BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека Беларуси, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-52
Автор(ы) публикации: В. Д. ПОЛИКАРПОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Деятельности Петроградского военно-революционного комитета, его роли как боевого штаба Октябрьского вооруженного восстания и органа защиты завоеваний Октября в первые недели существования Советской власти посвящены воспоминания видных деятелей революции, публикации, исследования историков. Результатом большой работы в этой области явилось издание в 1966 - 1967 гг. трехтомного сборника документов и материалов "Петроградский военно-революционный комитет". Основу этой публикации составил фонд комитета, опубликованный в полном виде. К нему присоединены документы, оказавшиеся в других архивохранилищах, а также материалы прессы, включая и те, которые хотя бы косвенно характеризуют деятельность Петроградского ВРК.

Важным источником по истории Петроградского ВРК являются свидетельства мемуарного характера, написанные членами ВРК Н. И. Подвойским, В. А. Антоновым-Овсеенко, В. И. Невским, К. А. Мехоношиным, А. Д. Садовским, К. С. Еремеевым, Г. И. Чудновским, некоторыми комиссарами ВРК, сотрудницей Бюро комиссаров С. И. Шульгой и другими активными работниками1 . Они заполняют существенные пробелы в документальной базе истории Военно- революционного комитета.

За время, прошедшее после выхода в свет трехтомного издания документов и материалов, каких-либо неизвестных ранее источников по истории Петроградского ВРК не было выявлено. Это не значит, однако, что все материалы по данной теме исчерпаны уже опубликованными. Свидетельством этому служит серия ценных источников, хранящаяся в ЦГАОР СССР и не попавшая пока в поле зрения исследователей. Это переписка и протоколы заседаний Истпарта ЦК ВКП(б) и Центрархива РСФСР, связанные с предполагавшимся в 1927 - 1931 гг. изданием протоколов Петроградского ВРК, и представляющие наибольший интерес замечания к протоколам и воспоминания ряда его активных деятелей. Они охватывают всю историю ВРК, от его образования до ликвидации, проливают свет на ряд вопросов, в освещении которых нет пока полной ясности. Замечания содержат оценку протоколов и помогают в их источниковедческом анализе. Воспоминания и отдельные краткие замечания членов ВРК С. И. Гусева, К. А. Мехоношина, Я. Х. Петерса, М. Я. Лациса, Ф. И. Голощекина, И. В. Балашова, И. С. Уншлихта, А. В. Галкина и работника секретариата ВРК Я. А. Нетупской обращают внимание исследователей на такие факты и стороны деятельности комитета, которые не получили отражения не только в его


1 Большая часть их перечислена в сборнике "Петроградский военно- революционный комитет". Документы и материалы. Т. 1. М. 1966, стр. 15 - 16.

стр. 22


протоколах, но и в других документах. Оценивая протоколы как источники по истории ВРК, они помогают выяснить соотношение между практической деятельностью комитета и отражением ее в протоколах.

1 марта 1927 г. по вопросам издания протоколов ВРК было проведено совещание представителей Истпарта и Центрархива с участием группы бывших работников комитета. На совещании заведующий Истпартом М. А. Савельев поставил вопрос: "Отпечатанные в гранках протоколы начинаются с 29 октября. Сохранились ли предыдущие протоколы? Можно ли их восстановить?". В протоколе совещания записано: бывшая работница секретариата Е. Богораз "сообщает, что начала писать протоколы с 27 октября. Где эти протоколы - не знает"2 . Этот вопрос и позже, когда историей ВРК стали интенсивно заниматься исследователи, остался спорным. И. Г. Дыков, касаясь первых дней работы ВРК и, в частности, первого заседания (20 октября), утверждал: "К сожалению, первые протоколы ВРК не сохранились"3 . Г. Е. Рейхберг, считая, что это утверждение высказано "без достаточных оснований", предположил, что протоколы до 29 октября, "по-видимому, еще не велись" 4 .

Теперь этот спор может быть разрешен с помощью свидетельства С. И. Гусева, являвшегося с 26 октября 1917 г. секретарем Петроградского ВРК. В его письме, адресованном в марте 1928 г. в Истпарт ЦК ВКП(б), говорится: "По поводу протоколов Военно-революционного комитета могу сообщить следующее: первые два дня после восстания протоколов заседаний не велось, так как, во-первых, не до протоколов было в эти дни, а во-вторых, невозможно было в эти дни найти пользующихся доверием товарищей, которые взялись бы за это техническое дело. Они были заняты другой, более живой, политической работой". С. И. Гусев рисует в своем письме картину повседневной работы ВРК, внося в нее новые данные, неизвестные из публиковавшихся ранее воспоминаний других работников. "Утренние заседания ВРК, - сообщает он, - обычно начинались часов в 10 - 11, кончались около 5 часов дня, вечерние начинались с 7 - 8 часов вечера и кончались в 2 - 3 часа ночи. Состав собраний был текучий: уходили одни члены Комитета, приходили другие, и такая смена продолжалась во время заседаний, не препятствуя ходу работы Комитета и не вызывая перерывов. Случалось и так, что заседания начинались в одном составе, а кончались в другом. Наиболее "постоянными" членами Комитета были Дзержинский и Урицкий. В промежутках между заседаниями, а также ночью в Комитете всегда оставался дежурный член Комитета, иногда два члена, которые тут же, в комнате, где происходили заседания, и спали"5 .

26, 27 и 28 октября К. А. Мехоношин действовал то за председателя, то за секретаря ВРК6 . Его воспоминания "Несколько замечаний к Протоколам ВРК Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов", посланные в Истпарт и Центрархив 17 сентября 1928 г., подтверждают рассказанное С. И. Гусевым. "В эти дни, - писал К. А. Мехоношин, - Военно- революционный комитет не имел при себе никаких отделов и, увы, тогда не велось никаких протоколов. Да, в сущности говоря, и самих-то заседаний как таковых не было. Разве можно назвать этим сугубо "мирным" словом ту боевую непрерывную деятельность, которую вел коллектив членов Военно- революционного комитета


2 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, лл. 17 - 18. Подлинник.

3 И. Г. Дыков. Петроградский ВРК - боевой большевистский штаб вооруженного восстания в октябре 1917 г. "Вопросы истории", 1957, N 7, стр. 23.

4 Г. Е. Рейхберг. Протоколы Петроградского ВРК как исторический источник. "Источниковедение истории советского общества". М. 1964, стр. 39.

5 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 38. Заверенная копия.

6 "Петроградский военно-революционный комитет". Т. 1, стр. 141, 200, 226.

стр. 23


то в том, то в ином составе, когда сплошь и рядом каждый отдельный член Комитета был вынужден принимать решения от имени всего Комитета, единолично беря на себя ответственность за свои действия?"7 .

Письмо С. И. Гусева дополняет по сравнению с имеющимися данными представление о многосторонней деятельности ВРК. "До организации Совета Народных Комиссаров и отделов нового ВЦИК, - говорится в нем, - Военно- революционный комитет являлся не только органом восстания, но и единственным органом власти, к которому обращались с огромным количеством самых разнообразных дел, не имевших отношения к функциям Комитета. Распределение ситца и керосина, установление тарифных ставок служащим новых аппаратов власти, выдача разрешений на право ношения оружия, выпуск за границу груженых пароходов, выдача средств отдельным заводам для продолжения производства, выпуск товаров из таможен, организация в Смольном столовой, разбор конфликтов личного характера и т. д. - вплоть до обращения по бракоразводным делам, - таких вопросов была разрешена ВРК не одна тысяча, но все такого рода вопросы, как не имевшие прямого отношения к задачам Комитета, до него почти не доходили и нашли в протоколах лишь слабое отражение (вроде, например, вопроса о кочегаре для Смольного). Они разрешались либо дежурным членом Комитета, либо секретарем (более мелкие дела). Никаких протоколов этим решениям не велось. Решения проводились под подписью на соответствующем документе и приложением печати Комитета. Приемная комната Комитета, особенно в первые две недели после восстания, представляла из себя непрерывный поток приходивших и уходивших людей. В самой приемной трудно было протолкаться: так много набиралось в ней народу. За день приемная пропускала не одну тысячу людей, давая справки, указания и пр. Работа в приемной затихала, но не прекращалась полностью, к 3 часам ночи. В 5 часов утра обычно наступал естественный перерыв, но с 7 часов утра в приемную врывался новый поток людей, и работникам приемной (первые дни - всего 2 - 3 товарища) приходилось разрываться на части, давая ответы на десятки сыпавшихся на них со всех сторон вопросов"8 .

Здесь Гусевым затронут вопрос о степени отражения повседневной работы ВРК в протоколах. По этому поводу в литературе сложилось мнение, что они дают "достаточно полное представление о круге тех вопросов, которые рассматривал на своих заседаниях ВРК", что его деятельность нашла "достаточно полное отражение в протоколах"9 . К. А. Мехоношин в своих замечаниях к протоколам отзывался о них более сдержанно: "Настоящие протокольные записи в общем и целом отражают более или менее точно работу Военно- революционного комитета. Как материал для исследователя они представляют несомненный интерес. Само собой разумеется, что, опубликовывая эти записи, необходимо снабдить их соответствующими комментариями"10 . С. И. Гусев, признавая, что протоколы, "хотя и не в полной мере, дают исключительно ценный конкретный материал, отражающий бурные события Октябрьской революции", в заключительной части своего письма поясняет: "Протоколы ВРК велись, особенно в первые дни, неудовлетворительно, часть решений в них вовсе не попадала, решения записывались наспех, записи речей были крайне кратки и далеко не всегда точны, а иногда прямо неверны. Сами протоколы либо вовсе не редактировались, либо редактировались кое-как". И все же он обращает внимание на ту сторону протоколов, которая делала их ценлым источником: "Несмотря


7 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 40. Подлинник.

8 Там же, лл. 38 - 39.

8 Г. Е. Рейхбер г. Указ. соч., стр. 38, 63.

10 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д." 1743, л. 42.

стр. 24


на все эти недостатки, от протоколов веет духом восстания, непоколебимой пролетарской революционной решимостью и железной большевистской твердостью", "вместе с другими материалами они дают конкретный детальный ответ на вопрос: как делать революцию?"11 .

Высоко оценивая протоколы, бывший член партийного Военно- революционного центра в ВРК А. С. Бубнов, в 1924 - 1929 гг. начальник Политического управления Красной Армии и член Оргбюро ЦК ВКП(б)-, на запрос Истпарта и Центрархива 31 января 1929 г. ответил: "Материалы Петроградского военного ревкома представляют из себя несомненный интерес" 12 . Бывший член ВРК, а в 1925 - 1930 гг. заместитель наркома по военным и морским делам И. С. Уншлихт 13 января 1928 г. в письме В. В. Максакову, ответственному редактору журнала "Красный архив", в котором первоначально предполагалось опубликовать протоколы ВРК, пишет: "Непосредственному участнику при чтении протоколов вспоминается вся та грандиозная работа, которую в то время вел Военно-революционный комитет. Совершенно в другом виде при чтении протоколов представится работа Комитета у наших широких партийных масс... Я полагаю, что издание протоколов в том виде умалит значение работы Военно-революционного комитета. Масса мелких фактов, масса постановлений, вызванных запросами повседневной работы, для читателя сводят работу Комитета чуть ли не к роли технического исполнителя... Много дало бы читателю, помогло бы ему легче разобраться, если бы к отдельным протоколам или к группе протоколов были бы предпосланы небольшие замечания, освещающие общую картину работы" 13 .

Бывший член ВРК Я. Х. Петерс пишет 15 декабря 1928 г., что в протоколы "не вошло очень много ценного из работы Военно-революционного комитета... Дефектов и упущений в материалах очень много, и это иначе и быть не могло, ибо в первый период работы советских органов- после Октябрьского восстания, когда вместе с меньшевиками и эсерами из Смольного ушли все служащие ЦИК и Совета, - привлеченные для технической работы машинистки, секретари и протоколисты были весьма неопытными работниками, и для получения мандата в 2- 3 печатных строчки приходилось ждать иной раз более часа". Вывод Петерса был такой: "Я полагаю, что эти протоколы могут лишь послужить материалом исключительно для восстановления в памяти событий Октября. По моему мнению, надо поручить всем нам - участникам работы Военно- революционного комитета - написать свои воспоминания, и на основании этих воспоминаний мы получим более или менее ясное представление о работе Военно-революционного комитета"14 .

Из приведенных замечаний видно, что С. И. Гусева, К. А. Мехоношина и Я. X. Петерса смущали неполнота отражения в протоколах деятельности ВРК, несовершенство протокольных записей, отсутствие протоколов за первые дни Октября. И. С. Уншлихта озадачивало другое: обилие в протоколах мелких фактов при отсутствии общей картины деятельности ВРК. Все это вызывало необходимость составления комментариев, способных в какой-то мере заполнить пробелы в протоколах. Однако история ВРК к тому времени разработана не была, а соображения членов ВРК не могли заменить исследований.

Ныне деятельность Петроградского ВРК в работах историков раскрыта, выявлены вопросы, требующие дальнейшего изучения. Неоценимую помощь в их исследовании могут оказать те материалы, которые связаны с попыткой издания протоколов ВРК в 1927 - 1931 годах.


11 Там же, лл. 38 - 39.

12 Там же, л. 87. Подлинник.

13 Там же, л. 15. Подлинник.

14 Там же, лл. 71 - 72. Подлинник.

стр. 25


"Протоколы Ревкома просмотрел и возвращаю, - пишет в Истпарт 19 марта 1927 г. бывший член ВРК А. В. Галкин. - Ничем дополнить и поправить не могу, ибо многое забыл. Но запись чрезвычайно неполна. Например, нет ни слова о моем докладе после обыска Михайловского артиллерийского училища, [записи] заседания, когда были приняты представители московского купечества (очень любопытного) и друг."15 . А. В. Галкину, очевидно, более других запомнился эпизод приема в ВРК делегации московских торгово- промышленных организаций потому, что он выдавал пропуск в Смольный на 20 членов этой делегации16 , но он был неправ, утверждая, что этот факт выпал из Протоколов - в протоколе вечернего заседания 18 ноября имеется запись о выступлении делегации на заседании и ответа Ф. Э. Дзержинского на ее обращение17 . Другое дело, что запись была, как обычно, краткой. Об этом можно судить по замечаниям Я. А. Нетупской (от 4 июля 1928 г.), работавшей в секретариате ВРК. "Особенно рельефно врезалась мне в память, - пишет она, - делегация торгово-промышленников Москвы, настаивавшая на освобождении министров-капиталистов (протокол от 19 ноября18 , гр[анка] 49). Кроме мотивов, указанных в протоколе, делегация выдвинула еще один довод в пользу освобождения министров-капиталистов: "Социалистов вы освободили, [хотя] социалисты для вас опаснее наших товарищей". К сожалению, эта фраза почему-то в протоколе опущена"19 .

В ответах бывших членов Петроградского ВРК на обращение Истпарта и Центрархива от 8 марта 1927 г. содержится немало поправок и фактических дополнений к протоколам. Вот одно из замечании Я. Х. Петерса: "В протоколах я совершенно не нашел постановления Военно-революционного комитета о моей и тов. Лашевича командировке на Северный фронт [в район] 12-й армии. Когда борьба с Керенским затянулась, после поездки тов. Скрыпника на Гатчинский фронт и его доклада Военно-революционному комитету, последним было вынесено постановление о том, чтобы я и Лашевич, ввиду того, что дорога под Гатчиной была отрезана, проехали через Финляндию - Гельсингфорс, на пароходе через Ревель, на Рижский фронт и приняли меры по задержке помощи Керенскому с другой стороны и организации наступления на него со стороны 12-й армии"20 . Факт этот весьма примечателен: он показывает мало отраженную в документах организаторскую работу ВРК по координированию действий Красной гвардии Петрограда и революционных войск действующей армии в борьбе против мятежа Керенского - Краснова. Свидетельство Петерса подтверждается опубликованными документами: предписанием ВРК от 29 октября 1917 г. комиссару Финляндской железной дороги о выдаче М. М. Лашевичу пропуска в Гельсингфорс, двумя предписаниями ВРК Центробал-у об отправке Лашевича на миноносце из Гельсингфорса в Ревель 30 октября21 , наконец, сообщением комиссара 12-й армии С. М. Нахимсона в ЦК РСДРП (б) о том, что Лашевич уехал из 12-й армии 2 ноября 22 . Свидетельство Петерса раскрывает смысл этих документов, разъясняя цель поездки посланцев ВРК через Гельсингфорс и Ревель на фронт.

Ф. И. Голощекин, бывший член Петроградского ВРК, а в 1928 г. секретарь крайкома ВКП(б) Казахстана, указывает на факты другого


15 Там же, л. 76. Автограф.

16 "Петроградский военно-революционный комитет". Т. 3, стр. 153.

17 Там же, стр. 143.

18 У Я- А. Нетупской здесь неточность: речь идет о протоколе от 18 ноября.

19 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 75. Автограф.

20 Там же, лл. 71 - 72.

21 "Петроградский военно-революционный комитет". Т. 1, стр. 300, 307.

22 "Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г. - февраль 1918 г.)". М. 1957, стр. 430.

стр. 26


порядка - не выпавшие из протоколов, а такие, что и не могли в них попасть и вообще оказались не зафиксированными ни в каких документах. "Для меня несомненно, - пишет он в Центрархив 6 июня 1928 г., - что протокольные записи далеко не отражают всю сумму деятельности Военно-революционного комитета. Об этом я могу судить хотя бы по воспоминаниям о своей деятельности там. Наряду с целым рядом функций, которые выполнял в Военно-революционном комитете, я хорошо помню, что основной функцией, которая была возложена на меня, был прием делегаций с фронта: разъяснять смысл и цель Октябрьского переворота, выяснять настроения частей, устанавливать с ними связь, снабжать литературой и т. д. Помню, что, когда с каждым днем делегаций с фронта становилось все больше и больше, их регистрировали, объединяли вместе несколько делегаций и в одном из больших залов я их собирал, излагал [данные] об Октябрьском перевороте, выслушивал о настроениях на фронте и об отношениях к перевороту, а затем к концу приглашал В. И. Ленина"23 .

М. Я. Лацис не сделал каких-либо замечаний по протоколам, а прислал 23 апреля 1928 г. под заголовком "К протоколам Петроградского ВРК" короткую заметку с воспоминаниями о работе Бюро комиссаров ВРК, которое он возглавлял. Он рассказывает: "Назначение комиссаров производилось по предварительном обсуждении вопроса в Бюро комиссаров. Это Бюро возникло сейчас же на следующий день после переворота и, если не ошибаюсь, по предложению тов. Подвойского. Вначале этой работой руководил тов. Невский, но на следующий день он передал эту работу мне. С тех пор Бюро комиссаров возглавлял я вплоть до моего назначения в Наркомвнудел. Работа Бюро комиссаров состояла в том, чтобы наметить из числа партийных рабочих и партийцев вообще подходящего человека на должность комиссара к той войсковой части или тому учреждению, где не было наших людей. Вначале комиссары намечались только для города и окрестностей, а потом стали направляться и в провинцию"24 .

В 1957 г., выпуская сборник донесений комиссаров Петроградского ВРК, составители констатировали, что ввиду отсутствия документов "осталась неосвещенной деятельность эмиссаров Петроградского ВРК"25 . Сколько-нибудь заметного сдвига не произошло в этом и до сих пор, причем иногда в литературе функции комиссаров и эмиссаров отождествляются. В мемуарной заметке М. Я. Лациса есть разъяснение принципиального различия между статусами комиссара и эмиссара ВРК. Он пишет: "В провинцию отправляемым товарищам чаще всего выдавались мандаты не на комиссара, а на эмиссара, дабы не навязывать местам чужого им человека в тех случаях, когда они имели своего. Если направленный нами эмиссар оказывался подходящим работником, он выдвигался на должность комиссара самими местами". Это определенным образом характеризует и стиль работы ВРК: чрезвычайный орган пролетарской диктатуры оберегал самодеятельность, инициативу мест.

Общий порядок работы Бюро комиссаров М. Я. Лацис освещает так: "1) Бюро принимало запросы на комиссаров и составляло требования. 2) Через райкомы и знакомых [работников] подбирало подходящих лиц для замещения должностей. 3) Выписывало мандат и за подписью зав. Бюро комиссаров направляло на подпись председателю ВРК"26 .

Среди воспоминаний членов ВРК, написанных в 1928 г. по предложению Истпарта и Центрархива, есть и рукопись И. В. Балашова "Как


23 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 79. Подлинник.

24 Там же, л. 73. Подлинник.

25 "-Донесения комиссаров Петроградского BPК". M. 1957, стр. 5.

26 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. .73^

стр. 27


создавался Военно-революционный комитет". Солдат 3-го пехотного запасного полка, Балашов был депутатом Петроградского Совета с первого дня его существования - с 27 февраля 1917 г., избирался в президиум солдатской секции и в исполком Совета, был делегатом 1-го и 2-го Всероссийских съездов Советов, депутатом ВЦИК 1-го и 2-го созывов27 , активно работал в ВРК. По партийной принадлежности Балашов в 1917 г. был левым эсером и возглавлял их Всероссийскую военную организацию. По своим политическим устремлениям Балашов был близок к большевикам, в 1918 г. порвал с левыми эсерами и вступил Е РСДРП (б). В 1920 г. он заведовал политотделом Кавказского фронта, в дальнейшем находился на ответственной партийной и советской работе.

"Возникновению Военно-революционного комитета, - пишет Балашов 16 сентября 1928 г., - предшествовала борьба солдатской секции Петросовета, т. н. Малого Совета, со штабом Петроградского военного округа. История этих организационных предпосылок была такова. Со времени Февральского переворота Военный отдел ВЦИКа и Петросовета пользовался доверием гарнизона, укреплявшимся с каждым днем. В солдатской секции сосредоточивался весь военный актив, прочно и постоянно связанный со своими выборщиками. Организующее значение солдатской секции в солдатской массе было столь огромно, что значительная часть конфликтов Временного правительства с Советами возникала на военной почве... С сентября 1917 г. взаимоотношения Военного отдела со штабом округа осуществлялись через контрольную группу членов коллегии солдатской секции, объединенных в Особое совещание при командующем Петроградским военным округом (Садовский, Балашов, Ефремов, Роцкан и Мехоношин)"28 .

В своих воспоминаниях Балашов преувеличил роль этих организаций в революции. Не совсем правомерно отождествил он и политическое лицо военного отдела ВЦИК 1-го созыва и военного отдела Петроградского Совета. В то же время, как последний в сентябре, после корниловщины, вместе со всем Советом находился в процессе ускоренной большевизации, военный отдел ВЦИК оставался орудием соглашателей, и взаимоотношения обоих отделов носили довольно острый характер. Кстати, на почве конфликта между ними коллегия военного отдела Петроградского Совета 29 августа 1917 г. потребовала ввести в Бюро временного Военного комитета при ВЦИК А. Д. Садовского и И. В. Балашова, а в случае отклонения этого требования пригрозила обращением к собранию представителей гарнизона29 .

Но фактическая сторона экскурса Балашова в предысторию ВРК все же заслуживает внимания. Особое совещание при главнокомандующем действительно существовало как постоянный орган. Оно было образовано постановлением Бюро исполкома Петроградского Совета 11 мая 1917 г. "под председательством главнокомандующего или его заместителя, 2 - 3 офицеров штаба, одного представителя от города, одного от земства, двух офицеров от офицерских организаций и 7 представителей от Совета (5 солдат и 2-х не солдат)". В постановлении было зафиксировано предоставление этому совещанию и права на разрешение "вывода маршевых рот из Петрограда"30 . Значение этого факта станет понятным, если иметь в виду, что во время подготовки Октябрьского вооруженного восстания в фокусе борьбы солдат Петроградского


27 "Протоколы заседаний ВЦИК Советов р., с, кр. и каз. депутатов II созыва". М. 1918.

28 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 25. Подлинник.

29 "Документы революционной борьбы 1917 г. (Из личного архива А. Д. Садовского)". "История СССР", 1957, N 4, стр. 157 - 158.

30 "Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы заседаний Исполнительного комитета и Бюро ИК."- М. -Л. 1925, стр. 230.

стр. 28


гарнизона против штаба округа и Временного правительства оказался вопрос о выводе революционных войск из столицы. На этой почве разгорелся конфликт между гарнизоном и штабом округа, и эта борьба стимулировала создание ВРК. Бывший член ВРК А. Д. Садовский в воспоминаниях 1920 г. указывал, что в состав Особого совещания при главнокомандующем входили кроме него М. П. Ефремов и К. А. Мехоношин31 . Балашов кроме себя назвал в составе совещания и четырех большевиков - Садовского, Ефремова, Роцкана и Мехоношина. В протоколах же заседаний этого совещания от 19 и 22 сентября значатся присутствующими Савостьянов, Балашов, Сомов, Садовский, Скалов, Кузнецов и Ефремов32 .

"В середине октября, - продолжает Балашов, - командующий округом полковник Полковников, без обсуждения вопроса в Особом совещании, отдал приказ по гарнизону, суть которого сводилась к попытке усилить влияние офицерского состава в частях и к первому решительному выступлению против связывающего его Особого совещания из Смольного. Военный отдел Петросовета в тот же день ответил телефонограммой по частям о действительности распоряжений штаба только после согласования их с Военным отделом (Малый Совет). Поздно вечером штаб пригласил членов Особого совещания для улаживания конфликта. Военным отделом была командирована тройка: Садовский, Лазимир и Ефремов. В штабе их принял Козьмин (помощник Полковникова), на которого там рассчитывали как на социалиста, которому скорее удастся договориться с Советами. Соглашения не произошло. Утром следующего дня по докладу Садовского и Лазимира в президиуме ВЦИКа было решено образовать штаб военно-революционной обороны. Положение было поручено выработать Садовскому, Лазимиру и Балашову. События, однако, не совпали с уставным порядком. В воздухе повисла лишь самая необходимость создания боевого органа. Вечером на созванном Военным отделом совещании полковых комитетов во время обсуждения вопроса о мероприятиях по обузданию штаба ярко определилось настроение за организацию своего командования. Президиум Малого Совета (военная коллегия) фактически стал единолично во главе гарнизона. Штаб округа умер. Утром следующего дня на заседании Совета произошло оформление - был избран Петроградский военно-революционный комитет. В первый состав его от солдатской секции вошли: Садовский, Крыленко, Балашов, Лазимир, Дашкевич и другие, от рабочих (видимо, от рабочей секции. - В. П.):Дзержинский, Скрыпник, Петере, Уншлихт и другие. Затем уже Военно-революционный комитет был пополнен делегатами от II съезда Советов до его постоянно действовавшего состава"33 .

Здесь имеются некоторые неточности, без труда выявляемые с помощью других свидетельств и документов, но в то же время Балашов дает сведения, дополняющие наши представления об истории создания Петроградского ВРК. В опубликованных в 1922 г. воспоминаниях А. Д. Садовского говорилось, в частности: "Еще раньше (то есть до первых дней деятельности ВРК. - В. П.)у штаба округа произошел конфликт с гарнизоном и солдатской секцией Совета по вопросу о создании и работе Особого совещания при главнокомандующем из представителей Военного отдела Совета. Были трения, столкновения и т. д. по вопросу об объеме прав и контроле совещания над округом. Но тогда (это было во 2-й половине сентября) округ чувствовал себя довольно твердо и на уступки не шел"34 . Говоря о второй половине сентября,


31 "Пролетарская революция", 1922, N 10, стр. 76.

32 ЦГВИА СССР, ф. 1343, оп. 1, д. 2, лл. 30, 51. Заверенные копии.

33 ЦГАОР СССР. ф. 5325, оп. 9, д. 1743, лл. 25 - 26.

34 "Пролетарская революция", 1922, N 10, стр. 76.

стр. 29


Садовский, надо полагать, более точен, чем Балашов, отнесший приведенные факты к середине октября. Но Балашов конкретнее раскрывает суть конфликта штаба округа с солдатским представительством в Особом совещании, и из его воспоминаний становится известным непосредственный повод к постановке большевиками вопроса о создании "штаба военно-революционной обороны", как называл этого предшественника ВРК и А. Д. Садовский35 .

В сообщении Балашова о поездке Садовского, Лазимира и Ефремова в штаб округа можно усмотреть противоречие со свидетельством К. А. Мехоношина в его опубликованных в 1922 г. воспоминаниях: он писал о своей поездке в штаб вместе с Садовским и Лазимиром 22 или 23 октября, к тому же с другими целями и с другими результатами36 . Но при этом нужно иметь в виду, что поездка представителей солдатской секции Совета и ВРК в штаб округа не была единственной, туда ездили и до и после образования ВРК. Участвовавший в одной из поездок председатель полкового комитета Волынского полка А. Хохряков называл ее "своего рода разведкой в оперативный штаб противника"37 , а бывший член ВРК В. И. Невский подтверждал, что "таких разведок было сделано несколько"38 .

Балашов пишет об утреннем заседании президиума ВЦИК, на котором было решено создать "штаб военно-революционной обороны", но, несомненно, речь здесь идет о заседании не президиума ВЦИК, а исполкома Петроградского Совета, состоявшемся утром 9 октября. Из отчета об этом заседании, помещенном на следующий день в "Известиях ЦИК" (других сведений не сохранилось), не видно, кто из большевиков предложил организовать революционный штаб. Балашов же называет фамилии докладчиков (Садовский и Лазимир) и указывает, что проект положения об этом штабе было поручено выработать Садовскому, Лазимиру и Балашову. Тем самым разрешаются возникшие в литературе споры о том, один ли Лазимир вырабатывал этот проект или вместе с большевиками, и конкретизируется сообщение А. Д. Садовского о том, что проект "был разработан коллегией Военного отдела" 39 .

Не очень ясно, что имеет в виду Балашов, когда пишет: "События, однако, не совпали с уставным порядком". Но можно предположить, что подразумевается принятая исполкомом Петросовета на утреннем заседании 9 октября резолюция меньшевиков, придававшая соглашательский характер создаваемому "комитету революционной обороны", рассматривавшая его как вспомогательный орган при штабе округа. Вот с этим-то "уставным порядком", предусмотренным меньшевиками, события и "не совпали": вечером того же дня пленум Совета принял большевистскую резолюцию, требовавшую от проектируемого "комитета революционной обороны", чтобы он "принял бы все меры к вооружению рабочих и, таким образом, обеспечил бы и революционную оборону Петрограда и безопасность народа от корниловцев"40 . Это и значило, что, хотя сам комитет тогда не был создан, "необходимость создания боевого органа" становилась очевидной. Постановление пленума и давало комиссии, выделенной для подготовки положения о "комитете революционной обороны", ориентировку в определении его задач и организационных принципов.

Выработанный Садовским, Лазимиром и Балашовым проект образования революционного штаба по обороне Петрограда обсуждался


35 Там же, стр. 75.

36 Там же, стр. 87.

37 "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Воспоминания активных участников революции". Л. 1956, стр. 85.

38 Там же, стр. 152 - 153.

39 "Пролетарская революция", 1922, N 10, стр. 75.

40 "Рабочий путь", 11.Х. 1917.

стр. 30


11 октября коллегией военного отдела исполкома Петросовета, а 12 октября на закрытом заседании исполкома (здесь уже создаваемый орган именовался Военно-революционным комитетом) был принят, но узаконить его мог только пленум Совета. Решающим в этом деле было собрание солдатской секции Совета, состоявшееся вечером 13 октября (Балашов называет его совещанием полковых комитетов, обсуждавшим вопрос "о мероприятиях по обузданию штаба") под председательством А. Д. Садовского. Меньшевики и эсеры рассчитывали дать здесь решительный бой замыслу создания ВРК, навязав собранию дискуссию, а в крайнем случае снять вопрос с повестки дня. Но случилось неожиданное для них: Садовский предложил принять доложенный Лазимиром проект Положения о ВРК без прений, и собрание 283 голосами против 1 при 23 воздержавшихся согласилось с этим41 . По свидетельству О. А. Пятницкого, Ленин, прочитав об этом в газетах, воскликнул: "Питерский Совет за выступление - Совет выбрал Военно- революционный комитет даже без прений, несмотря на то, что меньшевики и эсеры требовали открытия прений"42 . Поэтому вряд ли можно считать преувеличенным значение этого собрания в воспоминаниях Балашова, который указывает, что с этого момента президиум солдатской секции Петросовета фактически стал во главе гарнизона. Но сообщение Балашова, что утром следующего дня на пленуме Совета был создан Военно-революционный комитет, не совсем точно: это произошло 16 октября43 . И в тот же самый день ЦК партии большевиков, заседавший под председательством В. И Ленина, создает для руководства восстанием Военно-революционный центр из пяти членов ЦК (А. С. Бубнов, Ф. Э. Дзержинский, Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, М. С. Урицкий), входящий в состав ВРК. С 20 октября ВРК, как сообщал "Рабочий путь", "приступил к самой интенсивной деятельности" 44 .

Касаясь периода создания ВРК, К. А. Мехоношин в своих замечаниях к его протоколам характеризует борьбу большевиков с соглашательскими элементами вокруг характера и задач комитета. "При образовании Военно- революционного комитета, - пишет он, - как известно, боролись два направления: меньшевистско-эсеровское, стремившееся в связи с осложнившейся обстановкой и утратой влияния на массы создать новый орган, облеченный особыми полномочиями, для укрепления оборонческих позиций и более решительного воздействия на массы в целях поддержания авторитета военного командования, направление, желавшее прикрыться новым органом как ширмой; и другое направление - большевистское, шедшее к созданию революционного штаба восстания. С момента образования Военно- революционный комитет в росте движения быстро и незаметно отшелушил от себя меньшевистско-эсеровскую примесь, с часу на час сосредоточивая в своих руках все связи огромного массового движения и превращаясь в подлинный центр восстания. Последними ушли из Комитета левые эсеры - непосредственно перед падением Зимнего дворца. Ушли с тем, чтобы через пару часов снова вернуться - уже после одержания победы. В тот период Военно-революционный комитет был непосредственным исполнительным органом Центрального Комитета партии и полностью объединял в своих руках все руководство движением"45 .

Активный работник солдатской секции Совета, член Особого совещания при главнокомандующем войсками округа, а затем член Пет-


41 Е. Д. Орехова. К изучению источников о создании Петроградского военно-революционного комитета. "Источниковедение истории советского общества". Вып. 2. М. 1968, стр. 44.

42 О. Пятницкий. Из моей работы в Московском комитете. "От Февраля к Октябрю (в Москве)". Вып. 1. М. 1923, стр. 59.

43 "Рабочий путь", 18.Х. 1917.

44 "Рабочий путь", 24.Х. 1917.

45 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 40.

стр. 31


роградского ВРК, Мехоношин работал в гуще солдатской массы Петроградского гарнизона, составлявшей вместе с рабочими авангард Октябрьской революции. Он был в то же время одним из руководящих членов Военной организации при ЦК РСДРП (б) и во всей своей деятельности среди солдат неуклонно проводил линию ленинской партии. Его свидетельства о политической подготовке революционного штаба восстания и его роли в организации восстания представляют особую ценность.

Приведенные факты показывают, что Военно-революционный комитет рождался в борьбе с разлагавшими солдатскую массу меньшевистско- эсеровскими влияниями. Борьба за создание ВРК развернулась как раз в то время, когда Ленин, ЦК партии большевиков поставили в порядок дня вопрос о подготовке вооруженного восстания. 10 октября ЦК партии вынес решение о практической подготовке восстания и избрал Политбюро для политического руководства им; 9 - 13 октября большевики в военном отделе и солдатской секции Петроградского Совета вели решительную борьбу за создание штаба восстания, преодолели яростное сопротивление соглашателей и добились в гарнизоне победы над ними. 16 октября и пленум Совета, и ЦК большевиков одновременно приняли организационные решения о ВРК. Такая бросающаяся в глаза синхронность в действиях ЦК партии и солдатских органов не была случайностью. Именно перед представителями Петроградского гарнизона Ленин выступил 29 октября 1917 г. с заявлением о том, что политика, которую проводила большевистская партия, ведя массы в Октябре, - "это не политика большевиков, вообще не политика "партийная", а политика рабочих, солдат и крестьян, т. е. большинства народа", она взята "не у большевиков, а у солдат на фронте, у крестьян в деревне и у рабочих в городах"46 . Эти слова явились принципиальным обобщением того взаимодействия рабоче- крестьянских масс и их политического авангарда, которое выработалось в процессе развития социалистической революции.

Совсем не случайно 9 - 13 октября встал со всей остротой вопрос о создании революционного штаба: "в воздухе повисла" необходимость создания боевого органа, "своего командования", - характеризует настроение солдатской массы И. В. Балашов. Конфликт солдат с командованием округа стимулировал это настроение, ускорил переход к активным действиям. Авангард пролетариата не только учитывал эти настроения, но и наиболее полно их выражал, ведя за собой остальную революционную массу. Еще до постановления ЦК партии о практической подготовке восстания, 9 октября, вопрос о создании революционного штаба поставили большевики, и их бурно поддержала солдатская масса в лице ее многочисленных представителей в Совете. Этот вопрос вставал и раньше, в сентябре, когда большевики в Петроградском Совете предложили резолюцию, предупреждающую о готовящемся выступлении контрреволюции. "Отпор контрреволюции может быть дан лишь организованными центрами революционной демократии - Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и их подсобными органами, в корниловские дни уже доказавшими свою мощь в борьбе с натиском врагов революции". В резолюции указывалось, какого рода органы имелись в виду: "Революционные комитеты, созданные ими (Советами. - В. П.) в корниловские дни, должны иметь наготове весь свой аппарат"47 . Эту резолюцию большевиков Совет принял 21 сентября подавляющим большинством голосов.

Ленин за неделю перед тем писал в ЦК партии, что большевики, "не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отря-


46 В. И. Ленин. ПСС. Т. 35, стр. 36 - 37.

47 "Рабочий путь", 23.IX.1917.

стр. 32


дов"48 . Проявив 9 октября инициативу в постановке вопроса о создании революционного штаба, большевики действовали в духе ленинской линии на развитие революции, в соответствии с волей рабочих и солдат Петрограда. Этот вопрос, свидетельствует А. Д. Садовский, обсуждался одновременно и в Военной организации большевиков и в военном отделе Петроградского Совета 49 .

В период формирования ВРК, пожалуй, наиболее яркой иллюстрацией той утраты соглашателями влияния на массы, о которой пишет Мехоношин, служили собрания представителей полковых и ротных комитетов Петроградского гарнизона 18 - 21 октября. ВРК еще не начал функционировать - собрание 18 октября созывал военный отдел Петросовета. Представители почти всех воинских частей заявили, что они готовы выступить против Временного правительства по первому зову Совета и его военного отдела. Явившимся на это собрание членам ВЦИК М. И. Скобелеву и А. Р. Гоцу не было дано слова; в знак протеста они покинули заседание50 . Здесь, как и раньше, налицо столкновение военного отдела Петроградского Совета с ВЦИК. В тот же день вечером бюро военного отдела ЦИК разослало всем комитетам частей Петрограда и окрестностей телефонограмму: собрание-де, созванное военным отделом Петроградского Совета 18 октября, "велось пристрастно, даже не было дано слово представителям Центрального [Исполнительного] Комитета С. р. и с. д. для изложения его взгляда на текущий момент в тревожное и ответственное время", к тому же не было представлено около 10 частей, поэтому ЦИК приглашает по пять представителей от комитетов всех частей "для обсуждения вопроса о текущем моменте" на 17 часов 19 октября. Как же отнеслись некоторые адресаты к этому приглашению? Пленум Царскосельского Совета, например, считая, что совещание, созванное Петроградским Советом 18 октября, "было вполне законным и правомочным", признал посылку делегатов по приглашению ЦИК 19 октября "совсем ненужной"51 . Однако собрание все же состоялось. От имени ЦИК лидер меньшевиков Ф. Дан пугал делегатов: "Если Петроградский гарнизон поддастся на призыв к выступлению для захвата власти Советами, на улицах Петрограда несомненно повторятся события, имевшие место 3 - 5 июля". Но угроза эта не испугала, а возмутила солдат, и большинство делегатов подтвердило готовность их частей выступить по призыву Петроградского Совета. Собрание как созванное помимо военного отдела Петроградского Совета было решено, по предложению П. Е. Лазимира, считать неправомочным52 .

21 октября в Смольном опять собрались представители комитетов частей гарнизона - уже по приглашению ВРК. Требование перехода власти к Советам и одобрение образования ВРК было единодушным. Поднявшийся на трибуну член ЦИК эсер М. Будкевич под крики "долой" вынужден был сойти с трибуны, едва только заговорил о несвоевременности и невозможности захвата власти вооруженной силой53 . Свидетельством полного, бесповоротного разрыва соглашательского военного отдела ЦИК с солдатской массой явилась заявленная им готовность "взять в свои руки ликвидацию большевистского выступления" и санкционировать "все распоряжения главнокомандующего Петроградским военным округом, касающиеся ликвидации подобных выступлений", с 19 октября была установлена "полная координация действий" военного отдела ЦИК со штабом округа54 . Эсеры, делегированные в


48 В. И. Ленин. ПСС. Т. 34, стр. 247.

49 "Пролетарская резолюция", 1922, N 10, стр. 75.

50 "Рабочий путь", 20.Х.1917.

51 "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде". Документы и материалы. М. 1957, стр. 222.

52 "Известия ЦИК". 20.Х.1917.

53 "Рабочий путь", 22.Х.1917.

54 "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде", стр. 270.

стр. 33


состав Петроградского ВРК организациями, из которых он первоначально формировался, в начале вооруженного восстания были своим Центральным комитетом отозваны из ВРК55 . Только наиболее революционные, сблизившиеся с большевиками представители левых эсеров оставались в ВРК и продолжали работать со всей энергией. На заседании фракции эсеров II съезда Советов 24 октября в ответ на решение ЦК партии эсеров о выходе из ВРК Балашов заявил: "Левые эсеры решили остаться в Революционном комитете"56 . Из воспоминаний К. А. Мехоношина становится известным, что кто-то из левых эсеров перед взятием Зимнего дворца все же заколебался и ушел из ВРК, "чтобы через пару часов вернуться уже после одержанной победы". Такие колебания действительно имели место. Один из лидеров левых эсеров, Б. Камков, объяснял их на съезде своей партии 22 ноября 1917 г. тем, что левые эсеры считали возможным сместить Временное правительство "бескровно", без восстания, решением съезда Советов, поэтому были противниками создания "технического аппарата восстания"; войдя в ВРК, они рассматривали его "не как орган непосредственного захвата власти, а как орган защиты революции против готовящегося нападения контрреволюции", затем они увидели, что ВРК "обращен в орган восстания", и их стал пугать призрак гражданской войны57 .

Однако в то время, когда восстание уже началось, один из руководителей их фракции на II съезде Советов, П. В. Бухарцев, на вопрос Ленина об отношении их к вооруженному восстанию ответил: "Лазимир, Балашов, Нестеров, Александрович... с вами за немедленное восстание", в шкафах фракции в Смольном запрятаны для этой цели пулеметы с лентами"58 .

Колебания левых эсеров не прекратились и после взятия власти Советами. 1 ноября в бюллетене ЦК РСДРП (б) сообщалось: "Левые эсеры принципиально заявили о том, что принимают участие во всех работах Революционного комитета"59 . Но 4 ноября некоторые из них (А. Устинов, М. Левин, Г. Закс) заявили о выходе из ВРК60 . Поводом послужило теперь несогласие левых эсеров с решительными мерами Советского правительства против контрреволюционных газет. На деле это было отрицанием права диктатуры пролетариата на твердые, решительные меры, на использование средств власти для подавления сопротивления эксплуататоров.

Мехоношин остановился в своих воспоминаниях на характеристике и второго, послеоктябрьского периода деятельности ВРК. "Ближайшие за переворотом дни, - пишет он, - принесли с собой нарастание и усложнение работы. Военно- революционный комитет вынужден был выделить из себя и организовать целый ряд специальных органов - прежде всего военный штаб, затем орган по продовольствию и снабжению, следственную комиссию, транспортный отдел и т. д. В это время уже начали оформляться Совет Народных Комиссаров и народные комиссариаты. Совершенно естественно, что непосредственное руководство "отделами" Военно-революционного комитета стало постепенно переходить к Совету Народных Комиссаров и его органам. Деятельностью штаба, например, минуя Комитет, руководили ЦК и Владимир Ильич. Период, к которому как раз и относятся настоящие протоколы, является именно


55 "Голос солдата", 25.Х.1917; "Дело народа", 26.Х.1917.

56 "Известия ЦИК", 25.Х.1917.

57 "Протоколы Первого съезда партии левых социалистов- революционеров (интернационалистов)". М. 1918, стр. 40 - 41.

58 А. И. Разгон. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. М. 1977, стр. 89.

59 "Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б). Август 1917 - февраль 1918". М. 1958, стр. 237.

150 "Петроградский военно-революционный комитет". Т. 2, стр. 65, 108.

стр. 34


этим, вторым, периодом, когда функциональные органы Комитета росли и ширились, либо перерастая в соответствующие наркоматы, либо сливаясь с ними, а руководящая роль самого Комитета по отношению к ним все более и более переходила к Совету Народных Комиссаров. Военно-революционный комитет с этого момента стал играть подсобную роль, выполняя отдельные поручения правительства и ведая борьбой с контрреволюцией и охраной революционного порядка. И эти функции по мере укрепления специальных органов переходили к последним, и Комитет в начале декабря закончил свое самостоятельное существование. В процессе изменения работы Военно- революционного комитета изменялся и состав его работников. Основное ядро первоначального состава разошлось в качестве руководителей по разным отделам и наркоматам и не имело возможности участвовать в работе Комитета. Комитет пополнился новыми товарищами. Отмечая указанные изменения, не следует, однако, недооценивать второго периода деятельности Военно- революционного комитета. Как видно и из настоящих протоколов, потребовался целый месяц напряженнейшей работы, прежде чем вновь организованные органы смогли принять на себя полностью все функции Комитета. И даже после его ликвидации еще долгое время совершенно определенно ощущалась необходимость существования такого объемлющего всю работу, гибкого и авторитетного органа, каким до самого конца оставался Военно- революционный комитет"61 .

С тех пор как были написаны цитировавшиеся выше воспоминания, в разработке истории Петроградского ВРК достигнуты значительные успехи. Появились исследования, среди которых заметное место занимают работы И. Г. Дыкова, Е. Н. Городецкого, Е. Д. Ореховой, Г. Е. Рейхберга, И. М. Разгона, Ю. С. Токарева. В результате большой работы по выявлению источников в архивах стало возможным издание трехтомного сборника документов о деятельности этого органа. Основной недостаток его протоколов - неполное отражение в них деятельности ВРК - удалось преодолеть публикацией вместе с ними многочисленных документов. История ВРК получила освещение не только в специальных трудах историков, но и в массовых изданиях, посвященных истории борьбы за власть Советов. Обнаруженные в ЦГАОР СССР воспоминания и замечания к протоколам ВРК активных его работников, несомненно, послужат ценным источником для еще более углубленного изучения истории Петроградского ВРК - боевого штаба Великого Октября и первого центрального органа пролетарской диктатуры.


61 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 9, д. 1743, л. 41.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПЕТРОГРАДСКОГО-ВРК-НОВЫЕ-ИСТОЧНИКИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. Д. ПОЛИКАРПОВ, ИЗ ИСТОРИИ ПЕТРОГРАДСКОГО ВРК (НОВЫЕ ИСТОЧНИКИ) // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 14.12.2017. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПЕТРОГРАДСКОГО-ВРК-НОВЫЕ-ИСТОЧНИКИ (дата обращения: 22.05.2018).

Автор(ы) публикации - В. Д. ПОЛИКАРПОВ:

В. Д. ПОЛИКАРПОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
247 просмотров рейтинг
14.12.2017 (159 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Б. С. ОРЛОВ. СДПГ: ИДЕЙНАЯ БОРЬБА ВОКРУГ ПРОГРАММНЫХ УСТАНОВОК. 1945-1975 гг.
Каталог: Политология 
5 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. М. Ф. ГОРНОВ, В. Г. ТКАЧЕНКО. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА: ОПЫТ НАРОДНЫХ КОАЛИЦИЙ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
В. П. МОШНЯГА. МОЛОДЕЖЬ В БОРЬБЕ ЗА МИР И СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС
Каталог: Социология 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
С. П. КАРПОВ. ТРАПЕЗУНДСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В XIII - XV вв.
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОРИОГРАФИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
О ТРЕХ УЧАСТНИЦАХ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВОЕ ВРЕМЯ; ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЕРТИЗЫ ЦЕННОСТИ ДОКУМЕНТОВ И КОМПЛЕКТОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АРХИВОВ
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ДЕРЕВНЕ В ГОДЫ СТОЛЫПИНСКОЙ РЕФОРМЫ
Каталог: Экономика 
6 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИЗ ИСТОРИИ ПЕТРОГРАДСКОГО ВРК (НОВЫЕ ИСТОЧНИКИ)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK