BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-141
Автор(ы) публикации: Д. К. ШЕЛЕСТОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

За строкой решений XXVI съезда КПСС

Центральный Комитет уделял серьезное внимание разработке и осуществлению эффективной демографической политики, обострившимся за последнее время проблемам народонаселения.

Л. И. БРЕЖНЕВ

История есть не что иное, как последовательная смена отдельных поколений1 . Это лаконичное определение не только раскрывает одну из важнейших сторон многогранного общественно-исторического процесса, субъектом которого является народонаселение - основа существования общества, но и указывает на необходимость тесного взаимодействия двух наук - истории и демографии, изучающей последовательную смену поколений, иначе говоря, закономерности воспроизводства населения в его социально-исторической обусловленности. Усиление такого взаимодействия, выражающегося в развитии исторической демографии, властно диктуется потребностями современности и непосредственно связано с реализацией указания XXVI съезда КПСС об исследовании теоретических вопросов демографии2 .

Настоящая статья посвящена основным методологическим проблемам взаимодействия исторической и демографической наук, которые рассматриваются в связи с развитием современной советской демографии, а также историографией изучения истории народонаселения.

Почти четверть века назад известный советский ученый В. К. Яцунский констатировал, что "история населения является забытым участком в нашей исторической науке"3 . Теперь положение существенно меняется: опубликованы десятки исследований4 , положивших начало широкому развертыванию работы над этой проблематикой.


1 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 3, с. 44.

2 Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981 - 1985 годы и на период до 1990 года. М. 1981, с. 23.

3 Яцунский В. К. Изменения в размещении населения Европейской России в 1724 - 1916 гг. -История СССР, 1957, N 1, с. 192.

4 См. Численность и расселение народов мира. М. 1962; Кабузан В. М. Народонаселение России в XVII - первой половине XIX в. М. 1963; его же. Изменения в размещении населения России в XVIII - первой половине XIX в. М. 1971; Авурбух М. С. Законы народонаселения докапиталистических формаций. М. 1967; Перковский А. Л. К вопросу о законе народонаселения докапиталистических формаций. Демографические тетради. Вып. IV-V. Киев. 1972; Водарский Я. Е. Население России за 400 лет. М. 1973; его же. Население России в конце XVII - начале XVIII в. М. 1977; Дробижев В. З. Движение населения в СССР и социальный прогресс. М. 1974; Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. М. 1974; Платунов Н. И. Переселенческая политика Советского государства и ее осуще-

стр. 3


Усиление в последние годы изучения истории народонаселения, в том числе в ее историко- демографическом аспекте, неразрывно связано с теоретической деятельностью КПСС и обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, это изучение опирается на достижения всей предшествующей советской историографии и является одним из выражений вступления ее в условиях зрелого социализма в новый период развития, особенно ярко выявившийся во второй половине 1960-х - 1970-е годы. Развитие советской исторической науки на современном этапе с достаточной полнотой охарактеризовано в литературе и с точки зрения данной темы не нуждается в дополнительных пояснениях. Что касается второго обстоятельства, связанного с развитием науки о народонаселении5 , то оно требует более основательного рассмотрения. Примечательно, что одновременно с приведенным выступлением В. К. Ядунского в печати было обращено внимание на неоправданно малое внимание к проблемам демографии, к их научному исследованию6 . Такая постановка вопроса не являлась случайной и может быть правильно понята только в контексте развития советской демографической науки.

Научная история демографии еще не написана, и даже сами демографы, по авторитетному свидетельству французского демографа А. Ландри, "имеют о ней недостаточное представление"7 . К сожалению,


ствление в СССР. Томск. 1976; Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР. М. 1977; Урланис Б. Ц. Эволюция продолжительности жизни. М. 1978, и др. Значительная часть работ рассматривает историю населения СССР в региональном аспекте, напр., в центральных районах (Баталина Т. С. Динамика возрастно-полового состава населения Петербурга- Ленинграда. Доклады по географии населения. Вып. 5. Л. 1966; Кабо Е. О. К вопросу о естественном движении населения в пореформенной Москве. Ученые записки по статистике. М., 1966, т. 10; Козлова Л. Л. Закономерности естественного движения населения Москвы за 50 лет. В кн.: К 50-летию советской статистики. Сб. ст. М. 1969; Дзарасова И. В. История воспроизводства населения столицы. Народонаселение. Вып. 30. О населении Москвы. М. 1980, и др.) и на востоке страны (Александров В. А. Русское население Сибири XVII - начала XVIII в. М. 1964; Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII в. Новосибирск. 1965; Преображенский А. А. Очерки колонизации Западного Урала в XVII - начале XVIII в. М. 1966; Колесников А. Д. Русское население Западной Сибири в XVIII - начале XIX в. Омск. 1973; Кабузан В. М. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск. 1976, и др.); немало исследований посвящено населению союзных и автономных республик (Сидоров П. А. Численность, состав и динамика населения Чувашии с конца XVIII в. - Ученые записки НИИ при Совете Министров ЧАССР, вып. 21, 23, 31. 1962 - 1966; Сифман Р. И. Рождаемость в селах Закавказья с начала XX в. до Великой Отечественной войны. - Ученые записки по статистике, т. 10; Плоских В. М. Динамика численности населения Киргизии за сто лет. Известия АН КиргССР, 1966, N 1;Атабаев Б. Рост населения ТуркмССР за годы Советской власти. - Ученые записки Туркменского ун-та, 1969, вып. 52; Алиакберова Н. А. Народонаселение дореволюционного Узбекистана. - Научные труды ТашГу. 1971, вып. 400; Кабузан В. М. Заселение Новороссии. М. 1976; Пуллат Р. Н. Городское население Эстонии с конца XVIII в. до 1940 г. Таллин. 1976; Бекмаханова Н. Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии. М. 1980; Палли Х. Естественное движение сельского населения Эстонии. 1650- 1799. Таллин. 1980), и др.

5 Термин "наука (учение) о народонаселении" распространился в нашей литературе с конца XIX в. Возможно, он был калькой немецкого термина Bevolkerungslehre (тем более что в это время вышел сборник переводов из Handworterbuch Staatswissenschaften - Народонаселение и учение о народонаселении. - М. 1897). Но главное заключается в том, что появление его свидетельствовало о стремлении расширить изучение народонаселения, вывести его за рамки статистики населения. Отражая этот процесс, Большая энциклопедия (т. 13, СПб. 1903, с. 666) включала в науку о населении: 1) статистику населения, 2) теорию населения (Populationistik), 3) политику населения. В современной советской литературе этот термин не имеет точной дефиниции, часть ученых применяет его как синоним понятия "демографическая наука", вместе с тем все чаще он употребляется для обозначения целой системы научных знаний о народонаселении, "комплексной, в известной мере собирательной науки" (Валентен Д. И. Теория и политика народонаселения. М. 1967, с. 5).

6 См. Араб-Оглы Э. А. Некоторые проблемы народонаселения. - Вопросы философии, 1957, N 6, с. 102.

7 Landri A. Traite de demographie. P. 1945, p. 12.

стр. 4


это относится и к истории отечественной демографии, хотя она, как считал видный ученый в этой области М. В. Птуха, представляет значительный интерес8 . Действительно, наука о народонаселении в России уже в дореволюционные десятилетия прошла долгий и сложный путь развития9 , имевший свои особенности, но вместе с тем неразрывно связанный со становлением и утверждением в XIX в. в европейских странах и в США науки, которая хотя и получила название сначала популяционистики (1841 г.), а затем демографии (1855 г.)10 , длительное время чаще всего именовалась статистикой населения, что было, конечно, не случайно и являлось одним из проявлений господства в буржуазной демографии чисто количественных методов изучения населения.

Развитие советской демографической науки началось вместе со всей советской наукой сразу после победы Великого Октября. Однако распространение примерно с середины 1930-х годов ошибочного представления о том, что победа социализма сама по себе решает проблемы воспроизводства населения, а также некоторых неверных теоретических положений о роли и месте народонаселения в общественном развитии11 привело к тому, что демография была, по существу, низведена до уровня регистратора статистических материалов12 . Она превратилась, по определению, данному ей в начале 1960-х годов в печати, в "одну из забытых областей" научных знаний13 .

Потребности общества развитого социализма, а также выдвижение проблем народонаселения в число глобальных проблем современности


8 Птуха М. В. Очерки по истории статистики XVII-XVIII веков. М. 1945, с. 14.

9 Об истории демографической науки см.: Шелестов Д. К. История и современность (об изучении истории демографической науки). В кн.: Народонаселение. Вып. 32. Прошлое и настоящее демографии. Сб. ст. М. 1980. В том же сборнике опубликованы статьи по истории отечественной дореволюционной и советской демографии Васильевой Э. К., Перковского А. Л., Звидриньша П. П., Лапиньша А., Денисовой Е. В., Москвиной М. В., Дробижева В. З., Кукушкина Ю. С., Моисеенко В. М.

10 Считается, что этот термин впервые применил французский ученый А. Гийяр, образовав его от древнегреческих слов "демос" - народ и "графис" - писать. Появившийся в начале 1870-х годов термин "демология" широкого распространения не получил. Что касается термина "демография", то он утвердился также не сразу. Во французской энциклопедии Grand Dictionnaire universel du XIX-e siecle (Большой Ларусс) его первое упоминание относится только к 1877 г. (16-й том). В следующем, 1878 г. он официально был признан Международным конгрессом гигиены, который ввел его в свое название. В русской дореволюционной литературе термин "демография" хотя и был известен (см. первое его упоминание в русских справочных изданиях: Энциклопедический словарь Брокгауза- Ефрона. Т. X. СПб. 1893, с. 367), но рассматривался как синоним статистики населения (см., напр., Янсон Ю. Э. Сравнительная статистика населения. СПб. 1892, с. 2). Отметим, что в наше время в международном распространении этого термина важную роль сыграла ООН, в которой с 1946 г. имеется Комиссия по народонаселению, а в Секретариате - соответствующий отдел. В 1950 - 1960-е годы Секретариат ООН издал на нескольких языках "Многоязычный демографический словарь", способствовавший унификации терминологии в этой области.

11 Подробнее об этом см.: Коростелев Г. М. Рост народонаселения и общественный прогресс. Свердловск. 1968, с. 15 сл.; Плетников Ю. К. О природе социальной формы движения. М. 1971, с. 205 ел.

12 Это, конечно, не значит, что у советской демографии 1920 - 1950-х годов не было определенных достижений. Одно из них - зарождение историко-демографических исследований (см. Птуха М. В. Смертность 11 народностей в России в конце XIX в. Киев. 1928; Волков Е. З. Динамика населения России за 80 лет. М. 1930; Новосельский С. А., Паевский В. В. Смертность и продолжительность жизни населения СССР. М. 1930; П. Н. Куркин. Смертность и рождаемость в капиталистических государствах Европы. М. 1938; Урланис Б. Ц. Рост населения в Европе. М. 1941; Шунков Б. И. Очерки по истории колонизации Сибири в XVII-XVIII вв. М. - Л. 1946; Покшишевский В. В. Заселение Сибири. Иркутск. 1951; Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1811 -1913 гг.). М. 1956; Марку зон Ф. А. Население мира от начала нашей эры до середины XX в. В кн.: Вопросы экономики, планирования и статистики. Сб. ст. М. 1957; Копанев А. И. Население Русского государства в XVI в. - Исторические записки, 1959, т. 64, и др.).

13 Коммунист, 1963, N 17, с. 81 - 82.

стр. 5


(т. н. демографический взрыв)14 стали объективной основой подъема советской демографии. В 1960 - 1970-е годы нашими учеными были широко обсуждены многие вопросы изучения народонаселения15 . Обсуждение предмета демографической науки способствовало утверждению представления о ней как о науке, изучающей закономерности воспроизводства населения16 . Большое значение имела и постановка вопроса о законах народонаселения17 . Рассмотрение всех этих вопросов способствовало уяснению единства трех форм движения населения (социального, естественного и миграционного), изучению социально-экономической обусловленности демографических процессов, проблем демографической политики и всей политики народонаселения, управления процессами его развития18 . Одним из ярких свидетельств бурного развития в нашей стране в последние полтора-два десятилетия изучения народонаселения является выход исследовательской литературы19 , посвященной как отдельным вопросам демографии, так и широкому комплексному изучению проблем народонаселения20 .

Развитие изучения народонаселения выдвинуло в число первоочередных и проблемы взаимодействия демографии с другими науками21 , в том числе с исторической. Небезынтересно, что они были поставлены на страницах журнала "Вопросы истории" еще в 1946 - 1947 годах22 . Однако современное изучение ряда теоретико-методологических проблем исторической демографии и некоторых сторон взаимодействия историче-


14 См. Загладин В., Фролов И. Глобальные проблемы современности и коммунисты. - Проблемы мира и социализма, 1978, N 3; Валентей Д. Социальные проблемы в зеркале демографии. Там же, 1980, N 9.

15 См.: Вопросы марксистско-ленинской теории народонаселения. Всесоюзный симпозиум. МГУ им. М. В. Ломоносова. 24 - 26.XI.1966. М. 1969; Проблемы народонаселения. Труды межвузовской научной конференции. Ташкент. IX. 1965. М. 1970; Методологические проблемы изучения народонаселения в социалистическом обществе. Материалы Всесоюзной конференции. Киев. 6 - 8.XII.1973. Киев. 1973, и др.

16 Волков А. Г. О предмете демографии. В кн.: Место демографии в системе наук. М. 1975; Лармин О. В. Методологические проблемы изучения народонаселения. М. 1975; см. также дискуссию о предмете демографии: Система знаний о народонаселении. М. 1976, с. 188 - 192. В демографической науке (как, впрочем, и в других) идут дискуссии по ряду вопросов; краткий обзор некоторых из них см. Медведева Т. Н. Экономические проблемы роста населения и использования трудовых ресурсов в СССР. М. 1978, с. 21 - 43.

17 О состоянии изучения этой проблемы см.: Лармин О. В. Ук. соч., с. 60 - 90.

18 См. Управление развитием народонаселения в СССР. М. 1977; Кваша А. Я. Демографическая политика в СССР. М. 1981.

19 См. указатели литературы: "Библиография по проблемам народонаселения". (М. 1974 и 1977) и "Литература о населении" (М. 1981). В них зафиксировано свыше 10 тыс. названий работ, вышедших с 1960 по 1978 г. включительно. Во всех указателях есть рубрика "Историческая демография".

20 Положение о комплексном изучении народонаселения было выдвинуто в начале 1960-х годов (см. Валентей Д. И. Проблемы народонаселения. М. 1961). Оно легло в основу деятельности самого значительного в настоящее время в стране научного подразделения по исследованию народонаселения - Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ, который объединяет кафедру и Проблемную лабораторию (об изучении народонаселения в МГУ см.: Кукушкин Ю. С., Шелестов Д. К. Юбилей старейшего русского университета. В кн.: Народонаселение. Вып. 32. Прошлое и настоящее демографии). Работа по демографической тематике ведется также в ряде других вузов, в некоторых институтах АН СССР (Институт социологических исследований и др.) и АН союзных республик (Институт экономики АН УССР и др.), в отдельных ведомственных НИИ (Отдел демографии НИИ ЦСУ СССР и др.).

21 Борисов В. А. Демография и социальная психология. М. 1970; Зверева Н. В. О соотношении политической экономии и демографии. - Экономические науки, 1975, N 10; Место демографии в системе наук; Валентей Д. И. Демографические науки в системе знаний о народонаселении. - Экономические науки, 1976, N 9; Урланис Б. Ц. Демография и социология. В кн.: Урланис Б. Ц. Народонаселение. Исследования, публицистика. М. 1976.

22 Корхов Ю. А. Опыт исчисления роста населения в Европе. - Вопросы истории, 1946, NN 8 - 9; Барг М. А. К вопросу о росте населения Англии XI-XIII веков, Там же, 1947,. N 11.

стр. 6


ской и демографической наук началось только с 1960-х годов. В 1960 - 1963 гг. В. К. Яцунский подготовил два доклада об исторической демографии, в которых было рассмотрено состояние ее изучения23 . Первым в 1966 г. краткую общую характеристику становления и развития этой отрасли знания дал В. И. Козлов; ряд его последующих работ внес существенный вклад в изучение демографической истории24 .

1970-е годы ознаменовались постановкой важных историко-демографических проблем. В начале этого десятилетия взаимосвязь народонаселения России и ее истории обстоятельно рассмотрел С. С. Дмитриев25 . Но особенно важное и принципиальное значение имело выступление В. З. Дробижева и Ю. А. Полякова, посвященное исторической демографии советского общества26 . Авторы впервые обосновали и раскрыли ряд проблем изучения послеоктябрьской истории народонаселения СССР, показали, что это изучение является главной задачей исторической демографии. Осуществленные затем под руководством Ю. А. Полякова работы по определению общей численности и национального состава населения России ко времени Великого Октября27 явились крупным событием в исторической демографии советского общества.

Наглядным проявлением усиливающегося внимания к историко-демографической проблематике стали всесоюзные семинары по исторической демографии28 . К сожалению, ни один из них не был специально посвящен ее теоретико-методологическим проблемам, хотя в отдельных докладах (Р. Н. Пуллата, У. И. Мересте, В. З. Дробижева, С. И. Брука, В. И. Козлова29 и др.) они были затронуты. В конференциях участвовали и демографы, растущий интерес которых к данной тематике выразился, в частности, в появлении теоретических работ Г. Е. Ананьевой и А. П. Судоплатова, А. Г. Вишневского, М. Б. Татимова30 и др.


23 Материалы Московского филиала Географического общества СССР. История географических знаний и историческая география. Этнография. Вып. 2. М. 1967; Вопросы географии. Сб. 83. М. 1970.

24 Козлов В. И. Народонаселение. СИЭ. Т. 9. М. 1966; его же. Динамика численности народов. М. 1969; его же. Демография и система исторических наук, В кн.: Место демографии в системе наук; его же. Этническая демография. М. 1977.

25 Дмитриев С. С. Население страны и ее история. В кн.: Водарский Я- Е. Население России за 400 лет.

26 Дробижев В. З., Поляков Ю. А. Народонаселение СССР и история советского общества. - Вопросы истории, 1974, N 4.

27 Поляков Ю. А., Киселев И. Н. Численность и национальный состав населения России в 1917 году. - Вопросы истории, 1980, N 6. Из более ранних работ по этой тематике см.: Боярский А. Я. К вопросу о естественном движении населения в России и в СССР в 1915 - 1923 гг. - Ученые записки Московского экономико-статистического института, 1948, т. 1; Гапоненко Л. С., Кабузан В. М. Материалы сельскохозяйственных переписей 1916 - 1917 гг, как источник определения численности населения России накануне Октябрьской революции. - История СССР, 1961, N 6, и др.

28 Инициаторами их проведения были ученые Эстонской ССР, в столице которой в 1974 г. состоялся первый семинар (см. Первый Всесоюзный семинар по исторической демографии. Тезисы. Таллин. 1974). Второй прошел в 1977 г. в Риге (см. Второй Всесоюзный семинар по исторической демографии. Тезисы докладов. Рига. 1977). Третий семинар работал в Омске в 1979 г. Материалы первых двух семинаров изданы: Проблемы исторической демографии в СССР. Таллин. 1977; Численность и классовый состав населения России и СССР (XVI-XX вв.) Таллин. 1979.

29 Пуллат Р. Н. Историческая демография в СССР. В кн.: Проблемы исторической демографии в СССР. Сб. ст.; Мересте У. И. Предмет и структура демографической науки и место исторической демографии. Там же; Дробижев В. З. Некоторые вопросы источниковедения историко-демографического исследования советского общества. Там же: Брук С. И. "Демографические взрывы" в истории. В кн.: Численность и классовый состав населения России и СССР (XVI-XX вв.); Козлов В. И. К вопросу о роли демографического фактора в истории. Там же.

30 Ананьева Г. Е., Судоплатов А. П. Историческая демография. В кн.: Система знаний о народонаселении, с. 208 - 217; Вишневский А. Г. Предисловие к сб. Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР; Татимов М. Б. Развитие народонаселения и демографическая политика. Алма-Ата. 1978, разд. Методология и методика исторического изучения развития народонаселения.

стр. 7


Говоря о советских исследованиях, посвященных отечественной демографической истории, нельзя вместе с тем не отметить отставание нашей историко-демографической науки в изучении зарубежной тематики и критике буржуазных концепций в данной области31 . Тем большее значение имеют работы безвременно скончавшегося талантливого историка В. В. Самаркина по ряду проблем современной буржуазной исторической демографии 32 , отдельные представители которой склонны начинать отсчет развития этой области знания от своей деятельности33 . Конечно, такая "периодизация" науки не имеет ничего общего с ее реальным развитием. Историко- демографические исследования начались не в наше время и даже не на рубеже нынешнего столетия34 , а значительно раньше, как справедливо отмечает В. И. Козлов35 , - в XIX в., когда формировавшаяся демографическая наука стала постепенно вступать во взаимодействие с исторической36 .

Игнорирование этого факта рядом буржуазных ученых не случайно. Оно связано с теми процессами, которые идут в современной буржуазной демографии и понимание которых имеет первостепенное значение для борьбы с нашими идейными противниками в области исторической демографии. Примерно с 1950-х годов буржуазная демография, испытывая жесточайший кризис, начала постепенный переход к изучению взаимодействия демографических, экономических, социальных и других факторов общественного развития. Этот вынужденный непоследовательный и зигзагообразный переход ни в малейшей степени не означает, конечно, восприятия буржуазной демографией диалектико-материалистического понимания демографических процессов. Больше того, он неразрывно связан с усилением борьбы буржуазной науки против революционного учения современности37 . Эта борьба идет и в исторической демографии. Заметное возрастание внимания к ней в ряде западных стран, некритически трактуемое порой в нашей литературе как рождение "новой, очень молодой науки"38 , непосредственно связано (вне зависимости от личных устремлений тех или иных ученых) с выполнением буржуазной демографией вполне определенного социального заказа: найти в истории (особенно в "доиндустриальных обществах") угодное империализму и неоколониализму объяснение современных демографических явлений в освободившихся странах, всей мировой демографической ситуации и ее дальнейшего развития.

Внимательно изучая состояние новейшей буржуазной исторической демографии, критически используя ее отдельные исследования, нельзя


31 Кстати, буржуазная демография уже длительное время проявляет интерес к прошлому народонаселения нашей страны (см., напр., Lorimer F. The Population of the Soviet Union: History and Prospects. Leauge of Nations. Geneva. 1946). Одной из наиболее крупных работ по этой тематике является недавно изданная монография: Coale A., Anderson B., Harm E. Human Fertility in Russia since the XIX Century. Princeton University Press. 1979.

32 Самаркин В. В. "Черная смерть" подданным зарубежной литературы. - Вестник Московского университета, серия IX, 1976, N 3; его же. Историческая демография западноевропейского средневековья. - Вопросы истории, 1977, N 2.

33 См. Брачность, рождаемость, семья за три века (Новое в зарубежной демографии). Сб. ст. М. 1979, с. 3.

34 См. Пуллат Р. Н. Историческая демография в СССР, с. 8.

35 СИЭ. Т. 9. М. 1966, с. 982.

36 Еще в начале XIX в. в "Статистическом журнале" (т. 1, ч. 2. СПб, 1806) была опубликована статья "О числе жителей России в последних годах царствования Петра Великого", которую можно рассматривать как один из зачатков историко-демографических исследований (см. Шелестов Д. К. Первый русский научный гуманитарный журнал. - Вестник АН СССР, 1977, N 5, с. 112).

37 См. О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС. М. 1979, с. 4.

38 Вишневский А. Г., Кон И. С. Предисловие к сб. Брачность, рождаемость, семья за три века, с. 3.

стр. 8


забывать, что она, несмотря на расширение тематики, базы источников и методик их обработки, как и прежде, исходит из враждебных марксизму-ленинизму методологических принципов39 . Даже в условиях усиления внимания к историко-демографической тематике буржуазная наука, которой чуждо диалектико-материалистическое понимание принципа историзма, оказалась неспособной сколько-нибудь удовлетворительно решить проблему взаимодействия демографической и исторической наУк. Почти традиционно некоторые стороны этого взаимодействия рассматриваются только в ограниченных рамках так называемого достатистического периода истории, то есть до XIX века40 .

В то же время некоторые работы фактически направлены против такого взаимодействия. На подобных позициях, по существу, оказался, например, Т. Холлингсворт - автор книги, посвященной общим проблемам исторической" демографии. Искусственное разделение им изучения истории народонаселения на "две области": историческую демографию (которую он сводит только к "получению оценок общей численности населения" и считает "демографией на уровне самых приблизительных данных") и демографическую историю ("история с точки зрения демографа") - на деле означает не что иное, как противопоставление демографии (по Холлингсворту, "демографической истории") исторической науке ("исторической демографии"), которая якобы вообще имеет узкоограниченное значение для демографических исследований41 .

К сожалению, надуманная интерпретация понятий "демографическая история" и "историческая демография" встречается и в нашей литературе, что уже отмечалось в печати42 . К этому вопросу не было бы надобности возвращаться, если бы в недавно вышедшей статье В. И. Козлова вновь не были приведены рассуждения о "двух научных дисциплинах" - исторической демографии и демографической истории. В отличие от Холлингсворта В. И. Козлов считает, что первая из них ближе к демографии и научность ее "повышается там, где она переходит от констатации демографических фактов к выявлению обусловивших их причин на данном историческом этапе развития общества". Демографическая история, по мнению В. И. Козлова, ближе к исторической науке, она анализирует влияние демографических явлений "на те или иные стороны процесса исторического развития общества"43 . На наш взгляд, ученый правильно подметил двуединую задачу, которая решается историко-демографическими исследованиями в целом: изучение демографических факторов в истории и вместе с тем исторической обусловленно-


39 Еще на заре марксистско-ленинского изучения демографической истории М. Н. Покровский дал образец партийного подхода к буржуазной исторической демографии, показав несостоятельность демографического детерминизма и той его разновидности, которую проповедовали некоторые французские демографы во главе с Э. Левассером (La population franchise Histoire de la population avant 1789 et demographic de la France comparee a celle des autres nations au XIX siecle, tt. 1 - 3. Ed. E. Levasseur. P. 1889 - 1892). Особо отметив, что взгляды Левассера отражают классовые интересы западноевропейской буржуазии, М. Н. Покровский писал: "Рост населения у него является естественным фактором, не зависящим от социальных условий: хочешь не хочешь - а размножайся! На этом стоит все экономическое развитие: перестанешь размножаться - исторический процесс остановится. Шутка сказать!" (Покровский М. Н. Очерк истории русской культуры. Ч. 1. М. 1921, с. 25).

40 См. Henri L. Manual de demographie historique. Geneva et P. 1967; Guillaume P., Poussou J. -P. Demographie historique. P. 1970; Dupaquer I. Introduction a la demographie historique. P. - Montreal. 1974; Granelli. B. Introduzione alia demografia storica. Firence. 1974; Imhof A. Einfuhrung in die historische Demographie. Munchen. 1977.

41 Hollingswort T. H. Historical Demography. N. Y. 1969, pp. 37 - 39, 295 - 320.

42 Шелестов Д. К. История и современность (заметки об исторической демографии). В кн.: Народонаселение. Вып. 31. Население мира: вчера, сегодня, завтра. М. 1980, с. 96 - 97.

43 Козлов В. И. О роли демографических факторов в истории, с. 7 - 8.

стр. 9


сти их. Но необходимость "размежевания" (термин В. И. Козлова) и особенно выделения двух специальных дисциплин он так и не обосновал. Да вряд ли это и можно сделать, так как объективно такое выделение ведет не просто к "размежеванию", а к нарушению взаимодействия исторической и демографической наук.

Нельзя не отметить, что данная постановка вопроса порождает и терминологическую путаницу44 . В. И. Козлов сформулировал свое толкование понятий "демографическая история" и "историческая демография" еще несколько лет назад, но, как он отмечает, "положение с тех пор изменилось мало"45 . Это не случайно: в современной литературе, включая учебники46 , под "демографической историей" понимается не какая-либо научная дисциплина, а историческая эволюция демографических процессов (включая миграционные) с древнейших времен до наших дней, то есть демографическая история человечества, являющаяся (вместе с экономической, социальной, культурной, этнической и т. д.) органической частью всего общественно-исторического развития.

При такой трактовке проблема соотношения понятий "демографическая история" и "историческая демография" выходит за ограниченные пределы дискуссии о "двух научных дисциплинах", а также терминологического спора и приобретает принципиальное методологическое значение. Как мы полагаем, отношение исторической демографии и демографической истории определяется как отношение субъекта (научной дисциплины - исторической демографии) и объекта (демографической истории, то есть того, на что направлена познавательная деятельность этой дисциплины). Не история народонаселения вообще, а народонаселение в его демографической истории - таков объект изучения исторической демографии. Его четкое определение, очерчивающее область непосредственного взаимодействия исторической и демографической наук, является первым непременным условием правильного понимания этого взаимодействия.

Второе не менее важное условие связано с выявлением предмета изучения исторической демографии. Нам представляется своевременной и насущной постановка Ю. В. Бромлеем и О. И. Шкаратаном47 вопроса о том, что определение предмета соответствующей области знания, раскрытие ее взаимодействия со смежными научными областями имеет существенное значение. В полной мере это относится и к исторической демографии. Из-за нечеткого понимания предметной области этой научной дисциплины ее сначала "записали" за исторической геогра-


44 Недавно свою лепту в нее внес и Я. И. Рубин (см. Рубин Я. И. Критика буржуазных трактовок социальных проблем развития народонаселения (историко- демографическое исследование). Автореф. докт. дисс. М. 1980, с. 2 - 3). Он выступил против применения термина "историческая демография", который ему "представляется выражением (? - Д. Ш.) неудачным" и должен быть заменен на термин "исследования по демографической истории". Соответственно определение "историко-демографический" он предлагает относить к исследованиям по истории демографической науки, а "бывшие" историко-демографические работы именовать "демографо-историческими". Допустим, что с формальной точки зрения Я. И. Рубин прав и при первоначальном своем появлении эти термины "читались" несколько иначе, чем сейчас. Но ведь нельзя не учитывать, что понятийный аппарат науки складывается исторически и многие его термины давно утратили свое первоначальное значение. Вряд ли кто-нибудь вслед за Я. И. Рубиным будет требовать изменения, например, названия "статистическая физика" только из-за того, что слово "статистика" в первоначальном употреблении означало "государствоведение". Добавим, что если принять предложение Я. И. Рубина о "переименовании" историко-демографических исследований в "демографо-исторические", то, очевидно, нужно переиначивать и такие давно устоявшиеся понятия, как "историко-географические (историко-социологические, историко- экономические и т. д.) исследования".

45 Козлов В. И. О роли демографических факторов в истории, с, 8.

46 Курс демографии. М. 1974, гл. XXII. Демографическая история.

47 Бромлей Ю. В., Шкаратан О. И. О соотношении предметных областей этнографии, истории и социологии. - Социологические исследования, 1978, N 4.

стр. 10


фией48 (точнее, исторической географией населения), сейчас пытаются причислить в качестве "составной части" к исторической социологии49 , но все же наибольшая путаница допускается при отнесении к исторической демографии любого исследования по истории народонаселения.

Традиция отнесения всех исторических исследований по истории народонаселения к числу историко-демографических имеет четвертьвековую давность, и возникновение ее было в известной мере оправданно. Когда на рубеже 1950 - 1960-х годов В. К. Яцунский и ряд других ученых поставили вопрос о необходимости ликвидации отставания в области исторической демографии, исследования по истории народонаселения насчитывались единицами, их предметная область была слабо дифференцирована, и естественно, что все они подчас объединялись под единой "демографической" рубрикой. В последующие десятилетия появились многочисленные исследования по истории народонаселения, выполненные в историко-экономическом, историко-социологическом, историко- демографическом, историко-географическом и других аспектах.

Могут ли все они быть "записаны" по "разряду" исторической демографии? Эта попытался сделать Р. Н. Пуллат50 . В результате предметная область исторической демографии оказалась в его изложении прямо-таки необъятной и настолько расширилась, что демографическая проблематика полностью растворилась в многообразном изучении истории населения, осуществляемом исторической наукой совместно с целым комплексом наук (экономической, социологией, географической и др.). Историческая демография, пишет Р. Н. Пуллат, "относится как к системе исторических, так и демографических наук" 51 . Однако это положение в части, касающейся демографической науки, осталось в его статье на уровне простой констатации: современное развитие советской демографической науки, обширная исследовательская литература (в том числе и историко-демографическая) выпали из поля зрения автора. Тем самым был допущен серьезный просчет.

Методологический анализ исследований по истории народонаселения убеждает, что приоритет в определении предметной области исторической демографии принадлежит советской демографической науке. Являясь ее разделом, историческая демография исследует те же процессы и явления, что и демографическая наука в целом, но в их исторической ретроспективе, и полностью подчинена тем задачам, которые решает ""последняя в изучении ее современной проблематики52 . В этой неразрывной связи с современными задачами демографической науки раскрывается с подлинной полнотой практическое значение исследований по исторической демографии. И в этом же раскрывается важнейшее значение взаимодействия исторической и демографической наУк. Советская историческая наука с полным правом включает в себя историческую демографию. Но не механически, а с учетом предмета демо-


48 Брук С. И., Козлов В. И., Левин М. Г. О предмете и задачах этнографии. - Советская этнография, 1963, N 1, с. 16; Муравьев А. В., Самаркин В. В. Историческая география эпохи феодализма. М. 1978, с. 4. При таком подходе сама демография превращалась, по замечанию Ю. В. Бромлея, в субдисциплину географии (см. Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М. 1973, с. 256).

49 Вишневский А. Г., Кон И. С. Ук. соч., с. 5.

50 Пуллат Р. Н. Историческая демография в СССР.

51 Там же, с. 10.

52 В. К. Яцунский, разрабатывая в свое время методологические вопросы исторической географии, указывал: "География современности и историческая география имеют один и тот же объект изучения, но с тем лишь весьма существенным различием, что современная география изучает этот объект в его современном состоянии, а историческая география изучает его изменения в историческом прошлом". Далее он подчеркивал, что "между предметом исторической географии и географии современности нет принципиального различия в содержании" (Яцунский В. К. Историческая география М. 1955, с. 3, 9 - 10).

стр. 11


графической науки, обогащая последнюю, способствуя утверждению в ней диалектико- материалистического принципа историзма и, в свою очередь, получая через нее один из важнейших выходов в современность.

Рассмотрение исторической демографии как раздела демографической науки и одновременно научной дисциплины исторической науки призвано обеспечить более тесное сотрудничество этих наук в изучении современных проблем народонаселения, повысить, так сказать, историзм демографии и демографизм истории. В силу того, что изучение закономерностей процессов воспроизводства населения требует, как правило, рассмотрения их на протяжении длительного временного лага, демографы гораздо чаще, чем они подчас сами полагают, обращаются к демографической истории, особенно в ее наиболее актуальном периоде, примыкающем к современности. В свою очередь, историки все более активно выходят за пределы изучения только динамики численности населения, вторгаются в "демографические сферы" исторического процесса.

И все же сотрудничество демографов и историков остается явно недостаточным. Известно, какое большое значение придается в документах XXV и особенно XXVI съездов КПСС эффективной демографической политике. Между тем нет ни одного историка или демографа, который с необходимой научной обоснованностью ответил бы на вопрос: проводилась ли такая политика на предшествующих этапах общественно-исторического развития? И это не случайно: исследований, специально посвященных истории демографической политики и политики народонаселения в целом, практически нет. Этот пример не только свидетельство необходимости усиления содружества историков и демографов. Он является еще одним подтверждением того, что предметная область исторической демографии должна соответствовать проблематике, изучаемой современной демографической наукой. На этой основе историко-демографические исследования должны смело выходить за пределы "традиционных" тем, обращаться к изучению исторических аспектов актуальных проблем нашего времени.

Акцентируя внимание на "двойном подчинении" исторической демографии демографической и исторической (или в обратном перечислении, т. к. это значения не имеет) наукам, мы, разумеется, ни в коей мере не пытаемся отсечь ее от других наук и дисциплин, изучающих историю народонаселения. В том-то и состоит большое положительное значение современной историографии этой тематики, что она начинает изучаться широким фронтом: в историко-экономическом, историко-социологическом, историко-демографическом, историко-географическом и других аспектах. Как мы стремились показать на примере исторической демографии, каждое из этих направлений "должно знать свой маневр", т. е. ту предметную область, которая является сферой его исследования. Однако не менее важное значение имеет и интеграция этих исследований. Таким интегрирующим фактором для них является историческая наука, в свою очередь, взаимодействующая в изучении народонаселения с широким кругом наук.

В связи с этим остановимся на одной важной проблеме, которая, насколько нам известно, еще не нашла отражения в историографической литературе. Выше отмечалось, что Р. Н. Пуллат обошел вопросы современного развития советской демографической науки, не упоминает он и о теоретических трудах по народонаселению, опубликованных в последние годы53 . Между тем они имеют принципиально важное значение для интегрирования научных знаний в области истории народонаселения. В ходе современного нарастающего изучения проблем народонаселения объективно формируется целая система знаний


53 См., напр., Марксистско-ленинская теория народонаселения. М., 1971; изд. 2-е. М. 1974; Основы теории народонаселения. М. 1973; изд. 2-е, М. 1977, и др.

стр. 12


о народонаселении. Характеризуя этот процесс, один из ведущих советских демографов, Д. И. Валентей, отмечает: "Взаимозависимость социально-демографических явлений, всех присущих им закономерностей требует интегрального синтетического охвата. Процессы развития народонаселения нельзя ни объяснить, ни выявить их закономерности, не включив их в сложный контекст процессов, отношений и явлений, которые служат объектами исследования широкого круга общественных и ряда естественных наук. Возможность охватить в единстве все многообразные связи и зависимости, свойственные процессам развития народонаселения, возникает только в ходе комплексных исследований"54 .

На основе анализа объективного процесса движения науки сторонники комплексно- синтезирующего подхода к изучению народонаселения разработали основные теоретические проблемы такого подхода, изложенные в коллективном труде под редакцией Д. И. Валентея "Система знаний о народонаселении" (М. 1976), который, как отмечалось в "Правде", "дает основание говорить о том, что у нас сложилось научное направление со своим конкретно- историческим подходом к изучению, осмысливанию и обобщению демографических процессов"55 . Основу системы знаний о народонаселении составляют методологические науки (политэкономия, исторический материализм и научный коммунизм), сердцевину - демографическая наука, тесно взаимодействующая с широким кругом общественных и рядом естественных наук, изучающих народонаселение. Система знаний о народонаселении, будучи совокупностью организованного знания, конечно, не сводится к простой ранжировке наук, а стремится обеспечить наиболее плотную "стыковку" между ними и синтез полученных в них знаний о народонаселении.

Теоретические разработки в этом направлении продолжаются. Но некоторые из них уже сегодня представляют практический интерес. Так, для исследований по истории народонаселения может иметь важное значение новое содержание, которое вкладывается в понятие "развитие народонаселения". По определению Д. И. Валентея, оно должно включать в себя не только численную динамику населения (как это делалось раньше), но и "динамику качественных характеристик населения, взаимосвязанное изменение его широко понимаемых структур"56 . Если предметом демографической науки является изучение закономерностей демографического воспроизводства, то система знаний о народонаселении, считают ученые, разрабатывающие ее теоретические вопросы, имеет своим предметом раскрытие законов всего развития народонаселения (включая и демографическое воспроизводство)57 . Представляется, что такой подход способствует интегрированию и синтезу знаний о народонаселении, получаемых различными научными дисциплинами, в том числе исторической демографией, исторической социологией, исторической географией населения и рядом других.

Привлекая внимание к разработке теоретических проблем системы знаний о народонаселении, нельзя не отметить, что эта разработка пока ведется с явно недостаточным учетом и использованием достижений советской исторической науки. Между тем еще несколько лет назад В. З. Дробижев и Ю. А. Поляков справедливо подчеркнули, что в решении ряда важных теоретических вопросов "на помощь демографии может прийти история с ее мощным аппаратом комплексного анализа общества"58 . В том, что это в необходимых масштабах еще не осущест-


54 Основы теории народонаселения. М. 1977, с. 198 - 199.

55 Араб - Оглы Э. А. На стыке наук. - Правда, 31.III.1977.

56 Валентей Д. И. Проблемы управления процессами развития народонаселения. - Вопросы философии, 1978, N 2, с. 4.

57 См. Бреев Б. Д., Валентей Д. И., Зверева Н. В., Медков В. М. Общая теория народонаселения. В кн.: Система знаний о народонаселении.

58 Дробижев В. З., Поляков Ю. А. Ук. соч., с. 32.

стр. 13


вляется, повинны и историки. Ведя активные исследования по истории народонаселения, они недостаточно интересуются теоретическими вопросами современной демографии, в том числе такими, которые без применения данных исторической науки не могут быть решены. Так, историки оказались в стороне от обсуждения проблем демографического оптимума, связанных с теоретической разработкой рационального типа воспроизводства населения (включая оптимальную миграцию населения)59 . Между тем наиболее фундаментальное зарубежное исследование по этой проблеме пронизано историко- демографическим материалом60 .

Никто из ученых, работающих в области исторических наук, кроме В. И. Козлова61 , пока не принял участия и в дискуссии о гипотезе "демографической революции" ("демографического перехода"), пытающейся дать описание процессов перехода от одного исторического типа воспроизводства населения к другому и объясняющей современную мировую демографическую ситуацию всемирно-историческим переворотом в области демографического воспроизводства62 . Не загадывая, каков будет исход этой дискуссии, выскажем убежденность, что он в значительной степени зависит от развития конкретных марксистско-ленинских исследований демографической истории. Многие положения гипотезы "демографической революции" либо страдают умозрительностью, либо основываются исключительно на отрывочных данных буржуазной исторической демографии. В свое время основоположники диалектико-материалистического подхода к истории завещали начать изучать ее заново63 . К сожалению, в изучении проблематики зарубежной демографической истории советская историческая демография, как уже отмечалось выше, стоит в самом начале пути.

Вместе с тем не может не вызывать тревогу и положение, все более явно обрисовывающееся в исследовании отечественной демографической истории. Из 45 статей, опубликованных в названных выше сборниках первых двух Всесоюзных конференций по исторической демографии, почти 30 написаны по дореволюционной тематике и лишь единицы посвящены проблемам народонаселения советского общества. Эти данные можно уверенно экстраполировать на всю современную историко-демографическую литературу, а если исключить из нее статейные материалы и взять только книжно-монографические издания, то перевес дореволюционной тематики станет абсолютным. Конечно, было бы серьезной ошибкой выступать против ее изучения вообще, не учитывать, что полученные в ходе его данные подчас имеют огромную важность для понимания проблем советского периода и современности. Но и сложившаяся "однобокость" должна быть ликвидирована. Без коренного поворота к историко-демографической тематике советского общества подлинного взаимодействия исторической и демографической наук быть не может.


59 См.: Боярский А. Я. К проблеме демографического оптимума. В кн.: Изучение воспроизводства населения. Сб. ст. М. 1968; Кваша А. Я. Проблемы экономико- демографического развития СССР. М. 1974; Рубин Я. И. Оптимум населения: что за этим понятием? Минск. 1979.

60 Сови А. Общая теория населения. В 2-х тт. М. 1977.

61 Козлов В. И. К вопросу о роли демографических факторов в истории, с. Шел.; см. также Дробижев В. З., Поляков Ю. А. Ук. соч., с. 32 (сн. 6).

62 См. о гипотезе "демографической революции": Landri A. La revolution demographique. P. 1934, или "демографического перехода": Notestein F. W. The Population of the World in the Year 2000. - Journal of the American Statistical Association, 1950, V. 45, N 251; Павлик З. Проблемы демографической революции. - В кн.: Ерачность, рождаемость, семья за три века; Вишневский А. Г. Демографическая революция. М. 1976. Критику этой гипотезы см.: Боярский А. Я. О "проблеме населения". В кн.: Боярский А. Я. Население и методы его изучения. М. 1975; Стешенко В. С. Демография в современном мире. М. 1978, с, 101 - 114.

63 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 37, с. 371.

стр. 14


В настоящей статье затронуты только некоторые проблемы такого взаимодействия. Высказанные при этом несогласия с точками зрения ряда ученых ни в коей мере не направлены на то, чтобы умалить их вклад в общее дело развития историко- демографических исследований. Методологические вопросы этих исследований требуют дальнейшей коллективной разработки, совместных усилий историков и демографов. Назрела необходимость в осмыслении ими, а также представителями ряда других наук всего пути, пройденного в изучении истории народонаселения. Такое осмысление требует коллективных усилий, поскольку оно должно быть осуществлено на основе строгого учета развития истории исторической науки, истории демографии, истории всех наук, изучающих народонаселение. Только при этом условии будут научно выявлены место каждой из них в изучении истории народонаселения и интегрирующее значение исторической науки в научной реконструкции всего его развития.

Указания XXVI съезда КПСС по вопросам демографии, проблемам народонаселения64 имеют непосредственное значение не только для демографической науки, но и для широкого круга наук, в том числе и исторической. Реализуя эти указания в творческом содружестве с демографией, советская историческая наука укрепляет связь с современностью, с решением задач коммунистического строительства, определенных XXVI съездом КПСС.


64 См. Брежнев Л. И. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXVI съезду Коммунистической партии Советского Союза и очередные задачи партии в области внутренней и внешней политики. М. 1981, с. 74.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЯ-И-ДЕМОГРАФИЯ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Д. К. ШЕЛЕСТОВ, ИСТОРИЯ И ДЕМОГРАФИЯ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 18.02.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ИСТОРИЯ-И-ДЕМОГРАФИЯ (дата обращения: 20.10.2018).

Автор(ы) публикации - Д. К. ШЕЛЕСТОВ:

Д. К. ШЕЛЕСТОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
145 просмотров рейтинг
18.02.2018 (244 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Анекдотичность классической теории тока проводимости в металлах заключается, прежде всего, в том, что теоретики не могут отыскать подвижные положительные заряды, без которых нарисовать вразумительную картинку протекания тока вообще, и в особенности переменного тока, невозможно. Дошло до того, что для спасения положения, некоторые горячие головы предлагают признать положительными зарядами дырки. Но дырки в электролите это подвижные положительные ионы, а дырки в металлах это неподвижные положительные ионы. К тому же, неоднократно экспериментально доказано, что токи в металлах не переносят вещество.
Каталог: Физика 
2 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Высшее образование в Чехии: качественно и престижно
Каталог: Педагогика 
4 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
A WITNESS OF THREE ERAS
Каталог: Экология 
10 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
WARDING OFF TECHNOGENIC DISASTER
Каталог: Разное 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
EXPANDING THE RAW MATERIAL BASE
Каталог: Разное 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FESTIVAL AT YAROSLAVL
Каталог: Вопросы науки 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ASYMPTOTIC BOOK OF NATURE
Каталог: Биология 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FORUM OF SCIENTISTS
Каталог: Вопросы науки 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
MAECENAS OF RUSSIAN SCIENCE
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ЛЮБИТЕЛЯМ МУЗЫКИ. Белорусская государственная филармония представляет новый сезон
Каталог: Культурология 
18 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИСТОРИЯ И ДЕМОГРАФИЯ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK