BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-70
Автор(ы) публикации: Н. С. РАЙСКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(ФЕВРАЛЬ - ИЮНЬ 1945 г.)

Польский вопрос был одним из острых в отношениях между участниками антигитлеровской коалиции. При его решении проявились глубокие разногласия между представителями двух противоположных социально-экономических систем. Сущность его сводилась к следующему: станет ли Польша после ее освобождения демократическим, миролюбивым и независимым государством, или же в ней будет восстановлен буржуазно- помещичий строй и она снова явится орудием в руках империалистических кругов, антисоветским форпостом в Центральной Европе?

С приближением разгрома фашистской Германии между участниками антигитлеровской коалиции все отчетливее определялись две диаметрально противоположные линии в решении вопроса о Польше. Советский Союз выступал в поддержку борьбы прогрессивных сил польского народа за национальное и социальное освобождение, за создание миролюбивого, демократического и суверенного государства, так как это содействовало бы укреплению дружественных отношений между двумя соседними странами и способствовало сохранению и укреплению мира в Европе в целом. В этом направлении СССР добился значительных успехов, которые в сочетании с развитием братских отношений польского и советского народов создали, как подчеркивал Первый секретарь ЦК ПОРП Э. Терек, "историческую возможность возрождения польского государства в справедливых и выгодных границах, прочные гарантии независимости и безопасности польского народа"1 . Правящие круги США и Великобритании были заинтересованы в восстановлении в Польше довоенных буржуазно- помещичьих порядков, стремясь к созданию под своей эгидой пояса враждебных СССР государств. Для этого они пытались добиться от Советского правительства восстановления дипломатических отношений с польским эмигрантским правительством (СССР в апреле 1943 г. порвал отношения с ним за его антисоветскую клеветническую кампанию).

Политика СССР на заключительном этапе войны в отношении стран Центральной и Юго- Восточной Европы, и в частности Польши, характеризовалась в ряде работ советских историков2 . Но позиции участников антигитлеровской коалиции по польскому вопросу рассмот-


1 Э. Терек. Избранные статьи и речи. М. 1975, стр. 123.

2 "История международных отношений и внешней политики СССР. 1917- 1967 гг.". Т. 2 (1941 -1945 гг.). М. 1967; В. Л. Исраэлян. Антигитлеровская коалиция. Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы второй мировой войны. 1941 - 1945 гг. М. 1964; "История дипломатии". Т. IV М. 1975; "История внешней политики СССР". Т. I (1917 - 1945 гг.). М. 1976, и др.

стр. 22


рены в них прежде всего в плане международных отношений в годы войны в целом. Некоторые аспекты борьбы советской дипломатии за справедливое и демократическое решение польского вопроса освещены в отдельных статьях3 . Большим количеством исследований по истории взаимоотношений стран - участниц антигитлеровской коалиции по вопросу о Польше4 располагает историография Польской Народной Республики. В ряде работ освещается большой вклад советской дипломатии в решение вопроса о западной границе Польши, подчеркивается значение позиции СССР как для Польши, так и для дела европейской безопасности5 . Однако деятельность трехсторонней комиссии по вопросу о польском правительстве, советские инициативы, направленные на предоставление возможности Польше участвовать в создании ООН, в репарационной комиссии, раскрыты еще недостаточно.

Между тем выход в свет ряда публикаций по истории внешней политики Советского Союза6 , советско-польских отношений7 , анализ ранее опубликованных и переизданных документов дают возможность более полно раскрыть борьбу советской дипломатии за справедливое и демократическое решение вопроса о Польше как в целом, так и за выполнение постановлений Ялтинской (Крымской) конференции в частности. Введение в научный оборот новых документов позволяет более глубоко осветить борьбу советской дипломатии в трехсторонней комиссии, выделить те моменты, которые затрудняли реализацию решения Крымской конференции по вопросу о реорганизации Временного польского правительства, раскрыть необоснованность интерпретации западными державами решений конференции. Новые документальные материалы позволяют дать более широкую картину борьбы СССР за предоставление Польскому народному государству права участвовать в создании Организации Объединенных Наций, раскрыть некоторые другие аспекты польского вопроса. Актуальность исследования данного вопроса обусловливается также тем, что за рубежом продолжают выходить работы, в которых искаженно трактуется позиция СССР в борьбе за его решение. Примером может служить опубликованная


3 Д. Г. Томашевский. Борьба СССР за признание Польского народного государства (июль 1944 - июль 1945 гг.). "Вопросы истории", 1965, N 8; Г. М. Славин. Борьба Советского Союза за демократическое решение польского вопроса в начале 1945 г. "Провал империалистических планов в отношении Польши в годы второй мировой войны". М. 1952; его же. Из истории установления границ народной Польши. "Новая и новейшая история", 1960, N 6; его же. Борьба СССР за выполнение Крымских решений. "Ученые записки" Института славяноведения АН СССР, 1961 т. XXII.

4 См. Wl. T. KowaIski. Walka dyplomatyczna o miejsce Polski w Europie (1939- 1945). Warszawa. 1972; ejusd. Walka dyplomatyczna o wykonanie ukiadow jaftanskich w sprawie Polski. "Wojskowy Przeglcjd Historyczny", Warszawa, 1964, N 2; "Wielka koalicja 1941 - 1945". T. II (1944 - 1945". Warszawa. 1976; St. Zabiello. O rzad i granice. Walka dyplomatyczna o sprawe polska w II wojnie swiatowej. Warszawa. 1970; Fr. Ryszka. "Sprawa polska" i sprawy poiakow. Szkice z lat 1944 - 1946. Warszawa. 1966; M. Turlejska. Spor o Polske. Warszawa. 1972; M. Podkowinski. Gdyby Polska rue byta uparta. Warszawa. 1976.

5 Wl. T. Kowalski. ZSRR a granica na Odrze i Nysie Luzyckiej 1941 -1945. Warszawa. 1965; ejusd. Dyplomacja ZSRR a problem bezpieczenstwa Europy (1941 -1945). "Z dziejow stosunkow polsko-radzieckich". T. 8. Warszawa. 1971; его же. Защита Советским Союзом национальных интересов польского народа на Потсдамской конференции. "Под знаменем боевой дружбы". М. 1977; его же. Борьба Советского правительства за установление границы по Одеру и Нисе Лужицкой. "Советско-польские отношения 1918 - 1945 гг.". М. 1974.

6 "Тегеран. Ялта. Потсдам". Сборник документов. М. 1971; "Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941 -1945 гг.". Т. IV. "Крымская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (4 - 11 февраля 1945 г.)". Сборник документов. М. 1979 (далее - "Крымская конференция").

7 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. VIII. М. 1974 (далее - "Документы и материалы"); "Советский Союз - Народная Польша. 1944 - 1974". Документы и материалы. М. 1974.

стр. 23


в 1976 г. книга о политике великих держав в польском вопросе в годы второй мировой войны8 . Тенденциозно подобранные авторами выдержки из опубликованных и архивных материалов представляют извращенную картину политики СССР в отношении Польши.

Политика СССР в отношении Польши отвечала коренным интересам польских трудящихся и была направлена на развитие дружественных отношений между двумя странами, что служило дальнейшему упрочению безопасности СССР, стабилизации и укреплению его западных границ и сохранению мира в Европе в целом. Справедливое демократическое решение польского вопроса составляло одну из задач советской внешней политики. Значительной вехой в выполнении этой задачи явилась Крымская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании, которая проходила с 4 по 11 февраля 1945 года. Поддерживая деятельность созданного 1 января 1945 г. Временного польского правительства, Советский Союз отстоял на конференции такое решение, согласно которому оно составило основу будущего правительства национального единства. Главы правительств трех союзных держав приняли декларацию, в которой говорилось, что действовавшее в Польше Временное правительство "должно быть реорганизовано на более широкой демократической базе с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы"9 . На конференции была образована комиссия в составе наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова и послов США и Великобритании в Москве А. Гарримана и А. К. Керра для проведения консультаций в "первую очередь" с членами Временного правительства и с другими польскими демократическими лидерами как из самой Польши, так и из-за границы, имея в виду реорганизацию его на указанных выше основах10 .

После окончания конференции Советское правительство пригласило в Москву представителей высшего органа власти в Польше - Крайовой Рады Народовой (КНР) и Временного правительства и проинформировало их о работе конференции. Члены польской делегации были готовы приступить к соответствующим консультациям, чтобы обеспечить выполнение ее решений. Однако США и Великобритания, как и на конференции, выступили за создание в Польше совершенно нового правительства, в котором бы доминирующую роль играли представители буржуазных партий. Об этом заявил У. Черчилль в парламентской речи после возвращения из Крыма. Он подчеркнул, что в Польше необходимо создать "новое правительство национального единства", совершенно не упомянув при этом о действовавшем в Варшаве Временном правительстве11 . По существу, британский премьер-министр публично провозгласил отход западных держав от принятых на конференции решений.

В то время когда СССР оказывал всестороннюю помощь органам народной власти в Польше в восстановлении разрушенного войной хозяйства12 , западные державы всячески стремились дискредитиро-


8 "The Great Powers and the Polish Question 1941 - 1945. A Documentary Study in Cold War Origins". L. 1976.

9 "Крымская конференция", стр. 279.

10 Там же.

11 W. S. Churchill. His Complete Speeches 1897 - 1963. Vol. VII. L. 1974, pp 7023 - 7024.

12 См.: Б. Кузак. Советская помощь Польше на заключительном этапе Великой Отечественной войны. "Вопросы истории", 1974, N 7, стр. 74 - 75; М. Вильк. Экономическая помощь СССР польскому народу на заключительном этапе войны (1944 - 1945 гг.). "Новая и новейшая история", 1968, N 2; E. Basinski, T. Walichnowski. Stosunki polsko-radzieckie. 1944 - 1974. Warszawa. 1974; T. Walichnowski. Znaczenie sojuszu polsko- radzieckiego w okresie walki o wladze ludow; j w Polsce (1944- 1947). "Z dziejow stosimkow polsko-radzieckich". T. 8.

стр. 24


вать ее, отрицали правомочность ее существования13 . В то время как в освобожденной Польше нарастала политическая активность масс и все новые слои населения выступали в поддержку Временного правительства, а за пределами страны среди польской эмиграции все чаще стали раздаваться голоса в поддержку решений Ялтинской конференции14 , представители США и Великобритании в трехсторонней комиссии, приступившей к работе 23 февраля 1945 г., пытались игнорировать Временное польское правительство и отрицали принцип, по которому консультации с ним должны были проводиться в первую очередь. Дело дошло до того, что Гарриман заявил в комиссии: возможно, "ни один из членов Временного правительства не попадет в состав польского правительства национального единства". Такая позиция, указывал И. В. Сталин в послании президенту США, не может не вызвать возмущения у Временного польского правительства и означает прямое нарушение решений Крымской конференции15 . Отказ представителей западных держав в комиссии считать Временное правительство за основу для будущего правительства национального единства был одним из главных препятствий в реализации решений Ялтинской конференции 16 .

Разногласия в комиссии возникли и по вопросу о количестве приглашаемых на консультации польских демократических деятелей. Представители западных держав настаивали на приглашении неограниченного числа польских деятелей как из самой Польши, так и из-за границы. Причем, по их мнению, каждый член комиссии мог называть "свои" кандидатуры. Молотов решительно возражал против этих требований, указывая, что таким правом наделена комиссия в целом, а не отдельные ее члены и что принятие такой процедуры создало бы перспективу бесконечных консультаций и затянуло решение вопроса. Советский представитель в комиссии настаивал на проведении консультаций в первую очередь с представителями Временного польского правительства, как было согласовано на конференции. Разногласия возникли также по вопросу о привлечении к консультациям польских деятелей независимо от их отношения к решениям конференции, хотя необходимость признания ими этих решений вытекала из самого смысла принятой главами правительств трех держав Декларации о Польше.

Еще до начала работы трехсторонней комиссии, 18 февраля, Форин офис предписало Керру отстаивать включение в новое правительство "достаточного числа представителей нелюблинской ориентации", чтобы это правительство внушало доверие "антилюблинским полякам" как внутри страны, так и за ее пределами"17 . Стремясь направить работу комиссии в нужном для Запада направлении, США и Великобритания предприняли демарш в Москве. Керр 19 марта 1945 г. представил в НКИД СССР ноту с предложениями относительно осуществления постановлений Ялтинской конференции о Польше. Этому предшествовала интенсивная переписка между Даунинг-стрит и Белым


13 W. T. KowaIski. Poland and the Western Powers 1945 - 1947. "Polish Western Affairs", Poznan, 1967, N 1.

14 В. Гура. Внутренние и внешние предпосылки образования народной власти в Польше. "Советское славяноведение", 1971, N 5; В. С. Парсаданова. Формирование Национального фронта в Польше (1944 - 1946 гг.). М. 1972; B. Drukier. Poczatki Polski Ludowej. Warszawa. 1966; N. Kolomejczyk, B. Syzdek. Polska w latach 1941 - 1949. Warszawa. 1968.

15 "Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.". Т. II. М. 1976, стр. 226 (далее - "Переписка Председателя Совета Министров СССР").

16 См. В. Л. Исраэлян. Указ. соч., стр. 516 - 517; Д. Г. Томашевский" Указ. соч., стр. 68 - 69.

17 "The Great Powers and the Polish Question 1941 - 1945", p. 251.

стр. 25


домом18 . Анализ содержащихся в ноте предложений свидетельствовал о том, что западные державы продолжали придерживаться той же позиции в отношении реорганизации Временного польского правительства, что и в ходе конференции. Отказываясь считать его достаточно представительным, английское правительство предлагало включить в состав нового правительства представителей трех групп польских деятелей: Временного правительства, поляков из Польши, не входящих в него, и поляков из-за рубежа. В английской ноте отвергалось положение о консультациях в первую очередь с представителями Временного правительства на том основании, что в английском тексте слова "в первую очередь" стоят перед словами "в Москве" и поэтому якобы означают место переговоров19 . Такое толкование решения конференции также явилось существенной помехой на пути решения этого вопроса. Важным условием, имеющим "первостепенное значение" для успешной работы комиссии, английское правительство считало участие в консультациях бывшего главы эмигрантского польского правительства С. Миколайчика. Заключительная часть ноты представляла собой очередную попытку западных держав оказать давление на СССР с целью заставить его "повлиять" на Временное правительство, чтобы последнее не предпринимало в Польше "никаких действий против каких-либо находящихся там лиц или иных мер", которые могли бы отразиться на атмосфере переговоров. Английское правительство требовало также предоставить возможность британским и американским наблюдателям посетить Польшу, что якобы было необходимо для их работы в комиссии20 .

Такую же позицию заняли Соединенные Штаты. Она была подчеркнута в письме Гарримана государственному секретарю США Э. Стеттиниусу 6 марта 1945 г. и в переписке американского президента и английского премьер-министра21 и подтверждала стремление западных держав занять в комиссии доминирующую позицию.

22 марта в ответ на английскую ноту правительство СССР вручило послам Великобритании и США в Москве памятные записки, в которых изложило свою позицию в отношении целей и задач трехсторонней комиссии. Обращая внимание английского правительства на принятое в Ялте главами правительств трех держав решение, советская нота подчеркивала, что "новое реорганизованное польское правительство ...должно быть образовано на базе теперешнего Временного правительства, действующего в Варшаве. Иное толкование решений Крымской конференции явилось бы нарушением этих решений"22 . Принятое на ней решение, констатировалось в документе, свидетельствовало о признании правительствами Англии и США факта, что "только Временное польское правительство, осуществляющее государственную власть на всей территории Польши и приобретшее большой авторитет среди польского народа, с привлечением новых демократических сил из Польши и из-за границы, может стать правительством, опирающимся на более широкую базу". Исходя из этого, подчеркивалось в ноте, "рассматривать Временное польское правительство в Варшаве всего лишь как одну из трех групп демократических поляков... было бы


18 См. W. A. Harriman and E. Abel. Special Envoy to Stalin and Churchill. 1941 - 1946. N. Y. 1974, p. 429; F. Loewenheim, H. Langley, M. Jones. Roosevelt and Chrurchill. Their Secret Wartime Correspondence. L. 1975; "Sprawa Polska w czasie drugiej wojny swiatowej na arenie miedzynarodowep. Zbior dokumentow. Warszawa. 1965, s. 697 - 698, 701 - 703, 706 - 708 (далее - "Sprawa Polska...").

19 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 385.

20 Там же, стр. 386.

21 См. "Foreign Relation of the United States. The Conferences at Malta and Yalta" (далее -FRUS). Washington. 1955, p. 989; "Sprawa Polska...", s. 697 - 699, 701 - 702.

22 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 388.

стр. 26


совершенно неправильно. Это означало бы нарушение решений Крымской конференции по польскому вопросу, с чем Советское правительство ни в коей мере не может согласиться". Консультация в первую очередь с представителями Временного польского правительства, указывалось в ноте, вытекает из самого смысла решения конференции, так как "конечной целью консультаций является преобразование нынешнего Польского временного правительства в правительство национального единства"23 . Что касается допуска американских и британских наблюдателей в Польшу, то Советское правительство считало, что этот вопрос находится в компетенции Временного польского правительства.

В советской ноте был намечен реальный путь решения вопроса о реорганизации Временного правительства. В ней указывалось, что комиссия должна исходить из решений Крымской конференции, и в первую очередь из того, что: а) Временное польское правительство является базой для правительства национального единства; б) для консультаций должны быть вызваны прежде всего представители Временного правительства; в) комиссия должна также вызвать на консультации тех демократических деятелей из Польши и из-за границы, в отношении которых уже имеется согласие со стороны всех трех членов комиссии; г) после этого комиссия должна решить вопрос о вызове других польских демократических деятелей, консультация с которыми будет признана комиссией желательной в интересах выполнения решений Крымской конференции24 .

Однако эти конструктивные предложения не встретили должного понимания со стороны западных держав. В послании Сталину Черчилль 31 марта уклонился от прямого ответа на советские предложения, отметив вместе с тем, что США и Великобритания в московских переговорах не считали нужным строго придерживаться "духа и в некоторых вопросах даже буквы ялтинского соглашения", ибо не предполагали, что комиссия "не сможет выполнить свою работу быстро и легко на основе взаимных уступок". Черчилль предлагал вызывать видных польских деятелей "не обязательно для участия в правительстве, а лишь для непринужденных и искренних консультаций" и настаивал на приглашении в Москву Миколайчика25 .

1 апреля Сталин получил послание американского президента, в котором Рузвельт в отличие от Черчилля не возражал против вызова для консультаций в первую очередь представителей Временного польского правительства, если в комиссии придут к такому соглашению. Наряду с этим он, как и Черчилль, рассматривал Временное польское правительство как одну из трех групп польских деятелей, из которых следовало создать новое правительство, хотя и признавал, что члены Временного правительства должны играть в нем видную роль. Однако и Рузвельт и Черчилль отказывались рассматривать действовавшее в Варшаве Временное правительство в качестве базы для правительства национального единства. Более того, Рузвельт считал любое решение, "которое привело бы к несколько замаскированному продолжению нынешнего варшавского режима", неприемлемым для США и настаивал, чтобы с представителями Временного правительства "до прибытия других польских деятелей" не было заключено каких-либо соглашений26 . На первый взгляд США шли на уступку, не возражая против приглашения в Москву в первую очередь представителей Временного правительства, но сделанные президентом оговорки отнюдь не свиде-


23 Там же, стр. 388 - 389.

24 Там же, стр. 390.

25 "Переписка Председателя Совета Министров СССР". Т. I. М. 1976, стр. 366.

26 Там же. Т. II, стр. 216 - 217.

стр. 27


тельствовали о его намерении последовательно соблюдать решения конференции.

7 апреля 1945 г. глава Советского правительства в послании американскому президенту писал, что с подобной позицией западных держав по вопросу о реорганизации Временного польского правительства нельзя согласиться, поскольку она означала прямое нарушение решений Крымской конференции27 . В послании была снова четко и ясно сформулирована позиция СССР относительно выполнения этих решений, раскрывались роль и значение Временного польского правительства в установлении дружественных отношений между СССР и Польшей. Считая, что "реконструкция Временного польского правительства означает не его ликвидацию, а именно его реконструкцию путем его расширения", Советское правительство настаивало на необходимости приглашения на консультации в первую очередь представителей этого правительства. Что касается вопроса о количестве вызываемых на консультации польских деятелей, Советское правительство считало необходимым "вернуться к наметкам Крымской конференции и ограничиться вызовом восьми польских деятелей, из коих пять должно быть вызвано из Польши и три из Лондона"28 .

Для выхода из создавшегося в работе комиссии тупика Советское правительство предлагало предпринять ряд практических шагов. Комиссия прежде всего должна установить, что "ядром будущего Польского правительства национального единства должно быть Временное польское правительство". Согласовав вопрос о количестве приглашаемых на консультации польских деятелей, комиссия должна установить, что "при всех условиях должна быть проведена консультация с представителями Временного польского правительства, причем эта консультация с ними должна быть проведена в первую очередь, так как Временное правительство представляет собой наибольшую силу в Польше". В соответствии с принятыми на Крымской конференции решениями, говорилось в послании Сталина Рузвельту, необходимо "вызывать на консультацию из Польши и из Лондона только таких деятелей, которые признают решения Крымской конференции о Польше". В качестве одного из вариантов реорганизации Временного правительства предлагалось произвести замену части его министров новыми из числа польских деятелей, не являющихся его членами29 . Количественное соотношение старых и новых министров в правительстве национального единства предлагалось установить такое же, как и во вновь созданном правительстве Югославии, в котором из 27 его членов 5 ранее не входили в состав народного правительства (так называемая "югославская параллель").

Об этих же путях преодоления тупика в работе комиссии шла речь в послании Сталина Черчиллю. Кроме того, в нем отвергалось необоснованное и ультимативное требование британского правительства вызвать в Москву для проведения консультаций Миколайчика, который не признавал решения Крымской конференции о Польше. Лишь 22 апреля последний опубликовал заявление, в котором выражал согласие с ее решением о советско- польской границе.

Аргументы и доводы в защиту прав Временного польского правительства, изложенные в посланиях Сталина главам правительств США и Великобритании, не нашли, однако, положительного резонанса ни в Лондоне, ни в Вашингтоне. Более того, Черчилль в переписке с американским президентом настаивал на совместном демарше в Москве с целью добиться не только принятия англо-американского толкования ялтинских решений, но и выступить против социально-экономических


27 Там же, стр. 226.

28 Там же, стр. 227

29 Там же, стр. 228.

стр. 28


преобразований в Польше. В послании Рузвельту он предлагал оказать давление на СССР, чтобы помешать осуществлению Временным польским правительством "дальнейших мероприятий законодательного и административного характера, имеющих принципиальное значение и затрагивающих социальное, конституционное, экономическое или политическое положение в Польше"30 . Однако президент, заверив английского премьер-министра, что в отношении Польши их цели полностью совпадают, а расхождения есть лишь в вопросах тактики, предостерег Черчилля от подобного шага, дабы не выглядеть в глазах всего мира противниками социальных реформ31 .

Однако то, чего не мог добиться Черчилль относительно совместного демарша в Москве, ему удалось добиться от преемника Рузвельта на посту президента Г. Трумэна. 18 апреля Советское правительство получило совместное послание Черчилля и Трумэна с "новыми предложениями о создании правительства национального единства в Польше". Однако послание не заключало в себе ничего нового: главы правительств США и Великобритании ссылались в нем на послания от 1 апреля, где, по их мнению, излагались "более глубокие соображения", которых они имели в виду придерживаться32 . В совместном послании, рассматривая польское правительство, действовавшее в Варшаве, по-прежнему как одну из групп польских деятелей, Черчилль и Трумэн утверждали, что это правительство якобы не игнорировалось ими во время переговоров в трехсторонней комиссии. "Ни наше намерение, ни наша позиция никогда не были таковыми, - говорилось в послании. -...Наши послы в Москве безоговорочно согласились с тем, что три лидера Польского правительства в Варшаве должны быть включены в список поляков, которые будут приглашены в Москву для совещания с Польской комиссией. Мы никогда не отрицали, что среди трех групп, из которых должно быть сформировано новое Временное Правительство Национального Единства, представители теперешнего Варшавского Правительства будут неоспоримо играть видную роль"33 .

Это заявление, сделанное через два месяца после начала работы комиссии, являлось очередной уловкой и не свидетельствовало о признании западными державами Временного правительства в качестве базы для создания правительства национального единства. Английский историк Л. Вудвард приводит высказывание Керра летом 1945 г. о том, что союзники отвергали принцип, по которому действовавшее в Варшаве правительство являлось бы "базисом", "фундаментом" нового правительства, и, в частности, отвергали "югославскую параллель". "Мы, - подчеркивал посол, - делали это главным образом потому, что боялись, что принятие такого термина, как "базис", будет использовано русскими" и, следовательно, не позволит Западу добиться желаемых для него результатов34 . Это высказывание подтверждает стремление США и Англии обойти решения Ялтинской конференции и навязать польскому народу угодное Западу правительство.

Западные державы в совместном послании глав правительств 18 апреля пытались возложить на СССР ответственность за срыв решения вопроса о польском правительстве, обвиняя его в том, что он якобы возвращается "к первоначальной позиции, занятой советской делегацией в Крыму, которая впоследствии была видоизменена в соглашении". И хотя главы правительств США и Великобритании были согласны на вызов в Москву представителей Временного польского


30 W. S. Churchill. The Second World War. Vol. VI. L. 1955, pp. 371 - 372.

31 См. В. Л. Исраэлян. Указ. соч., стр. 21.

32 "Переписка Председателя Совета Министров СССР". Т. I, стр. 386.

33 Там же, стр. 384.

34 L. Wоdward. British Foreign Policy in the Second World War. Vol. III. L. 1971, p. 523.

стр. 29


правительства, указав их первыми, тем не менее они были против какой-либо формулы определения состава правительства национального единства, в частности против "югославской параллели"35 . В послании предлагалось пригласить в Москву Б. Берута - члена ППР, председателя КРН, Э. Осубку-Моравского - премьер-министра Временного правительства, М. Роля-Жимерского - министра национальной обороны в нем, а также епископа А. С. Сапегу и одного из следующих польских деятелей: социалиста З. Жулавского, члена Крестьянской партии В. Витоса, члена Стронництва працы Ю. Хацинского, деятеля Стронництва народового С. Ясюкевича - члена делегатуры польского эмигрантского правительства. Из Лондона предлагалось вызвать Миколайчика, С. Грабского - беспартийного, председателя Рады народовой (совещательного органа при эмигрантском правительстве) и социалиста Я. Станьчика36 .

В ответном послании на совместный демарш Сталин писал 24 апреля Черчиллю о том, что Советское правительство категорически возражает против создания необычных в международных отношениях условий, когда правительства США и Англии "заранее сговариваются по вопросу о Польше, где СССР прежде всего заинтересован, и ставят представителей СССР в невыносимое положение, пытаясь диктовать ему свои требования... Должен констатировать, - указывал глава Советского правительства, - что подобная обстановка не может благоприятствовать согласованному решению вопроса о Польше"37 . Сталин предлагал югославский пример как более целесообразный образец для Польши, так как в качестве базы брался орган, осуществлявший в стране реальную государственную власть. "Вполне понятно, - подчеркивал в следующем послании Сталин, - что без того, чтобы действующее ныне в Польше Временное правительство, опирающееся на поддержку и доверие большинства польского народа, было принято за основу будущего правительства национального единства, нет возможности рассчитывать на успешное решение задачи, поставленной перед нами Крымской конференцией". Советский Союз настаивал также на том, чтобы к консультациям были привлечены те из польских деятелей, "кто на деле доказал свое дружественное отношение к Советскому Союзу, кто честно и искренне готов сотрудничать с Советским государством"38 .

Ответственность за срыв переговоров по вопросу о реорганизации Временного правительства Польши Советское правительство возлагало в первую очередь на английские правящие круги, хотя позиция западных союзников, выступавших совместно, мало чем отличалась одна от другой. Это подчеркивал и Черчилль, когда писал Сталину 28 апреля о том, что относительно Польши Великобритания и США "достигли определенной линии действия". "Я не думаю, - подчеркивал английский премьер-министр, - чтобы имелся хотя бы незначительный шанс на какое-либо изменение в позициях наших двух держав"39 .

Об их совместных выступлениях, направленных против политики СССР в отношении Польского народного государства, явно свидетельствует политический демарш 18 апреля по поводу предстоящего подписания советско-польского Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве40 . Этот договор, заключенный 21 апреля 1945 г., укреплял внутренние и международные позиции Временного польского правительства именно в то время, когда англо-


35 "Переписка Председателя Совета Министров СССР". Т. I, стр. 385 - 386.

36 Там же.

37 Там же, стр. 391.

38 Там же, стр. 410 - 411.

39 Там же, стр. 405 - 406.

40 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 413.

стр. 30


американская сторона предпринимала усилия для ревизии решений Крымской конференции41 . Заключение советско-польского договора свидетельствовало о последовательности линии СССР на соблюдение решений Ялтинской конференции и подчеркивало тот факт, что Временное польское правительство является выразителем коренных интересов польского народа. Поэтому демарши правящих кругов США и Великобритании, направленные против советско-польского договора, были решительно отвергнуты Советским правительством.

Работа трехсторонней комиссии по созданию польского правительства национального единства, продолжавшаяся более двух месяцев, зашла в тупик по вине западных держав. Правительство СССР, учитывая бесполезность дальнейшей дискуссии, направило 4 мая английскому и 10 мая американскому правительствам послания, которые, по существу, завершили переписку глав правительств трех держав по данному вопросу. Советское правительство указало на то, что произвольное толкование со стороны США и Великобритании решений Крымской конференции не может способствовать успешной работе комиссии, и заявило, что "подобная позиция исключает возможность согласованного решения по польскому вопросу"42 .

Наряду с борьбой за создание в Польше правительства национального единства СССР предпринимал усилия по укреплению международного авторитета Польского народного государства. Большое значение в этом плане приобретал вопрос о представительстве Временного польского правительства на открывавшейся 25 апреля 1945 г. международной конференции в Сан-Франциско. 5 марта правительство США направило большому числу государств приглашения принять участие в ней. Временному польскому правительству приглашение не было послано, что вызвало протест со стороны СССР. Вопрос этот стал предметом дискуссии между СССР и его западными союзниками, в первую очередь США. Начало ей было положено 26 февраля 1945 г., когда в меморандуме США Правительству СССР было предложено опубликовать совместное коммюнике, в котором выражалась бы надежда на успешное решение вопроса о создании в Польше правительства национального единства. США предлагали послать правительству Польши приглашение на международную конференцию лишь после реорганизации Временного правительства43 . По существу, западные державы закрывали таким путем доступ народному правительству на этот важный форум, что было несправедливо по отношению к польскому народу, внесшему свой вклад в дело разгрома гитлеровской Германии. Кроме того, союзники надеялись приобрести дополнительный фактор давления на СССР, полагая, что с приближением даты открытия конференции Советское правительство пойдет на уступки в отношении реорганизации Временного польского правительства. Этот фактор и был в действительности использован представителями союзников в трехсторонней комиссии, когда одновременно с меморандумом от 26 февраля они практически перечеркнули наметившийся в работе комиссии прогресс в вопросе об очередности консультаций. На это обстоятельство было указано в памятной записке Правительства СССР послу Великобритании 22 марта 1945 года44 .

В ответ на меморандум США Советское правительство 28 февраля предложило американскому правительству всесторонне обсудить вопрос о приглашении представителей Польши на конференцию, однако


41 В. С. Парсаданова. Советско-польский договор о дружбе от 21 апреля 1945 г. в оценке советской и польской общественности. "Советское славяноведение", 1975, N 2.

42 "Переписка Председателя Совета Министров СССР". Т. I, стр. 412; т. LII, стр. 248.

43 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 378.

44 Там же, стр. 389.

стр. 31


это предложение осталось без ответа. 9 марта Советское правительство вновь обратилось к правительствам западных держав с памятной запиской, в которой выражало согласие с тем, что в случае успешной реорганизации Временного правительства до начала конференции приглашение было бы послано новому правительству45 . Наряду с этим СССР настаивал на приглашении на конференцию представителей Временного правительства, если даже его реорганизация не будет завершена, так как это правительство осуществляет власть в стране на всей ее территории и пользуется поддержкой большинства польского народа46 . Правительство СССР заявляло, что отсутствие представителей Польши на таком важном международном форуме невозможно будет объяснить широкой мировой общественности, и указывало на необходимость ускорить обсуждение вопроса о реорганизации Временного польского правительства. Советское правительство указывало на необоснованность отказа правительства США пригласить представителей Временного польского правительства на том основании, что США не имеют с ним дипломатических отношений. В документе подчеркивалось, что Советский Союз не имел их с некоторыми странами, но последние тем не менее были приглашены на конференцию47 . Однако доводы Правительства СССР в защиту прав представителей Временного польского правительства были оставлены без ответа. Не содержало прямого ответа на советские предложения и специальное выступление Стеттиниуса 15 марта 1945 г. об участии представителей Польши на конференции в Сан-Франциско. Государственный секретарь США заявил, что Польша будет представлена на ней только в том случае, если реорганизация ее правительства закончится до конференции48 .

22 марта Советское правительство вновь обратилось к правительству США с памятной запиской, в которой настаивало на срочном ответе на его предложения49 . В это же время было опубликовано Заявление Временного правительства Польской республики в связи с отказом западных держав пригласить его представителей на конференцию в Сан- Франциско. Отмечая важность и необходимость участия в ней представителей Польши, заявление подчеркивало вклад польского народа в борьбу против гитлеровской Германии. "Польша, - говорилось в заявлении, - жизненно заинтересована в создании международной организации, обеспечивающей поддержание мира... Проведение конференции в Сан-Франциско без участия Польши было бы несправедливой, ничем не оправданной обидой для польского народа, который стремится полностью обеспечить свою независимость и считает своей благородной миссией стать на страже мира". Временное правительство указывало на то, что незавершенность работы трехсторонней комиссии "не может служить препятствием для приглашения Временного правительства Польши в Сан-Франциско", тем более, что оно "сплотило вокруг себя большинство польского народа,., мобилизовало польскую армию,.. восстанавливает сельское хозяйство, промышленность и торговлю, обеспечивает порядок и господство закона на территории Польши"50 .

Накануне открытия конференции в Сан-Франциско было опубликовано 17 апреля сообщение ТАСС по вопросу о приглашении представителей Временного правительства Польши. Правительство СССР настаивало на "необходимости обязательного участия в конференции


45 Там же, стр. 378.

46 Там же, стр. 377 - 378.

47 Там же, стр. 378.

48 Там же, стр. 387.

49 Там же.

50 Там же, стр. 391.

стр. 32


представителей Польши в лице Временного польского правительства"51 . Будучи в Вашингтоне проездом в Сан-Франциско, Молотов имел беседу с президентом США, которому изложил позицию СССР по проблемам образования правительства национального единства и участия представителей Временного правительства Польши на конференции. Однако Трумэн уклонился от рассмотрения вопроса о приглашении польских представителей на конференцию и свел беседу к обсуждению проблемы создания в Польше правительства.

По прибытии в Сан-Франциско глава советской делегации 26 апреля подчеркнул на пресс- конференции важность решения вопроса о польском правительстве, заявив, что Советский Союз сделает все возможное для того, чтобы достигнуть урегулирования данной проблемы на основе решения Крымской конференции и консультаций с поляками52 . 30 апреля после открытия конференции на очередной пресс- конференции Молотов, отмечая заслуги польского народа в борьбе против общего врага, заявил, что "правительство освобожденной Польши, желающее дружбы со всеми Объединенными Нациями, есть демократическое правительство. Авторитет этого правительства в Польше растет с каждым днем", и поэтому Польское государство заслужило право быть членом создаваемой международной организации53 . В связи с этим, указывал глава советской делегации на пленарном заседании конференции 30 апреля, "не пригласить представителей польского Временного правительства - это значит идти по такому пути, который может плохо отразиться на авторитете настоящей конференции". Поэтому советская делегация настаивала на предоставлении места для представителей Польского государства54 .

Инициативы Советского Союза, направленные на то, чтобы добиться включения Польши в состав государств - учредителей ООН, наталкивались на упорное сопротивление со стороны западных держав, в первую очередь США. В послании от 5 мая Трумэн писал Сталину, что "совершенно неприемлемо для правительства Соединенных Штатов", чтобы представители Временного правительства были приглашены в Сан-Франциско "с оговорками или без каких-либо оговорок", так как "для Соединенных Штатов согласие на такое приглашение означало бы признание настоящего варшавского Временного правительства как представительного правительства Польши"55 . Несмотря на создаваемые правящими кругами Лондона и Вашингтона трудности, советской дипломатии удалось все же добиться определенных успехов в борьбе за признание Польского народного государства на международной арене. При подписании Устава ООН по инициативе СССР в тексте было оставлено место для подписи представителя правительства Польши. Наряду с этим дискуссия по вопросу о Польше как накануне конференции в Сан-Франциско, так и во время конференции свидетельствовала о проявлении "открытого противостояния западного блока во главе с США политике Советского Союза"56 .

В рассматриваемое время перед участниками антигитлеровской коалиции наряду с другими важными международными проблемами вставал также вопрос о репарациях. На Крымской конференции было принято решение о создании специальной комиссии, в которую должны были войти представители союзных держав и которая должна была


51 "Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны". Т. III. 1945 год. М. 1947, стр. 188 - 189.

52 Там же, стр. 218 - 219.

53 Там же, стр. 236 - 237.

54 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 433 - 434.

55 "Переписка Председателя Совета Министров СССР". Т. II, стр. 245.

56 См. Ю. Л. Кузнец. От Пёрл-Харбора до Потсдама. Очерк внешней политики США. М. 1970, стр. 268.

стр. 33


работать в Москве. Советский Союз обратился к западным державам с просьбой назначить своих представителей в репарационную комиссию. Важное значение Советское правительство придавало участию в ней представителей государств, народы которых особенно жестоко пострадали от фашистской оккупации и которые внесли крупный вклад в дело разгрома общего врага. Такими странами были прежде всего Польша и Югославия. 2 мая 1945 г. Советское правительство обратилось к временному поверенному в делах Великобритании в СССР Ф. Робертсу с нотой, в которой указывало на необходимость включить в состав репарационной комиссии представителей этих двух государств. В ноте подчеркивалось, что они относятся к числу стран, "которые в соответствии с решениями Крымской конференции имеют право на получение репараций в первую очередь"57 . Однако это предложение не было принято из-за обструкционистской политики западных держав, и представители Польши и Югославии не были включены в состав репарационной комиссии.

Для обсуждения многих сложных внешнеполитических вопросов, связанных с послевоенным устройством в Европе и завершением второй мировой войны, в Москву был направлен специальный представитель президента США Г. Гопкинс. Одним из первых вопросов, к обсуждению которых он приступил, прибыв в Москву 25 мая, был польский, - как наиболее острый в советско-американских отношениях. Этот вопрос, по мнению Гопкинса, существенно изменил соотношение сил в правительственных сферах США в ущерб рузвельтовцам и в пользу сторонников жесткого курса в отношении СССР. Гопкинс считал, что если не произойдет сдвига в решении этого вопроса, то "рухнет вся система американо-советских отношений, созданная во время войны"58 . Стремясь свести к минимуму существующие разногласия, он вместе с тем пытался выполнить инструкцию Трумэна, сделав ультимативное заявление: "Обоюдное согласие по польскому вопросу будет хорошо служить интересам России. Если же Россия навяжет свое решение, то это сохранит все имеющиеся разногласия, а в дальнейшем создаст угрожающую ситуацию"59 . Трумэн, посылая Гопкинса в Москву, одним из условий для ведения переговоров считал выяснение в первую очередь некоторых вопросов, которые касались внутренних проблем Польши или непосредственно советско- польских отношений60 .

Что касается вопроса о реорганизации Временного польского правительства, то Советский Союз в переговорах со специальным представителем американского президента оставался на неизменной позиции, изложенной в трехсторонней комиссии и в переписке глав правительств трех великих держав. Не допуская каких-либо отступлений от решений Крымской конференции о Польше, глава Советского правительства во время встреч с Гопкинсом указывал, что "польский вопрос может быть разрешен в порядке согласованности между союзниками лишь при соблюдении следующих элементарных условий:

а) если при реконструкции польского Временного правительства последнее будет признано как основное ядро будущего польского правительства национального единства, по аналогии с тем, как это имело место в Югославии, где Национальный комитет освобождения был признан основным ядром объединенного югославского правительства;

б) если в результате реконструкции будет создано в Польше такое правительство, которое будет проводить политику дружбы с Советским


57 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 434 - 435.

58 FRUS. The Conference at Berlin, 1945. Vol. 1. Washington. 1960, p. 27.

59 H. Feis. Between War and Peace. The Potsdam Conference. Princeton. 1965, p. 163.

60 L. Woodward. Op. cit., p. 545; Ch. Wilmot. The Struggle for Europe. L. 1952, p. 707.

стр. 34


Союзом, а не политику "санитарного кордона" против Советского Союза; в) если вопрос о реконструкции польского Временного правительства будет решен вместе с поляками, связанными в настоящее время с польским народом, а не без них"61 .

Придавая большое значение польскому вопросу как некоему символу способности СССР и США сотрудничать в дальнейшем, Гопкинс надеялся достичь более выгодных для Соединенных Штатов условий. Этому способствовало бы, по его мнению, ускорение проведения в Польше "свободных выборов"62 . Советское правительство, со своей стороны, отстаивая тезис о том, что вопрос о выборах находится в компетенции польского правительства, придерживалось последовательной позиции в отношении реорганизации Временного польского правительства. Поэтому, когда Г. Гопкинс заявил, что США согласны рассматривать Временное правительство Польши в качестве базы для будущего правительства национального единства, Советское правительство приветствовало этот шаг. 31 мая договоренность по вопросу о реорганизации польского правительства была достигнута. Соглашение отвечало духу и букве принятых в Ялте решений и предусматривало включение в правительство независимых польских демократических деятелей, проведение в Польше свободных выборов при соблюдении демократических прав и свобод человека, невмешательства во внутренние дела. В соглашении был соблюден принцип, по которому в правительство национального единства включались лишь те польские деятели, которые признавали решения Крымской конференции, а также преимущественные позиции действовавшего в Варшаве Временного правительства. В целом миссия Гопкинса в Москву свидетельствовала о том, что если правительство США проявляло реальный и трезвый подход к советско-американским отношениям, стремясь при этом к соглашению с СССР, успех переговоров по довольно сложным вопросам был обеспечен63 .

Договоренность, достигнутая между Советским правительством и специальным представителем президента США, открыла благоприятные возможности для реализации решений Крымской конференции о Польше и содействовала консолидации народного государства, упрочению его позиций на международной арене. Эта договоренность позволила успешно завершить работу трехсторонней комиссии и вслед за тем сформировать польское Временное правительство национального единства. От имени комиссии советский посол в Польше В. З. Лебедев передал приглашение польскому правительству прислать своих представителей в Москву для участия в консультациях. Временное правительство направило делегацию, в состав которой входили президент Б. Берут, премьер-министр Э. Осубка-Моравский и несколько министров. В Москву были также приглашены другие демократические деятели из Польши: В. Витос (вместо него прибыл В. Керник), З. Жулавский - деятель социалистической партии, С. Кутшеба - историк, А. Кржыжановский - экономист, Г. Колодзейский - историк. Были приглашены и деятели из-за границы: С. Миколайчик, Я. Станьчик, Ю. Жарковский (вместо него приехал А. Колодзей - профсоюзный деятель).

По прибытии в Москву представители различных польских демократических групп провели ряд встреч, на которых была создана так называемая польская комиссия из трех представителей для рассмотрения предложений отдельных политических групп. 17 - 22 июня 1945 г. эта комиссия выработала текст заявления по вопросу о реорганизации Временного польского правительства и представила его англо-советско-американской комиссии. В заявлении выражалось единодушное


61 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 442 - 443.

62 Ю. Л. Кузнец. Указ. соч., стр. 286.

63 В. Л. Исраэлян. Указ. соч., стр. 580.

стр. 35


мнение о приглашении в состав президиума Крайовой Рады Народовой В. Витоса и С. Грабского, введении в состав правительства национального единства В. Керника, Ч. Выцеха-деятеля крестьянского движения, С. Миколайчика, Я. Станьчика и М. Тугутта - деятеля крестьянского движения. Одновременно было принято решение привлечь к участию в государственной работе ряд других польских демократических деятелей64 .

28 июня 1945 г., согласно ст. 45 польской конституции 1921 г., Временное правительство национального единства было сформировано. 29 июня Председатель Совета министров Польши Э. Осубка-Моравский информировал Председателя СНК СССР о создании Временного правительства национального единства. Советское правительство, учитывая, что реконструкция Временного польского правительства не вносила существенных изменений в политическую и правовую структуру нового правительства, и считая, что признание де-юре Временного правительства Польши в январе 1945 г. переносилось и на правительство национального единства, не выступило со специальным актом признания нового правительства. 29 июня 1945 г. оно было признано Французской республикой, 5 июля - США и Великобританией, 6 июля - Норвегией, 7 июля - Канадой, Италией, Швецией и Швейцарией65 .

Сформирование правительства национального единства, в котором из 21 поста 14 принадлежали представителям Временного правительства, явилось большой победой строителей новой Польши, достигнутой при дружественной и всесторонней поддержке Советского Союза, советской дипломатии в упорной борьбе против совместных усилий западных держав навязать польскому народу чуждое ему правительство. Включение в состав правительства представителей лондонской эмиграции и их единомышленников из Польши создавало, конечно, определенные трудности для польского рабочего класса. Однако позитивные стороны сформирования правительства национального единства были более значительными66 . Оно привело к окончательной ликвидации бывшего эмигрантского правительства, и польскому послу в Лондоне Э. Рачинскому, как он сам писал, после признания западными державами польского правительства национального единства ничего не оставалось, как сложить свои полномочия67 .

Твердая и последовательная позиция Советского Союза в решении вопроса о Польше на заключительном этапе войны не позволила осуществиться планам империалистических держав по воссозданию на западной советской границе "санитарного кордона". И хотя не все аспекты польского вопроса были полностью решены, поддержка Советского Союза создала в Польше благоприятные условия для построения социалистического общества.

Союз со Страной Советов, подчеркивал Первый секретарь ЦК ПОРП Э. Терек, принес Польше освобождение, "предоставил ей возможность вернуться на исконные польские земли, расположенные вдоль Одры, Нисы Лужицкой и Балтийского моря", создал прочные, нерушимые гарантии независимости и безопасности68 . Возрожденная и независимая Польша, являясь неотъемлемой составной частью социалистического содружества, сегодня, в год своего 35-летия, представляет собой индустриально развитое социалистическое государство, независимое и суверенное, сильное единством освобожденного народа, пользующееся заслуженным авторитетом на международной арене.


64 В. Гура. Указ. соч., стр. 22.

65 "Документы и материалы". Т. VIII, стр. 462.

66 См. В. С. Парсаданова. Формирование национального фронта в Польше (3944 - 1946 гг.), стр. 132 - 133.

67 E. Raczynski. In Allied London. L. 1970, p. 365.

68 Э. Терек. Новый этап революционного процесса. "Правда", 30.X. 1977.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/БОРЬБА-СССР-ЗА-ВЫПОЛНЕНИЕ-РЕШЕНИЙ-КРЫМСКОЙ-КОНФЕРЕНЦИИ-1945-г-О-ПОЛЬШЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. С. РАЙСКИЙ, БОРЬБА СССР ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ КРЫМСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1945 г. О ПОЛЬШЕ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 10.02.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/БОРЬБА-СССР-ЗА-ВЫПОЛНЕНИЕ-РЕШЕНИЙ-КРЫМСКОЙ-КОНФЕРЕНЦИИ-1945-г-О-ПОЛЬШЕ (дата обращения: 19.10.2018).

Автор(ы) публикации - Н. С. РАЙСКИЙ:

Н. С. РАЙСКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
215 просмотров рейтинг
10.02.2018 (251 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Анекдотичность классической теории тока проводимости в металлах заключается, прежде всего, в том, что теоретики не могут отыскать подвижные положительные заряды, без которых нарисовать вразумительную картинку протекания тока вообще, и в особенности переменного тока, невозможно. Дошло до того, что для спасения положения, некоторые горячие головы предлагают признать положительными зарядами дырки. Но дырки в электролите это подвижные положительные ионы, а дырки в металлах это неподвижные положительные ионы. К тому же, неоднократно экспериментально доказано, что токи в металлах не переносят вещество.
Каталог: Физика 
Высшее образование в Чехии: качественно и престижно
Каталог: Педагогика 
3 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
A WITNESS OF THREE ERAS
Каталог: Экология 
9 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
WARDING OFF TECHNOGENIC DISASTER
Каталог: Разное 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
EXPANDING THE RAW MATERIAL BASE
Каталог: Разное 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FESTIVAL AT YAROSLAVL
Каталог: Вопросы науки 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ASYMPTOTIC BOOK OF NATURE
Каталог: Биология 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
FORUM OF SCIENTISTS
Каталог: Вопросы науки 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
MAECENAS OF RUSSIAN SCIENCE
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ЛЮБИТЕЛЯМ МУЗЫКИ. Белорусская государственная филармония представляет новый сезон
Каталог: Культурология 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
БОРЬБА СССР ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ КРЫМСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1945 г. О ПОЛЬШЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2017, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK