BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-275
Автор(ы) публикации: В. Е. ИЛЛЕРИЦКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Историческая концепция крупнейшего историка дореволюционной России С. М. Соловьева, охватившая в своем конкретном содержании историю страны с древнейших времен почти до конца XVIII в., складывалась в условиях кризиса феодально-крепостнической системы в России и становления капиталистической формации. В 1848 г. Соловьев начинает работу над "Историей России с древнейших времен". Первый том этого труда был издан в 1851 г., с тех пор ежегодно выходили последующие тома - и так до конца жизни ученого.

Выход первого тома "Истории России" был недоброжелательно встречен и в правящих сферах и консервативно настроенными историками - М. П. Погодиным, И. Д. Беляевым, видевшими в попытке создания нового обобщающего труда по истории России покушение на авторитет Н. М. Карамзина. Критически отнеслись к "Истории России" и славянофилы. Сначала работа Соловьева подверглась резкой критике со стороны тех и других, издание же последующих томов несколько лет замалчивалось ими.

Тревога консервативных историков" славянофилов не была напрасной. Уже в первом томе труда Соловьева выявились важнейшие принципы истолкования им русской истории: признание внутренних факторов -"природы страны", "природы племени" -

стр. 124


в качестве решающих и борьбы противоречивых начал - новых, государственных отношений со старыми, отживающими родовыми отношениями как движущей силы в русской истории до XVI в. включительно. На этой основе строилась и периодизация истории России, отрицавшая определяющее значение таких внешних факторов, как норманское и монгольское завоевания, на чем основывалась схема М. П. Погодина, во многом продолжавшего традиции М. М. Щербатова и Н. М. Карамзина.

В каждом томе "Истории России" концепция русской истории Соловьева получала дальнейшее раскрытие, обогащалась новыми принципами, новыми идеями - борьбы "леса" со "степью", то есть оседлых народов с кочевыми, колонизации необъятных восточных пространств России - до Сибири и Дальнего Востока включительно. Большое значение имело обоснование выдающимся ученым нового представления об исторической подготовленности в XVII в. преобразований первой четверти XVIII в., их внутренней обусловленности, необходимости и большом историческом значении. Под углом зрения развития преобразовательных стремлений Петра I Соловьев рассмотрел весь т. н. "послепетровский" период и связал с ними реформы, осуществленные в середине XIX века. При этом исторические взгляды Соловьева и разработка им важнейших проблем истории России определялись его либерально-буржуазными политическими взглядами.

Концепция русской истории Соловьева разрабатывалась на богатейшей источниковедческой основе. Начиная с XVII в. решающую роль для Соловьева приобретали архивные материалы. В его труде получили конкретное выражение идеи либерально-буржуазной историографии периода ее подъема, прежде всего идея органического, внутренне обусловленного исторического прогресса, а также идея "гражданской истории" как всеобъемлющей национальной истории России.

Получивший большой резонанс в дореволюционной, преимущественно либерально-буржуазной историографии, оказавший воздействие на все ее направления, труд Соловьева тем не менее не мог быть по достоинству оценен ею. Всестороннюю, подлинно научную оценку концепции Соловьева дала только советская историческая наука в итоге тщательного изучения его творческого наследия.

Первоначальная попытка определения классового существа воззрений крупнейших дореволюционных буржуазных историков - Б. Н. Чичерина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского - была осуществлена уже М. Н. Покровским в его лекционном курсе "Борьба классов и русская историческая литература" (Пг. 1923). Делая определенное исключение для Соловьева, автор признавал его "величайшим русским историком XIX столетия", отмечал его "громадную историческую образованность", универсализм интересов, позволявшие ученому изучать историю России в тесной связи с мировой и прежде всего западноевропейской. Ряд утверждений и особенно критических замечаний Покровского, связанных с оценкой концепции Соловьева, были не только ценными для времени острой борьбы с буржуазной историографией в первые годы Советской власти, но и сохранили определенное значение для последующего развития советской исторической науки. К их числу относились указания на то, что Соловьев не преодолел полностью своей зависимости от дворянской историографии, что он сводил историю России в значительной мере к истории политической и к деятельности правящих лиц, не выдвигал задачи раскрытия творческой и решающей роли народных масс в истории.

Но Покровский не выполнил основной задачи историка-марксиста. Его определение классового существа воззрений Соловьева лишено четкости: этот ученый характеризуется и" как "городской житель", "носитель буржуазного образа жизни" со "взглядами и симпатиями", свойственными "зажиточной городской интеллигенции". Покровский не удержался и от упрощений концепции Соловьева, связывая ряд проблем, которые изучались историком прошлого века, с теорией "торгового капитализма". Не избежал он и ненаучных по существу преувеличений, именуя Соловьева "инстинктивным", "бессознательным марксистом"1 , на том основании, что последний придерживался принципа историзма. Покровский не видел связи концепции Соловьева с развитием русской исторической науки в целом, с ее внутренним ростом2 . Этот


1 Покровский М. Н, Избранные произведения. Кн. 4. М. 1967, с. 320, 322 - 323.

2 Более подробно об анализе Покровским концепции Соловьева см. Соколов О. Д. М. Н. Покровский и советская историческая наука. М. 1971, с. 231 - 232.

стр. 125


недостаток был особенностью историографических работ и других советских историков 20- начала 30-х годов.

Влияние Покровского непосредственно сказалось на его учениках - участниках историографического семинара в институте красной профессуры, доклады которых были напечатаны в сборниках статей "Русская историческая литература в классовом освещении", изданных в 1927 и 1930 годах. Статья в первом из них, посвященная Соловьеву, была написана З. Лозинским. Она имела знаменательный заголовок "Историк великодержавной России". В соответствии с таким названием в центре внимания автора оказалась проблема складывания Русского централизованного государства. В статье рассматривались более всего те факторы, которые обусловили, согласно концепции Соловьева, закономерность, прогрессивный характер и особенности процесса образования централизованного государства. Лозинский указал на значительное обогащение русской исторической науки трудами Соловьева. В статье отмечалось признание им принципа закономерности и исторического прогресса, влияние на Соловьева современной ему русской буржуазно- либеральной историографии. Лозинский безоговорочно относил Соловьева к государственной школе в русской историографии. Все эти сведения расширяли представления о Соловьеве. Однако в заключительном разделе статьи Лозинского дается очень неточная оценка социально-политических воззрений Соловьева. В духе широко распространенного в 20-х годах вульгарного социологизма классовое существо воззрений Соловьева искажалось. Он выступал в качестве "выразителя интересов "культурного" помещика, переводящего свое хозяйство на новые капиталистические рельсы"3 .

Другой ученик Покровского, С. Бантке4 , соглашаясь с учителем в общей оценке Соловьева, называл его "величайшим русским историком XIX века", отмечал "фантастическую трудоспособность", широкую образованность ученого, создание им огромного научного наследия. Основную свою задачу Бантке усматривал в том, чтобы раскрыть буржуазную ограниченность концепции Соловьева, что он и проделывал с завидным азартом, явно нарушая принцип историзма. В итоге оценка научных заслуг Соловьева существенно ограничивалась. Крайним упрощением и вульгаризацией отличается у Бантке итоговая характеристика Соловьева как великодержавного буржуазного монархиста, "который стремится установить тесный союз помещика, купца, промышленника, церкви, государства с расчетом, чтобы они действовали сообща и приводили один другого в движение"5 .

В 30-х годах произошли существенные изменения в развитии советской исторической науки. В результате реализации решений ЦК ВКП(б) и Советского правительства об исторической науке было перестроено изучение и преподавание истории. Осуществление творческого синтеза марксистско- ленинской теории с конкретным материалом отечественной истории и критическое освоение научного наследия прошлого потребовали от советских историков уточнения критериев оценки историографического наследия, реализации принципов партийности и историзма в подходе к трудам представителей дореволюционной исторической науки и накопленным в них знаниям. Именно в этот период стало очевидным, насколько полным сводом фактических сведений и наблюдений являются работы Соловьева и прежде всего его "История России с древнейших времен".

Материалы этого труда широко привлекались при создании учебников по истории СССР для средней и высшей школы. Еще шире использовали их в своих монографиях такие исследователи, как Б. Д. Греков, М. Н. Тихомиров, К. В. Базилевич, Л. В. Черепнин, А. А. Новосельский, Б. Б. Кафенгауз, и многие другие. Фактические сведения, наблюдения и некоторые обобщения Соловьева привлекались в 30 - 50-е годы при разработке истории Киевской Руси, древнерусских и средневековых городов, для изучения междукняжеских отношений, процесса образования централизованного государства, истории XVII в., петровских преобразований, событий XVIII века. Особенно богатый материал был почерпнут у Соловьева по вопросам внешней политики России XVII-XIX вв. (в данных хронологических рамках Соловьев широко использовал ар-


3 Русская историческая литература в классовом освещении. Т. I. М. 1927, с. 271.

4 Бантке С. Петровская реформа в освещении С. М. Соловьева. - Историк-марксист, 1929, т. 13.

5 Там же, с. 164.

стр. 126


хивные документы, многие из которых были изучены им впервые). В этом отношении "История России" дополнялась монографиями Соловьева "История падения Польши" (1863 г.) и "Император Александр I. Политика. Дипломатия" (1877 г.).

При внимательном изучении наследия ученого выяснилось, что существенное значение имеют не только фактический материал его трудов, верные наблюдения и обобщения, но и некоторые идеи, составлявшие теоретическую основу концепции Соловьева, такие, как признание объективных закономерностей в истории, преемственности исторических эпох и смены общественных форм, и др. Тем самым раскрылись новые возможности ее изучения. Если ранее концепция Соловьева лишь критически преодолевалась, то теперь подход к его трудам был дополнен использованием того ценного, что содержалось в научном творчестве крупнейшего дореволюционного историка.

В этих условиях стала возможной разносторонняя, уточненная и поэтому более объективная, чем в 20-х годах, оценка научного наследия Соловьева и его места в русской науке. Вклад Соловьева в историческую науку стал рассматриваться как существенное звено общего процесса развития русской историографии, начало утверждаться представление о том, что творчество Соловьева было невозможно без предшествующего развития исторической науки в России, как ее последующие успехи были бы немыслимы без использования его научного наследства.

Заслуга нового подхода к исторической концепции Соловьева принадлежала Н. Л. Рубинштейну, выступившему в 40 - 60-х годах с циклом статей о научном творчестве историка. Первая из них была опубликована в 1940 году6 . Задачей ее являлось преодоление той односторонней оценки воззрений Соловьева, которая ПОЛУЧИЛИ Выражение в работах Покровского и особенно его учеников. В статье рассматривались теоретические истоки воззрений ученого, отмечено влияние на его исторические взгляды философии Гегеля, а также представлений французских историков периода Реставрации. Убедительно охарактеризованы в статье социально-политические воззрения Соловьева как буржуазно-либеральные. Оформление исторической концепции Соловьева рассмотрено при этом в связи с борьбой общественно-политических течений в России середины XIX в. - западников и славянофилов. Автором поставлен вопрос о западнической ориентации Соловьева и вместе с тем отмечены черты своеобразия его воззрений сравнительно с К. Д. Кавелиным и Б. Н. Чичериным.

В центре внимания автора оказались преимущественно сильные стороны концепции Соловьева; очевидно поэтому Рубинштейн не смог удержаться от некоторой идеализации его воззрений, не вскрыв в должной мере научной ограниченности буржуазного историзма.

Следующее выступление Рубинштейна о Соловьеве было связано с изданием учебного пособия "Русская историография"7 . Особенностью этой работы было то, что Соловьев характеризовался в ряду предшествующих русских историков, его современников и позднее выступивших представителей исторической науки, что позволяло точнее определить своеобразные черты концепции Соловьева и ее место в русской буржуазной историографии. Справедлив вывод Рубинштейна о том, что концепция Соловьева знаменовала собой прогрессивный и высший этап в развитии буржуазной историографии в России. Новым моментом в оценке воззрений Соловьева в данной работе было то, что автор решительно вывел его из государственной школы в русской историографии и даже противопоставлял последней в качестве основоположника и главы другой, "исторической школы". Однако вывод этот слишком категоричен и связан с недостаточным учетом автором особенностей буржуазного либерализма в России и его идейно-теоретических основ, роднивших Соловьева с государственниками.

Последующим этапом оценки Рубинштейном наследия Соловьева явилась его статья, посвященная 125-летию со дня рождения историка и 100-летию с начала его педагогической деятельности в Московском университете8 . Особенностью этой работы было стремление автора выявить обусловленность концепции Соловьева внутренним развитием русской исторической науки.


6 Рубинштейн Н. Л. Сергей Михайлович Соловьев. - Историк-марксист, 1940, N 3.

7 Рубинштейн Н. Л. Русская историография. М. 194!, с. 312 - 342.

8 Рубинштейн Н., С. М. Соловьев и русская историческая наука. - Вопросы истории, 1945, N 3 - 4.

стр. 127


В 1948 г. книга Рубинштейна "Русская историография" подверглась критике, которая затронула и освещение автором концепции Соловьева9 . Отмечались, в частности, идеализация воззрений ученого, игнорирование автором критики их русскими революционными демократами. Эти замечания Рубинштейн учел в последующих выступлениях в печати, прежде всего в посвященной Соловьеву главе "Очерков истории исторической науки в СССР"10 .

Наиболее обширный обзор научной деятельности Соловьева, развернутую оценку его концепции и в особенности основного труда, верное определение его места в дореволюционной русской исторической науке содержит вводный очерк Л. В. Черепнина к советскому изданию "Истории России с древнейших времен" (1959 - 1966гг.)11 . Этот очерк отражал уровень развития советской исторической науки, достигнутый к концу 50-х годов и выразившийся в углубленной разработке проблем методологии изучения истории исторической науки, более точном определении советскими историками отношения к допролетарским формам культуры, идеологии и науки. Черепнин мог опереться на предшествующую разработку научного наследства Соловьева Рубинштейном, на работу советских историков по изучению дореволюционной исторической науки в связи с подготовкой "Очерков истории исторической науки в СССР", в первом томе которых характеризовался путь русской исторической науки до Соловьева, а также воззрения его самого. Кроме того, к концу 50-х годов были завершены фундаментальные "Очерки истории СССР" до XVIII в. включительно (в 9 тт., 1953 -1958), в подготовке которых Черепнин принимал деятельное участие. Советские историки, создавая этот труд, осветили в нем прошлое своей страны с марксистско-ленинских позиций, с учетом всех достижений исторической науки. Это дало им возможность посредством сопоставления их труда с "Историей России с древнейших времен" Соловьева точнее определить сильные и слабые стороны его концепции. Наконец, Черепнин имел к этому времени значительный опыт историографических исследований, о чем свидетельствовал выход в свет его книги "Русская историография до XIX века" (1957г.).

Учтя опыт изучения концепции Соловьева, Черепнин преодолел ошибки своих предшественников и дал более верную оценку научного творчества этого ученого, раскрыл теоретические основы его исторической концепции, правильно определил суть его социально-политических взглядов.

Черепнин определил и охарактеризовал ту источниковую базу, в особенности архивную, которая легла в основу главного труда Соловьева, раскрыл его источниковедческие приемы, отметил те значительные трудности, которые он преодолел в процессе подготовки к изданию этого труда, кратко остановился и на полемике, которая на протяжении десятилетий сопровождала "Историю России". Давая итоговую оценку значения этого монументального произведения, Черепнин подчеркнул необходимость критического преодоления с позиций материалистического понимания истории идеалистической методологии Соловьева как буржуазного историка и дал критику его классово ограниченной концепции12 .

Отдельные вопросы концепции Соловьева затрагиваются и в обширных комментариях, сопровождающих каждую из 15 книг советского издания "История России". Подготовленные большой группой советских историков, они в совокупности представляют собой своеобразную "коллективную монографию" о Соловьеве. Авторами высказаны многие верные суждения о наследии выдающегося ученого, его вкладе в русскую историческую науку. Однако большинство комментаторов, занимаясь преимущественно критическим анализом воззрений Соловьева, раскрытием черт классовой и научной ограниченности его воззрений с позиций современной им советской науки и, очевидно, опасаясь при этом возможной идеализации его наследия, зачастую нарушали принцип историзма, не сумев дать объективную оценку концепции этого крупного истори-


9 См. Вотинов А. Обсуждение книги Н. Л. Рубинштейна "Русская историография". - Вопросы истории, 1948, N 6.

10 Очерки истории исторической науки в СССР. Т. I. М. 1955, с. 347 - 366.

11 Черепнин Л. В. С. М. Соловьев как историк. В кн.: С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. I. М. 1959, с. 5 - 51.

12 Л. В. Черепнин коснулся затем исторических воззрений Соловьева в монографиях "Образование Русского централизованного государства" (1960 г.) и "Земские соборы в России" (1978 г.) применительно к проблематике этих работ.

стр. 128


ка. Они не показали с необходимой полнотой эволюцию его взглядов, не оценили его теоретические и источниковедческие достижения, проявили максимализм в своих требованиях к ученому, не учитывая не только состояние науки его времени, а иногда и его человеческие возможности.

В ряде комментариев Соловьеву, по существу, предъявлены требования, которым мог отвечать лишь историк-марксист середины XX века. Это отразилось даже в формулировке рассматриваемых проблем: развития классовой борьбы в России на том или ином этапе, оценке классового содержания политических теорий и т. п. А поскольку Соловьев не имел представлений о марксизме и постановка подобных проблем была ему чужда, то комментаторы упрекают его в том, что по такому-то вопросу он "не поднялся" до его верного в марксистском смысле решения, "не понял" проблемы, "упустил из вида" и т. д. Достаточно привести здесь примеры из комментариев лишь к одной книге "Истории России". Так, В. И. Корецкий упрекает Соловьева за то, что он игнорировал "закономерности классовой борьбы", "умалчивал" об основании монастырей в обстановке классовой борьбы, что у него "отсутствовал классовый анализ источников"13 . С тех же позиций Соловьев упрекается в непонимании подлинного значения экономики в историческом процессе14 .

Характеристика Соловьева в учебном пособии "Курс лекций по русской историографии" В. И. Астахова (1959 г.) была, к сожалению, компилятивна. В 1965 г. увидело свет новое, доработанное издание этого пособия. Здесь Соловьеву посвящены уже две лекции, основанные главным образом на комментариях к изданным к тому времени томам "Истории России". Но первая из этих лекций уже своим наименованием уводит от правильного представления о месте Соловьева в русской исторической науке. Она названа "Буржуазная историческая наука и ее основоположник С. М. Соловьев"15 . Кроме того, Астахов расчленил характеристику воззрений Соловьева на два периода - дореформенный и пореформенный, лишив тем самым его концепцию цельности, которая была ей свойственна.

Как известно, Соловьев изучал отечественную историю в тесной связи с мировой, особенно при рассмотрении вопросов внешней политики. Проблемам всеобщей истории он посвятил серию статей, читал курс новой истории в Московском университете и опубликовал соответствующие учебные пособия. Казалось бы, эта сторона деятельности ученого должна была привлечь внимание специалистов. Однако ей уделено пока недостаточное внимание. Так, А. В. Ефимов опубликовал статью "С. М. Соловьев как историк международных отношений"16 , воспроизведя немного обновленный текст более раннего выступления в печати на ту же тему17 . По своей тематике она не претендует на раскрытие концепции всеобщей истории Соловьева. Имеются верные суждения о влиянии воззрений Ф. Гизо на Соловьева в книге В. М. Далина "Люди и идеи"18 . Издавались также работы, содержавшие материалы о полемике вокруг "Истории России с древнейших времен"19 .

Среди работ последних лет заслуживают внимания статья А. М. Сахарова о Со-


13 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. IV (тт. 7 - 8). М. 1960, с. 716 - 732, 734.

14 Некоторые справедливые критические замечания в адрес не только комментаторов, но отчасти и редактора (нарушение ими принципа историзма) высказаны А. Н. Цамутали в его работе "Борьба течений в русской историографии во второй половине XIX века" (Л. 1977, с. 102 - 103).

15 Астахов В. И. Курс лекций по русской историографии. Харьков, 1965, с. 213.

16 История и историки. Историография всеобщей истории. М. 1965.

17 Известия АН СССР, серия истории и философии, 1945, N 4.

18 Далин В. М. Люди и идеи. М. 1970, с. 368 - 378.

19 Цамутали А. Н. Первый том "Истории России с древнейших времен" С. М. Соловьева в оценке современников. - История и историки. 1971 г. (М. 1973). Тот же автор осветил этот сюжет применительно к последующим томам "Истории России" Соловьева в книге "Борьба течений в русской историографии во второй половине XIX века". В связи с оценкой полемики вокруг "Истории России" Цамутали высказал интересные суждения о формировании воззрений Соловьева, в частности о его творческом взаимодействии с Кавелиным. Более основательно и широко эта проблема рассмотрена в работе И. И. Колесник (см. Колесник И. И. Полемика вокруг "Истории России с древнейших времен" С. М. Соловьева в русской дореволюционной историографии. Автореф. канд. дисс. М. 1979).

стр. 129


ловьеве20 и его лекция в учебном пособии "Историография истории СССР"21 . Эти два небольших очерка лишены тенденций "критицизма", которые присутствовали в комментариях к советскому изданию "Истории России", в том числе и в комментариях самого А. М. Сахарова. Теперь он дает более точные и тонкие оценки научного творчества Соловьева, не нарушающие принципа историзма.

В 1980 г. была опубликована статья Л. Н. Пушкарева о "Публичных чтениях о Петре Великом" Соловьева22 . Она привлекает прежде всего тем, что впервые в советской историографии посвящается одной из важнейших монографий ученого. В статье охарактеризован круг затронутых в ней вопросов, справедливо отмечена связь ее с "Историей России" и вместе с тем отмечены черты различия, свидетельствующие об эволюции взглядов Соловьева в отношении преобразований Петра I от умеренного либерализма к консерватизму, а также охарактеризовано общественное значение публичных лекций выдающегося историка для своего времени. Однако существенные идеи в оценке упомянутой монографии уже высказывались в предшествующей литературе. Автору следовало бы отметить официозный характер юбилейного цикла публичных лекций Соловьева. Вряд ли верно утверждение о том, что концепция реформ Петра I Соловьева "получила дальнейшее развитие в трудах его ученика В. О. Ключевского"23 . Концепция Ключевского свидетельствовала о начале отказа от взглядов Соловьева, поскольку Ключевский склонен был считать преобразования первой четверти XVIII в. следствием главным образом Северной войны.

Обзор литературы о Соловьеве24 свидетельствует о том, что советские историки проделали значительную работу по изучению воззрений великого русского историка, как справедливо назвал его акад. Д. С. Лихачев25 . Но имеющихся статей, обзоров и научно-популярных очерков на эту тему уже недостаточно. Для создания же новых работ - монографического плана - необходимо дополнительное исследование ряда вопросов. Следует в большей мере раскрыть состояние исторической науки в России до Соловьева и в период его научной деятельности, полнее охарактеризовать процесс формирования его мировоззрения, оценить идейные влияния, испытанные им, точнее определить социальный облик ученого, эволюцию его общественно-политических воззрений, показать его реакцию на новые веяния в политической жизни страны и в исторической науке его времени. Слабо раскрыта творческая лаборатория Соловьева, не использованы для этой цели с достаточной полнотой богатые архивные материалы. В центре внимания исследователей находилась в основном "История России", другие же важные в научном отношении специальные его работы, в том числе и крупные монографии, не изучались с необходимой тщательностью. А без этого невозможно составить полное представление о концепции историка в целом, во всех ее компонентах и на всех этапах ее развития. Не установлен вклад Соловьева в разработку проблем всеобщей истории, в особенности нового времени. Не проделана работа по установлению места Соловьева в западноевропейской и мировой историографии. Наконец, недостаточно освещена научно-общественная деятельность Соловьева, а также его жизнь, состав семьи, влияние на сыновей, его своеобразная индивидуальность. Современный читатель еще не располагает достаточно полно разработанной научной биографией историка, творчество которого было поистине феноменальным явлением в дореволюционной исторической науке.


20 Сахаров А. М. История России в трудах С. М. Соловьева. - Вестник Московского университета, история, 1971, N 3.

21 Сахаров А. М. Историография истории СССР. Досоветский период. М. 1978, с. 117 - 135.

22 Пушкарев Л. Н. Публичные чтения о Петре Великом С. М. Соловьева. - Вопросы истории, 1980, N 6.

23 Там же, с. 57, 60.

24 В серии "Научные биографии" вышла также научно-популярная работа: Иллерицкий В. Е. Сергей Михайлович Соловьев. М. 1980.

25 Лихачев Д. С. Заметки о русском. - Новый мир, 1980, N 4, с. 35.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/СОВЕТСКИЕ-ИСТОРИКИ-О-С-М-СОЛОВЬЕВЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. Е. ИЛЛЕРИЦКИЙ, СОВЕТСКИЕ ИСТОРИКИ О С. М. СОЛОВЬЕВЕ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 01.04.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/СОВЕТСКИЕ-ИСТОРИКИ-О-С-М-СОЛОВЬЕВЕ (дата обращения: 14.11.2018).

Автор(ы) публикации - В. Е. ИЛЛЕРИЦКИЙ:

В. Е. ИЛЛЕРИЦКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
305 просмотров рейтинг
01.04.2018 (227 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
5 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. ИСТОРИЯ КРЕСТЬЯНСТВА В ЕВРОПЕ (ЭПОХА ФЕОДАЛИЗМА). В 3-Х ТТ.
Каталог: Экономика 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Марксизм-ленинизм и развитие исторической науки в странах Западной Европы и Америки. В 2-х тт. М. 1985. Т. 1, 274 с., т. II, 303 с.
Каталог: Политология 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Т. СУЗДАЛЕВА. На ключевых позициях. Из опыта работы Московской городской организации КПСС по созданию и совершенствованию деятельности научно- производственных объединений. 1966 - 1985 гг. М. Московский рабочий. 1986. 206 с.
Каталог: Политология 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБСУЖДЕНИЕ КНИГИ О СТАНОВЛЕНИИ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИДЕОЛОГИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ
Каталог: История 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
СОВЕТСКИЕ ИСТОРИКИ О С. М. СОЛОВЬЕВЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK