BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-266
Автор(ы) публикации: Л. Е. Куббель

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Время после окончания второй мировой войны в исторической науке отмечено коренным пересмотром представлений о прошлом народов Африки и их роли во всемирной истории. Распад колониальной системы, появление на мировой арене десятков независимых государств потребовали заметного изменения подхода западной науки к освещению прошлого народов этого континента. Стала очевидной не только научная несостоятельность некогда распространенного деления народов на исторические и неисторические, но и его практически-политическая непригодность в изменившемся мире. Для интеллигенции же освободившихся стран пересмотр старых колониалистских, а то и расистских стереотипов в освещении исторического пути, пройденного их народами, сделался важнейшим элементом идейной подготовки и осуществления национально-освободительной революции. Важную роль сыграло и то, что во второй половине нашего столетия резко возросло влияние марксистской науки: расширилось знакомство с трудами исследователей из социалистических стран, укрепился авторитет прогрессивных ученых в капиталистических странах, наконец, в самой Африке были сделаны первые попытки осветить прошлое народов континента с марксистских позиций.

Всеобщее признание этих перемен нашло конкретное выражение в принятом ЮНЕСКО в 1964 г. решении о подготовке и публикации восьмитомной "Всеобщей истории Африки".

Первоначально предполагалось завершить издание в течение десяти лет. Однако уже в самом начале работы над его проектом стала очевидной немалая сложность задач, возникших на пути его осуществления. Требовалось уточнить и фонд подлежащих использованию источников, и общий подход к освещению их сведений в планируемом труде, то есть характер издания, и периодизацию, на основе которой группировался бы материал. Наконец, немаловажную проблему представлял и выбор авторов: хотя с самого начала "Всеобщая история Африки" мыслилась как издание международное, нельзя было в общем не признать обоснованным желание африканской научной общественности предоставить именно африканским исследователям возможность выразить в будущей книге в наибольшей степени их взгляды на прошлое своего континента.

Поэтому было принято решение вести подготовку издания поэтапно. В течение первых пяти лет (1965 - 1969 гг.) главное внимание было обращено на подготовку источников - их "инвентаризацию", отбор, разработку методов их использования. Специальные совещания экспертов созывались, например, для изучения проблемы сбора и методики работы с материалами устной традиции африканских народов или таких вопросов, как сбор и публикация неизвестных ранее науке письменных источников на арабском и других языках. Немаловажным результатом таких совещаний стала, кстати, организация новых научных центров - например, Центра языковых и исторических исследований посредством устной традиции в Ниамее (Нигер) или Центра исследований и документации имени Ахмеда Баба в Томбукту (Мали). Существенное значение имеет и подготовленный в эти годы "Справочник по источникам истории Африки", который содержит характеристику европейских архивов, располагающих документальными материалами по истории африканских стран и их народов.

стр. 158


В 1969 - 1971 гг., на втором этапе подготовки, были окончательно выработаны на международных совещаниях в Париже (1969 г.) и Аддис-Абебе (1970 г.) основные принципы будущего издания и, в частности, столь важный междисциплинарный подход. Все эти работы 60-х и начала 70-х годов позволили с 1972 г. приступить к главному этапу подготовки "Всеобщей истории Африки" - планированию и публикации томов издания.

Какова же окончательная структура издания? Восемь томов "Всеобщей истории Африки" предполагается посвятить следующим проблемам и периодам: T.I. - "Методология и древнейшая история Африки", директор тома Ж. Еи-Зербо (Верхняя Вольта); т. II- "Древняя Африка", директор тома Г. Мухтар (АРЕ); т. III- "Африка с VII по XI в.", директор тома М. Эль-Фаси (Марокко); т. IV - "Африка с XII по XVI в.", директор тома Дж. Ниань (Гвинея); т. V - "Африка с XVI по XVIII в.", директор тома Б. Огот (Кения); т. VI - "XIX век до его 80-х годов", директор тома Дж. Аде Аджайи (Нигерия); т. VII - "Африка под чужеземным господством, 1880 - 1935", директор тома А. Боахен (Гана); т. VIII - "Африка после 1935 г.", директор тома А. Мазруи (Уганда) 1 .

Изданием руководит Международный научный комитет, созданный ЮНЕСКО. Две трети его членов составляют африканские ученые. Точно так же все восемь томов возглавляют исследователи из стран Африки, о чем говорит вышеприведенный список. По решению ЮНЕСКО члены Международного научного комитета, директора томов и авторы глав привлекались к участию в подготовке "Всеобщей истории Африки" на индивидуальной основе, а не как представители той или иной страны. Как бы то ни было, в международном издании африканская наука представлена достойным образом.

"Всеобщая история Африки" с самого начала была задумана как издание для широкой аудитории, в первую очередь африканской. Чтобы быть доступной читателю в любой части континента, она выпускается на трех языках - английском, арабском и французском. В дальнейшем предполагается перевести ее на важнейшие африканские языки: суахили, хауса, йоруба, фуль и лингала. В более отдаленной перспективе планируется осуществить переводы на испанский, португальский, русский, немецкий и шведский языки. Кроме того, опять-таки в целях максимального облегчения доступа к изданию для широкого африканского читателя, намечалось выпустить параллельно с основным также и удешевленное издание; оно должно содержать полностью весь материал, но в более простом полиграфическом оформлении.

Решение множества сложных проблем, связанных с подготовкой и началом публикации томов издания, потребовало более полутора десятилетий. Сейчас мы имеем возможность познакомиться с первыми двумя томами международной "Всеобщей истории Африки", увидевшими свет в 1980 году. Они представляют особый интерес, так как в них, с одной стороны, сформулированы цели и принципы издания, а с другой - в известной мере подведены итоги изучения истории народов Африки до их вступления в железный век, то есть в целом до середины I тыс. н. э.

В двух восьмисотстраничных томах участвуют более чем шестьдесят авторов, представляющих не только разные научные дисциплины, но и, что очень существенно, разные национальные научные традиции 2 . Поэтому ниже мы ограничимся несколькими крупными проблемами, вернее, комплексами проблем, имеющими в конечном счете решающее значение для оценки достоинств и недостатков издания в целом. Такими проблемами представляются целевые установки и принципы подготовки труда; круг источников, используемых в нем, и принципы их оценки и применения; складывание древних культур народов континента и уровень общественного развития, достигнутый ко времени вступления этих народов в железный век.


1 Рассматривая хронологическое членение издания, нетрудно заметить, что рамки томов (за исключением двух последних) не столь далеки от периодизации всемирной истории, принятой в марксистской науке, - и это при всей склонности большинства африканских авторов к отрицанию значимости такой периодизации для их континента.

2 Histoire Generate de l'Afrique. P. UNESCO. 1980. I. Methodologie et prehistoire africaine. 893 p.; II. Afrique ancienne. 925 p.

стр. 159


Генеральный директор ЮНЕСКО А. Махтар М'Боу в предисловии к изданию подчеркивает значение воссоздания подлинной истории Африки: потребность африканцев в этом - "осуществление их права на инициативу в истории" (I, 10). Такая потребность тем более законна, пишет он, что расистские стереотипы мышления, возникнув как спутники работорговли и колонизации, долго препятствовали объективному изучению истории континента, сводя ее к этноистории. Под нею в современной африканской научной литературе и публицистике понимают в основном работы европейских этнологов колониальной эпохи, особенно те из них, что проводились в рамках деятельности колониальной администрации например, исследования "правительственных антропологов" в британских владениях. Дело в том, что во французской и в английской научной традиции соответственно этнология и социальная антропология не считаются историческими дисциплинами; история в них начинается с обществ, имеющих письменность, этнология же и социальная антропология изучают общества бесписьменные, "примитивные". Тем самым в любую научную дисциплину, название которой начинается с префикса "этно", в глазах африканцев привносится негативный оценочный оттенок. И с филиппиками против этноистории, понимаемой именно в таком смысле, читатель встречается во многих главах "Всеобщей истории Африки".

В общем виде принципы издания сформулированы от имени Международного научного комитета, руководившего его подготовкой, председателем комитета Б. Оготом. Они сводятся к четырем пунктам. Во-первых, "Всеобщая история Африки" должна быть сводным трудом, "избегающим догматизма"; последнее означает, что авторы могут излагать несовпадающие точки зрения, ибо главное - показать сегодняшнее состояние наших знаний. Во-вторых, Африка представлена как единое целое, а ее связи с другими континентами оцениваются должным образом, чтобы показать африканский вклад в развитие человечества. В-третьих, речь идет "прежде всего об истории идей и культур, обществ и институтов". И, наконец, история рассматривается преимущественно "изнутри": она должна отражать то, как африканские авторы видят свою цивилизацию. Она также должна подчеркнуть факторы, которые способствуют единству континента. Именно в этом "взгляде изнутри", подчеркивает Огот, заключено то новое, что несет в себе настоящее издание. И тут же отмечено: "Показывая подлинное лицо Африки, "Всеобщая история" могла бы в эпоху, характеризуемую экономическим и техническим соперничеством, предложить особую концепцию человеческих ценностей" (I, 15 - 16).

Изложенные Оготом принципы, включая и "особую концепцию человеческих ценностей", сами по себе не представляют чего-то нового или неожиданного для того, кто следил за африканской историографией последней четверти века. Более того, в нашей литературе они в той или иной мере подвергались и критическому анализу 3 . Но в первом томе "Всеобщей истории Африки" эти принципы, собранные воедино, образуют концептуальную основу всего издания. Подробная их формулировка выпала на долю одного из самых известных историков современной Африки, Ж. Ки- Зербо. И как директор первого тома - "Методология и древнейшая история Африки" и как автор нескольких теоретических глав и "Заключения", он располагал немалыми возможностями не только для изложения принципов, но и для их практического применения в книге.

Написанное им "Общее введение" (I, 21 - 43) содержит четкую постановку вопроса о социально- политическом значении истории как науки для современной Африки. Для африканцев, пишет Ки- Зербо, она не зеркало и не средство отвлечься от сегодняшних задач. Незнание собственного прошлого - путь к отчуждению (последнее, впрочем, понимается автором скорее в экзистенциалистском смысле. - Л. К.). "Невозможно было бы жить без памяти или с чужой памятью... История же - память народов" (I, 23). Не очень убеждает, правда, проводимая здесь же аналогия с избавлением от психологических комплексов посредством психоанализа. Но сама по себе необходимость создать настоящую историю Африки постулируется


3 См., напр.: Историческая наука в странах Африки. М. 1979; Урсу Д. П. Становление национальной историографии в странах Тропической Африки. - Вопросы истории, 1979, N 8.

стр. 160


вполне определенно, так же как и требование к африканским политикам: интересоваться историей ради достижения африканского единства (I, 43).

Подчеркнув необходимость использовать при воссоздании прошлого Африки данные разных научных дисциплин, Ки-Зербо рассматривает затем четыре "главных принципа", долженствующих лежать в основе исследования. Речь идет, собственно, о тех же установках, которые излагал Огот. Но у Ки-Зербо они, с одной стороны, детализируются, с другой - приобретают определенные нюансы. Так, в связи с принципом междисциплинарности, которому в целом равнозначно оготовское требование синтеза (synthese), Ки-Зербо рассматривает традиционное для африканских обществ представление о времени. Африканец вполне понимал заключенную в отсчете времени идею причинности, но вместе с тем отсчет этот оставался циклическим. Традиционное время - время "социальное", если иметь в виду общественную практику, в частности хозяйственную деятельность, но исторично оно лишь в известном смысле, что и выражается, по Ки-Зербо, в пренебрежении к строгой хронологии: ведь природный цикл, определяющий эту хозяйственную деятельность, постоянно повторяется и в нем отсутствует разница между жизнью предков и потомков. В африканском обществе важно не столько "быть рожденным в таком-то году... существенно было доказать, что ты рожден ранее такого-то" (I, 38).

"Взгляд изнутри" Ки-Зербо толкует как одно из предварительных условий формирования "автономной коллективной индивидуальности" Африки по отношению к окружающему миру. Следует учитывать то, что приносили контакты с неафриканским миром, но делать это так, чтобы показать прежде всего вклад Африки в развитие человечества (I, 39). Акцент, таким образом, сдвинут здесь на полемику с тезисом о пресловутой "неисторичности" африканских культур, будто бы обязанных всеми своими достижениями либо мигрантам, либо заимствованию.

Принцип подхода к Африке как к единому целому вне зависимости от антропологического облика жителей той или иной части континента дополняется, помимо "Общего введения", специальной главой "Теории относительно "рас" и история Африки" (I, 291 - 299), также написанной Ки-Зербо, и выводом: историю Африки нельзя истолковывать как некую историю населяющих ее рас. Ведь псевдонаучным мифом о превосходстве отдельных рас в истории человечества не раз злоупотребляли (I, 298 - 299).

Наконец, требование избегать "чрезмерной событийности" в освещении прошлого в данном случае объяснено риском преувеличить значение внешних влияний в случае его несоблюдения (I, 42). Но скептическое отношение Ки-Зербо к событиям и их хронологии имеет, пожалуй, более глубокие корни. Они с полной ясностью проявляются в принадлежащей ему в том же первом томе главе "Междисциплинарные методы, применяемые в настоящем труде" (I, 383 - 394). Здесь как бы в концентрированной форме отразились некоторые методологические взгляды, получившие довольно широкое хождение среди африканских ученых. Ки-Зербо пишет, что, хотя требование междисциплинарности в исследовании стало модным, осуществить его трудно в основном из-за партикуляристских тенденций, свойственных многим из привлекаемых к такому исследованию наук. При этом, считает он, история в отличие от иных наук не имеет "особого более или менее эзотерического лексикона" (I, 383). Но отсюда недалеко и до практического отрицания собственного понятийного аппарата истории как научной дисциплины. Это обнаруживается довольно быстро.

Ки-Зербо подчеркивает специфическую черту африканской истории - малое число письменных источников, которые по традиции занимают центральное место в исследовании. Именно в силу такого подхода и история и другие гуманитарные науки в приложении к Африке страдали, как он пишет, от двух противоречивых зол: от "историзирующей деформации, ведущей к тому, что общественный процесс рассматривают как четки, зерна которых образуют датированные события", и от вневременного рассмотрения структур, которые при таком подходе не имеют ни объективной, ни субъективной значимости (I, 384). Второе из этих зол он с полным основанием относит прежде всего к работам антропологов функционалистского направления. Но что касается хронологии, то едва ли дело обстоит так просто, как оно выглядит у Ки-Зербо. Если историю и нельзя свести только к последовательности

стр. 161


событий, то все же историческое единство человечества существует лишь в определенных временных рамках и вне их не может ни изучаться, ни быть понятым. И в этой связи возникает вопрос: не пытается ли автор вольно или невольно сделать из региональной специфики всеобщий принцип исследования?

Не приходится спорить, когда Ки-Зербо решительно отвергает деление источников на "благородные" и "низкие". Ценность источника не самодовлеюща, в конечном счете только результат исследования определяет, какой из источников оказался в данном конкретном случае основным. "Ибо именно источник обусловливает результат; но именно результат оправдывает использование источника" (I, 385). В конечном счете альтернативы междисциплинарному подходу к африканской истории нет. Это подтверждают убедительные примеры успешного взаимодействия различных наук при решении сложнейших вопросов истории континента. Но весьма сомнительным выглядит тезис, будто "пытаться... произвольно выделить главную движущую силу до того, как попытаться передать взаимодействие всех причин в их жизненном переплетении, значит возводить концептуальное сооружение вместо того, чтобы постараться воспроизвести в уме прошлое" (I, 392). Ведь это очень напоминает известную теорию факторов, тем более что прямо перед этим перечислены такие разнородные явления, как техника, материальное оснащение, торговля, языки, политическая организация, религия и т. д. Правда, порядок перечисления, равно как и знакомство с предшествовавшими трудами автора, позволяет предположить, что главное место все же отведено общественному производству.

В заключительной главе первого тома - "От грубой природы к освобожденному человечеству" (I, 771 - 786), - излагая свою концепцию доколониального развития тропической части континента, Ки-Зербо подчеркивает: главную роль в превращении Homo sapiens в аристотелево "политическое животное" сыграли техника и общественные отношения (I, 776). Такая формула сама по себе достаточно осторожна, и против нее довольно трудно возражать. Серьезные сомнения начинаются, однако, тогда, когда автор раскрывает свое понимание общественных отношений в субсахарской Африке.

Заметив, что понятие "смысла истории" всегда вызывало различия во взглядах, Ки-Зербо затем приводит в качестве примеров создателей такого рода теорий Маркса, Тейяр де Шардена, Августина и Ибн Халдуна (заявив попутно, что последний "с опережением на несколько столетий ясно сформулировал основные положения исторического материализма Карла Маркса" (I, 781). Это утверждение вовсе не следует рассматривать как проявление враждебности автора марксизму: наоборот, о вкладе Маркса в науки об обществе Ки-Зербо неизменно говорит с подчеркнутым уважением. Дело в другом: в характерном для значительной части африканских ученых и политиков стремлении заимствовать критическую сторону учения Маркса, одновременно отвергая ее конструктивный аспект на том основании, что он-де неприменим в африканских условиях. В данном случае Ки-Зербо демонстрирует это, отвергая в своей оценке доколониального развития Африки теорию общественно-экономических формаций. Он пишет: "Археологические и антропологические знания, накопленные после Маркса, показали, что развитие некоторых обществ несводимо ни к пяти стадиям, определенным Марксом в "Капитале",., ни к докапиталистической разновидности "азиатского способа производства", рассматриваемой как вариант перехода к государственности для неевропейских обществ" (I, 781 - 782). Попутно с этим отрицаются как рабовладельческая, так и феодальная стадии доколониального развития народов континента.

В конечном счете оказывается, что в доколониальной Африке существовал "способ производства sui generis"; он, хотя и родствен другим типам "примитивных" обществ, но отличался от них, "в частности, своего рода аллергией к частной или государственной собственности" (1,785). Так перед читателем предстает знакомый тезис об "исключительности" исторической эволюции Африки, будто бы несопоставимой с формами, в каких эта эволюция протекала в других регионах. Это впечатление тем сильнее, что, и признавая как будто "общие принципы" истории человечества, равно как и всеобщность методологических категорий исторического материализма, Ки-Зербо делает это как бы в условном наклонении (I, 785). И при-

стр. 162


зыв "не возвратиться, а обратиться" к Марксу оказывается скорее чем-то риторическим.

Конечно, в историческое развитии Африки к югу от Сахары наблюдалась довольно существенная специфика. Так, можно согласиться с Ки-Зербо по поводу отсутствия здесь рабовладельческой стадии развития. Возможность применения к африканским обществам понятия "азиатский способ производства" также еще нуждается в серьезном исследовании. Верно и то, что Африка не знала развитых форм феодализма, характеризуемого такими категориями, как феод и вассалитет. И все-таки прокламировать особый "африканский способ производства" едва ли оправданно: с одной стороны, это недостаточно обосновано наличным материалом, а с другой - противоречит провозглашенному стремлению показать место Африки в общечеловеческой истории. Этот тезис точно так же, как и заявление сенегальского ученого Ш. Анта Диопа о необходимости создать "корпус африканских гуманитарных наук" (II, 70, 72), ведет в конечном счете к раздроблению единой истории человечества на нечто заключенное в континентальные, а то и региональные рамки. В итоге методологические разделы первого тома производят противоречивое впечатление. При совершенно бесспорной целевой установке всего труда они, однако, предлагают такие пути решения поставленных задач, которые вряд ли способны обеспечить в такой же степени бесспорный и объективный характер этого решения.

Рецензируемое издание отличается весьма значительной полнотой освещения вопросов источниковедения истории Африки. Впервые в мировой научной литературе они рассмотрены совместно и достаточно подробно. Практически половина первого тома посвящена методам использования археологических, языковых, географических, климатологических материалов, разных категорий письменных источников и, конечно же, такого характерного для Тропической Африки вида источников, как устная традиция.

Собственно, глава "Устная традиция и ее методология" (I, 167 - 190), принадлежащая перу крупнейшего авторитета в этой области Я. Вансины (Бельгия), представляет вполне самостоятельный труд по типологии видов традиции и сложным вопросам, вызывающим острые споры исследователей. Отмечу два из них. Вансина решительно не согласен с высказанным в свое время Дж. Гуди и И. Уоттом мнением, будто в бесписьменном обществе общественное сознание настолько "гомогенизировано", что традиция утрачивает всякую ценность как источник, ибо из нее устраняются все противоречия. Условия бытования традиции различаются в разных обществах, и всегда необходимо тщательное изучение данного общества, чтобы определить, какой из вариантов предания наиболее достоверен. Ведь "у каждой традиции есть свой социальный уровень" (I, 176 - 177). Не менее интересны и возражения Вансины против утверждений, будто происхождение из общества, создавшего данную традицию, само по себе достаточно для правильной интерпретации последней: научный, социологический подход необходим в любом случае (I, 187). Этот тезис важен особенно потому, что часть африканских историков довольно упорно придерживается мнения о своего рода заданном превосходстве историка-африканца перед коллегами неафриканского происхождения при изучении африканских общественных организмов.

Это мнение, кстати, как правило, обосновывается как раз "исключительностью" истории Африки. Такая "исключительность", правда, в несколько завуалированной форме, присутствует и в главе "Живая традиция" (I, 191 - 230). Малийский историк А. Ампате Ба, один из знатоков исторического предания народов Западной Африки, попытался не столько оценить здесь самую традицию, сколько показать условия, в которых она формируется и сохраняется. В известном смысле речь идет об апологии традиции и ее носителей и создателей. Конечно, трудно согласиться с тенденцией автора практически отождествить с традицией все общественное сознание (I, 193). Сомнителен и тезис о "религиозном видении мира", якобы запечатленном во всех африканских традициях (I, 196); в смягченной форме он присутствует и у Ки-Зербо (I, 393). Наконец, едва ли стоит выделять отдельные цивилизации ткачей, кузнецов и т. п. (I, 210). Но при всем том по богатству фактами, по убедительному показу того, что традиция жива и сегодня, сохраняя огромное социальное значение, в особенности в сельских местностях, глава Ампате Ба одна из интереснейших в томе.

стр. 163


Вопрос об изменении традиционного исторического сознания рассматривают и авторы главы "Место истории в африканском обществе" (I, 65 - 76): недавно скончавшийся видный историк Бубу Хама (Нигер) и Ж. Ки-Зербо. Они подчеркивают противоречивость нынешних перемен: африканец делается "соавтором" глобального прогресса человечества, но в то же время утрата ощущения причастности к исторической деятельности в рамках прежнего "микрообщества" создает опасность небывалого по масштабу отчуждения его личности. При этом на задний план отходят этические мотивы, широко представленные в традиционном историческом сознании.

Уникальной можно назвать и сводку археологических данных, присутствующую в первых двух томах издания. Ее важное преимущество перед ранее публиковавшимися даже лучшими общими трудами по археологии Африки в том, что здесь представлены все без искелючения регионы, к тому же каждый описывается авторитетным специалистом, непосредственно ведшим в нем раскопки. Значение же этой категории источников для древнейшего периода истории Африки и всего человечества, коль скоро палеоантропологические материалы доказывают, что именно здесь, в восточной и южной частях континента, появился род Homo, в последующем мигрировавший в субгималайскую Азию, невозможно переоценить. Да и позднее, вплоть до середины I тыс. н. э., мы практически не располагаем - во всяком случае, если говорить об Африке субсахарской, - никакими иными источниками. И не случайно в первых двух томах "археологические" главы занимают не меньше трети общего объема.

Нужно, правда, сразу же сказать, что "недогматические" установки руководителей труда привели к заметному разнобою в понятийном аппарате и терминологии этих глав. Сама по себе идея представить в книге разные точки зрения, существующие в современной науке, естественна и разумна. Но едва ли удачно параллельное использование трудно совместимых друг с другом категорий палео-, мезо- и неолита, с одной стороны, и английских Old, Middle и Late Stone Age - с другой, хотя британский исследователь Дж. Саттон в главе "Древнейшая история Восточной Африки" (I, 489 - 524), открывающей ряд собственно археологических разделов тома, с самого начала четко и ясно показывает несовместимость этих категорий. Так же обстоит дело и с традиционными названиями африканских плювиалов (влажные периоды в климатической истории Африки, по времени примерно соответствующие ледниковым периодам в истории Европы) - кагерского, гемблийского и других: в главе "Гоминизация: общие проблемы" (I, 466 - 470) они отнесены бельгийцем И. Коппаном и французом Л. Балу к неупотребительным, но авторы остальных глав охотно их используют.

Несмотря на этот разнобой, археологические главы дают богатейший материал для понимания того, как складывались африканские цивилизации и какова была специфика этого процесса в разных частях континента. Среди этих глав особого внимания заслуживает та, что написана Дж. Саттоном. Во- первых, ему, пожалуй, в наибольшей степени удалось сочетать строгую научность изложения и его доступность, что в таком издании составляет одну из важнейших задач. Поэтому значение "Методологических пролегомен" к этой главе (I, 489 - 500) гораздо шире ее географических рамок: ими можно было бы предварить весь комплекс глав по археологии Африки. Во-вторых, Саттон подробно изложил главные черты своей концепции "цивилизации рыболовов", расцвет которой пришелся на VII тыс. до н. э. Она широким поясом охватывала континент от Атлантики до рифтовых областей Кении: кенийский вариант капсийской культуры автор рассматривает как юго-восточную границу распространения этой цивилизации. С нею исследователь связывает формирование нило-сахарской языковой семьи по классификации Дж. Гринберга. Взгляды Саттона находят серьезное подтверждение в многочисленных следах рыболовческих культур, обнаруживаемых археологами во многих районах континента.

Заметное место в археологических главах заняла проблема происхождения таких важнейших элементов культуры африканских народов, как земледелие и индустрия железа.

Образцом взвешенного подхода к решению этих сложных проблем можно назвать концепцию, выдвинутую французами Р. Портэром и Л. Барро в главе "Начало, раз-

стр. 164


витие и распространение земледелия" (I, 725 - 744). Развивая прежние взгляды Р. Портэра о наличии нескольких оригинальных очагов земледелия в древней Африке, они показывают достаточно весомую роль африканских народов в становлении земледелия в мировом масштабе на базе плодотворного и равноправного обмена с другими частями света достижениями в этой области, прежде всего теми или иными культигенами - родоначальниками культурных растений.

Происхождение африканского железа давно было предметом дискуссий между сторонниками местного его открытия и теми, кто склонен считать индустрию железа заимствованной из Азии. Эти разные взгляды нашли отражение и в рецензируемом издании. Нет возможности детально анализировать их аргументацию, но в целом можно сказать, что крайние автохтонистские воззрения не нашли широкой поддержки. Большинство авторов в этой или иной мере скептически отнеслись к таким мнениям, и это очень ясно выразил крупный британский специалист по археологии Африки М. Познански (II, 585 - 589). Вместе с тем прозвучали и призывы "не забывать о возможности" местного происхождения индустрии железа в тех или иных случаях (II, 669, 692). Это в общем-то вполне оправданно, учитывая недостаточность и неравномерность археологической изученности субсахарской Африки. Зато почти единодушны оказались авторы обоих томов в отрицании той исключительной роли в передаче железной индустрии в глубинные области континента, которая, начиная с Дж. Уэйнрайта, приписывалась мероитской цивилизации. Гораздо большее внимание привлекает возможность прихода железа в суданскую зону из Северной Африки.

Примерно к 800 г. н. э., отмечает М. Познански в обобщающей главе "Общества субсахарской Африки в начале железного века" (II, 779 - 794), большая часть Африки вступила уже в железный век. Закончилась первая фаза "аграрной революции" (так он обозначает сложение производящего хозяйства), хотя охота и собирательство сохранили еще заметное место в хозяйстве. К тому же времени появились первые раннеполитические образования, из которых древнейшим была Гана; другой очаг политогенеза наметился к этому моменту в Центральной Африке, в верховьях Луалабы. Раннюю государственность Познански рассматривает скорее как автохтонную, нежели как использование традиций Древнего Египта.

Последний вопрос - связи Древнего Египта и Тропической Африки и его место в становлении культур народов субсахарской части континента - занял немалое место в первых томах издания. Сенегальские исследователи Ш. А. Диоп и П. Диань, конголезец Т. Обенга весьма энергично отстаивают в своих главах давнюю идею Диопа о прямой преемственности между древнеегипетской цивилизацией и культурами современных народов Африки. Но подавляющее большинство как участников коллоквиума ЮНЕСКО в 1974 г. по вопросу о заселении Египта (текст отчетов этого коллоквиума публикуется во втором томе французского издания в виде приложения), так и авторов "Всеобщей истории Африки" весьма скептически оценило как лингвистические, так и тем более антропологические аргументы сторонников Ш. А. Диопа. Характерно, что тезис о негрской расовой принадлежности древних египтян пришел в противоречие с постулированным в первом томе неприятием понятия расы как исторического объекта. Не случайно директор II тома египетский исследователь Г. Мухтар во введении к тому заявил, что основа древнеегипетского населения была, несомненно, африканской, но едва ли можно говорить о какой-то "чистой" негроидной расе в этом случае: слишком уж активны были контакты Нильской долины с внешним миром (И, 26).

Если попытаться оценить в целом первые два тома "Всеобщей истории Африки", то не вызывает сомнения, что перед нами крупное достижение международного научного сотрудничества. Небывалая до сего времени широта подхода к подготовке этого труда позволила создать действительно междисциплинарное исследование. Не менее важно, что впервые в мировой науке в обобщающем издании по Африке столь широко представлены точки зрения самих африканцев. Участие же широкого круга авторитетных исследователей из многих стран не только Африки, но и Европы позволило отразить в освещении многих конкретных вопросов последние достижения мировой науки. Конечно, рецензируемые тома издания не лишены и слабых мест. О них частично говорилось выше; главные из них - известный оттенок эклектики

стр. 165


в методологических установках некоторых авторов и не всегда ощущаемая в должной степени направляющая рука редактора тома.

Приходится пожалеть и о там, что в обоих томах явно недостаточно представлен вклад марксистской науки в изучение истории Африки. Это относится как к учету публикаций, так и особенно к непосредственному участию советских авторов и ученых из других социалистических стран в подготовке издания. В результате марксистские взгляды на историческое прошлое континента излагаются, так сказать, со стороны и не всегда достаточно точно. Между тем речь идет о международном издании, которое призвано обобщить достижения мировой науки в исследовании прошлого народов Африки.

"Всеобщая история Африки" предоставляет в распоряжение читателя богатейший набор фактов и идей, которые будут способствовать изучению прошлого народов этого континента и их соседей. В этом смысле данное издание обещает стать заметным явлением в развитии исторической науки в мировом масштабе.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/Обзоры-МЕЖДУНАРОДНОЕ-ИЗДАНИЕ-ПО-ИСТОРИИ-АФРИКИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Л. Е. Куббель, Обзоры. МЕЖДУНАРОДНОЕ ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ АФРИКИ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 15.03.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/Обзоры-МЕЖДУНАРОДНОЕ-ИЗДАНИЕ-ПО-ИСТОРИИ-АФРИКИ (дата обращения: 24.09.2018).

Автор(ы) публикации - Л. Е. Куббель:

Л. Е. Куббель → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
150 просмотров рейтинг
15.03.2018 (193 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ФАШИЗАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В ГЕРМАНИИ
Каталог: История 
8 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
SIBERIAN VECTOR
Каталог: Разное 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Анализ известных на данный момент иконографических источников и результатов археологических исследований, проливающих свет на историю и архитектуру Гольшанского замка. На их основе автор попытался реконструировать изначальный облик памятника в XVII веке, а также проследить последующие изменения в его архитектуре, вплоть до разрушения в XX столетии. Кроме того, в работе приводятся визуальные реконструкции замка, созданные за последние 40 лет.
Каталог: Архитектура 
12 дней(я) назад · от Robert Maciejewski
RESEARCH INSTRUMENTS-2002
Каталог: Вопросы науки 
14 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ON THE BRINK OF THERMONUCLEAR ERA
Каталог: Вопросы науки 
14 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
JUNKYARDS IN ORBIT
Каталог: Космонавтика 
14 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
DIOXIN: HOW VANQUISH IT?
Каталог: Химия 
14 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
BIOLOGICAL EFFECTS OF ELECTRIC FIELDS
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Леса Беларуси. И не бескрайние, а строительные!
Каталог: Строительство 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПЛЕХАНОВ В БОРЬБЕ ЗА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Обзоры. МЕЖДУНАРОДНОЕ ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ АФРИКИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK