BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека Беларуси, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-138
Автор(ы) публикации: В. И. ПОПОВ, А. Ю. РУДНИЦКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Изучению ленинского периода в становлении социалистической международной политики - времени, когда были заложены основы внешнеполитической деятельности КПСС к Советского государства, разработаны главные принципы их внешней политики, намечены тенденции ее развития, сохраняющиеся и по сей день, - отечественная историография неизменно уделяла неослабное внимание1 . Однако возможности исследования этой темы далеко еще не исчерпаны. Авторы данной статьи, не претендуя на всеобъемлющее освещение всех аспектов проблемы, ставят своей задачей раскрыть лишь некоторые из них на основе сведений, содержащихся в фундаментальном многотомном издании "Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника", продемонстрировать огромную важность вводимого ею в научный оборот материала.

Ленин создал стройное учение о советской внешней политике и дипломатии, об их методах и приемах, стратегии и тактике, он был непосредственным участником всех важнейших переговоров Советской России с правительствами других государств. Идеи и представления о внешней политике и дипломатии им не были сведены в какой-то единый труд. Как писал народный комиссар иностранных дел Г. В. Чичерин, "сам Владимир Ильич никогда не излагал в виде систематически разработанного плана всю внешнюю политику Советской Республики. Ее стройность и цельность была в его голове. Свои взгляды в этой области он излагал в бесчисленных конкретных случаях"2 .

Труды Ленина, его выступления, письма содержат множество указаний и соображений о том, как должны строиться и что должны собою представлять новые внешняя политика и дипломатия. Но в "бесчисленных конкретных случаях", упоминавшихся Чичериным, проявляются такие черты деятельности Ленина, о которых можно получить представление, лишь внимательно исследовав его повседневную работу - день за днем. Это те ленинские мысли, которые были высказаны в беседах с многочисленными посетителями его кремлевского кабинета: советскими и иностранными дипломатами, партийными и государственными работниками, зарубежными прогрессивными общественными деятелями и др.; на заседаниях Политбюро ЦК партии и Совета Народных Комиссаров;


1 См., например, М. И. Труш. Внешнеполитическая деятельность В. И. Ленина. 1917 - 1920 гг. День за днем. М. 1963; его же. Внешнеполитическая деятельность В. И. Ленина. 1921 - 1923 гг. День за днем. М. 1967; "В. И. Ленин и советская внешняя политика". М. 1969; "Ленинская внешняя политика Советской страны. 1917 - 1924". М. 1969; "Ленинские традиции внешней политики Советского Союза". М. 1977; В. А. Шишкин. В. И. Ленин и внешнеэкономическая политика Советского государства (1917 - 1923гг.). Л. 1977, и др.

2 "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Т. 3. М. 1979, с. 477.

стр. 3


и те, которые содержатся в замечаниях и пометках Ленина на полях писем, листках календаря и т. д. И именно поэтому как источник биохроника приобретает неоценимое значение для исследователя. Советские историки обращаются к содержащимся в ней богатейшим материалам, широко используя ее данные3 .

Основным источником для данной статьи послужили тома биохроники, рассказывающие о государственной и партийной работе Ленина после октября 1917 г., в те годы, когда он занимал пост главы Советского правительства4 . Использованы также материалы XXXIX Ленинского сборника. Вышедшие в свет тома биохроники доводят летопись жизни Ленина до июля 1921 г., что определило и хронологические рамки статьи. Выделение этого этапа во внешнеполитической и дипломатической деятельности Ленина допустимо и по существу - это был начальный период в развитии международной политики социализма5 .

В обстановке гражданской войны и империалистической интервенции, когда мировая буржуазия открытыми вооруженными атаками попыталась уничтожить Советскую Россию, в условиях ее фактически полной государственной изоляции на международной арене работа советской дипломатии была подчинена главной цели - отстоять самое существование РСФСР. В тот период Ленин ориентировал советскую дипломатию в первую очередь на укрепление интернациональных связей с пролетариатом, всеми трудящимися массами Запада в борьбе против империалистической интервенции в России, на привлечение на свою сторону народов зависимых и колониальных стран, прежде всего Востока.

В борьбе против попыток империалистических держав добиться политической и экономической изоляции Республики Советов важное значение имела выработка политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем6 . Объективная международная ситуация препятствовала осуществлению в полной мере стремления Советского государства наладить нормальные, деловые взаимоотношения со странами Запада. Ленин предпринимал немало шагов в этом направлении, однако крупнейшие империалистические государства рассчитывали на военное уничтожение Советской власти. Лишь к концу рассматриваемого периода изменения в мировой обстановке заставили их более трезво взглянуть на отношения с РСФСР. В 1917 - 1921 гг. только зарождались формы, методы и приемы советской дипломатической практики, оформлялся наш дипломатический аппарат.

Новый период в развитии социалистической внешней политики и дипломатии приходится на 1921 -1923 годы7 . Для него характерен выход Советского государства на широкую мировую арену. Провал попыток империализма задушить Республику Советов создал обстановку "неустойчивого равновесия сил" в международных отношениях8 . В этих условиях социалистической дипломатии под руководством Ленина удалось осуществить серьезный прорыв внешнеполитической блокады РСФСР.


3 См., например, М. И. Труш. Международная деятельность В. И. Ленина. Год Великого Октября. М. 1980.

4 "Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника". Т. 5 (Октябрь 1917 - июль 1918). М. 1974; т. 6 (Июль 1918 - март 1919). М. 1975; т. 7 (Март - ноябрь 1919). М. 1976; т. 8 (Ноябрь 1919 - июнь 1920). М. 1977; т. 9 (Июнь 1920 - январь 1921). М. 1978; т. 10 (Январь - июль 1921). М. 1979. Далее ссылки на это издание даются в тексте статьи.

5 О периодизации внешней политики и дипломатии социализма в первые годы Советской власти подробно см.: В. И. Лазарев. Вопросы советской дипломатической тактики в работах В. И. Ленина. М. 1974, с. 27 - 39; М. И. Труш. Советская внешняя политика и дипломатия в трудах В. И. Ленина. М. 1977, с. 97 - 161.

6 См. А. О. Чубарьян. В. И. Ленин и формирование советской внешней политики. М. 1972, с. 281 - 282, 284.

7 См. В. И. Лазарев. Указ. соч., с. 34 - 39.

8 См. там же.

стр. 4


Лениным была не только сформулирована концепция мирного сосуществования, но и доказана возможность его практического воплощения в жизнь. В 1921 - 1923 гг., участвуя в Генуэзской, Гаагской конференциях, наша дипломатия показала свою возросшую опытность, зрелость, умение противостоять изощренным буржуазным политикам и побеждать их. Была подготовлена почва для широкой "полосы признания" Советской России капиталистическими странами, начавшейся в последующие годы.

После установления Советской власти в октябре 1917 г. внешнеполитический вопрос встал перед партией большевиков как одна из самых главных, насущных проблем. Ее решение требовало от Ленина максимального напряжения сил. "Порою кажется почти непостижимым, - говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, - выходящим за рамки человеческих возможностей, что один человек - пусть даже гениальный - мог проделать всю ту гигантскую работу, которую проделал Ленин"9 . Эти слова в полной мере относятся к Ленину-дипломату, выдающемуся политику. Дипломаты ленинской школы, начинавшие свой путь в первые послереволюционные годы и работавшие под его непосредственным руководством, не раз подчеркивали присущее ему умение одновременно решать ряд сложнейших вопросов, понимать подоплеку поступков людей и развития событий в самых различных областях жизни. "Это был человек, - писал М. М. Литвинов, - который понимал не только претензии русского крестьянина, но и психологию Ллойд Джорджа или Вильсона"10 . В. В. Боровский отмечал способность Ленина на основании частичных, отрывочных, нередко субъективных данных намечать линию исторического развития на ближайшее время, определять перспективы движения, заглядывать вперед, в "неисповедимые судьбы" будущего. "Как сторожевой, стоящий на вышке, - писал Боровский, - он издали замечает приближающиеся события и предупреждает о них своих соратников"11 .

Воображение зарубежных политических и общественных деятелей поражала способность Ленина в условиях тяжелейшего военного и экономического положения РСФСР вникать во все детали и аспекты внешнеполитической деятельности, держать под контролем все контакты и переговоры с буржуазными государствами и в конечном итоге добиться такого упрочения положения Советской страны на международной арене, что государства Антанты стали относиться к ней с должным уважением. Б. Шоу писал, что Ленин "один среди государственных деятелей Европы обладает дарованиями, характером и знаниями, необходимыми человеку на столь ответственном посту" (т. 10, с. 611 - 612).

На пути становления социалистической внешней политики и дипломатии Коммунистическая партия и Советское государство сталкивались с исключительными трудностями. Говоря о проблемах внутренней политики, Ленин отмечал неизбежность трудностей и ошибок, которые "нельзя было предусмотреть, так как до сих пор еще никогда социальная философия Маркса не претворялась каким-либо правительством в действительность" (т. 7, с. 273). В еще большей мере эти слова относятся к внешней политике и дипломатии, которые должны были развиваться применительно к новым историческим условиям.

В выработке и осуществлении внешнеполитического курса Ленин особое значение придавал соединению партийного начала с государственным в советской внешней политике и дипломатии. В статье "Лучше меньше, да лучше" он писал 2 марта 1923 г.: "Как можно соединить учреждения партийные с советскими? Нет ли тут чего-либо недопустимо-


9 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 2. М. 1973, с. 563.

10 Цит. по: И. Эренбург. Люди, годы, жизнь. Т. 3. М. 1966, с. 659 - 660.

11 В. В. Боровский. Статьи и материалы по вопросам внешней политики. М. 1959, с. 137.

стр. 5


го?.. Почему бы, в самом деле, не соединить те и другие, если это требуется интересом дела? Разве кто-либо не замечал когда-либо, что в таком наркомате, как Наркоминдел, подобное соединение приносит чрезвычайную пользу и практикуется с самого начала? Разве в Политбюро не обсуждаются с партийной точки зрения многие мелкие и крупные вопросы о "ходах" с нашей стороны в ответ на "ходы" заграничных держав, в предотвращение их, ну, скажем, хитрости, чтобы не выражаться менее прилично? Разве это гибкое соединение советского с партийным не является источником чрезвычайной силы в нашей политике?"12 . Развивая эту мысль, он писал, что "Наркоминдел работает под непосредственным руководством нашего ЦК"13 .

Даже простой подсчет некоторых данных, содержащихся в биохронике, дает яркое представление о партийном руководстве внешней политикой Советского государства. Так, лишь за короткий период (с июня 1920 г. по январь 1921 г.), который освещается в 9 т. биохроники, состоялось 27 заседаний Политбюро, 10 пленумов ЦК партии и 4 заседания Совнаркома, обсуждавших при непосредственном участии Ленина важнейшие внешнеполитические и дипломатические проблемы. В частности, вопрос об урегулировании отношений с Англией и подготовке двустороннего соглашения в 1920 - 1921 гг. обсуждался в Политбюро, ЦК и СНК 7 раз. Переговорам с Польшей, которые велись в тот же период, и подписанию с нею мирного договора было посвящено 12 заседаний Политбюро и ЦК партии. Чаще всего вопросы внешней политики и дипломатии рассматривались в Политбюро, причем обычно в повестках дня им отводилось не менее двух-трех пунктов. Так, на заседании Политбюро 6 сентября 1919 г. обсуждались вопросы о мирных переговорах с Эстонией, о предложении мира Латвии и Литве, о согласии польского правительства на приезд миссии русского Красного Креста в Польшу (т. 7, с. 495).

Обсуждение сложных дипломатических проблем в руководящих партийных органах всегда помогало найти оптимальный вариант решения. В этой связи характерен следующий эпизод. В сентябре 1919 г. в Политбюро рассматривался вопрос о новом мирном обращении Советской России к странам Антанты. Чичерин, высказывая в письме Ленину от 26 сентября мысль о целесообразности подобного обращения, в то же время не мог решить вопрос относительно его формы: обратиться ли "официальным путем от имени правительства или просить А. М. Горького написать письмо, указав на нашу неизменную готовность к миру" (т. 7, с. 524). В конечном итоге Чичерин все же склонялся к первому варианту14 . Однако на заседании Политбюро было принято решение - ограничиться письмом Горького (там же). Очевидно, Ленин и другие члены Политбюро учли, с одной стороны, что новое официальное мирное предложение может быть истолковано Антантой как признак слабости РСФСР, ее неуверенности в своих силах, а с другой, что публичное заявление всемирно известного писателя должно определенным образом повлиять на общественность западных стран, заставить ее оказать давление на свои правительства.

При жизни Ленина была выработана гибкая и устойчивая система решения внешнеполитических и дипломатических вопросов. Вначале НКИД (в большинстве случаев - лично Чичерин) составлял проект документа по той или иной проблеме; он обсуждался в Политбюро или на Пленуме ЦК; затем Ленин, часто совместно с Чичериным, готовил окончательный вариант документа, коллективно утверждавшийся на заседании партийного органа. Материалы биохроники дают немало примеров того, какое значение придавал Ленин соблюдению принципа партийно-


12 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, с. 398 - 399.

13 Там же, с. 447.

14 См. также В. И. Ленин. ПСС. Т. 54, с. 706.

стр. 6


сти в деятельности НКИД, "гибкому сочетанию советского с партийным", заботясь о контроле со стороны ЦК, Политбюро и СНК за работой наркомата, о его подотчетности этим органам, о выработке согласованной внешнеполитической линии.

Ленин неоднократно выступал на заседаниях Политбюро и ЦК с сообщениями о положении дел в НКИД (см., например, т. 7, с. 428), ставил вопросы о дальнейшем улучшении внутренней его структуры. Этот вопрос активно обсуждался в мае 1921 г., когда разрабатывалось положение об обязанностях должностных лиц Наркоминдела и Ленин в этой связи готовил проект решения Политбюро (т. 10, с. 414). Он полностью одобрял точку зрения Чичерина о необходимости провести строгое разделение обязанностей между официальными должностными лицами, написав: "Безусловно, за " (т. 10, с. 452). Ленин не раз обращал внимание Наркоминдела на недопустимость решения важных внешнеполитических вопросов без предварительного согласования с высшими партийными и государственными органами или без уведомления их. В биохронике зафиксирован случай, когда Ленин сделал Чичерину выговор за невыполнение одного из постановлений СНК, что было, по его словам, "совершенно недопустимо". Он указывал, что ввиду несогласия с этим постановлением руководство Наркоминдела должно было опротестовать его в ЦК РКП(б) (т. 9, с. 511).

Отстаивая принцип партийности, Ленин распространял его на все сферы работы НКИД. Эта черта и сегодня является одной из важнейших особенностей внешнеполитической и дипломатической деятельности Советского государства. Руководящая роль партии в этой области закреплена в Конституции СССР: "Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР"15 .

В основу внешней политики победившего социализма с первых же ее шагов были положены основополагающие принципы пролетарского интернационализма и мирного сосуществования государств с диаметрально противоположным общественным строем. Раскрывая суть пролетарского интернационализма как направления международной политики пролетариата, Ленин писал, что это - "беззаветная работа над развитием революционного движения и революционной борьбы в своей стране, поддержка (пропагандой, сочувствием, материально) такой же борьбы, такой же линии, и только ее одной во всех без исключения странах"16 .

Сразу же после победы Октябрьской революции Советская Россия стала оказывать постоянную бескорыстную помощь народам мира, борющимся за социальное освобождение. Когда осенью 1918 г. появились первые признаки революции в Германии, Ленин немедленно поставил вопрос о том, "чтобы напрячь все силы для помощи немецким рабочим, которым предстоят самые тяжелые испытания, самые тяжкие переходы от рабства к свободе"17 . Примером пролетарского интернационализма явилась поддержка, которую РСФСР оказала Венгерской Советской Республике. Ленин, в частности, придавал исключительное значение переговорам с наркомом иностранных дел Советского правительства Венгрии Б. Куном. Ленин интересовался положением дел в стране, давал руководителям Советской Венгрии рекомендации по проведению экономической, социальной и военной политики венгерского правительства (см. т. 7, с. 13, 50, 58, 115, 229, 275 - 276, 304, 427). Еще раз напоминая об этом, Первый секретарь ЦК Венгерской социалистической рабочей


15 "Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик". М. 1977, ст. 6.

16 В. И. Ленин. ПСС. Т. 31, с. 170.

17 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, с. 98.

стр. 7


партии Я. Кадар подчеркивал, что "Советская Россия - вопреки исключительно большим трудностям - оказывала помощь венгерской рабочей власти"18 .

Советская дипломатия всегда оказывала интернациональную поддержку трудящимся капиталистических государств - шла ли речь о поддержке революционно- освободительного движения в целом или о спасении нескольких человек. Когда летом 1921 г. секретарь Латвийской секции Коминтерна П. И. Стучка сообщил Ленину об аресте в Риге двух рабочих, членов ЦК КП Латвии, он потребовал от Чичерина предпринять все возможные шаги для их освобождения. Ленин писал наркому, чтобы он "нажал посильнее на Латвийское правительство" и дал телеграмму полпреду РСФСР в Латвии Я. С. Ганецкому, что он, Ленин, просит его "непременно нажать и спасти рабочих" (т. 10, с. 525 - 526).

Пролетарский интернационализм предусматривает, как известно, глубокое уважение к другим нациям и народностям, полное соблюдение их равноправия и суверенитета. Об этом свидетельствует и позиция, которую Ленин занял в период подготовки советско- польских переговоров летом 1920 года. "В деле примирения с Польшей, - писал он, - Советское правительство считает нужным принимать во внимание, кроме интересов и стремлений российских трудящихся масс, только интересы и стремления польских трудящихся масс"19 . Он не раз подчеркивал, что Советская Россия воюет не против польского народа, а против буржуазно-помещичьего правительства Польши, проводившего политику, враждебную подлинным интересам трудящихся страны. "Мы польскую независимость и польскую народную республику признавали и признаем"20 , - говорил Ленин. Пролетарский интернационализм обусловливает также демократизм и народность социалистической дипломатии. "Защищая Советскую власть, - подчеркивал Ленин, - мы... боремся не только за интересы русского трудящегося люда, но и за интересы пролетариата всего мира"21 .

Социалистические внешняя политика и дипломатия, являясь орудиями осуществления принципа пролетарского интернационализма, опираются на активную поддержку трудящихся масс не только в своей стране, но и в буржуазных государствах. Ленин неоднократно отстаивал необходимость внешнеполитических шагов, которые были направлены на то, "чтобы раскрыть глаза народам" (т. 6, с. 157). Эта линия нашла отражение и в составленной на основе его указаний ноте американскому президенту В. Вильсону от 24 октября 1918 г., разоблачавшей роль США "в организации антисоветской интервенции и разжигании гражданской войны в Советской России" (там же). Предвидение Ленина о том, что "растущая симпатия к Советскому правительству в странах Антанты" будет делать для них проблему интервенции с каждым днем все более трудной (т. 6, с. 538), было полностью подтверждено временем.

Народный, демократический характер социалистической внешней политики и советской дипломатии в огромной мере расширил сферу их действия. Теперь осуществлялись контакты не только по сугубо дипломатическим каналам, но и с коммунистическими и рабочими партиями, в том числе социал-демократическими, представлявшими значительные массы трудящихся зарубежных стран. Примечательно, что, обдумывая вопрос об отправке советских делегатов на конференцию социалистов стран Антанты, созываемую Рабочей партией Англии в Лондоне 20 февраля 1918 г. в целях выработки общей линии по вопросам войны и мира, Ленин обращается к консультации Чичерина (т. 5, с. 226 - 227). Вопро-


18 Я. Кадар. Избранные статьи и речи. М. 1980, с. 320.

19 "Ленинский сборник" XXXIX, с. 237.

20 В. И. Ленин. ПСС. Т. 41, с. 110.

21 "Ленинский сборник" XXXIX, с. 195.

стр. 8


сы такого рода он никогда не решал, не посоветовавшись предварительно с наркомом иностранных дел. Когда в конце 1918 г. встал вопрос о создании Коминтерна, Ленин активно привлекает к выполнению этой задачи НКИД. Он пишет Чичерину о том, что "надо спешно " подготовить созыв международной конференции коммунистов и левых социал-демократов для основания III, Коммунистического Интернационала (т. 6, с. 362).

Разрабатывая принцип пролетарского интернационализма, Ленин уделял особое внимание теоретическим и практическим вопросам, касающимся отношения Советской России к национально-освободительному движению угнетенных империализмом народов. Он учил, что не только Восток заинтересован в торжестве социализма в Европе, но и европейский социализм, в свою очередь, заинтересован в успехе борьбы народов колониальных и зависимых стран за независимость и социальный прогресс. На страницах биохроники содержится немало примеров интернационализма советской внешней политики в отношении народов Востока. Ленин изо дня в день принимал меры для улучшения отношений Советской России со странами Востока. Он не раз беседовал с представителями Турции, Ирана, Китая и других восточных государств, обсуждая с ними различные вопросы двусторонних отношений.

Биохроника доносит до нас ленинские слова, сохранившиеся в воспоминаниях дипломатов восточных стран, аккредитованных в те годы в Советской республике. Вот что, по свидетельству члена правительственной делегации Ирана Х. Сияха, заявил Ленин посланцам этой страны в декабре 1920 г.: "Вся восточная политика России останется диаметрально противоположной восточной политике империалистических держав. Наша позиция - бескорыстная дружба и невмешательство во внутреннюю жизнь вашей страны в противовес захватнической, грабительской политике империалистов" (т. 9, с. 547). В результате переговоров с иранской делегацией было принято решение об установлении дипломатических отношений между двумя странами. Полпредом РСФСР в Тегеране был назначен Ф. А. Ротштейн, перед отъездом имевший продолжительную деловую беседу с Лениным (т. 10, с. 113). Договор между РСФСР и Ираном, заключенный 26 февраля 1921 г., Ленин подписал 10 марта, после утверждения его Совнаркомом. В 1921 г. был также заключен советско-турецкий договор о дружбе и братстве. Ему предшествовала напряженная работа Московской конференции по заключению договора (26 февраля - 16 марта). "Я вспоминаю.., - писал Чичерин, - как внимательно во время Московской конференции с Турцией Владимир Ильич каждый вечер расспрашивал меня по телефону о том, что было сделано за день, и с каким живым интересом он относился к судьбе этих переговоров" (т. 10, с. 167).

В первые годы Советской власти были заложены основы добрососедских, дружественных отношений и с Афганистаном. РСФСР была первым государством, официально признавшим его независимость и суверенитет, Ленин поручил послу РСФСР в Афганистане "вступить в переговоры с правительством афганского народа для заключения торговых и иных дружественных договоров, целью которых является укрепление добрососедских отношений для вящей пользы обоих народов" (т. 8, с. 64 - 65). 28 февраля 1921 г. в Москве был подписан договор о дружбе между РСФСР и Афганистаном. В послании афганскому эмиру Аманнулла-хану Ленин подчеркивал значение этого договора для укрепления дружбы между обеими странами (т. 10, с. 334). Несмотря на тяжелое экономическое положение Советской России, Ленин считал необходимым не только морально и политически, но и материально поддерживать дружественные восточные государства. Несколько месяцев спустя после заключения дружественных договоров с восточными странами, 30 июня

стр. 9


1921 г. Ленин подписывает постановление СНК об оказании денежной помощи Афганистану и Турции в размере, соответственно, 750 млн. и 3750 млн. руб. (т. 10, с. 622).

Особо указывал Ленин на необходимость тактичного отношения к народам стран Востока, десятилетиями терпевшим унижения со стороны западных держав. Об этом свидетельствуют и напутственные слова, сказанные им советскому полпреду в Турции С. И. Аралову: "Будьте... внимательны, терпеливы. В разговорах с представителями правительства, с простым народом всегда будьте вежливы, предупредительны. Избави бог вас от заносчивости... Учитесь языку, общайтесь с простыми людьми, общественными деятелями, не отгораживайтесь заборами, крепостными стенами от трудящихся, как это делали послы самодержавного царя"22 .

Обеспечить устойчивый мир в условиях капиталистического окружения можно было лишь путем мирного сосуществования государств с различными общественно- политическими системами. С 1917 г. вплоть до наших дней буржуазные политологи и советологи, не оставляя попыток извратить принцип мирного сосуществования, на все лады склоняют лозунг о "советской угрозе", сознательно игнорируя простую истину, что Советский Союз никогда не стремился к военному нападению на капиталистические государства и распространению своих идей путем "экспорта революции"23 . "Мы не собираемся завоевать мир нашими армиями", - заявлял Ленин в 1919 г. в интервью сотруднику английской буржуазной газеты (т. 7, с. 273). Он не раз подчеркивал, что борьба за мир будет исключительно трудной и упорной. "Здоровье выходит пудами, а входит золотниками , - писал он. - Так же и мир: чтобы разорвать союзы в 1914 г. потребовалось всего несколько дней; сколько времени теперь пойдет на то, чтобы выбраться из затруднения? Кто может это сказать? Во всяком случае, нужно начать кому-нибудь"24 .

Сложности, с которыми столкнулась советская дипломатия в деле обеспечения мира, преодолеть было нелегко. В 1917 - 1921 гг. правительства буржуазных государств не желали вступать в переговоры с Советской Россией, а если и шли навстречу ее предложениям, то чаще всего лишь для того, чтобы выиграть время или осуществить какой-либо политический маневр. В правящих кругах Антанты лишь немногие политики всерьез расценивали возможность устойчивого мира, а тем более торгово- экономических отношений с РСФСР. Вот почему Ленин предостерегал от чрезмерного доверия по отношению к тем буржуазным правительствам, которые все же соглашались пойти на контакт с Советской вла-


22 С. И. Аралов. Воспоминания советского дипломата. 1922 - 1923 годы. М. 1960, с. 36. Вопросами советской внешней политики на Востоке активно занимались многие дипломаты, в том числе Н. Н. Нариманов, чья кандидатура на место заведующего Ближневосточным отделом Наркоминдела была предложена Чичериным (см. т. 7, с. 429). Ленин неоднократно беседовал с Наримановым по политическим вопросам, прислушивался к его мнению, помогал ему наладить взаимоотношения Отдела с центральным аппаратом НКИД (там же, с. 252, 558). И, конечно, эти беседы оказывали большое влияние на работу Ближневосточного отдела НКИД. Ленин и Чичерин высоко ценили Нариманова как человека, прекрасно разбирающегося в положении дел на Востоке, умелого организатора, преданного коммуниста. Когда встал вопрос о направлении парторганизациям мусульманских республик и областей особого циркуляра о необходимости тактичного отношения к мусульманскому быту, Чичерин предложил использовать для этой цели одно из выступлений Нариманова. "В свое время, - писал Чичерин, - тов. Нариманов давал очень ценные указания агитаторам на Востоке именно по этому вопросу. Его речь к муллам о разделении церкви и государства есть образец тактичного подхода к мусульманской публике". Ленин полностью согласился с точкой зрения наркома иностранных дел (т. 10, с. 264; см. также В. И. Ленин. ПСС. Т. 52, с. 120, 382).

23 Вопрос об извращении буржуазной историографией ленинской концепции мирного сосуществования рассматривает, в частности, А. О. Чубарьян (см. А. О. Чубарьян. Указ. соч., с. 17 - 36).

24 "Ленинский сборник" XXXIX, с. 184.

стр. 10


стью. "Если перемирие для мира, то... мы за .., - писал он, - ежели перемирие не для мира , а для политической игры, - не хотим. С миром не шутят. Надуть нас никому не удастся" (т. 7, с. 168). Он призывал советских дипломатов в переговорах с западными странами сочетать твердость, принципиальность в решении ключевых вопросов с пониманием того, что одновременно необходимо проводить осторожную, гибкую политику.

Несмотря на сложную, неблагоприятную международную ситуацию, сразу же после Октября 1917 г. Ленин стал требовать от советских дипломатов использования малейших возможностей для контактов с капиталистическими государствами и извлечения из этих контактов максимума выгод. Он сам участвовал практически во всех переговорах, которые велись в 1917 - 1921 гг. со странами Запада. Здесь нет необходимости затрагивать вопрос о переговорах в Брест-Литовске: он подробно рассматривался в нашей литературе с привлечением широчайшего документального материала25 . Но, исходя из имеющихся в биохронике материалов, целесообразно остановиться на проблеме советско-американских отношений, которой Ленин начал активно заниматься сразу же после победы Советской власти. Хорошо известны ленинские слова о том, что "мы решительно за экономическую договоренность с Америкой, - со всеми странами, но особенно с Америкой" (т. 7, с. 547).

В 1917 - начале 1918 г. Ленин не раз беседовал с руководителем американской миссии Красного Креста в России Р. Робинсом, выполнявшим, по сути дела, роль неофициального представителя США (см., например, т. 5, с. 119). Робинс в определенной степени симпатизировал строительству социализма, выражал Ленину свою уверенность в победе советской демократии; будучи человеком умным и образованным, он, в отличие от большинства американских политиков того времени, понимал необходимость деловых взаимоотношений двух стран. Это была одна из главных тем его бесед с Лениным, который, в свою очередь, подчеркивал готовность Советской России сотрудничать с США в экономической области (т. 5, с. 356). Весной 1918 г. Ленин участвовал в выработке "Плана развития экономических отношений между Советской Россией и Соединенными Штатами Америки", по которому Советское правительство соглашалось оплачивать приобретенные в США товары продуктами сельского хозяйства и добывающей промышленности, а также предоставить США концессии (т. 5, с. 330). Перед отъездом Робинса на родину Ленин передал ему "План" для ознакомления с ним сотрудников министерства иностранных дел США и американских специалистов по экспорту (т. 5, с. 452 - 453).

Развитию двусторонних торговых советско-американских отношений в огромной степени мешали антикоммунизм, Предвзятость и эгоистичность правящих кругов США, заставлявшие их с подозрением относиться к мирным предложениям Советской республики, содержавшимся в Декрете о мире и других документах, и выступать против мирных советско-германских переговоров. В "Письме к американским рабочим", написанном 20 августа 1918 г., т. е. в самый разгар интервенции против Советской России, Ленин аргументированно разоблачил антисоветскую сущность внешней политики американской буржуазии, открывшей "особенно трагическую страницу в кровавой истории кровавого империализма, дав согласие - все равно, прямое или косвенное, открытое или лицемерно-прикрытое, - на вооруженный поход англо-японских зверей с целью удушения первой социалистической республики"26 . "Омерзительным лицемерием" назвал Ленин попытки империалистов США свалить


25 См., например, А. О. Чубарьян. Указ. соч., с. 109 - 188; М. И. Труш. Советская внешняя политика и дипломатия в трудах В. И. Ленина, с. 55 - 71.

26 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, с. 48.

стр. 11


"вину" за Брестский мир на Советское государство, поскольку именно англо- французская и американская буржуазия, "спекулируя на то, чтобы снова втянуть Россию в империалистскую войну, отстранилась от мирных переговоров и тем развязала руки столь же разбойническим капиталистам Германии, которые навязали России аннексионистский и насильственный Брестский мир!"27 .

Год спустя Лениным предпринимается еще одна попытка сломать лед, сковывавший политическое мышление правящих кругов США. В марте 1919 г. он ведет переговоры с начальником отдела секретной информации при американской делегации на Парижской конференции У. Буллитом, приехавшим в Москву со специальной миссией для выяснения условий, на которых РСФСР согласилась бы заключить мир с союзниками, а также белогвардейскими правительствами на территории России. Буллит был уполномочен президентом США В. Вильсоном и премьер-министром Великобритании Д. Ллойд Джорджем (т. 6, с. 589). В ходе переговоров была в принципе достигнута договоренность, соответствовавшая интересам Советской России и приемлемая для США, Великобритании и других союзных с ними государств, если бы они были действительно готовы пойти на нормализацию отношений. Выработанный документ был обсужден и по предложению Ленина вчерне принят на заседании ЦК и Пленуме ЦК РКП(б) - 14 и 25 марта 1919 г. (т. 6, с. 594; т. 7, с. 18). Состоявшийся 29 ноября Пленум ЦК в соответствии с результатами переговоров поручил НКИД подготовить проект обращения ко всем народам и правительствам и начать мирные переговоры. Однако Вашингтон и Лондон отказались реализовать уже практически готовое соглашение и, таким образом, дезавуировали миссию Буллита. Это решение наносило ущерб в первую очередь самим Соединенным Штатам и Великобритании. "Если они сейчас не примут наших предложений, - отмечал Ленин, - то другой раз они от нас таких выгодных условий уже не получат" (т. 6, с. 585)28 .

Беседы Ленина с Буллитом остаются блестящим образцом переговоров в целях достижения соглашения. Социалистическая дипломатия в противовес дипломатии империалистических государств, фактически подменявшей равноправные переговоры методами диктата, навязывания своей воли и т. д., восстановила значение переговоров как важнейшей части дипломатической работы, сделала их основным методом внешней политики социализма. Необходимо было убедить буржуазные правительства пойти на переговоры с Советской республикой, искать пути политического урегулирования спорных вопросов.

Самыми сложными и нелегкими из всех контактов, осуществлявшихся РСФСР с западными странами в 1917 - 1921 гг., после брестских переговоров с Германией были, пожалуй, англо-советские переговоры о заключении торгового соглашения, проходившие с начала 1920 года. К этому времени британские правящие круги были вынуждены признать необходимость установления нормальных отношений с Советской Россией. Провал интервенционистских замыслов, а также ухудшившееся экономическое положение Великобритании свидетельствовали в пользу этого решения. Вместе с тем, несмотря на "либерализм" Ллойд Джорджа, в ходе переговоров с РСФСР он не отказывался от грубых методов: искусственного обострения вопроса о долгах, длительное время служившего камнем преткновения в двусторонних переговорах, использования белогвардейских контрреволюционных мятежей и амбиций правящих кругов буржуазно-помещичьей Польши, начавших в апреле 1920 г. агрессивные действия против Советской республики, с тем чтобы заста-


27 Там же, с. 53.

28 О миссии Буллита см.: М. И. Труш. Советская внешняя политика и дипломатия в трудах В. И. Ленина, с. 106.

стр. 12


вить ее пойти на заключение неравноправного соглашения. Именно поэтому Чичерин в то время охарактеризовал британскую внешнюю политику как "авантюристскую" (т. 10, с. 566).

И все же к концу июня 1920 г. главе советской делегации в Лондоне Л. Б. Красину удалось добиться определенных успехов: получить принципиальное согласие Великобритании на возобновление торговых сношений. Однако дальнейший ход переговоров был поставлен под угрозу срыва английской стороной, потребовавшей от Советского правительства значительных уступок в пользу Польши и Врангеля. Испугавшись успешного наступления Красной Армии на южном и западном участках фронта, Лондон предложил РСФСР заключить перемирие с Польшей и Врангелем на заранее продиктованных условиях: белогвардейские войска оставались в Крыму, а польские - в советских западных областях, угрожая в случае развития дальнейшего наступления Красной Армии против Польши вступлением в войну Великобритании. Эти условия были изложены в ноте ее министра иностранных дел Дж. Керзона от 11 июля 1920 года. Ленину удалось разгадать подлинные намерения Великобритании. Он отверг требования ноты по всем пунктам, расценив их как "сплошное жульничество ради аннексии Крыма", и предложил Реввоенсовету республики усилить наступление на Юго-Западном фронте (т. 9, с. 96 - 97). Тогда же он пишет записку членам Политбюро ЦК РКП (б) с предложением дать советской делегации в Лондоне директиву: "Быть тверже и не бояться временного перерыва переговоров" (т. 9, с. 92).

В создавшейся ситуации необходимо было проявить стойкость, дать отпор британской политике нажима и прежде всего учитывать, как отмечал Ленин, что "мир между Англией и Россией находится в прямой зависимости от силы нашей Красной Армии и от стойкости английского пролетариата" (т. 9, с. 117). Его расчет в конечном итоге оказался верным. Хотя Ллойд Джордж и прервал переговоры и пошел на ухудшение отношений с Советской Россией вплоть до вынашивания планов новой интервенции, осуществить свои замыслы ему не удалось. Выступления тред-юнионов и других английских рабочих организаций, угрожавших ответить всеобщей стачкой в случае объявления войны Советской России, заставили британское правительство предложить Польше начать прямые переговоры с РСФСР. Ленин, узнав об этом событии от Чичерина, воспринял его как "наш большой дипломатический успех в Англии насчет Польши" (т. 9, с. 172).

В начале августа 1920 г. возобновились и советско-английские переговоры. Теперь Ленин занимает очень гибкую позицию, стремится во что бы то ни стало добиться выгодного для Советской республики соглашения. Он резко критикует Л. Б. Каменева, предлагавшего вести переговоры "в самом широком агитационном духе" и увязывавшего их с требованиями политического характера. В письме на имя Каменева и Чичерина Ленин указал, что план Каменева "в корне неправилен", ибо "с Англией дело только торговое" (т. 9, с. 93). Учитывая неправильную позицию Каменева, он высказался против его кандидатуры как руководителя советской делегации (там же). "Мы в Центральном Комитете, - говорил Ленин, - этому вопросу (торговым переговорам с Великобританией. - Авт. ) уделяли громадное место и считали правильным с нашей стороны тактику уступок, дабы добиться торгового соглашения с Англией"29 . Ленин внимательно следил за развитием контактов в Лондоне, выработкой текста соглашения. Как отмечается в воспоминаниях Чичерина, "в 1921 г. подписанию нами предварительного соглашения с Англией предшествовало у нас долгое обсуждение этого вопроса. Владимир Ильич категорически настоял на подписании" (т. 10, с. 211). Официально торговое соглашение было заключено 16 марта 1921 года.


29 В. И. Ленин. ПСС. Т. 43, с. 20.

стр. 13


Ленин считал, что урегулирование отношений с Англией и подписание соглашения должны были не только принести Советской России определенные практические выгоды, но также способствовать разрыву дипломатической блокады и установлению экономических контактов с другими капиталистическими странами, в особенности с США. "Нам важен торговый договор с Англией, - подчеркивал он, - благодаря открывающейся возможности договора с Америкой, которая обладает производственными возможностями в гораздо большей степени"30 . Определенная возможность достижения экономического соглашения с США появилась в начале 1921 года. 14 марта Ленин получил письмо представителя американских промышленных кругов В. Вандерлипа относительно заключения с Советской Россией договора о концессии и предоставлении займа (т. 10, с. 207). От него также стало известно, что президент США У. Гардинг якобы высказался за установление торговых отношений с Советской Россией (там же, с. 220).

Соединенные Штаты были объективно заинтересованы в осуществлении подобного решения. В "Тетрадях по империализму", критически перерабатывая буржуазные и реформистские источники, Ленин подчеркивал, что США, будучи лишены обширных колониальных владений, вынуждены "найти некоторый выход для своих избыточных товаров и капиталов в европейских государствах"31 , но, поскольку они в большинстве случаев способны сами снабжать себя и к тому же многими из них установлены протекционистские тарифы, экономические интересы американского империализма естественным образом должны устремиться, в частности, на Восток32 . В одной из более поздних работ Ленин продолжал эту мысль, говоря об определенной заинтересованности в мире с Советским государством Америки, "надеющейся при мире добывать сырье из России более легким путем"33 . Ленин вел напряженную работу по подготовке соглашения с Вандерлипом, а также проекта официального обращения Советского правительства о желательности установления торговых отношений между РСФСР и США, не раз советовался с Чичериным, Ф. Э. Дзержинским, сотрудниками Внешторга. Искренность намерений американских деловых кругов сомнений не вызывала - концессии сулили им немалые выгоды (см. т. 10, с. 264). Но сообщения о намерениях американского правительства наладить отношения с РСФСР оказались преувеличенными. Оно еще не было тогда к этому готово ни в области политики, ни в области торговли.

Путь переговоров и соглашений, на который встала социалистическая дипломатия, предусматривал максимальную защиту интересов Советской страны и революции. Ленин отвергал всякие попытки навязать нам условия отношений "с позиции силы". В биохронике приводится такой факт: определяя позицию РСФСР в торговых переговорах с Японией летом 1921 г., Ленин и Чичерин высказались за недопустимость предоставления концессий японцам в Дальневосточной Республике (ДВР), пока Япония "не очистит всей без исключения территории ДВР, не выдаст Семенова и других вожаков белогвардейцев и не восстановит дипломатических отношений с ДВР и с РСФСР" (т. 10, с. 571). Примером подобного рода могут служить и переговоры с Германией, начавшиеся после мятежа 6 июля 1918 г. и убийства германского посланника В. Мирбаха. Немецкий дипломатический представитель К. Рицлер считал, что в создавшихся условиях можно будет оказывать на Советское правительство грубое давление, граничащее с вмешательством во внутренние дела. Чичерину было предъявлено требование освободить арестованного


30 Там же, с. 20 - 21.

31 В. И. Ленин. ПСС. Т. 28, с 389.

32 Там же, с. 389 - 390.

33 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, с. 324.

стр. 14


за спекуляцию Вейнберга, бывшего негласным информатором Рицлера. Последний угрожал, что полагавшийся заключенному расстрел будет рассматриваться Германией как доказательство "тайного соглашения Советского правительства с левыми эсерами". Ленин отказался нарушить советские законы и предложил предать Вейнберга открытому суду (т. 5, с. 655). Он давал твердый отпор всякого рода угрозам и попыткам путем давления и шантажа добиться от Советского государства уступок. Обращаясь к европейским дипломатам и советуя им не забывать историю, он говорил: "Угроз мы видали достаточно... Мы видели угрозы пушками со стороны союзных держав, в руках которых находится почти весь мир. Угроз этих мы не испугались "34 .

Понимая, что советским дипломатам приходится иметь дело с буржуазными дельцами, весьма далекими от морали, и что каждую нашу оплошность они могут использовать в своих целях, Ленин предъявлял высокие требования к сотрудникам советской дипломатической службы. Он принимал личное участие в подборе кадров НКИД, начиная от народного комиссара и его заместителей и кончая заведующими отделами и советскими представителями за границей. Заботясь о партийности и чистоте кадров внешнеполитического аппарата, он требовал не допускать в него людей, которые хоть в чем-то могли оказаться не на высоте поставленных перед ними задач. Материалы биохроники свидетельствуют о ленинской требовательности при подборе людей, назначаемых на дипломатические посты. 8 июня 1921 г. он пишет письмо секретарю ЦК РКП (б) с предложением немедленно уволить "с советской службы меньшевика Р. Абрамовича, принятого на работу заведующим Бюро иностранной науки и техники в Берлине... без ведома ЦК" (т. 10, с. 529).

Обычно при приеме на работу дипломатических сотрудников, помимо обсуждения этих вопросов в партийных органах, Ленин советовался с Чичериным, Воровским, Красиным, другими советскими дипломатами, мнение которых он ценил (см., например, т. 10, с. 29). "Боровский - старый марксист и большевик; на знание людей им я вполне полагаюсь", - подчеркивал он35 . Ленин ценил в людях умение работать, распределять обязанности с максимальной пользой для дела. В условиях работы за границей это обстоятельство нередко имело решающее значение. Когда глава торгпредства РСФСР в Берлине Б. С. Стомоняков пожаловался на то, что он "раздавлен работой" и "не справляется со всем", Ленин ответил ему: "Так нельзя. Это ошибка. И ошибка может стать роковой. В большом деле нельзя работать, не умея сваливать на других все подсобное... Организуйте так, чтобы Вы только направляли и проверяли. Иначе провалитесь"36 .

Ленин настаивал на том, чтобы советские дипломаты учились вести дело "самостоятельно и быстро"37 , проявлять упорство и волю в достижении поставленной цели, разгадывать ходы представителей буржуазных стран, резко критиковал тех, кто был лишен этих качеств. Когда представитель РСФСР в Германии В. Л. Копп, которому было поручено договориться о концессиях с группой немецких промышленников, поставил выполнение этого задания под угрозу срыва, Ленин пишет Чичерину о том, что "Коппа, кажись, придется убрать как полпреда"38 .

От партийных работников Ленин требовал величайшей осторожности в освещении вопросов внешней политики в статьях, книгах, выступлениях. В биохронике впервые мы узнаем о письме Чичерина, адресованном Ленину (сентябрь 1919 г.), с протестом против политически вредных


34 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, с. 5.

35 В. И. Ленин. ПСС. Т. 52, с. 59.

36 "Ленинский сборник" XXXIX, с. 318.

37 Там же, с. 314.

38 Там же, с. 305.

стр. 15


публичных выступлений Г. Е. Зиновьева по вопросам внешней политики и просьбой указать на это Зиновьеву. И Ленин ее выполнил (т. 7, с. 525). Непосредственно с этим связан и вопрос об отношении Ленина к публикации советской печатью материалов по проблемам внешней политики. Он уделял большое внимание выработке ЦК и НКИД правил упорядочения и цензуры публикации подобных материалов (см. т. 8, с. 153). Если требования в этой области нарушались, Ленин призывал к суровому наказанию виновных (см., например, т. 9, с. 306). Когда московская газета "Вечерние известия" без разрешения Наркоминдела напечатала интервью члена Всеукраинского ревкома В. П. Затонского о советско-польских отношениях (26 января 1920 г.), Ленин потребовал "найти виновного в опубликовании интервью и наказать его, сообщить об исполнении и мерах предупреждения подобных нарушений" (т. 8, с. 253 - 254).

Говоря о дипломатической деятельности Ленина, нельзя обойти вопрос о том значении, которое он придавал сбору информации, необходимой для выработки правильных решений в области внешней политики. Он обращал внимание на то, чтобы информация из-за рубежа носила регулярный характер, была объективной. В условиях отсутствия дипломатических отношений Советской России со многими странами огромное значение придавалось сбору печатных материалов за границей, и Ленин не раз давал указания Чичерину и другим работникам Наркоминдела, не жалея средств, собирать все издающиеся на Западе брошюры, журналы, газеты, книги и немедленно присылать в Москву. Его интересовала не только оперативность информации, но и ее качество. Просмотрев однажды западную социалистическую литературу, присланную по его просьбе из Лондона Литвиновым, Ленин написал письмо Чичерину, в котором указал, что подбор литературы сделан крайне случайно и небрежно (т. 8, с. 193).

Не менее важным источником информации для Ленина служили беседы с представителями иностранных государств: корреспондентами газет и журналов, деятелями общественных и рабочих организаций. Например, беседуя 4 ноября 1918 г. с голландским левым социал-демократом С. Ю. Рутгерсом, вернувшимся через Японию и Сибирь из США, Ленин, как вспоминал Рутгерс, "обнаружил изумительное знакомство с положением дел в Соединенных Штатах и с тамошними деятелями, так что я даже не был в состоянии ответить на все его вопросы. Замечая, что я затрудняюсь ответить на тот или иной вопрос, он незаметно переходил к другому и сумел выудить из меня много конкретных сведений и фактов" (т. 6, с. 201). Боровский, который неоднократно наблюдал Ленина беседовавшим с видными представителями разных стран, отмечал, что своей тонкой и всесторонней культурой он превосходил своих собеседников. В частности, встречавшиеся с Лениным представители зарубежных стран неизменно отмечали превосходное знание им иностранных языков. Американский инженер Р. А. Кили писал в своем дневнике (осень 1919 г.), что Ленин говорил с ним "на очень хорошем английском языке" (т. 7, с. 533). Известно, что в тех случаях, когда необходимо было подготовить документ, адресованный иностранным рабочим, зарубежной общественности, или ответить на вопросы какой-либо из западных газет, Ленин писал его на языке этой страны (см., например, т. 7, с. 547).

Советские дипломаты, участвовавшие в беседах с Лениным, проходили огромную школу и всегда с благодарностью вспоминали об уроках, которые он им давал. Благодаря личным усилиям Владимира Ильича в Наркоминделе сложилась когорта опытных работников: Г. В. Чичерин, Л. Б. Красин, М. М. Литвинов, А. М. Коллонтай, Л. М. Карахан и другие. Это была "могучая кучка" советской дипломатии, дипломатии ленинской школы. В отношениях Ленина с ними истинная дружба, взаимная поддержка сочетались с высокой партийной принципиальностью.

стр. 16


Ленин всегда прислушивался к мнению Чичерина, советовался с ним по различным международным вопросам. Обычно перед тем как принять того или иного посетителя, приехавшего из-за рубежа, или дать интервью буржуазной газете, Владимир Ильич интересовался точкой зрения Чичерина. В биохронике содержится огромное количество подтверждающих это фактов (см., например, т. 9, с. 293; т. 10, с. 257). Испытывая глубокое уважение к Чичерину, ценя его ум, знания, научные способности, Ленин обращался к нему за советом и помощью и при работе над книгами и статьями, затрагивающими международные вопросы. Ознакомившись, например, с замечаниями Чичерина на рукопись книги "Детская болезнь "левизны" в коммунизме", он пишет ему записку с выражением благодарности (т. 8, с. 496). Работая рука об руку с наркомом иностранных дел, советуясь с ним, указывая ему на допускаемые им ошибки, Ленин постоянно проявлял заботу о Чичерине. Узнав в сентябре 1919 г. о тяжелом состоянии здоровья наркома, он немедленно пишет записку секретарю ЦК РКП(б) Е. Д. Стасовой, в которой предлагает направить Чичерину письмо с изложением постановления ЦК, предписывавшего ему обратиться к лучшему врачу, взять отпуск и полечиться в санатории (т. 7, с. 504). Зная о том, что в условиях тяжелейшего материального положения страны и нехватки продовольствия Чичерин часто страдал от недоедания, Ленин в мае 1921 г. направил управделами НКИД П. П. Горбунову распоряжение об обеспечении наркома продуктами (т. 10, с. 382).

Ленин следил и за материальной обеспеченностью аппарата НКИД, которому в те годы не хватало рабочих и жилых помещений, автомобилей, в том числе и для иностранных делегаций, и т. п. (см., например, т. 8, с. 87; т. 9, с. 47). Большую заботу проявлял Ленин о безопасности советских представительств за границей. Биохроника рассказывает о том, насколько серьезно и внимательно он отнесся к сообщениям о провокациях грузинского меньшевистского правительства по отношению к советским дипломатам (т. 9, с. 230, 294). В то же время Советское правительство делало все для того, чтобы обеспечить безопасность иностранных миссий на территории РСФСР. В частности, после событий 6 июля 1918 г. Ленин удовлетворил просьбу Чичерина и В. Д. Бонч- Бруевича поставить охрану из латышских стрелков к помещению германского посольства и обратился к ним с письменной просьбой принять соответствующие меры; подписал временное удостоверение членам германской миссии, разрешающее им носить оружие для самообороны (т. 5, с. 380, 608).

Материалы биохроники показывают, что внешняя политика и дипломатия как одна из важнейших сфер деятельности Коммунистической партии и Советского государства всегда находились в центре внимания Ленина. Разрабатывая главнейшие положения социалистической внешней политики, ее приемы и методы, средства их претворения в жизнь, он заложил основы международной политики, которая зиждется на научной базе марксизма. "Выдвинутые и научно обоснованные Лениным принципы пролетарского, социалистического интернационализма, мирного сосуществования реализуются во внешней политике Советского Союза"39 . Опираясь на эти принципы, СССР и другие страны социалистического содружества оказывают огромное воздействие на ход международного развития в интересах мира, разрядки и разоружения.


39 "О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Постановление ЦК КПСС от 13 декабря 1979 года". М. 1980, с. 11.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ-И-ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-В-И-ЛЕНИНА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. И. ПОПОВ, А. Ю. РУДНИЦКИЙ, ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В. И. ЛЕНИНА // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 18.02.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ-И-ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-В-И-ЛЕНИНА (дата обращения: 25.05.2018).

Автор(ы) публикации - В. И. ПОПОВ, А. Ю. РУДНИЦКИЙ:

В. И. ПОПОВ, А. Ю. РУДНИЦКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
70 просмотров рейтинг
18.02.2018 (96 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Б. С. ОРЛОВ. СДПГ: ИДЕЙНАЯ БОРЬБА ВОКРУГ ПРОГРАММНЫХ УСТАНОВОК. 1945-1975 гг.
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. М. Ф. ГОРНОВ, В. Г. ТКАЧЕНКО. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА: ОПЫТ НАРОДНЫХ КОАЛИЦИЙ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА
Каталог: История 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
В. П. МОШНЯГА. МОЛОДЕЖЬ В БОРЬБЕ ЗА МИР И СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС
Каталог: Социология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
С. П. КАРПОВ. ТРАПЕЗУНДСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В XIII - XV вв.
Каталог: История 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОРИОГРАФИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каталог: Культурология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
О ТРЕХ УЧАСТНИЦАХ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВОЕ ВРЕМЯ; ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ США В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЕРТИЗЫ ЦЕННОСТИ ДОКУМЕНТОВ И КОМПЛЕКТОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АРХИВОВ
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ДЕРЕВНЕ В ГОДЫ СТОЛЫПИНСКОЙ РЕФОРМЫ
Каталог: Экономика 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В. И. ЛЕНИНА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK