BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-267
Автор(ы) публикации: Н. В. МИНАЕВА

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Одним из последствий Отечественной войны 1812г. стало изменение курса внутренней и внешней политики Александра I. В экономике России уже накопились к тому времени элементы все нараставшего процесса разложения и кризиса феодально-крепостнической системы хозяйства. Самодержавие должно было приспособить свою политику к этим условиям. Кроме того, курс царизма в значительной степени зависел от кардинальных преобразований, происшедших в послереволюционной и посленаполеоновской Европе. Идею неограниченной монархии разделяли тогда далеко на все, и даже в правительственном аппарате имелись сторонники ограничения самовластия. Отживающий феодально- крепостнический мир с его патримониальным правом, покорностью богу, царю и помещику вступал во все большее противоречие с нарождающимися буржуазными элементами в духовной жизни, с такими понятиями буржуазного права, как представительное правление, политическая свобода, незыблемость закона, общественное мнение, буржуазная частная собственность.

Конституционная идея с большим или меньшим воплощением принципов буржуазного правопорядка начала конкретизироваться в России в политических проектах еще в XVIII в. В моменты неустойчивости царизма она оживала в среде дворянской интеллигенции и в правительственных кругах. На разных этапах общественного развития, с разной степенью последовательности эта идея поднималась в проекте конституции Н. И. Панина - Д. И. Фонвизина, в Жалованной грамоте российскому народу 1801 г., в политических трактатах братьев А. Р. и С. Р. Воронцовых, в проектах М. М. Сперанского и Н. С. Мордвинова. Деятельность Негласного комитета в 1802 - 1803 гг. определялась стремлением (хотя и неустойчивым) приспособить самодержавие к изменяющимся условиям как в Европе, так и внутри страны. После Отечественной войны 1812 г. царизм вынужден был вновь поставить вопрос о пересмотре старых патримониальных форм. Имея в виду попытки правительства Александра I использовать принцип представительного правления как внутри государства, так и за его пределами, акад. Н. М. Дружинин писал: "В 1801 - 1820 гг. российское самодержавие пыталось создать новую форму монархии, юридически ограничивающую абсолютизм, но фактически сохраняющую единоличную власть государя"1 . Одной из таких попыток и была подготовка проекта Государственной уставной грамоты в 1818 - 1820гг.

Выяснение того, в какой связи с общеевропейским процессом конституционной политики, вытекавшей из решений Венского конгресса и


1 Дружинин Н. М. Политика "просвещенного абсолютизма". В кн.: Абсолютизм в России (XVII - XVIII вв.). М. 1964, с. 457.

стр. 32


посленаполеоновских европейских международных отношений, находится этот документ, и является одной из задач настоящей статьи. Кроме того, в ней делается попытка выявить в этом документе элементы буржуазного политического права, свидетельствующие о намечающейся эволюции дворянской монархии в направлении к буржуазной, определить общие черты и принципиальные различия основных положений Грамоты по сравнению с идеологией дворянской революционности, с одной стороны, и просветительской идейной основой - с другой.

Венский конгресс, удовлетворив запросы стран-победительниц, положил начало созданию международного блока монархических государств2 . Реставрация Бурбонов во Франции не была простым возвращением к порядкам старого режима. Природу этой политической системы вскрыли советские исследователи3 , показавшие неуклонную эволюцию европейской феодальной монархии в сторону буржуазной4 . Подписанный 14 (26) сентября 1815 г. Акт Священного союза основывался, как известно, на принципах легитимизма, единой христианской веры, подавления революционных и национально-освободительных движений. Легитимистско- охранительная идеология в масштабе всей Европы свидетельствовала о назревании кризиса старой господствующей феодальной надстройки. Принимая принципы Священного союза, самодержавие в то же время вынуждено было поддерживать, хотя и непоследовательно, национальную буржуазию и национально-освободительные силы на Балканах, а также (при содействии других стран - участниц Венского конгресса) европейскую конституционную политику: сенатскую конституцию Франции 1814 г., польскую конституционную хартию 1815 г., баварскую конституцию 1818 г., цензовую конституцию 1819 г. в Вюртемберге.

Царизм, отмечал К. Маркс, оставаясь абсолютной монархией, в то же время в Греции и на Ионических островах "разыгрывал... роль героя либерализма во всей Европе"5 и проводил конституционную политику. Особенности его внешнеполитического курса в этих регионах подробно рассмотрены А. М. Станиславской, работы которой проливают свет на малоизученный вопрос о характере правительственного конституционализма в первой четверти XIX в.6 . Послевоенный курс внутренней политики царизма не мог быть независимым от международных отношений в Европе. А. С. Стурдза, один из дипломатов Александра I, свидетельствовал, что участие России в Священном союзе являлось лишь одним из компонентов общего замысла борьбы "за преобладание во внешних делах" и "за укрепление власти"7 . Для достижения этой цели царизм прибегал к насаждению обскурантизма, официальной проповеди религиозного мистицизма в области просвещения, развитию и совершенствованию военных поселений. Вместе с тем создание "законно-свободных учреждений", оговоренных в актах Венского конгресса для Пруссии и Австрии, касалось и России. Поэтому вслед за европейскими конституциями и польской конституционной хартией 1815 г. началось составление Государственной уставной грамоты для Российской империи. Ее подготовка велась в имперской канцелярии в Варшаве под


2 Нарочницкий А. Л. Россия и наполеоновские войны за господство над Европой. - Вопросы истории, 1979, N 4, с. 81.

3 Зак Л. А. Монархи против народов. М. 1966, с. 32 - 33; Станиславская А. М. Россия и Греция в конце XVIII - начале XIX в. М. 1976, с. 203.

4 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 21, с. 83.

5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 511.

6 Станиславская А. М. Ук. соч.; ее же. Адмирал Ф. Ф. Ушаков и Ионическая конституция 1799 г. - Вопросы внешней политики СССР и международных отношений. М. 1966; ее же. Русско-английские отношения и проблемы Средиземноморья 1792 - 1807 гг. М. 1962.

7 Отдел рукописей и редких книг (ОР РК) ГПБ им. М. Е. Салтыкова- Щедрина, ф. А. Н. Шебунина, N 849, ед. хр. 70. Публикация материалов из архива Стурдзы.

стр. 33


руководством друга царя Н. Н. Новосильцева, в прошлом члена Негласного комитета.

Сведений об этом правовом документе в литературе имеется немного. В работах А. В. Предтеченского и А. И. Нарусова кратко рассмотрено содержание Грамоты8 . О ней писал А. Е. Пресняков9 , отмечая буржуазные правовые элементы, свойственные этому документу. На Государственную уставную грамоту как юридический документ эпохи обратил внимание Е. А. Скрипилев10 , который удачно сопоставил некоторые ее положения с западноевропейскими конституциями посленаполеоновской Европы. Однако трактовка автором политической ситуации начала XIX в. в Европе и России и сущности внутриполитического курса Александра I не представляется убедительной. На наличие в Грамоте принципа федерализма и его буржуазную интерпретацию (основанную на административной системе организации федерального многонационального государства) обратили внимание еще буржуазные историки П. Б. Струве, Г. В. Вернадский и А. А. Кизеветтер11 .

Канцелярия Новосильцева в Варшаве занималась изучением известных в то время конституций. Одной из первых ее акций было ознакомление с сенатской конституцией Франции, подписанной 2 мая 1814 г. в Париже Людовиком XVIII. Она была подготовлена "высшими государственными людьми Франции при непосредственном участии Александра I"12 . В следующем году из той же канцелярии вышла Конституционная хартия Царства Польского. Военный историк Н. С. Голицын считал, что речь Александра I на первом заседании сейма Царства Польского в 1818 г., в которой он обещал ввести "законно- свободные учреждения" не только в Польше, но и во "вверенном ему отечестве", вынудила правительство заняться подготовкой Уставной грамоты.

Вокруг канцелярии Новосильцева группировались русские офицеры, в числе которых было немало людей прогрессивно настроенных. Духовную атмосферу русского общества в Варшаве определял расквартированный там Литовский корпус. Новый конституционный проект для России канцелярия готовила около двух лет. Он должен был, с одной стороны, согласоваться с конституцией Царства Польского 1815 г., а с другой - не умалить значения абсолютной власти императора. Эти противоречия делали, по существу, неразрешимой поставленную задачу. Государственная уставная грамота формально вышла из официальной правительственной канцелярии, но атмосфера, царившая в среде офицерской молодежи, а также русских и польских чиновников, не могла не отразиться на борьбе, которая велась вокруг готовящейся конституции империи.

Вопрос о том, кто являлся автором Государственной уставной грамоты, нельзя считать решенным. Известно, что царь правил рукопись,


8 Предтеченский А. В. Очерки общественно-политической истории России первой четверти XIX в. Л. 1957, с. 382 - 393; Парусов А. И. Административные реформы в России в связи с экономической и социально- политической обстановкой. Автореф. докт. дисс. Л. 1969; его же. Государственная уставная грамота 1820 г. - Ученые записки Горьковского университета, серия историко-филологическая, 1964, вып. 74, с. 5 - 39.

9 Пресняков А. Е. Александр I. Пг. 1924.

10 Скрипилев Е. А. Государственная уставная грамота Российской империи 1820 г. (Из истории правительственного конституционализма) - Советское государство и право, 1980, N 7, с. 100 - 108.

11 Струве П. Б. Несколько житейских соображений и исторических справок по поводу брошюры Д. Хомякова. Конституция - покойница. В кн.: Освобождение. Кн. II. Париж. 1904; Вернадский Г. В. Государственная уставная грамота Российской империи 1820. Прага. 1925; Кизеветтер А. А. Исторические силуэты. Люди и события. 1931.

12 ОР РК ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, ф. 859, Н. К. Шильдера, к. 19, ед. хр. 6. Государственная уставная грамота. Предисловие Н. С. Голицына, лл. 47 - 48.

стр. 34


вычеркивая наиболее опасные, на его взгляд, места13 . В 1818 - 1820 гг. Новосильцев неоднократно ездил в Петербург, в Каменноостровский дворец, где систематически консультировался с Александром I и изменял текст Грамоты14 . Это дало основание Предтеченскому (одному из исследователей общественного движения первых двух десятилетий XIX в.) выдвинуть предположение о коллективном авторстве. По его мнению, в составлении принимали участие Александр I, Новосильцев, П. И. Пешар-Дешан и служивший в канцелярии Новосильцева П. А. Вяземский15 . Однако два последних выполняли, по его мнению, только техническую работу. Правда, Предтеченский считал сомнительным, чтобы Александр I санкционировал участие в создании Грамоты члена литературного сообщества "Арзамас" Вяземского и достаточно радикально настроенного французского юриста Пешар-Дешана. Вероятно, они были приглашены в канцелярию без ведома царя.

Мы полагаем, что творческое и радикальное начало в подготовку Грамоты вносил именно Вяземский. Просветитель, друг А. С. Пушкина, "декабрист без декабря", он играл видную роль в русской общественной жизни между 1812 г. и восстанием на Сенатской площади в декабре 1825 г. В "Исповеди" Вяземского имеются свидетельства, проливающие свет на ряд неясных вопросов, касающихся авторства Грамоты. Он вспоминает, что получил предложение из канцелярии Новосильцева перевести на русский язык "Польскую хартию и дополнительные к ней уставы образовательные"16 . В Варшаве Вяземский служил в I отделении канцелярии переводчиком государственных документов. В его обязанности входил перевод (точнее, переложение) юридических документов на русский язык17 . Подготовкой проектов законоположений занималось II отделение той же канцелярии18 , чиновником которого был Пешар-Дешан.

О роли их обоих в составлении Уставной грамоты можно судить по биографическим запискам Вяземского, характеризующим его сотрудничество с Дешаном: "Француз, набивший себе руку во Франции в изготовлении и редакции подобных проектов, писал их, так сказать, прямо набело. Переливка этих работ в русские формы наложена была на меня"19 . Эти слова Вяземского свидетельстуют о том, что он осуществлял не только техническую подготовку Грамоты. По-видимому, в ней он стремился осуществить те "конституционные" надежды, которые разделяли многие арзамасцы. В марте 1819 г. Вяземский пишет А. И. Тургеневу о своем настойчивом желании создать такой проект конституции, который мог быть действительно полезен для России: "На теперешний перевод имею я большие упования"20 . Очевидно, он не случайно изучал политические трактаты Сперанского21 . Кроме прямых упоминаний Вя-


13 Тургенев Н. И. О Тайном обществе. В кн: Избранные социально- политические и философские произведения декабристов. Т. I. М. 1951, с. 226. О причастности Александра I к политической деятельности в послевоенный период, который обычно принято считать "глухим" временем ухода царя от дел, может свидетельствовать переписка его с Лагарпом (La Harpe Frederic Cesar de Alexandre I-er. Correspondance de Frederic Cesar de la Harpe et Alexandre I-er. Neuchatel. A la Baconniere. 1978 - 1979. Vol. III. 1980, pp. 419 - 473).

14 Предтеченский А. В. Ук. соч., с. 384.

15 Там же, с. 383 - 384.

16 Вяземский П. А. Записные книжки. М. 1963, с. 147.

17 Им были переведены: речь Александра I при открытии Польского сейма. - Московские ведомости, 1818, N 29; речь Александра I при закрытии Польского сейма. - Там же, N 36 и, кроме того, речи Александра I, опубликованные в "Учебной книге Российской словесности" Н. Греча (СПб. Т. II. 1820, с. 239 - 243), "Русской старине" (1873, т. VII, с. 612 - 615).

18 ЦГАЛИ, ф. 195, оп. 1, ед. хр. 630, лл. 5 - 5об.

19 Вяземский П. А. Полн. собр. соч. Т. I. СПб. 1878, с. XXXV.

20 Остафьевский архив. Т. I. СПб. 1899, с. 198.

21 Вяземский П. А. Полн. собр. соч. Т. I, с. 109.

стр. 35


земского о Сперанском, осведомленность его в политических трактатах своего предшественника обнаруживается при сопоставлении разделов об административном и судебном устройстве во "Введении к уложению государственных законов" и в Государственной уставной грамоте. Е. А. Скрипилев признает, что "Вяземский воспользовался терминологией Сперанского, которого следует считать одним из создателей русского юридического языка первой половины XIX в."22 .

Вклад Вяземского в составление Уставной грамоты был неизмеримо большим, чем французского специалиста Дешана, используемого в качестве чиновника на русской службе (в 1807 - 1808 гг. он занимал должности сначала иностранного юрисконсульта, затем второго помощника рефендария в Комиссии составления законов)23 . Пешар-Дешан умер в октябре 1819 г., и Вяземский продолжал работу один. 1819 год был наиболее напряженным в работе над Уставной грамотой. Начались происки против Вяземского противников конституции. О трудностях этого времени свидетельствует переписка Вяземского с А. И. Тургеневым24 .

Русское общество и некоторые представители европейских общественных кругов были осведомлены относительно подготавливавшейся конституции. Друзья по "Арзамасу" с большим интересом следили за работой Вяземского. Проезжавший через Варшаву в 1819 г. младший из братьев Тургеневых - Сергей Иванович прямо называет проект Уставной грамоты "проектом Вяземского" и считает, что этот документ, "лучший, какой возможен в настоящих обстоятельствах"25 . М. Ф. Орлов высоко ценил вклад Вяземского в создание официального проекта конституции и выражал надежду на представительное правление в России26 .

Интересно сопоставить эти высказывания русских передовых деятелей с откликами в зарубежной печати, которые собрал Предтеченский. 2 мая 1819 г. прусский генеральный консул в Варшаве Шмидт сообщал прусскому министру иностранных дел гр. Бернсдорфу о работе над проектом. В октябре того же года Шмидт послал Бернсдорфу первоначальный набросок конституции под названием: "Precis de la charte constitutionelle por l'Empire russe", сообщая при этом, что русский царь, совещаясь с Новосильцевым в ночь с 16 на 17 октября 1819 г., одобрил этот текст в качестве основы будущей конституции и приказал Новосильцеву "представить ему в двухмесячный срок проект, разработанный во всех деталях"27 . 21 ноября 1819 г. газета лидера буржуазно-либеральной оппозиции Б. Констана "La Constitutionnelle" опубликовала заметку о введении в России конституции с кратким ее изложением. Когда это известие дошло до Вены, заинтересовавшийся им К. Меттерних поручил австрийскому послу в Петербурге Лебцельтерну разузнать подробности.

Однако созданная в канцелярии Новосильцева конституция не стала предметом официального обсуждения и не была принята в качестве правительственного акта. Сведения о Государственной грамоте как о законченном документе появились много позже в связи с восстанием в Польше 1830 г. Повстанческое руководство приняло решение обнародовать Грамоту, и в 1831 г. она была издана в Варшаве на русском, французском и польском языках. По распоряжению Николая I все пе-


22 Скрипилев Е. А. Ук. соч., с. 103.

23 Месяцеслав с росписью чиновных особ или общий штат Российской империи на 1807 г. Ч. 1. СПб., запись 1807; Остафьевский архив. Т. I, с. 488, 650.

24 Остафьевский архив. Т. 1, с. 243, 246, 265.

25 Лотман Ю. М. Вяземский и движение декабристов. - Ученые записки Тартуского университета, 1960, III, вып. 98, с. 57, прим. 112.

26 Литературное наследство. Т. 60, кн. 1, 1956, с. 21.

27 Предтеченский А. В. Ук. соч., с. 382.

стр. 36


чатные экземпляры ее были изъяты, переправлены в Россию и сожжены28 . Оригинал Грамоты был помещен в Государственный архив и находился под строжайшим надзором. Однако, несмотря на это, Грамота в 1859 г. вышла в Париже; очевидно, она была перепечатана с экземпляра, изданного в Варшаве и сохранившегося у кого-то из частных лиц. В 1861 г. ее опубликовал А. И. Герцен29 . Уставная грамота была известна в русском обществе. О ней знали в декабристской среде, о чем свидетельствуют братья Тургеневы30 ; детально знакомился с содержанием Уставной грамоты Н. М. Муравьев. Позже он изучал этот документ как источник при написании конституции Северного общества. Подлинник Государственной уставной грамоты в настоящее время находится в ЦГАДА. Одна из редакций оказалась в личном архиве историка Н. К. Шильдера31 .

До сих пор остается спорным вопрос о количестве подготовительных редакций Государственной уставной грамоты. Шильдер считал, что было три редакции: 1818, 1819, 1820 гг. Эту точку зрения разделяет и Парусов. Предтеченский предлагает иную датировку: 1819, 1820 и 1824 гг.32 . При этом он опирается на документ под названием "Reglament organique", датируемый 1824 г. и опубликованный немецким историком Т. Шиманом33 . Кроме того, Предтеченский ввел в научный оборот проект "Манифеста", который должен был предшествовать Грамоте и содержать краткое ее изложение. "Манифест" опубликован на польском языке и переведен на русский Ш. Ашкенази под названием "Опыт введения в Хартию 1820 г."34 .

Таким образом, первой подготовленной является редакция, находящаяся в бумагах Шильдера и опубликованная им в 1898 г. Следующая редакция - Варшавское издание 1831 г., и, наконец, редакция, по всей вероятности, польская, опубликованная Герценом в 1861 г. Среди всех перечисленных списков, различающихся лишь по времени опубликования, наиболее ранним является тот, который принадлежал Шильдеру. Этим списком мы и пользуемся при анализе Грамоты.

Государственная уставная грамота состоит из 6 глав, распадающихся на 191 статью. Глава I - "Предварительные распоряжения" имеет вводный характер. Глава II - "О правлении Российской империи" касается компетенции императора, Государственного Совета и наместнических советов. Глава III - "Ручательства Державной власти" содержит статьи об исполнительной власти и гарантиях ее осуществления. Глава IV - "О народном представительстве" рассматривает компетенцию Государственной думы или сейма и представительных органов на местах. Глава V - "О судебной власти". Глава VI - "Общие постановления" подводит итог всем положениям этого правового документа.

Предтеченский дает весьма скромную оценку содержания Грамоты: "По существу, принцип выборности был единственным нововведением,


28 ОР РК ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, ф. 859, к. 19, ед. хр. 6. Сожжение русской Конституции в Москве.

29 Исторический сборник Вольной русской типографии в Лондоне. Кн. 2. М. 1971, с. 191 - 238; кн. 3. М. 1971, с. 153 - 160.

30 Остафьевский архив. Т. I, с. 198 и др.; Лотман Ю. М. Ук. соч., с. 57, прим. 112.

31 ЦГАДА, ф. Гос. архива, разр. III, ед. хр. 25; разр. XII. N 269; ОР РК ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, ф. 859, Н. К. Шильдера, к. 19, ед. хр. 6, Гос. Уставная грамота (далее ссылки на эту редакцию даются в тексте).

32 Парусов А. И. Государственная уставная грамота 1820 г.; Предтеченский А. В. Ук. соч., с. 382 - 393.

33 La charte constitutionnelle de l'Empire de Russe de M. Th. Schieman. Brl. 1903, pp. 116 - 128. Здесь опубликованы два идентичных текста: русский и французский. Русская редакция Грамоты приводится в кн. Н. К. Шильдера "Император Александр Первый, его жизнь и царствование" (Т. 4, СПб. 1898, с. 499 - 526).

34 Szymon Askenazy. Rosia - Polska, 1815 - 1830. Lwow. 1907, с. 176 - 178; Ш. Ашкенази. Царство Польское, 1815 - 1830. М. 1915, с. 61 - 64.

стр. 37


имеющим принципиальное значение"35 . В действительности Уставная грамота содержала ряд принципиально новых положений, отличающих этот правовой акт от старого самодержавно-абсолютистского законодательства. К числу положений, буржуазных по своей правовой сущности (встречавшихся еще раньше в проектах Сперанского и Мордвинова, но уживавшихся в них с сохранением абсолютной верховной власти и другими положениями феодально- патримониального права), принадлежали статьи, в которых шла речь о политической свободе, представительном правлении, федерализме, понятом в буржуазном духе и признающем лишь административный принцип федерации. В статье 81 (гл. III) провозглашался принцип политической свободы: "без суда никто да не накажется", "чтобы никто без объявления ему вины и снятия с него допроса в течение трех дней по задержании не лишался свободы и не содержался в тюрьме". Статьи 82 - 83 развивают эти положения и утверждают свободу вероисповедания, печати и другие буржуазные свободы. Комплекс положений о буржуазных свободах, в частности, о независимости личности, об определенной степени ее неприкосновенности в более лаконичной форме изложен был еще в Государственной жалованной грамоте российскому народу 1801 г.36 , о политической свободе говорилось и в нескольких записках и проектах Сперанского37 .

Существует мнение, что в Государственной уставной грамоте повторяются принципы французской конституции 1814 г. и польской конституции 1815 г. Не менее сильное воздействие на ее создателей оказали русские правовые неофициальные источники, прежде всего проекты Сперанского.

Принцип защиты свободы личности заимствован авторами Грамоты из классического английского правового свода "Habeas corpus act" - основы буржуазного законодательства, принятого в Англии в 1660-х годах при Карле II Стюарте. Этот акт определял свободу и неприкосновенность личности каждого гражданина и содержал право на освобождение обвиняемого из-под ареста, если в течение 3 дней ему не предъявлено развернутое обвинение. Включение в Уставную грамоту статей, защищающих свободу личности и гарантирующих права гражданства, отражало стремление к установлению в России буржуазного правопорядка.

В Уставной грамоте провозглашается и другой важнейший буржуазный принцип - принцип представительного правления. Наиболее полно он оформлен в ст. 91, гл. III: "Да будет Российский народ отныне и навсегда иметь Народное представительство. Оно должно состоять в Государственном Сейме (Государственная Дума), составленном из Государя и двух палат. Первую под именем Высшей палаты образует Сенат, а вторую под именем Посольской палаты - Земские послы и Депутаты Окружных Городских обществ". Идея представительного правления, провозглашенная в Уставной грамоте, настойчиво звучала и раньше в проектах братьев Воронцовых, Мордвинова, Сперанского. Ее наличие в Уставной грамоте отвечало духу 20-х годов XIX в. и предваряло развитие идеи народного представительства в документах декабристов.

Как известно, Г. В. Вернадский считал, что важнейшие положения Уставной грамоты и Конституции Н. М. Муравьева, созданной для Северного общества, почти идентичны. К уже существующей критике этой позиции38 , извращающей революционную сущность проекта декабри-


35 Предтеченский А. В. Ук. соч., с. 892.

36 Грамота Российскому народу. (Список Репинского). В кн. В. П. Семенников. Очерки и исследования. М-Пг. 1923. с. 188 и др.

37 Сперанский М. М. Проекты и записки. М. -Л. 1958.

38 Дружинин Н. М. Декабрист Н. Муравьев. М. 1933; Парусов А. И. Государственная уставная грамота 1820 г.

стр. 38


стов, следует добавить, что главный аргумент Вернадского (об общности в том и другом документе трактовки свободы личности) несостоятелен. Обращение к основным положениям упомянутого выше "Habeas corpus act" свойственно не только Уставной грамоте, но и предшествующим ей правовым документам (Жалованной грамоте российскому народу 1801 г., проектам братьев Воронцовых и Сперанского). Не представляется правомерной и точка зрения В. И. Семевского, рассматривавшего Уставную грамоту как сколок или ухудшенный вариант Польской конституции 1815 г.39 . Он критиковал Уставную грамоту с позиций демократа конца XIX в., а между тем этот документ был, несомненно, новым словом в идейно-политическом развитии самодержавно-крепостнической России первых десятилетий этого столетия.

Сама идея представительного правления, конечно, далеко еще не определяет степени проникновения в Грамоту буржуазного начала. В этом документе она сочетается с буржуазным принципом разделения властей. Названный атрибут буржуазного права тогда уже не был откровением. Наиболее полно он сформулирован в плане государственного преобразования Сперанского (1809 г.) и заключался в отделении законодательной власти от исполнительной и судебной. По примеру европейских конституций, представительное правление должно было сочетаться с народным суверенитетом. Отступая от общего правила и даже от Польской конституции 1815 г., Уставная грамота провозглашала суверенитет царя: "Государь есть единственный источник всех в Империи властей: гражданской, политической, законодательной и военной. Он управляет исполнительной частью во всем ее пространстве", "особа государя священна и неприкосновенна" (ст. 12, 14). Однако в последующих статьях пояснялось, что законодательная власть, перестав быть лишь компетенцией императора, разделялась между ним и сеймом или местными сеймами (ст. 15, 30, 31).

Мера уступок представительному сейму, очевидно, вызывала сопротивление Александра I, затягивая подготовку Грамоты. Об этом можно судить по косвенным свидетельствам Н. И. Тургенева, передавшего свою беседу с Вяземским: "В главе о выборах членов в Народное собрание сказано, что депутаты назначаются избирателями. Что могло быть проще и естественнее этого? Тем не менее император остановился на этом параграфе и сделал замечание, что избиратели могут таким образом назначить сами кого заблагорассудится. "Панина, например". А как раз Панин, бывший министр иностранных дел, впал в немилость у его величества. Статья была тотчас же изменена, и избирателям решили предоставить лишь право представлять трех кандидатов, из числа которых правительство избирало депутата. Что может быть курьезнее, чем фабриковать таким образом конституцию"40 . В результате Государственный сейм получил только законосовещательное право, последнее же слово в проведении законопроекта оставалось за императором. Таким образом, он сохранил за собой право абсолютного резолютивного вето.

Ограничение полномочий Государственного сейма властью императора было компромиссом между старым патримониальным федеральным правом и буржуазной идеей представительного правления. Конституционная монархия (наиболее последовательно продуманная в Конституции Н. М. Муравьева) предоставляла императору право суспензивного, относительного вето; это было крупным шагом вперед в реализации дееспособности Народного Веча: после двукратного возвращения законопроекта в Народное собрание он мог проводиться в жизнь без санкции императора. Такая компетенция Народного Веча как представи-


39 Семевский В. И. Общественные и политические идеи декабристов. СПб. 1909, с. 55, 58.

40 Тургенев Н. И. Ук. соч., с. 228.

стр. 39


тельного органа власти (предусматриваемая проектом Муравьева) приближала конституционную монархию к республиканскому политическому устройству. При подготовке Уставной грамоты царь неоднократно подвергал пересмотру вопрос о степени участия Государственного сейма в прохождении законопроектов как наиболее уязвимый элемент нового законодательного акта, и в связи с этим возвращал документ в канцелярию Новосильцева.

Государственная Уставная грамота представляет собой юридический документ, во многом связывающий просветительскую и декабристскую правовую мысль. В нем элементы буржуазного правопорядка тесно сплетены с феодально- правовой основой. В Уставной грамоте был полностью обойден вопрос об участии крестьян в гражданской и политической жизни. Ни их гражданскими правами, ни тем более их экономическим положением авторы подготавливаемой конституции, казалось бы, не интересовались. Между тем Вяземский имел к тому времени определенно сложившуюся систему представлений по крестьянскому вопросу. Еще в "Записных книжках" 1817 г. он высказывал глубоко критические суждения о крепостном праве41 . Вяземский вынашивал мысль о создании по примеру литовского дворянства русского дворянского общества для разработки проекта освобождения крестьян. Это его намерение отразилось в переписке с братьями Тургеневыми. "Рабство, - писал он, - уродливость,., свобода, коей они (крестьяне. - Н. М .) лишены, так же неотъемлемая собственность человека, как воздух, вода и солнце... выколоть глаза целому народу - вещь невозможная... Рабство на теле государства Российского нарост... нарост этот подлежит срезанию"42 .

Обращает на себя внимание различие принципиальных установок Вяземского, когда он выступает как один из авторов официальной Уставной грамоты и когда пишет братьям Тургеневым. Если в первом случае Вяземский придерживается политических требований, соответствовавших курсу самодержавия, проводимому Александром I после войны 1812 г., то во втором он - оппозиционен официальной политике. Крепостное право для него не просто зло, но зло такое, которое можно и нужно уничтожить. Вяземскому принадлежала идея создания легального общества под председательством министра внутренних дел для изыскания способов к улучшению состояния крестьян и к постепенному их освобождению43 . Но этот замысел не был поддержан царем. В результате Вяземский постепенно теряет надежду на возможность изменить политическую систему сверху.

Герцен в предисловии к публикации Уставной грамоты высказал свое понимание конституционной политики царизма: "У Александра I было так велико сомнение в прочности этой искусственной машины граненых штыков и чиненых перьев, что он боялся, что не сегодня-завтра этот наскоро сколоченный острог развалится. Ссылая с жестокостью трусости и неспокойной совестью на каторжную работу за либеральное слово, за слишком смелый стих, самодержцы на всякий случай сами втихомолку заказывают проекты, и вы не думайте, что это было только при Александре"44 . Герцен расценивал Уставную грамоту как проявление трусости самодержавия перед лицом нараставшей социальной опасности.

Если рассматривать подготавливаемую конституцию Российской империи с учетом конкретной ситуации Западной и Юго-Западной Евро-


41 Вяземский П. А. Записные книжки, с. 27.

42 Остафьевский архив. Т. II. СПб. 1899, с. 6, 14 - 16.

43 Дневники и письма Н. И. Тургенева. Т. III, вып. 5. Пг. 1921, с. 231 - 232.

44 Исторический сборник Вольной русской типографии в Лондоне. Кн. 2. М. 1971, с. VII.

стр. 40


пы и Южной Америки 1818 - 1821 гг. в связи с внешнеполитической обстановкой после Венского конгресса, вынесшего приговор наполеоновской деспотии, то становится очевидно, что царизм вынужден был обратиться к составлению документа, ограничивающего самодержавие, хотя бы юридически. Вырванный стечением исторических обстоятельств конституционный акт был положен под сукно, как только миновала непосредственная острота политических событий, как только были потоплены в крови революции на Западе. Однако объективный процесс разложения феодально-крепостнической системы и накопления в ее недрах новых, буржуазных элементов приводил передовых представителей русского общества к мысли о необходимости юридического закрепления этих элементов. Предшествующие Государственной уставной грамоте проекты с большей или меньшей последовательностью ставили вопрос о защите свободы личности, свободного труда, частной собственности, незыблемости закона, представительном правлении. Некоторые из этих положений нашли умеренное развитие в Государственной уставной грамоте. Но их недостаточная последовательность и сам факт непринятия и даже сокрытия проекта конституции Российской империи подводили передовые слои общества к пониманию необходимости насильственного, революционного способа достижения цели. Того, что не удавалось осуществить в течение двух первых десятилетий XIX в. путем мирной просветительской борьбы, решились добиться с оружием в руках декабристы.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ-КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ-В-РОССИИ-ПОСЛЕ-1812-г

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. В. МИНАЕВА, ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ В РОССИИ ПОСЛЕ 1812 г. // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 15.03.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ-КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ-В-РОССИИ-ПОСЛЕ-1812-г (дата обращения: 20.11.2018).

Автор(ы) публикации - Н. В. МИНАЕВА:

Н. В. МИНАЕВА → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
268 просмотров рейтинг
15.03.2018 (250 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
11 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. ИСТОРИЯ КРЕСТЬЯНСТВА В ЕВРОПЕ (ЭПОХА ФЕОДАЛИЗМА). В 3-Х ТТ.
Каталог: Экономика 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Марксизм-ленинизм и развитие исторической науки в странах Западной Европы и Америки. В 2-х тт. М. 1985. Т. 1, 274 с., т. II, 303 с.
Каталог: Политология 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Т. СУЗДАЛЕВА. На ключевых позициях. Из опыта работы Московской городской организации КПСС по созданию и совершенствованию деятельности научно- производственных объединений. 1966 - 1985 гг. М. Московский рабочий. 1986. 206 с.
Каталог: Политология 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБСУЖДЕНИЕ КНИГИ О СТАНОВЛЕНИИ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИДЕОЛОГИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ
Каталог: История 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ В РОССИИ ПОСЛЕ 1812 г.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK