BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека Беларуси, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-143
Автор(ы) публикации: М. М. ПЕТРОВСКАЯ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Возрастание роли народных масс в решении важных международных проблем, обусловленное объективными историческими процессами, сказывается в той или иной степени на активности и действенности общественного мнения по вопросам внешней политики капиталистических стран, в частности США. Зависимость общественного мнения от объективных процессов, происходящих в мире, носит, конечно, опосредованный характер. В атмосфере возрастания роли общественности в мировом масштабе общественное мнение в той или иной стране может проявлять себя неравномерно, складываясь и формируясь в зависимости как от самих внешнеполитических событий, так и от совокупности явлений внутриполитической жизни государства. Однако тенденция такова, что широкие слои американской общественности все активнее реагируют на события в мире, что находит отражение в общественном мнении. Последние десятилетия свидетельствуют о том, что широкое общественное мнение все более активно проявляет себя во внешнеполитической сфере.

Интерес общественности США к международным делам стимулируют такие факторы, как беспокойство за судьбы мира в условиях ядерной угрозы и поиски путей обеспечения безопасности. Немаловажное значение имеет и углубляющееся осознание американцами все увеличивающейся взаимосвязи внутренних и внешнеполитических проблем. "Проблемы новой повестки дня международной жизни моментально затрагивают экономические и политические интересы американских избирателей"1 , - отмечают американские исследователи; "расширяющаяся взаимозависимость мирового сообщества, - говорится в книге, изданной видным американским политологом Г. Моргентау, - означает, что внешняя, как и внутренняя, политика" становится "делом каждого"2 . Потребление иностранного сырья, вопросы экспорта и импорта и их связь с занятостью населения все чаще стали восприниматься американцами через призму внешнеполитических целей3 . Наряду с этим возросло и понимание того, что многие важные проблемы выступают сейчас как проблемы глобальные, требующие международного сотрудничества и совместных усилий народов разных стран.


1 B. Manning. The Congress, the Executive and Intermestic Affairs: Three Proposals. "Foreign Affairs", January 1977, p. 309.

2 "Great Decisions 78". N. Y. 1978, p. 78.

3 В докладе чикагского Совета по внешним сношениям отмечается: 82% американцев полагают, что от внешней политики США зависит стоимость доллара; 85% - что от нее зависят цены в стране на бензин; 72% - что она влияет на экономику в целом, и в частности (64%) - на цены на продукты питания; 51% - что она оказывает влияние на состояние безработицы в стране ("American Public Opinion and US Foreign Policy 1979". Chicago. 1979, p. 20).

стр. 63


Рост информированности населения США, повышение его образовательного уровня и соответственно компетентности в сфере внешней политики также создают предпосылки для большей вовлеченности общественности в дела международной политики. По данным различных исследований, число тех, кто считает внешнеполитические проблемы важными для страны, постепенно растет4 . Игнорировать общественное мнение становится все трудней, а порой это и просто невозможно. Поэтому правящие круги США проявляют к нему достаточно стабильный интерес как в плане теоретического изучения, так и, главное, практического "измерения" с целью получить наиболее полную картину "настроений нации".

Общественное мнение в буржуазном государстве, в данном случае в США, многомерно. Его носителем могут быть отдельные классы, социальные слои, различные общности. Общественно значимое мнение по многим важным политическим проблемам может быть выражено и такими группами, слоями и партиями, которые статистически не составляют большинства населения5 . Однако, когда мы говорим об американском общественном мнении, то имеем в виду не какие-либо отдельные группы и слои, а именно общую картину состояния массового сознания, получаемую прежде всего с помощью опросов населения. Естественно, что такой подход не дает возможности увидеть в полной мере столкновения конфликтующих мнений различных групп, но тем не менее позволяет выявить превалирующие тенденции в широком общественном мнении, их устойчивость или расплывчатость.

Необходимо иметь в виду и то обстоятельство, что хотя общественное мнение США неоднократно проявляло себя как позитивный фактор, выражая позицию прогрессивных сил, оно может выступить и как фактор негативный, объективно играя на руку силам реакции. В рамках буржуазного государства общественное мнение подвержено воздействию отлаженного механизма буржуазной пропаганды, реакция на которую тем сильнее, чем в большем единстве выступают правящие слои господствующего класса. Однако сейчас уже едва ли кто-нибудь станет утверждать, как это имело место в недалеком прошлом, что общественное мнение в буржуазном государстве, в частности в США, полностью находится под влиянием буржуазного пропагандистского аппарата и тем самым реально не существует, являясь лишь фикцией, более или менее четким оттиском произвольно создаваемой картины. Факты свидетельствуют о том, что американское общественное мнение в сфере внешней политики порою занимало прогрессивную позицию вопреки официальной линии правительства и основному потоку буржуазной пропаганды и при этом выступало как существенный фактор в принятии конкретных решений по ряду международных вопросов.

Естественно, речь идет отнюдь не о любой внешнеполитической ситуации. Ошибка многих американских исследователей состоит, в частности, в том, что они противопоставляют сферу внешней политики внутренней без рассмотрения конкретной обстановки. Отсюда делается вывод, что поскольку внутренние проблемы волнуют американцев в значительно большей степени, чем внешние, то американцы не знают, и, более того, не хотят знать, о том, что происходит в той или иной части света, иными словами, что, в конечном счете, внешнеполитические проблемы вообще не интересуют американцев. Ограниченность такого


4 В 1978 г. 22% опрошенных по сравнению с 13% в 1974 г. назвали внешнеполитические проблемы важными (ibid., p. 9). Естественно, что большинство на первое место вынесли внутренние экономические проблемы. В 1980 г. в связи с ухудшением международной обстановки 44% назвали вопросы внешней политики самой важной проблемой, стоящей перед страной ("The Gallup Opinion Index". February 1980, p. 9).

5 Подробнее см. Б. А. Грушин. Мнения о мире и мир мнений. М. 1967, а также "Американское общественное мнение и политика". М. 1978.

стр. 64


противопоставления очевидна. Разумеется, внутренние проблемы всегда стояли для американцев на первом месте. Инфляция и безработица, социальное обеспечение, преступность и т. п. - все, что вторгается в повседневную жизнь человека, безусловно, затрагивает его прежде всего. Но это вовсе не означает, что острые проблемы внешней политики оставляют равнодушной американскую общественность.

Конечно, общественное мнение по-разному (в смысле интенсивности) реагирует на разные проблемы. Но всегда можно конкретно выделить и обозначить те ситуации, при которых оно выступало как действенный фактор внешней политики. При существующих средствах связи и информации (какой бы она ни придерживалась политической направленности) нельзя скрыть факты, свидетельствующие о росте и укреплении социалистического содружества, размахе и успехах национально- освободительных движений, выходе на историческую арену новых государств, все большем вовлечении широких масс разных стран в активную демократическую деятельность и борьбу. В формировании общественного мнения особая роль принадлежит демократическим движениям и организациям, выступающим за мир, безопасность и международное сотрудничество.

Нельзя вместе с тем недооценивать идеологическое воздействие правящих сил на широкие слои населения. Государственный аппарат, предпринимательские организации, средства массовой информации стараются подчинить себе общественное мнение. В периоды сложной международной обстановки, возникновения кризисных ситуаций в мире усиливается и пропагандистская деятельность государственного аппарата, направленная на внедрение в сознание масс определенной интерпретации этих событий, естественно, с четко выраженных классовых позиций.

Однако отнюдь не всегда правящий класс США выступает в полном единстве. Разногласия между его различными фракциями, выдвигающими различные пути достижения определенных внешнеполитических целей, затрудняют осуществление целенаправленного воздействия на общественное сознание. Разнородны и средства массовой информации, выражающие интересы различных групп и обладающие относительной самостоятельностью. Наконец, сказывается непоследовательность внешнеполитического курса той или иной администрации. Таким образом, налицо сложное сочетание различных влияний, объективных и субъективных факторов, стихийных и направленных процессов. Поэтому, говоря об объективном процессе возрастания роли общественного мнения в сфере внешней политики, что само по себе является безусловно прогрессивным явлением, необходимо учитывать, что в отдельных случаях возможны ретроградные проявления, всплески шовинистических настроений, охватывающих довольно широкие слои американской общественности. И это стимулируется теми, кто раздувает антикоммунистическую истерию, эксплуатирует укоренившиеся, особенно в годы "холодной войны", антисоветские и антикоммунистические стереотипы.

Возрастание роли общественного мнения сопровождается в США и поисками новых форм влияния на массы, совершенствованием механизма манипулирования массовым сознанием. В условиях кризиса политической системы США каждое ее звено особенно заинтересовано в поддержке со стороны общественности. Конгресс и исполнительная власть, группы давления и политические партии (например, в период предвыборной борьбы) стремятся всеми способами склонить общественное мнение на свою сторону.

Реальное изменение роли общественного мнения во внешнеполитических делах определенным образом преломляется и в исследованиях буржуазных авторов. Этот вопрос рассматривается американскими ав-

стр. 65


торами на протяжении уже довольно длительного времени. Выразителем наиболее крайних взглядов, согласно которым общественное мнение не играет никакой роли в международных делах, был известный журналист, занимавшийся и проблемами общественного мнения, У. Липпман, считавший, что мнение масс, будучи инертным по своей природе, не может быть адекватным происходящим событиям, оно отстает от них. В критических обстоятельствах общественное мнение оказывается пагубно ошибочным, и в силу этого общественность не только не должна влиять на деятельность правительства, - такое влияние было бы просто опасным6 . Другой известный исследователь, Г. Олмонд, писал, что сфера внешней политики наименее подвержена влиянию общественного мнения, и поэтому неосведомленность широких масс не может рассматриваться как препятствие в процессе разработки правительством внешнеполитического курса7 .

Представители другого направления, каким, в частности, являлся крупный специалист в области теории общественного мнения В. Ки, констатируя ограниченное влияние мнения масс на внешнюю политику, все же полностью его не отрицали, понимая, что такое отрицание ставит под сомнение основные постулаты буржуазной демократии. "Если взгляды масс не играют хотя бы какой-нибудь роли в формировании политики (имеется в виду внешняя политика. - М. П. ), то всякая речь о демократии является бессмыслицей", - писал Ки. Полностью соглашаясь с высказыванием одного из ведущих американских социологов, Х. Лассуэла, о том, что "открытое взаимодействие общественного мнения и политики является отличительной чертой народного управления", Ки в то же время подчеркивал, что четкое определение воздействия общественного мнения на тот или иной политический курс, проводимый в различных ситуациях, представляет собой аналитическую задачу чрезвычайной сложности. При этом он говорил и о необходимости учитывать способность руководства направлять общественное мнение, оказывать на него влияние, о невозможности игнорировать или отрицать феномен огромных по масштабу действий правительства, которые в конечном итоге обеспечивают ему массовую поддержку8 .

Широко распространен и такой подход, при котором влияние общественного мнения на внешнюю политику признается, но при этом подчеркивается негативная сторона этого влияния. Неоднократно эта мысль встречается в работах Г. Моргентау. Называя в числе ряда слагаемых государственной мощи "моральный элемент", Моргентау пишет, что "в форме общественного мнения он представляет собой тот неосязаемый фактор, без поддержки которого ни одно правительство, демократическое или авторитарное, не может с полной эффективностью, а то и вообще проводить свою политику". Он утверждает далее, что американская внешняя политика, а через нее и международное влияние США в той или иной мере зависят от настроений в американском общественном мнении, находящих выражение в голосовании в конгрессе, в результатах выборов, в опросах населения и т. п.9 . Государственные деятели поэтому стремятся заручиться поддержкой общественного мнения как у себя в стране, так и за рубежом. Однако поддержка эта, пишет Моргентау, проистекает не из рационального понимания действительных политических акций, а скорее из эмоциональной приверженности политическому курсу, которого массы ожидают10 . Но этот курс мо-


6 W. Lippmann. Essays in the Public Philosophy. N. Y. 1956, pp. 19, 23.

7 G. A. Almond. The American People and Foreign Policy. N. Y., 1964, p. XXIII.

8 V. O. Key Jr. Public Opinion and American Democracy. N. Y., 1967, p. 7.

9 H. G. Morgenthau. Politics Among Nations. N. Y. 1972, pp. 135 - 136.

10 H. G. Morgenthau. Politics in the 20th Century. Vol. II. The Impasse of American Foreign Policy. Chicago. 1962, p. 5.

стр. 66


жет совершенно не устраивать тех, кто осуществляет внешнюю политику. Отсюда, полагает Моргентау, возникает несоответствие между требованиями "рационального подхода" творцов политики и эмоционально окрашенными склонностями общественного мнения. В этой ситуации давно провозглашенные демократические формулы оказываются как бы излишними и неуместными. Не случайно Моргентау, рассматривавший в различных работах обозначенную им дилемму, стоящую перед политическими деятелями: ориентироваться на общественное мнение и наносить ущерб внешнеполитическому курсу или же проводить независимый внешнеполитический курс и рисковать поддержкой среди общественности, цитировал А. де Токвиля, писавшего об Америке второй трети XIX в.: "Внешняя политика едва ли требует каких-либо качеств, которые являются специфическими для демократии; напротив, она требует почти исключительно тех качеств, которых демократии недостает"11 . Это высказывание Токвиля продолжает импонировать буржуазным исследователям, обеспокоенным возрастанием роли общественного мнения во внешнеполитической сфере.

В последнее время в результате известных событий в политической жизни США 60 - 70-х годов (массовые демократические движения, скандальные разоблачения злоупотреблений представителей государственной власти и т. д.) среди значительного числа исследователей и политических деятелей сложился новый взгляд на роль американского общественного мнения во внешней политике, который в известной степени отражает страх перед возможностью стихийного проявления массового недовольства. Роль общественности в проведении внешнеполитического курса не только признается, но даже абсолютизируется. Высказываются опасения, что если нынешняя тенденция сохранится, то со временем внешняя политика будет отдана "на откуп малоинформированной общественности". Подобная точка зрения была сформулирована, в частности, бывшим советником президента Дж. Кеннеди Т. Соренсеном, заявившим, что на смену злоупотреблениям "имперского президентства" могут прийти еще более опасные злоупотребления "имперской общественности"12 . Американцы, считает он, разделавшись с чрезмерными проявлениями президентской власти ("Уотергейт"), оказались теперь перед худшей альтернативой, когда президент будет осуществлять внешнюю политику в соответствии с предписаниями опросов общественного мнения. Такая точка зрения вызывает критику среди американских исследователей. Известный специалист в области общественного мнения Д. Янкелович, отмечая возрастание роли общественности в сфере внешней политики, указывает на неправомерность такого противопоставления. "Имперская общественность, - говорит он, - как альтернатива имперскому президентству создает ложную дихотомию, когда речь идет о новой роли общественности в международных делах". В большей "вовлеченности общественности" в дела внешней политики он усматривает не только "сдерживающие моменты, но и явную пользу"13 .

Таким образом, даже беглый взгляд на оценки в США роли общественного мнения в сфере внешней политики свидетельствует о широком диапазоне точек зрения: от положительной оценки влияния общественного мнения до негативной, от отрицания какой бы то ни было роли общественности до ее абсолютизации. На протяжении последних де-


11 Цит. по: H. G. Morgenthau. Politics in the 20th Century. Vol. III. The Restoration of American Politics. Chicago. 1962, p. 106.

12 "The Impact of Public Opinion on Foreign Policy". "A National Public Radio Options Program", January 31, 1978.

13 D. Yankelovich. Farewell to "President Knows Best". "Foreign Affairs", Vol. 3, 1979, N 3, p. 673.

стр. 67


сятилетий происходила определенная эволюция в подходах к данному вопросу. Если до второй мировой войны превалировали оценки в духе Липпмана, то в последнее время все большее число исследователей склонно признавать возрастающую роль общественного мнения в сфере внешней политики (независимо от того, положительно или отрицательно воспринимается сам этот факт). Эта эволюция взглядов в известной мере также отражает объективное изменение роли общественности в делах как внутренней, так и внешней политики.

Превращение общественного мнения в значительную силу не могло не отразиться на взаимоотношениях различных органов государственной власти с общественностью. Хотя широкое общественное мнение редко выступает как преобладающий фактор во внешней политике, оно в какой-то степени учитывается при принятии внешнеполитических решений. Творцы политики рассматривают общественное мнение как существенную политическую силу, если оно высказывается в поддержку (или против) той линии, которую они проводят, или той позиции, которую хотят занять. В тех случаях, когда между различными звеньями системы власти в США возникают конфликты и разногласия в связи с выработкой определенной внешнеполитической установки, общественное мнение используется как важнейший фактор давления. Американские исследователи отмечают, что "ключ к пониманию важности общественного мнения в политическом процессе - и особенно при формировании внешней политики - состоит в том, поддержит ли общественность действия конгресса и исполнительной власти в основном или же резко выступит против них"14 .

Одним из следствий превращения общественного мнения в значительный социальный фактор было кардинальное изменение деятельности госдепартамента по связи с общественностью. Если до первой мировой войны профессиональные дипломаты практически не имели контактов с общественностью и "группами специальных интересов", ограничиваясь выборочной публикацией документов и бюллетеней, то спустя полвека картина изменилась15 . В настоящее время происходит двусторонний обмен информацией между госдепартаментом и общественностью. Причем большое значение придается не только популяризации внешнеполитических программ, но и тщательному изучению состояния общественного мнения. Конечно, чаще всего подобная ситуация преподносится как "распространение в США демократической идеи", как всевозрастающее "участие народа" в государственном процессе. В действительности же невозможность полностью игнорировать общественные настроения диктует новые формы их изучения и оценки с целью как совершенствования форм воздействия на широкие массы, так и определенной корректировки в отдельных случаях внешнеполитического курса.

Расширение масштабов и проблем международной политики способствовало созданию более сложных отношений между государствен-


14 "The US and the Developing World. Agenda for Action". N. Y. 1974, pp. 124 - 125.

15 "Группами специальных интересов", или "группами давления", в США обычно называют организации, созданные прежде всего для оказания воздействия на различные государственные органы с целью продвижения своих интересов. К их числу относятся объединения и союзы предпринимателей, профсоюзы, различного рода политические организации, организации, объединяющие этнические и национальные группы, религиозные организации, разнообразные добровольные общества. Большинство рядовых американцев обычно не ассоциируют себя с данными объединениями и не рассчитывают на их помощь. Кроме того, вследствие неразвитости сознания многие рядовые американцы также не привыкли дифференцированно оценивать разные "группы специальных интересов", или "группы давления". Они не концентрируют внимания на принципиальных отличиях групповых интересов промышленников от интересов тех или иных групп трудящихся или наиболее обездоленных этнических групп ("Американское общественное мнение и политика", с. 25).

стр. 68


ным департаментом и конгрессом. "Совет и согласие" сената всегда были необходимы при ратификации международных договоров и назначении дипломатического персонала. Однако до второй мировой войны не так уж много договоров было представлено президентами на рассмотрение сената, и лишь отдельные из них подверглись внесению поправок или были совсем отвергнуты сенатом. Государственный департамент мог в основном функционировать без специальных санкций конгресса.

После второй мировой войны конгресс стал оказывать большее влияние на проведение внешнеполитического курса США. Если раньше лишь несколько комиссий были связаны с вопросами внешней политики, то после войны половина всех комиссий обеих палат конгресса стала заниматься международными проблемами. Особенно четко зависимость госдепартамента от конгресса прослеживается в связи с ассигнованиями, являющимися специальной прерогативой палаты представителей. Если в 1937 г. США ассигновали 18 млн. долл. на внешнюю политику (исключительно на традиционные дипломатические функции госдепартамента), то в 1967 г. на цели внешней политики было выделено 5,6 млрд. долл. (исключая расходы на военные нужды и разведку). Из этой суммы только 4% пошло на обычные нужды государственного департамента. Основная масса средств предназначалась для различных программ и акций за рубежом16 .

При таком положении дел госдепартамент, планируя какие-либо внешнеполитические акции, не встречающие сочувствия конгресса, особенно если они затрагивают важные внутриполитические интересы, нуждается в достаточно весомой поддержке прежде всего со стороны общественности. Апелляция к последней принимает две основные формы. Во-первых, подобно другим ведомствам, госдепартамент пытается добиться одобрения своих программ и действий со стороны широких слоев населения, исходя из того, что при наличии массовой поддержки "группы специальных интересов", если они занимают иную позицию, уже не смогут оказывать решающего влияния на конгресс. Во-вторых, госдепартамент пытается заручиться поддержкой подобных же групп, которые в силу различных причин готовы содействовать его курсу в конгрессе и аппарате исполнительной власти. Однако здесь госдепартамент сталкивается; с определенными сложностями, так как в отличие от других государственных ведомств он формально не представляет интересов каких-либо определенных групп и, следовательно, не имеет программ, которые позволили бы ему находиться в постоянном контакте с людьми, особенно на местном уровне. Именно поэтому госдепартаменту крайне сложно возбуждать и поддерживать интерес к своей деятельности на местах.

До второй мировой войны госдепартамент не предпринимал сколько-нибудь систематических попыток заручиться поддержкой со стороны как общественности, так и неправительственных организаций. Переломным моментом явилось принятие в 1934 г. законопроекта о торговле, по которому некоторые тарифы сокращались на 50%. В конгресс была внесена поправка, ограничивающая действие законопроекта тремя годами на том основании, что принятие его было чрезвычайной мерой. Из-за ограниченного срока госдепартамент должен был постоянно проводить кампанию в поддержку тарифного законодательства, что вызывало противодействие ряда ведущих американских фирм. Впервые в истории США госдепартамент настаивал на проведении внешнеполитического курса, который затрагивал определенные внутренние интересы. Эта кампания способствовала выработке навыков отношений с общест-


16 "Hearings before the Subcommittee on National Security and International Operations of the Senate Committee on Government Operations". "Planning-Programming - Budgeting". Pt. I, 90th Congress, lst Session, p. 28.

стр. 69


венностью. После четвертого успешного продления этого законодательства, осуществленного при поддержке различных организаций, выступивших за него в конгрессе, государственный секретарь К. Хэлл рекомендовал Д. Дики, занимавшемуся с 1934 г. связями с общественностью, стремиться обеспечить такого же рода поддержку и другим внешнеполитическим программам. Организационно это было оформлено в 1944 г. путем создания нового Отдела общественной информации (директором его стал Дики), затем переименованного в Бюро общественных дел, что послужило началом нового подхода к отношениям с общественностью17 .

Возрастающую роль общественного мнения в делах внешней политики можно проследить и в отношениях общественности к президенту. В течение многих лет он в глазах широких слоев населения был той последней инстанцией, где принимаются окончательные решения по важнейшим внешнеполитическим вопросам. Укоренившееся мнение о том, что президент располагает исключительно важной, недоступной для других информацией и, следовательно, может лучше кого бы то ни было судить о целесообразности тех или иных действий в интересах государства, способствовало формированию довольно широкого представления о том, что в сфере внешней политики именно он должен нести "груз сомнений" и действия его всегда оправданны. Вьетнам и "Уотергейт" разрушили сложившиеся представления. Автоматическая поддержка внешнеполитических акций президента почти полностью исчезла. И если раньше, по подсчетам Д. Янкеловича, президент практически независимо от характера предлагаемых программ мог рассчитывать на механическое согласие по крайней мере 50% населения, то к середине 70-х годов эта цифра сократилась вдвое, а в некоторых вопросах равна нулю18 .

Отношения широкого общественного мнения с законодательной властью еще более сложны, чем с исполнительной. Хотя официально провозглашено, что конгресс отражает интересы нации в целом, общеизвестно, что прежде всего конгрессмены "принимают к сведению" состояние общественного мнения в своих избирательных округах. Члены конгресса постоянно озабочены предстоящим переизбранием, и это накладывает заметный отпечаток на линию их поведения. Если какой-либо конгрессмен не слишком задумывается о предстоящих выборах, о нем, по выражению Ф. Уилкокса, говорят либо как о человеке "большой политической смелости", либо как о "презрительно относящемся к общественному мнению". Как правило, в обоих случаях эти суждения произносятся уже о бывшем члене конгресса19 .

"Общественное мнение" имеет разное значение для различных членов конгресса. Хотя региональные различия все более стираются, все же сохраняется различие интересов. Конгрессмены, представляя округа с пестрым составом избирателей, не могут не отражать эти различия. Так, фермеры, культивирующие пшеницу и хлопок, в очень большой степени зависят от экспорта. Естественно, что у них иной подход к внешней торговле, чем, например, у тех, кто выращивает овощи и фрукты и чувствует себя под угрозой возрастающего импорта этих продуктов. Такое же различие во взглядах, например, у представителей ориентирующейся на экспорт машинной индустрии и у протекционистски настроенных представителей текстильной промышленности.


17 W. Chittick. State Department, Press and Pressure Groups. A Role Analysis. N. Y. 1970, pp. 21 - 22.

18 D. Yankelovich. Op. cit., p. 670. Скептическое отношение к президентской власти в связи с проблемами внешней политики является отражением общего падения доверия к правительству, которое постепенно нарастало в последние 20 лет.

19 F. D. Wilcox. Congress. The Executive and Foreign Policy. N. Y. 1974, p. 96.

стр. 70


Внешнеполитические проблемы, рассматриваемые конгрессом, неравнозначны. Вопросы, касающиеся войны и мира, советско-американских отношений, ближневосточного конфликта, находят значительно больший отклик у широкой общественности, чем, например, такие, как помощь иностранным государствам, международная валютная система и т. д. Такого рода вопросы обычно вызывают значительно больше дискуссий в конгрессе, чем по стране в целом, что иногда вводит в заблуждение членов конгресса, склонных преувеличивать интенсивность общественного мнения.

Если до относительно недавнего времени конгрессмены не обращались к опросам населения, то в течение последних 10 - 15 лет в связи с более активным функционированием общественного мнения они все чаще прибегают к их использованию20 . Хотя некоторые конгрессмены скептически относятся к опросам, большая часть внимательно следит за состоянием общественного мнения в стране, а отдельные представители сами организуют изучение настроений общественности на местах.

Констатируя новое отношение конгресса к широкому общественному мнению (что, безусловно, является показателем его возросшего влияния), нельзя, конечно, упускать из виду, что многолетняя традиция ориентации на штаты и избирательные округа создает определенную специфику в реакции конгресса на те или иные проявления общественного мнения. Очень часто состояние общественного мнения на местах, даже если оно не соответствует общенациональному "настрою", может оказаться решающим для конгрессмена в выборе позиции по тому или иному вопросу внешней политики. Если же при этом учесть, что американские избиратели имеют давно отмеченную склонность объединяться во всевозможные организации и группы, многие из которых заняты вынесением резолюций и суждений по проблемам, имеющим общественную значимость, а самые влиятельные нанимают лоббистов для представления своих интересов в Вашингтоне, то становится очевидным, что на пути широкого общественного мнения, апеллирующего к конгрессу, встречается много препятствий.

Наиболее заметное из них - "группы давления" как местного, так и общенационального значения. "Группы давления" считаются в США "неофициальными" политическими институтами. "Правильно понять их роль, - отмечает английский исследователь А. Грант, - это значит понять процесс формирования политики"21 .

Сами "группы давления" имеют большее или меньшее политическое звучание в зависимости от их состава (количественного или "качественного", т. е. по позициям, занимаемым участниками), их конкретного вклада в фонд избирательной кампании и, наконец, от умения привлечь на свою сторону значительную часть общественности. Пытаясь представить свои интересы как интересы достаточно широких слоев населения, "группы давления" прибегают к различным маневрам: от инспирируемого ими "потока писем" в конгресс до развернутой в национальных масштабах рекламной кампании. В отдельных случаях имеет место якобы спонтанное создание общественных комитетов в защиту тех или иных интересов, при котором реальные организаторы остаются в тени.

Хотя в целом число "групп давления" расширяется, а роль их возрастает, влияние их на конгресс в сфере внешней политики, как правило, ограничивается сравнительно специальными и узкими вопросами. К тому же исполнительная власть, как отмечалось выше, имеет возможность в отдельных случаях нейтрализовать деятельность некоторых


20 См. "Американское общественное мнение и политика", с. 82 - 83.

21 A. Grant. The American Political Process. L. 1979, p. 147.

стр. 71


"групп давления", а также использовать другие группы для достижения своих целей.

Когда мы говорим о росте влияния общественного мнения США на их внешнюю политику, нельзя, конечно, забывать и о том, что это вовсе не означает (за исключением отдельных ситуаций) постоянного выступления общественного мнения в роли решающего фактора. В подавляющем большинстве случаев оно представляет собой лишь один из факторов, воздействующих на принятие того или иного внешнеполитического решения. Часто конгрессмены или представители исполнительной власти принимают решение в соответствии со своими собственными соображениями, игнорируя позицию общественности по данному конкретному вопросу. Такие соображения, как приемлемость данного предложения для конгресса, отношение к нему в других странах, совместимость его с другими акциями во внешней политике и т. д., всегда присутствующие при принятии решений, могут выйти на первый план, заслонив собой и суть вопроса и позицию общественности. Еще в большей степени подобная ситуация распространяется на членов конгресса, у которых выбор позиции в одних вопросах нередко бывает связан с желанием оказать давление на исполнительную власть в других. Этот выбор зависит и от общего состояния отношений в данный момент между исполнительной и законодательной властью.

На отдельных этапах американское общественное мнение выступало как значительный фактор во внешней политике США. Как негативный фактор оно проявило себя в годы "холодной войны". В тот период правящие группировки выступали единым фронтом под лозунгом "сдерживания" коммунизма и "руководства США свободным миром". Американские исследователи отмечают "необычайно сильное влияние"22 исполнительной власти на общественное мнение в то время и связывают это с внешнеполитическим курсом тогдашних администраций. Отделы по связи с общественностью в госдепартаменте, в министерстве обороны, в Белом доме и других ведомствах через свои каналы поставляли информацию, которая отражала взгляды администрации, и блокировали любые оппозиционные точки зрения. Члены конгресса часто полагали, что им недостает опыта и необходимой информации, чтобы ставить под сомнение решения правительства, связанные с защитой "национальных интересов". Многие исследователи и журналисты считали непатриотичным слишком скрупулезно разбираться в мотивах тех или иных конкретных политических действий. Любые предложения, направленные на улучшение отношений с СССР, встречали враждебную реакцию. Засилье официальной точки зрения в "мобилизованном обществе" (по словам видного американского социолога Д. Белла) было настолько велико в 40 - 50-е годы, что это дает основание, как утверждает политолог Р. Леверинг, говорить о "консенсусе" (согласии) периода "холодной войны"23 .

Созданию подобного "консенсуса" в общественном мнении способствовали и выступления политических деятелей демократической и республиканской партий и деятельность средств массовой информации, включая религиозную печать. Превратная интерпретация советского внешнеполитического курса, враждебная подача материалов о СССР и странах народной демократии на фоне "мессианской" роли США способствовали укоренению в сознании многих американцев устойчивых антикоммунистических стереотипов. Неудивительно поэтому, что уже в 1946 г. из опрошенных Институтом Гэллапа 58% считали, что


22 R. B. Levering. The Public and American Foreign Policy 1918 - 1978. N. Y. 1978, p. 93.

23 Ibid., p. 94.

стр. 72


"Россия пытается укрепить себя, чтобы стать господствующей державой мира", 29% придерживались взгляда, что Россия "укрепляет себя против возможного нападения в новой войне". К осени 1947 г. процент считающих СССР стремящимся стать "господствующей державой" поднялся до 76, а тех, кто считал, что "Россия укрепляет себя против возможного нападения", снизился до 18%24 - В 1947 - 1948 гг. в среднем 70% опрошенных соглашались с утверждением, что "США занимают слишком мягкую позицию по отношению к России". В конце 1948 г. некоторые центры по изучению общественного мнения отмечали почти общее убеждение в том, что Россия является "агрессивным, экспансионистским государством"25 .

Общественное мнение периода "холодной войны", сформированное и манипулируемое правящими силами, объективно выступало как существенный фактор внешней политики США. Именно на волне широко распространенных антикоммунистических настроений американской администрации было легко провести в жизнь такие акции, как создание военных блоков, навязывание экономической и военной помощи другим странам, милитаризация Западной Германии и Японии, увеличение военных ассигнований. Реализация без какой-либо существенной оппозиции наиболее известных внешнеполитических программ: доктрины Трумэна (1947 г.), плана Маршалла (1948 г.), создание под американским руководством НАТО (1949 г.) - оказалась возможной в атмосфере нагнетения тотальной враждебности к Советскому Союзу. Развертывая пропагандистские кампании, оказывая поддержку частным организациям, агитировавшим за официальный курс, администрация, прежде чем вынести эти программы на голосование в конгрессе, стремилась обеспечить себе прочную поддержку со стороны общественности. При тогдашнем "консенсусе" ей это довольно легко удавалось. Если, например, в 1947 г. общественность более склонялась в пользу экономической, нежели военной, помощи Турции и Греции, то к 1949 г. все более воспринимая "коммунистическую угрозу" как прежде всего военную, американская общественность активно высказалась в поддержку экономической и военной помощи этим странам26 .

В немалой степени на общественные настроения влияло и наступление реакции внутри страны, связанное с разгулом маккартизма. "Сенсационные" заявления Дж. Маккарти о проникновении коммунистов в государственный аппарат способствовали еще большему ужесточению официального курса, создавали атмосферу истерии. Предупреждения республиканского сенатора "о коммунистах в правительстве казались весьма правдоподобными многим американцам, несмотря на то, что ему так и не удавалось обосновать большинство своих обвинений"27 . Таким образом, в годы "холодной войны", когда различные эшелоны правящего класса выступали совместно, объединенные прежде всего идеей глобального антикоммунизма, общественное мнение США в основном шло в фарватере официальной политики, полностью полагаясь на действия администрации во внешнеполитической сфере.

В качестве важного позитивного фактора общественное мнение выступило во время агрессивной войны США во Вьетнаме. Американские исследователи признают, что вьетнамская война, положив конец "национальному консенсусу" и подорвав готовность общественного мнения безоговорочно принимать решения исполнительной власти по основным


24 G. H. Gallup. The Gallup Poll, 1935 - 1971. N. Y. 1972, I, pp. 567, 581 - 582, 682; J. L. Gaddis. The United States and the Origins of the Cold War. 1941 - 1947. N. Y. 1972, pp. 282 - 315.

25 R. J. Simon. Public Opinion in America, 1936 - 1970. Chicago. 1974, p. 154.

26 Th. A. Wilson. The Marshall Plan, 1947 - 1951. N. Y. 1977, p. 36.

27 R. B. Levering. Op. cit., p. 101.

стр. 73


вопросам внешней политики, как это имело место в 50 - 60-е годы28 , вызвала такой отклик со стороны общественности, как ни одно внешнеполитическое событие во всей истории США. "Никогда ранее так много американцев не участвовало в маршах протеста, массовых митингах, актах сжигания призывных карточек и других мероприятиях с целью оказания воздействия на внешнеполитический курс США"29 . Деятельность президента и внешнеполитического аппарата в целом подвергалась резкой критике. Средства массовой информации, отражавшие настроения тех кругов, которые были недовольны действиями правительства в Юго-Восточной Азии, помещали материалы, осуждающие действия администрации. Многочисленные книги и статьи, появившиеся в конце 60 - начале 70-х годов, ставили под сомнение как направление американской внешней политики, так и честность руководителей государства. Леверинг писал, что правительство обвиняли в преднамеренном обмане общественности относительно событий в Тонкинском заливе, сокрытии бесчинств американской военщины во Вьетнаме, а также утаивании информации о военных действиях в Индокитае. Секретные документы Пентагона, опубликованные в "The New York Times" и других газетах в 1971 г., свидетельствовали о неоднократных случаях сознательной дезинформации общественности в вопросах, связанных с политикой правительства по отношению к Вьетнаму.

Раскол в правящем классе США, публичные выступления представителей крупного бизнеса, многих членов конгресса, части лидеров демократической и республиканской партий против интервенции в Индокитае способствовали еще более широкому распространению недовольства официальным курсом администрации. Под давлением общественного мнения правительство США было вынуждено лавировать, идти на компромиссы. Как видно из секретных документов Пентагона, организаторы агрессии на первых порах практически не принимали в расчет общественного мнения США, но по мере усиления антивоенного движения были вынуждены все более считаться с ним. В заключительной части пентагоновских документов говорится о необходимости принимать во внимание то, что "страна становится все более разделенной", что растет "недовольство войной и разочарование в ней", усиливается "общественная критика". Министр обороны США К. Клиффорд в секретном меморандуме в феврале 1968 г. предупреждал о том, что дальнейшая эскалация войны в конечном счете может привести к "внутреннему кризису беспрецедентных масштабов"30 . Столь мощное и активное давление общественных сил, вылившееся, по сути дела, в организованное антивоенное движение, привело к тому, что администрация вынуждена была начать постепенный вывод американских войск из Индокитая и в конечном итоге пойти на подписание соглашения о прекращении войны.

Как значительный фактор внешней политики общественное мнение проявило себя и во время нормализации советско-американских отношений. Американцы понимали, что прогресс в области ограничения гонки стратегических вооружений, заключение соглашения о предотвращении ядерной войны, соглашений о советско-американском сотрудничестве в сфере экономики, культуры, медицины, охраны окружающей среды, их последовательное претворение в жизнь могут создать условия для прочных мирных отношений, для сокращения расходов на вооруже-


28 H. Hamilton, M. H. Van Dusen. Making the Separation of Powers Work. "Foreign Affairs", Fall. 1978, p. 17.

29 R. B. Levering. Op. cit., p. 133.

30 См. В. В. Журкин. Роль общественных сил в разрешении международных конфликтов. "Общественность и проблемы войны и мира". М. 1978, с, 120 - 121.

стр. 74


ние и использования освободившихся средств в тех областях, где они более всего необходимы. Опросы, проведенные в период советско-американских встреч на высшем уровне, показали неуклонную поддержку общественностью США развития двусторонних отношений. "С какой бы стороны мы ни подходили в опросах к теме разрядки международной напряженности, - заявил Дж. Гэллап в беседе с корреспондентом "Правды" в канун 1977 г., - ...примерно 7 - 8 из каждых 10 опрошенных американцев высказываются за нормализацию отношений между СССР и США, за договоренность с Советским Союзом по главным проблемам, от которых зависит мир и безопасность на всей земле"31 .

Несмотря на активизацию правых сил, американская общественность настойчиво выступала в поддержку договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. Непоследовательная линия администрации Картера в этом вопросе, попытки противников договора привязать решение об ОСВ к пресловутой кампании "о правах человека" не могли на протяжении определенного времени сколько-нибудь значительно поколебать американское общественное мнение. Именно с целью оказать на него влияние была развернута в США широкая пропагандистская кампания о "советской угрозе". Она должна была оправдать новый курс администрации на использование силы в международных отношениях, возобладавший под давлением противников разрядки. Постоянно увеличивая военный бюджет, создавая препятствия на пути продвижения к подписанию договора ОСВ-2, администрация демократов усилила разжигание антисоветских, антикоммунистических настроений.

Хотя реалистически мыслящие политики понимают необходимость разрядки, против нее, как указывал Л. И. Брежнев, выступают "крупные силы, прямо или косвенно работающие в капиталистических странах на подготовку войны: военщина, связанные с ней монополии, их ставленники в государственном аппарате и в средствах массовой информации"32 . Отдавая предпочтение конфронтации, враги разрядки эффективно обрабатывают общественное мнение, стараясь восстановить американцев против советско-американского сотрудничества, настроить их на воинственный лад. Усиленные попытки воздействовать на широкие массы свидетельствуют о том, что общественное мнение является серьезным фактором, который нельзя сбрасывать со счетов при любых поворотах внешней политики.

При всей неравномерности своего проявления в различных конкретно-исторических условиях тенденция к возрастанию роли общественного мнения в сфере внешней политики в США, как и в других капиталистических странах, имеет довольно устойчивый характер. Манипулирование массовым сознанием, к которому все активнее прибегают правящие круги США, особенно в условиях сложной внутриполитической и внешнеполитической обстановки, может придать тот или иной крен общественному мнению. Однако осознание массами объективных политических реалий превращает их влияние на внешнеполитический курс в важный позитивный фактор. Чем тверже и последовательнее будет продемонстрирована воля широкой общественности США к миру, тем труднее будет осуществлять свои замыслы тем, кто стремится к разжиганию милитаристского психоза и вмешательству в дела других стран.


31 "Правда", 1.I.1977.

32 "Правда", 23.II.1980.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ОБЩЕСТВЕННОЕ-МНЕНИЕ-США-И-ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

М. М. ПЕТРОВСКАЯ, ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ США И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 18.02.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ОБЩЕСТВЕННОЕ-МНЕНИЕ-США-И-ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА (дата обращения: 23.05.2018).

Автор(ы) публикации - М. М. ПЕТРОВСКАЯ:

М. М. ПЕТРОВСКАЯ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
120 просмотров рейтинг
18.02.2018 (94 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Б. С. ОРЛОВ. СДПГ: ИДЕЙНАЯ БОРЬБА ВОКРУГ ПРОГРАММНЫХ УСТАНОВОК. 1945-1975 гг.
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. М. Ф. ГОРНОВ, В. Г. ТКАЧЕНКО. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА: ОПЫТ НАРОДНЫХ КОАЛИЦИЙ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
В. П. МОШНЯГА. МОЛОДЕЖЬ В БОРЬБЕ ЗА МИР И СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС
Каталог: Социология 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
С. П. КАРПОВ. ТРАПЕЗУНДСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В XIII - XV вв.
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОРИОГРАФИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
О ТРЕХ УЧАСТНИЦАХ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВОЕ ВРЕМЯ; ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЕРТИЗЫ ЦЕННОСТИ ДОКУМЕНТОВ И КОМПЛЕКТОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АРХИВОВ
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ДЕРЕВНЕ В ГОДЫ СТОЛЫПИНСКОЙ РЕФОРМЫ
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ США И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK