюджет, будучи обособлен от материального, составлял не более 10% всего республиканского бюджета, нужно осуществить переход к материальному бюджету. Дело в том, что валютно-счетная единица не могла в полной мере выполнять свою роль, поскольку цифры сметы и бюджета, составленных в начале года, со временем становились менее устойчивыми и не отвечали друг другу по равноценности. Поэтому, говорил Альский, "мы в течение нескольких месяцев ломали голову над тем, как бы создать новую счетную единицу. Мы увлекались так наз. "тредами" и, таким образом, стремлением своим перейти к материальному бюджету отрекались от денег и давали в этом направлении толчок всем советским учреждениям" 40 .

Материальный учет, количественное выражение материалов, разумеется, с присоединением денежной расценки, был так же необходим, как и учет валютный. Совнарком 1 апреля 1920 г. решил образовать при Наркомфине комиссию для установления основ материальных расчетов. Прав З. В. Атлас, отметивший, что учет материалов должен иметь непосредственное материальное выражение своих важнейших элементов 41 . Поиски основ материального учета не вели к необходимости уничтожения денежного учета, хотя в то время и были связаны с крайней неустойчивостью денежного хозяйства. Это было подтверждено постановлением СНК от 26 сентября 1921 г. В нем указывалось, что ликвидация взаимных расчетов должна происходить без всяких компенсаций (денежных и материальных), лишь путем сводки периодической отчетности и что должен совершаться "учет материальных ценностей, для которого следует вырабатывать счетную единицу как общее мерило оценки, наиболее соответствующее трудовому строю". Однако Наркомфин вместо единицы денежной разрабатывал единицу трудового учета, за которую был принят один нормальный день напряженности труда для данного рода работы ("тред") 42 , хотя понятие "нормальный день" было весьма неопределенным.

В результате такого курса руководства ВСНХ и Наркомфина стали появляться различные проекты. Часть из них поступала от местных работников 43 . Дискуссия в общероссийском масштабе происходила во второй половине 1920 - начале 1921 г. В ней приняли участие известные хозяйственно- административные работники и ученые - Е. С. Варга, А. Д. Вайнштейн, С. А. Клепиков, Х. Керве, Ю. Ларин, В. Н. Са-


38 О дискуссии по проблеме безденежного хозяйства подробнее см.: Юровский Л. Н. Денежная политика Советской власти (1917 - 1927). М. 1928, с. 88 - 125; Атлас З. В. Ук. соч., с. 144 - 150.

39 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1. д. 343, л. 92 (из выступления члена коллегии Комиссариата финансов Северной области М. П. Новицкого).

40 Там же, л. 89.

41 Атлас З. В. Ук. соч., с. 143.

42 Народный комиссариат финансов (7.XI.1917 - 25.Х.1922), с. 110.

43 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 187, лл. 69, 88, 89, 155, 156, 406.

стр. 68


рабьянов, М. И. Смит, С. Г. Струмилин, А. В. Чаянов, К- Ф. Шмелев. Вместо денежного учета предлагались самые различные формы трудового учета - "тред", "энед" (энергетическая единица), "человеко-час", "человеко-машино- час" и др.44 . Л. Б. Красин предложил соляные деньги, руководители Центросоюза - кооперативные боны, т. е. выпуск денег под обеспечение соли или под фонд кооператоров 45 . Во всех проектах рубль, по словам Альского, изображался "уходящим в область предания".

Примером неоднократного "красногвардейского" наскока на деньги были выступления одного из руководителей ВСНХ, Ю. Ларина. Напомним, что именно он является автором проекта СНК от 11 октября 1920 г. об отмене некоторых денежных расчетов. Ларин истолковал меры по преодолению инфляции как направленные на "уничтожение роли денег, уничтожение самих денег" вообще. Он писал: "Началось с налога. Впервые в конкретной плоскости вопрос был поставлен в начале 1919 года общегородской конференцией Московской организации нашей партии, которая единогласно одобрила доклад автора этих строк, признававший необходимым немедленно отменить плату за все виды снабжения детей, за одежду для рабочих, за квартиры и за хлеб". И далее: "Наши дети, выросши, будут знакомы с деньгами уже только по воспоминаниям, а наши внуки узнают о них только по цветным картинкам в учебниках истории"46 . В другой статье, специально посвященной деньгам, Ларин заключал: "Деньги как единое мерило ценности уже не существуют вовсе. Деньги как средство обращения могут быть упразднены уже в значительной степени. Деньги как средство платежа окончат свое умирание, когда отношения с крестьянством будут натурализованы (заготовки с-х продуктов) и когда увеличение пайков избавит рабочих от необходимости бегать по сухаревкам" 47 .

Аналогичных взглядов придерживался и Л. Н. Крицман 48 . В том же духе высказывался Струмилин: "Несостоятельность денежного учета для планомерного регулирования государственного хозяйства Советской России в условиях момента настолько очевидна, что ни в ком не возбуждает сомнений. Денежный учет хозяйственных благ должен уступить свое место безденежному. Это вне спора". И далее он объяснял причины этого явления: "Рушатся буржуазные устои общества... Рыночная оценка крестьянских благ становится все менее надежной или даже вовсе не осуществимой. Цены, в качестве денежного выражения трудовой ценности этих благ, теряют под собой всякую почву. Значит, рубль уже не может быть мерилом ценности. Но образующий ценность фактор - трудовые затраты - не только сохраняет все свое значение, но даже неизмеримо увеличивает его в трудовом обществе... И если мы не можем выразить эту ценность в рублях, мы ровно ничего с этой точки зрения не потеряем, а даже много выиграем в ясности, выразив ее непосредственно в единицах труда, общественно необходимого для воспроизводства соответствующих благ". На смену денежной Струмилин предложил трудовую единицу ценности - "тр. ед." как мерило оценки труда не только рабочего, но и крестьянина 49 .


44 Народное хозяйство, 1920, N 15 - 16. с. 51; 1921, N 1 - 2, с. 55; N 3, с. 34; Вестник труда, 1921, N 1 - 2, с. 64 - 77; Экономическая жизнь, 9 и 16.X, 4 и 7.XI. 1920; Струмилин С. Г. Проблемы экономики труда. М. 1925.

45 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 343, л. 84.

46 Ларин Ю. Преобразование быта. - Правда, 17.Х.1920.

47 Ларин Ю. Деньги. - Экономическая жизнь, 7.XI.1920.

48 Крицман Л. Организация народного хозяйства в Советской России. В кн.: Очерк хозяйственной жизни и организация народного хозяйства Советской России. 1917 - 1920. М. 1920, с. 134.

49 Струмилин С. Проблема трудового учета. - Вестник труда, 1921, N 1 - 2, с. 64, 76.

стр. 69


Аналогичные проекты увлекали многих и вели далеко. Чаянов, например, предложил выбросить за борт не только категории капиталистического хозяйства (ренту, прибыль на капитал и т. п.), но вместе с ними и старую политическую экономию, их изучавшую, - Д. Рикардо, Э. Бём-Баверка и... К. Маркса. По словам Струмилина, наборщик газеты "Экономическая жизнь" "не поверил своим глазам, читая оригинал статьи Чаянова, его рука не поднялась на Маркса, и он, вопреки автору, вместо Маркса набрал какого-то Мориса" 50 . Оригинальный ответ рабочего, по-своему "восставшего" против попрания авторитета основоположника научного коммунизма, по существу соответствовал мнению V Всероссийской конференции профсоюзов, высказавшейся в защиту заработной платы в рублях 51 .

Не разделяли взглядов на устранение товарно-денежных отношений и некоторые ученые. Так, В. Я. Железнов в докладе "Роль денег в товарообмене", прочитанном 25 июня 1920 г., говорил: "Деньги нужны постольку, поскольку есть нужда ставить хозяйство рационально; можно мыслить, конечно, и иррациональные формы хозяйства, можно мечтать о временах величайшего изобилия, когда незачем будет кропотливо считать и мерить хозяйственные ценности, а предоставлять всем и каждому беззаботно черпать, что захотят, из невидимо пополняемого общего запаса и, значит, совершенно позабыть о деньгах и денежном счете, - но сейчас едва ли в России найдется человек, которому была бы охота предаваться таким мечтаниям"52 . В статье того же автора отмечалось, что деньги были бы излишними при двух условиях: при изобилии материальных благ и при подъеме морального чувства, но до таких условий было далеко, поэтому "отказ от денег означал бы переход к иррациональному хозяйству при общей скудности удовлетворения потребностей" 53 . Но, как говорил Ленин на X съезде партии, "если кто- либо из коммунистов мечтал, что в три года можно переделать экономическую базу, экономические корни мелкого земледелия, то он, конечно, был фантазер. И - нечего греха таить - таких фантазеров в нашей среде было немало" 54 . Ведь не случайно в орбиту дискуссий были вовлечены не только "мечтатели", но и правительственные учреждения.

Одним из самых ревностных и активных проводников линии на упразднение денег был нарком финансов Н. Н. Крестинский. Во вступительном слове на конференции финотделов 2 сентября 1921 г. он остановился на истории финансовой политики государства за 1917 - 1921 гг. Многие мероприятия Советского правительства в области экономической политики интерпретировались им, исходя из вероятной возможности уже после Бреста пойти "по прямому пути устроения коммунистического строя, несмотря на сохранение мелкобуржуазного окружения". "Мы думали, - говорил Крестинский, - что мы сможем достигнуть цели без временного возвращения к формам товарного хозяйства, - этим объясняется наше отношение к проблеме денег. Мы думали, что в конце концов наступит такой период, когда денежные знаки станут ненужными и можно будет от них освободиться без всякого вреда для хозяйства. Из таких перспектив проистекало наше легкое отношение к эмиссионному хозяйству и отсутствие мероприятий по поднятию курса бумажных денег" 55 . Из двух точек зрения на Наркомфин - превращение его


50 Там же, с 65. Статью А. В. Чаянова см.: Экономическая жизнь, 9, 16.Х и 4.XI.1920.

51 Конференция решительно высказалась за то, чтобы вся заработная плата выражалась в твердо зафиксированных рублях, если даже она выдавалась вместо денег натурою (Пятая Всероссийская конференция профсоюзов (3 - 7 ноября 1920 г.). Стеногр. отч. М. 1921, с. 110).

52 Денежное обращение и кредит. Т. 1, с. 271 - 272.

53 Там же, с. 491.

54 Ленин В. И. ПСС. Т. 43, с. 60.

55 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 343, л. 81.

стр. 70


в государственную бухгалтерию советского хозяйства (это записано в Программе) или его "нулификация" вместе с рублем - Крестинский разделял последнюю. Не без оснований на той же конференции петроградским делегатом М. П. Новицким в адрес наркома был брошен упрек: "Точка зрения Н. Н. Крестинского была ликвидаторской точкой зрения на Наркомфин" 56 .

Весной 1920 г. начала работу межведомственная валютная подкомиссия. Программа ее деятельности была составлена под своеобразным девизом "О деньгах в социалистическом строе и общих функциях денег при товарообмене". Несколько позднее тема была сужена до "способов учета" и в конечном счете свелась к "тредам". Рабочей группой подкомиссии был рассмотрен составленный Струмилиным проект декрета СНК о трудовой единице учета в государственном хозяйстве РСФСР. Инструкцию к нему составил Шмелев. Подготовленные документы после ряда обсуждений в ведомственных инстанциях были переданы на утверждение в Малый Совнарком57 . 26 января 1921 г. он обсудил тезисы комиссии (представление Наркомфина от 14 декабря 1920 г.), назначенной 1 октября 1920 г. для разработки постановления об аннулировании взаимных расчетов между советскими учреждениями и установления основ материальных расчетов (докладчик С. Е. Чуцкаев). Малый СНК одобрил только часть тезисов как директиву дальнейших работ комиссии58 и предложил ей "немедленно возобновить свои работы под председательством тов. Альского" с правом привлекать к участию лиц, могущих оказаться полезными для дела, с тем чтобы закончить работу к 1 апреля 1921 г., но проект был подготовлен только к концу года59 .

Члены Малого Совнаркома и руководители Наркомфина не могли в то время предположить, что проект, над которым долго и старательно работали многие люди, останется мертворожденным. Это был проект о трудовом мериле ценностей (все том же "треде") 60 . Но суть не в его печальном финале. Вся работа межведомственной комиссии по данному вопросу с самого начала была обречена, потому что линия Наркомфина и ВСНХ вступала в противоречие с коренными интересами многоукладного хозяйства и социалистического государства рабочих и крестьян. Знаменательно, что Институт экономических исследований - орган научной консультации Наркомфина, осуществляя его указания на уничтожение денег и замену их "тредами", отдавал предпочтение деньгам как меновой форме ценности. Взгляды института, следовательно, расходились с точкой зрения наркомата, однако это не мешало ему принимать активное участие в деятельности НКФ по выработке проектов материального бюджета и введению трудовой единицы учета 61 . Беды в этом не


56 Там же, л. 92.

57 Денежное обращение и кредит. Т. I, с. 395, 414 - 422.

58 На это решение Малого СНК, а также на июньскую сессию ВЦИК 1920 г. обычно ссылаются для доказательства того, что Совнарком проводил политику, направленную на ликвидацию денег (Соколов Н. Г. Ук. соч., с. 121; Атлас З. В. Ук. соч., с. 139, 140, 151). Точка зрения З. В. Атласа была подвергнута справедливой критике Е. Г. Гимпельсоном (Гимпельсон Е. Г. Ук. соч., с. 138 - 139). На сессии ВЦИК речь шла не об одобрении курса Наркомфина на уничтожение денежной системы, а о проведении практических мероприятий в области финансовой политики Советской власти. Особое внимание было обращено на развитие безденежных расчетов. Еще до сессии ВЦИК для ведения денежного хозяйства в расчетах между предприятиями и учреждениями, т. е. для учета денег "в целях проведения в жизнь безденежных расчетов", создавались т. н. "приписные кассы" (см. Соболев А. А. О кассах Наркомфина (приписные кассы). В кн.: Труды Первого Совещания зав. фин. отделами г. Петрограда и Петроградской губернии. Пг. 1920, с. 54). Именно в этом заключалась суть одобрения деятельности Наркомфина.

59 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 5, д. 140, л. 8; Известия Наркомфина, 1921, N 1 - 4, с. 8 - 9.

60 Народный комиссариат финансов. Финансовая политика за период с декабря 1920 по декабрь 1921 г. Отчет к IX Всероссийскому съезду Советов, с. 75 - 76.

61 Народный комиссариат финансов (7.XI.1917 - 25.X.1922), с. 192, 194.

стр. 71


было. Сложность вопроса состояла в том, что точку зрения своего ведомства институт отождествлял с политикой Советского государства. Об этом говорится в отчете института: "По целому ряду вопросов (взгляды института. - И. Ю. ) значительно расходились со взглядами, которых в это время держалась Советская власть" 62 . Не в этом ли отождествлении следует искать причину того, почему оно оказало влияние на ход последующих исследований экономической политики партии и государства?

Несмотря на курс Наркомфина на скорейшее уничтожение денег 63 , взгляды партии на неизбежность переходного периода никогда не подвергались сомнению, никакого декрета об уничтожении денег, как отмечалось выше, издано не было, принципиально не отрицалась возможность их существования и в переходную эпоху. Как отмечал Ленин в брошюре "О продовольственном налоге", "запретить, запереть совершенно всякое развитие... торговли" нельзя, это было бы "глупостью и самоубийством"64 . И действительно, несмотря на ограничения, на базарах торговля не прекращалась. Знаменательно, что в казачьих областях не запрещались даже ярмарки - об этом уведомлял наркома земледелия С. П. Середу председатель Казачьего отдела ВЦИК Д. Полуян в справке от 27 марта 1920 г. с заметкой вверху "тов. Ленину". В справке говорится, что Наркомпродом в казачьи области по этому вопросу были посланы соответствующие инструкции 65 .

По сведениям ЦСУ, в 1918 - 1919 гг. в 15 производящих губерниях государственные заготовки хлеба составили 31% обычных излишков ржи и пшеницы 66 . В то же время, если продорганы за этот период заготовили 2,7 млн. пуд., то на базары было доставлено 68,4 млн. пуд.67 . 23 января 1919 г. был издан декрет, согласно которому в свободном обмене могли участвовать советские учреждения и предприятия; им разрешалось закупать немонополизированные товары у частных поставщиков (монополия распространялась на хлеб и некоторые другие продукты), если их невозможно было приобрести в соответствующем распределителе68 . Даже летом 1920 г. эти сделки не были запрещены: декретом от 15 июля советские учреждения могли делать закупки у частных производителей, но только по твердым ценам 69 .

Советские декреты, следовательно, не исключали денежного обращения и не запрещали денег как средства обмена в товарно-денежных отношениях. Мало того, не имея директив Совнаркома, финансовое ведомство могло бесконечно обсуждать проблему денежных отношений, создавать комиссии и пропагандировать курс на уничтожение денег, но не могло послать на места инструкции о замене денег "тредами" (ведь именно на таких дискуссионных материалах, на проектах и их интерпретациях построены выводы многих исследователей). Но не только законодательная политика была "охранной грамотой" против левацких наскоков на деньги и товарно-денежные отношения. Сама хозяйственная действительность огромной страны с ее многоукладной экономикой не допускала иных отношений между городом и деревней, кроме товарно-денежных.


62 Там же, с. 194.

63 В книге, подготовленной финансово-экономическим бюро НКФ, сказано, что работа финансового ведомства в перспективе имела целью полное уничтожение финансов вообще по мере отмирания денег" (см. Народный комиссариат финансов (7.XI.1917 - 25.Х.1922), с. 5).

64 Ленин В. И. ПСС. Т. 43, с. 222.

65 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 4, д. 314(1), л. 30.

66 Вестник статистики, 1919, N 8 - 12, с. 90.

67 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 39, с. 275.

68 СУ, 1919, N2, ст. 22.

69 СУ, 1920, N 67, ст. 305.

стр. 72


Это обстоятельство учитывал Ленин, указывая, что "мелкая буржуазия сопротивляется против всякого государственного вмешательства, учета и контроля как государственно-капиталистического, так и государственно- социалистического. Это - совершенно непререкаемый факт действительности, в непонимании которого и лежит корень экономической ошибки "левых коммунистов" 70 . Об этом же говорилось и во вводной части официального сборника СТО: "Было бы совершенно ошибочно утверждать, что перед новой экономической политикой в Республике совершенно не было никакой торговли, цен и иных элементов товарного обращения"71 . П. М. Крон в статье "Частная торговля" отмечал, что "в сущности частная торговля никогда за все эти годы (1918 - 1920. - И. Ю. ) и не прекращалась. Она была только придавлена, заглушена и вынуждена была действовать большей частью нелегально. С объявлением новой экономической политики она выступила наружу, сохраняя на первых порах во многом черты, приобретенные еще от нелегального периода". Далее он уточнял, что к моменту объявления нэпа базарная (рыночная) торговля существовала легально, а "перемена политики прежде всего и сказалась на оживлении базарной торговли" 72 .

В докладе заведующего бюджетным отделом Наркомфина С. А. Голованова на конференции финотделов 2 - 4 сентября 1921 г. также говорилось о том, что в 1918 - 1921 гг. "государственный бюджет уживался все же с задачей, поставленной Наркоматом финансов, достигнуть полного уничтожения денег" 73 . Бюджетно-сметное дело, имевшее задачей финансирование советских учреждений и предприятий, функционировало беспрепятственно и занимало одно из важных мест в работе Наркомфина. Результатом этого явились пять законченных росписей бюджета - четыре полугодовых на 1918 - 1919 гг. и полный на 1920 г.74 . Хотя и на поприще бюджетного дела, сравниваемого с зеркалом финансовой политики государства, были трудности (утверждение бюджетов проходило с большим опозданием), оно вместе с рублем - мерилом ценности - оказалось вне досягаемости своеобразного рецидива "трудовых денег" Ротбертуса на социалистической почве. Учитывая, что деньги есть следствие трудораздельной организации хозяйства, сохраняющейся и в условиях социалистического строя, основоположники научного коммунизма отвергли проекты "трудовых денег" и их аналоги ("трудо- час", "нормальный труд") П. Ж. Прудона, Р. Оуэна.

Несмотря на хозяйственную разруху и ведомственный "романтизм", направленный на уничтожение денег, рубль выжил и не мог не выжить потому, что коренные интересы миллионных масс населения страны были тысячами нитей связаны с товарно-денежными отношениями. На страже этих интересов стояло молодое Советское государство. Эта мысль в своеобразной форме подчеркнута в сборнике СТО: суть валютной политики в годы гражданской войны заключалась в том, что Советское государство почти изъяло золото из оборота, "бумажный рубль стал монопольной валютой страны. И благодаря этому рубль мог обесцениваться до бесконечности, не выпадая из оборота, ибо у него не было конкурентов. Этим и объясняется, почему в России рубль мог обесцениться в 9000000 раз и все-таки остаться валютой страны, тогда как во Франции, где золото непрерывно конкурировало с бумажным франком, франк был выброшен из оборота, уже когда обесценился всего только в 400 раз". Но "охрану курса рубля" валютная политика Советского государства не упускала из поля зрения "ни на минуту" 75 .


70 Ленин В. И. ПСС. Т. 36, с. 296 - 297.

71 На новых путях. Вып. 1. Торговля М. 1923, с. XI.

72 Там же, с. 175.

73 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 343, л. 99.

74 Там же, лл. 97, 98.

75 На новых путях. Вып. II-III, с. 175, 177.

стр. 73


Как уже отмечалось, некоторые авторы курс на отрицание денежного хозяйства приписывают не только Наркомфину, но и Совнаркому и для доказательства ссылаются на записку Ленина в комиссию Наркомфина, С. Е. Чуцкаеву, от 30 ноября 1920 г. и на проект декрета об отмене денежных налогов 76 . Выше было показано, что этот проект не имеет отношения к данному вопросу. Что же касается записки Ленина, то приведем ее полностью, как это делают и другие авторы: "В Комиссию об отмене денежных налогов. Надо побольше вдуматься (и детальнее изучить соответствующие факты) в условия переходной эпохи. Переход от денег к безденежному продуктообмену бесспорен. Чтобы этот переход был успешно завершен, надо чтобы был осуществлен продуктообмен (не товарообмен). Пока мы не в силах осуществить товарообмен, т. е. давать крестьянству промпродукты, - до тех пор крестьянство вынуждено оставаться при обломкахтоварного (а следовательно, денежного) обращения, при суррогате его. Отменить суррогат (деньги), пока крестьянству не дали еще того, что устраняет надобность в суррогате, экономически неправильно. Надо это обдумать очень серьезно" 77.

З. В. Атлас, процитировав эту записку, пришел к выводу: "Следовательно, еще в ноябре 1920 г., когда были написаны эти строки, всего за несколько месяцев до перехода к нэпу, В. И. Ленин стоял на позиции перехода от денег к безденежному продуктообмену и лишь временного сохранения "обломков" товарного и денежного обращения"78 . В этом резюме, как нам представляется, ленинская мысль обеднена. Автор выделяет лишь два положения: о переходе от денег к продуктообмену (когда, неясно) и о временном сохранении "обломков" товарно-денежного обращения. А между тем в ленинском тексте четко установлена историческая граница перехода. Прежде чем осуществить переход, надо пройти определенный этап. Зависимость одного от другого Лениным достаточно ясно изложена. А раз так, то первая мысль ("переход от денег") носит программный, а не конъюнктурный характер. Но пока не было даже продуктообмена, не говоря уже о товарообмене, а страна имела только денежный суррогат79 , отказываться от того единственного, чем пока она жила (бумажного суррогата), и неизвестно во имя чего, с хозяйственной точки зрения было недопустимо. Именно от этого Ленин и предостерегал партию.

Возьмем другой сюжет - сохранение "обломков". З. В. Атлас считает, что Ленин изменил свою позицию: раньше стоял лишь за временное их сохранение, а затем согласился с предложением Наркомфина. Однако ни данная записка Ленина, ни все его предостережения относительно поспешных решений в трудных и еще не выясненных вопросах не дают оснований для таких обобщений. Да и сам З. В. Атлас неоднократно правильно отмечает, что именно Ленину принадлежит заслуга в спасении денег. И не только денег, но и товарно-денежных отношений. Ленин вывел на правильную дорогу всю налоговую машину, которую некоторые "теоретики" Наркомфина могли окончательно завести в тупик. И уж совершенно несостоятельна ссылка Н. Г. Соколова на авторитет Ленина для доказательства тезиса, будто Совнарком и Ленин отрицали денежное хозяйство.

Проблема денежных отношений имела еще одну сторону - быть или не быть наркомфиновскому аппарату, поскольку упразднение налогов ставило под сомнение целесообразность существования этого ведомства. Например, В. П. Дьяченко писал: после постановления ВЦИК от


76 См., например, Соколов Н. Г. Ук. соч., с. 121. "Ленин В. И. ПСС. Т. 52, с. 22 - 23.

78 Атлас З. В. Ук. соч., с. 167.

79 "Суррогаты" денег (серии, купоны, обязательства) были аннулированы в конце 1920 г., а царские деньги и керенки только в середине 1921 г.

стр. 74


3 февраля 1921 г. Наркомфин 9 февраля разослал на места циркуляр о приостановлении взимания всех денежных налогов, и это послужило основанием "для полного расформирования налогового аппарата, наиболее квалифицированные сотрудники которого были переведены на другие участки финансовой работы" 80 . Здесь автор еще допускал возможность перевода сотрудников налогового аппарата на другие участки финансовой работы, а в его последней работе мысль о "полном расформировании" подается уже без всяких оговорок81 . Это утверждение опровергается циркуляром Наркомфина, в котором говорится, что до решения ВЦИК и распоряжения из центра налоговые управления на местах необходимо сохранить со всеми штатами. И далее: "Наличный состав сотрудников их должен быть временно используем для других работ, однако в пределах ведения финансовых отделов, без перевода в другие отделы исполкомов, так как, независимо от последующего решении ВЦИК по проекту отмены налогов, сохранение кадра является необходимым" 82 . Следовательно, директива Наркомфина не давала местным работникам повода "для полного расформирования налогового аппарата", а историкам - для приведенных выше выводов.

Еще один документ - письмо заместителя наркома Чуцкаева Симбирскому губисполкому от 29 декабря 1920 г. Оно не только было проникнуто заботой о судьбе финансовой реформы, которая уже стала перед компетентными органами в качестве актуальной задачи, но и выражало большую тревогу за кадры финансовых работников, заработная плата которых была весьма скромной. В письме говорилось, что, "несмотря на важность и срочность проводимой Наркомфином реформы финансового дела и на необходимость ввиду этого напряженной работы всего штата губфинотдела, многие из отделов губисполкома всеми способами стремятся оторвать от губфинотдела наиболее ценных работников". Выражая уверенность в том, что организационные работы по проведению реформы быстро закончатся, Чуцкаев обращался в губисполком не с требованием, а по существу с мольбой: "Прошу Вас, дорогие товарищи, принять все меры, чтобы гарантировать губфинотдел от распыления его сотрудников". Для облегчения материального положения финработников он просил губисполком выдать им пайки и сделать все для удержания работников губфинотдела83 . Имеется также решение коллегии Наркомфина от 6 апреля 1921 г. в связи с обсуждением вопроса о налогах. В нем сказано: "Оставить в силе циркулярное распоряжение Наркомфина о приостановке взыскания денежных налогов, но декрета об их отмене не вносить" 84 . Спустя два месяца после директивной телеграммы Наркомфин напомнил, что никаких оснований для расформирования аппарата нет, ибо это противоречит экономической политике партии и государства. Наконец, об этом же писал один из компетентных налоговиков финансового ведомства, Н. А. Добросмыслов: "Вся налоговая машина к началу 1921 года была остановлена и, казалось, навсегда. Тем не менее налоговый аппарат не был ликвидирован... и приспособлен пока для грядущих работ в финансовой области" 85 .

Исходя из вышеизложенного, мы не разделяем мнения З. В. Атласа, что вопрос о стабилизации денежного обращения был снят с повестки дня: "Если бы в 1920 г. можно было бы предвидеть и запланировать


80 Дьяченко В. П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства. М. 1947, с. 157.

81 Дьяченко В. П. История финансов СССР (1917 - 1950 гг.). М. 1978, с. 59.

82 Известия Наркомфина, 1921, N 1 - 4, с. 33.

83 ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, д. 239, л. 304.

84 Там же.

85 Ленин о финансовых и денежно-кредитных вопросах. Гос. изд. Украины 1925, с. 39.

стр. 75


переход в ближайшее время - уже в 1921 г. - к нэпу, то, естественно, не проводились бы такие мероприятия, как отмена платности за продукты и услуги, и вопрос о стабилизации денежного обращения не был бы снят с повестки дня"86 . Довод относительно отмены платности для объяснения проблемы товарно-денежных отношений неудачен, ибо платность, как и налоги, была отменена не по идеологическим соображениям, о чем уже говорилось выше. Что же касается денежного обращения, то для доказательства тезиса о снятии этого вопроса с повестки дня автор не смог привести авторитетных свидетельств - документов партии и правительства или ведомственных директив.

Итак, "треды" остались в истории лишь как объект дискуссий. Левацкие импровизации отдельных руководителей финансового-ведомства вряд ли могут служить основанием для серьезных обобщений при исследовании и выявлении главных направлений финансовой политики Советского государства в те годы. Анализ этой политики и товарно-денежных отношений в 1918 - 1920 гг. убедительно свидетельствует об ошибочности мнения, будто "военный коммунизм" был заранее запланирован и его собирались проводить в жизнь после окончания гражданской войны.


86 Атлас З. В. Ук. соч., с. 156.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ФИНАНСОВАЯ-ПОЛИТИКА-СОВЕТСКОГО-ГОСУДАРСТВА-И-ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ГОДЫ-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ-1918-1920-гг

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. А. ЮРКОВ, ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918 - 1920 гг.) // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 14.03.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ФИНАНСОВАЯ-ПОЛИТИКА-СОВЕТСКОГО-ГОСУДАРСТВА-И-ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ГОДЫ-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ-1918-1920-гг (дата обращения: 16.08.2018).

Автор(ы) публикации - И. А. ЮРКОВ:

И. А. ЮРКОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
129 просмотров рейтинг
14.03.2018 (155 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Каталог: Физика 
12 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
ФЕОДАЛЬНЫЙ МЯТЕЖ 1480 ГОДА
Каталог: История 
19 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ДОКТОРСКИЕ ДИССЕРТАЦИИ ПО ИСТОРИИ (1983 г.)*
Каталог: История 
19 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПОЛВЕКА НА СЛУЖБЕ ФИЗИЧЕСКОЙ СОХРАННОСТИ ДОКУМЕНТОВ
20 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Будущее пластической хирургии: красота и молодость (пресс-релиз)
Каталог: Медицина 
28 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. Н. И. ПРИЙМАК. СОВЕТСКОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ЛЕНИНСКОГО НАСЛЕДИЯ
Каталог: Политология 
30 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СЕССИЯ СОВЕТСКО-ВЕНГЕРСКОЙ КОМИССИИ ПО СОТРУДНИЧЕСТВУ В ОБЛАСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК
Каталог: Разное 
30 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. Ю. Б. СОЛОВЬЕВ. САМОДЕРЖАВИЕ И ДВОРЯНСТВО В 1902 - 1907 гг.
Каталог: Социология 
30 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Как спасти таиландских детей Спасти можно, и очень быстро! Для этого нужно взять пластикою трубу диаметром 400 – 500 миллиметра и сварить плеть нужной длины. Внутри трубы, по всей его длине протаскивается двойная верёвка, крепящаяся по краям трубы через поворотные блоки. По это верёвке можно транспортировать, и детей, и грузы. Детей желательно помещать в скользкий чехол.
Каталог: Журналистика 
40 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
ДОКТОРСКИЕ ДИССЕРТАЦИИ ПО ИСТОРИИ (1980 - 1981 гг.)*
Каталог: История 
40 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918 - 1920 гг.)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK