BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-417
Автор(ы) публикации: И. М. СУПОНИЦКАЯ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Популизм - крупнейшее фермерское движение США конца XIX в. - постоянно привлекает внимание исследователей, вызывая самые противоречивые суждения. В 1970-е годы понятие "популизм" снова вошло в обиход общественной жизни США. Популистами стали называть себя политические деятели различной ориентации - от Д. Уоллеса, С. Агню до Д. Картера. Обсуждалась возможность создания новой широкой коалиции, которая объединила бы белых и черных людей с низкими и средними доходами. В 1972 г. появился даже манифест будущего "нового большинства", содержащий традиционные для американского популизма требования: перераспределения богатства и власти, меры против их концентрации1 . Хотя эти идеи не получили массовой поддержки, активизировался интерес к их истокам. В настоящем обзоре анализируются тенденции, наметившиеся в американской историографии 1970 - начала 1980-х годов в изучении и понимании популизма2 .

Популистское движение стало пиком фермерских выступлений, охвативших аграрные штаты Запада и Юга в последней трети XIX века. С 1870-х годов фермеры Среднего Запада боролись с произволом железнодорожных корпораций в сфере тарифов на, перевозку грузов (грейнджерское движение). В следующем десятилетии выступления распространились по всему Западу и Югу, где действовали три организации: Северный, Южный и Национальный альянсы цветных фермеров. Их участники, мелкие и средние землевладельцы, пытались противопоставить крупному капиталу свои кооперативы. В начале 1890-х годов разрозненные региональные выступления переросли в общенациональное массовое политическое движение, направленное против растущего гнета монополистического капитала. В популистскую, или Народную, партию, созданную в 1892 г., вошли, кроме фермеров, рабочие, мелкие предприниматели, интеллигенция. Уже через два года она получила на выборах 1,5 млн. голосов, что явилось высшим достижением третьих партий в США за всю их историю.

Взгляды популистов отразили двойственность и противоречивость, характерные для представляемых ими мелкобуржуазных слоев. Они заявляли: "Плоды труда должны принадлежать тем, кто их производит" - и призывали к единству всех людей труда против монополий, а в деятельности крупных корпораций видели всего лишь злоупотребления против законов, надеясь устранить их посредством реформ. Популисты не понимали, что монополистические объединения составляли существо новой стадии развития капитализма. Тем не менее при всех своих слабостях и недостатках популизм явился первым в США массовым выступлением против монополистического капитализма.

До 1950-х годов в американской историографии преобладал прогрессистский взгляд на популизм как на демократическое, конструктивное движение, чья программа реализовалась в реформах начала XX века. Этот взгляд утвердился с публикаци-


1 Newfield J., Greenfield J. A Populist Manifesto. The Making of a New Majority. N. Y. - Washington. 1972.

2 Историографию популизма до конца 1960-х годов см.: Куропятник Г. П. Фермерское движение в США. М. 1971, с. 17 - 46.

стр. 155


ей работы Д. Хикса3 . Однако в середине нынешнего столетия указанная концепция подверглась пересмотру. "Ревизионисты" - социологи, политологи, историки - обвинили фермеров-популистов в "иррациональности" поведения, консерватизме, национализме, антисемитизме и даже фашизме, вызвав широкую дискуссию 1950 - 1960-х годов. В защиту популистов выступили либеральные историки и представители "новых левых", которые доказывали необоснованность большинства обвинений, предъявляемых фермерскому движению, и подчеркивали его радикализм, близость к социалистическим идеям. Наиболее энергичным адвокатом популистов стал Н. Поллак, назвавший их "совестью современной Америки", борцами за социальную справедливость4 .

Крайности в оценках популизма - прямое следствие противоречивости движения. В XIX в., в пору свободной конкуренции, мелкие производители и предприниматели чаще оказывались носителями демократических настроений. Но этой же среде, составлявшей значительную часть американского общества, были свойственны шовинизм и расизм. Монополистический капитал теснил мелких производителей и предпринимателей, поэтому они выступали в защиту порядков, существовавших в эпоху "свободного предпринимательства", отстаивали, с одной стороны, свободу рыночных отношений, демократизацию экономики, а с другой - усиление роли государства как противовеса монополиям. Дискуссия 1950 - 1960-х годов стимулировала изучение популизма. Появлялись и рецидивы неоправданной критики фермеров, которые исходили в основном от представителей "истории бизнеса" и "новой экономической истории" - двух ведущих направлений современной американской экономической историографии.

Книга Л. Галамбоса составляет вместе с работами А. Чэндлера и Т. Кокрэна трилогию, в определенной степени подводящую итог разработке проблем истории предпринимательства5 . Цель книги - показать эволюцию общественного мнения о корпорациях с 1880 по 1940 год. По прессе тех лет автор изучил антимонополистические настроения различных слоев населения и пришел к выводу об ослаблении антитрестовских настроений с начала XX в. из-за происходившего будто бы приспособления фермерства к складывавшейся системе. С этим, однако, нельзя согласиться, поскольку именно антимонополизм являлся характерной чертой демократического движения в США. Ненависть мелкого собственника к крупному бизнесу возрождалась при всяком ухудшении экономической ситуации, и в кризисные 1930-е годы, и особенно в наши дни в связи с процессом исчезновения фермерства, заменой его агробизнесом, чем в значительной мере вызвана новая вспышка популистских настроений.

Неприязнь фермеров к монополиям Галамбос пытается объяснить иррациональностью поведения первых. Таково же мнение одного из лидеров и теоретиков "новой экономической истории", Д. Норта6 , назвавшего популизм "движением неудачников" и заявившего, что он вообще не понимает антимонополизма фермеров, страдавших-де исключительно из-за нестабильности экономической конъюнктуры7 . Тезис о нестабильности сельского хозяйства США в конце XIX в. в условиях мирового аграрного кризиса как главной причине фермерского движения вообще характерен


3 Hichs J. D. The Populist Revolt: A History of the Farmers Alliance and the People's Party. Minneapolis. 1931.

4 Pollack N. Fear of Man: Populism, Authoritarism and the Historian. - Agricultural History (далее -АН), 1965, vol. 39, N 2, pp. 61 - 62; ejusd. The Populist Response to Industrial America. Cambridge. 1962, p. 5.

5 Cochran Т. С Business in American Life. N. Y. -Lnd. 1972; Galambos L. The Public Image of Big Business in America, 1880 - 1940. Baltimore. 1975; Chandler A. D. The Visible Hand. The Managerial Revolution in American Business. Cambridge. 1977.

6 Критику "новой экономической истории" см.: Болховитинов Н. Н. Современная американская историография: новые течения и проблемы. - Новая и новейшая история, 1969, N 6; его же. США: проблемы истории и современная историография. М. 1980; Дементьев И. П. Основные направления и школы американской историографии послевоенного времени. - Вопросы истории, 1976, N 11; Супоницкая И. М. Американская клиометрия. В кн.: История и историки. 1978. М. 1981.

7 North D. Structure and Performance. The Task of Economic History (доклад, представленный на советско-американском коллоквиуме 1978 г. Москва).

стр. 156


для клиометристов, которые не учитывают глубоких структурных перемен в хозяйстве и обществе США, происходивших на рубеже веков.

Клиометристы попытались поставить под сомнение доводы фермеров, упрекавших банки в грабительской практике, а железнодорожные компании - в злоупотреблениях тарифами. Р. Хиггс, например, утверждал: тарифы снижались так же быстро, как и цены на сельскохозяйственные товары. Л. Дэвис объяснил высокие проценты по закладным не дискриминационной политикой банков в отношении фермеров, а "несовершенством" рынка8 . Д. Норт также считал жалобы аграриев преувеличенными. Не обнаружив связи между колебаниями рынка и ростом антимонополизма в рядах фермеров, представители "новой экономической истории" обвинили фермеров в "неразумности". Избранная клиометристами модель страдает явной ограниченностью, ибо мировой аграрной конъюнктурой не объяснить полностью выступлений против монополий. Это почувствовал Р. Клеппер, который подчеркивал, что фермерское движение 1870 - 1900-х годов невозможно понять исходя только из ситуации, связанной с мировым аграрным кризисом9 , который, добавим, был лишь внешним обстоятельством, обострившим внутренние противоречия в сельском хозяйстве США.

Клиометристы отбросили все прежние объяснения причин популизма вместе с их положительным содержанием. Между тем истощение фонда "свободных земель", индустриализация Запада и Юга, внедрение северо-восточного капитала в эти аграрные районы ускорили развитие капитализма в сельском хозяйстве, вытеснение мелких и средних ферм крупными. Пересыхал источник, долгое время пополнявший ряды мелкотоварного фермерства. По мере втягивания в товарно-денежные отношения фермеры все больше теряли самостоятельность, росла их зависимость от крупного капитала. А. Мэйхью нашла прямую связь между включением районов в товарное хозяйство и участием их населения в популистском движении. Самыми активными участниками аграрных выступлений были фермеры тех районов, которые только начинали осваиваться и устанавливать торговые связи с промышленными центрами. На Среднем Западе в 1870 г. центром движения были восточные штаты (Иллинойс, Огайо, Висконсин), а в 1880 - 1890-е годы - западные (Северная Дакота, Южная Дакота, Канзас, Небраска)10 . Требования фермеров сосредоточивались вокруг совершенно конкретных вопросов: торговли, денег, кредитов, тарифов. Мировой аграрный кризис обострил кризис мелкотоварного хозяйства в США, снижалась доля средних ферм, число владельцев земли; росли ряды арендаторов, задолженность хозяйств. "Мелкая и средняя земельная собственность фермеров, - писал Ф. Энгельс в 1882 г., - основа всего ее (Америки. -И. С.) политического строя, побеждается мало-помалу конкуренцией громадных ферм"11 .

С критикой популизма выступил в 1970-е годы К. Д. Биша, автор книги и нескольких статей о фермерском движении на Западе и его лидерах12 . Главный тезис автора - популисты были консерваторами, поскольку-де отстаивали свободную конкуренцию, государственное невмешательство, а значит, не заслужили почетного места в либеральной традиции США, да к тому же они вообще не оказали сильного влияния на американскую жизнь13 . Ему возразили либералы и радикалы, которые указали, что подобная позиция близка взглядам "ревизионистов" 1950-х годов


8 Davis L. The Investment Market, 1870 - 1914. -Journal of Economic History (далее - JEH), 1965, September, vol. 25, N 3; Higgs R. Railroad Rates and the Populist Uprising, -AH, 1970, July, vol. 44, N 3.

9 Clepper R. The Economic Bases for Agrarian Protest Movements in the United States, 1870 - 1900. N. Y. 1978, p. 84.

10 Mayhew A. A Reapraisal of the Causes of Farm Protest in the United States. 1870 - 1900. -JEH, 1972, June, vol. 32, N 2.

11 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 19, с. 305.

12 Bicha K. D. The Conservative Populists: A Hypothesis. - AH, 1973, January, vol. 47, N 1; ejusd. Western Populists: Marginal Reformers of the 1890s. - AH, 1976, October, vol. 50, N 4; ejusd. Western Populism: Studies in an Ambivalent Conservatism. Lawrence. 1976.

13 Bicha K. D. The Conservative Populists, pp. 10, 21; ejusd. Some Observations on Ideology and Behavior: Legislative Politics and Western Populism. - AH, 1984, January, vol. 58, N 1, pp. 61, 65.

стр. 157


и совершенно не отражает исследований последних 15 лет14 . Наиболее полная критика взглядов Биша дана П. Аргерзингером. Отметив положительный момент его исследований - анализ законодательной деятельности популистов в семи штатах (раньше обычно разбирались только их избирательные кампании), Аргерзингер решительно выступил против оценки Бишем популизма, указывая на то, что большая часть его представителей - сторонники государственного регулирования, некоторые даже "государственного социализма", а вовсе не защитники невмешательства. Популисты действительно не добились серьезных реформ, но в основном из-за оппозиции республиканцев15 . К тому же Биша учел далеко не все реформы популистов, что и вынужден был признать в своем ответе.

Из данной дискуссии видны различия в подходе историков к изучению популизма. Биша сосредоточил свое внимание на консерватизме этого движения, а Аргерзингер стремится понять фермерские выступления в их цельности и противоречивости, не идеализируя популистского движения. Это вообще характерно для либеральной и радикальной историографии, задававшей основной тон в 1970 - начале 1980-х годов. Одна из статей так и названа "Понимание популистов". В ней историк пытается вывести социальную типологию столь пестрого по составу движения, "промелькнувшего на американском горизонте, подобно метеору", и приходит к выводу, что оно результат преодоления фермерами социальной изоляции16 . После полемики 1950 - 1960-х годов стала невозможной прежняя одноплановая прогрессистская трактовка движения, проникнутая ностальгией по уходящей аграрной Америке. Расширился регион изучения популизма: исследуется не только Средний Запад, но и Юг, горные западные штаты. Все это делает более пестрой картину популистского движения. Так, Д. Райт обнаружил, что в Колорадо в популизме участвовало больше горняков, чем фермеров17 . Во многих исследованиях используются социологические, психологические, количественные методы. Большинство работ по данной теме представляет собой конкретное исследование движения в отдельных штатах, графствах или деятельности какой-либо организации, определенного лидера. Лишь некоторые авторы связывают локальный материал с выводами, относящимися ко всему движению (Р. Макмат, Д. Янгдейл, П. Аргерзингер, С. Хэн).

Для либеральной и радикальной историографии 1970 - 1980-х годов характерно повышение интереса к политическим аспектам популизма, его опыту и урокам, интереса, который явно стимулировался массовыми движениями социального протеста, происходившими в 1960-х годах, а также подъемом популистских настроений с следующем десятилетии. При этом некоторые исследователи, сосредоточившись на политических моментах движения, игнорируют его социально-экономические мотивы. "Существо популизма, - заявил Аргерзингер, изучавший события в Канзасе, - в том, что он был политическим движением, а существо популистской партии - в том, что она была политической партией... Причиной популистского бунта являлись не столько экономические бедствия, сколько политическое отчуждение"18 . Но политическая борьба была для фермеров средством достижения экономических целей. У. Наджент, который также изучал движение фермеров в Канзасе, писал, что "популизм явился политическим ответом на экономические трудности", и подчеркивал, что главными проблемами, которые волновали популистов, были земля, деньги, транспорт19 . Проанализировав политическое движение в Канзасе и деятельность У. Пеффера, "отца популизма", первого сенатора, его представлявшего, Аргерзингер заключил, что наивысших достижений популизм добился, будучи массовым движением вне


14 Clanton G. Рец. на кн.: Bicha K. D. Western Populism. - JAH, 1977, December, vol. 64, N 3, p. 813.

15 Argersinger P. H. Ideology and Behavior: Legislative Politics and Western Populism. -AH, 1984, January, vol. 58, N 1, pp. 52, 56.

16 Turner J. Understanding the Populists. -JAH, 1980, September, vol. 67, N 2, pp. 354 - 373.

17 Wright J. E. The Politics of Populism. Dissent in Colorado. New Haven - Lnd. 1974, p. 258.

18 Argersinger P. H. Populism and Politics: William Alfred Peffer and the People's Party. Lexington. 1974, pp. 20 - 21.

19 Nagent W. T. The Tolerant Populists: Kansas Populism and Nativism. Chicago. 1963, p. 232.

стр. 158


партийной системы; с образованием Народной партии он начал терять демократические черты, приобретая качества, характерные для главных буржуазных партий США. В том, что популизм не сумел выйти за пределы двухпартийной системы, этот автор усматривает важнейшую причину его поражения. Он скептически относится к прогрессистскому тезису, будто фермерская программа реализовалась в начале XX века. "Видеть триумф популистских принципов в незначительных паллиативных реформах можно только глазами стариков, больных катарактой"20 , - пишет он.

Политическое содержание популизма стало предметом исследования С. Парсонса, в отличие от Аргерзингера уделившего внимание и его социологическим аспектам. Анализ структуры политической власти в Небраске привел его к выводу, что преобладавшие в населении штата фермеры (86,4% в 1880 г.) не имели доступа к власти. До 1890 г. ни один фермер не избирался губернатором, сенатором, конгрессменом. Только в 1891 г. популисты вырвали первенство у горожан, захватив 75% мест в сенате штата. Отсюда Парсонс сделал вывод, что в основе популизма лежал конфликт между аграрными и городскими слоями, борющимися за лидерство в штате. Экономические трудности лишь способствовали взрыву21 . И у Парсонса, таким образом, политические мотивы, на сей раз борьба за власть в штате, оказались центральными в объяснении происхождения фермерского движения. Сопротивление экономическому и политическому усилению города, конечно, важная черта общественной жизни США последней трети XIX в., особенно на Среднем Западе, где интенсивнее, чем в других районах, шли индустриализация и урбанизация, но ее нельзя считать главным мотивом выступления фермеров.

В оценке популизма Парсонс сближается с Р. Хофстедтером, полагая, что фермеры не имели детально разработанной идеологии; достаточно было обильного урожая, чтобы они вновь примкнули к ведущим политическим партиям. Популизм, писал он, был радикальнее в риторике, чем на деле, представляя скорее "временное отчаяние расстроенного прагматичного капиталиста"22 . Характеристика, хотя и весьма жесткая, но во многом верная, однако в ней отсутствует оценка такой стороны движения, как стремление фермеров к демократизации экономической и политической жизни. Парсонс первым изучил статистику избирательных кампаний для выяснения социальной структуры популистской и других буржуазных партий. Его метод быстро распространился среди других историков, правда, результаты их исследований пока довольно спорны. По мнению Парсонса, структура политической власти Небраски отражала скорее этнические, чем классовые отношения в этом штате. Этот вывод расходится с другим утверждением того же автора, что экономические платформы республиканцев и демократов разнились только отношением к тарифам23 .

То же противоречие свойственно книге Р. Дженсена, задавшегося целью с помощью избирательной статистики выявить природу социально-политического конфликта в шести восточных штатах Среднего Запада в 1888 - 1896 годах. Центральными проблемами, полагает автор, были религиозные, расовые и этнические, а вовсе не экономические или классовые24 . Главной же, по его словам, явилась борьба вокруг запрещения спиртного, развернувшаяся между протестантами-моралистами, которых поддерживал У. Дж. Брайан, и католиками, чьего расположения добился У. Маккинли, во многом обеспечив тем свой успех на выборах 1896 года. Среди других вопросов, беспокоивших американцев, Дженсен назвал тарифы, регулирование деятельности железнодорожных корпораций, т. е. чисто экономические, сближающие этот регион с остальными штатами Среднего Запада. Религиозная, этническая рознь была сильна в США, и прежде всего на Западе, куда стекались иммигранты в надежде обзавестись собственным хозяйством, но не они определяли партийную борьбу. Этнокультурный подход, характерный для "новой политической истории",


20 Argersinger P. H. Op. cit, pp. 306, 303.

21 Parsons S. B. The Populist Context: Rural Versus Urban Power on a Great Plains Frontier. Westport (Conn.). 1973, p. 145.

22 Ibid., p. 147.

23 Ibid., p. 21.

24 Jensen R. The Winning of the Midwest. Social and Political Conflict, 1896. Chicago. 1971, p. XII.

стр. 159


явно не годится при объяснении сущности политических разногласий. И сам Дженсен, подобно Парсонсу, косвенно признал это при разборе социальной базы партий. Он пишет: "Фермеры реже республиканцы, чем нефермеры... Самые стойкие республиканцы - бизнесмены, люди свободных профессий (юристы, врачи и пр.), квалифицированные рабочие"25 , т. е. снова выдвигаются различия отнюдь не религиозные и не этнические.

Дженсен не остановился на такой важной проблеме, как причины меньшего участия фермеров восточных штатов Среднего Запада в популистском движении по сравнению с западными, ограничившись лишь констатацией, что популисты никогда не собирали здесь выше 10% голосов, да и то среди горняков и железнодорожников, а не фермеров, между тем район был центром их выступлений в 1870-е годы. Автор упоминает, что фермеры в 1890 г. составляли там 39% населения (в Небраске - 80%). Этот факт позволяет прийти к заключению, что индустриализация и урбанизация, начавшиеся раньше в восточных штатах, привели к снижению роли фермеров, изменению структуры сельского хозяйства, обратившегося, подобно североатлантическим штатам, к мясному и молочному животноводству, ориентированному на снабжение городов продовольствием. Связь с внутренним рынком позволила фермерам легче перенести мировой аграрный кризис и ослабила их политическую активность.

За последнее десятилетие заметно выросло число работ о популизме на Юге26 , которому прежде уделяли мало внимания. С. Хэн при содействии и помощи радикальных историков К. Лэша, Ю. Дженовезе, Г. Гатмэна и др. написал работу о происхождении популизма на Юге. На материале двух графств верхней Джорджии за 1850 - 1890 гг. Хэн показал, что одной из важнейших причин популизма на Юге стали переход фермеров к товарному производству хлопка и утрата ими в результате строительства железных дорог и индустриализации былой самостоятельности27 . Хэн показал, что в популизме присутствовали элементы "доиндустриальной идеологии"28 , что особенно справедливо для Юга, но было свойственно и Западу.

Современные исследователи называют движение на Юге авангардом, самым радикальным и устойчивым элементом популизма. Эту мысль высказывал еще в 1950-е годы известный либеральный историк К. Ван Вудворд, показавший, что различия во взглядах популистов Юга и Запада коренятся в том, что фермеры Юга много беднее фермеров Запада. Отсюда и различие в социальной базе движения: среди южан было больше безземельных, арендаторов (в Южной Каролине они составляли 30,7% всех членов местного альянса29 ), что объясняет большую решительность и непримиримость южан. Если членом альянса на Западе мог стать даже бизнесмен (например, владелец серебряных рудников), то на Юге популистами были лишь фермеры, сельскохозяйственные рабочие, интеллигенция. Фермеры Запада, заключал Ван Вудворд, хотели реформы; южане были настроены более решительно. Т. Салутос отметил, что южане сильнее повлияли на "аграрную мысль нации", чем более консервативные фермеры Запада30 .

В 1970-е годы идею лидерства Юга в популизме поддержали и развили Р. Макмат, М. Шварц, Л. Гудвин. Два первых автора посвятили работы малоизу-


25 Ibid., p. 310.

26 Только в 80-е годы изданы следующие работы о популизме Юга: Palmer В. "Man over Money": The Southern Populist Critique of American Capitalism. Chapel Hill. 1980; Halm S. The Roots cf Southern Populism. Yeoman Farmers and the Transformation of the Georgia Upcountry, 1850 - 1890. N. Y. - Oxford. 1983; Barnes D. A. Farmers in Rebellion. The Rise and Fall of the Southern Farmers Alliance and People's Party in Texas. Austin. 1984; Shaw B.C. The Wool-Hat Boys. Georgia's Populist Party. Baton Rouge -Lnd. 1984; Hunt J. L. The Making of a Populist: Marion Butler, 1863 - 1895. - The North Carolina Historical Review, 1985. vol. LXII, N 1 - 3.

27 Hahn S. Op. cit., pp. 4 - 5.

28 Ibid., pp. 2 - 3, 270. Подробно историю популистской партии в Джорджии см.: Shaw В. С. Op. cit.

29 Vann Woodward С. Origins of the New South, 1877 - 1913. Baton Rouge. 1951, pp. 193, 200.

30 Salouts Th. Farmer Movements in the South, 1865 - 1933. Berkeley - Los Angeles, 1960, p. 282.

стр. 160


ченной деятельности Южного альянса. На основании архивных материалов либеральный историк Р. Макмат написал подробную историю Национального фермерского альянса и промышленного союза (таково полное название объединения южан) - самой крупной фермерской организации до образования в 1919 г. Федерации фермерских бюро. Он именует Южный альянс организационной основой популистской партии на Юге и Среднем Западе, залогом ее успехов в Канзасе, Северной Дакоте, Южной Дакоте, Колорадо, авангардом всего популистского движения31 . Автор отмечает, что причину выступления популистов нужно усматривать в тех социально-экономических, политических отношениях, которые сложились на Юге после Гражданской войны, когда фермеры оказались в полной зависимости от плантаторов и торговцев.

В отличие от леворадикальных историков (Л. Гудвин, М. Шзарц) Р. Макмат далек от идеализации Южного альянса. Он сознает иллюзорность кооперативного движения в условиях капиталистического хозяйства. "Хотя и были временные успехи, - пишет он, - но кооперативная система не могла преодолеть установленную на Юге практику торговли и кредита"32 . К 1890 г. фермеры сами почувствовали бесперспективность кооперации как средства борьбы с крупным капиталом, что и привело к разрушению союза. Макмат сумел показать: взгляд на популизм как на радикальное движение расходится с истинной деятельностью альянса, который в основном все же состоял из фермеров-землевладельцев, "актеров рынка. Их видение происходящего было неполным, но не иррациональным", - заключает он. Макмат подчеркивал, что альянс никогда целиком не признавал необходимости союза черных и белых фермеров, и, несмотря на заявления его лидеров о единстве всех производителей, они обращались по преимуществу к фермерам, а не к рабочим33 . Это - фактическое признание мелкобуржуазности движения, которое не поддержали широкие массы арендаторов и сельскохозяйственных рабочих.

М. Шварц, бывший участник студенческого антивоенного движения 1960-х годов, борьбы за гражданские права негров, близкий к "новым левым", обратился к истории Южного альянса, применив как исторический, так и социологический анализ. Шварц установил связь между фермерскими выступлениями и социальными отношениями в сельском хозяйстве Юга. Основные проблемы мелких землевладельцев и арендаторов Юга он видит в недостатке капитала, нестабильности цен, задолженности и банкротстве. В 1892 г. лишь 10% фермеров не имели долгов34 . Аренда на Юге росла за счет превращения несостоятельного должника в арендатора, концентрации земли в руках плантаторов (в 1900 г. концентрация превысила довоенный уровень). Однако, подробно разбирая аренду как источник недовольства фермеров, автор смещает акценты, поскольку основную массу участников движения составляли все-таки не арендаторы, а землевладельцы.

Как и Макмат, Шварц исследовал организацию и кооперативную деятельность альянса, борьбу с крупным капиталом, но пришел к иным выводам. Он видит в альянсе носителя прежде всего радикального протеста35 . Такая оценка явно преувеличивает значение фермерского выступления. Кооперативное движение, в котором радикалы видят черты нового "коллективистского общества", будучи на деле формой стихийного сопротивления крупному капиталу, плантаторам, не только не могло изменить историю США, но слишком быстро показало свою слабость и недостаточность в условиях господства капитала.

Особенность фермерского движения на Юге состояла в том, что оно было направлено не только против крупного капитала, но и против плантаторов. Планта-


31 Mc Math R. С. Jr. Populist Vangard. Chapel Hill. 1975, p. XIII.

32 Ibid., p. 54.

33 Ibid., p. 153.

34 Schwartz M. Radical Protest and Social Structure. The Southern Farmers Alliance and Cotton Tenancy, 1880 - 1890. N. Y. -Lnd. 1976, p. 77. Кстати, Д. Сток на данных по Северной Дакоте (Средний Запад) доказывает, что угроза лишения права выкупа земли по закладным являлась одной из важнейших причин всех аграрных выступлений за 1865 - 1920 годы (Stock J. H. Real Estate Mortgages, Foreclosures, and Midwestern Agrarian Unrest, 1865 - 1920. -JEH, 1984, March, vol. 44, N 1, p. 104).

35 Schwaz М. Op. cit., p. 15.

стр. 161


ционное хозяйство, основанное на труде арендаторов, недостаток кредита, денег не позволяли укрепиться на Юге, особенно в хлопковом поясе, системе свободного землевладения. Борьба фермеров этого района - это попытка утвердить фермерский путь развития капитализма в сельском хозяйстве, противостоять усилению плантационного хозяйства, что придало ей особую остроту. Фермеры Юга были действительно радикально настроены, но не против капитализма, а против крупного капитала, плантаторов. На Юге после Гражданской войны решался вопрос о пути развития капитализма в сельском хозяйстве. Угроза крупному землевладению и олигархической структуре власти заставила плантаторов и капиталистов забыть прежние распри и объединиться против общего врага - популистов. Фермерское движение не разрушило экономической и политической системы Юга. Несмотря на различия, аграрные выступления на Юге и Западе имели много общего в том, что касалось социальной основы, целей и методов борьбы. Эти выступления представляли интересы в основном мелких и средних землевладельцев, отстаивавших свободу торговли и производства, свою независимость от крупного капитала, что и обусловило их объединение в общенациональное движение в 1890-е годы.

Если в 1950 - 1960 гг. оживленная дискуссия велась относительно того, прогрессивен или реакционен популизм, то в 1970-е годы либеральные и радикальные историки решали вопрос о степени радикализма популистов, не усматривая при этом, однако, большой разницы между действительным радикализмом и либерализмом, реформизмом. Еще Ч. Дестлер, говоря о "традиционном джефферсоновском радикализме", явно подразумевал под ним либерализм и реформизм36 . Один из ведущих радикальных историков, К. Лэш, прямо назвал их синонимами ("современный радикализм, или либерализм", - писал он37 ).

Популизм как движение мелкобуржуазное, колеблющееся между трудом и капиталом, нес в себе определенные тенденции радикализма, но в конечном итоге верх все-таки брали умеренные, реформистские настроения. Большинство его участников защищало мелкую собственность от крупной, организованной, корпоративной, добиваясь перемен внутри существующей буржуазной системы. Их можно назвать скорее социальными реформаторами утопического толка, чем радикалами. Кооперативную деятельность мелких производителей или требование национализации железных дорог, средств связи нельзя считать радикальной альтернативой капиталистическому развитию. Однако именно так думают "радикальные" историки (М. Шварц, Л. Гудвин) и их предшественники (Ч. Дестлер, Н. Поллак).

А. Гудвин в книге "Демократическая надежда" (сокращенный вариант "Популистский момент") интерпретирует популизм как культурный феномен, "демократический этос"38 . В центре его работы - проблемы свободы, содержание современной американской демократии, возможности борьбы за них. Популизм он оценивает как первое движение, "бросившее вызов корпоративному государству", "единственную значительную попытку произвести структурные изменения в индустриальной Америке"39 . Гудвина занимает механизм появления и развития массовых выступлений - сама "культура движения", способного создать свою идеологию, организацию. Он высоко оценивает идею кооперативного сообщества, в котором можно работать сообща, оставаясь индивидуально независимым, но вместе с тем признает, что идеалы фермеров так и остались несбыточною мечтой. В разделе "Ирония популизма" Гудвин признает, что все опасения участников движения оправдались в современной Америке: "Корпоративная организация привела к уничтожению демократического наследия". В иронии популизма - ирония самой истории США: все, чему американцы сопротивлялись со времен Джефферсона - концентрации богатства и власти, - достигло наивысшего развития в нынешних Соединенных Штатах. Гудвин, подобно Шварцу, продолжает традицию Ч. Дестлера и Н. Поллака в оценке популизма, преувеличивая его радикализм.


36 Desller Ch. M. American Radicalism, 1865 - 1901. Lnd. 1946, p. VII.

37 Lasch С. The New Radicalism in America (1889 - 1963). N. Y. 1966, p. IX.

38 Goodwin L. The Populist Moment. A Short Story oi Agrarian Revolt in America. Oxford. 1978.

39 Ibid., p. XXIII.

стр. 162


Концепция Гудвина, получившая высокую оценку и популярность в научных кругах, встретила, однако, возражения. С ними выступили четыре либеральных историка во главе с С. Б. Парсонсом. Изучив статистику деятельности кооперативов 11 популистских штатов Запада и Юга, они показали, что кооперативное движение в целом не было массовым; что Гудвин использовал данные только по Техасу - оплоту популизма на Юге, где оно было сильнее, чем в других районах; наконец, что популизм вовсе не развивался от кооперативного движения к радикальному политическому действию, как это утверждал Гудвин, но эти два течения существовали одновременно40 . Гудвину и некоторым радикалам, прежде всего Ю. Дженовезе, действительно свойственна романтизация истории, что сказалось и в переоценке фермерских кооперативов, да и популизма в целом. Однако нельзя отрицать массовости самого популистского движения. По подсчетам М. Шварца, численность Южного альянса, которую раньше предполагали в 1 - 3 млн. человек, в действительности достигала 857 тыс. в 1890 г., или четверти взрослого мужского населения Юга, а в Техасе - даже половины41 .

Работа Б. Пальмера, написанная под руководством Л. Гудвина и близкая ему по идеям, показывает на материале газет фермерского альянса и писем популистов Юга, как они критиковали систему свободной конкуренции, "где каждый выступает сам за себя", предлагая взамен кооперативную республику. Правда, Пальмер справедливо замечает, что критика популистами капитализма не доходила до его отрицания и почти все фермеры выступали против самого радикального решения проблемы социализма42 . Таково же мнение Д. Янгдейла, исследовавшего движение в шести штатах Среднего Запада, который различал в нем три течения: малочисленные группы крайних - "тори", выступавших за невмешательство государства в экономику, свободную конкуренцию, запрещение трестов (грейнджеры, альянсы 1880-х годов); социалистов, сыгравших, по его словам, важную роль в формировании идеологии популизма; самое массовое среднее - "радикальных неомеркантилистов", поборников усиления роли государства и контроля над монополиями43 . Автор следует концепции и терминологии У. А. Уильямса, делившего американское прошлое на три периода: меркантилизм, государственное вмешательство (до 1820-х годов); эра государственного невмешательства (до 1882 г.); после - корпоративный капитализм44 . Но грейнджеры отнюдь не являлись сторонниками государственного невмешательства: они добивались правительственного контроля над железными дорогами. Борьба за усиление роли государства, демократизацию экономической и политической жизни была свойственна всем общественным выступлениям в США последней трети XIX века. Вместе с тем Янгдейл подметил, что популизм в целом всегда останавливался перед социализмом и не вступал в конфликт с капитализмом как системой45 .

"Радикальные" историки, подвергая острой критике монополистический капитализм, справедливо оценивают популизм как антимонополистическое движение ("первый вызов корпоративному государству"). Однако нечеткость их идейных, методологических позиций приводит к преувеличению ими радикализма фермеров, к отказу признавать мелкобуржуазность популистского движения. Утопична популистская программа переустройства буржуазного общества, как и программа нынешних радикалов. Тем показательнее само обращение леворадикальных историков к популизму, в котором они видят свои истоки, а корни популизма - в идеях Джефферсона, в его требовании обуздать деятельность банкиров. Этот призыв взял эпиграфом к своей


40 Parsons S. B., Parsons K. T., Killae W., Borgers В. The Role of Cooperatives in the Development of the Movement Culture of Populism. - JAH, 1983, March, vol. 69, N 4, p. 868.

41 Schwartz M. H. An Estimate of the Size of the Southern Farmers' Alliance, 1884 - 1890. - AH, 1977, October, vol. 51, N 4, p. 768. История фермерского альянса и популистской партии в Техасе с точки зрения теории протеста дана в кн.: Barnes D. А. Op. cit.

42 Palmer В. "Man over Money", pp. 200 - 205.

43 Youngdale J. M. Populism. A Psychohistorical Perspective. Port Washington- N. Y. 1975, p. 36.

44 Williams W. A. The Contours of American History. Cleveland - N. Y. 1961.

45 Youngdale J. M. Op. cit., p. 7.

стр. 163


книге Л. Гудвин. В самом деле, можно обнаружить определенную преемственность общественного движения в США от Джефферсона, Джексона, популистов и прогрессистов до сегодняшних радикалов. Она в общей социальной базе: это движения средних слоев.

Проблема преемственности популизма и прогрессизма неоднократно поднималась в американской историографии. Хофстедтер считал, что они близки по целям, но отличаются происхождением: первое - аграрное, второе - городское. В работах 1960-х годов они выглядят совершенно противоположными. В интерпретации Н. Поллака популизм гуманистичен и близок к социализму; прогрессизм же в оценке Г. Колко буржуазен, консервативен, рационалистичен46 .

В 1970-х годах историки продолжали подчеркивать это различие. Р. Черни, изучавший прогрессизм и популизм в Небраске, нашел, что они различаются не только социальными основами, но и программами: популисты выступали за перераспределение власти и богатства; прогрессисты - только за регулирование экономики. Оттого-то лишь немногие известные популисты продолжали активную политическую деятельность в прогрессистскую эру47 . Общее между ними Черни увидел исключительно в стремлении усилить роль народа в политике (прямые выборы сената, президента, референдум и пр.). К тем же выводам пришел Ш. Хэкни на материале Юга. Он возражает против распространенного взгляда на популистов как на предшественников прогрессистов: они были скорее современниками, "прогрессизм является альтернативой популизму"48 . Эволюцию системы политических взглядов на Юге показал Д. Тиндэлл. По его мнению, прогрессизм по сравнению с радикальным популизмом был возвратом к политической олигархии. Прогрессисты Юга добивались не демократизации, а стабилизации общества, экономики в интересах небольшой группы, принадлежащей к истэблишменту, за счет низших слоев49 .

Справедливо указывая на различия между популизмом и прогрессизмом, современные американские историки нередко игнорируют то общее, что им было свойственно. Между тем оба движения являлись оппозицией широких средних слоев США развитию монополистического капитализма, а на Юге - плантационной системе50 . В этом смысле прав Ш. Хэкни, утверждавший, что популизм и прогрессизм современны, ибо они составляли единое движение против условий, возникавших с переходом от свободной конкуренции к монополистическому капитализму. Однако в конце XIX в. из-за мирового аграрного кризиса сильнее оказались фермерские выступления, а в XX в. инициатива перешла к средним городским слоям, численность которых росла в связи с урбанизацией и индустриализацией США. Прогрессизм был буржуазнее, умереннее, выражая интересы независимых бизнесменов, лиц свободных профессий (адвокатов, врачей и пр.). Его представители на Юге отказались от союза с Западом, с неграми, исповедуя расизм. На рубеже XIX - XX вв. страна переживала переходный период истории, что и порождало разнообразные движения мелких производителей и предпринимателей против крупной буржуазии.


46 Polack N. The Populist Response to Industrial America. Cambridge (Mass.). 1962; Kolко G. Triumph oi Conservatism. N. Y. 1963.

47 Cherny R. \V. Populism, Progressivism, and the Transformation of Nebraska Politics, 1885 - 1915. Lincoln. 1982, pp. 157, 184.

48 Hackney S. Populism to Progressivism in Alabama. Princeton. 1969, p. 122.

49 Tindall G. B. The Persistent Tradition in New South Politics. Baton Rouge. 1979, p.. 62.

50 В советской историографии о прогрессизме см.: Белявская И. А. Буржуазный реформизм в США (1900 - 1914). М. 1968; Козенко Б. Д. Новые концепции "прогрессивной эры" в американской буржуазной историографии. - Вопросы истории, 1976, N 10; Согрин В. В. От Тернера к Бирду: становление "прогрессистской школы" в американской историографии. В кн.: Проблемы американистики. М. 1983.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-АМЕРИКАНСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-ПОПУЛИЗМА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. М. СУПОНИЦКАЯ, СОВРЕМЕННАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПОПУЛИЗМА // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 01.11.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-АМЕРИКАНСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-ПОПУЛИЗМА (дата обращения: 15.11.2018).

Автор(ы) публикации - И. М. СУПОНИЦКАЯ:

И. М. СУПОНИЦКАЯ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
28 просмотров рейтинг
01.11.2018 (14 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. ИСТОРИЯ КРЕСТЬЯНСТВА В ЕВРОПЕ (ЭПОХА ФЕОДАЛИЗМА). В 3-Х ТТ.
Каталог: Экономика 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Марксизм-ленинизм и развитие исторической науки в странах Западной Европы и Америки. В 2-х тт. М. 1985. Т. 1, 274 с., т. II, 303 с.
Каталог: Политология 
13 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Т. СУЗДАЛЕВА. На ключевых позициях. Из опыта работы Московской городской организации КПСС по созданию и совершенствованию деятельности научно- производственных объединений. 1966 - 1985 гг. М. Московский рабочий. 1986. 206 с.
Каталог: Политология 
13 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБСУЖДЕНИЕ КНИГИ О СТАНОВЛЕНИИ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
13 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИДЕОЛОГИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ
Каталог: История 
13 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
СОВРЕМЕННАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПОПУЛИЗМА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK