BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека Беларуси, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-257
Автор(ы) публикации: В. В. Гармиза

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Социалистическая революция впервые в мире победила в стране с огромным преобладанием мелкобуржуазного населения, где против единственной пролетарской партии - большевиков - выступали десятки буржуазных и мелкобуржуазных партий. Без всестороннего изучения их истории и тактики большевиков, направленной на их политическую изоляцию, нельзя понять, каким образом ленинская партия сумела привлечь на сторону Советской власти многомиллионные массы колеблющейся мелкой буржуазии.

Изучение истории политического краха мелкобуржуазных партий за последнее десятилетие продвинулось вперед как по широте охвата, так и по глубине ее теоретической разработки. При этом обнаружились две тенденции - с одной стороны, к созданию обобщающих исследований, с другой - к скрупулезному изучению отдельных, не затронутых еще или слабо разработанных, но актуальных вопросов. Наиболее значительное место отводится при этом партии эсеров - самой многочисленной и влиятельной из мелкобуржуазных партий 1 . Особое внимание уделяется изучению деятельности непролетарских партий и борьбы с ними большевиков в 1917 году 2 . История этих партий и их политической гибели освещена также в некоторых учебных пособиях - спецкурсах для студентов и аспирантов 3 . Нашла отражение в литературе и история других мелкобуржуазных партий и течений 4 . Продвинулось исследование левых течений мелкобуржуазной демократии, в частности партии левых эсеров 5 .

Публикации регионального характера выявляют особенности во взглядах и деятельности представителей мелкобуржуазных партий, ти-


1 Гусев К. В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М. 1975; Леванов Б. В. Из истории борьбы большевистской партии против эсеров. 1903 - 1917. Л. 1978.

2 Астрахан X. М. Большевики и их политические противники в 1917 г. Из истории политических партий в России между двумя революциями. Л. 1973; Минц И. И. История Великого Октября. Изд. 2-е. Т. 3. М. 1979.

3 Комин В. В. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных политических партий в России. Чч. 1. 2. Калинин. 1970; его же. Буржуазные и мелкобуржуазные партии в России в 1917 г. Калинин. 1977; его же. Политический и идейный крах русской мелкобуржуазной контрреволюции за рубежом. Калинин. 1977.

4 Комин В. В. Анархизм в России. Калинин. 1969; Канев С. Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М. 1974; Ерофеев Н. Д. Народные социалисты в первой русской революции. М. 1979, и др.

5 Спирин Л. М. Крах одной авантюры (Мятеж левых эсеров в Москве 6- 7 июля 1918 г.). М. 1971; Сивохина Т. А. Крах мелкобуржуазной оппозиции. М. 1973; Шестак Ю. И. Большевики и левые течения мелкобуржуазной демократии. М. 1974; его же. Банкротство эсеров-максималистов. - Вопросы истории, 1977, N 1; Жуков А. Ф. Идейно-политический крах эсеровского максимализма. Л. 1979; Петров М. Н. Возникновение и распад меньшинства партии эсеров. - Вопросы истории" 1979, N 7, и др.

стр. 17


пичные для соответствующего района, и формы борьбы Коммунистической партии с ее противниками в конкретных местных условиях 6 . В 70-е годы были опубликованы монографии, а также статьи и доклады по отдельным, ключевым проблемам истории мелкобуржуазных партий, в том числе методологическим 7 . Научный совет по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции", Институт истории СССР АН СССР и Калининский университет провели в Калинине три симпозиума: "Банкротство мелкобуржуазных партий России в 1917 - 1922 гг." (декабрь 1977 г.), "Крах непролетарских партий России в 1917 - 1922 гг." (май 1979 г.), "Крах непролетарских партий России; методология изучения, проблемы, историография" (май 1981 г.). Результаты их работы в значительной части опубликованы 8 .

Несмотря на большое количество исследований и разнообразие их тематики, есть вопросы, которые еще нуждаются в дальнейшем изучении. К ним относится, в частности, проблема местного управления на обширной территории Среднего Поволжья, Южного Урала и Сибири, временно оказавшейся под властью эсеров и меньшевиков. Их политику проводили на местах органы самоуправления, от социального состава и направления деятельности которых зависело проведение в жизнь политических и экономических директив центральных властей. Изучение этого сюжета дает дополнительный материал для более аргументированного и всестороннего суждения о классовом характере эсеро-меньшевистских правительств, их месте и роли в гражданской войне. Наиболее обстоятельные и убедительные факты на этот счет имеются в архивах и периодике Комуча, поэтому деятельность эсеро-меньшевистских местных органов власти освещается и оценивается в статье преимущественно на его примере.

Власть Комуча, Временного Сибирского правительства и Верховного управления Северной области при известных отличиях в основе своей была построена одинаково. Центральную распорядительную, законодательную власть, как правило, составляло правительство парламентского типа из членов Учредительного собрания, в большинстве своем эсеров; центральную исполнительную - "деловой кабинет" из управляющих ведомствами или министров; в него допускались представители разных антисоветских партий и буржуазии 9 . Очень скоро выяснилось, что исполнительная власть сильнее распорядительной. Под нажимом исполнительной власти Временное правительство Западной Сибири, например, в результате изменения своего персонального состава утратило первоначальный эсеровский облик и под председательством своего нового главы П. В. Вологодского превратилось в типично


6 Гармиза В. В. Крушение эсеровских правительств. М. 1970; Гинев В. Н. Аграрный вопрос и мелкобуржуазные партии в России в 1917 г. Л. 1977; Резниченко А. Н. Борьба большевиков против "демократической" контрреволюции в Сибири (1918). Новосибирск. 1972; Гражданская война в Поволжье. 1918 - 1920. Казань. 1974; Литвин А. Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы гражданской войны. Казань. 1977; Капцугович И. С. История политической гибели эсеров на Урале. Пермь. 1975; Лившиц С. Г. Временное Сибирское правительство (июль - ноябрь 1918 г.). - Вопросы истории, 1979, N 12.

7 Бурмистрова Т. Ю., Русакова В. С. Национальный вопрос в программах и тактике политических партий в России. М. 1977; Гусев К. В. О некоторых теоретических основах соглашательского блока (К вопросу об оценке меньшевиками и эсерами революции в России и перспектив ее развития). В кн.: Банкротство мелкобуржуазных партий России. 1917 - 1922 гг. Ч. 1. М. 1977; Спирин Л. М. Некоторые теоретические и методологические проблемы изучения непролетарских партий в России. Там же.

8 Банкротство мелкобуржуазных партий России. 1917 - 1922 гг. Чч. 1, 2. М. 1977; Непролетарские партии России в 1917 году и в годы гражданской войны. М. 1980; Непролетарские партии и организации национальных районов России в Октябрьской революции и гражданской войне. М. 1980; Буржуазные и мелкобуржуазные партии России в Октябрьской революции и гражданской войне. М. 1980.

9 Гармиза В. В. Ук. соч., с. 27, 31 - 32, 72 - 73, 94 - 96.

стр. 18


буржуазное правительство, которое, преодолев слабое сопротивление эсеровской Сибирской областной думы и добившись прекращения ее деятельности, взяло курс на установление единоличной военно-монархической диктатуры.

В направлении политической деятельности в экономической и социальной областях между Комучем, Западно-Сибирским комиссариатом и Верховным управлением Северной области серьезных различий не было. Комуч считал свою власть юридически законной, поскольку целиком состоял из членов Учредительного собрания. На деле же он не имел никаких прав на государственную власть. Во- первых, Учредительное собрание, от имени которого действовал Комуч, не отражало воли народа, ибо со времени выборов в него (осень 1917 г.) произошли коренные изменения в соотношении классовых сил и партий в стране, победила Великая Октябрьская социалистическая революция, образовалась власть Советов, активно поддержанная большинством трудового народа. Единая прежде партия эсеров, из членов которой состояло большинство Учредительного собрания, раскололась на две партии. Одна из них (левые эсеры), представлявшая большинство эсеров, признала Советскую власть, а другая (правые эсеры и эсеры центра) вступила с нею в вооруженную борьбу. Во-вторых, власть Комуча была неправомочна, потому что ее представители (за исключением нескольких казачьих и национальных депутатов, в том числе А. И, Дутова) были деятелями только правых эсеров, а не всех партий, входивших в состав Учредительного собрания. Такая узурпаторская власть могла образоваться и держаться только при помощи штыков интервентов, что и произошло в Среднем Поволжье. Аналогичная ситуация имела место и в Западной Сибири, где Сибирская областная дума, состоявшая из членов различных буржуазных и мелкобуржуазных партий и организаций, преимущественно из эсеров, также не отражала интересов народных масс, но претендовала на центральную власть во всей Сибири.

Захватив бразды правления, эсеры создали довольно сложную систему власти и управления, в основу которой было положено не выдержанное, однако, до конца коллегиальное начало. Наряду с органами центральной распорядительной власти (Комуч, Сибирская областная дума, Верховное управление Северной области) и центральной исполнительной ("Совет управляющих ведомствами" в Самаре, "Административный совет" в Сибири) власти создавалось множество комитетов, отделов, советов, управлений, сформированных из представителей различных общественных организаций. При Комуче, например, в непосредственном его подчинении находились: юридический, информационный, иностранный отделы, финансовый совет, центральный агитационный культурно-просветительный отдел с подчиненными ему губернскими и уездными отделами и подотделами, отдел по делам национальностей, совет народного хозяйства, отдел труда. Кроме того, существовали военный штаб, контрразведка и суд, созданные по типу существовавших в дореволюционной России органов государственной власти.

Такая система была подчинена эсеровской мелкобуржуазной утопии о соединении "в одной трудовой семье" всех классов антагонистического общества. "Мы полагаем, - говорил управляющий ведомством внутренних дел Комуча П. Д. Климушкин на сессии Самарского уездного земского собрания 19 июля 1918 г., - что надо объединить все группы: и крестьян, и пролетариат, и интеллигенцию, ибо только тогда мы достигнем цели. Поэтому вся наша политика направлена на создание блока и на уничтожение трений, которые создались в обществе благодаря разыгравшейся классовой розни" 10 . Но большинство организованных в помощь власти учреждений заполнили представители "деловых


10 Государственный архив Куйбышевской области (ГАКО), ф. 123, оп. 1, д. 9, л. 2об.

стр. 19


кругов" - буржуазии, имевшей в прошлом немалый опыт хозяйствования и управления. Иначе и быть не могло, поскольку самарские и сибирские эсеры официально допустили буржуазию к государственному управлению.

Большую роль в системе местного управления и политической деятельности эсеровских правительств играли думы и земства. Предоставляя широкие административные и полицейские права эсерам, назначенным на должности губернских и уездных уполномоченных правительства с целью осуществления диктатуры этой партии, Комуч вместе с тем передал реальную власть на местах органам самоуправления: в городах - городским думам, в губерниях и уездах - земским собраниям. Нововведением были волостные земства, созданные по решению Временного правительства, учредившего "третью земскую единицу". Приказом Комуча всем волостным Советам предлагалось сдать дела волостным земским управам, избранным на основании постановления Временного правительства.

При захвате белочехами городов и селений и реставрации порядков, существовавших при правительстве Керенского, временную власть в городах, как правило, образовывали на коалиционных началах представители ранее распущенных Советской властью городских дум, земств, а также местных эсеров; в больших селениях восстанавливались волостные земства. Органы местного самоуправления создавались только из ярых врагов Советской власти: в городах - из буржуазных и мелкобуржуазных элементов, в деревнях - из кулаков.

Думы и земства получили от эсеровского правительства разрешение составлять и выдвигать списки от любой организованной группы населения, желающей участвовать в выборах. Само правительство в процедуру подготовки списков и проведения выборов не вмешивалось, доверив это дело прежнему составу управ. Последние комбинировали группы кандидатов по спискам таким образом, чтобы получить в думах и земствах "надежный" состав гласных; при любом количестве голосов, поданных за тот или иной список, представители буржуазных и мелкобуржуазных групп имели преобладание в органах местного самоуправления перед рабочими и крестьянами. Из выдвинутых при выборах в Самарскую городскую думу 11 списков 7 представляли силы буржуазной реакции и лишь 4 включали кандидатов от мелкобуржуазных слоев, также стоявших на антисоветской платформе. Рабочий класс фактически был лишен представительства; от рабочей конференции, от отдельных профсоюзов и даже от Совета профессиональных союзов списков выставлено не было. При выборах в Уфимскую городскую думу были выдвинуты другие списки, но и там рабочих не оказалось. В результате буржуазии удалось получить настолько значительную прослойку в думах, что она смогла добиться там определяющего влияния.

При всем различии между партией кадетов, представлявшей буржуазию, и эсерами и меньшевиками - партиями мелкой буржуазии, их объединяла общая платформа борьбы с Советской властью с целью ее свержения и реставрации капитализма. Но типичные для эсеров колебания в политике определили их отношение к буржуазии во время гражданской войны. В одних регионах - на Севере (в Архангельске), в Сибири - правые эсеры и меньшевики сотрудничали с буржуазией (не только в управлении, но и в центральных органах власти), на Украине - с Деникиным и с интервентами; в других - в Самаре (Комуч), в Новокиколаевске (Западно-Сибирский комиссариат) - эсеры пытались осуществлять диктатуру своей партии, выдавая себя за представителей "третьей силы". Поэтому в Самаре и Уфе эсеры и меньшевики, надеясь на то, что местным органам будут предоставлены декларированные центральной властью обширные функции управления, боялись упустить их из своих рук и отдать целиком буржуазии. Борьба во время избиратель-

стр. 20


кой кампании на собраниях и в печати была весьма острой. Буржуазия старалась доказать избирателям, что в гласные думы "нужно выбирать не партийных людей, а просто деловых" 11 . Кадеты, маскируя свою политическую программу, свой список характеризовали как состоящий из людей различных профессий: ученых, инженеров, художников, писателей, "людей опыта и знаний", способных полнее других отстаивать интересы народных масс в думе. В погоне за голосами меньшевики старались скомпрометировать буржуазных кандидатов. Они напоминали о старой цензовой Самарской думе, в которой гласные расхищали и присваивали себе городские земли; предупреждали, что кадеты для сокращения бюджета намерены закрыть школы, убеждали избирателей, что, одержав победу на выборах, кадеты непременно поведут борьбу за изменение избирательного закона, и тогда демократия будет лишена возможности влиять на политику городского самоуправления 12 .

Борьба соглашательских партий с кадетами при выборах в думы и земства не носила, разумеется, антагонистического характера, но тем не менее это была борьба за власть между буржуазией и мелкой буржуазией. Поэтому эсеры и меньшевики напрягали все усилия, чтобы убедить рабочих голосовать за свои списки. Однако их увещевания не имели успеха: рабочие не проявляли интереса к избирательной кампании. Активность буржуазии, оказавшейся гораздо лучше подготовленной к выборам, чем мелкобуржуазные партии, с одной стороны, и равнодушие к избирательной кампании трудящихся масс - с другой, серьезно беспокоили учредиловцев. И не без оснований. Среди гласных избранной думы представителей буржуазии оказалось лишь немногим менее половины. В городских управах повсюду преобладали буржуазные дельцы, работавшие в органах местного самоуправления еще при царизме.

Органы самоуправления играли первостепенную роль в качестве местной власти на всей территории, подвластной учредиловцам. Нередко случалось, что после захвата города власть в нем брали в свои руки городские управы старого состава, а гласные городской думы и уездного земства образовывали первые учреждения новой власти. Так было в Бугуруслане, где 19 июля 1918 г. гласные городской думы и земства сформировали "Временный городской комитет", "Штаб охраны", белогвардейскую дружину и взяли в свои руки управление городом 13 .

Компетенция городских дум и земств на подвластной учредиловцам территории в основном соответствовала функциям, определенным дореволюционными положениями о земском и городском самоуправлении (1864, 1870, 1890 и 1892 гг.). Вопросы финансовые, промышленные, торговые, земельные, жилищные, городское благоустройство, народное образование, полицейские дела - таковы были объекты их деятельности. Социальный состав органов местного самоуправления в значительной мере определил и направление их деятельности.

Одним из самых острых вопросов земского и городского самоуправления был вопрос о финансовых средствах. Земства и думы не имели денег. Со всех сторон в Комуч поступали сведения о безденежье управ и просьбы о ссудах. В середине июля в Уфе открылась очередная сессия уездного земского собрания. Прибыли 38 гласных. Представленный земской управой доклад о финансовом состоянии показал, как отмечалось в печати, "трагическое положение земства": "Налоги не поступают, все деньги и ценности израсходованы" и . На земском собрании в Уфе, как и в других городах, финансовый вопрос занял центральное место, поскольку без денег земским учреждениям грозила ликвидация. На заседании Бугульминского уездного земского собрания первым то-


11 Народное дело, орган партии эсеров, Самара, 14(27).VIII.1918

12 Вечерняя заря, орган меньшевиков, Самара, 17.VIII.1918.

13 ГАКО, ф. 123, оп. 1, д. 4, лл. 5об., 7.

14 Голос рабочего, орган меньшевиков, Уфа, 17.VI 1.1918.

стр. 21


же обсуждался вопрос о непоступлении земских налогов 15 . Самарская городская управа, изыскивая новые источники денежных средств для пополнения кассы думы, предлагала ввести "дополнительный денежный сбор с велосипедов и самодвижущихся экипажей" 16 . Единогласно было принято уже одобренное финансовым советом предложение о введении в пользу города сбора с продажи производимого в Самаре пива и о повышении на 50% тарифа за пользование электроэнергией 17 . Финансовая комиссия Уфимской городской думы 26 октября 1918 г. постановила ввести специальный сбор за право стоянки на улицах возов с сельскохозяйственной продукцией, поступавшей в Самару из окрестных сел. Разумеется, тяжесть дополнительных налогов, прямых и косвенных, прежде всего падала на трудящихся, и без того испытывавших острую нужду вследствие вздорожания жизни и понижения заработной платы.

Все эти меры не вносили существенных изменений в финансовое положение органов местного самоуправления. Комуч в силу своего безденежья отказался предоставить им заем. Обыватели по-прежнему не платили земские налоги. Думам и земствам приходилось сокращать расходные части своих бюджетов. Это означало ликвидацию некоторых коммунальных предприятий и учреждений, приносивших несомненную пользу населению. Самарская городская дума исключила из числа расходных статей значительную сумму на содержание национализированных домов, бань, городского пароходства. Отказалась она и от строительства новых школьных зданий и народных домов, которое предполагали осуществить органы Советской власти 18 . По докладу Самарской городской управы дума решила закрыть городскую продовольственную лавку, в которой продукты и мука продавались по ценам, несколько ниже рыночных. По сообщениям самарских газет, ввиду отсутствия средств у Бугурусланского земства в уезде было закрыто несколько медицинских пунктов и сокращен медицинский персонал 19 . Самарская городская дума проявила полное бессилие даже в борьбе с возникшей эпидемией холеры. Дума заявила, что ассигнует на это 0,5 млн. руб., но денег у нее не было, о чем откровенно говорилось на ее заседании 17 июля 1918 года. Временный городской комитет Бугурусланской думы 28 июня принял решение закрыть кирпичный завод из-за отсутствия средств на его ремонт, а рабочих рассчитать.

Острые дебаты между буржуазией и мелкой буржуазией вызвал вопрос о правах домовладельцев, обсуждавшийся в Самарской думе и занявший едва ли не центральное место на ее заседаниях. Здесь сталкивались интересы домовладельцев и малоимущих квартиронанимателей, среди которых большинство составляли рабочие и мелкие служащие. Домовладельцы настойчиво требовали немедленной и полной ликвидации всяких ограничений частновладельческих прав, относящихся к купле- продаже домов, аренде участков, условиям сдачи квартир, квартплаты и т. д. Домовладельцы нападали на Комуч за то, что он, "хотя и отменил декрет Советской власти о национализации недвижимостей, но восстановил частную собственность не в полном объеме, продолжая считать землю под домами, дачными участками и садами не частным, а национализированным достоянием, благодаря чему невозможно совершение купчих, и это лишает домовладельцев уверенности в неотъемлемости и незыблемости прав на недвижимость" 20 . Они выражали протест и по поводу того, что часть домов, национализированных Советской властью, все еще не возвращена их "законным" владельцам,


15 ГАКО, ф. 123, оп. 1, д. 1, л. боб.

16 Там же, оп. 1/с, д. 7, л. ЮЗоб.

17 Там же, лл. 110 - 111.

18 Вечерняя заря, 17.VIII.1918.

19 Там же, 1.VIII.1918.

20 ГАКО, ф. 123, оп. 1/с, д. 7, л. 11 об.

стр. 22


указывали на имеющие место "вторжения в права домовладельцев" различных организаций - реквизиции домов, самовольные вселения в квартиры, отказы освободить их по требованию домовладельцев. Их раздражение вызывало то, что некоторые правительственные учреждения и органы самоуправления прекратили выплаты арендной платы за занятые помещения. Выступивший от имени фракции союза домовладельцев гласный С. А. Елачич даже заявил, будто все эти меры "почти свели на нет право собственности на недвижимость", и настойчиво добивался от думы гарантий прав частной собственности и "обеспечения возможности безубыточно продолжать домовладение" 21 . Домовладельцы требовали пересмотреть в их пользу основания для определения арендной платы, а также запретить квартиронанимателям сдавать от себя комнаты и углы без согласия владельца дома. Дума приняла "поправку" домовладельцев, предоставив им право сдавать помещения по их усмотрению, лишь известив об этом квартиро- регистрационное бюро 22 .

При обсуждении жилищного вопроса в думе произошел острый конфликт между буржуазным Союзом домовладельцев, имевшим сильную фракцию в думе, и Центральным советом кварталов - мелкобуржуазной организацией, не получившей в думе ни одного места. Фракции домовладельцев и кадетов открыли поход против Центрального совета кварталов с целью вырвать у него все права на решение жилищных дел. Дума единогласно постановила сосредоточить все жилищное дело в городском самоуправлении. Комуч в этом конфликте между домовладельцами, за которыми стояла городская управа, и Центральным советом кварталов поддержал буржуазию, предложив последнему передать часть своих обязанностей (руководство примирительными камерами по жилищным вопросам и др.) городской думе; из самостоятельной организации он превратился в один из отделов думы 23 . Обсуждение жилищной проблемы в Самарской городской думе дает наглядное представление о том, как отнимала буржуазия у эсеровского правительства одну позицию за другой и какую беспомощность проявили мелкобуржуазные партии и их организации перед напором окрепшей при их попустительстве буржуазии.

Осуществляя программу буржуазной реставрации, городские думы в своей политике затрагивали материальные интересы крестьян, создавая социальный конфликт между городом и деревней, наносивший удар по эсерам. После Октябрьской революции крестьяне пригородных сел разделили по уравнительной норме принадлежавшие ранее буржуазным городским думам луга. Сельские сходы некоторых деревень постановили скосить траву, а сено продать городу, если управа захочет его купить. Это вызвало негодование Самарской думы, которая приняла решение "поручить Управе принять меры для защиты интересов городского управления и самарского населения в смысле обеспечения их сеном из принадлежащих (городу. - В. Г. ) засамарских пожен" 24 , т. е. решение о насильственном изъятии у крестьян земель. Вопрос о лугах возник и в Бугурусланской городской думе. На ее заседании 9 сентября 1918 г. обсуждался доклад управы "о возвращении городских земель в ведение городского самоуправления". И здесь речь шла о том, чтобы отнять у крестьян уже распределенную между ними и обработанную землю. Предложение управы было принято Бугурусланской городской думой единогласно 25 .


21 Там же, л. 12.

22 Там же, л. 35.

23 Там же, оп. 1, д. 17, лл. 33об. -34об.

24 Там же, лл. 6об. - 6.

25 Там же, лл. 43 - 43об.

стр. 23


Земские учреждения при Комуче, восстановленные в июле 1918 г., занимались преимущественно земельными вопросами, которые подготавливали к очередному заседанию земского собрания подотчетные им земельные комитеты. Важное место занимали на земских собраниях финансовые дела: выработка норм обложения населения земскими сборами, их раскладка, обеспечение поступления земских налогов и пр. В ведении губернских и уездных земств были также вопросы народного образования и здравоохранения, выбор мировых судей, прием переданных земству промышленных предприятий 26 . На волостные земства была возложена подготовка списков призывников в "народную армию" и отправка мобилизованных на сборные пункты. Земские управы, например, Хвалынская, организовывали снабжение белогвардейских отрядов "народной армии" и налаживали производство обмундирования для солдат. Волостные земства выполняли также полицейские обязанности.

В волостных земствах преобладало кулачество. Это признавал даже центральный орган Комуча "Вестник комитета членов Учредительного собрания". 3 сентября 1918 г. он сообщал: "После ухода большевиков кулаки заполнили волостные земства. Вся беднота с нетерпением ждет прихода Советской власти". Социальный состав волостных земств определял и их практическую деятельность в жизненно важном для крестьян аграрном вопросе. Во всех земельных конфликтах между крестьянской беднотой и кулаками-отрубщиками земельные комитеты и земства всегда выносили решения в пользу кулаков.

В Западно-Сибирском комиссариате несколько более последовательно, чем в Комуче, проводился курс на передачу местной власти земским и городским самоуправлениям: земствам предоставлялись несколько более широкие функции и права (им были переданы, например, подготовка и проведение денационализации промышленных предприятий; при земствах создавались инструкторские отделы по формированию армии).

Реставрация капиталистических отношений на подвластной учредиловцам территории сказалась и на состоянии здесь дела народного образования. Источники свидетельствуют о том, что у Комуча вначале вообще не было плана школьной реформы. Этим, надо полагать, объясняются и его запоздалые распоряжения относительно народного образования, буквальные повторения в них рекомендаций расширенного совещания по вопросам народного образования, которое Комуч распорядился созвать с целью выяснения точек зрения и сбора соответствующего материала. В работе совещания, открытого 21 июля 1918 г., участвовали 35 человек - представители от земской и городской управ, пединститута, городского училищного союза, общества университетов, директоров училищ и др. Совещание должно было рассмотреть множество вопросов, относящихся к делу народного образования и просвещения, заняться разработкой общей школьной реформы с целью создания "единой школы" 27 . Во вступительной речи управляющий ведомством народного образования после обычных выпадов против большевиков и Советской власти призвал население помочь ему в организации народного просвещения.

В данной области, как и во всех других, эсеры осуществляли политику возврата к дореволюционным порядкам. Прежде всего было решено пересмотреть административный персонал учебных заведений, отстранить привлеченных советскими органами лиц как "ненадежных" в политическом отношении. В связи с этим было предложено "признать перевыборы администрации при большевистской власти недействительными и предложить вступить прежней, добольшевистской администра-


26 Государственный архив Оренбургской области, ф. 365, оп. 1/с, д. 45, лл. 3 - 4

27 ГАКО, ф. 3931, оп. 1, д. 1, лл. 9 - 9об.

стр. 24


ции на свои места", а также не позднее 15 сентября 1918 г. провести перевыборы педсоветов, администрации во всех средних учебных заведениях 28 . Иначе говоря, к непосредственному руководству делами народного образования привлекались царские чиновники и чиновники, служившие при Временном правительстве. Педсоветы было предложено создавать в порядке выборов, соответственно законодательному проекту Временного правительства о педсоветах средней школы. В их состав во всех учебных заведениях, кроме учебно- воспитательного персонала и школьного врача, должны были войти представители от органов местного самоуправления и родительских организаций 29 . В условиях существования контрреволюционной власти вновь выбранные педсоветы могли быть только антисоветскими и по составу, и по направлению деятельности.

Ожесточенным нападкам участники совещания подвергли советский Декрет об отделении школы от церкви. Председатель городской земской управы предложил отменить этот декрет и восстановить преподавание закона божьего во всех учебных заведениях. Представитель 1-й мужской гимназии в Самаре предложил сделать преподавание религии обязательным для учащихся в возрасте до 15 лет, а труд "законоучителя" оплачивать из казны. Член родительского комитета 2-го реального училища в своем выступлении, направленном против Советской власти, сказал, что "изгнание закона божьего из школы" глубоко -задело и оскорбило родителей и они "единогласно постановили об обязательности его в школе", согласившись оплачивать труд законоучителя из своих средств, если государство не может этого сделать. В таком же духе высказались и другие участники совещания, в том числе, разумеется, представители духовного училища 30 . Из всех ораторов только один в очень осторожной форме осмелился заметить: "Известные партии предрешили отделение церкви от государства, и возникает вопрос - нет ли угрозы свободе совести, если закон божий будет обязательным предметом преподавания". Выразив столь обоснованное сомнение, он, однако, тут же пошел на попятный, сказав, что такой угрозы не возникнет, если в преподавание введут закон божий не только православной, но и других религий, "как делалось раньше в Западном крае". Совещание вынесло постановление: "Впредь, до издания соответствующего акта Учредительным собранием, преподавание закона божьего всех исповеданий в средней школе сохраняется, но от изучения его учащиеся до 16 лет освобождаются по заявлению родителей, а по достижении этого возраста - по их личному заявлению" 31 .

Какова же была организация системы народного образования под властью Комуча? Согласно приказу от 3 августа 1918 г., управление всеми учебными заведениями передавалось органам местного самоуправления - губернским и уездным земствам. При них образовывались комитеты по народному образованию. Советские декреты об упразднении учебных округов и института директоров и инспекторов подтверждались. Дела упраздненных учебных округов передавались в ведение губернских земств, а дела директоров и инспекторов народных училищ - соответствующим управам 32 . Это распоряжение носило внешне компромиссный, а по существу буржуазный характер. Сохранением советских декретов об упразднении учебных округов и инспекторов как бы подтверждалась ликвидация царской системы организации учебного дела; передавая же учебные заведения в ведение органов местного самоуправления, эсеры фактически позволяли буржуазии, командовавшей в зем-


28 Там же.

29 Там же, л. 8.

30 Там же, лл. 10, 10об., 11.

31 Там же, л. 11об.

32 Там же, д. 5, л 6.

стр. 25


ствах, взять народное образование в свои руки и лишали его централизованного руководства.

Местным самоуправлениям по распоряжению ведомства народного образования предоставлялось право издавать для губернии обязательные постановления по делам народного образования, "вносить некоторые изменения в действующие учебные планы и программы" при условии, чтобы они соответствовали тем положениям, которые были предусмотрены в законопроектах, разработанных в государственном комитете по народному образованию 33 . Приказ Комуча, передававший все народное образование земствам, наносил школьному делу удар и в материальном отношении. Не имея средств, местные самоуправления рассчитывали на финансирование народного образования центральной властью. Но в сентябре последовало разъяснение Комуча: ведомство народного образования принимает на себя субсидирование местных самоуправлений по содержанию ими учебных заведений; сумма, недостающая до минимальных ставок, установленных земствами как по прожиточному минимуму учителей, так и по хозяйственным расходам учебных заведений, покрывается из средств самоуправлений 34 . А это обрекало народное образование на "голодный паек".

Комуч одобрил решение совещания относительно организации и состава педсоветов. Приказом от 3 августа 1918 г. декрет Советской власти о педсоветах средних учебных заведений отменялся и состав этих органов утверждался соответственно положению Временного правительства 1917 г. в том виде, в каком он был предложен на совещании 35 . Приказом от сентября 1918 г. Комуч лишь с небольшими поправками одобрил решение совещания в отношении преподавания религии в шкале: "Декрет Советской власти о запрещении преподавания закона божьего всех вероисповеданий в стенах учебных заведений - отменяется". Преподавание закона божьего вводится по постановлению педсоветов соответственно условиям, принятым в постановлении совещания (только слово "сохраняется" Комуч заменил более осторожным-"допускается") 36 . Фактически эти оговорки не принимались во внимание - во всех школах на территории, находившейся под властью учредиловцев, был введен закон божий как обязательный предмет.

Следующий шаг, возвращавший школу к дореволюционным порядкам, был сделан учредиловцами при обсуждении вопроса о женском образовании. В ответ на ходатайство Самарской учительской семинарии от 27 августа 1918 г. о преобразовании ее из мужской в смешанную было решено: "Ходатайство Самарской учительской семинарии удовлетворить", - но при условии, что "лица женского пола будут только приходящими" 37 . Чем было вызвано это ограничение права на образование для женщин, ведомство народного образования Комуча объяснить не сочло нужным, но ясно, что это была еще одна из уступок соглашателей и эсеров буржуазной, монархической реакции. Эсеры восстановили также частные гимназия с платным обучением. Это мероприятие еще более затруднило детям трудящихся возможность получения образования.

На совещании выявилось плачевное состояние народного просвещения на всей подвластной Комучу территории. Председатель Учительского союза доложил присутствующим о большой нужде в учебниках и пособиях, которую испытывали школы всех типов. Он уверял, что положение еще ухудшится, поскольку книжные рынки Москвы, Петрограда и других городов отрезаны от Поволжья 38 . Был поднят вопрос о пе-


33 Там же, лл. 11, 17.

34 Там же, л. 1.

35 Там же, л. 7.

36 Там же, л. 14.

37 Там же, л. 32.

38 Там же, д. 1, л. 14.

стр. 26


реиздании существовавших учебников и пособий, но отсутствие бумаги (в Поволжье не было предприятий, выпускающих бумагу для печатания книг), оборудования, типографий, позволяющих воспроизводить рисунки, карты и схемы, а также препятствия юридического характера (вопрос об авторском праве) не позволяли надеяться на реальную перспективу его удовлетворительного решения 39 .

Нехватка учебников и учебных пособий, разумеется, ставила школу в тяжелые условия, но еще большие трудности создавало отсутствие помещений. Многие школьные и библиотечные здания без всякого согласования были заняты военными подразделениями, штабами или учреждениями. В августе 1918 г. Комучу пришлось даже принять постановление: для введения школьной жизни в нормальное русло освободить все школьные и библиотечные помещения, занятые военными, правительственными и общественными учреждениями; вновь занимать их под военные надобности только по соглашению с местными органами управления по народному образованию и в последнюю очередь 40 . Однако это постановление не привело к переменам. Различные ведомства, и прежде всего штаб "народной армии", по-прежнему занимали помещения школ, а в Комуч продолжали поступить жалобы по этому поводу. Бугурусланская городская управа в своем отношении в Комуч указывала, что военные власти заняли местное начальное училище под штаб польской дивизии не в последнюю, а в первую очередь, к тому же без большой надобности: дом, в котором помещался штаб, мог вместить несколько учреждений, кроме того, имелись свободные военные бараки. Хотя в дело вмешалось ведомство народного просвещения Комуча, помещение училища освобождено не было 41 .

Тяжелое положение, в котором оказалась школа, усугублялось и материально- бытовой неустроенностью учителей. Газета "Волжское слово" 30 июля 1918 г. писала об их участи: "Жалованье за выслугу лет задерживается, пенсионное обеспечение в полной неопределенности". Часть учителей была уволена за приверженность Советской власти, другие не могли работать из-за отсутствия школьных помещений. Во имя лозунга "Все для "народной армии" эсеры и буржуазия жертвовали народным образованием. Его смета была урезана Комучем почти вдвое. Одним из первых актов училищной комиссии было постановление, запрещающее открывать новые учебные заведения 42 . Комиссия по организации съезда учителей Уфимского уезда в июле 1918 г. была вынуждена объявить в печати, что "ввиду отсутствия средств у народных учителей и вследствие неполучения жалования, означенный съезд откладывается на неопределенное время" 43 .

Сельские библиотекари, с мая 1918 г. не получавшие от уездных земских управ никакого содержания, забрасывали управы жалобами на отсутствие средств к существованию 44 , а управы, не получая земских сборов, лишены были возможности удовлетворить законные требования библиотекарей. Рухнули и замыслы открыть летом 1918 г. сеть детских садов. Обещанные ассигнования выданы не были, и "число детских садов пришлось значительно сократить" 45 . По данным "беспартийного" "Волжского слова", закрыты были также 6 детских площадок 46 .

Возврат к старой системе образования еще более откровенно осуществлялся в Сибири. Проявилось это не только в увольнениях, но и в арестах прогрессивно настроенных учителей, в восстановлении обяза-


39 Там же, л. 16об.

40 Там же, ф. 402, оп. 1, д. 3, л. 32.

41 Там же, ф. 3931, оп. 1, д. 6, лл. 2, 6.

42 Приволжская правда, орган губкома РКП(б), Саратов, 24.IX.1918.

43 Голос рабочего, 26.VII.1918.

44 Народное дело, 24.IX.1918.

45 Волжское слово, Самара, 30.VII.1918.

46 Приволжская правда, 24.IX.1918.

стр. 27


тельного преподавания закона божьего, в конфискации школьных помещений и передаче их военному ведомству. Многие из созданных Советской властью культурно-просветительных учреждений (клубов, народных домов, читален) были закрыты 47 .

Чтобы скрыть истинное положение дел в сфере народного образования, царящую там разруху и реакцию и несколько приподнять престиж власти учредиловцев, был поднят вопрос о преобразовании Самарского пединститута в университет. 10 июля Комуч официальным приказом присвоил Самарскому пединституту наименование университета "со всеми правами и преимуществами, российским университетам присвоенными" 48 , а 31 июля принял по этому вопросу постановление: "Признать желательным, но денег не давать". 12 августа университет был официально открыт, но так и не вышел из стадии организации. Ярким фактом, свидетельствующим о явном разочаровании в эсеровской "демократии" интеллигенции, о начавшемся повороте ее и в этом регионе в сторону Советской власти является отказ Совета профессоров только что открытого университета эвакуироваться из города при приближении Красной Армии.

Подведем итоги. Органы местного самоуправления - думы и земства - играли существенную роль в системе власти и в политике эсеровских правительств. По социальному составу эти органы отличались от пореформенных, дореволюционных: в них уже не было дворян, преобладала буржуазия, а в некоторых думах и земствах - мелкая буржуазия. По классовому характеру своей деятельности это были буржуазные органы. Комуч и Западно-Сибирский комиссариат рассчитывали получить в восстановленных думах и земствах надежную опору, послушные (благодаря руководству эсеров и меньшевиков) местные органы власти. На деле, однако, так не получилось. Органы местного самоуправления оказались в руках буржуазии. Постепенно, но неуклонно они подтачивали и ослабляли власть эсеров, отвоевывали у мелкой буржуазии одну позицию за другой, подготавливая ликвидацию власти учредиловцев и установление открытой буржуазной диктатуры. Их практическая хозяйственная и культурная деятельность была малоэффективной. Будучи контрреволюционными по составу, эти органы отобрали у народа и передали в руки буржуазии или ее организаций часть предприятий, земель, зданий, культурно- просветительных учреждений, школьное образование. Они способствовали усилению буржуазии в социальном, политическом и организационном отношениях.

Все эсеровские правительства с момента их образования пошли по пути реставрации буржуазно-капиталистического аппарата управления, свергнутого Октябрьской революцией. Наиболее примечательна и характерна история Комуча - в этом случае у власти оказалось именно правительство мелкой буржуазии, почти целиком составленное из представителей одной партии - эсеров (правых и центра). Но и на этот раз мелкая буржуазия, пытавшаяся утвердить свою власть, оказалась неспособной создать собственный государственный аппарат. При всем своеобразии, которое стремилась придать ему захватившая на некоторое время бразды правления мелкобуржуазная партия, он остался в основном буржуазным аппаратом. Незначительные же новшества, которые она внесла в его организацию, не были приемлемы ни для пролетариата, ни для буржуазии. В результате власть очень скоро перешла от мелкой буржуазии либо к буржуазии, либо к пролетариату. Именно так и случилось с Комучем, с Временным Сибирским правительством и с другими подобными им властями, претендовавшими на осуществление так называемого "третьего пути".


47 См. Соскин В. Л. Очерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны (конец 1917 - начало 1921 г.). Новосибирск. 1965, с. 124.

48 ГАКО, ф. 3931, оп. 1, д. 5, л. 4.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/КЛАССОВАЯ-СУЩНОСТЬ-ЭСЕРО-МЕНЬШЕВИСТСКИХ-МЕСТНЫХ-ОРГАНОВ-ВЛАСТИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. В. Гармиза, КЛАССОВАЯ СУЩНОСТЬ ЭСЕРО-МЕНЬШЕВИСТСКИХ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 14.03.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/КЛАССОВАЯ-СУЩНОСТЬ-ЭСЕРО-МЕНЬШЕВИСТСКИХ-МЕСТНЫХ-ОРГАНОВ-ВЛАСТИ (дата обращения: 21.06.2018).

Автор(ы) публикации - В. В. Гармиза:

В. В. Гармиза → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
75 просмотров рейтинг
14.03.2018 (99 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Рецензии. И. И. МИНЦ. ГОД 1918-Й
Каталог: История 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ ОТДЕЛЕНИЯ И СЕССИЯ, ПОСВЯЩЕННАЯ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАРЛА МАРКСА
Каталог: Политология 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КРОНШТАДТСКАЯ ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РСДРП В 1906 ГОДУ
Каталог: Военное дело 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СТАТЬИ В СОВЕТСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ
Каталог: История 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ И РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ И АМЕРИКЕ
Каталог: Политология 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
“ЧЕРЕЗ ГОДЫ ОГНЕВЫЕ. В ПАМЯТИ НАРОДНОЙ”. Статья в газете за 1982 год. Описаны боевые действия в апреле-мае 1944 года партизан Полоцко-Лепельского соединения Белоруссии..... Приводятся воспоминания участника ПАРТИЗАНСКОГО ПРОРЫВА у деревень Плино и Паперино в Ушачском районе Витебской области в ночь на 5 мая 1944 года из фашистского сжимающегося уничтожающего кольца окружения .
Каталог: История 
15 дней(я) назад · от Владимир Барминский
"Лучше жить в зоне, чем умереть в Чечне..."
Каталог: Военное дело 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КИТАЙ - ГЛОБАЛЬНАЯ ДЕРЖАВА XXI ВЕКА?
Каталог: Экономика 
16 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ - ВЬЕТНАМ. 30 ЛЕТ ОТНОШЕНИЙ 1950 - 1980
Каталог: Право 
20 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. ГЕОРГИЙ ДИМИТРОВ. БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
КЛАССОВАЯ СУЩНОСТЬ ЭСЕРО-МЕНЬШЕВИСТСКИХ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK